«Промышленный регион» icon

«Промышленный регион»



Смотрите также:
1   2   3   4
Раздел 3. Цели Урала в XXI веке


В 2007 году Япония озвучила в мировом пространстве прогнозов документ с подзаголовком Цели Японии в XXI веке и начала новую историю форсайтных исследований. Аналогов этому документу ни по форме, ни по содержанию до сих пор нет. На Урале мы сталкиваемся с ситуацией, которая аналогична Японии в том, что имеется некая целостность, готовая заявить себя в Будущем независимо от принятых методов исследования, просто как данность, с которой следует считаться. Япония есть фазовый инвариант, это означает, что независимо от того в каком времени мы находимся и в какой фазе развития общества пребываем, Япония на своей территории реализует лучшее через быструю смерть предыдущего. Так происходит всегда.

Последний пример, который все видят: кризис – старение общества – работать некому – делаем андроидов и полостью меняем структуру занятости и вообще общества.

«Причем тут Япония? На Урале не проектируются андроиды :-)», – скажет обыватель. Урал, однако, тоже фазовый инвариант, только другой. А с тем, что не меняется в своей сути веками, следует считаться, потому что это точка нашей опоры при переходах в новое качество.

Япония, как универсальный метод, озвучила свои цели на целое столетие и тем зафиксировала свои права поступать так со своим народом и далее.

Если Урал заявит свои цели в XXI веке, то он попадет на карту когнитивных мировых проектов и тем самым заявит себя не как часть страны, а как важная часть мира и человечества. Это – новый статус. Здесь речь не идет об отделении Урала и Сибири (модный сценарий наших идеологических оппонентов), здесь идет речь об осознании территорией своего предназначения.


«Внутренний фронтир»


В 2001 году специальной Комиссией, созданной по приказу премьер-министра Японии Коидзуми, был подготовлен документ под названием «Внутренний фронтир. Цели Японии в 21 веке», в котором были изложены рамочные принципы и цели развития Японии на долгосрочную перспективу. На его основе были разработаны стратегия социально-экономического развития, концептуальная основа культурной политики и новая военная доктрина Японии.

Видение будущего Японии, описанное в стратегии социально-экономического развития, это «Страна без границ» - интегрированная в мировую экономику, мировой центр интеллектуального и культурного производства. Утверждается, что будущие лидеры экономики – это производители «товаров культуры» и инноваций в хай-тек и хай-хьюм, и для достижения лидерства на этом рынке необходима, в том числе, капитализация культуры, создание «японских» культурных продуктов и стилей жизни. Социальное и экономическое развитие страны описывается в документе в терминах «социоэкономики», неразрывно объединяющей эти два понятия. Внутри страны предполагается развивать политику «второго шанса» - давать возможность людям сделать несколько карьер за жизнь. Кроме того, предполагается всестороннее развитие человеческого потенциала и разносторонней активности. Во внешней политике страны предполагается стать ключевым игроком на Тихом океане и в АТР, потеснив США. В рамках этого, предполагается реформа вооруженных сил (которая уже началась) и неявно – получение ядерного оружия.

Онтология, заложенная в форсайт, основывается на следующем:

• Японоцентризм. Интересы Японии первичны по отношению ко всему. Япония обладает собственной проектностью и собственными целями в мире.

• Гипотеза о постиндустриальном переходе. Япония проходит «постиндустриальный переход», который приведет к формированию общества нового типа.

• Социоэкономика. В терминах социоэкономики, объединяющей социальное и экономическое пространства, рассматривается в том числе и развитие технологий.

Будущее, согласно документу «Цели Японии в 21 веке», имеет следующие особенности:

• Япония является технологическим и культурным лидером мира.

• Глобализация сохраняется и развивается.

• В Японии формируется новый социально-экономический уклад; перспективы других стран в этой сфере неясны.

• Технологическое развитие позволит решить значительную часть существующих на сегодня «глобальных проблем».

Технологическая картина будущего, нарисованная в форсайте, относится к «мейнстриму» и большого интереса не представляет. Можно отметить, что наиболее интересные сами по себе, нетривиальные и относящиеся к традиционно «фантастическим» технологии были занесены в список имеющих наиболее неоднозначные и нежелательные социальные последствия.

Япония является значимым игроком в АТР и ключевым актором по разрешению кризисов и «проблем», что предполагает наличие вооруженных сил, а также слабеющих США. Обстановка на планете в целом не становится более мирной; происходят значимые локальные конфликты. О возможных разнообразных кризисах явно ничего не говорится, но контекстно их возможность явно предполагается. Ключевыми факторами успеха страны в будущем, с точки зрения Японии, становятся наличие собственного культурного проекта и «soft power», энергетическая независимость, включенность в управление мировыми потоками товаров и услуг. Естественно, для самой Японии это означает также создание полноценных вооруженных сил.


^ Цели Большого Урала в XXI веке


Урал, как общность уникальной природной среды, людей, живущих и действующих на данной территории, построек и разработанных недр, городов и небесной сферы смыслов над ними имеет следующие цели в XXI веке:

1. Осознание, осмысление и описание своего единства, в том числе, создание целостного образа Урала, уральцев, уральских гор, уральских смыслов, уральских технологических пакетов, заявление фазового инварианта.

2. Заявление карты мира подобных инвариантов, организация в городе Екатеринбурге мировой конференции по терраформированию и геологическому предназначению территорий Большого Урала.

3. Разработка на территории Урала силами Уральского Федерального Университета технологического пакета «Природопользование» в версии «Замкнутый цикл по утилизации отходов индустриальной фазы развития».

4. Разработка на территории Урала силами антиуниверситета информационного пакета захоронения и утилизации информационных отходов постиндустриального перехода и когнитивной фазы развития.

5. На базе противоречия между двумя динамичными структурами внутри Уральского Федерального Университета (УПИ против ЕГУ) создать уникальную структуру образования: апофатическую или структуру Пигмалиона, когда обучающийся методом очищения своего инженерного и информационного поля от мусора составляет для себя необходимый набор знаний и практик и в процессе обучения сам пакует его в эффективную образовательную траекторию.

6. Превращение Урала в Эконоценоз и Терраценоз в горизонте прогнозирования 2011-2099. Создание первого в мире системно-инженерного кластера с применением энергии мантийных процессов, заявление антроподеятельности, как значимой по сравнению с другими планетарными (геологическими) процессами.

7. Технологическое сопровождение части других планетарных проектов в том числе освоение Космоса (Программа освоения системы Сатурна, то есть – создание солярного космического корабля), освоение океанских глубин, биоинженерия человека, конструирование эко- и социосистем, создание сложных форм деятельности, досуга и познания.

8. Сохранение за Большим Уралом технологического пакета Природопользование, как основного технологического пакета, содержащего единство человеческих целей, возможностей природной среды, информационного основания этой деятельности и ее мифологических корней.

9. Создание и отработка на территории новой экономики, основанной на вертикальной капитализации, которая определяется возможностью получать энергию из недр Земли, перерабатывать ее в процессе человеческой деятельности непосредственно в месте получения.

10. Осуществление не позднее 2031 года на территории Большого Урала Второго Эпидемиологического Перехода, то есть обеспечение средней продолжительности жизни на территории региона около 120 лет.


^ Раздел 4. Кейсы


Форматы недвижимости. Развитие городской среды в Екатеринбурге


Формат

Описание

Образцы в Санкт-Петербурге

Образцы в Екатеринбурге

Кондо-отель

Гибрид жилого многоквартирного дома и гостиницы, специализация - жилая. Обычно имеют службу консьержей, службу уборки, доставку еды, прочие услуги, обычно входящие в состав гостиницы, квартиры находятся в частной собственности и используются для краткосрочного или среднесрочного проживания.

Элитный жилой дом «Пятый элемент»

Отсутствуют

Апарт-отель

Гибрид жилого многоквартирного дома и гостиницы, специализация гостиничная. Включают в себя весь гостиничный функционал. Номера-апарты включают в себя весь функционал квартиры и сдаются в аренду, в т.ч. долгосрочную.

Отель Staybridge Suites на Московском проспекте, 97

Отсутствуют

Доходный дом

Жилой дом (или комплекс квартир внутри жилого дома), используемый для сдачи жилья в долгосрочную аренду.


Дома на Коломяжском, 15 (ICECAPITAL Housing Fund), на Лиговском, 146 (недорогое жилье для гастарбайтеров)

Отсутствуют

Передвижные дома

Небольшой дом фабричной сборки, стоящий на колесах (трейлер) или допускающий перевозку и установку целиком. Обычно размещается на арендованной земле, т.к. не требует строительства. Используется как дешевое жилье или жилье для узких целевых групп, например любителей путешествий или пенсионеров.

Чистые примеры отсутствуют. В некотором смысле, к данной категории относятся проекты временной рекреационной застройки на территории лесного фонда и в водоохранных зонах.




«Второй дом»

Жилье в курортных зонах, за городом или в иных особо привлекательных зонах (в т.ч. в исторических центрах городов), используемое для сезонного проживания или отдыха. Являются дополнением к постоянному месту проживания. Могут сдаваться в аренду.


Коттеджные поселки с возможностью постоянного проживания вокруг горнолыжных курортов и на Вуоксе. Коттеджи и таунхаузы в Финляндии. Квартиры в Выборге, Сочи, Калининграде.




Ко-хаузинг

Искусственный формат жилья, представляющий собой несколько квартир или коттеджей с общими зонами. Общие зоны могут включать в себя кухни, столовые, бассейн, хозяйственную комнату, мастерскую, спортзал, детскую игровую зону, гостевые спальни и т.п.

Подразумевает высокую самоорганизацию и самоуправление, позволяет создать плотные социальные связи.

В некоторой степени – традиционные общежития. Отдельные примеры можно найти внутри сформированных элитных коттеджных поселков («Корабельные сосны», «Сосны»).




Коттеджный поселок или жилой комплекс закрытого типа

Формат жилья, представляющий собой закрытую территорию с жестко контролируемым доступом, внутри которой размещены жилые объекты. Как правило, элитное жилье внутри слаборазвитой территории.

Может эволюционировать в рекреационное жилье (типа тайм-шер).

Элитные коттеджные поселки, например «Patrikki Club» и «Балаково»




Таймшер

Формат временного использования жилья (апартов, коттеджей, таунхаузов). Представляет собой право «временного использования», т.е. право пользования жильем в течение определенного периода времени в году. Применяется к недвижимости в рекреационных зонах.

Holiday Club Hotel, Биржевой переулок, 2




Лофт

Переоборудованные под жилую или смешанную функцию старые заводы и деловые центры.

«Петровский арсенал»
(Сестрорецк), лофт-проект «Этажи» (Лиговский пр. 74)




Лейн-хаус

Малоэтажная плотная городская жилая застройка. Сблокированные 2-3 этажные дома с индивидуальными фасадами.







Многоквартирные дома за городом

3-4 этажные жилые дома, располагающиеся в загородных зонах, часто на территории коттеджных поселков. Предлагают жизнь за городом, но уровня городской квартиры.

Коттеджные поселки «Karela Hills», «Сосны».




Дальняя дача

Загородное жилье для сезонного отдыха, расположенное на большом расстоянии от города в привлекательных природных зонах, предлагающее сравнительно невысокое, но крайне «экологичное» качество жизни.

Коттеджные поселки «Ладожский простор», «Калевала», «Богемия», «Речной бобр».





В горизонте 2015 года в Екатеринбурге крайне вероятно появление следующих типов объектов:

• Лофт. Общественно-жилой или общественно-деловой центр в бывшем промышленном здании. Локализация – полупериферийное промышленное кольцо города.

• Культурный лофт-проект. Крайне высока вероятность появления культурного лофта (общественно-культурной зоны) на базе устаревшего общественно-делового здания (см. кейс лофт-проекта «Тайга» в Санкт-Петербурге). Локализация – центральная часть города, возможно – дворы и окрестности пешеходной улицы Вайнера, а также территории, примыкающие к университетским комплексам.

• Второй дом за городом. С развитием рынка недвижимости, распространится практика «хорошая городская квартира + хороший загородный дом». Локализация – зона 100 и более км от Екатеринбурга.

• Апарт-отель. Скорее всего – под нужды топ-менеджмента крупных компаний, с локализацией в центральной части города. Возможно – как часть одного из существующих жилых домов бизнес или элит-класса.

Пространственное развитие города и развитие его жилой застройки включают в себя несколько элементов, которые будут реализованы при любом сценарии:

a. Развитие кольца субурбии вокруг города, переезд некоторого числа жителей в пригороды и города-спутники. Неизбежный перспективный конфликт малоэтажной пригородной застройки с крупными проектами многоэтажной застройки.

b. Постепенное развитие среды городов-спутников, а затем и крупных поселений, до современного уровня (в т.ч. качественной форматной торговли, центров занятости, культурных объектов).

c. Расширение и сегментация предложения на рынке жилья.

d. Развитие арендного жилья.

e. Сохранение жилой функции исторического центра города, постепенная реконструкция и перестройка аварийных и не представляющих ценность зданий.

Новая инвестиционная волна в жилую недвижимость начнется в 2013-2015 годах, как и прошлая, с элитных зданий. Как и в прошлом инвестиционном цикле, первыми будут новые элитные здания в историческом центре, последними – крупные проекты на периферии. Эти проекты будут иметь значительные качественные отличия от существующих, в первую очередь по качеству архитектуры и проектирования. Одновременно, сформируется окончательный набор стандартов постиндустриального качества городской среды и станет очевидным полное несоответствие этим стандартам кварталов, строительство которых было начато в 2007-2011 годах.

Основной риск для Екатеринбурга – это брюсселизация, т.е. сверхкапитализация территории, выдавливающая из центральной части города любую деятельность, кроме сверхприбыльной. Аналогичный процесс разворачивается с начала 2000-х гг. в Москве, явно намечен в Екатеринбурге и нет оснований считать, что городу удастся его избежать.

В то же время, указанный риск присутствует в любом сценарии как неизбежное зло развития современного постиндустриального города. Основная управленческая задача – локализовать процесс брюсселизации внутри городского пространства, привязав его к определенному, небольшому числу зон и сделав управляемым инструментом переосвоения ветхой исторической застройки. Страховкой здесь должно служить локализация и доформирование городского центра, что в случае Екатеринбурга должно носить проектный характер.


^ Опыт создания креативного центра в Санкт-Петербурге


Креативный центр «Тайга» («пространство Тайга») открылся в Санкт-Петербурге летом 2011 года. Это не первый и не единственный подобный проект в городе (есть выставочный лофт «Этажи», центр культуры на месте завода «Красное Знамя», галерея «Эрарта» и т.д.), но он наиболее точно отражает суть формата объекта и методы решения стоящих перед ним задач.

Содержание проекта – создание в центре города независимого и неформального культурно-делового центра, заточенного на «экономику творчества»: индустрию моды, дизайн, архитектуру, сопутствующие IT-решения, и т.п. Руководители проекта - Марк Калинин, Катерина Качавина и Мария Павлихина.

Сайт проекта http://space-taiga.org

Google Maps http://maps.google.com/maps?q=59.943835,30.321268&hl=en&t=h&z=16&vpsrc=0

Яндекс: http://maps.yandex.ru/-/CBecYMN8

Некоторые фото, планировки, технические описания – http://www.assistent-invest.ru/uslugi/nedvizhimost/1.html (попытка продажи здания)

Место расположения – Дворцовая набережная, 20 (угол с Мошков пер.), прямо напротив Петропавловской крепости. Здание представляет собой нежилой дом, в начале 2000-х годов использовавшийся как неформатный бизнес-центр. «Тайга» выступает в роли арендатора у собственников здания и сдает помещения в субаренду.

Особенность расположения в том, что недвижимость в этом районе относится к категории сверхдорогих и охраняется как наиболее ценная часть культурно-исторического центра города. Стоимость квадратного метра по соседству – от 15 тысяч долларов за кв.м. (встречались предложения в видовых квартирах и по 50 тысяч долларов за кв.м.), при этом предложение подобных объектов на рынке крайне ограничено. Любая реконструкция, перепрофилирование и строительство новых объектов в этом районе связаны с бесчисленным количеством согласований. Соседние здания – либо административные объекты советского периода, либо жилые дома, на ¾ состоящие из коммунальных квартир. Рядом, в радиусе 5 минут пешком, располагаются Эрмитаж, Мраморный дворец, собор Спас на Крови, а также несколько ВУЗов, в т.ч. Институт культуры. Заметные пешеходные потоки мимо здания не проходят.

К концу 2000-х годов здание пришло в косметическую негодность и требовало значительного ремонта. Средств у собственников на необходимые работы, по-видимому, не было. По сути, дом для собственников был «чемоданом без ручки», а покупателей на здание целиком не нашлось (хотя здание стоит на продаже за 534 млн. рублей, см. http://theproperty.ru/11665516/). Именно этот факт стал ключевым аргументом в пользу передачи здания в аренду «Тайге». Часть стоимости текущего ремонта, проводимого арендаторами и субарендаторами, засчитывается как часть арендной платы.

Общая площадь здания – порядка 1700 кв.м., что мало для форматного делового центра. Любое изменение функции требует надстройки и капитальной реконструкции. Исторически это частный дом. Высота по фасаду – 2 этажа, надстройка практически невозможна, учитывая особенности расположения. Внутриквартальные постройки имеют высоту 3 этажа с мансардой за счет низких потолков (стандартное решение для исторических зданий Санкт-Петербурга). Вход с набережной и через арку с Мошкова переулка. Внутренний двор в настоящее время реконструируется силами арендаторов.

Экономика проекта представляет собой кальку с обычного бизнес-центра. По сути, это и есть бизнес-центр, только узко специализированный. Арендные ставки для конечных арендаторов – от 450 до 600 рублей за кв.м. в месяц с НДС (стоимость коммунальных платежей и мелких улучшений идет отдельно, поскольку здание находится в состоянии ремонта). Это средний уровень для деловых центров класса Б в Санкт-Петербурге. Заметим, однако, что торговое помещение или помещение для общественного питания по таким ставкам найти в центре города как минимум проблематично. В «Тайге» площадь помещений – до 30 кв.м., залов – около 40 кв.м.; компании, как правило, арендуют одну комнату.

Единая концепция у объекта отсутствует, все движется в известной степени стихийно. Подбор арендаторов осуществляется лично авторами проекта, в интуитивно понимаемой кластерной логике. Некоторые компании уже берутся за совместные проекты, одновременно работая над дизайном и наполнением, например, рекламной кампании. Одна из возможных услуг "Тайги" — совместная разработка проектов под ключ. Руководители проекта подчеркивают, что это именно рабочее пространство, а не выставочный или торговый центр, хотя в нем периодически проводятся выставки и осуществляется тематическая торговля. Список арендаторов доступен на сайте, общее число – более 15 компаний. Из примечательного, отметим центр ремонта и хранения велосипедов и магазины дизайнерской одежды. Во дворе работает кафе. В главном парадном зале здания проводятся выставки и TEDex. Установлена точка бесплатного доступа WiFi. К осени будет запущен коворкинг-центр.

У авторов проекта это не первый опыт. До «Тайги» были попытки создания коворкинг-центров для единомышленников в съемных квартирах в центре города, 300 и 600 кв.м., но закончились неудачно, в т.ч. по причине недостаточной площади для полноценного разворачивания проектов.


SWOT:

• Сильные стороны: реальная экономическая составляющая, самофинансирование, кластерный подход, расположение в историческом центре у ВУЗов

• Слабые стороны: отсутствие пешеходного потока, в целом слабо развитая городская среда (особенность ядра культурно-исторического центра), отсутствие возможностей расширения проекта в существующей локализации, удаленность от культурных и торговых зон

• Возможности: клонирование проекта (аналогичные бесхозные здания присутствуют в центре города в приличном количестве)

• Риски: продажа здания владельцами с последующим безальтернативным выселением арендаторов


^ Базовый сценарий развития Екатеринбурга


К 2015-20-22 году качество жилой, деловой и торговой недвижимости в Екатеринбурге в целом сравняется с уровнем Москвы, а также крупных городов стран ЕС и США. С небольшим запозданием, сравняются и потребительские предпочтения. Примерно в то же время в целом закончатся внутренние площадки города под девелоперские проекты и встанет вопрос о переосвоении территорий внутри города, либо о начале проектов комплексного освоения новых территорий на периферии. К 2015 году Екатеринбург начнет сталкиваться с теми же проблемами, что и современные крупные города – давлением субурбии, «брюсселизацией» (т.е. сверхкапитализацией территории), проблемами транспортной системы и необходимостью поддерживать развитие и привлекательность исторического центра, как места наивысшей концентрации культурной, деловой и общественной активности.

В настоящее время, в Екатеринбурге, как и в других крупных городах России, происходит формирование нового набора стандартов городской среды и качества жилья, которые можно назвать «постиндустриальными».

a. Новые стандарты обеспечения коммунальными услугами (увеличенное потребление электроэнергии, массовый высокоскоростной доступ к Интернету, оптические линии связи, массовая беспроводная связь и доступ к Интернету)

b. Новые для города форматы жилья, в т.ч. пригородное жилье для постоянного проживания, лофты, кохаузинг, новый набор стандартов качества социального жилья, и т.д.

c. Новые форматы работы – фриланс, коворкинг, креативные пространства и т.д.

d. Новые форматы жизни и потребления, в т.ч. кар-шаринг, городские виды спорта, крупные многофункциональные торгово-развлекательные центры, торговые улицы, в пригородах – центры загородного отдыха, современные ландшафтные и развлекательные парки


^ Особенности развития Екатеринбурга как постиндустриального города


Екатеринбург строился и развивался как город вокруг промышленного ядра. По своим пространственным характеристикам и особенностям развития, он соответствует американским и английским промышленным, а затем постиндустриальным городам, таким как Чикаго и Ливерпуль.

Типичный «американский промышленный город» имеет следующие пространственные характеристики:

  • На начальном этапе развития - моноцентрическая структура, где в центре города находится завод, затем сменяемый на деловой район, а вокруг – кольца жилья с тенденцией увеличения престижности по мере удаления от центра.

  • На позднем этапе развития, с заменой индустриальной экономики на постиндустриальную, превращение города в полицентрическую структуру, включающую в себя жилые города-спутники.

  • Застройка исторического ядра города быстро и эффективно замещается офисными зданиями. Основная проблема – развитие внутри многофункциональности.

  • Транспортная сеть города представляет собой регулярную планировку: сеть улиц, пересекающихся под прямыми углами. Основные транспортные потоки приходятся на перемещения деловых людей внутри делового района и маятниковую миграцию между деловыми центром и жилой периферией. Транспортная система преимущественно ориентирована на автомобильный транспорт.

Основной особенностью американского города, и в этом смысле – Екатеринбурга, отличающей его от городов Европы, центральной России, в том числе – от Санкт-Петербурга, является де факто отсутствие культурно-исторического центра. Вместо него центральная часть города занята деловым районом – сосредоточением деловых услуг, офисов, финансовым центром, торговыми центрами. Жилая недвижимость в центре города встречается эпизодически и является дополнением к деловой застройке. Образовательные, культурные и общественные функции встречаются эпизодически. Никаких «высотных регламентов» и прочего регулирования культурного уровня застройки в промышленном городе нет и в принципе быть не может. Центр промышленного города предназначен не для прогулок, туризма или жизни. В нем делают деньги и демонстрируют собственные достижения.

При этом, все без исключения современные постиндустриальные города, выросшие из промышленных городов подобного типа, решают одни и те же задачи, направленные на компенсацию типологических последствий пространственного развития:

1.Развитие многофункционального использования недвижимости: офисные здания переоборудуются в лофты, развивается встроенная торговля.

2.Развивается общественный транспорт и пешеходные перемещения, как единственное средство разрешить последствия неизбежного для подобного города транспортного коллапса. Учитывая плотность и высотность застройки, а также привычку проживающих в пригородах жителей к автомобилям, дается это нелегко.

3. Превращение центральной деловой части города в круглосуточно используемую зону, привлекательную для людей, в первую очередь за счет развития туризма и общественных пространств. Даются льготы на размещение культурных объектов, создаются туристические улицы и объекты.

Принадлежность Екатеринбурга к промышленным городам определяет моменты и процессы, влияющие на развитие его рынков недвижимости и застройки:

  • Центр города застраивается высотной жилой и деловой недвижимостью, а также крупноформатными торговыми объектами. Нормы и стандарты застройки всерьез отсутствуют.

  • В центральной части города разовьется деловой район. Насколько можно судить, эта территория будет изначально многофункциональной.

  • Все что может быть подвергнуто редевелопменту – будет подвергнуто редевелопменту. Это касается, в частности, странной застройки вокруг пешеходной улицы Вайнера.

  • Историческим деревянным зданиям в центре города (например, на ул. Малышева, рядом с кластером ТРЦ) не выжить. Лучшее, что с ними можно сделать – это вынести в безопасный «заповедник», либо создать соответствующую территорию внутри центра города.

  • Неизбежно интенсивное развитие пригородной застройки как более престижного места для жизни, а в перспективе – городов-спутников. В настоящее время, процесс уже запущен: строится проект КОТ «Академический».

Екатеринбург в настоящее время и в ближайшей перспективе развивается как мировой город с постиндустриальной экономикой:

  • Основным источником стандартов и в этом смысле – конкурентом является Москва. После 2015 года, по достижении уровня Москвы, возможно – другие мировые города.

  • Основа экономики города – сложные услуги: консалтинг, финансы, мультимедиа и т.д. В случае успеха, в городе будут размещены представительства компаний-мировых лидеров в данных областях.

  • Все промышленные объекты, которые могут быть вынесены из центра города, будут отсюда вынесены. К 2015 году начнется волна редевелопмента старых неформатных деловых центров.

  • Город уже сейчас включен в мировой рынок торговых площадей. В дальнейшем, это включение будет расти. Конкуренция между потребительским рынком Екатеринбурга и соседними городами будет невозможна в принципе.

  • Екатеринбург все больше будет основным объектом миграционного притяжения жителей соседних городов и территорий. К 2015 году жители Урала будут относится к нему как к Москве.

  • Городу все больше будет свойственна сверхкапитализация территории, неадекватно завышенный уровень цен, арендных ставок и заработной платы.

В перспективе до 2015-2020 года, направлениями проектного развития городской среды Екатеринбурга могут быть следующие:

  1. Опережающее развитие метро и пригородного транспорта, а также парковочной сети. Транспортный коллапс в городе неизбежен, но к его наступлению возможно обеспечить адекватные и эффективные альтернативы.

  2. Развитие сети пешеходных общественно-культурных и общественно-торговых улиц. Опорный каркас пешеходных улиц должен основываться на торговых и культурных объектах разного формата и типа.

  3. Развитие внутри города и на периферии рекреационных зон и объектов, обслуживающих потребности горожан в отдыхе на природе.

  4. Развитие сложных форм делового туризма – проведение выставок, конгрессов, фестивалей. При этом, в развитии регионального туризма город участия принимать не будет. И выключится из общероссийской суеты по брендированию территорий.

  5. Развитие потребительского рынка в части фермерских товаров, вообще повышения качества обслуживающего город сельского хозяйства. Город готов покупать качественную еду, но предложения – нет.

  6. Развитие экономики культуры: креативных центров, галерей, тренингов, выставочной деятельности, соответствующих СМИ, IT-проектов, и пр.

  7. Создание внутри города резервата исторической застройки как части пешеходных маршрутов и культурного кластера.





страница3/4
Дата конвертации28.12.2012
Размер1,03 Mb.
ТипСценарий
1   2   3   4
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы