Счастье и горе в их представлении? На эти и многие другие вопросы этимология старается дать ответы icon

Счастье и горе в их представлении? На эти и многие другие вопросы этимология старается дать ответы



Смотрите также:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   26
Дохо/дчивый. От доходить в значении «понимать» (ср. выражение доходить своим умом). В данном случае – «такой, который позволяет дойти до сути, понятный».

Доце/нт. Заимствовано из немецкого языка в XIX веке. Немецкое Dozent восходит к латинскому docens – действительному причастию настоящего времени от глагола doceo «учить».

Дочь. Как почти все термины кровного родства, является древним словом индоевропейского характера. Считается производным от древнего глагола со значением «доить» (сам русский глагол доить восходит к тому же корню). Его первоначальное значение – «грудной ребенок». См. также дщерь.

До/шлый. Из дошьдлый (от корня -шьд, который проявляется в словах шедший, шел из шьдлъ) – отглагольного прилагательного от глагола дойти. Здесь то же значение, что в слове дотошный (см.).

Драгу/н. Заимствовано из французского языка в XVII веке. Французское dragon связано с латинским draco «дракон», заимствованным из греческого, где δrakwn «дракон». Изображение дракона было на французском знамени, отсюда и название рода войск. По другой версии, так первоначально называли огнестрельное оружие, сравнивая его с драконом, извергающим пламя, а затем всадника, вооруженного таким оружием. См. также дракон.

Драже/. Заимствовано из французского языка в XIX веке. Французское dragée восходит к латинскому tragemаta, заимствованному из греческого, где traghma «лакомство».

Дра/ка. Это русское слово фиксируется в памятниках письменности с XVII века. Первоначально означало «бой, битва» (мы сейчас говорим драться в значении «биться с врагом»). Образовано от глагола драть в его устаревшем сейчас значении «бить, сечь» (ср. просторечное выдрать кого-либо, а также фразеологизм драть, как Сидорову козу).

Драко/н. Заимствовано из греческого языка. В памятниках письменности встречается, начиная с XVI века. Греческое δrakwn обычно возводят к глаголу derkomai «блестеть, сиять», хотя этимологи ищут и другие объяснения.

Дра/ма. Заимствовано из латинского языка в конце XVII века, когда в России появляется интерес к европейскому театру. Первоначально драмами называли представления, посвященные какому-либо церковному празднику («Успенская драма», «Рождественская драма» и т. п.). Латинское drama восходит к греческому drama «произведение для театра», которое буквально можно перевести как «действие» (образовано от глагола draw «делать, действовать»). Значение «несчастье, трагическое событие» (жизненная драма) появилось в русском языке гораздо позднее – в середине XIX века.

Дре/вко. Того же корня, что и дерево, но в старославянском оформлении древо. Старославянское древо, от которого слово образовано, в русском языке означало «палка» (в частности такая, на которой делались долговые зарубки, – это называлось честное древо). Древко – уменьшительная форма от этого слова.

Дрези/на. Сначала была изобретена двухколесная тележка (кстати, полужившая прототипом велосипеда). Изобрел ее немецкий инженер Драйс Зайербон и назвал Draisine в свою честь. В 1839 году его изобретение приспособили к использованию на железной дороге (при этом у тележки появилась еще одна пара колес). В середине XIX века и дрезина, и слово, ее обозначающее, попали в Россию.

Дрейф. Собственно русское образование от глагола дрейфовать, заимствованного из голландского языка в Петровскую эпоху. Голландское drijven «плыть, гнать» на русской почве оформилось суффиксом -ова-.

Дрему/чий (лес). По происхождению это действительное причастие настоящего времени от дремать (в истории русского языка так сложилось, что мы пользуемся причастиями со старославянскими суффиксами -ущ-, -ящ-, причастия с собственно русскими суффиксами -уч-, -ач- стали прилагательными; ср. горящий и горячий, сидящий и сидячий). Буквально дремучий лес означает «дремлющий, спящий лес». Так и вспоминается сразу сказка о замке спящей красавицы, окруженном глухим лесом.

Дрессирова/ть. Заимствовано из французского языка в первой половине XIX века. Французское dresser «дрессировать, натаскивать» связано с итальянским dirizzare «поднимать, ставить прямо» (восходит к латинскому directare – с ним связано, например, слово директория) и первоначально предполагало обучение животных ходить на задних лапах.

Дробь. Образовано от общеславянского глагола дробить. Первоначально означало «осколки, крошки». Того же корня наречие вдребезги, образованное от устаревшего существительного дребезг «осколок». От слова дробь «осколки, мелкие кусочки» возникло дробь (оружейная) и барабанная дробь (звук словно рассыпается, как осколки в разные стороны). Математический термин дробь появляется в XVIII веке как один из вариантов буквального перевода немецкого Bruch «математическая дробь». Наряду с дробь в математике еще в XIX веке использовались термины доля (от делить) и ломаное число.

Дрова/. По смыслу нетрудно догадаться, что это слово того же корня, что и слово дерево. Древний корень дър- (дърати)/ дер- (дерево) здесь выступает как -др- (в древний период существовал такой вариант корня – вообще без гласного); так же ведут себя гласные, например, в корне -гор- (гореть) / -гр- (греть). От слова дрова образовано дровни «сани для перевозки дров».

Дро/тик. Мы привыкли думать о дротике как об оружии древних греков. Между тем это слово собственно русское, образованное при помощи уменьшительного суффикса -ик- от древнерусского дротъ «копье» (правда, откуда взялось это дротъ, ученые пока точно не установили, и одна из гипотез – все-таки заимствование из греческого doru, doratos «копье»).

Друг. Это общеславянское слово, очевидно, уже в древности имело значение «товарищ» (некоторые этимологи считают, что исходным было «соратник», т. е. «товарищ в военных действиях»). Впоследствии у этого слова развилось новое значение, местоименное – так возникло местоимение друг (ср. друг друга, друг за другом), позднее переоформившееся как другой.

Дублёр. Заимствовано из французского языка в конце XIX века, и первоначально означало «второстепенный актер, заменяющий первостепенного». В современном русском языке значение расширилось. Французское doublеur восходит к doubler «удваивать», double «двойной», а в конечном счете корень в слове тот же, что в русском два, латинском duo.

Дублика/т. Заимствовано из немецкого языка в Петровскую эпоху. Немецкое Duplikat «двойной экземпляр» восходит к латинскому duplicata littera «удвоенное (т. е. скопированное) письмо», где duplicata – производное от duplicare «удваивать».

Дубра/ва. На первый взгляд, это производное от дуб. С этим соглашается и большинство ученых, однако споры идут относительно того, что означало в древности само дуб и в каком из своих значений оно послужило исходным материалом для слова дубрава. Одно из предположений: дуб первоначально означало «растущий в низине», дубрава – «растительность (не обязательно только деревья) на низком месте, на болоте». Возможно, того же корня дупло и дебри, но чтобы развернуть эту этимологию, нужно очень хорошо представлять себе историю звуков в индоевропейских языках.

Ду/ма. Считается древним общеславянским заимствованием из готского dоms «суждение». Однако есть и более интересное объяснение, связывающее дума с глаголом дуть, в котором восстанавливается древний корень -дъм- (см. домна). Получается такая цепочка развития значений: «дуновение» – «слово» (ведь произнесение слова сопровождается дыханием, выдуванием воздуха изо рта) – «совет» – «мысль». Глагол думать мог развиться самостоятельно от дуть или быть образован от дума. Слово дума в значении «государственный совет» возникло еще в Московской Руси как переносное от дума «размышление».

Дупло. Того же корня, что дебри, дно (см.). Исходное значение – «углубление», «пещера», затем «полое, пустое место в чем-либо (например, в стволе дерева)». П – изначально суффикс (как и б в слове дебри).

Дура/к. Исходным было прилагательное дуръ, а уже от этого слова – дурной, дурь, дурить, дура, дурак. Дуръ считается производным от дуть с помощью древнего суффикса -р-. Изначально «надутый», затем «спесивый» (а такие умными не бывают). В связи с этим интересно выражение дурак набитый, где набитый можно воспринять как синоним надутый. С другой стороны, дураками первоначально называли шутов, а им всегда попадало за их выходки.

Дуршла/г. Заимствовано из немецкого языка – прямо или через польское посредство в конце XIX – начале XX века. Польское druszłak восходит к немецкому Durchschlag «нечто пробитое», «решето», образованному от глагола durchschlagen «пробивать». В русском языке слово сначала существовало в двух вариантах: дуршлаг (как в немецком) и друшлаг (как в польском) – впрочем, и сейчас мы нередко путаем согласные в начале этого иностранного слова, обозначающего такую привычную для каждой хозяйки утварь.

Дух. Того же корня, что дышать, дохнуть. В русском языке может обозначать «запах» (русским духом пахнет, тяжелый дух), поскольку запах мы вдыхаем (отсюда прилагательные душной «вонючий» и душистый); «настроение» (он не в духе сегодня), поскольку наше дыхание – показатель нашего физического состояния, а названия наших физических ощущений часто переносятся на названия наших чувств; может обозначать мифическое существо, легкое и бесплотное, как дыхание. В XVII веке слово дух обозначало также «спирт» (а это, кстати, буквальный перевод латинского spiritus, образованного от spirare «дышать»), поскольку он летучий и легко выдыхается. См. также душа, дышать.

Духи/. Это буквальный перевод французского parfume «аромат» (ср. дух «запах»).

Духо/вка. Из сочетания духовая печь (как, например, из неотложная помощьнеотложка). Печь была так названа за то, что кушанья в ней приготовлялись не на огне, а на духу, т. е. на горячем воздухе.

Душ. Пришло в русский язык из французского в середине XIX века. Французское douche заимствовано из итальянского doccia «водопроводная труба», которое восходит в конечном счете к латинскому ducere «проводить, вести» (ср. индуктор, кондуктор, редуктор и т. п.).

Душа/. Того же корня, что и дух, дышать. Противопоставлено словам плоть, тело (см.), как воплощению физического начала в человеке. Душа бестелесна, легка, как дыхание, поэтому возвышенна, парит над грешной землей, воплощает в себе лучшее в человеке. Отсюда духовный «связанный с внутренним миром человека», а также «связанный с религией, церковный». Значение «крепостной крестьянин» (вспомните «Мертвые души» Гоголя) возникло у слова душа под влиянием греческого выражения yuch anJrwpwn («души людские»), которым греки называли рабов.

Дуэ/ль. Заимствовано из латинского языка через посредство немецкого или французского. Латинское duellum (буквально «сражение») позднее изменилось в bellum «сражение, война». Попавшая в древнегерманский и старофранцузский язык древняя латинская форма переосмыслилась под влиянием duo «два» и стала обозначать «сражение двоих, поединок».

Дщерь. Старославянский вариант русского дочь (см.). Это форма винительного падежа (русская старая форма дъчерь – ср. дочери, дочерью и т. п. в других косвенных падежах), при дъщи (русское дъчи) в именительном. Так уж сложилось, что именно у старославянского слова форма винительного падежа совпала с формой винительного, а у русского все произошло наоборот, да к тому же древнее окончание -и сменилось на -ь – как у существительных третьего склонения.

^ Дым. Того же корня, что дуть, т. е. это «то, что выдувается при горении».

Ды/мка. В русском языке встречалось в значении «род легкой ткани, тюль, кисея». (Вспомните, как Фамусов в «Горе от ума» говорит о московских модницах: «Умеют же себя принарядить тафтицей, бархатцем и дымкой») На первый взгляд, это может быть образование от дым (ткань легкая, обволакивает фигуру, как облачко, как дымок). Такой точки зрения придерживаются серьезные ученые: например, в самом главном нашем словаре современного русского литературного языка, вышедшего в середине ХХ века, дымка «легкая ткань» дается в той же словарной статье, что и дым. Но есть и более интересная версия: это слово возводится к турецкому dimi «узорчатая материя», а то, в свою очередь, – к греческому διμιτος «двухниточный» (и значит сотканный неплотно). Конечно, это не зачеркивает существование слова дымка, производного от дым (например: над лугом стояла легкая дымка) – просто это омонимы.

Ды/ня. Ученые спорят о происхождении этого слова. Одни утверждают, что его корень тот же, что в слове дуть, т. е. дыня – «раздутый, вздутый плод». Другие считают дыня древним славянским заимствованием и предлагают различные языки в качестве источника: из латинского cydonea (от Сидон – древний город на побережье Средиземного моря), в котором произошло довольно много фонетических преобразований (утратился первый слог, о изменилось в у, потом в ы, еа изменилось в ja, j смягчил н, потом исчез), но все они вполне закономерны, по крайней мере, могли произойти; из немецкого Tonne «бочка»; из маньчжурского dungga «арбуз». Возможно, какая-то из этих догадок правильная.

Дыша/ть. Древний корень тот же, что в глаголе дуть, дым. Дышатьвыдувать из легких воздух. Наиболее древний вид корня – *ду-/*ды/*дъ (пример такого чередования гласных в корнях: слушатьслышать, рыжийрдеть и т. п.). Потом этот древнейший корень осложнился в одном случае звуком м (получилось дымъ, дъмети, думать), в другом – х (дух, отдых). Чередование х/ш (дух/дышать) обычно в славянских языках (мохобомшелый, смехсмешно и т. п.).

Дья/вол. Древнерусское заимствование из греческого языка. Греческое diaboluV означало «клеветник, сеющий рознь». Этим словом называли злого духа, чтобы не произносить его настоящего имени (как известно, древние старались не называть по имени того, кого опасались, потому что верили, что имя и тот, кто им назван, тесно связаны между собой и если имя будет названо, то и названный появится).

Дьяк. Древнерусское заимствование из греческого, где diakoV «слуга, помощник священника». На Руси слово широко употреблялось в значении «низший канцелярский чин, письмоводитель». Уменьшительная форма дьячок возникла уже на русской почве, так же как и прилагательное дьячий, потом ставшее существительным (отсюда подьячий «мелкий чиновник», первоначально «помощник дьяка»). С середины XIX века все эти слова считаются устаревшими. Этого же корня слово дьякон, закрепившееся в значении «помощник священника при совершении церковной службы».

Дю/жина. Заимствовано из французского языка в Петровскую эпоху. Французское douzaine – образование от douze «двенадцать» (как, например, в русском двойка, пятерка, десятка и т. п. от два, пять, десять), обозначающее 12 одинаковых предметов.

Дя/дя. Очевидно, слово, принадлежащее детскому языку (см. баба, дед, папа, мама). По значению ближе всего слову дед (тоже старший родственник мужского пола) и, скорей всего, возникло из дедя. Это сравнительно новый термин родства: он употребляется только в русском, украинском и белорусском. Во общеславянском языке вместо этого слова было два других: «брат отца» (в древнерусском стрый) и «брат матери» (уй, вуй). Следы этих слов можно обнаружить во многих славянских языках и в русских народных говорах.

Е

Ева/нгелие. Заимствовано из старославянского языка в эпоху крещения Руси. К славянам слово пришло из греческого, где euaddelion «благая (хорошая) весть». Ср. ангел.

Е/герь. Заимствовано из немецкого языка во второй половине XVIII века. Немецкое Jäger «стрелок, охотник» в русском языке сначала сохраняло значение языка-источника, но вскоре стало обозначать только охотников-профессионалов.

Еди/ный. Заимствовано из старославянского языка. Собственно русский вариант этого общеславянского по происхождению слова – один. Первоначальная форма – един, едина, едино. Как и один, в древности было не числительным, а местоимением. В современном русском языке является центром обширного словообразовательного гнезда: единство, единица, единственный, единогласие, единодушие, единоличник и т. п. По составу сложное: состоит из корня ед- (ср. наречие едва) и корня -ин- (ср. местоимение иной).

Е/дкий. Того же корня, что и есть, еда. В письменных текстах впервые отмечается в XVIII веке. Первоначально значило «съедобный», в таком значении и сейчас бытует в русских народных говорах. Современное значение «разъедающий» появилось, возможно, под воздействием однокоренного слова едь, которое обозначало и «еда» и «яд». См. ясли, яд.

Ежеви/ка. Эта душистая вкусная ягода названа так за колючки на стебле. Буквально – «ежиная ягода».

Еле/й. В русский язык пришло из старославянского, а в старославянский – из греческого. Греческое elaion «оливковое масло» было заимствовано в более специальном значении «масло, используемое в церковном обиходе. См. также оладья.

Ёмкий. Того же корня, что иметь, взять, объем, подъем, поймать и т. п. Исходное значение «вбирающий, собирающий». От этого прилагательного образовано существительное емкость.

Ёмкость. См. ёмкий.

Епа/рхия. Заимствовано из старославянского языка, куда, как и другие слова, связанные с религией и церковью, пришло из греческого. В греческом языке eparcia означало единицу церковно-административного деления подвластных православной церкви территорий. Исходное значение – «владение».

Епи/скоп. Современное значение этого заимствованного из греческого языка через посредство старославянского слова – «глава религиозной общины» – возникло в Греции еще во II веке нашей эры. До этого episkopoV означало «надзиратель, смотритель» (корень в слове епископ тот же, что в словах микроскоп, телескоп).

Ерала/ш. Заимствовано в XIX веке из тюркских языков, где означало «смесь, мешанина», «беспорядок».

Ерунда/. Впервые фиксируется в середине XIX века. Возникло в речи семинаристов как искажение латинского слова gerundium – особая отглагольная форма. Во все времена учащиеся боялись латыни, путались в сложных формах склонений и спряжений – наверное, поэтому мудреное латинское слово и получило такое отрицательное значение. Ср., например, китайская грамота – о чем-то непонятном.

Есау/л. Заимствовано из татарского языка в XV веке. Татарское ясавул восходит к монгольскому jasagul «начальник».

Е/сли. Восходит к сочетанию есть ли, употреблявшемся первоначально в конструкциях, где сочетается вопрос и ответ на него (типа: Есть ли у тебя хлеб? Дай мне), а затем превратившемуся в условный союз. Начался процесс формирования нового союза в XVI веке и продолжался достаточно долго – форму естьли (и даже есть ли) употреблял в своих письмах еще А. С. Пушкин.

Естествозна/ние. Возникло во второй половине XIX века и заменило слово естествоиспытание, которое до этого использовалось для обозначения естественных наук. Образовано от естество «природа». Сравните название школьного предмета – природоведение.

Есть! Эта принятая у военных форма ответа подчиненного на команду появилась первоначально на флоте в середине XIX века. Совпадает с формой настоящего времени от глагола быть, поэтому ученые склонны его объяснять как развитие именно этой формы, т.е. есть! значит «сейчас будет выполнено», «считайте, что уже выполнено» (ср. менее категоричный ответ на просьбу или поручение: «будет сделано!»). Правда, возникает некоторое сомнение, что в армии подчиненный мог так отвечать командиру, – ведь такое утверждение больше похоже на шутку, на самом же деле выполнение приказа пока впереди. Поэтому есть смысл прислушаться и к другой версии: это искаженное английское yes «да», изменившееся в есть! по созвучию с формой глагола. Может быть, поэтому слово сначала возникло именно во флоте – моряки больше контактируют со своими иностранными коллегами.

Ефре/йтор. Заимствовано из немецкого языка в Петровскую эпоху. Немецкое Gefreiter буквально означает «освобожденный» (имеется в виду – от некоторых обязанностей, прежде всего от стояния на посту).

Ехи/дный. Прилагательное образовано от ехидна, известного в старославянском языке в значении «змея» – именно это значение было и у греческого слова, послужившего источником заимствования. К XVI веку у слова ехидна развилось новое значение – «злой, коварный человек (чаще о женщине)», что повлекло за собой и появление значения «злой, коварный» у прилагательного.

Ж

Жа/ба. Древнее общеславянское слово по происхождению скорей всего было звукоподражательным. При этом надо учесть, что древняя форма звучала [геба], потом г перед е изменилось в ж, а е при этом перешло в а (это проявление общеславянского фонетического закона, ср. жар).

Жабо/. Заимствовано из французского языка в XVIII веке. Французское jabot первоначально означало «птичий зоб», новое значение развилось по сходству кружевного украшения на груди с этой частью птичьего тела. Особенно это сходство бросалось в глаза в XVIII веке, когда жабо представляло собой скорей вид высокого пышного ворота, закрывающего шею почти до подбородка.

Жа/жда. Заимствовано из старославянского языка (в древнерусском это слово выглядело как жажа). Того же корня, что и жадный. До этого вы, конечно, уже сами догадались. А вот что и глагол ждать этого же корня, наверное, вызовет удивление. Между тем это именно так. По значению переход был примерно таким: жажда – нетерпеливое ожидание чего-то необходимого. Это вполне положительное качество, как это часто бывает, может повлечь за собой отрицательные последствия: дождавшись наконец чего-либо, человек уже не в состоянии поделится этим ни с кем. Что касается фонетического сходства, то речь идет о закономерном чередовании гласных, хотя все ступени этого чередования без специальных знаний истории славянских языков проследить трудно.

Жаке/т. Заимствовано из французского языка в XIX веке. Французское jaquette – уменьшительная форма от jaque «куртка», заимствованного из арабского языка. Первоначальное значение – «курточка, легкая куртка».

Жалюзи/. Заимствовано из французского языка в XVIII веке (поэтому ударение стоит на последнем слоге, как во французском). Французское jalousie означает не только этот особый вид штор, но и «ревность, зависть». Непроницаемые для любопытных и нескромных взоров жалюзи в то же время позволяли подглядывать за происходящим на улице через узкие просветы между железными пластинами, оставаясь незамеченным (так мог поступать, например, ревнивый супруг, наблюдая, с кем подходит к дому или куда направляется его жена). Несколько неожиданный переход значения, но вполне в духе французов.

Жанда/рм. Заимствовано из французского языка в XVIII веке. Это французское слово получилось из словосочетания gens d’armes «люди с оружием, вооруженные люди» (у слова gens во французском нет единственного числа). Когда словосочетание окончательно слилось в одно слово, оно стало существительным единственного числа, которое, естественно, может изменяться по числам.

Жанр. Заимствовано из французского языка в середине XIX века. Французское genre восходит к латинскому genus, generis «род, порода, способ, манера».

Жар. Того же корня, что и гореть. В корне гор- о может чередоваться с а, нулем звука (ср. гарь, греть). Если же в чередование вступает е (а это очень часто происходит в корнях славянских слов), оно влечет за собой обязательный переход г в шипящий ж. Если е было кратким, больше ничего не происходит, если же е было долгим (а в слове жар так и было), оно после шипящего переходит в а. Так и получается жар (ср. жаба).

Жарго/н. Заимствовано из французского языка в середине XIX века. Французское jargon означает «испорченный язык». Первоначальное значение у него, скорей всего, было «бульканье» (от глагола jargouller «булькать»). Кстати, в Московской Руси XVII века просторечие называли вяканьем от вякать. Не правда ли, похожее отношение к тому говору, который отступает от нормы.

Жбан. Общеславянское слово, но в древнерусском оно выглядело как чьбанъ, потом краткий гласный ь выпал, ч оказалось рядом со звонким согласным и, конечно, озвончилось. Звонкого парного у ч нет (должно было быть мягкое дж – мы так произносим, если без паузы между словами сказать ночь была или дочь болеет), поэтому ч перешло в наиболее близкий по свойствам шипящий – в ж. Звук ч в славянских языках всегда производный, вторичный. Чаще всего он восходит к к. Тогда можно предположить, что слово жбан – того же корня, что кубок, кубышка – так считают многие ученые.

Ждать. Того же корня, что и год, погодить (ср. погодиподожди), погода.

Желати/н. Заимствовано из французского языка во второй половине XIX века. Французское gelatine восходит к латинскому gelatus «замороженный, застывший».

Желва/к. В древнерусском языке было слово желва «шишка». Именно это значение было первоначальным как в слове желвак, так и однокоренном ему слове железа (она тоже чаще всего выглядит как выпуклость, утолщение под кожей). Если учесть чередование г/ж (ср. ждатьпогодить), то этого же корня может быть и голова. См. также железо.

Желе/. Заимствовано из французского языка в Петровскую эпоху. Французское gelée образовано от глагола geler «замораживать». Ср. желатин.

Желе/зо. По одной из последних версий – того же корня, что желвак, железа, голова. Исходное значение – «шишка, бугорок, выпуклость» у этого слова связано с особенностью железной руды вспучиваться, подвергаясь окислению – кусок железной руды как будто весь в шишках, желваках.

Жёлтый. Учитывая древнее чередование г/з, восходящее еще к индоевропейской эпохе, можно утверждать, что это слово того же корня, что и золото (а также немецкое Gold «золото»), зеленый, зола. Можно только удивляться тому, как меняются со временем представления о цвете.

Желу/док. Наверное, самое первое, что приходит в голову – связь с желудь. Такая точка зрения есть, и ее сторонники считают, что перенос значения связан со сходством формы желудка и желудя (тут надо учесть, что сравнение, очевидно, шло с желудком не человека, а домашних животных, птиц, дичи, т. е. тех, чьи внутренности человеку были знакомы). Другие этимологи ищут связи желудок и глотка, голод – ведь желудок – главный наш орган по перевариванию пищи.

Жёлудь. Общеславянское слово, имеющее соответствия в других индоевропейских языках. Исходная основа – *gelon- + суффикс -d-. В русском языке г перед е отражается как ж, а сочетание гласного с носовым согласным перед последующим согласным – в о носовой, а затем в у. Поэтому из *gelondь получился желудь. Древний корень в разных языках менялся по-своему. Так, в греческом слово желудь выглядит как βαλανος, а в латинском – glans, glandis (и мы, не узнав «родное» слово, заимствовали его из латыни – см. гланды). Выявить исходное значение такого древнего слова очень трудно, но есть предположения, что изначально желудь – это «падающий плод».

Жема/нный. Того же корня, что жать, жму (ср. ужимки «гримасы», пожимать плечами). Чередование а после мягкого или шипящего / ем / им такое же, как во взять объемиметь,

Же/мчуг. В древнерусском языке слово известно с XII века. Пришло к нам с Востока. «Авторы» слова – китайцы, в их языке жемчуг звучит примерно как чжэнь-чжу. До нас слово шло таинственными путями – или через тюркские языки (причем различные), или через монгольский и поэтому изменилось очень сильно. Уже в русском языке оно приобрело конечный согласный г – слишком странным для нашего языка было конечное -у у существительного, пэтому произошло переоформление под воздействием суффикса -уг.

Жена/. Это древнее славянское слово восходит к индоевропейскому корню ген- (такой же в словах ген, генетика) с исходным значением «род». Жена значит «рождающая (потомство)». Первоначально в славянских языках это слово означало «взрослая женщина, т. е. достигшая возраста деторождения», значение «супруга» появилось гораздо позже.

Жени/х. Связано с жена, женить – тот, кто берет кого-то в жены, тот, кого женят.

Же/нщина. Образовано от прилагательного женский (пол) с помощью суффикса -ин-. Первоначально это слово было собирательным существительным (как деревенщина, например), и только к XVI веку стало обозначать одну женщину, и слово жена потеряло свое древнее значение. Интересно, что в болгарском языке произошло все наоборот: слово жена сохранило значение «женщина», а слово женщина стало обозначать «жена, супруга».

Жердь. Если помнить о чередовании г/ж и гласных о/е, то легко догадаться, что это слово одного корня с город, изгородь, огород, тем более, что именно из жердей и городят ограды.

Же/рло. Так же, как в слове жердь, здесь ж чередуется с г, а е с о, поэтому родственным словом является горло. См. также жрать.





страница8/26
Дата конвертации22.01.2013
Размер5,59 Mb.
ТипДокументы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   26
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы