Идея миропорядка как понятие философии глобализации icon

Идея миропорядка как понятие философии глобализации



Смотрите также:

На правах рукописи




СИДОРОВИЧ Наталья Александровна




ИДЕЯ МИРОПОРЯДКА КАК ПОНЯТИЕ

ФИЛОСОФИИ ГЛОБАЛИЗАЦИИ


Специальность 09.00.11 – социальная философия




АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени


кандидата философских наук


Москва – 2007




Работа выполнена в Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации.



^ Научный руководитель:




Петренко Елена Леонидовна,

доктор философских наук, профессор

Официальные оппоненты:

Мамедова Наталья Михайловна,

доктор философских наук, профессор


Москалев Игорь Евгеньевич,

кандидат философских наук, доцент

^ Ведущая организация:

Московский педагогический государственный университет,

кафедра философии

Защита состоится 7 июня 2007 года в 14 часов на заседании диссертационного совета Д-502.006.07 в Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации по адресу: 119606, г. Москва, проспект Вернадского, д. 84, корп. 1, ауд. 3330.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации.


Объявление о защите и автореферат соискателя опубликованы 4 мая 2007г. на официальном сайте Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации «Защита диссертаций» www.rags.ru.


Автореферат разослан ____________ 2007 года.


Ученый секретарь диссертационного совета,

доктор философских наук, профессор Г.Д. Чесноков


  1. ^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы исследования. Мы живем в эпоху перемен, когда мир приобретает симбиотический характер; в нем сталкиваются прошлое и настоящее, старое и новое, устойчивое и неустойчивое, универсальное и уникальное, общее и особенное.

В современных условиях мир становится подвижным, он теряет свою устойчивость. Неопределенность глобализирующегося мира становится его постоянной характеристикой. «Постоянство этой неопределенности» (И. Валлерстайн) влияет на динамику происходящих в нем процессов. Вместе с тем «ускользающий мир» (Э. Гидденс) содержит в себе «островки» устойчивости, которые не позволяют миру ввергнуться в хаос и неопределенность. Сегодня много говорится о рисках и угрозах, которые несет в себе глобализация. С глобальными процессами связывается не только опасность разрушения природной целостности, что гибельно для нашей цивилизации в принципе, но и обострение социально-экономических, культурных, психологических конфликтов между людьми, вовлеченными в сетевые взаимодействия глобализирующегося мира.

Однако и в ситуации неопределенности и непредсказуемости, характерной для динамики глобализирующегося мира, прослеживается определенная логика. Ее внешним, феноменальным проявлением можно считать усилия, которые предпринимают участники глобальных процессов (государства, этносы, социальные группы и институты) для поддержания (или разрушения) складывающегося баланса сил, некоего равновесного состояния неравновесного современного мира. Для характеристики этого состояния все чаще используется заимствованный из геополитики, политической философии термин «миропорядок». Он накладывается на уже устоявшиеся культурные архетипы порядка, актуализированные в философии, социологии, политике, приобретает новое содержание и смысл. На примерах из области современной мировой политики мы традиционно характеризуем миропорядок как порядок, поддерживаемый в мировом глобальном масштабе. Объективная потребность установления такого порядка продиктована рядом факторов (увеличением числа участников международной политической жизни, усложнением характера их взаимодействий, вызовами безопасности и устойчивому развитию, вопросами построения общего будущего в рамках глобализирующегося мира и др.).

Для нас очевидно, что необходимость порядка, упорядоченности возникает тогда, когда увеличивается количество субъектов, вступающих друг с другом во взаимодействие, объединенных некой общей целью. Рост числа субъектов социального взаимодействия в масштабах глобализирующегося мира требует рационально и ментально упорядочивать их совместные действия согласно определенному алгоритму поведения. В результате упорядочения возникает определенная модель – однополярная, двухполярная или многополярная, осуществление и поддержание которой является главной задачей координированных усилий мирового сообщества.

В глобализирующемся мире модели целостного мира реконструируют баланс сил взаимного притяжения и отталкивания. С одной стороны, целостность есть единство, которому присущ унифицированный характер, с другой стороны, целостность несет в себе черты особенного, «другого». В этой целостности особенные черты не мешают утверждению единого, общего, а только дополняют его и служат его многообразию.

Одним из самых востребованных сегодня социальных и политических проектов является концепция «устойчивого развития» (sustainable development), под которой понимается сбалансированное развитие мира как единства систем живой и неживой природы и общества. В результате достижения общечеловеческой цели – устойчивое развитие мира – осуществляется проект построения нового мира, в котором основными категориями порядка являются: возрождение гуманных ценностей человечества, установление всеобщего мира, достижение единства мира через его многообразие, принятие «другого» и признание за ним права действовать в рамках установленного миропорядка.

На наш взгляд, сегодня явно недооценивается философский смысл проекта устойчивого развития. Между тем именно в ракурсе идей об устойчивом развитии становится ясно, что дискурс о глобализации теряет смысл, если он не затрагивает таких социально-философских вопросов о миропорядке как некоем центральном пункте, вокруг которого организуются все происходящие социальные процессы. Свои легитимные основания миропорядок обретает во всеобщем признании норм и принципов, которым участники мирового процесса договариваются следовать. Эти принципы взаимодействия, такие как солидарность, принцип равных возможностей и пр. ставят агентов мировой глобальности в равные условия. Вместе с тем в силу неравномерности социально-экономического развития мир не может найти единой точки взаимодействия и установить консенсус на основе мирного сосуществования.

Соответственно осмысление идеи миропорядка как одного из оснований для познания динамики глобализирующегося мира является перспективной и значимой для социально-философского знания задачей. Сказанным, по нашему мнению, и определяется актуальность темы, избранной для диссертационного исследования.

^ Степень теоретической разработанности проблемы.

Вопросами, касающимися роли миропорядка в глобализирующемся мире, занимались: З. Бауман, У. Бек, Д. Белл, И. Валлерстайн, Э. Гидденс, К.Х. Делокаров, И.Н. Ионов, Э. Тоффлер, А.И. Уткин, П. Тейяр де Шарден1 и др.

Тему глобального мира как системы в разное время исследовали: Ф. Бродель, В.Г. Буданов, С.Д. Валентей, В.Л. Иноземцев, М. Кастельс, Е.Н. Князева, С.П. Курдюмов, В.В. Лапкин, Г.Ю. Любарский, В.И. Пантин, И. Пригожин, А.И. Ракитов, В.Л. Романов, Е.Н. Ростошинский, Г. Спенсер2.

Политические аспекты миропорядка концептуализировались в работах таких авторов, как: Р. Арон, Зб. Бжезинский, С. Лавров, М.М. Лебедева, Б. Мильнер, В.А. Михайлов, А.С. Панарин, Е.М. Примаков, С.А. Проскурин, Дж. Стиглиц, С. Хантингтон1 и др.

Проблему миропорядка и устойчивого развития в отечественной и зарубежной литературе исследовали: Н.П. Ващекин, В.Н. Дахин, Э.Г. Кочетов, И. Майбуров, Н.Н. Моисеев, Е.Л. Петренко, А.Д. Урсул2 и др.

Идею онтологии миропорядка в глобализирующемся мире обосновывают в своих работах: Э.Я. Баталов, А.В. Бурсов, В.В. Василькова, Б.Г. Капустин, В. Коллонтай, А.И. Неклесса, В.Н. Сагатовский, П.А. Сорокин, Ф. Фукуяма, Ю. Хабермас, Д. Хелд, М. Ховард, М.А. Чешков, А.Н. Чумаков, Ю.В. Яковец1.

О выборе в философском аспекте написано в трудах таких авторов, как: Г. Дилигенский, Н. Луман, Г. Марсель, К.Х. Момджян, М. Хайдеггер, В.Н. Шевченко, К. Ясперс1 и др.

Вместе с тем относительно мало внимания уделяется теме миропорядка как принципу и цели, положенному в основу современных попыток регулировать, влиять на процессы глобализации. Именно эти вопросы и определили выбор объекта и предмета для диссертационного исследования.

Объектом диссертационного исследования является феномен упорядоченности процессов глобализации, их обусловленности историей и логикой взаимодействия общества и природы, отражением этих моментов в нормах и институтах человеческого общежития.

Предметом диссертационного исследования является идея миропорядка как она оформляется в концепциях универсального эволюционизма и устойчивого развития – моделях глобальной динамики современного мира.

Цель диссертационного исследования – представить современные трактовки миропорядка в контексте философского переосмысления роли эволюционных процессов в общественном развитии.

Достижение этой цели предполагает решение нескольких научных задач. В частности, необходимо:

  • систематизировать современные подходы к понятиям целостности и устойчивости глобализирующегося мира;

  • раскрыть роль механизмов регуляции и саморегуляции в динамике процессов глобализации;

  • концептуализировать идею о миропорядке как управляемом социальном порядке;

  • представить концепцию устойчивого развития как самостоятельный философский проект нового миропорядка.

^ Методологическая основа исследования. Методологическую основу исследования составили общефилософские и междисциплинарные методы исследования. В работе используются системный анализ, принцип восхождения от абстрактного к конкретному, приемы компаративистики, научный нарратив.

^ Новизна диссертационного исследования определяется тем, что в нем:

  • Миропорядок представлен как состояние, имманентно свойственное как природе, так и обществу. Миропорядок представляет собой и результат управления глобальной мировой системой (как совокупный результат деятельности самой системы и человека по упорядочению мира); и процесс по упорядочению мира согласно определенному коду, который реализуется в каждом явлении окружающей действительности; и совокупность условий, исходя из которых, действует тот или иной агент глобальности, реализуясь в качестве субъекта управления глобальными процессами.

  • Показано, что становление нового миропорядка в условиях глобализирующегося мира еще не означает утверждения мирового порядка как обусловленного. Становление нового мирового порядка носит анархический, случайный характер, на него влияет множество разных факторов. Для его легитимации требуется коллективная воля людей, готовых признать этот порядок в своем новом законном качестве. Пока этого не произойдет, трудно говорить о стабильности и безопасности. Этот порядок не назовешь устоявшимся и стабильным: он полон тревог и раздирается глубокими противоречиями. Эти противоречия проявляются, прежде всего, в несоответствии требований, которые человек предъявляет к гражданским институтам, и способности институтов удовлетворять эти требования. Другими словами, речь идет о недееспособности старых институтов решать проблемы нового глобализирующегося мира.

  • С одной стороны, миропорядок может сам управлять происходящими в мире процессами: вселенная как система систем имеет свою логику, свой порядок, управление которым не во власти человека. С другой стороны, миропорядок можно представить как порядок, организуемый человеком в масштабе всей вселенной, которым он управляет. Соответственно глобальное общество представляется как целостность, которая опирается на твердый фундамент мирового порядка, выступающего в виде установленных в обществе норм, правил поведения, традиций, культуры, системы ценностей, регламентирующих все сферы человеческой жизнедеятельности. Однако целостность общества время от времени нарушается потрясениями, вызванными изменениями в жизни общества. Эти изменения связаны с развитием общественной системы, а развитие связано с частичной потерей равновесия. В неравновесном состоянии система ведет себя непредсказуемо. Ее поведение не укладывается в рационалистическую парадигму, согласно которой определенная причина может повлечь определенные последствия. Реагирование системы на внешние воздействия носит скорее нелинейный, стохастический характер. Такое поведение системы лучше всего вписывается в синергетическую парадигму, допускающую непредсказуемость последствий, вызванных малыми воздействиями.

  • Миропорядок можно представить в виде информации о том, как (по каким «правилам») устроена социальная жизнь людей. Его структуру можно представить в виде двух компонентов: постоянной и переменной. Постоянная «единица» миропорядка неизменна. Она содержит определенный код в виде системы правил, традиций, по которым живет человечество. Она неделима и «нерукотворна». Переменная «единица» миропорядка творима каким-либо актором глобальной общности, будь то индивид, государство, надгосударственная структура и т.д.

^ Основные положения, выносимые на защиту:

  • Целостность определяется как состояние, которое характеризует мир на современном историческом этапе. Одновременно целостность рассматривается и как определенный результат, к которому приводит глобализация. Результатом глобализационного процесса является становление целостности – глобальной общности. Рассматривая глобализацию как интеграционный процесс, мы характеризуем ее как процесс восхождения к наивысшей отметке – целостности. Таким образом, целостность понимается как наивысшая точка процесса глобализации, его пик. В этой связи, мы считаем, что целостность еще не достигла пика своего развития, поскольку процесс глобализации только набирает силу.

  • Целостность человечества видится нам как баланс процессов дифференциации и интеграции, сил взаимного притяжения и отталкивания. Такое представление о мире соотносимо с представлением об амбивалентной сущности целостности, которая формирует две картины мира: мира унифицированного в нормах и ценностях и мира различий, где нормой является признание «инаковости другого» при наличии общей нормативной поведенческой рамки. В качестве такой рамки и выступает миропорядок в своей социальной роли.

  • В процессе формирования целостности глобальное превращается в многогранную совокупность, части которой вступают во взаимодействие друг с другом и целым, придавая целостности характер сложности и многозначности. Состояние целостности присуще всем объектам, процессам и явлениям окружающей действительности. Оно представляет собой имманентное свойство целого, придающее смысл его связям и отношениям, отражающее характер и степень связанности частей, составляющих целое.

  • В глобализирующемся мире устойчивость предстает в своем новом качестве: процессы глобализации придают устойчивости динамический характер. Устойчивость рассматривается нами как способность объекта (системы) противостоять усилиям, стремящимся вывести его (ее) из исходного состояния статического или динамического равновесия.

  • Глобализирующийся мир как сложная самоорганизующаяся система отличается тем, что в нем усилилась динамика происходящих процессов, и повысился уровень организованности мира как системы. Мир не стал другим в смысле схем и закономерностей его функционирования; он стал другим в том смысле, что изменилась, во-первых, интенсивность чередования закономерных процессов, во-вторых, парадигма, через призму которой человек стал рассматривать мир. В основу построения новой парадигмы развития общественной системы легли синергетические парадигмы.

  • Сегодня количество агентов глобальной общности продолжает увеличиваться. Наряду с этим происходит увеличение участников глобального социального планирования, которые получают возможность влиять на формирование мирового порядка, устанавливая социальный порядок. Социальный порядок – это система правил и норм, вырабатываемых на протяжении многих лет государственными гражданскими институтами. Социальный порядок представляет собой результат деятельности государственных гражданских институтов и заключается в правилах и нормах, согласно которым живет общество.

  • Миропорядок связан с идеей свободы как идеального состояния, к которому стремится человек и общество. Поскольку продвижение к личной свободе связано с преодолением социальной связанности, среда оказывает сопротивление этому продвижению, точки встречи равных по силе активности индивида и сопротивления среды являются критическими в связи с высокой степенью неопределенности выхода из них. Преодоление этой неопределенности реализуется самоорганизацией обеих систем. Организационные изменения происходят как в структуре личности, так и в социальной структуре, находящейся в коммуникационном контакте с субъектом.

  • Миропорядок – явление самодостаточное и способно управлять происходящими в мире процессами в качестве субъекта глобального управления. Вместе с тем нельзя не заметить, что на устанавливаемый порядок влияет сам человек посредством своего воздействия на компоненты социальной системы. И хотя, по нашему мнению, управляемый порядок во многом носит эмпироко-идеалистический характер, нельзя отрицать важной роли человека в формировании мирового порядка.

^ Практическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что оно может быть взято за основу при разработке теоретического курса по заданной проблематике в рамках дисциплины «Социальная философия».

^ Апробация диссертационного исследования. Диссертация прошла обсуждение на заседании кафедры философии Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации 19 апреля 2007 года (протокол № 4) и принята к защите на заседании диссертационного совета Д-502.006.07 при Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации 26 апреля 2007 года (протокол № 12). Основные идеи диссертации представлены в авторских публикациях.

Структура диссертационного исследования. Работа состоит из введения, двух глав (четырех параграфов), заключения и списка литературы по теме диссертационного исследования.

  1. ^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во введении обосновывается актуальность темы, характеризуются теоретико-методологические основания исследования, обозначаются объект, предмет, гипотеза работы, формулируются цели и задачи диссертационного исследования, а также описываются элементы новизны, теоретическая и практическая значимость выводов из диссертации, апробация ее результатов.

^ Первая глава «Динамика глобализирующегося мира» посвящена анализу социально-философских трактовок понятий целостности и устойчивости глобализирующегося мира; регуляции и саморегуляции социальных систем в условиях глобализации.

^ В первом параграфе «Целостность и устойчивость глобализирующегося мира» речь идет о глобальных тенденциях становления мира как целостности. Целостность мира формируется как устойчивое коммуникационное образование, имеющее межцивилизационный характер. Глобализация есть процесс формирования предельной целостности как множества разных составляющих.

Глобальный процесс формирования целостности заключает в себе три основания: природное, социальное и идеальное, которые создают структуру мегасоциума. Эти компоненты целостности определяют характер отношений человечества и окружающей среды, социокультурные отношения между людьми и психический мир человека. Отношения внутри структуры мегасоциума возникают и развиваются в рамках определенных сфер социума: окружающая природная среда (природа), социокультурная среда (человечество) и духовная среда (человек). Структура целостности как совокупность связей и отношений между компонентами на разных этапах своей эволюции подвергается изменениям.

Целостность как результат есть некое равновесие присущих миру состояний дифференциации и интеграции. В процессе формирования глобального социума интеграционные процессы превалируют над процессами дифференциации. В работе отмечается, что целостности как свойству глобализирующегося мира присуща дихотомия двух взаимообуславливающих процессов: интеграции и дифференциации. Наряду с усилением взаимосвязанности частей мироцелостности нарастает их разделенность. Вместе с всеобщими универсальными свойствами структур и субъектов активизируются свойства особые и единичные. Целостность выступает в виде соотношения понятий интегрированности и дифференцированности, общности и локальности. Природе современной глобальности присуща некая двойственность: соединяя все регионы, она выступает, с одной стороны, как всеобщая связь, с другой стороны, как связь между отдельными участниками-регионами, т.е. в виде дифференцированности.

В глобализации проявляются две альтернативные тенденции: с одной стороны, унификация, приводящая к неразличимости, тождественности, а с другой – абсолютная уникальность, различие, исключающее возможность сравнения. Эти тенденции не являются взаимоисключающими. Наоборот, они дополняют друг друга и придают динамику процессу глобализации. Процесс формирования глобальной общности неизбежно связан с проявлением унифицирующих тенденций. Наряду с этим в процессе глобализации проявляются тенденции к дифференциации, выделению особенных черт, которые делают глобализацию, по сути, уникальным явлением.

Впервые о проблеме связи дифференциации и интеграции и об их роли в эволюции живого говорит в своих работах английский философ XIX века Герберт Спенсер. Ему принадлежит учение о всеобщей эволюции, распространяющейся на любые явления неорганического, органического и надорганического мира. Теория эволюции Спенсера составляет основу теории универсального эволюционизма, разрабатываемой в наши дни. Суть этой теории состоит в том, что процессы развития в системах неживой и живой природы, общества, человека имеют универсальный характер. При этом отдельное и частное не подвергается нивелировке, а вписывается в масштаб всеобщего и открыто для изменений. Каждый новый виток эволюции общества характеризуется состоянием относительной устойчивости, которая обеспечивает баланс процессов дифференциации и интеграции общества как открытой сложной системы.

С понятием устойчивости тесно связано понятие равновесия. Устойчивое равновесие – это равновесие, при котором малое возмущение системы приводит к ее малому отклонению от равновесия. Одним из свойств органической материи является то, что она способна сохранять состояние устойчивого энергетического неравновесия, обеспечивающего энтропийный баланс в системе. Живой организм представляет собой такую систему, содержанием которой выступает положение об устойчивом неравновесном состоянии, на поддержание которого направлена его деятельность. Более того, живая природа, общество и человек сохраняют не просто равновесие, а движущееся равновесие, динамическое.

В некоторых случаях неоднородность, дифференцированность, может рассматриваться как один из факторов, обеспечивающих устойчивость системы. В этом смысле, чем дифференцированнее элементы системы, тем большей устойчивостью она обладает, поскольку с ростом разнообразия системы растет и ее способность к большей сопротивляемости внешним факторам. Устойчивости не возникнет без разнообразия, а разнообразие определяет целостность. В этом и проявляется взаимосвязь двух фундаментальных характеристик системы, таких как целостность и устойчивость. Представление о мире как о целостности позволяет нам сделать предположение о том, что чем большую дифференцированность имеет система, тем устойчивее сама система ввиду того, что, как это уже было рассмотрено на примере органической системы, существует прямая зависимость устойчивости системы от ее дифференцированности. Цели поддержания мира в устойчивом дифференцированном состоянии отвечает концепция сохранения культурного многообразия мира.

^ Во втором параграфе «Регуляция и саморегуляция социальных систем в условиях глобализации» описывается мир как единая сложная система, развивающаяся динамически, циклически и скачкообразно. Динамика глобализирующегося мира связана с динамикой самого общества, которая представляет собой чередование состояний устойчивости-неустойчивости, процессов установления-нарушения равновесия системы и прочих подобных бинарных процессов. Эти амбивалентные состояния и процессы представляют собой противоречивое единство, поскольку существование одного состояния или процесса подразумевает наличие другого, сходного по сути, но противоположного по содержанию.

Сложностью организации социальной системы объясняется возникновение процессов, которые позволяют системе продолжительно функционировать. В этой связи способность социальной системы к регуляции и саморегуляции выступает в качестве ее важнейшего потенциала, обеспечивающего ее жизнедеятельность. Под регуляцией социальных систем мы понимаем двусторонний процесс взаимодействия системы и среды с целью удержания компонентов хаоса в допустимых пределах и упорядочения происходящих в них процессов. Процесс регуляции включает субъекта, в качестве которого может выступать как рассматриваемая нами система, так и окружающая среда, внешний объект, на который направлено воздействие со стороны системы или окружения с целью упорядочения. Т.е. регуляция социальных систем есть процесс двусторонний, поскольку система может влиять на окружающую среду, а окружающая среда, в свою очередь, может влиять на систему. Субъективное воздействие носит относительный характер. Он проявляется в динамическом, повременном типе воздействия, которое не может устранить хаос вообще, но должно контролировать его распространение до определенных пределов. Такое взаимодействие системы и среды предполагает наличие хаоса наряду с порядком. В системе, как и в самой среде, равнодопустимыми являются как компоненты порядка, так и компоненты хаоса.

Что касается процесса саморегуляции, то он присущ сложным самоорганизующимся системам. В этой связи, рассматривая социальную систему как сложную самоорганизующуюся систему, стоит отметить саморегулируемый характер ее функционирования. Процессы саморегуляции проявляются как процессы автономные, которые позволяют говорить о внутренней независимости системы от внешнего воздействия окружающей среды. Саморегуляция заключается в направленном реагировании системы на воздействие: в этом состоит общий принцип обоих процессов – регуляции и саморегуляции. Отличие одного процесса от другого заключается в факторе воздействия. В одном случае система реагирует на внешние воздействия в результате изменений, происходящих во внешней среде; в другом случае система реагирует на те воздействия, которые возникают внутри нее самой в результате происходящих в ней изменений. Поскольку ясно, что внутренние изменения так или иначе связаны с внешними, то можно говорить о взаимосвязи процессов регуляции и саморегуляции.

Вопрос о наличии у общественной системы внутренней логики развития, проявляющейся в чередовании процессов регуляции и саморегуляции, приобретает свою актуальность в постиндустриальный период, когда воздействие на систему становится чрезмерным. Как следствие этой сверхнагрузки система перестает адекватно реагировать на внешние воздействия. Процессы регуляции, саморегуляции и адаптации системы к внешним воздействиям нарушаются. Вмешательство человека в логику природы порождает глобальные проблемы, которые эхом отзываются во всех сферах общественной жизни: голод, бедность, безработица, терроризм, распространение болезней, массовой культуры и пр. На первый взгляд может показаться, что в системе произошел сбой. Вместе с тем согласно теории универсального эволюционизма все живые системы (от микрокосма до макрокосма) подчиняются одному закону развития – динамическому, подвижному равновесию. Сложные открытые системы устойчивы к негативным воздействиям среды; потеря их равновесия носит временный характер. В этой связи состояние системы можно описать как динамическое равновесие или устойчивую неравновесность. Мировая система обладает скрытым потенциалом, наличие которого стало очевидно благодаря смене мыслимой картины мира, основанной на одном из фундаментальных свойств развивающегося бытия.

Синергетическая парадигма не противоречит циклически-волновому подходу к изучению развития социальных систем. Циклически-волновой подход исходит из понимания эволюции как волнового процесса со множеством переходов и критических «точек бифуркации», в которых исход событий заранее не предрешен, со сменой фаз внутри циклов исторического развития, с воспроизводством на новом витке, в новых условиях подобных, в чем-то сходных явлений и ситуаций. Этот подход исходит из того, что конец предшествующего цикла (витка) исторического развития есть начало нового цикла, причем прошлая эпоха не исчезает бесследно, а продолжает жить в новой эпохе в виде техники и технологий, культуры, мировоззрения людей, в виде сделанного в прошлом выбора, который определил дальнейшее движение общества.

Регулярность, предсказуемость и ритмичность социальных процессов вступает в противоречие с нелинейным характером социального развития, с его непредсказуемостью, стохастичностью, которое провозглашает синергетическое мировидение. Однако мы считаем, что совмещение циклически-волновой динамики социальных процессов с синергетической моделью социального развития возможно. Циклически-волновая динамика не исключает спонтанности и стохастичности развития, подобно тому как в синергетической интерпретации порядок на макроуровне не исключает хаоса на микроуровне.

Выступая как фундаментальные свойства самоорганизующейся сложной системы – глобальной целостности, процессы регуляции и саморегуляции играют центральную роль в общем процессе циклически-волнового функционирования и развития системы. Процессы регуляции и саморегуляции лучше всего вписываются в логику синергетической парадигмы, включенной в циклически-волновой контекст развития системы, поскольку эти процессы сопряжены с рядом факторов, возникновение которых можно объяснить в рамках синергетики. Во всех других контекстах возникновение этих факторов становится странным, не отвечающим внутренней логике развития. В этой связи синергетическое мировосприятие создает необходимые условия для понимания сути и раскрытия содержания процессов регуляции и саморегуляции систем.

^ Во второй главе «Идея постсовременного миропорядка» раскрываются свойства миропорядка выступать в качестве управляющего и управляемого социального порядка; концептуализируется проблема устойчивого развития, которое представлено как философский проект нового мирового порядка.

^ В первом параграфе «Миропорядок как управляющий и управляемый социальный порядок» говорится о миропорядке, имманентно присущем системам живой и неживой природы, обществу и человеку.

Определяя в общих чертах, что такое миропорядок, можно сказать, что это явление многогранно. Под термином «миропорядок» часто понимают геополитический порядок, который относят к системе международных отношений. В этом смысле миропорядок рассматривают с позиции мира и войны. Эпоха великих войн завершилась, но может ли это означать, что наступила эпоха мира? Мы считаем, что пока еще рано говорить о наступлении эпохи мира и порядка. Нам кажется, что мир сейчас переживает поствоенный синдром, который проявляется в виде угроз безопасности проживания людей на планете как со стороны природы (природные катаклизмы), так и со стороны человека (терроризм, болезни, голод). Более того, мы считаем, что мир постепенно переходит в устойчивую стадию развития, что эпоха мира и порядка еще впереди.

Современный мир переживает глубокий кризис, который потрясает основы традиционного образа жизни. Рушится старый миропорядок, освобождая место новому мировому порядку, определяемому коллективной волей людей. Нам представляется, что сегодня есть основания полагать, и так считают многие исследователи современного мира, что человечество в настоящее время переживает переходный период. Сейчас осуществляется переход от индустриального мира к постиндустриальному, от современного мира к постсовременному, от индустриальной цивилизации к супериндустриальной цивилизации и т.д. Перемены, которые происходят сегодня в мире, не ограничиваются каким-то одним регионом земного шара, а происходят почти повсеместно. В этом смысле мир можно считать целостным, глобальным. Иными словами, мир глобален ввиду активности всех стран, которые так или иначе участвуют в глобальном проекте по поводу формирования картины будущего. Страны, не способные оказывать экономическое влияние на этот проект, преимущественно страны третьего мира, оказывают свое влияние через культуру, ценности, которые они несут в мир, основанный на западных ценностях.

Западный мир имеет свои законы и закономерности жизни, существования и развития, равно как и мир восточный. Эти закономерности в своей совокупности можно назвать миропорядком. Сегодня миропорядок определяют ценности и культура западного мира. Однако мы считаем, что построение нового мирового порядка не ограничивается включением в него ценностей только западной культуры. Современный мир переживает становление нового мирового порядка. Мы полагаем, что только с установлением равенства ценностей и культур западного и незападного мира будет достигнут всемирный порядок.

Эпоха XX века развивалась под воздействием науки, технологий и интеллектуального рационализма, возникших в Европе XVII и XVIII веков. Западную индустриальную культуру сформировали идеи Просвещения, высказанные в произведениях мыслителей, выступавших против влияния религии и догм и стремившихся заменить их более разумным подходом к жизни. Однако старый миропорядок стал давать трещину, когда стало очевидно, что проект эпохи модерна не сможет реализоваться. Нереализованные задачи модерна стали представлять собой в некотором смысле угрозу для глобализирующегося мира. Сегодня в западном мире появляются признаки несостоятельности прежнего миропорядка, на котором была основана жизнь всех предыдущих поколений. Стремление западных стран рационализировать, «рассчитать» жизнь зашло в тупик с наступлением эпохи глобализации. Господство человека над природой и попытки управления жизнью встретили ряд препятствий на своем пути, которые стали стимулом к осмыслению рациональности по-новому, к смене научной парадигмы, к формированию новой картины мира.

В современную эпоху становится очевидным, что управление социальной жизнью не может осуществляться только при учете рационального фактора. Более того, сам факт управления миром ставится под вопрос. Представление об обществе как абсолютно пластичной, податливой для управляющих воздействий среде, иллюзорно. В этом смысле попытки управления миром встречают сопротивление со стороны мира как сложной, нелинейной системы, способной самоорганизовываться и самоуправляться. Принятие мер по упорядочению разупорядоченного, призванных, по предположению человека, сделать свою жизнь более определенной и предсказуемой, зачастую приводит к противоположному результату. Так, глобальные климатические изменения и связанные с ними опасности, вероятно, являются следствием вмешательства человека в окружающую среду, при этом усилия человека по улучшению ситуации порой оказываются тщетными. В борьбе с этими опасностями нельзя обойтись без науки и технологий, которые, однако, стали причиной возникновения самих этих опасностей. Возникают факторы риска, с которыми еще никому никогда не приходилось сталкиваться. Многие из этих новых факторов риска и неопределенности затрагивают индивида независимо от того, где он находится, к какому слою общества принадлежит. Перед лицом угроз глобального общества все равны.


Миропорядок может быть рассмотрен в несколько ином ракурсе: через парную категорию «порядок-хаос». С этой позиции можно легко обосновать способность миропорядка управлять и быть управляемым. Из вышесказанного с очевидностью следует, что реальный мир управляется не детерминистическими законами, установленными классической наукой, равно как и не абсолютной случайностью.

Учитывая, что процесс порядкообразования трудноуправляем, можно сделать вывод о том, что миропорядок есть явление скорее управляющее, чем управляемое. Миропорядок скорее делает зависимым от себя какие-то явления, чем сам попадает от них в зависимость. На наш взгляд, существует только одно состояние, в котором система может быть легко управляема. Это состояние стабильности ее многообразия. Учитывая контекст синергетической парадигмы, в которой «работает» система, где состояние стабильности неустойчиво, говорить об управляемости сложной системой можно лишь условно. Открытой, нелинейной системой трудно управлять, в динамическом состоянии она почти неуправляема. Хотя современная научная мысль уверенно двигается вперед в этом вопросе. Существуют теории управления системами в состоянии кризиса, нестабильности и т.д.

В этой связи следует отметить, что миропорядок представляет собой такой порядок, который сам управляет миром, задавая ему определенные рамки развития, и который является управляемым со стороны социума лишь отчасти, постольку, поскольку человек хочет видеть себя в роли управляющего субъекта.

Наряду с этим, когда мы говорим о том, что миропорядок управляет миром, мы имеем ввиду, что мир самоупорядочивается согласно определенным правилам и алгоритмам поведения. В качестве таких правил и алгоритмов выступают коды миропорядка. Под кодом миропорядка следует понимать единый общечеловеческий алгоритм мироупорядочения. Идею миропорядка формирует несколько компонентов. Она представлена совокупностью природного, социального и индивидуального. Таким образом, под идеей миропорядка мы понимаем наполненные смыслом содержательные компоненты системы – природа, общество, человек, на которые опирается миропорядок и которым в разные эпохи придается разный смысл. Последовательное осуществление этапов реализации алгоритма развития сложных систем происходит за счет участия в нем кодов миропорядка, что представляет собой основу для процесса развития, общего для всех открытых систем: природной, социальной, биологической. В единстве схемы развития систем живой и неживой природы, общества и человека состоит идея универсального эволюционизма.

В своем онтологическом качестве миропорядок выступает как субъект управления. Он действует сам по себе и проявляется во всех явлениях окружающей действительности, упорядочивая происходящие в них процессы по определенному алгоритму. Более того, речь об управляющем миропорядке начинает идти тогда, когда человек осознает, что его замысел не реализуется, а его ожидания не оправдываются; когда он выбирает один путь, а оказывается на совершенно противоположном.

Однако, как бы ни развивалась мировая система, роль человека и человечества в ее развитии вряд ли можно переоценить. Управляющий порядок (легитимный самопорядок, который сам себя узаконивает) заканчивается там, где начинается управляемый порядок (порядок, который человек создает сам – социальный порядок).

Наряду с этим процесс управления миром согласно существующему миропорядку можно рассмотреть на примере различных компонентов мировой системы. Рассматривая миропорядок как категорию социальную, мы описываем порядок как объект управляющего воздействия. Для этого мы выделяем те сферы и явления социальной жизни, которые, на наш взгляд, подвергнуты наибольшим изменениям в настоящее время. Рассматривая вопрос управления в этой связи, необходимо указать, что управление каждым из компонентов (сфер, явлений) мировой системы происходит посредством изменения их параметров, каждый из которых имеет свои пределы изменения. В составе компонентов мировой системы, изменение в которых в наши дни происходит наиболее интенсивно, можно выделить следующие: ценности, культура, традиции, религия, государство, политика, общество, индивид, наука, система «человек-природа».

Изначально со времен образования национального государства (XVII век) главным агентом, влияющим на смыслообразующую составляющую мирового порядка, было государство. Именно оно определяло приоритеты социального развития, придавало значимость определенным направлениям культурного развития, регламентировало все сферы социальной жизни. Глобализация способствует глубокой структурной трансформации государственной власти, в ходе которой ее властные полномочия переосмысливаются и перестраиваются. Национальное государство вынуждено делить глобальную арену и власть с международными организациями, транснациональными концернами и неправительственными социальными и политическими движениями.

Развитие социальной системы происходит из противоречия двух противоположных состояний «свобода-связанность». В этом контексте дилемма «индивидуальная свобода – социальная связанность» решается посредством категории «личность» как совокупность интегрированных в психику индивида норм, принятых в сфере его жизнедеятельности.

Соотношение свободы и связанности в жизни человека и общества характеризует меру социального порядка и определяет вектор процесса самоорганизации. Абсолютная свобода – хаос, абсолютная связанность – «мертвый» порядок. Абсолютных состояний нет ни в природе, ни в обществе. Т.е. миропорядок проявляется не в статике бытия, а в его становлении. Социальная жизнь есть устремленный в будущее поток необратимых перемен. Возникающие в этом потоке явления производят параметры порядка и соответствующие им структуры, упорядочивающие отношения, но в то же время связывающие свободу индивидов, т.е. стремящиеся к установлению порядка. Вместе с тем порядок невозможен без хаоса, как связанность невозможна без свободы. Преодолевая эту связанность творческие личности преобразуют способ деятельности, который изменяет социальную организацию, выводя ее на качественно новый уровень.

^ Во втором параграфе «Устойчивое развитие как философский проект нового мирового порядка» рассматривается концепция устойчивого развития как один из проектов, способных изменить мир, отношение человека к природе, продлить век благосостояния человечества с сохранением окружающей среды для будущих поколений людей.

Идея устойчивого человеческого развития опирается на справедливость (равенство возможностей) в пределах нескольких поколений людей, позволяя всем поколениям наилучшим образом использовать свои потенциальные способности. В конечном итоге, устойчивое человеческое развитие – это развитие для людей, для их благосостояния, для природы. Более того, противоречия между человеческим развитием и устойчивым развитием не существует, поскольку и то, и другое основано на универсальности жизненных потребностей.

Универсальность потребностей заключается в том, что каждый человек имеет свои основные права (экономические, социальные, политические) и имеет одинаково равные возможности этим правом воспользоваться. В этой связи признание универсальности жизненных потребностей наряду с концепцией совместного выживания должны привести к такой политике, которая направлена на формирование справедливого мирового порядка. Другими словами, сущность устойчивого человеческого развития состоит в равенстве доступа к возможностям развития, как сейчас, так и в будущем.

В целом, следует отметить, что начала формироваться общемировая политика в области устойчивого развития. Это новый глобальный политический процесс, который направлен на реализацию стратегических решений, разработанных и принятых международным сообществом на саммитах по охране окружающей среды в Рио-де-Жанейро (1992) и в Йоханнесбурге (2002). Этот процесс стимулирует ориентацию национальных политических и правовых процессов на ценности устойчивого развития. Более того, политика устойчивого развития предполагает установление приоритетов глобальных принципов по отношению к принципам локальным, национальным и региональным. Вопросы перехода к устойчивому развитию должны решаться в глобальном масштабе и иметь приоритет во всех сферах общественной жизни.

Однако существуют причины, мешающие переходу мирового сообщества к устойчивому развитию. Эти причины можно найти в каждой сфере общественной жизни (в области политики, экономики, международных отношений, технологий, образования и др.). Вместе с тем переход к парадигме устойчивого развития для многих стран сопряжен с необходимостью отказа от принципов гегемонии и неравенства, господствующих ныне в их международной политике, в пользу принципов патернализма и равных возможностей. Сегодня, как замечают многие аналитики, идея братства превратилась в условие выживания человеческого сообщества. Устойчивое будущее возможно только в условиях борьбы с неустойчивым настоящим. Движение к устойчивому развитию является общемировым процессом, требующим совместных усилий всех стран.

Проблемы устойчивого развития требуют неотложных действий, чтобы предотвратить значительно большие издержки и угрозы развитию человеческого потенциала. Устойчивое развитие как глобальная цель видится в нахождении такого баланса между потребностями восстановления и сохранения «здоровья» природной среды и нуждами материального подкрепления расширяющейся искусственной сферы человеческого существования и развития, который обеспечил бы максимально возможное самовыражение человека. Переход к устойчивому развитию мира есть переход мира в ту стадию развития, в которой система, выработав необходимые параметры порядка, приходит в устойчивое равновесное состояние.

Следовательно, исходя из представления о мире как о системе, пребывающей в состоянии устойчивой неравновесности, для ее роста и гармоничного развития необходимы дестабилизирующие ее устойчивость факторы. Они будут обогащать систему, привнося в нее новую энергию, часть которой будет направлена на развитие системы, а часть на установление прежнего баланса. Этот повторяющийся механизм лежит в основе устойчивого развития социальной системы, на устойчивых компонентах которой и строится новый мировой порядок.

Концепция устойчивого развития, содержащая идею предоставления равных возможностей для сбалансированного развития всех компонентов мироцелостности: природы, социума, человека – является оптимальным на сегодняшний день проектом мирового развития. Она отражает необходимость перемен, которые вносятся в жизнь усилиями самого человека. Эти перемены необходимы не только человеку современности, но и человеку будущего. Найти утраченное с природой взаимопонимание, уйти от когда-то отвечающего запросу времени рационального миропонимания и мироотношения – вот путь, который указывает концепция устойчивого развития. Человечество может пойти по другому пути – у человека всегда есть выбор – но не рассматривать этот путь в качестве альтернативы дальнейшего развития мирового сообщества нельзя.

^ В Заключении подводятся итоги работы, формулируются основные выводы проделанного научного исследования, обозначаются перспективы дальнейшей разработки проблемы.


По теме диссертации опубликованы следующие работы:


      1. Роль миропорядка в рамках формирования новой парадигмы социально-гуманитарного знания // Социально-гуманитарные знания. – 2007. № 2. – 0,3 а.л.

      2. Черты национального государства: парадигма XXI века // Власть и управление в современном мире: материалы совместной междисциплинарной аспирантской конференции РАГС – СЗАГС. Вып. 5. – СПб.: СЗАГС, 2005. – 0,2 а.л.

      3. Национальное государство и современный миропорядок: контекст XXI века // Государство и государственное управление в XXI веке. Вып. 2. – М.: ИНИОН РАН, 2005. – 0,4 а.л.

      4. Человек и современный миропорядок с точки зрения экзистенциализма // Опыты историко-антропологических исследований. 2005. Сб. научных работ студентов и аспирантов. – М.: ЭКОНИНФОРМ, 2006. – 0,4 а.л.



АВТОРЕФЕРАТ


диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Сидорович Натальи Александровны


Тема диссертационного исследования

«Миропорядок как понятие философии глобализации»


Научный руководитель

доктор философских наук, профессор

Петренко Елена Леонидовна


Изготовление оригинала макета

Сидорович Н.А.


Подписано в печать ___________ 2007 г. Тираж ______ экз.


Усл. п. л. ______


Российская академия государственной службы

при Президенте Российской Федерации


Отпечатано ОПМТ РАГС. Заказ № _______

119606, г. Москва, проспект Вернадского, 84.


1 Бауман З. Глобализация. Последствия для человека и общества. – М.: Весь мир, 2004; Бауман З. Европейский путь к мировому порядку // Свободная мысль – XXI. –2004. №9; Бауман З. Свобода. – М.: Новое издательство, 2006; Бек У. Космополитическое общество и его враги // Журнал социологии и социальной антропологии. – 2003. № 1; Бек У. Трансформация политики и государства в эпоху глобализации // Свободная мысль – XXI. – 2004. № 7; Бек У. Что такое глобализация? Ошибки глобализма – ответы на глобализацию. – М.: Прогресс-Традиция, 2001; Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество: опыт социального прогнозирования. – М.: Academia, 1999; Валлерстайн И. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире. – СПб.: Университетская книга, 2001; Валлерстайн И. Конец знакомого мира: Социология XXI в. – М.: Логос, 2003; Гидденс Э. Социология. – М.: Эдиториал УРСС, 1999; Гидденс Э. Ускользающий мир. – М.: Весь Мир, 2004; Гидденс Э. Устроение общества: очерк теории структурации. – М.: Академический Проект, 2003; Делокаров К.Х. В поисках новой парадигмы: Синергетика. Философия. Научная рациональность. – М.: РАГС, 1999; Делокаров К.Х. Философия и человек в век глобальных проблем. – М.: ЗелО, 1998; Делокаров К.Х. Философия, экология и глобальные трансформации // Устойчивое развитие: актуальные проблемы и перспективы научных исследований. – М., 2000; Делокаров К.Х. Философские основания индустриальной цивилизации и социально-экологический риск // Социально-экологический риск: концепция, методология анализа, практика управления. – М., 1998; Ионов И.Н. Глобальная история и история мировых цивилизаций // Труды Клуба ученых «Глобальный мир». Вып. 5. Глобальная история и история мировых цивилизаций. – М., 2005; Ионов И.Н. Глобальная история: основные направления и существенные особенности // Цивилизации. Вып. 5: Проблемы глобалистики и глобальной истории. – М., 2002; Ионов И.Н. Основные направления и методология глобальной истории // Новая и новейшая история. – 2003. № 1; Тоффлер Э. Третья волна. – М.: АСТ, 2002; Уткин А.И. Глобализация: процесс и осмысление. – М.: Логос, 2001;Тейяр де Шарден П. Феномен человека. – М.: Наука, 1987.



2 Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм, XV-XVIII вв. Т. 3. Время мира. – М.: Прогресс, 1992; Буданов В.Г. Проблемы параметров порядка и глобализация // Глобализация: синергетический подход. – М., 2002; Валентей С.Д. Развитие общества в теории социальных альтернатив. – М.: Наука, 2003; Иноземцев В.Л. Богатство «выбора» // Свободная мысль – XXI. – 2004. № 5; Иноземцев В.Л. «Вечные ценности» в меняющемся мире // Свободная мысль – XXI. – 2001. № 8; Иноземцев В.Л. К воссозданию вестфальской системы: хаос и порядок в международных отношениях // Мировая экономика и международные отношения. – 2005. № 8; Иноземцев В.Л. На рубеже эпох: экономические тенденции и их неэкономические следствия. – М.: Экономика, 2003; Иноземцев В.Л. Несколько гипотез о мировом порядке ХХI века. Суверенитет, демократия, права человека: несовместимая троица. Ст. 1-я. // Свободная мысль – XXI. – 2003. № 10; Иноземцев В.Л. Несколько гипотез о мировом порядке // Свободная мысль – XXI. – 2003. № 11; Иноземцев В.Л. Несколько гипотез о мировом порядке XXI века // Свободная мысль – XXI. –2003. №12; Иноземцев В.Л. Расколотая цивилизация: наличествующие предпосылки и возможные последствия постэкономической революции. – М.: Наука, 1999; Иноземцев В.Л. Современное постиндустриальное общество. – М.: Логос, 2000; Иноземцев В.Л. Упорядочивая беспорядочный мир // Свободная мысль – XXI. – 2003. № 9; Иноземцев В.Л. «Nation-building»: к истории болезни // Мировая экономика и международные отношения. – 2004. № 11; Кастельс М. Информационная эпоха. – М.: ГУ ВШЭ, 2000; Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Синергетика: начала нелинейного мышления // Общественные науки и современность. – 1993. № 2; Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Синергетика: нелинейность времени и ландшафты коэволюции. – М.: КомКнига, 2007; Лапкин В.В., Пантин В.И. Парадокс запада и генезис «универсальной цивилизации» // Цивилизации. Вып. 5: Проблемы глобалистики и глобальной истории. – М., 2002; Любарский Г.Ю. Теория динамики сложной социальной системы // Полис: политические исследования. – 2004. № 2,3; Пантин В.И. Ритмы общественного развития и переход к постмодерну // Вопросы философии. – 1998. № 7; Пантин В.И. Социоестественная история и глобализация // Труды Клуба ученых «Глобальный мир», 2002. Т. 2. – М., 2002; Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой. – М.: КомКнига, 2005; Пригожин И.Р. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой. 5-е изд. – М.: КомКнига, 2005; Ракитов А.И. Регулятивный мир: знание и общество, основанное на знаниях // Вопросы философии. – 2005. № 5; Романов В.Л. Глобализация в реальности и сценариях развития // Глобализация: синергетический подход. – М., 2002; Романов В.Л. Глобализация как самоорганизующийся и организуемый процесс // Безопасность Евразии. – 2004. № 1; Ростошинский Е.Н. Проблема сохранения в философии и естествознании. – СПб.: Санкт-Петербургский университет, 1999; Спенсер Г. Опыты научные, политические и философские. – Минск: Современный литератор, 1998; Спенсер Г. Основные начала. – СПб.: Издательство Л.Ф. Пантелеева, 1897.

1 Арон Р. Мир и война между народами. – М.: Nota Bene, 2000; Бжезинский Зб. Выбор. Мировое господство или глобальное лидерство. – М.: Международные отношения, 2004; Лавров С. Мир не стал безопаснее: основная причина – в издержках глобализации // Независимая газета. – 2006. – 25 декабря; Лебедева М.М. «Переходный возраст» современного мира // Международная жизнь. – 1999. № 10; Лебедева М.М. Формирование новой политической структуры мира и место в ней России // Полис: Политические исследования. – 2006. № 6; Мильнер Б. Итоги и уроки (о книге Дж. Стиглица «Глобализация: тревожные тенденции») // Вопросы экономики. – 2003. № 9; Михайлов В.А. Глобализация – объективный фактор развития современного мира // Безопасность Евразии. – 2004. № 1; Панарин А.С. Стратегическая нестабильность в XXI веке. – М.: Алгоритм, 2003; Примаков Е.М. Мир после 11 сентября. – М.: Мысль, 2002; Проскурин С.А. Глобализация как фактор поляризации современного мира // Социально-гуманитарные знания. – 2001. № 4; Проскурин С.А. К вопросу о сущности современного миропорядка // Россия в мировой политике. Ч. 1. – М., 2003; Стиглиц Дж. Глобализация: тревожные тенденции. – М.: Мысль, 2003; Хантингтон С. Кто мы? Вызовы национальной американской идентичности // Политическая наука. Суверенитет в условиях глобализации. Опыт политий Запада и Востока: Сб. научных трудов. Вып. 4. – М., 2005; Хантингтон С. Политический порядок в меняющихся обществах. – М.: Прогресс-Традиция, 2004; Хантингтон С. Трудности … привыкания (интервью) // Свободная мысль – XXI. – 2005. № 4.

2 Ващекин Н.П., Мунтян М.А., Урсул А.Д. Постиндустриальное общество и устойчивое развитие. – М.: МГУК, 2000; Дахин В.Н. Подводные рифы глобализации // Свободная мысль – XXI. – 2003. № 4; Кочетов Э.Г. Глобалистика, геоэкономика, мировой порядок и новая модель безопасного развития (истоки новой концепции национальной безопасности России) // Навигут. – 2003. № 2; Майбуров И. Устойчивое развитие как коэволюционный процесс // Общество и экономика. – 2004. № 4; Моисеев Н.Н. Восхождение к разуму: лекции по универсальному эволюционизму. – М.: ИздАТ, 1993; Моисеев Н.Н. Еще раз о проблеме коэволюции // Вопросы философии. – 1998. № 8; Моисеев Н.Н. На пути к новой цивилизации // Свободная мысль – XXI. – 1999. № 10; Моисеев Н.Н. Системная организация биосферы и концепция коэволюции // Общественные науки и современность. – 2000. № 2; Моисеев Н.Н. Современный рационализм. – М.: МГВП КОКС, 1995; Моисеев Н.Н. Судьбы цивилизации. Путь разума. – М.: МНЭПУ, 1998; Петренко Е.Л. Глобальное управление: Уч.-метод. пособие. – М.: РАГС, 2006; Петренко Е.Л. Социальная теория и мировая политика: поиски методологического инструментария // Философия мировой политики. Материалы научной конференции (30 ноября 2004 г.) ДА МИД России. – М., 2005; Урсул А.Д. Глобализация через устойчивое развитие // Безопасность Евразии. – 2004. № 1; Урсул А.Д. Государство в стратегии устойчивого развития. – М.: РАГС, 2000; Урсул А.Д., Лось В.А. Стратегия перехода России на модель устойчивого развития: проблемы и перспективы. – М.: Луч, 1994; Урсул А.Д. Переход цивилизации и России к устойчивому развитию. – М.: РАГС, 2005.

1 Баталов Э.Я. «Новый мировой порядок»: К методологии анализа // Полис. –2003. №5; Бурсов А.В. Проблема формирования мировой культурной однородности // Философия мировой политики. Материалы научной конференции (30 ноября 2004 г.) ДА МИД России. – М., 2005; Василькова В.В. Порядок и хаос в развитии социальных систем: (Синергетика и теория социальной самоорганизации). – СПб.: Лань,1999; Василькова В.В. Синергетика и сущность архетипического // Синергетика, философия, культура. – М., 2001; Капустин Б.Г. Что такое либерализм? // Свободная мысль – XXI. – 2004. № 8; Коллонтай В. О неолиберальной модели глобализации // Мировая экономика и международные отношения. – 1999. № 10; Неклесса А.И. Глобальное общество: новая система координат. – СПб.: Алетейя, 2000; Неклесса А.И. A la cart // Полис: политические исследования. – 2001. № 3; Неклесса А.И. Ordo quadro: пришествие постсовременного мира // Мегатренды мирового развития. – М., 2001; Неклесса А.И. Ordo quadro – четвертый порядок: пришествие постсовременного мира // Полис: Политические исследования. – 2006. №6; Сагатовский В.Н. Социальная философия: поиски целостности // Социально-политический журнал. – 1994. № 3-6; Сорокин П.А. Социальная и культурная динамика (главы из книги). – М.: МФК, 1999; Фукуяма Ф. Конец истории? // Вопросы философии. – 1990. № 3; Хабермас Ю. Будущее человеческой природы. На пути к либеральной евгенике? – М.: Весь мир, 2002; Хабермас Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие. – СПб.: Наука, 2000; Хабермас Ю. Философский дискурс о модерне. – М.:Весь мир, 2003; Хелд Д. Глобальные трансформации: Политика, экономика, культура.– М.: Праксис, 2004; Ховард М. Изобретение мира.– М.: Московская школа политических исследований, 2002; Чешков М.А. Взгляд на глобализацию через призму глобалистики // Мировая экономика и международные отношения. – 2001. № 2; Чешков М.А. Глобалистика: путь самоопределения // Труды Клуба ученых «Глобальный мир», 2002. Т. 4. – М., 2003; Чешков М.А. Мир как дифференцированное целое // Мировая экономика и международные отношения. – 2006. № 7; Чешков М.А. Новая версия специальной (частной) теории развития // Общественные науки и современность. – 2004. № 6; Чешков М.А. Прорыв в категориальном анализе? // Философские науки. – 2004. № 7; Чешков М.А. Развивающийся мир и посттоталитарная Россия. – М.: Наука, 1994; Чешков М.А. Синергетика: за и против // Общественные науки и современность. – 1999. № 6; Чумаков А.Н. Глобалистика как сфера теоретических знаний и область практических действий // Труды Клуба ученых «Глобальный мир», 2002. Т. 4. – М., 2003; Яковец Ю.В. Взаимодействие цивилизаций Востока и Запада: осевая проблема 21 века: Доклад к IV Международная Кондратьевская конференция и ХV Междисциплинарная дискуссия, 15-17 мая 2001 г., г. Москва. – М.: IKF-МФК, 2001; Яковец Ю.В. Глобализация и взаимодействие цивилизаций. – М.: Экономика, 2003; Яковец Ю.В. Глобалистика в составе ядра постиндустриальной парадигмы обществознания // Труды Клуба ученых «Глобальный мир», 2002. Т. 4. – М., 2003.

1 Дилигенский Г. Глобализация в человеческом измерении // Мировая экономика и международные отношения. – 2000. № 7; Луман Н. Глобализация мирового сообщества: как следует понимать современное общество // Социология на пороге XXI века: основные направления исследований. – М., 1999; Луман Н. Общество как социальная система. – М.: Логос, 2004; Марсель Г. Быть и иметь. – Новочеркасск: Сагуна, 1994; Момджян К.Х. Несколько слов о глобализации // Личность. Культура. Общество. – 2003. № 3-4; Хайдеггер М. Время и бытие: Статьи и выступления. – М.: Республика, 1993; Шевченко В.Н. Социальная философия: в продолжение дискуссии о проблемном поле // Личность. Культура. Общество. – 2004. – Т. VI. Вып. 1 (21); Ясперс К. Смысл и назначение истории. – М.: Политиздат, 1991.





Скачать 377.08 Kb.
Дата конвертации24.12.2012
Размер377.08 Kb.
ТипАвтореферат
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы