Доказательственное право англии и США icon

Доказательственное право англии и США



Смотрите также:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
МИНИСТЕРСТВО

ОБЩЕГО И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

УРАЛЬСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ

И.В. РЕШЕТНИКОВА

ДОКАЗАТЕЛЬСТВЕННОЕ ПРАВО АНГЛИИ И США

Екатеринбург 1997

УДК 342.Б ББК Х893 Р47

Печатается по постановлению редакционного совета Уральской государственной юридической академии

Решетникова И. В.

Р 47 Доказательственное право Англии и США.— Екатерин­бург: Изд-во УрГЮА, 1997.- 240 с.

ISBN 5-7845-0025-2

Книга знакомит читателя с двумя системами гражданского процесса — инквизиционной и состязательной, с доказательст­венным правом Англии и США, с теми его сторонами, которые отражают суть состязательного процесса и гарантии равенства сторон, национальные правовые особенности, с тенденциями и направлениями сближения российского и англо-американского процесса.

Студентам, аспирантам и преподавателям юридических ву­зов, научным работникам, а также всем, кто интересуется дан­ным вопросом

© Решетникова И. В., 1997

© Издательство

Уральской государственной
ISBN 5-7845-0025-2 юридической академии, 1997

^ С ЛЮБОВЬЮ К МУЖУ И В ПАМЯТЬ О НЕМ...

В английской и американской литературе существует удиви­тельная традиция — автор начинает книгу со слов благодарно­сти тем, с чьей помощью стало возможным появление его труда. Поскольку предлагаемая читателям работа посвящена английскому и американскому доказательственному праву, автор решил последовать этой традиции и от всего сердца высказать благодарность и признательность тем, без кого она вряд ли была бы написана.

Автору довелось трижды побывать на зарубежных ста­жировках в Великобритании (1989—1990 гг. и 1993—1994 гг.), в США (1996 г.), где и был собран материал для книги. Ста­жировки состоялись благодаря кафедре гражданского процесса Уральской государственной юридической академии (заведующие кафедрой на протяжении указанных лет проф. Ю. К. Осипов и доц. Н. И. Масленникова), члены которой мужественно принима­ли на себя мою педнагрузку. Спасибо Вам, мои коллеги и друзья!

^ Не могу не выразить благодарность Британскому Совету
и американской программе «Фулбрайт» за предоставленную
мне возможность зарубежных стажировок. Самые теплые слова
признательности Университетскому колледжу Лондонского уни­
верситета, профессорам У. Батлеру, Г. Глассеру, Р. Райдауту,
А. Штейну, Мичиганскому университету, профессорам У. Вер­
ному, С. Гроссу, Ф. Элсфорс, В. Гордон и многим другим зарубеж­
ным коллегам, судьям, адвокатам, от чистой души помогавшим
мне изучать английский и американский гражданский процесс
и доказательственное право. /

Моя признательность проф. В. М. Семенову, научному руко­водителю моей кандидатской диссертации, за привитую любовь к науке. Слова моей благодарности ректорату УрГЮА (проф. М. И. Кукушкину, В.Д.Перевалову, П.И.Савицкому), Г. Г Селез­невой.

^ И самые теплые слова благодарности тем, кто всегда был и остается моей поддержкой и опорой,—моим родителям, сестре и племянницам, словом и делом, любовью и заботой помогающим мне во всем.

Спасибо всем вам!

ВВЕДЕНИЕ

Написание книги, посвященной доказательственному праву Англии и США, вызвано не модой на все зарубежное и не стремлением раскритиковать их систему, произнося дифирамбы родному российскому праву. Причина проста — желание изу­чить и знать то, о чем у нас пока мало информации.

В России издано не так много книг о зарубежном граж­данском процессе и нет ни одной о доказательственном пра­ве Англии и США. В работах В. К. Пучинского, М. Г. Авдюкова, А. Ф. Клейнмана, М. К. Треушникова затрагиваются некоторые аспекты доказательств1. В книге Р. Уолкера также содержится небольшой очерк о доказательствах в английском праве2. Само­стоятельного же монографического исследования доказательст­венного права еще не было.

Актуальность изучения доказательственного права именно сейчас обусловлена рядом причин.

Во-первых, доказательства всегда были и остаются централь­ным правовым институтом российского гражданского процес­са, поэтому в период реформирования последнего возрастает необходимость изучения доказательств и доказывания.

Во-вторых, переориентация российского гражданского про­цесса на активность сторон на всех стадиях гражданского про­цесса, развитие его состязательных начал заставляют переос­мыслить многие аспекты доказательств. Поэтому полезно уз­нать, как решаются соответствующие вопросы в странах с со­стязательной системой правосудия.

1 ПучинскийВ.К. Гражданский процесс США. М., 1979, С. 77-138; Пучин-
ский В. К. Английский гражданский процесс (основные понятия, принципы,
институты). М., 1974; АвдюковМ.Г., Клейнман А. Ф., Треушников М. К. Основные
черты буржуазного гражданского процессуального права. М., 1978. С. 42—96.

2 Уолкер Р. Английская судебная система. М., 1980. С. 553—597

В-третьих, состязательность судопроизводства может приве­сти к фактически неравному положению сторон в плане воз­можностей воспользоваться представительскими услугами. Чтобы гражданский процесс защищал интересы всех граждан и юридических лиц в равной степени, опять же стоит обратить­ся к опыту решения подобных проблем в Англии1 и США, где те же самые проблемы возникли давно и существуют различ­ные направления их решения.

В-четвертых, в российском праве стало популярным и удоб­ным переносить зарубежные (особенно американские) правовые институты в российское законодательство. С одной стороны, неплохо использовать уже имеющиеся и оправдавшие себя пра­вовые механизмы. Но с другой — правовые системы Великобри­тании, США и России различны, и это должно быть учтено в процессе законотворчества.

Кроме того, познание доказательственного права Англии и США может послужить толчком к развитию собственных идей о доказательствах не только в гражданском, но и в уголовном процессе, к совершенствованию таможенного, налогового, адми­нистративного законодательства в плане рассмотрения и разре­шения дел о соответствующих правонарушениях. Каждая из названных отраслей в той или иной степени регулирует инсти­тут доказательств и процесс доказывания. Английское и амери­канское право рассматривают доказательственное право как явление, отличное от процесса и обладающее универсальностью с точки зрения его применения и в уголовном, и в гражданском процессе.

Сложность изучения английского и американского доказа­тельственного права заключается в том, что мало ознакомиться с имеющимися законодательными актами. Кстати, их не так просто понять, ибо их изложение достаточно казуистично. До­казательственное право соткано из множества прецедентов, ко­торые не только дополняют законодательные акты, но и разъяс­няют многие их положения.

Материал для предлагаемой книги собирался автором во время двух стажировок в Великобритании в 1989—1990гг. и в 1993—1994 гг., стажировки в США в 1996г., а также заня­тий, организованных Национальным институтом судебной ад­вокатуры США в 1995 г. Во время стажировок автор прослушал курсы лекций по гражданскому процессу и доказательственно­му праву названных стран, изучал практику Верховного Суда Англии и Уэльса, Верховного Суда Шотландии, судов графств

1 В данной книге рассматривается доказательственное право Англии, а не всей Великобритании, так как право Шотландии имеет существенную специ­фику.

в различных регионах Великобритании, а также практику Вер­ховного Суда США, практику судов штата Мичиган, организа­цию и деятельность адвокатуры.

О зарубежном праве можно писать, либо перелагая зарубеж­ный материал на знакомую российскую правовую термино­логию, либо следуя логике законодателя, судебной практике и науке страны, чье право является объектом изучения. Автор книги избрал второй путь, считая, что лучше узнать право таким, какое оно есть. Работа не претендует на исчерпывающее освещение доказательственного права двух указанных стран. Автор стремился не вносить чрезмерное количество своих критических замечаний, давая возможность читателю познако­миться с доказательственным правом Великобритании и США как таковым.

Вместе с тем автор не ставил перед собой цель лишь описать право Англии и США. Он стремился показать стороны граж­данского процесса и доказательственного права, отражающие суть состязательного процесса и гарантии равенства сторон, национальные правовые особенности (отдельные из них прием­лемы для российского права и процесса, другие при всем желании не могут быть восприняты). Подобный подход про­диктован убеждением в том, что правовая система любой страны развивается в соответствии с собственными националь­ными, культурными, правовыми традициями. Поэтому насажде­ние чуждого не может оказать ей помощь, даже, наоборот, способно принести вред. Однако в то же время страны мира не только развиваются по собственным законам, но и подчиняются некоторым общим тенденциям. Последнее способствует облег­чению поиска оптимальных правовых институтов, избавляет законодателя от необходимости «изобретать колесо», предпола­гает возможность рецепции некоторых институтов и т.д.

Переориентация российского гражданского процесса на со­стязательность и активность сторон в процессе доказывания обу­словливает необходимость кардинальных изменений не только Гражданского процессуального кодекса РСФСР, но и другого законодательства (например, законодательства об адвокатуре, прокуратуре, органах государства, общественных организациях, защищающих в суде интересы других лиц, и пр.). Поэтому ин­тересно узнать, как те же самые вопросы решались и решаются на протяжении уже многих десятилетий в странах, где изна­чально действовал и действует до сих пор принцип активности сторон.

В связи с этим автор преследовал цель изложить доказа­тельственное право Англии и США, показать тенденции и на­правления в сближении российского и англо-американского процесса.

Книга состоит из двух глав. В первой рассматриваются две системы гражданского процесса: инквизиционная и состяза­тельная. В ней раскрываются основные черты названных сис­тем, тенденции и направления сближения российского и англо­американского процесса. Вторая глава полностью посвящена доказательственному праву Англии и США. В ней анализиру­ются общетеоретические вопросы доказательственного права, его основные правовые институты: относимость и допустимость доказательств, правовые привилегии, предмет и бремя доказы­вания, правовые презумпции, стандарт доказывания и теория вероятности доказательств, средства доказывания, стадии дока­зывания. Особое внимание уделяется взаимосвязи доказатель­ственного права с состязательностью гражданского процесса и правом общественного интереса.

По мнению автора, изучение зарубежного права открывает великолепную возможность узнать, как одни и те же проблемы решаются в России, Англии, США, в чем причина соответству­ющих различий, какова вероятность взаимного обогащения данных правовых систем. На основе изучения российского законодательства, зарубежного опыта, мировой научной мысли, тенденций развития правовых систем возможна разработка концепции совершенствования как права в целом, так и отдель­ных его институтов.

Глава 1

^ ДВЕ СИСТЕМЫ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССА:

ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ

§ 1. Классификация правовых систем

Все правовые системы складывались исторически, и это проявляется практически во всех составляющих их отраслях права, особенно в старых, классических, таких, например, как гражданский процесс. Сколько веков существовало материаль­ное право, столько же веков человечество работало над моде­лью приемлемого способа разрешения споров. Ни один из народов мира не создал идеальной системы разрешения право­вых споров, ни одна судебная система не работает без сбоев: везде делаются ошибки, которые не всегда можно исправить. Но поскольку право выполняет не только регулятивные, но и охранительные функции, то пока будет существовать право, человеческий разум будет стремиться создать приближенную к идеалу систему разрешения споров.

Обособленное развитие правовых систем продиктовано как экономическими, так и географическими, политическими и про­чими факторами. Однако в современном мире дальнейшее обо­собленное развитие просто невозможно опять же в силу эко­номических, политических и прочих факторов, которые стали иными и по-другому воздействуют на развитие права. Разви­тие человека и человечества идет от обособленного развития к сближению и самосовершенствованию на качественно новом уровне.

В мире нет и, скорее всего, никогда не будет идеальной системы права и процесса. Но важны желание и прилагаемые усилия к поиску путей, которые способны по возможности улучшить то, что есть. И это не значит, что одна система должна быть заменена другой. Речь идет об использовании

8

собственного и зарубежного опыта для развития оптимальной для настоящего времени процедуры, которая была бы способна защитить тех, чьи права и интересы нарушены. Без изучения зарубежного права сегодня немыслимо развитие любой нацио­нальной правовой системы, любой отрасли права.

В настоящее время в России обозначилась странная тенден­ция: либо взахлеб хвалить все, что есть на Западе (даже то, что сами западные юристы считают отжившим или требующим ре­анимации), либо ратовать за самобытность, граничащую с прин­ципами натурального хозяйства, развитие своего права в чистом виде, без восприятия зарубежного опыта. Как и любые крайнос­ти, оба подхода неприемлемы.

Во-первых, различные проявления интеграции стран ведут и к экономическому, и к политическому, и к правовому сближе­нию и сотрудничеству. Очевидно, что заимствование правового опыта тех стран, где какие-либо правовые институты нашли более совершенное развитие, просто неизбежно. Речь может идти о восприятии целых отраслей права, что происходило в неко­торых развивающихся странах или о заимствовании отдельных институтов, юридико-технических средств, определенных кон­цепций, идей и пр. Например, зачем изобретать то, что давно вошло в практику судов других стран лишь в силу их более быстрого технического развития (использование электронно-вычислительных средств, видеозаписей в гражданском процессе на стадии обеспечения доказательств, судебного разбирательст­ва и т.д.)?

Во-вторых, суды различных стран вынуждены применять нормы международного права и оценивать процессуальные результаты действий, выполненных по нормам права другой страны. Так, выполнение судебных поручений, собирание дока­зательств, исполнение решений иностранных судов для целей судопроизводства в другой стране и пр. трудно представить без знакомства с ее правовой системой.

В-третьих, возникновение в России рыночных отношений привело к появлению тех правовых институтов, которые за ру­бежом существуют много десятков лет. Так, Закон РФ «О за­щите прав потребителей» ввел в российский гражданский про­цесс правовой институт групповых исков, используемый в Аме­рике с XVIII—XIX вв., но он, «брошенный в российскую почву» без всякой адаптации, не смог дать ожидаемых результатов. Самое страшное, что в итоге от подобных «нововведений» всегда страдают простые люди, оставаясь незащищенными.

Наконец, в-четвертых, изучение зарубежного права пред­определяет знакомство и с его теорией права, идеями, понятия­ми, концепциями, характерными для другой правовой системы. А это также путь к развитию собственных теорий, а следова­тельно, права и его реализации.

Чтобы понять первопричины развития правовой системы конкретной страны, полезно отвлечься от содержания отдель­ных норм и взглянуть на всю систему права как бы со стороны. Это поможет за бесчисленным множеством нормативных актов увидеть тех «китов», на которых покоится и живет право как таковое. В связи с этим разговор о доказательствах как большом и важном правовом институте должен начаться с исторических корней самой правовой системы в Великобритании и США, ее черт и отличий от правовых систем других стран. Сравнитель­ный анализ правовых систем, а следом за этим правовой анализ существующих систем процесса покажет основу развития сис­тем современного права и процесса, пути очевидного и возмож­ного их сближения.

В научной литературе высказаны самые различные мнения о классификации правовых систем. Их авторы берут за основу всевозможные критерии. Одним по душе идеологический под­ход, на базе которого была выделена система социалистиче­ского права, отличавшаяся от всего европейского права, но тем не менее исторически принадлежащая к романо-германской группе. Многие авторы ориентируются на религиозные разли­чия и их проявления в праве. Например, К. Цвайгерт и X. Кетц выделяют романскую, германскую, англо-американскую, се­верную правовые семьи, правовую семью социалистических стран, остальные правовые семьи (дальневосточная правовая семья, исламское и индуистское право)1. По мнению названных авторов, правовую систему определяют следующие элементы:

  1. историческое происхождение и развитие правовой системы;

  2. господствующая доктрина юридической мысли и ее специ­
    фика; 3) выделяющиеся своим своеобразием правовые институты;
    4) правовые источники и методы их толкования; 5) идеологи­
    ческие факторы2.

Известный французский компаративист Р. Давид называет три правовые семьи: романо-германскую, семью общего права и социалистическое право. Он пользуется при этом идеологиче­ским и юридико-техническим критериями, где идеологический отражает религиозные, философские воззрения общества, поли­тическую, экономическую и социальную структуры общества3. Можно привести довольно много различных подходов к опре­делению правовых систем4.

Леви-Ульман классифицирует правовые системы по различной роли правовых источников в праве стран континента и общего

1 Цвайгерт К., КетцХ. Введение в сравнительное правоведение в сфере
частного права. Т. 1: Основы. М., 1995.

2 Там же. С. 108-117.

3 Давид Р. Основные правовые системы современности. М., 1988.

4 См., например: СаидовА.Х. Введение в сравнительное правоведение. М.,
1988. С. 60-66.

10

права1. Мальмстрем выделяет западную (евро-американскую) группу правовых семей, положив в основу своей классифика­ции наличие европейских источников права. В рамках назван­ной группы он обособляет французскую, скандинавскую, гер­манскую и английскую семьи. Помимо этого, речь идет о соци­алистическом, азиатском и африканском праве2.

Арминджон, Нольде и Вольф выделяют семь видов право­вых систем: французскую, германскую, скандинавскую, англий­скую, российскую, исламскую и индийскую3.

Нетрудно увидеть, что любая классификация зависит от всем известных законов логики, когда правильность посылки (выбранного критерия) определяет правильность классифика­ции. И даже при самом тщательном отборе классифицирующих признаков компаративисты говорят о праве страны в целом, тогда как отдельные его отрасли могут принадлежать и к дру­гим правовым системам. Условность классификации права на группы (семьи) прекрасно понимают их авторы. Вместе с тем эти классификации приносят видимую пользу, так как позво­ляют выделить общие тенденции развития права, предвидеть грядущие в нем изменения и пр.

Автор данной работы не ставит перед собой цель провести собственную классификацию правовых систем мира. Задача его куда более скромная — выделить основные виды гражданского процесса и установить их правовые корни. Никто не спорит, что в мире сложилось два вида гражданского (впрочем, и уголов­ного) процесса: инквизиционный (следственный) и состязатель­ный (адверсариал). Первый получил свое развитие в тех странах, чья правовая система основывается на римском праве, второй расцвел в странах общего права. В связи с этим речь пойдет об особенностях романо-германского и общего права, давших жизнь двум системам гражданского процесса и по сей день определя­ющих направления его дальнейшей эволюции.

§ 2. Романо-германская правовая система

Основой романотгерманской правовой семьи явилось рим­ское право. После распада Римской империи в Европе осталось гражданское право, созданное римлянами. В средние века оно было возрождено и развито благодаря усилиям университетов латинских и германских государств (отсюда и название «рома-

1 Цит. по: ЦвайгертК., КетцХ. Указ. соч. С. 101.

2 Malmstrom. The System of Légal Systems. Notes on a Problem of Classifica­
tion in Comparative Law // Scand. Stud. L. 13 (1969). P. 45.

3 Arminjon, Nolde, Wolff. Traite de droit compare I (1950). P. 47.

11

но-германская»). Вследствие колонизации, а также доброволь­ной рецепции романо-германская система получила распростра­нение во многих странах мира, приобретя те или иные специфи­ческие черты, обусловленные конкретно-историческим опытом. Например, в Германии влияние римского права было гораздо более сильным, чем во Франции. Причины тому ученые видят в политическом положении Германии в позднем средневековье, когда отправление правосудия перестало отвечать потребностям времени. Римское право было здесь как нельзя кстати, ибо его разработанные нормы значительно выигрывали по сравнению с устаревшими нормами обычного германского права.

В настоящее время в романо-германскую правовую семью вхо­дят прежде всего страны континентальной Европы, Латинской Америки (где романо-германское право утвердилось в силу вли­яния Испании и Португалии), в Африке (здесь сыграла свою роль французская политика). Влияние римского права ощутимо в Шотландии (Великобритания), Луизиане (США), Квебеке (франкоязычная провинция Канады). Отдельные черты римско­го права были заимствованы Японией и Турцией.

Например, в Испании правовая система развивалась под влиянием французского права даже после освобождения страны от французской оккупации, отчасти под воздействием права других европейских стран, опередивших ее в развитии, и на основе собственного законодательства. Правовая система Ита­лии основывалась на авторитете римского права, на ее форми­рование оказали влияние также кодексы Наполеона и законо­дательство, действовавшее в отдельных итальянских государст­вах. В Люксембурге и после образования самостоятельного государства продолжали применяться кодексы Наполеона. Позже их сменило современное законодательство, также бази­рующееся на французских образцах. Средневековое законода­тельство Португалии формировалось на основе римского и ка­нонического права, которое применялось и самостоятельно при наличии пробелов1.

Если отвлечься от национальных особенностей правовых систем названных стран, можно выделить общие черты, свойст­венные романо-германскому праву.

Во-первых, поскольку рассматриваемая правовая система возникла на основе римского права, это обусловливает приори­тет в ней гражданского права. Именно гражданское право возникло ранее других отраслей. Оно было и остается наиболее развитым, предопределяющим развитие этих отраслей. Недаром процесс рассматривается как форма существования права мате­риального, прежде всего гражданского. Очевидно, поэтому

1 Решетников Ф. М. Правовые системы стран мира: Справочник. М., 1993. С. 94, 105, 122, 158 и др.

12

романо-германская правовая семья известна и под названием «семья гражданского права».

Во-вторых, важнейшим принципом романо-германской сис­темы было и остается господство закона в правовой жизни государства. Как отмечает В. И. Леушин, обращению к закону как лучшему способу найти справедливое решение способству­ет ряд факторов: «повышение роли государства в обществе; возросшее значение законодателя в общественном прогрессе; закон — лучший технический способ установления четких норм; "писаное право" представляет собой иерархическую и скоор­динированную систему»1. Хотелось бы отметить и обратную связь: господство закона поддерживает и повышает значи­мость государства, в частности его законодательных органов. Иерархия законов предопределена иерархией тех органов госу­дарства, которые принимают те или иные законодательные акты. К тому же в странах романо-германской системы пра­вовая наука играет важную роль в законотворчестве, так как именно усилиями ученых разрабатываются законопроекты. Таким образом, научная мысль работает на будущее, т. е. на основе изучения и обобщения правовой практики, зарубежного опыта и пр. разрабатываются нормы и нормативные акты, которые будут действовать завтра. Функция науки перерастает простое комментирование действующего закона и практики его реализации.

В-третьих, важнейшим средством юридической техники ро­мано-германской системы права является кодифицирование. Как правило, основной источник отрасли права — соответствую­щий кодекс. Нормы кодексов разрабатываются не при вынесе­нии решений по конкретным делам, а потому абстрактны и рас­считаны на неоднократное применение. В начале XIX в. было принято пять кодексов Наполеона. Гражданский кодекс Напо­леона 1804 г. действовал не только во Франции, но и в Бельгии, Голландии, Польше, Италии, Люксембурге. Несколько позже кодификационная работа была проведена в Германии, Швейца­рии, Испании и других странах. Своеобразен опыт кодификации в Португалии, где кроме Гражданского процессуального был принят Торговый процессуальный кодекс, не известный другим государствам2.

В-четвертых, судебная практика стран романо-германской правовой системы подчинена праву. Здесь судьи при осущест­влении правосудия обязаны руководствоваться прежде всего законом. Гражданский кодекс Наполеона 1804 г. хорошо демон-

1 Правовые системы мира / Под ред. А. Ф. Черданцева. Екатеринбург, 1995.
С. 38.

2 Решетников Ф. М. Указ. соч. С. 160.

13

стрировал соотношение норм права и судебного решения: судьям запрещалось выносить решения по подлежащим их рассмотрению делам в виде общего предписания. По сути своей это запрет на судейское нормотворчество. Вместе с тем судья в своей правоприменительной деятельности вправе и обязан толковать действующее законодательство, может применить аналогию права или закона, но все эти процессы ограничивают­ся рамками закона.

В-пятых, в романо-германской правовой семье существует деление права на публичное и частное, что отражает два типа отношений, сложившихся в обществе: вертикальные (между правящими и управляемыми) и горизонтальные (между равно­правными субъектами)1.

Общепринятые каноны со временем видоизменяются. Одна­ко по-прежнему судебная практика в странах романо-герман­ской системы продолжает занимать место, подчиненное закону.

§ 3. Страны семьи общего права

Общее право (common law) зародилось в Англии. Это унифицированное право, действовавшее на всей ее территории. До захвата Англии Вильгельмом Завоевателем (1066г.) единой системы права в стране не было, существовали лишь не свя­занные друг с другом местные обычаи, акты, регулировавшие отдельные стороны общественной жизни. До 1066г. в Англии действовали Суд графств (County Court) и его подразделение — Суд сотни (Hundred Court), рассматривавшие дела на основе местных обычаев. В период с 1066 по 1154г. стала развиваться система королевских судов. Эти суды рассматривали дела на более современном уровне, и потому местные суды посте­пенно приходили в упадок. Во время нормандского завоевания в Англии были заложены основы дальнейшей централизации юстиции и унификации права. Усиление роли королевских су­дов привело к укреплению значимости права, применяемого судьями (судебного прецедента).

Вместе с тем доктрина общего права была слишком жесткой, имела много недостатков и пробелов. Материальное право все­цело зависело от процесса, суд испытывал недостаток в средст­вах защиты, а законотворчество не было развито. По этим при­чинам возникла необходимость в каком-то ином способе внесе­ния в общее право дополнений. Граждане были вынуждены об-

1 Решетников Ф. М. Указ. соч. С. 38.

14

ращаться к королю, который при разрешении правовых кон­фликтов руководствовался принципами совести и выносил спра­ведливые решения. Эти решения не изменяли общего права, не приводили к разработке норм, обязательных для судов. Иначе говоря, общее право и возникшее таким образом право справед­ливости существовали параллельно.

Апелляции подавались королю через лорда-канцлера, к ко­торому позже перешли и функции разбирательства дел. Лорд-канцлер не действовал на основе общего права, а применял нормы канонического и даже римского права. Со временем лорд-кан­цлер был ограничен в праве вынесения решений по своему усмотрению, руководствуясь чувством справедливости, пото­му что уже существовали правовые казусы, разрешенные ранее, т. е. постепенно и право справедливости превратилось в преце­дентное.

Принципы общего права распространились и в других странах. Сегодня его система действует в США, Канаде (кроме Квебека), Австралии, Новой Зеландии, Ямайке, Тринидаде, Индии, некоторых мусульманских странах и т. д.

Австралия стала применять английское право с конца XVIII в. после появления там британских колоний. Еще до недавнего времени ее суды часто копировали решения английских судов. Даже сегодня здесь могут применяться акты, которые отменены в Англии как устаревшие. Канада испытала на себе влияние правовых норм сначала Франции, а затем Англии. Превращение в 1763г. Канады в британскую колонию привело к распростра­нению на ее территории (за исключением Квебека) английского законодательства. Со времен английской колонизации Новой Зеландии на ее территории также стали действовать англий­ские статуты и нормы общего права, выработанные и в судах Англии, и в ее заморских владениях1.

Удивительно, что несмотря на римское господство на терри­тории Англии, римское право не было рецепировано в ее пра­вовую систему. По мнению Р.Давида, причиной тому яви­лась строгая процедура общего права. Английские суды обла­дали исключительной компетенцией, для рассмотрения каждо­го подведомственного спора существовала своя процедура2. К тому же Англии не пришлось пережить политических потря­сений, как, например, Франции, где старый режим был пол-' ностью и кардинально изменен. Правовая система Англии и сегодня является классическим выражением системы обще­го права.

Каковы же характерные черты общего права?

1 Решетников Ф. M'. Указ. соч. С. 6, 114-115, 140.

2 Давид Р. Указ. соч. С. 270-271.

15

Во-первых, страны семьи общего права не восприняли римское право, в котором главенствующее положение отведено праву гражданскому. Наоборот, для общего права характерна развитость процесса, на основе которого и развиваются матери­альные отрасли права. Это одно из кардинальных отличий системы общего права от романо-германской системы. Проце­дура рассмотрения споров имеет для судей наиважнейшее зна­чение. Они действуют по принципу «Где средство, там право». По этой причине в некоторых старых судебных отчетах можно найти скорее описание процедуры разбирательства, чем то, как же дело было разрешено по сути. Существование суда присяж­ных в этих странах тоже способствовало стремительному развитию процессуального права, так как судья решал лишь вопросы права, а вопросы факта разрешались присяжными.

Во-вторых, нормы общего права рождались при рассмотре­нии королевскими судами конкретных дел, поэтому они менее абстрактны и рассчитаны на разрешение конкретных споров, а не на установление общих правил поведения на будущее. Таким образом, для системы общего права не характерна коди­фикация. Даже если в отдельных странах данной системы име­ются кодексы, они существенно отличаются от кодексов стран романо-германского права.

В-третьих, естественно, что в указанных странах процветает судебный прецедент. Нормы права создавались и создаются судьями при вынесении решений по конкретным делам. В от­личие от судей стран романо-германской системы права судья страны общего права «примеряет» конкретное дело не к прави­лам действующей нормы права, а к существующим сходным судебным прецедентам.

В качестве источников английского права выступают стату­ты (законодательные акты) и судебные прецеденты. В настоя­щее время в Англии насчитывается около 800 тыс. судебных прецедентов и каждый год прибавляется примерно по 20 тыс. новых, что составляет 300 сборников по внутреннему и евро­пейскому праву1.

Между судебным прецедентом и сложившейся судебной практикой нельзя ставить знак равенства. Прецедент в отличие от судебной практики, т. е. суммарного результата рассмотрения конкретных дел, создается отдельно вынесенным судебным решением, которое вправе принимать лишь высшие судебные инстанции. Так, в Англии решения Палаты Лордов обязательны для всех судов, решения Апелляционного суда — для данного и нижестоящих судов. Нормы, содержащиеся в прецедентах, могут выполнять двоякую роль: формулировать положения,

1 Правовые системы мира. С. 49.

16

которых нет в нормативных актах, толковать и разъяснять статьи действующего права. Толкуя нормы права, суд может их изменять.

Судебный прецедент — интересный феномен, обеспечиваю­щий, по мнению американских юристов, эффективность, пред­сказуемость и единообразие судебной практики. Эффектив­ность выражается в быстроте вынесения решения на основе рассмотренных ранее аналогичных дел. Предсказуемость прояв­ляется двояко: знание существующих прецедентов или позволя­ет сократить количество рассматриваемых дел в суде (ибо ясен исход дел), или разработать в соответствии с предыдущими прецедентами правовой фундамент дела. Единообразие означает один и тот же подход к аналогичным делам на основе прецедента.

С такой оценкой прецедента можно и поспорить, так как ни норма права, ни норма прецедента не может предусмотреть всех перипетий конкретного судебного дела. Каждое дело своеобразно и в той или иной степени будет отличаться от модели и зако­нодательного, и прецедентного положения. Однако нельзя от­рицать и значение прецедента, способного урегулировать пробел в праве или законе. Это сегодня подтверждается российской судебной практикой.

Законодательство как источник права постепенно занимает более важное, чем ранее, место в правовой жизни стран систе­мы общего права, однако прецедент продолжает играть в ней главенствующую роль. Наличие судебного прецедента реально ставит в один ряд законодательную, исполнительную и судеб­ную власть, каждая из которых уполномочена принимать акты, служащие источниками права.

Интересно, что современное правовое регулирование процес­са рассмотрения дел в судах, хотя и закреплено на уровне закона, разрабатывалось судьями. Например, в Англии законы об отправлении правосудия разрабатываются специально со­зданными для этого комитетами, в которые наряду с другими субъектами входят и судьи. Эти правила утверждаются лордом-канцлером и вступают в силу, если их проекты не встречают возражений Парламента. Верховный Суд США уполномочен предписывать федеральным судам правила о судопроизводстве, обязательные для районных и апелляционных судов. Эти акты вступают в силу, если после их одобрения Верховным Судом США не последует возражений Конгресса.

Такое соотношение судебной практики и законодательства меняет и роль правовой науки. Научные работы строятся на подробном анализе существующих прецедентов, что практичес­ки делает их комментариями к судебной практике, которыми руководствуются и судьи. Многие трактаты часто цитируются в судах, несмотря на давность написания. Большое количество

2 И В Решетникова

17

книг пишется судьями. Особое положение судебных прецеден­тов повлияло и на содержание учебной литературы, обусловило издание книг, в которых обобщаются судебные дела и дается их критический анализ (case books).

В-четвертых, для стран системы общего права не характерна кодификация. Даже если и имеются кодексы, они носят иной характер, чем кодексы стран романо-германской системы права. Так, во многих штатах США существуют гражданские и гражданские процессуальные кодексы, но они представляют собой результат консолидации права, что и отличает их от европейских кодексов.

В-пятых, в странах системы общего права нет деления права на публичное и частное. Но существуют исторически сложив­шиеся общее право и право справедливости, что отражается на системе рассмотрения дел в судах.

В-шестых, для системы общего права характерно наличие института суда присяжных. Хотя присяжные позже были вос­приняты и романо-германским правом, данный институт оста­вил неизгладимый отпечаток на праве, например, Великобрита­нии и США. Так, сама суть процесса рассмотрения дел, отли­чающегося театральностью поведения адвокатов, представи­телей сторон, продиктована необходимостью убедить присяж­ных в правоте своей версии по делу. Развитие процессуального права в Англии и США должно было опережать развитие та­кового в Европе, так как присяжные, будучи непрофессионала­ми, наделены важными полномочиями при разрешении право­вого спора. По той же причине возникают специфические пра­вовые институты, например показание с чужих слов (hearsay), и масса исключений из правила недопустимости таких показа­ний в суде.

Американское право прошло 200-летний путь самостоятель­ного развития и потому существенно отличается от английско­го права, хотя и произошло от него и принадлежит к той же правовой системе. Вместе с тем американское право испытыва­ло на себе и влияние других национальных правовых систем. Например, влияние голландских поселений в Нью-Йорке до вытеснения их британцами (около 1700 г.) выразилось в том, что отдельные элементы голландского права присутствовали в американском праве длительное время.

Из-за территориальной отдаленности развитие права Амери­ки большую свою часть прошло без английского контроля. Как пишет Л. Фридмэн, «колониальное право было достаточно по­хоже на правовую систему, созданную людьми, потерпевшими кораблекрушение. Она состояла из трех частей: пришедших на память элементов старого закона, новых законов, созданных в результате настоятельных потребностей жизни в новой стране,

18

и правовых элементов, оформленных под воздействием религи­озных взглядов населения»1.

В настоящее время различия в английской и американской правовых системах во многом обусловлены федеративным устройством США и конституционным регулированием многих правовых вопросов. Федеративное устройство США ставит на повестку дня вопрос о единстве права в стране. Однако большая территория, распыленность юстиции приводят к не­возможности концентрации судебной власти, как это имеет место в Англии. Английская юстиция сосредоточена в Лондоне, здесь расположены высшие судебные органы, что в свое время сыграло важную роль в разработке английского общего права. В США же практически 51 судебная система: федеральная судебная система функционирует параллельно с 50 судебными системами штатов, не включая их в себя. Наличие Конституции США ограничивает свободу действий как судебных, так и за­конодательных органов в части внесения изменений в органи­зацию правосудия.

Американский прецедент более подвижен, чем английский. Так, Верховный Суд США и верховные суды штатов не связаны своими прецедентами. Нет формальных запретов на внесение изменений в ранее принятые решения или на отказ от преце­дента. При рассмотрении конкретного дела суд вправе переоце­нить факты применяемого прецедента, отнесенные к основным обстоятельствам.

По мнению некоторых авторов, Верховный Суд США напо­минает скорее законодательный, чем правоприменительный орган, особенно когда создаваемая им норма распространяется не на рассматриваемое дело, а на дела, которые могут возник­нуть в будущем. Но несмотря на указанные отличия американ­ское право принадлежит к системе стран общего права.

Как уже говорилось, в предмет исследования данной работы не входит дискуссия о классификации мировых систем права. Здесь показаны основные черты двух правовых систем, сущест­вование которых менее всего подвергается критике. И, что наиболее важно, именно эти черты романо-германской системы и системы общего права отражаются в гражданском процессе, делая его выразителем сущности соответствующей правовой семьи.

Несколько слов о принадлежности российского права к той или иной правовой семье. Зарубежные источники относили нашу правовую систему к праву социалистических стран. Но нередко бывшее социалистическое право трактовалось в качестве разно­видности романо-германского права. «Социалистические рево-

1 ФридмэнЛ. Введение в американское право. М., 1993. С. 36—37.
2* 19

люции трансформировали эти страны, но их правовое сходство с Западной Европой осталось»1.

Родство российского права с романо-германским правом не вызывает сомнений. В основе российского права лежат реципи­рованные нормы римского права, очевидно последующее стой­кое влияние немецкой и французской правовых школ, все отрасли права в России кодифицированы. Более того, если мы обратимся к научным дискуссиям, то обнаружим, что в России одним из аргументов самостоятельности отрасли права называ­ется наличие кодифицированного акта. В российской правовой жизни всегда действовал принцип верховенства закона. И как бы ни была важна судебная практика, она всегда играла роль, подчиненную законодательству. Хотя российское право, как и любое другое национальное право, имеет свою специфику и на нем не могли не отразиться политические события, происшед­шие в России, оно отвечает всем основным признакам права стран романо-германской системы.





страница1/12
Дата конвертации16.12.2012
Размер4.49 Mb.
ТипКнига
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы