Изложение этой науки icon

Изложение этой науки



Смотрите также:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14



АЛЕКСАНДР НИКИФОРОВ


ОБЩЕДОСТУПНАЯ И УВЛЕКАТЕЛЬНАЯ





Книга


Никифоров Александр Леонидович (1940 — ?). Доктор философских наук, профессор, ведущий на­учный сотрудник Института философии Россий­ской Академии наук. Автор многих книг и статей по логике и философии науки.


Биологический вид, к которому мы принадлежим, носит наиме­нование "человек разумный", именно разум считается важней­шей отличительной особенностью человека по сравнению с дру­гими животными. Но как мало заботимся мы о развитии собст­венного разума!

Какой бы деятельностью вы ни занимались, какой бы жизнью ни жили — вам не обойтись без разума. А эффективно использовать и развивать его учит логика. Поэтому знакомство с логикой необ­ходимо любому человеку.


Конечно, думать трудно, напряженное размышление забирает столько сил, сколько их тратит шахтер или молотобоец. Но ведь думать необходимо, если вы не. хотите прожить всю жизнь куклой, которую дёргают за веревочки. А когда думание стано­вится привычкой, оно начинает доставлять наслаждение. Так атлет, хрустя позвоночником, обливаясь потом, со стонами развивает свои мышцы. Зато потом какой восторг доставляет ему игра этих мыищ, когда каждая клетка его тела поет о ра­дости телесного бытия!

Думайте, господа!


ПО


логике

^ СОДЕРЖАЩАЯ ОБЪЕМНОЕ

И СИСТЕМАТИЧЕСКОЕ

ИЗЛОЖЕНИЕ

ЭТОЙ НАУКИ

ПРОФЕССОРОМ

ФИЛОСОФИИ


7 .


^ ДОМ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ КНИГИ

МОСКВА

1998








ББК 87.4 H 62


ОГЛАВЛЕНИЕ


Небольшое, но, быть может, нужное предисловие 7

Лекция I. Предмет и значение логики

  1. Определение предмета логики 10

  2. Истинность и правильность 12

  3. Мышление и язык 13

  4. Этапы развития логики 14

  5. Значение логики 18

Лекция П. Понятие

II. 1. Что такое понятие 22

II.2. Объем и содержание понятия... 26

И.З. Закон обратного отношения между объемом

и содержанием понятия 30

  1. 4. Отношения между понятиями 31

Лекция III. Операции над понятиями

  1. 1. Обобщение и ограничение понятий 37

Ш.2. Деление понятий 39

Ш.З. Определение понятий 45

  1. 4. Приемы, сходные с определением 51

Лекция IV. Простое суждение

  1. 1. Общая характеристика суждения 55

IV.2. Структура простого суждения 58

IV.3. Классификация суждений по количеству и

качеству 62

  1. 4. Логический квадрат 66

Лекция V. Сложные суждения

  1. l. Логические связки 73

V.2. Таблицы истинности 77

V.3. Отношения между сложными высказываниями 83

  1. 4. Другие виды высказываний 86

Лекция VI. Законы логики

VI. 1. Законы традиционной логики 91

  1. 2. Понимание законов мышления в математи-

ческой логике ••••• ЮО


Никифоров А. Л.


H 62 Общедоступная и увлекательная книга по логике, содержащая объемное и систематическое изложение этой науки профессо­ром философии (учебное пособие), 3-е изд., доп. и перераб. — М.: Дом интеллектуальной книги, 1998. — 240 с.


Книга содержит 13 лекций по логике профессора философии. В этом учебном пособии впервые предпринята попытка пропор­ционально представить все основные темы классической логики. Нужно отметить, например, включение лекций на такие темы, как "Индуктивные умозаключения" и "Нелояльные приемы и ар­гументы спора".

В конце каждой лекции автором задаются вопросы (каждый мо­жет проверить усвоение материала), а также предлагаются смеш­ные и серьезные задачи. Простой и юмористический стиль изло­жения, а также обилие иллюстраций делают интересным и дос­тупным изучение этого предмета широкому кругу читателей.


ISBN 5^7333-0430-8


ББК 87.4


© Никифоров А. Л.

© Никифоров Е. А. Рисунки

© Бондаренко А. Л. Художественное оформление

© Дом интеллектуальной книги, 1998





Лекция VII. Непосредственные умозаключения

VII. 1. Общая характеристика умозаключения. Де- 104

дукция и индукция

VII.2. Превращение 108

VII.3. Обращение 110

                  1. 4. Противопоставление предикату 112

Лекция VIII. Простой категорический силлогизм

VI 11.1. Общая характеристика силлогизма 115

                  1. 2. Общие правила силлогизма 118

VIII.3. Фигуры и модусы силлогизма 122

VIII.4. Проверка силлогизмов 130

VIII.5. Энтимема 135

Лекция IX. Другие виды дедуктивных умозаключений

IX. 1. Условно-категорический силлогизм 143

IX.2. Разделительно-категорический силлогизм 152

                  1. 3. Леммы и иные виды дедуктивных умозаклю-

чений , 156

Лекция X. Индуктивные умозаключения

X. 1. Общее определение индукции 163

Х.2. Виды индукции 164

                  1. З. Индуктивные методы установления причин-

ных связей 169

Лекция XI. Доказательство и опровержение

                  1. 1. Общая характеристика доказательства 177

XI. 2. Опровержение 180

XI. 3. Требования к элементам доказательства 184

Лекция XII. Рациональный спор

XII. 1. Общее представление о споре 194

XII. 2. Разновидности споров 196

ХН.З. Условия рационального спора 201

                  1. 4. Лояльные приемы спора 205

Лекция XIII. Нелояльные приемы и аргументы

XIII. 1. Нелояльные приемы спора 212

                  1. 2. Нелояльные аргументы 223

XIII.3. Что делать? 231

Заключение 234

Литература 235


^ НЕБОЛЬШОЕ, НО, БЫТЬ МОЖЕТ, НУЖНОЕ ПРЕДИСЛОВИЕ





Биологический вид, к которому мы принадлежим, носит наимено­вание «человек разумный», именно разум считается важнейшей отли­чительной особенностью человека по сравнению с другими животны­ми. Но как мало заботимся мы о развитии собственного разума! Гля­дя на наших политических деятелей, читая периодическую печать, уз­навая об абсурдных экономических или политических решениях госу­дарственных чиновников, порой начинаешь сомневаться, разумны ли эти люди, пользуются ли они своим разумом? Наблюдая за спорами в Государственной думе или в региональных органах власти, на различ­ных совещаниях, в очередях или на кухне, опять-таки легко заметить, как мало в этих спорах разумного, как много эмоций и голой агрес­сивности. Какой бы деятельностью вы ни занимались, какой бы жиз­нью ни жили — вам не обойтись без разума. А эффективно использо­вать и развивать его учит логика. Поэтому знакомство с логикой не­обходимо любому человеку.

«Когда я принимаю в соображение, — писал сто лет назад англий­ский экономист, философ и логик Д. С. Милль, — как проста теория умозаключения, какого небольшого времени достаточно для приобре­тения полного знания ее принципов и правил и даже значительной опытности в их применении, я не нахожу никакого извинения для

тех, кто, желая зани­маться с успехом ка­ким-либо умственным трудом, упускает это изучение. Логика есть великий преследователь темного и запутанного мышления; она рассеи­вает туман, скрываю­щий от нас наше неве­жество и заставляющий нас думать, что мы по­нимаем предмет, в то время как мы его не по­нимаем. Я убежден, что в современном воспита­нии ничто не приносит

большей пользы для выработки точных мыслителей, остающихся вер­ными смыслу слов и предложений и находящихся постоянно насторо­же против терминов неопределенных и двусмысленных, как логика».





Логика есть необходимый элемент того минимума культуры, овладение которым только и делает человека человеком разумным. Несколько слов о данном учебном пособии.

Я попытался отойти от обычной академической манеры изложения материала и построил учебник в виде лекций, стремясь сохранить живую речь лектора, беседующего с аудиторией. Такая манера подачи материала воздвигает перед автором дополнительные трудности, но, надеюсь, будет содействовать его лучшему усвоению.

Конечно, я хочу дать читателям некоторые логические знания. Од­нако мне представляется, что это далеко не самое важное. Ну, запом­ните вы фигуры и правила силлогизма — хорошо! А не запомните — бог с ними, как-нибудь проживете и без них. Гораздо важнее, полагаю я, подтолкнуть читателя к тому, чтобы он начал думать, размышлять. Ведь не секрет, что наше школьное образование построено таким об­разом, что учащимся в основном приходится зубрить, запоминать и перелагать огромные массивы информации по самым разнообразным дисциплинам. Не знаю, быть может, это развивает память, но несом­ненно гасит способность мыслить. Возможно поэтому у нас так много людей, не способных заметить очевидное противоречие в речи орато­ра или статье журналиста и становящихся легкой добычей любого де­магога или политического спекулянта. Занятия логикой должны хотя бы немного стимулировать процессы размышления. Поэтому я вклю­чил в учебник довольно много разнообразных задач.

Но даже это еще не самое главное. Логика не может научить лю­дей думать, размышлять, она способна лишь пробудить в человеке стремление пользоваться этой своей способностью.

Реальная же практическая польза логики состоит в том, что она дает средства анализа наших мыслительных процессов — средства, с помощью которых мы можем оценить корректность наших собствен­ных рассуждений, обнаружить в них ошибку и устранить ее. Поэтому главная цель изучения логики — сформировать у человека навык об­ращать внимание и критически оценивать собственные рассуждения, т. е. сформировать у него рефлексию. Только человек, способный кри­тически взглянуть на свои собственные (и, разумеется, других людей) рассуждения, т. е. обладающий рефлексией, может считаться интеллек­туально развитым. И если нам удастся выработать привычку к само­анализу такого рода, мы можем считать цель курса логики достигнутой.

Наконец, последнее. Процесс познания — открытия или хотя бы усвоения чего-то нового — чрезвычайно увлекателен. Он способен доставить человеку минуты величайшего наслаждения, и если вы хо­тя бы однажды испытали это наслаждение, вы будете стремиться учиться всю жизнь. Увы, современная школа чаще всего внушает ре­бенку отвращение к учебе, вчерашний школьник с ужасом вспомина-


ет школу и, более или менее случайно попав в вуз, сохраняет реак­цию отторжения по отношению ко всему, что преподносят ему с учи­тельской кафедры. Чрезвычайно трудно преодолеть эту инерцию отв­ращения. Я постарался сделать пособие веселым — включил в него забавные задачи, смешные примеры и т. п., пусть школьник или сту­дент читает это пособие с улыбкой, пусть откроет для себя, что уче­ба — не каторга и муштра, а веселое и увлекательное приключение.

Хочу, правда, предупредить читателя: без ваших собственных уси­лий ничего не выйдет! Нельзя стать образованным, мыслящим челове­ком, не затратив собственных сил. Можно купить какие угодно книги, можно нанять самых распрекрасных преподавателей, которые вам все разжуют и положат в рот, но глотать-то вы должны сами! Да, кое-что в этом мире каждый человек должен делать сам, в том числе и учиться. Купить можно диплом об образовании, но не само образование:


«Осел останется ослом,

Хотя осыпь его звездами!», — как сказал поэт,


«Где должно действовать умом, Он только хлопает ушами.»














^ Может ли порядочный человек жениться на сестре своей вдовы?

Слово «порядочный» привлекает ваше внимание и вы задумывае­тесь: этично ли жениться на сестре вашей жены? Но вскоре приходит мысль: жена-то ведь уже вдова, значит, тот человек, о котором идет речь, умер! Ясно, что он ни на ком жениться не может, а слова «поря­дочный человек» просто отвлекают наше внимание от этого решающего обстоятельства.


Во всех этих случаях поиск решения сводится к выдвижению некоторого предположения; рассмотрению следствий этого предполо­жения и отбрасыванию его, если следствия не согласуются с условия­ми задачи; затем выдвигается новое предположение и т. д. Несмотря на простоту этих задач, поиск их решения воспроизводит основные черты всякого познавательного процесса: проблема — предположи­тельное решение — отбрасывание первоначального предположения и выдвижение нового... Логика как раз и изучает те формы, в которых протекает познающее мышление, и те общие принципы, которым оно должно подчиняться, чтобы достигнуть поставленной цели.

Логику интересует лишь форма наших мыслей, но не их содержа­ние. Содержание наших мыслей бесконечно разнообразно: мы можем думать и рассуждать о вулканах и звездах, о любви и приватизации, о колбасе, которой вечно не хватает, и об электронах, от которых не знаешь, куда деваться... Однако все это разнообразие укладывается в сравнительно небольшое число форм. Вот эти формы и изучает логи­ка. Грубо говоря, логику интересуют сосуды — бутылки, ведра, боч­ки, — а не то, что в них налито. В бутылку что ни налей — коньяк, пи­во или виски, она останется бутылкой и ее можно изучать как бутыл­ку — исследовать ее геометрическую форму, объем, толщину стенок и т. п. Точно так же и мыслительные формы, независимо от их содержа­ния, обладают определенными свойствами, которые изучает логика.

В этом отношении логика сходна с грамматикой, которую мы изуча­ли в школе. Грамматика тоже исследует и описывает формы языковых выражений, отвлекаясь от их содержания. Для иллюстрации этого обс­тоятельства известный советский лингвист Л. В. Щерба приводил при­мер следующего выдуманного им самим предложения: «Глокая куздра штеко будланула бокра и курдячит бокренка». Мы ничего не можем сказать о содержании этого предложения, но знание грамматики позво­ляет нам утверждать, что слово «куздра» здесь является подлежащим, «будланула» — сказуемым, «бокра» — дополнением и т. д. Мы можем говорить о роде, числе, падеже наших существительных, не имея ни ма­лейшего представления о том, что обозначают соответствующие слова. Аналогичное знание о формах мысли дает нам логика.


^ ЛЕКЦИЯ I. ПРЕДМЕТ И ЗНАЧЕНИЕ ЛОГИКИ





1.1. Определение предмета логики


Конечно, предмет всякой науки становится вполне ясным лишь в процессе знакомства с самой наукой, поэтому все определения этого предмета остаются неполными и не очень ясными. Однако некоторое предварительное указание на то, что изучает логика, необходимо. Логика есть наука о законах и формах познающего мышления. Логика изучает мышление, но не всякое мышление, а лишь те мыслительные процессы, которые направлены на обнаружение и обос­нование истины, на решение некоторой задачи, на поиск путей прео­доления тех или иных трудностей, встающих перед нами как в про­фессиональной деятельности, так и в обыденной жизни. Иногда ут­ром, посмотрев на себя в зеркало, вы можете показать себе язык, по­думав: «Какая же у меня сегодня противная рожа!» — Таких мысли­тельных процессов логика не касается, изучение их — дело психоло­гии. Логику интересуют лишь познавательные процессы.

Ну, а что это такое — «познающее мышление»? Попробуйте отве­

тить на несколько простых вопросов:


^ У меня в кармане две монеты, которые в сумме дают 15 коп., но одна из этих монет не пятачок. Какие это монеты?

Вы начинаете ду­мать: 7 и 8 коп.? — Та­ких монет не сущес­твует. Может быть, 2, 3 и 10 коп.? — Но тогда получается 3 монеты, а их всего две. Наконец, приходит мысль: одна из них не пятачок, но другая-то может быть пятачком! Ответ: 10 и 5 коп.

Я—ночной сторож!

Ночной сторож умер не ночью, а днем. Назначат ли ему пенсию?

Вы начинаете вспоминать то, что вам известно о пенсионном зако­нодательстве, затем вдруг спохватываетесь: но ведь он же умер, зачем же ему пенсия? Ответ: нет, не назначат.





^ 1.2. Истинность и правильность


Мы уже несколько раз упоминали слово «истина». Пора бы пояс­нить его. Вопрос о том, что есть истина, можно ли получить ее и ка­ким образом, исследует философия. Здесь мы ограничимся кратким разъяснением, достаточным для целей логики.

Мысль называется истинной, если она соответствует своему предмету, т. е. представляет объект, ситуацию, положение дел так, как они существуют в реальности, сами по себе. Если же мысль не соответствует своему предмету, искажает его, такую мысль называют ложной. Например, мысль о том, что первый президент СССР был лысым, является истинной, т. к. М. С. Горбачев действительно обла­дал значительной плешью, в чем мы могли убедиться, наблюдая его по телевизору. Однако мысль о том, что первый президент России яв­ляется лысым, будет ложной, ибо искажает облик Б. Н. Ельцина, ко­торый до преклонных лет сохранил волосяной покров на голове.

Такое понимание истины восходит еще к древнегреческому фило­софу Платону (427—447 гг. до н. э.), который писал: «... тот, кто гово­рит о вещах в соответствии с тем, каковы они есть, говорит истину; тот же, кто говорит о них иначе, — лжет». Эту идею подхватил и раз­вил учение Платона Аристотель и с тех пор в течение двух тысячеле­тий истину истолковывали именно таким образом. Через 355 лет пос­ле смерти Аристотеля Иисус Христос говорит римскому прокуратору Понтию Пилату, что Он пришел в мир, чтобы свидетельствовать об истине. Пилат в ответ спрашивает: что есть истина? А ответ-то был уже давно известен: истина — это мысль, соответствующая своему предмету. К сожалению, ни иудеи, ни римские всадники в эту эпоху уже .не читали Платона и Аристотеля.

Их концепция истины получила наименование «классической». Согласно классической концепции, истина объективна — в том смыс­ле, что она не зависит от того, признают ее люди или нет. В течение тысячелетий человечество отвергало мысль о вращении Земли, Гали-лео Галилей уже в XVII веке подвергся осуждению за поддержку этой еретической и, как казалось, абсурдной мысли, однако эта мысль всегда была истинной: Земля продолжала вращаться, не обращая внимания на наши убеждения и споры. Соответствие мысли предмету зависит только от самого предмета, но не от наших желаний, — в этом и состоит объективность истины. Благодаря этому обстоятельст­ву, истина оказывается также общезначимой: ее вынужден принимать каждый человек, независимо от своего национального происхождения, социальной принадлежности или политической ориентации. Истина одна для всех —для рабочего и капиталиста, для китайца и француза, для ученого и невежды.


Логическая правильность рассуждения есть его соответствие пра­вилам, законам логики. Если вы опираетесь на истинные посылки и рассуждаете правильно, то вы всегда получите истинное заключение. Это логика гарантирует. К сожалению, можно правильно рассуждать, но исходить при этом из ложных посылок. В таком случае вы можете придти к любому заключению — как истинному, так и ложному. На­пример, на посылки «Все тигры питаются, травой» вы можете совер­шенно корректно сделать ложный вывод: «Некоторые травоядные есть тигры», но столь же корректно можете получить истинный вы­вод: «Некоторые нетравоядные не есть тигры». Важно иметь в виду следующее: логика не может сказать, истинны ли те или иные посыл­ки, — это задача конкретных наук и повседневной практики — она способна лишь помочь нам сделать наши рассуждения правильными.


Немного устали? Попробуйте тогда ответить на следующие вопросы:

Вы — пилот самолета, совершающего рейс из Москвы в Нью-Йорк с по­садкой в Лондоне. После вылета из Москвы на борту самолета обнаружива­ется террорист, требующий посадить самолет в Париже. Сколько лет пилоту самолета?

Кажется, что это вопрос того типа, который задал бравый солдат Швейк членам медицинской комиссии, однако это не так. Разговоры о Нью-Йорке, Лондоне и террористе имеют цель отвлечь ваше внима­ние от того факта, что пилот — это вы сами и ему столько же лет, сколько и вам.

Сидит на дороге ребенок и плачет: «Есть у меня отец, есть и мать, да я им не сын!» — Может ли такое быть?

Начинаются размышления: может быть, это не родной, а прием­ный сын? Обычно первыми находят ответ девушки: да, такое часто бывает, это — дочь.

^ 1.3. Мышление и язык

Познающее мышление, изучаемое логикой, выражается в языке, поэтому логика всегда рассматривает мысль в ее языковом выраже­нии. Иногда мы будем говорить о словах и предложениях, имея в ви­ду их мысленное содержание. Вопрос о соотношении ' мышления и языка относится к числу наиболее сложных философских вопросов и обсуждать его здесь мы не будем, тем более, что он и не имеет до сих пор общепризнанного решения. Мы предполагаем, что познающее мышление всех людей приблизительно одинаково и не зависит от их национальной принадлежности, социального положения и культур­ных различий. Естественные же языки, на которых разговаривают






люди разных народов, весьма существенно различаются, в чем мы с огорчением убеждаемся, когда начинаем изучать иностранные языки. Логика изучает формы мысли, а не языка, поэтому ее законы и прин­ципы справедливы для всякого мышления независимо от того, в ка­кой языковой оболочке оно представлено. Вместе с тем, основопола­гающие характеристики языка оказывают влияние и на нашу мысль, поэтому логике часто приходиться принимать во внимание особенности языкового выражения мысли.

1.4. ^ Этапы развития логики

Логика как отдельная наука впервые была систематически изложе­на древнегреческим философом и ученым Аристотелем (384-322 гг. до н. э.). Именно он сформулировал основные законы логики и разра­ботал учение о силлогистических умозаключениях.

Обращение Аристотеля к систематизации и разработке- логики бы­ло в значительной мере обусловлено общественной потребностью. Гражданин античного полиса активно участвовал в жизни своего ма­ленького государства. Он регулярно посещал народные собрания, на которых обсуждались вопросы войны и мира, налогообложения, го­родского строительства. Он ежегодно избирал государственных чи­новников и сам в течение жизни неоднократно мог занимать те или иные должности. Античные греки много и с удовольствием судились, причем греческий суд не знал прокуроров и адвокатов, истец и ответ­чик сами должны были выступать перед судьями и присутствующей публикой. Почти каждый гражданин хотя бы раз в жизни избирался (или назначался по жребию) судьей, присяжным заседателем или членом городского совета. Короче говоря, хорошему, гражданину не­обходима была определенная образованность для выполнения своих гражданских обязанностей и осуществления своих гражданских прав. Поэтому в античной Греции высоко ценились учителя — их называли софистами (от слова «софия» — мудрость), что означало первона­чально «мудрец» или «учитель мудрости». Они учили детей грамоте, основам наук, воспитывали умение ясно и убедительно говорить, отс­таивать в спорах свое мнение. Со временем, однако, софисты стали изобретать приемы, направленные на то, чтобы одурачить собеседни­ка, представить противника в смешном или глупом виде, внушить не­доверие к истине, а ложь, напротив, представить в белоснежных ри­зах истины. Такие недобросовестные приемы и уловки получили на­именование «софизмов», а слово «софист» приобрело тот негативный оттенок, который сохранился у него до сих пор. Вот примеры некото­рых софизмов:


«То, чего ты не терял, у тебя есть. Ты не терял рогов. Следовательно, ты рогат».

«Сидящий встал. Кто встал, тот стоит. Следовательно, сидящий стоит».

«У знаменитого софиста Протагора был ученик по имени Эватл, обучав­шийся праву. Учитель и ученик заклю­чили договор, согласно которому Эватл заплатит за обучение лишь после того, как выиграет свой первый процесс. Однако, закончив обучение, Эватл не спешил выступать в суде. Терпение учителя иссякло, и он подал на своего ученика в суд.

Эватл в любом случае должен бу­дет заплатить мне, — рассуждал Прота-гор. — Он либо выиграет этот процесс, либо проиграет его. Если выиграет —

Я своих рогов не терял! заплатит в силу нашего с ним догово-

ра; если же проиграет — заплатит в си­лу приговора суда.

-Ничего подобного, - возражал Эватл. - Действительно, я либо выиг­раю процесс, либо проиграю его. Если выиграю - решение суда освободит меня от уплаты; если же проиграю - не буду платить в силу нашего договора.

^ Озадаченный таким поворотом дела, Протагор посвятил этому спору с Эватлом особое сочинение «Тяжба о плате», которое, к сожалению, до нас не дошло.

А если вам публично начнут задавать такие, например, вопросы (договорившись предварительно, что вы будете отвечать только «да» или «нет»):

«Перестал ли ты бить свою мать?» «Давно ли ты вышел из тюрьмы?» и т. п.

Я думаю, вы впадете в легкий столбняк: хоть скажи «да», хоть — «нет», все равно оказываешься в дурацком положении. А вот современная житейская история на ту же тему:

«-Я не мог не жениться на ней, - сказал Хенпек своему приятелю. -Ведь как она поставила вопрос: «Ты женишься на мне, не правда ли? Наде­юсь, у тебя нет возражений?» Тут уж я никак не мог выкрутиться. Скажи я «да» или «нет», ее бы устроил любой ответ.

^ Почему же ты не промолчал?

В том-то и дело, что промолчал. Тогда она сказала: «Молчание — знак согласия!», и на этом все было кончено».






Что бы вы сказали, если бы я обратился к вам с таким рассуждением: —Знаете ли вы, о чем я хочу вас сейчас спросить? —Нет, не знаем.

—Неужели вы не знаете, что лгать — нехорошо? —Конечно, знаем.

—Но именно об этом я и собирался вас спросить, а вы ответили, что не знаете; выходит, вы знаете то, чего не знаете!

Чувствуешь, что тебя слегка надувают, но в чем тут дело, сказать трудно. А разве рассуждения наших современных государственных деятелей не похожи на эти софизмы? Например, как много говорили нам о ваучерной приватизации, убеждали, что ваучер — это чек на получение приличного куска от общественного пирога! Ну, и что в итоге? — Мой ваучер валяется в ящике письменного стола, осталось получить на него автограф Чубайса и тогда лет через десять его мож­но будет продать коллекционерам курьезов.

Аристотель и разработал логику как средство защиты истины и разоблачения софистики и лжи. В этом качестве она служит людям вот уже более двух тысячелетий. Значительный вклад в разработку логики внесли средневековые схоласты, до сих пор сохраняется вве­денная ими латинская терминология. Английский философ Ф. Бэкон (1561—1626) заложил основы учения об индуктивных умозаключени­ях. Немецкий философ Г. В. Лейбниц (1646—1716) сформулировал закон достаточного основания. В середине XIX века возникла и нача­ла интенсивно развиваться математическая (символическая) логика, применяющая для анализа рассуждений математические средства и методы. Именно она заложила теоретические основы последующей разработки языков программирования для ЭВМ. С тех пор аристоте­левская логика стала называться традиционной формальной логикой.

А перед создателями учебных пособий по логике вот уже в тече­ние многих десятилетий стоит весьма трудная и болезненная пробле­ма: как соединить изложение традиционной логики с материалом, дос­тавляемым символической логикой? Впечатляющие успехи символи­ческой логики в области теории логического вывода и логической се­мантики породили мнение о том, что традиционная логика целиком осталась в прошлом и уступила свое место символической логике. Однако это мнение оказалось слишком оптимистичным. Традицион­ная логика продолжает пользоваться спросом. В свое время предтеча символической логики Г. В. Лейбниц мечтал о том, что когда-нибудь люди Перестанут спорить с помощью словесных доводов, а будут об­мениваться математическими формулами, будут «вычислять» истину.

К счастью, это время еще не пришло, люди не превратились в ро­ботов и продолжают рассуждать, доказывать и опровергать, пользуясь


Конечно, многие вопросы, которыми занималась традиционная ло­гика, получили новое — более глубокое и точное освещение в симво­лической логике, например, вопрос о сложных суждениях или о логи­чески законах. Символическая логика значительно расширила сферу логического, открыв новые формы рассуждений и новые виды логи­ческих связей. Излагать традиционную логику, полностью игнорируя достижения символической логики, как это делал когда-то в своем прекрасном учебнике Г. И. Челпанов, сейчас нельзя. Но как включить эти достижения в курс традиционной логики? Трудность данной за­дачи обусловлена принципиальным различием между традиционной и символической логикой в подходе к анализу человеческого рассужде­ния: традиционная логика анализирует мышление, а символическая логика исследует язык или, точнее сказать, его смысловое содержа­ние. Именно поэтому традиционная логика описывает, скажем, поня­тия и суждения как формы мысли, а символическая логика предпочи­тает говорить о терминах и высказываниях языка. Соединить два столь различных подхода в одном изложении чрезвычайно трудно, поэтому к традиционной логике приходится просто добавлять некото­рые элементы символической логики — там, где она глубже освещает вопрос или дает что-то новое. Количество таких добавлений может, конечно, сильно варьироваться в зависимости от того, для читателей какой профессиональной ориентации предназначается учебное пособие.





А теперь для тех, кто утомил­ся, парочка чуть-чуть более слож­ных задач:

1. Имеется 9
монет одинаково-
го достоинства, но
одна из монет
фальшивая — она
легче остальных.
В нашем распоря-
жении есть ры-
чажные весы с
двумя шашками.
Как с помощью
всего двух взве-
шиваний выде-
лить фальшивую
монету?



1.5. Значение логики

В наш прагматичный век, сталкиваясь с чем-то для себя новым, люди первым делом спрашивают: а зачем мне это нужно? Увы, прос­тая человеческая любознательность постепенно исчезает, да и вечная погоня за куском хлеба почти не оставляет времени и сил на занятия, не приносящие немедленной пользы. Хотелось бы мне ответить на этот вопрос так, как я действительно думаю: да затем, чтобы развить свой интеллект, чтобы стать мыслящим человеком, чтобы научиться рассуждать и понимать! Разве этого мало?


Но можно привести и другие, более прагматичные соображения в пользу изучения логики.

                  1. Занятия логикой приучают нас точно мыслить и ясно изла­гать свои мысли. Многие люди просто неспособны связать двух слов, речь их ограничивается хриплыми выкриками и матерными словами. Другие говорят, но так бессвязно и расплывчато, что ничего не пой­мешь. Логика содействует формированию связной и ясной речи.

                  1. Логика воспитывает умение убеждать и обосновывать свои идеи. Если вы способны обосновать свою мысль, свое решение того или иного вопроса, то ваша речь будет не только ясной, но и убеди­тельной. Каким бы родом деятельности вы ни занимались, это — не­обходимое условие ее успеха.

                  1. Еще более важно то, что занятия логикой постепенно форми­руют привычку анализировать свой и чужие рассуждения. Логика во­оружает нас и средствами такого анализа, позволяющими обнару­жить, точно обозначить и устранить ошибку рассуждения. Она помо­гает нам справиться с демагогией и софистикой, избавляет нас от того земляного простодушия, которое легко толкает нас в объятия сладко­речивых жуликов. Обращусь я, например, к вам с таким рассуждением:


Я — человек

Вы — не я

Следовательно, Вы — не человек


Даже если вы чувствуете, что здесь что-то не так, сможете ли вы мне достойно возразить? Вряд ли. В лучшем случае вы буркнете что-то вроде: «Сам дурак!» — и отойдете с чувством интеллектуального унижения. Знакомство с логикой даст вам возможность определить, что это за рассуждение, каким требованиям оно должно удовлетво­рять и какое из этих требований здесь нарушено. Указав мне на все это, вы пристыдите меня как демагога или невежду.

                  1. Логика научит вас спорить. И в повседневной жизни, и в профессиональной деятельности нам часто приходиться вступать в полемику по разным поводам. Спорить мы, как правило, не умеем, и наши столкновения чаще всего заканчиваются перебранкой, криком, а то и дракой. Познакомившись с элементами логики спора, вы научи­тесь корректно отстаивать свое мнение, опровергать ошибочное убеж­дение своего оппонента, находить компромиссы, разоблачать недобро­совестные приемы и уловки.

                  1. И все-таки самое важное — логика вырабатывает привычку думать. Странно, но многие люди не любят и не умеют думать. Вместо того, чтобы задуматься и найти свое решение тех или иных трудное-






Сс




M

с




Аа

А*








Аа

Сс











вв

оА ^

■А

в

Сс

Е=7





1 2





3


4


5





тей, мы охотно полагаемся на мнение какого-нибудь телевизионного вещателя, друзей или знакомых. Конечно, думать трудно, напряжен­ное размышление забирает столько сил, сколько их тратит шахтер или молотобоец. Но ведь думать необходимо, если вы не хотите про­жить всю жизнь куклой, которую дергают за веревочки. А когда ду-мание становится привычкой, оно начинает доставлять наслаждение. Так атлет, хрустя позвоночником, обливаясь потом, со стонами разви­вает свои мышцы. Зато потом какой восторг доставляет ему игра этих мышц, когда каждая клетка его тела поет о радости телесного бытия! Думайте, господа!





страница1/14
Дата конвертации03.02.2013
Размер3.84 Mb.
ТипИзложение
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы