Книга первая icon

Книга первая



Смотрите также:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   18
^

Глава тридцать первая

ПЕСНЯ ВО ТЬМЕ



Вонища, стоявшая в подземелье, нисколько не беспокоила Мигг по одной простой причине: пытаясь дать ей в ухо, Дядя иногда ошибался и попадал по носу. Даже не иногда, а частенько. В итоге девочка потеряла не только слух, но и нюх и теперь была не способна различить запах отчаянья, страдания и безнадёжности, царивший в подземелье. Она весело, чуть ли не вприпрыжку, спускалась по винтовой лестнице и беседовала сама с собой.

– Ух ты! Темно-то как! – громко восклицала она. – Конечно темно, Мигг, – отвечала она себе. – А вот если б я стала принцессочкой, я б сама сияла-сверкала-землю-освещала. Ни одного уголка бы тёмным не оставила.

Порассуждав таким образом, Мигг принялась напевать, и получилась у неё примерно такая песенка:

^ Пока я не принцессочка,

Пока я не Горошинка,

Но буду я, но буду я

Такою же хорошенькой.

Как ты понимаешь, читатель, певицей Мигг оказалась никудышной, к тому же, чтобы услышать собственное произведение, она не пела, а орала во всю глотку. Тем не менее подобие мелодии в этой песенке всё-таки было, и кое-кто её всё-таки услышал. Когда Мигг завернула на очередной виток бесконечной винтовой лестницы и тьма за её спиной сомкнулась вновь, от стены отделилась крыса с красной тряпкой на спине и ложкой на голове. Роскуро пробормотал:

– Да! Пой, девчонка! Именно этой песенки я всё это время и ждал!

И он устремился вслед за Миггери Coy.

Добравшись наконец донизу, Мигг прокричала в темноту:

– Эге-гей! Я Миггери Coy, можете кликать меня просто Мигг. Я вам еду принесла. Господин подземельщик! Кушать идите!

Ответа не было.

Вокруг стояла тишина, но не тихая, не умиротворяющая, а грозная и гнетущая. Там и сям раздавались едва различимые, но пугающие звуки: тут струйки воды, точно змеи, шипя, скользили по стене; там, за тёмным углом, слышались стоны; и повсюду, спеша по своим делам, топотали крысы. Их острые когти скребли по камням и отчётливо цокали, а длинные хвосты шуршали, попадая на сухой пол, или расплёскивали вонючую кровавую жижу.

Читатель, окажись ты в подземелье вместе с Мигг, ты наверняка бы услышал этот приглушённый, но зловещий шумок.

И я услышала бы то же самое, случись мне оказаться в подземелье рядом с тобой.

Мы с тобой наверняка бы до смерти перепугались и прижались бы друг к другу тесно-тесно.

А что услышала Миггери Coy?

Верно!

Она не услышала ровным счётом ничего. И поэтому она ничегошеньки не боялась. Ни капельки. Мигг подняла поднос повыше, и слабое пламя свечи, колыхаясь, осветило целую гору ложек, мисок и котелков.

– Ух ты! Вот это да! Да разве ж бывает столько ложек! А котлов-то, котлов! Я в жизни столько не видала!

– В жизни случается повидать всякое! – прогремел в ответ чей-то бас. – Иногда невообразимое.

– Очень точно подмечено, – прошептал Роскуро. – Тюремщик говорит чистую правду.

– Ой! Кто это сказал? – удивилась Мигг. – Кто здесь?

Она обернулась на голос тюремщика Грегори.


^

Глава тридцать вторая

ОСТЕРЕГАЙСЯ КРЫС



В дрожащем пламени свечки постепенно проступил силуэт Грегори с привязанной к ноге толстенной верёвкой. Тюремщик, хромая, шёл к девочке и тянул руки к подносу с едой.

– Верно ли понял Грегори? Ты принесла тюремщику еду?

– Чё? – переспросила Мигг и сделала шажок назад.

– Давай, давай сюда. – Грегори отобрал у неё поднос и уселся на перевёрнутый котёл, лежавший чуть поодаль, в стороне от груды кухонной утвари. Кое-как пристроив поднос на коленях, тюремщик уставился на прикрытую крышкой тарелку. – Верно ли Грегори понимает, что его опять оставили без супа?

– Чё? – переспросила Мигг.

– Суп принесла? – крикнул Грегори.

– Суп есть запрещено! – крикнула Мигг в ответ.

– Вот ведь глупость какая! – Грегори вздохнул и снял крышку с тарелки. – Надо же додуматься! Лишить мир супа!

Он взял куриную ногу, засунул её целиком в рот, пожевал – и проглотил.

– Эй, там же кости! – Мигг даже опешила. – Вы забыли?

– Не забыл. Разжевал.

– Ух ты! – восхитилась Мигг. – Вы едите кости?! Прямо как зверь!

Грегори схватил ещё кусок курицы, на этот раз крыло, умял его точно так же, вместе с костями, и принялся за третий кусок. Мигг не сводила с тюремщика восхищённого взгляда. И тут ей захотелось поделиться с ним своей самой сокровенной мечтой.

– Когда-нибудь я стану принцессочкой, – искренне сказала Миггери Coy.

Услышав это признание, Кьяроскуро, не отстававший от Мигг ни на шаг, аж заплясал от радости, и его тень, огромная и пугающая, заметалась по стене, стократно увеличенная благодаря маленькой свечке.

– Грегори тебя видит, – сказал тюремщик крысиной тени.

Роскуро тут же юркнул Миггери под юбку.

– Чё? – встрепенулась Мигг. – Это вы мне?

– Нет. Не важно. Значит, ты вознамерилась стать принцессой? Что ж, глупая мечта есть у каждого. Мечтать не возбраняется. Грегори, например, мечтает жить в мире, где разрешено есть суп. Да и у крысы, что прячется тут неподалёку, тоже наверняка имеется какая-нибудь мечта.

– Ещё бы! – прошипел Роскуро. – И какая!

– Чё? – переспросила Мигг.

Но Грегори промолчал. Вместо ответа он сунул руку в карман, извлёк оттуда салфетку и смачно в неё чихнул – раз, другой, третий…

– Апчхи!!!

– Будьте здоровы! – крикнула Мигг. – Будьте здоровы! Будьте здоровы!

– Возвращайся наверх, к свету, – шепнул Грегори в салфетку и, скатав её в шарик, положил на поднос. – Спасибо, наелся. – Он протянул поднос Миггери Coy.

– Наелись? Тогда пора поднос наверх нести. Так Повариха велела. Несёшь поднос вниз, отдаёшь старику, дожидаешься, пока он поест, забираешь поднос и приносишь наверх, Я всё помню!

– А крыс остерегаться тебе велели?

– Чё?

– Крыс!

– Чё крыс?

– Держись подальше от крыс!

– Ага! Хорошо! Держись подальше от крыс!

Роскуро, по-прежнему сидевший под юбкой Миггери Coy, лишь радостно потирал лапы.

– Ничего не выйдет, старик! – шептал он. – Я ждал этого часа, и он пробил! Пора перекусить твою верёвку. Не погрызть, а перекусить надвое, и баста! Да, я отомщу, и уже совсем скоро! Расплата близка!


^

Глава тридцать третья

КРЫСА ЗНАЕТ МОЁ ИМЯ



Мигг поднялась по лестнице и уже собиралась открыть дверь на кухню, когда с ней заговорил Роскуро:

– Простите, можно к вам обратиться?

Девочка непонимающе завертела головой.

– Я здесь, внизу, – уточнил Роскуро.

Мигг посмотрела на пол.

– Ух ты! Крыса! Ага, чё там старик говорил? А, помню! Старик сказал: «Держись подальше от крыс».

Она чуть повернула поднос, чтобы свет свечи падал прямо на крысу. Та оказалась в красной мантии и с ложкой на голове.

– Пожалуйста, без паники, – предупредил Роскуро и, протянув лапу назад, нажал на рукоятку ложки так, что сама ложка на его голове тут же приподнялась, точно шляпа у вежливого джентльмена во время разговора с дамой.

– Ух ты! – восхищённо выдохнула Мигг, – Крыса-то воспитанная!

– Разумеется, – подтвердил Роскуро. – Как поживаете?

– У моего папани была такая тряпка. Точь-в-точь такого цвета, как у вас, господин Усатый. Он меня как раз на эту тряпку обменял.

– Вот как? – Роскуро понимающе улыбнулся. – Ребёнка на тряпку? Какая ужасная, трагическая история!

Читатель, прости, но я должна сделать в нашем повествовании небольшую паузу и сообщить тебе одно необычное и крайне важное обстоятельство. Это необычное и крайне важное обстоятельство состоит в следующем: измученные затрещинами уши Миггери Coy, с трудом различавшие человеческую речь, замечательно различали тонюсенький голос Роскуро. Да-да, её уши-кочерыжки слышали каждое слово, которое он произносил!

– Вы хлебнули немало горя, – продолжал тем временем Роскуро. – Возможно, как раз теперь вам пора отведать величия и славы.

– Величия? – Мигг обалдела от неожиданности. – Славы?

– Во-первых, позвольте представиться, – продолжал крыс. – Меня зовут Кьяроскуро. Для друзей – просто Роскуро. А вас зовут Миггери Coy. Но, насколько я знаю, все называют вас просто Мигг. Верно?

– Ух ты! – поразилась девочка. – Крыса откуда-то моё имя знает!

– Дорогая мисс Миггери, мы знакомы так недавно, и мне не хотелось бы показаться бесцеремонным, но скажите, ведь я прав, что у вас есть… стремления?

– Чё есть? – по привычке крикнула Мигг.

– Мисс Миггери, кричать совершенно незачем. Совершенно незачем. Вы же меня слышите? И я вас прекрасно слышу. Мы замечательно подходим друг другу. По всем статьям. – Роскуро снова улыбнулся, обнажив острые желтоватые зубы. – Стремления, моя дорогая мисс Миггери, это то, что заставляет бедную девочку-служанку мечтать. Например, о том, чтобы стать принцессой.

– Ух ты! В аккурат! Именно принцессой! Я этого и хочу!

– Что ж, дорогая, есть способ, есть. Ваша мечта может осуществиться.

– Ты хочешь сказать, что я могу стать принцессой Горошинкой?

– Да, ваше высочество! – Роскуро сдёрнул ложку с головы и отвесил девочке глубокий поклон. – Да, ваше высочество принцесса Горошинка!

– Ух ты! – выдохнула Мигг.

– Позвольте рассказать вам мой замысел? Позвольте поведать, как мы воплотим в жизнь вашу мечту?

– Давай! Говори!

– Главным двигателем этого плана будет ваш покорный слуга. Для начала придётся перекусить верёвку.

Мигг так и замерла, держа в руках поднос с маленькой свечкой. Она слушала, и с каждым словом, произнесённым Роскуро, заветная мечта её жизни казалась всё досягаемее, всё реальнее. Крыс так увлёкся своей пламенной речью, а Мигг с таким упоением его слушала, что оба не заметили, что лежавшая на подносе салфетка слегка шевельнулась.

Не услышали они и мышиного писка, сперва недоверчивого, а потом гневного, которым шевелящаяся салфетка отвечала на каждый пункт дьявольского плана Роскуро. Ещё бы! Ведь этот крыс задумал отправить в подземелье саму принцессу Горошинку!

Конец третьей книги


^

Книга четвёртая

НАВЕРХ, К СВЕТУ







страница12/18
Дата конвертации22.12.2012
Размер1,14 Mb.
ТипКнига
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   18
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы