«Промышленный регион» icon

«Промышленный регион»



Смотрите также:
  1   2   3   4
Экспресс-форсайт Уральского региона

г.Екатеринбург, 25 сентября – 1 октября 2011 г.


Цели Урала в XXI веке


Авторский коллектив

  • С. Переслегин

  • Е. Переслегина

  • А. Желтов

  • Н. Луковникова

Использованы модели и разработки исследовательских групп «Конструирование Будущего», Санкт-Петербургская школа сценирования», ООО «Знаниевый реактор», ООО «Институт психотехнологий», Форсайт-Клуба г. Екатеринбурга, ролевых, расстановочных Игр, Знаниевых реакторов и коллайдеров, проведенных 25 – 30 сентября в Екатеринбурге.


Оглавление


Раздел 1. Прогностическая задача


Процедура прогнозирования


Субъект прогнозирования


Объект прогнозирования

Особенности Урала

Большой Урал


Горизонт сценирования


Контекст сценирования (съемка с территории)

Собственное время

Базовые противоречия

Мифологическая оболочка

Семантическая оболочка

Семантический анализ поисковых запросов на предмет выявления креативных областей деятельности на Урале

Первичная система сценариев («хотелки»)

Семантический анализ сценарных игр

Рефлексия онтологического и семантического пространства через Игры


^ Раздел 2. Сценарное пространство Большого Урала


Предварительные соображения

Общие моменты

Городская среда Екатеринбурга

Пиктографический анализ Большого Урала (исторический контекст прогнозирования)


Сценарные растяжки


Сценарное пространство

Таблица «Сценарии развития Урала до 2020 года»

Сценарий «Постиндустриальная столица»

Сценарий «Промышленный регион»

Сценарий «Когнитивные точки»

«Релятивистские» эффекты в сценировании Большого Урала

Второй шаг развития

Связи сценарного пространства


Базовый сценарий

Вертикальная капитализация территории по Е.и С. Переслегиным

Вертикальная капитализация территории по А. Желтову


Проектное наполнение базового сценария

Возможные проектные предложения в сценариях Будущего (листинг проектов)

Уральский федеральный университет

Единое образовательное пространство. К перспективам УФУ

Когнитивное музейное пространство

Интерактивный музей занимательной науки на базе музея минералогии (Екатеринбург)

Новая кластеризация

Кластерные решения


^ Раздел 3. Цели Урала в XXI веке


Внутренний фронтир


Цели Большого Урала в XXI веке


Раздел 4. Кейсы


Форматы недвижимости. Развитие городской среды в городе Екатеринбурге

Опыт создания креативного центра в Санкт-Петербурге

Базовый сценарий развития Екатеринбурга

Особенности развития Екатеринбурга как постиндустриального города


Анализ расстановочной игры Ближайшее будущее Екатеринбурга 2014, выживание и развитие проекта Форсайтный клуб


Некоторые заметки по когнитивному проектированию


^ Раздел 1. Прогностическая задача


Процедура прогнозирования


Современное прогнозирование представляет собой одну из постиндустриальных техник управления. К целям прогнозирования относятся:

  • Понимание значимых для Заказчика вызовов и угроз;

  • Фиксация значимых особенностей объекта управления;

  • Определение Неизбежного Будущего, как общего ядра всех возможных сценариев развития;

  • Уяснение границ Возможного Будущего, как системы ограничений развития;

  • Построение сценарного пространства, выбор Базового Сценария, как целевой рамки развития;

  • Переход к индустриальной логике управления, то есть, во-первых, проектное наполнение Базового Сценария и, во-вторых, создание стратегии его реализации;

  • Создание «элементов» или «локусов» Будущего, необходимых или желательных в Базовом Сценарии (Сценарное конструирование);

  • Хеджирование рисков Базового Сценария;

  • Прописывание Базового Сценария на территории (прогрессорская деятельность);

  • Сопровождение Базового Сценария, что подразумевает, как правило, оргпроектные решения;

  • Прогностическая реклама и, при необходимости, прогностический троллинг.


Прогнозирование, как управленческая деятельность, включает в себя создание согласованного ^ Видения Будущего (обычно, в форме Образа Будущего или системы таких Образов) и принятие ответственности за его практическую реализацию. Иными словами, прогнозирование – это единство мышления (исследования), коммуникации (согласования) и деятельности. Прогнозирование подразумевает самоопределение отдельного человека или группы людей по отношению к Будущему, то есть заключает в себе волевой акт.

Если такого самоопределения не происходит, прогнозирование лишено смысла и деятельностью не является.

Формально, прогнозирование предполагает коммуникацию Заказчика, занимающего управленческую позицию, Исполнителя, способного применить технологию прогнозирования, и населения, то есть представителей объекта управления, как правило – носителей определенных компетенций или проектностей. Именно эта коммуникация и создает субъект прогнозирования.

Технологически, прогнозирование есть единство:

  • Субъекта прогнозирования;

  • Объекта прогнозирования, который представляет собой результат трансформации объекта управления (как правило, заданного в административной логике) Субъектом прогнозирования;

  • Контекста прогнозирования, определяемого системой связей между Субъектом и Объектом прогнозирования;

  • ^ Инструментов прогнозирования.


Инструменты прогнозирования с необходимостью включают аналитические техники, позволяющие выявить значимые для прогноза особенности системы, проблемы, угрозы, вызовы, противоречия, тренды, локусы Будущего, а также неаналитические приемы, необходимые для уяснения неопределенностей развития («Диких карт»).

К аналитическим техникам относится: семантический анализ, Дельфи-анализ, форсайт, сценирование – дискретное и континуальное, метод пиктограмм.

К неаналитическим приемам относятся расстановочные игры, техники коллективного мыследействия, такие как Знаниевый Реактор.

Аналитические и неаналитические подходы сочетаются в сценарном конструировании, ролевых играх, прогностической рекламе.


^ Субъект прогнозирования


Для Уральского региона основной проблемой является отсутствие проявленного субъекта прогнозирования. Несколько упрощая, можно сказать, что, как правило, Урал развивается «по заказам» внешних по отношению к этому региону акторов, которые включают его в свои стратегии или сценарии развития.

В теории, к возможным акторам или Заказчикам, которые могли бы стать ядром Субъекта прогнозирования, могут относиться:

  • Руководство Уральского Федерального Округа (УФО);

  • Руководство субъектов Федерации, прежде всего, г. Екатеринбурга и Свердловской области;

  • Бизнес-структуры;

  • Крупные исследовательские центры;

  • Крупные учебные центры (например, Федеральный университет);

  • Общественные организации объединения;

Отдельные люди, занимающие позицию по отношению к Будущему или желающие ее занять.

На практике, Уральский Федеральный Округ – уже потому, что он включает в себя Тюменскую область, то есть главного нефтегазового экспортера РФ, привязан к единственному сценарию развития, сырьевому. Субъекты Федерации, в том числе, Екатеринбург, стратегируют на своем, достаточно локальном уровне – в этом отношении показательна Пермь, как один из центров инновационного развития РФ, но не уральского региона. Бизнес-структуры Екатеринбурга и Урала в целом видят перед собой вполне коммерчески привлекательное Неизбежное Будущее и не заинтересованы в альтернативных версиях развития. Учебные и исследовательские центры не самоопределились. Среди общественных организаций, объединений и отдельных инициативных людей отсутствует не только единство, но и энергия. К тому же на данный момент времени среди этих возможных акторов нет структур, соразмерных задаче развития Урала.

Можно предположить, что ядром Субъекта сценирования, в известном смысле, может быть сам Урал, декларирующий свои цели, намерения, предпочтения и требования через отдельных людей или отдельные структуры. В таком случае проблемой является выявление этих требований и создание адекватных механизмов их реализации.

В любом случае, если не будет каким-то образом решена проблема Субъекта прогнозирования, процедура прогнозирования для Урала вполне бессмысленна, так как в этом случае Возможное Будущее совпадает с Неизбежным.

^ Объект прогнозирования


Проблема Объекта прогнозирования состоит, в основном, в том, что административные, географические, геологические, этнические, культурные, кластерные границы региона не совпадают до такой степени, что можно всерьез говорить, о системе противоречий, заданной неопределенностью границ.

Крайне неудачно сконструирован Уральский Федеральный Округ. Это административное образование почему-то не включает Пермскую область, которая по всем признакам относится к Уралу, зато содержит Тюменскую область, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий Автономные Округа, вполне очевидно принадлежащие Западной Сибири.

Как следствие, УФО разрывается на части конкуренцией двух антагонистических систем деятельности: сырьевой западносибирской и индустриальной южноуральской, – причем в условиях текущей конъюнктуры коммерческая привлекательность нефтегазовой промышленности Западной Сибири очевидна.


^ Особенности Урала:


Округ занимает 10,5% территории РФ, что превышает суммарную территорию Германии, Франции, Великобритании и Испании. Население УФО – 12,4 миллиона человек (2002 г.), что составляет 8,5% населения РФ. Население с очень хорошей точностью можно считать моноэтничным – 83% составляют русские, остальные – башкиры, удмурты, татары. Территория урбанизирована, включает 1164 муниципальных образования, при этом средняя плотность населения всего 6,8 человека на квадратный километр, что даже меньше среднероссийской (8,6 человека на кв.км), хотя на юге региона доходит до очень больших значений – до 42 человек на кв.км.

Регион носит ярко выраженный промышленный характер, причем можно говорить о нескольких волнах индустриализации: Петровской, Екатерининской, Александровской, Николаевской, Советской, Военной (на Урал, в район Свердловска – Магнитогорска было переброшено 667 промышленных предприятий из 1523 перебазировавшихся на восток в 1941 году, на втором месте – район Казахстана – Киргизии, куда передислоцировались 308 предприятий, далее Новосибирск – 244), первой, второй и третьей послевоенной. При этом Урал был урбанизированным и, в известной степени, промышленным районом даже в допетровское время.

Советская политика создания колоссальной промышленной базы на Среднем и Южном Урале до сих пор ощущается в ментальном пространстве этих территорий, как сильный отпечаток советского (имперского) эгрегора.


^ Большой Урал


В ходе обсуждения с представителями Заказчика были согласованы следующие условные границы Объекта прогнозирования, под которым будет пониматься Большой Урал:

  • Южная граница – Казахстанский Урал (входит в состав Республики Казахстан);

  • Южный Урал – Орск, Магнитогорск;

  • Восточный Урал – Курган;

  • Район Челябинска – Златоуста;

  • Екатеринбург и Свердловская область;

  • Пермь и Пермская область;

  • Район Нижнего Тагила;

  • Северный Урал – Серов, Соликамск, Березняки;

  • Полярный Урал;

  • Вайгач, Новая Земля;

  • Шельфовый Урал – шельф полярных морей вдоль 60 градуса восточной долготы и Земля Франца Иосифа.

Южная граница региона теряется между границей Казахстана и Аральским морем, северная условно совпадает с Северным Полюсом. Регион вытянут вдоль 60 меридиана и представляет собой симметричное веретенообразное образование, сужающееся с юга на север.

Формально – это этнокультурная общность (в античной терминологии Страна) Урал.


^ Горизонт сценирования


Все проведенные с представителями территории обсуждения, равно как и анализ недвижимости и изучение управленческих документов, показывают, что приблизительно до 2020 года сценарное пространство вырождено, то есть Возможное Будущее совпадает с Неизбежным.

В этой связи был принят двадцатилетний горизонт сценирования: 2011 – 2031 год, причем сценарные развилки проявлены только на втором шаге сценирования, то есть после 2020 года.

Продолжать сценирование после 2020 года, по-видимому, преждевременно из-за высокой неопределенности внешней по отношению к Уралу ситуации.


^ Контекст сценирования (Съемка с территории)


Каждая территория имеет свои особенности, которые невозможно или исключительно трудно выявить по внешним источникам информации. Понимание этих особенностей критически важно для процесса сценирования. Проще всего снимать уникальности территории с ее представителей.

Данное прогностическое исследование опирается на результаты семинара 25 сентября – 1 октября 2011 г., г. Екатеринбург. Использованы следующие базовые техники: опрос, глобальное интервью, расстановочные игры, сценарные игры, Знаниевый реактор.


^ Собственное время


Как правило, Объекты сценирования относятся к современной глобализированной Цивилизации европейского типа. Это подразумевает простое плоское пустое изотропное однородное бесструктурное пространство и сложное трехуровневое «слоистое время». Тем не менее, бывают исключения. Так, для Сибири характерна альтернативная картина СтраННы с простым и, в известном смысле, «неподвижным» временем и многосвязным осмысленным пространством. Китай живет в циклическом замкнутом пространстве-времени. Армения существует в совершенно уникальном мифологическом времени, имеющим смысл только для географически изолированного пространства со сложным рельефом.

В этой связи важен вопрос о типе пространства и типе времени Объекта Прогнозирования, а также о его собственном времени (характерном ритме) и собственном пространстве (характерных размерах).

Результаты Игр и опросов показывают, что Большой Урал относится к время-ориентированным сообществам, то есть является Цивилизацией. Его важной структурной особенностью является медленное время. Несколько утрируя, можно сказать, что для Объекта Прогнозирования во втором «слое» времени находится не биологическое живое время с характерными частотами порядка обратного года, а геологическое живое время с характерными частотами порядка обратного тысячелетия или даже миллионолетия. С прогностической точки зрения это означает следующее:

Для Большого Урала должно быть характерно тяготение к инерционному сценарию на малых временах и исключительно большие разбросы при больших временах. Другими словами, плотность сценарного пространства очень быстро падает при удалении от Неизбежного Будущего, но никогда не становится равной нулю. Или же можно сказать, что сценарное пространство Большого Урала напоминает хокинговскую «черную дыру»: все сценарии проваливаются в Неизбежное Будущее, теряя свою уникальность, но эта уникальность сохраняется на квантовом уровне и воспроизводится хокинговским сценарным излучением. Само по себе это является важным прогнозом: Неизбежное Будущее Большого Урала должно генерировать нетривиальные (уникальные) сценарные скрипты, в том числе – для прилегающих территорий;

Время Большого Урала и время жителей Большого Урала и созданных ими организованностей не синхронизировано и не может быть синхронизировано. В этом отношении, во-первых, генерируется определенное стационарное противоречие, а, во-вторых, время Большого Урала выступает в качестве хронотопического стабилизатора: характерная для России «потеря Настоящего» не должна сколько-нибудь явно проявляться на этой территории. Эффект стабилизации времени задает важное для прогностики свойство Урала: его инвариантность относительно целого ряда внешних значимых процессов, в том числе, возможно, фазового кризиса;

Урал является порогом, разделяющий Российскую Цивилизацию со сложным и быстрым временем и СтраННу Сибирь со сложным и нелинейным пространством. Эта особенность провидит к анизотропии всех трансакций, пересекающих Урал, в том числе – и сценарных трансакций. Иными словами, при движении с запада на восток и с востока на запад вы можете попасть на одном и том же Урале в разные сценарии!

В логике «социосистемной спектроскопии» Большой Урал, хотя бы, как граница между классической Цивилизацией и внятной СтраННой, относится к достроенному Балансу Сознания. Опыт показывает, что Урал стремится принимать участие в любой войне, только как поставщик вооружения – в этом отношении эта территория осознанно и отчетливо выбирает творчество, а не войну, как способ разрешения базового социосистемного противоречия между жизнью и смертью. По существу, это совершенно явно прописано в уральской мифологии («Хозяйка медной горы» и т.п.). Зато к противоречию часть – целое, которое конструирует проекты управления и самоуправления в форме прокрустики Урал индифферентен.

В итоге мы должны наблюдать на данной территории интерференцию трех организующих структур: мезолитической цивилизации (и надо отметить, Урал часто рассматривается как «индустрия, вписанная в мезолитические отношения»), восточной (китайской) «совершенной древности» или мезолитической прокрустики и малого когнитивного проекта, развиваемого Исландией до кризиса 2008 года. Следовательно, система сценариев, которые могут быть реализованы для Большого Урала, должна быть соотнесена с этими тремя социосистемными форматами.

С учетом ряда особенностей, порожденных уникальной структурой собственного времени Большого Урала, то есть, с некоторой осторожностью, можно в первом приближении принять характерные ритмы Объекта прогнозирования за «стандартное десятилетие» европейской цивилизации. Тогда горизонт прогноза в двадцать лет представляет собой вполне обычные для процедуры прогнозирования два шага развития. При этом уникальность Объекта проявится, хотя бы, (и прежде всего) в том, что динамика системы на первом и на втором шаге развития будет совершенно разной.

Как правило, характерные размеры пространственной ячейки (прогностического домена) определяются характерными временами, и для шага развития в десять лет, составляют один структурный уровень «вниз» от самого Объекта Прогнозирования, то есть, в нашем случае это – субъект Федерации. Будем пока работать в рамках этой гипотезы, хотя она, разумеется, неверна – уже потому, что структура Урала должна приводить к анизотропии прогностических доменов по осям «север-юг» и «запад-восток», не говоря уже о «пороговой анизотропии»: домены, считаемые с запада на восток, отличаются от доменов, считаемых с востока на запад.


Базовые противоречия


Опыт Игр выявил для Большого Урала следующие значимые для Большого Урала противоречия:

  • Большой Урал – Уральский Федеральный Округ

  • Екатеринбург – Урал

  • Екатеринбург – Свердловская область

  • Екатеринбург – Москва

  • Урал – Сибирь

  • Екатеринбург – Новосибирск

  • Индустриальный Урал – внеиндустриальный Урал

  • Закрытый Урал (Урал для Урала) – Имперский Урал (Урал для России) – Открытый или Глобальный Урал (Урал для мира и мировых рынков)


^ Мифологическая оболочка


Опыт обсуждений продемонстрировал, что мифологическое пространство Большого Урала имеет ряд особенностей.

Прежде всего, само это пространство сформировано в позднее историческое время и даже имеет авторство. При этом жители, ассоциирующие себя с территорией, принимают Бажова и его сказки, как структурообразующий «миф места» и прописывают его в истории: Бажов де, собрал народное творчество, уходящее в глубину веков.

Далее, исключительно важно, что уральский миф о культурном герое (а сказка о Даниле-мастере и Хозяйке медной горы, несомненно, относится к этому типу мифологии) совершенно необычен.

Как правило, герой крадет, отбирает или, плутуя, выигрывает в кости технологии у богов. Боги тем или иным способом рано или поздно его наказывают, а люди – не понимают или не принимают. В конечном итоге новое – огонь, или ремесло, или земледельческие технологии – прививается, но ценой судьбы или жизни героя.

В данном же случае Богиня (Хозяйка медной горы) сама добровольно учит героя ремеслу, прилагая к этому значительные усилия. Никакого наказания за это не предполагается, а само знание, отнюдь, не рассматривается, как тайное. Сюжет не предполагает смерти героя, и вообще знание не рассматривается мифом в контексте расплаты. Важно и то, что само это знание необычно: оживление творчества – каменный цветок – есть социосистемное воплощение творчества, его квинтэссенция.

Иными словами, данная версия мифа о культурном герое представляет собой миф о со-творчестве, или, если хотите, о Втором Творении.

И с точки зрения внешнего наблюдателя, и с позиции акторов территории – именно «Хозяйка медной горы» – базовый миф Большого Урала.

Далее, было отмечено следующее:

Мифы о происхождении уральских гор существуют (пояс великана и т.п.), но не представляют интереса и не значимы для территории;

Мифы о происхождении уральского населения существуют, но совершенно стандартны и мало отличаются от аналогичных мифов «о центре мира» остальных народов. Представляет интерес только приход людей именно с севера, с берегов Ледовитого океана и связь этого прихода с Оледенением.

Благосклонно встречены акторами территорий полумифы-полулегенды о том, что именно на Урале – и еще в Мезолите – намного раньше, чем в других пространствах была создана примитивная металлургия и кузнечное ремесло (Миф о «Мастерской Богов»).

В культуре довольно много разговоров о «стране Тартарии», но, как структурообразующий миф территории, эта легенда не работает.

Представляет некоторый интерес «толкиенизация Урала»: образы Мглистых гор, подземного мира, гномов, орков, Балрогов, как духов Огня.

Заметим, что мифологема «подземных дворцов», «подземных заводов», «подземных железных дорог» и т.п. хорошо представлена в общественном сознании и современной культуре – миф о Золотой Бабе, Сокровищах Валькирии и т.п. Равным образом, для Урала характерны мифы о спрятанных под Землей сокровищах самых разных типов – от золота и драгоценных камней, до инопланетных технологий. В этом смысле жители Урала были бы благодарной аудиторией для Вагнеровских опер из цикла «Сокровища Нибелунгов». Эта же система мифологем хорошо соотносится с образами «уральских драконов», начиная с «ящерицы Бажова».

В целом, мифологическое пространство Большого Урала построено на понятиях творчества, со-творчества, Женщины – Богини и Хозяйки, мужчины – Мастера. Очень большое значение имеют мифо-образы Огня, Камня, Металла.


^ Семантическая оболочка


Никаких особенностей, выходящих за пределы местных лексем, в семантической оболочке Большого Урала обнаружить не удалось. Это же касается брендов и рекламных образов.


^ Семантический анализ поисковых запросов на предмет выявления креативных областей деятельности на Урале


Локусы когнитивного будущего на Урале обнаружить практически невозможно. В информационном пространстве они не представлены или представлены плохо.

Поисковые запросы, которые дали, хотя бы, какой-то результат:

Запрос «искусство Урала». Декоративно-прикладное творчество, ювелирное дело, камнерезное искусство. В целом акцент на «уральской старине». К концу первой страницы начинается торговля – сайт «УралТурист», экскурсии.

Запрос «современное искусство Урала» не сильно меняет ситуацию и выдает множество совершенно традиционных галерей.

Запрос «арт Урал». Торговля лесом, фасадной и тротуарной плиткой, товарами для дома. В лучшем случае – товарами для художников и художественного творчества. Только на последнем десятом месте на первой странице ссылка на сайт о местных арт-галереях.

Запрос «арт-галерея Урал». Только две первые ссылки на что-то, соответствующее ожиданиям: Екатеринбургскую галерею современного искусства и новостную ленту местных арт-галерей на сайте ИТАР-ТАСС Урал. И там, и там достаточно много событий, в том числе международных, в том числе для детей, мастер-классы, встречи, фотовыставки, современные и заслуженные художники, но ничего, выходящего за рамки традиционной организации музейного пространства. Далее по поиску – продажа изделий художественного творчества, товары для творчества.

Запрос «арт-концепция Урал». Набор совершенно не соответствующих запросу разрозненных сведений (торговля, офисные перегородки, рабочие вакансии, …). Соответствующая запросу строка одна, но значимая: Лэнд-арт фестиваль «Мифы Урала» в Перми. Фестиваль предполагает масштабные арт-объекты, выполненные из простых, экологичных природных материалов и размещенные в городской среде, творческий процесс монтажа экспозиции. В целом соответствует современным трендам в культуре. Организатор проекта – «Камва. Живой поток времени» (http://www.kamwa.ru/). На площадке проекта реализуются, в том числе, детский театр моды, этномода, радио Камва на сайте, этнофутуристический фестиваль, имеющий статус международного фестиваля современных этнических культур, антология традиционного фольклора народов Прикамья (аудиосерия аутентичного фольклора). Достойная площадка в русле базовых трендов современной культуры.

А также – «Уникальная кросс-культурная игра в Екатеринбурге… Форсайт Клуб Урала совместно с Сергеем Переслегиным проводит конференцию на тему...», т.е. мы создали целый прецедент.

Запрос «музеи Урала». Акцент на краеведческих музеях, музеях декоративно-прикладного творчества, геологических аспектах, упоминаются также музеи-заповедники, музеи природы, мемориальные музеи.


Музей, встречающийся несколько раз на первой странице (четыре раза из десяти!), – Объединенный музей писателей Урала, который является муниципальным учреждением культуры (http://www.ompu.ur.ru/). Этот музей активно занимается лекционной деятельностью, экскурсиями, в том числе на его площадке существует культурно-развивающий центр «Призма», организующий занятия для школьников по русскому языку и лингвистике. На его же базе открыт виртуальный зал «Музей уральской фантастики» в виде путешествия на борту космического корабля. Предлагают увидеть целый мир в мыльном пузыре, величие многогранной Вселенной в цветке водяной лилии. На его же базе реализован Музей кукол и детской книги «Страна чудес». Это – единственный музей в мире, который сочетает коллекцию кукол и книг, так как в нем представлено большое количество кукол – литературных персонажей. Открыт в Литературном квартале 31 октября 1994 г. Интересно то, что музей отмечает Год Космоса и 140-летие книги Льюиса Кэрролла «Алиса в Зазеркалье». Выставка подготовлена по книге Кира Булычева «Тайна Третьей планеты» и книге Льюиса Кэрролла. Выставка представлена куклами из коллекции Музея, книгами, рисунками из мультфильма, созданного по книге К. Булычева. «Музей живой книги» – виртуальный проект того же Объединенного музея писателей Урала. Литературный квартал в Екатеринбурге курирует тот же ОМПУ.


Есть, вроде бы, крупный центр МБУК ЕМЦНТ «Гамаюн» (http://centrgamaun.ru/). Анонсировано, что в основе его работы лежит концепция «живого» музея, но (!) формат проектов в основном выставочный, традиционный, а тематически обращен в прошлое («Екатеринбургские родники», «Текстильные рукомесла», «Традиционные промыслы Урала», «Шла девица к ставнику...», «Гамаюновы рукодельни» и др.)…

Существует Музей радио им. А.С.Попова. Достойно, что живет он не совсем прошлым веком. На его базе функционирует Планетарий с хорошим набором тематических лекций о космосе.

На последующих страницах все то же самое вперемешку с туризмом.

Дополнительное исследование не принесло ничего нового. Обнаружен музей Бориса Ельцина, классический вариант деятельности, ничего перспективного. Уточненный запрос «интерактивный музей Урал» не дает ни одного результата.


Запрос «фантастика Урала». Первая в списке ссылка – http://ural-fantastika.ru/. Сайт неких писателей Потапова и Морозкова, 1960х годов рождения, которые, по слухам, никогда ничего хорошего не писали. Далее по списку – ссылки на свободные библиотеки, где в фантастических произведениях упоминается Урал.

Старейший в России фантастический конвент Аэлита (место проведения – Екатеринбург) по данному запросу не находится вообще. Отдельный запрос показал, что конвент имеет много сайтов, но ни на одном из них нет актуальной информации. Все заканчивается 2003-2008 гг., хотя на других ресурсах можно обнаружить новости, что в 2011 г. он, все же, проходил.

Запросы «культура Урала», «современная культура Урала». Ничего, кроме ссылок на историю.

Фестиваль современных культур «Изъюр» (Кудымкар и Коми-Пермяцкий округ). В описании сотрудничество с иностранными деятелями искусства, арт-объекты, арт-поляны, световые перфомансы, но проект краеведческий.

Запрос «музыка Урал». Ничего путного. Гитара «Урал», музыкальные порталы, ... При дополнительном исследовании обнаружены следы существования лейбла «Bustazz Records» (Екатеринбург). Занимается музыкой в стиле хип-хоп.

Запросы «креативный Урал», «креатив Урал». Пи-ар, реклама, имидж, медицина. Ничего, относящегося к сути дела.

Запросы «когнитивный Урал». Все о башкирском народном эпосе «Урал-батыр» и научные диссертации. Особо символично: третья поисковая строка выдает статью «Алкоголизм» в Википедии.

Поскольку запросы «клубы Урала» и «музыкальные клубы Урала» выдают лишь списки спорт-клубов, приходится смотреть «ночные клубы Урала». В Екатеринбурге около сорока адресов, в Челябинске двадцать, в Перми более пятидесяти. Ничем не примечательны. Обнаружен конкурс «Миссис Урал», конкурс «Лучший клубный танцор Урала» в номинациях: D`n`B, R`N`B, House, Hip-Hop, Electro dance (Tecktonik), Sexy style.

Запрос «интеллектуальный клуб» из всего списка выдает одну ссылку на клуб игры в мафию в Екатеринбурге.

Запрос «экспериментальное пространство Урал» и «совместное творчество Урал».

Парадокс: по первому запросу – автомобили, самосвалы, элементарные частицы; по второму – производство и торговля, в лучшем случае народное творчество.

Из дополнительных удовольствий в Екатеринбурге и Перми есть Парки бабочек, в Екатеринбурге Аквагалерея с рыбками.


Таким образом, анализ выявил, что на Урале существует один яркий интересный проект «Камва» в Перми и «три раза по половине музея» в Екатеринбурге, которые неплохо представлены в Интернете. Кроме этих случаев, других фактов появления совместных пространств для творчества, мультифункциональных арт-проектов и пр. не отмечено.

В анализе намеренно не исследовалась тема развития науки, инноваций и изобретений, поскольку совершенно ясно, что текстов на данную тему, в связи с задачами, поставленными правительством РФ, достаточно много, а содержание в них одно.


^ Первичная система сценариев («хотелки»)


Предварительное сценирование Уральского региона было выполнено в ходе последовательных креативных семинаров 25 и 26 сентября 2011 года. Использовалась техника Знаниевого реактора и расстановочных игр. Целью работы было не столько само это сценирование, сколько уяснение страхов, опасений, пожеланий и чаяний территории («хотелок» и «страшилок»), которые должны быть учтены в окончательной версии сценарного пространства. На практике, такие автохтонные спонтанные неаналитические сценарии можно рассматривать, как «желательный» контекст прогнозирования, ответ территории на вопрос: «чего можно хотеть?».


В ходе Игр получены следующие метафоры, описывающие уральский регион, Большой Урал, содержательные моменты возможных сценариев:


^ Стандартные региональные метафоры:

Опорный край державы, пуп Земли, край Земли, Шамбала


Стандартные гуманитарно-технологические метафоры:

Новые формы присутственных коммуникация, ЭКСПО-2020, Пространство новых социальных технологий, плохая ассимиляция мигрантов


^ Стандартные экологические метафоры:

Живой человек: нагадил и смотрит

Сноуборд на отвалах

Родник


Стандартные мифологические метафоры:

Хозяйка с ключами

Ожидание весны

Заколдованность (забыла кто я, откуда я)


^ Инженерно-технологические метафоры:

Урал как реактор, инженерия, «инженерная морковка»

Мантийная энергия и мантийные потоки, ключ к огню

Хьюмология (научная или технологическая дисциплина о свойствах человека, как элемента человеко-машинных систем, то же самое, что и человекоматериаловедение), «приложить руки»

Цикл разомкнут

Шина, порт (как часть компьютерной платы)

Нетривиальные метафоры составляют 42%, что довольно много. Важно, что все без исключения нетривиальные метафоры относятся к инженерно-технологическим.


Игра задала следующее первичное сценарное пространство (в порядке предъявления):

№ 1. Геологические технологии: терраформирование, геоинжиниринг. Название сценария: «Динамическая геология»

№ 2. Инженерный имперский военный геополитический сценарий. Название сценария: «Опорный край державы», метафора: «живое положить на Уральский хребет»

№ 3. Инженерно-промышленный, глобализационный, торговый сценарий. Название: «Китайский дракон против уральского»

№ 4. Интегральный амбивалентный инженерный эзотерический сценарий. Название и содержание: «Урал – шина или порт компьютерной платы «Земля»»

№ 5. Промышленный, экологический, геокультурный сценарий. Название «Уральская Япония» или «Уральская Швейцария».

№ 6. Гуманитарный коммуникативный сценарий «Сердце: социальный кардиологический процесс»


Позднее были предложены следующие дополнительные инициативные сценарии:


№ 7. Изоляционистский антиколониальный сценарий с элементами гезелевской экономики. Название «Уральская республика»

№ 8. Образовательно-исследовательский интегральный сценарий с элементами когнитивности «Мультиуниверситет»

№ 9. Традиционный интегральный сценарий «Сельское хозяйство + туризм»


Из предложенных сценариев пять (56%) относятся к инженерным и\или индустриальным, один является гуманитарным, один с натяжкой можно рассматривать, как «экологический», один декларирует традиционные ценности, один – когнитивные. Сценарий «Уральская республика», насколько можно судить, не содержит внутренней энергии и должен рассматриваться, как риск остальных сценариев.

Сценарное пространство не вырождено, но, в общем и целом, тривиально. Нетривиальную специфику – содержательную или хотя бы местную – содержат сценарии № 1 (содержательная идея геологических технологий) и № 4 (содержательная идея особой формализованной и технологизированной «протокольной» коммуникации между идеями, структурами, потоками, культурами, цивилизациями).


Процесс обсуждения привел к появлению укрупненных базовых сценариев, выполненных по замкнутой схеме (4+1) и глобализационной схеме (3+5+2). Результаты могут быть отражены на сценарной пиктограмме, цвет ее оранжево-желтый, слабо проявленный:





^ Семантический анализ сценарных игр


На основании первых очень продуктивных дней игропрактики мы смогли сформулировать метафорическую картину Урала: «Все умрут, а я останусь...» по аналогии с известным фильмом Гай Германики, проблематизирующего будущее юности, живущей в маленьких городках России.

Это – оптимистичный вывод и одно из оснований для названия территории Большого Урала фазовым инвариантом, что подразумевает известную независимость самой территории, как геопланетарной общности, ее населения, базовых технологий, ассоциированных с территорией смыслов, ее мифологического наполнения от военных, экономических, политических кризисов и даже от кризиса фазы развития.

Используя полученные на Играх смыслы и содержание, проанализировав предварительное сценарное пространство, аналитическая группа сформулировала Цели Урала в XXI веке. Это дало возможность построить техническое задание на прогноз и применить техники Современной и Перспективной прогностических платформ, несмотря на отсутствие на территории не только Субъекта Прогнозирования, но и Заказчика.


Здесь необходимо отметить, что наличие в Екатеринбурге Форсайт-клуба значимо, и в перспективе он может стать одним из акторов развития территории и выступить в роли субъекта изменений.

Трудности обнаружились при переходе от первичного сценирования («хотелок») к уровню стратегирования, проектирования, программирования, к поиску инженерных решений для приживления чаяний нового мира, нового понимания, новой социальности в городской среде.

Участниками семинара были заявлены такие важные цели, как замкнутый цикл по отходом антроподеятельности или «Эконоценоз», сформулирован «принцип подобия» Екатеринбурга и Москвы, определены точки сборки сценариев.

Однако, Игры проявили желание аудитории управлять новым производственным процессом, но, отнюдь, не начинать проект, отвечать за него, создавать, строить, стратегировать, брать на себя риски и отвечать за провалы. Это напомнило стремление московских выпускников ВУЗов получить место в офисе и работу, где надо только подписывать приказы и получать зарплату.

Проявился колоссальный разрыв между пониманием того, что надо получить, и тем, как к этому результату прийти через все кризисы, агрессию среды и недостаток средств. В сущности, это довольно стандартный для эпохи постиндустриального кризиса разрыв между желаниями и возможностями или, в другом языке между планированием деятельности и самой деятельностью.


^ Рефлексия онтологического и семантического пространства через Игры


Проанализируем «облако смыслов», которое получилось в итоге игрового моделирования и, в частности, ценность энергии мантийных потоков, необходимость и реальность изучения этих энергий, значимость тайны, как исследовательской так и собственно самого образа тайны, как части онтологии. Высказанное на Игре желание превратить скрытое в прозрачное может трактоваться как близкая возможность открытия новых видов энергетики.

Поиск важного онтологического «ключа» от Медной горы, выявление его на поверхности смыслов и деятельностей, тоже может быть связано с новым типом энергетики. С другой стороны, еще большее значение приобретает этот символ в логике технологического пакетирования, задавая возможность сценария «Альтернативная экология»: строим технологический пакет «Природопользование» и создаем систему замкнутых циклов для производства. Здесь ключ – замыкание циклов. Можно прочитать символ и по-другому: достраиваем набор технологий, например, тех же природопользовательских, до полного пакета. Здесь, ключ – это, конечно, замыкающая технология.

Воля людей, живущих на территории Большого Урала, сформирована внутри антропотипа. Внешние воздействия, ситуации и обстоятельства не имеют существенного значения. Показательно отношение к самодвижению людей: «встань и иди» здесь – нормальная позиция, не вызывающая удивления или восхищения.

Здесь же нужно учесть характерное игнорирование идентичности и признания самости. На Урале нет снобизма выделенности, есть спокойствие и мудрость единства со своей территорией, своим временем, своим неспешным сценарием, и фокус времени – это не тикающая бомба европейских гонок за падающей все время производительностью капитала, а спокойное осознание: «Пакет сложился, вот время и пришло». Нигде на других территориях, с которыми работала экспертная прогностическая группа «Конструирование будущего» не была так четко поставлена точка континуума: здесь мы будем делать ЭТО в ЭТО время, и ЭТО наше предназначение – и людей, и территории.

Уже в первый день семинара начал вырисовываться смысловой инвариант Урала: это – широкий защитный пояс для большой страны, это – сохранение технологий, это – большой природный сегмент страны, это – пустая земля, которая еще многих может вместить, это – кладовка, это – кадровый резерв. Это – открытые и неоткрытые тайны Земли. Это – готовность сформировать цикл, то есть построить единство смыслового онтологического социального и экономического поля, единство, в котором утилизируются не только технологические отходы, но и информационные, и псевдомифологические. Такое единство может рассматриваться нами, как условие выигрыша в следующей войне брендов, потому что здесь они будут распредмечены и утилизированы. Здесь не будет работать то, что не нужно, оно будет отгружено в отвалы, застроено, превращено в ландшафт, упаковано в земную мантию и т.д.






страница1/4
Дата конвертации28.12.2012
Размер1.03 Mb.
ТипСценарий
  1   2   3   4
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы