Берег утопии icon

Берег утопии



Смотрите также:
  1   2   3   4






Том Стоппард


БЕРЕГ УТОПИИ




ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.


ПУТЕШЕСТВИЕ


Перевод Аркадия и Сергея Островских




Действующие лица


Александр Бакунин

Варвара, его жена

Любовь


Варенька их дочери

Татьяна
Александра

Мисс Чемберлен, английская гувернантка

Барон Ренн, офицер-кавалерист

Семён, старший слуга

Маша, служанка

Николай Станкевич, молодой

Михаил Бакунин, сын Бакуниных

Виссарион Белинский, литературный критик

Иван Тургенев, будущий писатель

Александр Герцен, будущий революционер

Николай Сазонов

Николай Огарёв круг Герцена

Николай Кетчер

Николай Полевой, редактор «Телеграфа»

Госпожа Байер

Натали Байер, дочь госпожи Байер

Пётр Чаадаев, философ

Степан Шевырев, редактор «Московского наблюдателя»

Катя, любовница Белинского

Пушкин, поэт

Дьяков, офицер кавалерии

Рыжий Кот

Слуги, гости на вечеринке, музыканты


^ ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

ЛЕТО 1833 года.


Прямухино, усадьба Бакуниных в ста пятидесяти верстах к северо-западу от Москвы.


Видна часть дома и комнаты, веранда и сад. В саду есть места где можно сидеть и гамак. Декорации не меняются на протяжении всего первого действия.


Семейный ужин подходит к концу. За столом - Александр Бакунин, 65 лет, и его жена Варвара (42 года); их дочери Любовь (22), Варенька (21) Татьяна (18) и Александра (17); мисс Чемберлен, молодая английская гувернантка, Барон Ренн (36) офицер-кавалерист в военной форме. Слуги (крепостные), в том числе старший, Семен, прислуживают за столом по необходимости.


Действие идет живо. Александр Бакунин добродушный деспот в своей семье, но атмосфера в доме скорее демократичная.


АЛЕКСАНДР К слову, Любовь, скажи Барону что-нибудь

по-английски.


ЛЮБОВЬ Что ты хочешь, чтобы я сказала, папа?


АЛЕКСАНДР Мои дочери учили пять языков - зовите меня либералом, если угодно, - в молодости я читал Руссо. Я присутствовал при взятии Бастилии. Сам не участвовал, но помню, что чувства были определенно смешанные - вот каким либералом я был в 19 лет. Но образование для женщин - непременно! И не просто уроки музыки и русской грамматики pour les filles Bakunin, хотя признаюсь - по-русски они пишут лучше меня - вот только жаль читать нечего, (сквозь протесты дочерей) разве что...


ДОЧЕРИ Пушкин!


АЛЕКСАНДР … Пушкин. Но скажу вам, Барон, выбрав мою старшую дочь, вы выбрали самую умную.


ВАРВАРА Я предпочитаю Козлова.


АЛЕКСАНДР - ум дороже красоты - жаль сам я поступил иначе.


ДОЧЕРИ Стыдитесь! Стыдитесь, Papa. От имени моей красавицы-сестры я заявляю протест. - Не слушай, Любовь.


ВАРВАРА Молчите, когда отец говорит.


МИСС ЧЕМБЕРЛЕН What did your father say? [Что сказал ваш

отец?]


ЛЮБОВЬ Я принимаю это в качестве комплимента, папа?


ВАРВАРА И я тоже.


ТАТЬЯНА Барон так не думает. Не правда ли Барон?


РЕНН Нет! Нет... Любовь столь же привлекательна, сколь ваша супруга умна.


АЛЕКСАНДР Именно это я и имел в виду. Каков дипломат! Ну же Любовь, моя чудная, мы ждем.


ЛЮБОВЬ Я уверена Барону это вовсе не....


АЛЕКСАНДРА Я могу, papa! (Она вскакивает, выпрямляется) How do you do, Baron Renne! I say! charming weather, you do not think! (Как вы себя чувствуете, барон Ренн! Прекрасная погода, вы не находите!)

(^ Так же внезапно садится. Татьяна подхватывает)


ТАТЬЯНА The quality of mercy is not strained, it dropping like the gentle dew from heaven! (Жалость не знает предела и падает, как роса с небес.)


(^ Татьяна садится. Александр продолжает невозмутимо)


АЛЕКСАНДР Сам я получил образование в Италии. Университет Падуи присудил мне степень доктора философии.


МИСС ЧЕМБЕРЛЕН Jolly good effort, Tatiana. (Хорошо у тебя

получилось, Татьяна)


РЕНН Неужели? Доктора философии?


ВАРВАРА Что она сказала?


АЛЕКСАНДР Темой моей диссертации был глист.


ТАТЬЯНА Шекспир, маман.


РЕНН Философ Глист?


АЛЕКСАНДР Нет, просто глист.


ВАРВАРА Я имею в виду Мисс Чемберлен, Qu'est-ce qu'elle a dit? [Что она сказала?]


РЕНН А, вы имеете в виду философию глиста....


ВАРЕНЬКА Elle l'a felicitee, Maman, e'est tout. [Просто похвалила - вот и все]


АЛЕКСАНДР Вовсе нет. У глистов нет никакой философии, насколько мне известно.


ВАРВАРА Как их можно чему-то научить, если ты не понимаешь, что они говорят ?


АЛЕКСАНДР Вот именно.


МИСС ЧЕМБЕРЛЕН I am sorry, what did your mother say?

(Извини, что сказала ваша мать?)


АЛЕКСАНДРА No lessons tomorrow, she said, holiday. [Завтра уроков не будет - праздник.]


МИСС ЧЕМБЕРЛЕН I think not, see me afterwards. (Думаю, что

нет, поговорим после.)


АЛЕКСАНДР Ну все, довольно английского на сегодня. И вообще, для офицера кавалерии английский - не главное в жене, иначе бы вам больше подошла гувернантка. Нет, у меня есть только одно серьезное возражение против этого брака...


ДОЧЕРИ О господи! Что он хочет сказать? Не вздумай его слушать, Любовь. Рара, не надо!


^ ВАРВАРА (Стучит по столу) Довольно!


АЛЕКСАНДР Спасибо. Так, о чем это я? А, все равно забыл.


РЕНН Ну мне пора. Пока еще не совсем стемнело, если позволите - до лагеря ведь не близко.


ВАРВАРА Да, уж вам лучше ехать. Куда это годится - сломать себе шею перед самой свадьбой. Да и после свадьбы, тоже.


(^ Доносится шум приезда и приветствия.)


АЛЕКСАНДР Что там?


РЕНН Тысяча благодарностей. - (К Любови, галантно) тысяча и одна...


ВАРЕНЬКА Кто-то приехал.


СЕМЕН (входит) Михаил Александрович, барин,

как живой! Домой вернулся!


(^ Михаил Бакунин, 19 лет, в форме. Его вход вызывает бурю эмоций. Все встают из-за стола. Взволнованное воссоединение семьи.)


СЕМЬЯ Михаил! - откуда ты? батюшки, да ты посмотри - Что же ты не дал нам знать? Как возмужал - Посмотри на его форму! Дай хоть тебя поцеловать. Ничего не случилось? Я за тебя молилась. Надолго ты к нам?


МИХАИЛ Нет, в увольнение. Прямо с летних учений!


АЛЕКСАНДР Мой сын. Служит в Артиллерии. Прапорщик.


РЕНН Как же, - знаменитый Михаил.


ЛЮБОВЬ (Ренну) Спасибо за визит. Не сердитесь, у нас в

семье так....


РЕНН Нет, напротив. У вас здесь все так… свободно…..


МИХАИЛ Вас, кажется, можно поздравить. Имею ли я

честь....


ЛЮБОВЬ Барон Ренн - позвольте вам представить - мой

брат Михаил –

^
РЕНН Вы учились в Артиллерийском училище в

Петербурге?


АЛЕКСАНДРА Пять лет!


АЛЕКСАНДР (к Мисс ЧЕМБЕРЛЕН) Бегите скажите

Семену, чтобы принес шампанского.

Command Semyon ....to provision...

(Вели Семёну… заняться провизией.)


^ МИСС ЧЕМБЕРЛЕН (убегает) Champagne, champagne, I understand [Шампанского, шампанского, я поняла]


ТАТЬЯНА Наша учительница английского. Правда, она прелесть?


МИХАИЛ Нет, это ты прелесть.


РЕНН (стучит по бокалу) Дамы и господа! (обращаясь к Михаилу) Кавалерия пьет за артиллерию. Но воссоединение семьи - это святое, да и я уже кажется простился. Полковые обязанности, - кто поймет это лучше вас. Так что прощайте. И позвольте вас обнять, я горд тем, что могу назвать вас братом.

(^ Аплодисменты всей семьи. Михаил и Ренн жмут руки и обнимаются.)


АЛЕКСАНДР Ну вот и хорошо. Все за мной - мы вас проводим как положено. Семен! - Павел! - один из вас – подайте лошадь. Барон уезжает.

(^ Общее движение к выходу)


(вспоминает) Ах да. Вспомнил. У меня только одно возражение против этого брака –


ЛЮБОВЬ (сквозь слезы) Отец....


^ ВАРЕНЬКА (Любови) Он шутит.


АЛЕКСАНДР - а именно, разница в возрасте.


РЕНН Но мне всего тридцать шесть.


АЛЕКСАНДР На десять лет младше, чем нужно бы! Муж должен быть по крайней мере в два раза старше жены.


ВАРВАРА Можно подумать ….


АЛЕКСАНДР Ну не теперь же. (Ренну) Красота прежде ума.


АЛЕКСАНДРА Мишель, ты идешь?


^ ТАТЬЯНА (Задерживается) Сейчас идет.


МИХАИЛ (Любови) Ты хочешь с ним проститься наедине?


ЛЮБОВЬ (Торопливо) Нет, нет, лучше все пойдемте.


АЛЕКСАНДР Семья - стройся! ...Платочки наизготовку! (Ренну) Моей жене было восемнадцать, а мне сорок два. Понимаете? Когда жене наконец станет тесно в узде, - она увидит, что ей нужно всего лишь проявить немного терпения.


(^ Михаил, Варенька и Татьяна остаются одни)


МИХАИЛ Значит так. Этот нам не подходит. Она его не любит - это ясно.


ВАРЕНЬКА Это мы и так знаем.


ТАТЬЯНА Она не пойдет против отца, да и барон - неплохая партия, разве нет?


(^ Входит Семен с подносом с бокалами для шампанского, и Мисс Чемберлен с бутылкой. Снаружи доносятся голоса: «Татьяна! Михаил! А где Варенька?»)


МИХАИЛ Спасибо, Семен. Оставь нас.


(^ Семен почтительно уходит. Мисс Чемберлен, на свою беду, смущаясь подходит)


МИСС ЧЕМБЕРЛЕН So you are Michael. (Вы Михаил.)


МИХАИЛ Go away, please. (Уходите, пожалуйста.)


^ Мисс Чемберлен перехватывает дыхание. Сестры потрясены и в восхищении. Мисс Чемберлен убегает. Из-за сцены зовут «Варенька!». Варенька убегает)


МИХАИЛ Я говорю о любви, а ты говоришь о какой-то партии. Тата, Тата, неужели ты не понимаешь. Близится рассвет! В Германии солнце уже высоко. Это только мы в бедной, отсталой России последними узнаем о великом открытии века! Жизнь Духа - единственная реальность: наше обыденное существование - лишь препятствие, мешающее нам воспарить к Универсальной Идее, где все мы соединимся с Абсолютом. Понимаешь?


^ ТАТЬЯНА (в отчаянии) Скажи это по-немецки.


МИХАИЛ Этому браку надо помешать. Мы должны спасти Любу. Отдаться без любви - грех против внутренней жизни. Я объясню это отцу. Внешний мир нашего материального существования – только иллюзия.


(^ Татьяну и Михаила зовут из-за сцены. Она бросается на шею Михаилу и убегает)

Господи, я сейчас умру от голода.


(Михаил задерживается и набивает себе рот едой со стола. Потом следует за Татьяной)


ВЕСНА 1835 года.


Сад и веранда.


Варвара выходит на веранду.


ВАРВАРА Где же вы все? Новобрачные уже здесь.


(^ В саду появляется Любовь)


ЛЮБОВЬ Mаman, они женаты уже несколько месяцев.


ВАРВАРА Если бы ты знала что я знаю, ты бы так спокойно не говорила.


(Она видит Татьяну и Александру. Зовет их, после чего поспешно уходит в дом)


Ну же, скорее! Варенька с мужем уже приехали.


(^ Входят Татьяна и Александра и направляются прямиком к Любови вне себя от возмущения. Александра держит в руках письмо)


АЛЕКСАНДРА Люба, знаешь в кого влюблен Мишель? В Натали Байер.


ТАТЬЯНА Нет, это она в него влюблена, а не он в нее. И у нее еще хватает наглости...


^ ВАРВАРА (возвращается, сердито) Татьяна!


ТАТЬЯНА Идем, идем, да что стряслось в самом деле?


ЛЮБОВЬ Варенька ждет ребенка.


ВАРВАРА (в панике) А тебе кто сказал?


ЛЮБОВЬ Вы.


ВАРВАРА Не говорила я, не говорила! Вы ничего не знаете, слышите, ничего не знаете.


(Исчезает внутрь дома)


^ ТАТЬЯНА (успокоившись) Бедная Варенька!


АЛЕКСАНДРА Тетушки! Ну и денек!


ЛЮБОВЬ А что еще случилось?


АЛЕКСАНДРА Михаил вернулся из Москвы и привез это дурацкое письмо от Натали Байер... вот послушай, она здесь и к тебе обращается, готова? «Друзья мои! Михаил открыл мне свое сердце. Ах, если бы вы только знали Михаила, как знаю его я! Если бы вы только были способны понять его!»


ЛЮБОВЬ Что она говорила?


(На неё не обращают внимания)


ТАТЬЯНА Слабоумная!


ЛЮБОВЬ Но в Москве она была без ума от Николая Станкевича.


ТАТЬЯНА Это потому что Станкевичу нравишься ты (^ Любовь протестует). Да, нравишься! А Натали он водил за нос. Она сама нам рассказывала. Продолжай, Александра.


АЛЕКСАНДРА «При всей вашей любви к брату, вы не видите что этой зрелой и сильной личности мешает ваша - да друзья мои, ваша – нет, вы только послушайте ее! - ваша неспособность преодолеть объективную реальность, в которой он всего лишь ваш брат»


ТАТЬЯНА На что он ей жаловался?


АЛЕКСАНДРА Очевидно, на то, что у него не во всем идут на поводу.


ЛЮБОВЬ А ей какое дело. Тем более, что во всем.


АЛЕКСАНДРА Это еще не все.


(Но в это время Варенька выходит из дома, ее глаза сияют. Ее беременность пока незаметна.)


ВАРЕНЬКА Так вот вы где! Мы одни... слава Богу.


АЛЕКСАНДРА Варенька - ты только посмотри. От Натали Байер!


ТАТЬЯНА Она хочет прибрать к рукам Михаила.


ЛЮБОВЬ Варенька....!


АЛЕКСАНДРА Ты только подумай - ни капли стыда!

(^ Вспоминают о Вареньке, смущаются)


Как ты?


ТАТЬЯНА Здравствуй, Варенька.


ЛЮБОВЬ Мы по тебе очень скучали.


ВАРЕНЬКА Я тоже. Я так и сказала Дьякову: поеду домой и останусь там на несколько месяцев.


ТАТЬЯНА Пока не...?


(^ Александра рукой закрывает Татьяне рот)


АЛЕКСАНДРА Мы ничего не знаем, мы ничего не знаем!

(Сестры счастливо и со слезами обнимаются)


(Александр появляется на веранде с гневным видом)


АЛЕКСАНДР Вы знали об этом?


ТАТЬЯНА и

АЛЕКСАНДРА Нет!


ЛЮБОВЬ О чем?

АЛЕКСАНДР Где он? Проклятый мальчишка! Эгоист! Вот будут у него свои дети - тогда узнает.

(^ Дьяков, офицер кавалерии около пятидесяти выходит на веранду с сигарой.)


(вспоминает) Да, поздравляю тебя, дитя мое - Дьяков мне уже рассказал радостную новость.


ТАТЬЯНА

АЛЕКСАНДРА вместе

ЛЮБОВЬ (Дьякову) Поздравляем! Это так чудесно! Мы за

вас так рады. Нам прямо не терпится…!


ДЬЯКОВ Я самый счастливый человек на свете.


^ АЛЕКСАНДР (Вспоминая) Ваш брат кончит в Петропавловской крепости!


(Уходят внутрь дома)


ЛЮБОВЬ (Татьяне) Так что она тебе говорила ?


(^ Михаил, осторожно высматривая, нет ли где Александра, выходит из-за дома, с сигарой во рту. На нем военная форма.)


МИХАИЛ Вы уже знаете? Прекрасная новость. Я буду дядей! Впрочем, конечно, вы знаете.


ЛЮБОВЬ Поздравляю.


МИХАИЛ Благодарю, благодарю. Я еще не привык к этой мысли. А удивительное все-таки чувство: раз - и дядя. Тебя, Варенька, я тоже поздравляю. И Дьякова, конечно! Вот ведь - тоже офицер кавалерии! А все за моей спиной - в то время как я служил отечеству.


ТАТЬЯНА Отец тебя ищет.


^ ВАРЕНЬКА (Михаилу) Что ты опять натворил?


МИХАИЛ Это скорее что ты натворила?


(Варенька - на секунду теряет дар речи, поворачивается и в слезах убегает. Любовь, осуждающе глядя на Михаила, уходит с Варенькой - в глубь сада.)


МИХАИЛ (смотря им вслед) Иллюзия... все это только иллюзия. Ладно... могу я забрать мое письмо?


АЛЕКСАНДРА Это письмо не тебе, а нам.


МИХАИЛ Письмо вам, но бумага и чернила мои.


(^ Александра комкает письмо и бросает в Михаила)


АЛЕКСАНДРА Вот, получи свое письмо! Натали Байер - надутая, наглая, сопливая девчонка и она еще узнает!


ТАТЬЯНА И отправляйся к ней. Она тебе явно дороже нас, раз она тебя так хорошо понимает.


МИХАИЛ То есть в целом вы не согласны с ее анализом?


АЛЕКСАНДРА В целом она может пойти и повеситься. А тебе следовало бы лучше разбираться в людях. Она ведь даже некрасивая .


ТАТЬЯНА Нет, она красивая.


(^ Татьяна начинает реветь)


МИХАИЛ Тата, Тата, любимая моя, не плачь. Я отрицаю всякую любовь кроме чисто философской. Так называемая животная любовь лишает всякую пару людей единственной возможности счастья – слияния их прекрасных душ.


ТАТЬЯНА Нет, отчего же - мы не против.


МИХАИЛ Не сердитесь на Натали. Она считает что это вы виноваты в том, что я не мог...что я не могу быть...


АЛЕКСАНДРА Кем?


(Появляется Александр, видит их с веранды)


АЛЕКСАНДР Ни капли мужества - вот и все. (Объясняет) Ваш брат - дезертир!


МИХАИЛ (мимоходом) Да, я подал в отставку.


АЛЕКСАНДР Он отказывается исполнять свой долг.


МИХАИЛ По причине плохого самочувствия. Меня тошнит от армии.


АЛЕКСАНДР Никакой дисциплины - вот в чем беда.


МИХАИЛ Наоборот, там одна дисциплина, вот в чем беда. Это и Польша.


АЛЕКСАНДР Пройдемте в дом, сударь!


МИХАИЛ Польша просто невыносима.


(^ Александр заходит в дом. Сестры сопровождают Александра, нервно переговариваясь)


ТАТЬЯНА

АЛЕКСАНДРА Уволился из армии? Правда?! У тебя будут неприятности? Что они сказали? Что ты …?


МИХАИЛ «Марш сюда, марш туда, на караул, где фуражка?» Вы даже не можете себе представить, вся армия одержима игрой в солдатики....

(^ Все уходят в дом.)


ОСЕНЬ 1835 года.


Любовь и Варенька «возвращаются» в сад. Варенька на восьмом месяце беременности, у Любови в руках книга.


ЛЮБОВЬ Хорошее было время - время Барона Ренна. Тогда в последний раз мы все были заодно, как раньше. Если бы я знала, как все перессорятся, я бы лучше вышла замуж.


^ ВАРЕНЬКА (легко) Где же был Михаил, когда меня надо было спасать. Нет, Дьяков хороший человек, если бы только не... но это не его вина, не всем же быть философами, когда дело доходит до любви. Это подарок свыше, даже то, что тошнит, и то, что не хочется... Ты когда-нибудь хотела с бароном Ренном?


ЛЮБОВЬ Ой, нет!


ВАРЕНЬКА Это все из-за шпор.


ЛЮБОВЬ Варенька!


(^ Они обнимаются, смеются и плачут.)


(пауза) Интересно, а это когда-нибудь бывает прекрасно, я имею ввиду, кроме романов Жорж Санд?


ВАРЕНЬКА Я была бы не против ....с Онегиным.


ЛЮБОВЬ Да! (они хихикают заговорщески) Тебе не кажется что Станкевич похож на Онегина?


ВАРЕНЬКА Может быть я тоже встречу своего Онегина и

убегу с ним.


ЛЮБОВЬ (потрясена) Варенька! (пауза). Да и все равно у Пушкина Татьяна остается с мужем.


ВАРЕНЬКА Это оттого, что она не читала Жорж Санд.


ЛЮБОВЬ Да!


ВАРЕНЬКА Влюбиться! Следовать зову сердца! Любить где хотим и кого хотим, позволить любви вести нас к общему счастью!


ЛЮБОВЬ (пауза) Только вот Санд не обо всем рассказывает...


ВАРЕНЬКА Хочешь, я тебе расскажу?


ЛЮБОВЬ Нет! Ну... давай.


ВАРЕНЬКА Только ты спрашивай.


ЛЮБОВЬ Не могу.


ВАРЕНЬКА Помнишь, когда осел жестянщика залез в загон к нашей Бетси?


ЛЮБОВЬ Да!


ВАРЕНЬКА Вот вроде этого, только лежишь на спине.


ЛЮБОВЬ Ох!


ВАРЕНЬКА Нет, ну не такой большой, конечно.


(^ Они хихикают заговорщески. Любовь смущена. Из дома доносятся голоса.)


ЛЮБОВЬ Это они? Не оглядывайся.

(Михаил показывается внутри дома с Николаем Станкевичем, красивым, темноволосым молодым человеком 22 лет. Михаил, услыхав смех в саду подходит к окну)


МИХАИЛ Это Любовь. И Варенька с ней.


СТАНКЕВИЧ Женщины - святые существа. Для меня любовь – это религиозное переживание.


ВАРЕНЬКА Не думаю, чтобы он этим занимался.


ЛЮБОВЬ Варенька! ... (с тревогой) Правда?


ВАРЕНЬКА Николай Станкевич хранит невинность ради тебя. Но вот до следующего шага он все никак не додумается. Правда Михаил говорит, что у Станкевича самая светлая голова во всем московском философском кружке, так что может быть он все-таки догадается... Спроси его, может он хочет, чтобы ты ему показала...


ЛЮБОВЬ Что? Наш пруд с рыбами? (вдруг) Обещай, что никому не скажешь - я храню один его сувенир.


(^ Любовь вынимает «из-под сердца» маленький перочинный ножик длиной в один-два дюйма в сложенном виде)


ВАРЕНЬКА Что же ты молчала?


ЛЮБОВЬ (смущенно смеется) Прямо у сердца!


ВАРЕНЬКА Что он тебе подарил? Свой ножик?


ЛЮБОВЬ Нет... он мне его не дарил, я... (со слезами) Какая я глупая. Натали просто разыгрывала меня .


(^ Любовь пытается убежать. Варенька ловит ее и обнимает


Внутри дома Михаил и Станкевич - ученик и

наставник - сидят за столом над кипой книг)


СТАНКЕВИЧ Бог, в понимании Шеллинга - это космос, единство природы, которое пробивается к сознанию, и человек - первая победа на этом пути, животные дышат ему в затылок, овощи несколько отстают, а камням пока еще нечем похвастаться..Как в это поверить? Представь, что это стихи или живопись. Искусство не должно быть верно как теорема. Оно может быть правдиво иначе. Его правда заключена в том, что во всем есть смысл, и что в человеке этот смысл становится очевидным


(^ В саду, Любовь и Варенька уселись на скамейку. Варенька решительно встает)


ВАРЕНЬКА Я сама его спрошу.


ЛЮБОВЬ Не вздумай!


ВАРЕНЬКА Тогда сиди здесь, чтобы он видел как ты читаешь.


ЛЮБОВЬ Я не собираюсь никому навязываться.


ВАРЕНЬКА Распусти немного волосы.


ЛЮБОВЬ Варенька, не надо.


ВАРЕНЬКА Не буду, не буду.

(^ Варенька уходит. Любовь садится и открывает книгу)


СТАНКЕВИЧ Внешний мир лишен смысла помимо моего восприятия. (Останавливается, чтобы взглянуть за окно). Я смотрю в окно. Сад. Деревья. Трава. Девушка в кресле читает книгу. Я думаю: если бы не было кресла, она упала бы на траву. Если бы не было книги, она бы не читала. Вот девушка поправляет волосы. Но как мы можем быть уверены в том, что предмет нашего восприятия – женщина, читающая книгу - реально существует? Быть может единственная реальность - это мое чувственное восприятие, которое принимает форму женщины читающей книгу - во вселенной, которая на самом деле пуста! Но Кант говорит - нет! То, что я воспринимаю как реальность, включает в себя понятия, которые я не могу испытать с помощью чувств. Время и пространство. Причина и следствие. Отношения между предметами. Эти понятия уже существуют в моем сознании, и с их помощью я должен разобраться в своем восприятии, того, что женщина закрывает книгу и встает. Таким образом мое существование необходимо, чтобы завершить описание реальности. Без меня в этой картине чего-то не хватает. Деревья, трава, женщина всего лишь... о боже мой, она идет сюда! (нервно) она сейчас зайдет! Послушай, тебе лучше остаться! - куда же ты?


МИХАИЛ Меня все равно отец ищет... (мрачно) Мне пришлось попросить его расплатиться с кое-какими долгами, которые остались у меня в мире видимой реальности, так что теперь он занят тем, что ищет мне работу.


(^ Любовь переходит из сада в дом, с книгой в руках.)


ЛЮБОВЬ А - Мишель! - (замечая Станкевича) Прошу прощения –


МИХАИЛ Никому, кажется, нет дела до того, что мы со Станкевичем ведем смертный бой с материальными силами во имя объединения нашего духа с Мировым разумом - а завтра он должен ехать в Москву! (Любовь собирается уходить) Да теперь уже все равно. (Станкевичу) Местный губернатор - приятель отца, из чего следует, что я должен получить место коллежского асессора.


ЛЮБОВЬ Ты будешь рядом, в Твери, мы будем часто видеться.


МИХАИЛ Увы! Этому не бывать. Мы с Николаем собираемся в Берлин, к первоисточнику.


ЛЮБОВЬ Но на что ты собираешься жить?


МИХАИЛ А, буду преподавать... математику, не знаю, какое это имеет значение? (искренне) Понимаешь, Люба, я - один из тех, кто рожден для своего времени. Я должен пожертвовать всем во имя моей священной цели, я должен укреплять свой дух, пока не смогу сказать: «То что угодно мне - угодно Богу.» (уходя с беспечным видом) Я все это объясню отцу.


(Михаил уходит. Станкевич в затруднении. Любовь не меньше его. Станкевич аккуратно складывает книги. В эту минуту из дальней комнаты доносится дикая ругань. Шум ссоры продолжается некоторое время, потом прекращается. Любовь уже было начала говорить, но в эту секунду распахивается дверь и влетают Татьяна и Александра. Они говорят перебивая друг друга.)




ТАТЬЯНА Ой, Люба! - ты слышала? Отец с Михаилом - ой!

АЛЕКСАНДРА - простите! мы ничего - !

(Они едва вошли, как уже вышли. Станкевич приготовился говорить, но в эту секунду поспешно входит Варвара)


^ ВАРВАРА (не останавливаясь говорит Любе) Теперь он вообразил, что он Господь Бог.


(Варвара пересекает комнату и уходит. Станкевич окончательно теряет смелость и собирается уходить.)


ЛЮБОВЬ Так вы уже завтра в Москву?


СТАНКЕВИЧ Да. (выпаливает) Вы давно не появлялись в философском кружке. Нам не хватает... женского взгляда.


ЛЮБОВЬ (неудачно) А что Натали Байер больше не ходит?


^ СТАНКЕВИЧ (неправильно поняв ее, холодно) Я... Я понимаю смысл ваших слов.


ЛЮБОВЬ (в полном отчаянии) В моих словах не было никакого смысла!

(Станкевич начинает поспешно собирать книги. Любовь хватает первую попавшуюся книгу.)


Могу я взять эту книгу? Почитать. (она рассматривает название) «Grundlegung zur Metaphysik der Sitten.» («Натуральная метафизика».) Это интересно?


СТАНКЕВИЧ Это по-немецки.


ЛЮБОВЬ ^ Ich weiss. [Я знаю]


СТАНКЕВИЧ Да... да, конечно, если хотите. Но вы уже что-то читаете. Это философия?


ЛЮБОВЬ Нет, я не знаю. Это просто роман, Жорж Санд.


СТАНКЕВИЧ Философ любви.


ЛЮБОВЬ Да, она говорит что любовь - это высшее благо.


СТАНКЕВИЧ Возможно, во Франции. Кант говорит, что благие поступки совершаются только из чувства долга, а не по страсти или сильному влечению.


ЛЮБОВЬ Что же, хороший поступок не может быть совершен по любви?


СТАНКЕВИЧ В том смысле, что тогда он не дает нам морального превосходства. Потому что в сущности мы совершаем его для собственного удовольствия.


ЛЮБОВЬ Даже если это делает счастливым другого?


СТАНКЕВИЧ Последствия здесь не играют роли.


ЛЮБОВЬ А действовать из чувства долга, если это ведет к несчастью...?


СТАНКЕВИЧ Да, это нравственно.


ЛЮБОВЬ (робко) В Германии, может быть...


^ СТАНКЕВИЧ (настойчиво) У Канта, человека судят только по его намерениям.


ЛЮБОВЬ (все еще робко) Дурак тоже может действовать из лучших побуждений .


^ СТАНКЕВИЧ (взрывается) И действует! Откуда мне было знать, что Натали Байер ошибочно истолкует мои намерения? Я говорил с ней только о философии!


ЛЮБОВЬ Да, и надо быть дурой чтобы повторить эту ошибку.


(^ Она достает маленький перочинный ножик и протягивает ему)


Я нашла - вот. Это, кажется, ваш перочинный ножик


СТАНКЕВИЧ Мой? Нет, это не мой.


ЛЮБОВЬ Как, разве вы не теряли такой?


СТАНКЕВИЧ Нет. (Пауза) Возможно, мне бы стоило такой иметь.


ЛЮБОВЬ Может, возьмете…


(^ Михаил врывается в комнату. На каждом плече у него по набитой сумке.)


МИХАИЛ Мы уезжаем!


(Он вешает одну сумку на плечо Станкевича. В этот момент в комнату поспешно входят Татьяна, Александра и Варенька. Они говорят, перебивая друг друга, в то время, как Михаил собирает свои книги со стола и нагружает ими Станкевича.)


ВАРЕНЬКА Мишель - ну хоть раз в жизни –




ТАТЬЯНА Не уезжай, не уезжай! Что ты будешь делать?

АЛЕКСАНДРА Мы уговорим отца –


СТАНКЕВИЧ Что случилось?


МИХАИЛ Dahin! Dahin! Lass unz ziehn! [Туда, туда лежит наш путь!]


ТАТЬЯНА Когда ты вернешься?


МИХАИЛ Никогда!


(^ Михаил начинает тянуть за собой Станкевича к двери, которая ведет в сад.)


Я велел Семену задержать почтовых - я еду в Москву!


(Варвара тоже вбегает в комнату и присоединяется к общему беспорядку)


ВАРВАРА Ты разбил отцу сердце! Когда приедешь в Москву, пойди к Пливе и закажи еще метр серого шелка - запомнил? - серого шелка!


(^ Михаил, Станкевич, Варвара, Варенька, Татьяна, Александра и еще двое крепостных с вещами, проходят через сад, под звук общих причитаний и упреков.)


МИХАИЛ Мне не нужны родители! Я отрекаюсь от них! Они не существуют! Они меня никогда больше не увидят!


(Беспорядочная процессия исчезает из вида, а затем стихают и голоса. Любовь остается одна в комнате, садится за стол. Входит Александр; замечает ее и садится рядом. Он сильно постарел с тех пор как мы видели его в последний раз всего два с половиной года назад. Он наполовину слеп, а теперь еще и на три четверти потерял силы.)


АЛЕКСАНДР Я сам доктор философии. Мы не занимались болтовней о какой-то внутренней жизни. Философия заключается в умении усмерять свою жизнь так, чтобы множество жизней могло сосуществовать с той долей свободы и справедливости, какая позволяет удерживать их вместе, - а не с той, что заставит их разлететься в разные стороны, от чего вреда будет больше. Я не деспот. Для Михаила смириться с моими желания было бы похвально и, да, философски оправдано; для меня пойти у него на поводу было бы абсурдно и достойно презрения. Мой сын говорит, что я мучил тебя во время твоей помолвки. Тебя, мою любимую дочь. Неужели это правда?

(^ Любовь прижимается и плачет у него на груди.)


Как должно быть изменилась жизнь, пока мне казалось, что она стоит на месте.


ВЕСНА 1836 года.


Сад и дом.


Нянька (крепостная) толкает коляску с плачущим младенцем по саду, в сторону от дома, постепенно удаляясь из виду.


Александр и Любовь на том же месте, ее голова у его груди, он перебирает ее волосы.


ЛЮБОВЬ У-у, чудесно, чеши сильнее.


(^ Из дальней части сада входит Варенька. На руках у нее ноющий младенец. Татьяна толкает пустую коляску, Александра пританцовывает рядом. Все они направляются в дом)


АЛЕКСАНДРА Зачем идти в дом? Ты можешь и здесь покормить. Мы скажем, если кто пойдет.


ВАРЕНЬКА Ты маленький обжора, вот ты кто.


АЛЕКСАНДРА Варенька, а можно мне разок?


ТАТЬЯНА Вот дура, разве можно?


АЛЕКСАНДРА Сама дура, мне просто хочется попробовать.


(Варенька уносит ребенка в дом. Александра уходит с ней. Татьяна достает из коляски корзину с крыжовником, затем замечает струйку дыма, поднимающуюся из гамака. Подкрадывается незаметно к гамаку.)

ВАРВАРА Куда делся Михаил? Сначала велит , чтобы Маша сделала ему лимонад, а потом исчезает неизвестно куда.


ЛЮБОВЬ Он в саду, работает.


ВАРВАРА Надо бы свечку поставить.

(^ Татьяна с расстояния пытается попасть ягодой в гамак - безрезультатно.)


ЛЮБОВЬ Он привез журнал со своей статьей.


АЛЕКСАНДР Последняя капля. Журналистика.


ВАРВАРА А тут еще что такое?


АЛЕКСАНДР У нее вши.


ЛЮБОВЬ Нет у меня вшей.


АЛЕКСАНДР Я вижу их ножки и ручки.


(^ Любовь поспешно отстраняется от него)


ЛЮБОВЬ Ты бы их не заметил, будь они с божью коровку.


ВАРВАРА Какой еще журнал?


АЛЕКСАНДР Трансцендентный Абсолют или Вселенский Идиотизм. Моя нянька мыла мне голову водой, процеженной через золу - смерть для вшей.


ЛЮБОВЬ Нет у меня никаких вшей! (передает журнал Варваре) Телескоп!


АЛЕКСАНДР Это даже не он написал. Только перевел статью очередного немецкого пустозвона.


ЛЮБОВЬ Зато ему заплатили 30 рублей! А теперь граф Строганов заказал ему перевод целой книги по истории.

(^ Книга и карандаш вылетают из гамака. Михаил садится, во рту у него трубка.)


ТАТЬЯНА Первый крыжовник.


МИХАИЛ Спасибо. Ах, Тата, ты снова сделала меня счастливым!


(^ Они обнимаются. Он со смехом тянет ее в гамак. Она кормит его крыжовником.)


Ты читала мою статью? Меня ввел в заблуждение Шеллинг. Он пытался сделать наше «Я» частью природы - но теперь Фихте объяснил, что природа – это просто «вне-Я»! Кроме моего «я» вообще ничего не существует.


^ ВАРВАРА (откладывая журнал) Я бы и тридцати копеек за это не дала.


АЛЕКСАНДР В первый раз в жизни хоть в чем-то сошлись.


(Смех Татьяны заставляет Варвару встать и подойти к окну)


ВАРВАРА Все вы становитесь счастливыми и глупыми, стоит Михаилу вернуться, до тех пор пока опять что-нибудь не стрясется. Татьяна отправила с лакеем письмо для графа Сологуба.


АЛЕКСАНДР Не понимаю, зачем Михаилу вообще понадобилось тогда бежать в Москву.


ВАРВАРА И конверт такой толстый. Листов десять, должно быть, исписала.


ЛЮБОВЬ Не тешьте себя надеждами, Maman.


ВАРВАРА Она тебе что-нибудь говорила ?


МИХАИЛ Я слышал, этот Сологуб - фат.


ТАТЬЯНА Да - в отличии от тебя.


АЛЕКСАНДР Он, понимаете ли, по дому соскучился. Его друг Станкевич уехал кашлять на Кавказ. Хорошего ждать не приходится. А теперь позвал на лето другого приятеля - критика.


ВАРВАРА Какого еще критика?


АЛЕКСАНДР Говорит, очень застенчивого и нервного, сына земского врача - бедного как церковная крыса.


ВАРВАРА Ну и какой нам от него толк? (Любови) Или ты думаешь Татьяна отослала графу его письма?


ЛЮБОВЬ Вы ее спросите, мама.


(^ Любовь неожиданно резко встает и смотрит в сад)


МИХАИЛ Я больше никогда в жизни не стану в тебе сомневаться, Тата.


(Татьяна выбирается из гамака)


ТАТЬЯНА Но письмо твое было ужасное.


МИХАИЛ Это оттого, что мне было очень тяжело.


(^ Она опрокидывает гамак вместе с Михаилом.

Любовь выходит в сад)


ТАТЬЯНА Любовь! Ты слышала?


ЛЮБОВЬ Лимонад готов.


МИХАИЛ (жизнерадостно) Я открыл новую философию, Люба. Теперь я знаю, где ошибался.

(^ Все трое по-дружески идут в дом)


АВГУСТ 1836 года.


Сумерки, постепенно темнеет.

Александр и Варвара остаются на сцене. Из дома доносятся печальные звуки фортепиано. Комната наполняется домочадцами - Александра, Татьяна, Любовь, Михаил. Слуги приносят лампы. Стол освобождается, и на нем появляются обеденные приборы. Кувшин с лимонадом передают по кругу. Едят суп.


В тени сада появляется Виссарион Белинский. На нем – лучшее из его изношенной и потрепанной одежды. В руке он держит саквояж. Он нерешительно подходит к светящемуся окну.


ВАРВАРА Где Варенька?


(звуки фортепиано стихают)


ЛЮБОВЬ Она идет.


ВАРВАРА Почему она без мужа?


ЛЮБОВЬ Maman!


ВАРВАРА Или почему муж без нее: кто-нибудь мне может

объяснить?


АЛЕКСАНДР Варвара, это нас не касается.


МИХАИЛ Не волнуйтесь, я этим занимаюсь.


(Александр давится супом. Снаружи лают собаки. Белинский впадает в панику, отступает, спотыкается о свой саквояж и падает. Слуги выходят из дома. Михаил выходит в сад.


^ Тем временем Варенька входит в комнату и подсаживается к столу. Незаметно, она опускает глаза на несколько секунд, молится, после чего включается в общее действие.)


МИХАИЛ Белинский!


ВАРВАРА Это его друг?


МИХАИЛ А я думал, ты спасовал! - ты что, пешком от почтовой станции?


БЕЛИНСКИЙ Прошу прощения.


ВАРВАРА Приехать вот так, среди ночи...


МИХАИЛ Давай вещи.


(^ Передает саквояж слугам, которые уносят его в

дом)


БЕЛИНСКИЙ Я знал, что все так будет .


(Сестры, за исключением Вареньки,

подглядывают в окно)


АЛЕКСАНДРА Странный какой-то.


ЛЮБОВЬ Но... Я же его знаю, он был на занятии философского кружка.


МИХАИЛ (^ Входит вместе с Белинским) Это Белинский. Разминулся с двуколкой и шел со станции пешком.


(Белинскому 25 лет. Он не высок ростом, но сутулится, с впалой грудью, выпирающими лопатками, бледный, с вытянутыми чертами лица и светлыми волосами. Отводит взгляд.)


АЛЕКСАНДР Бакунин, отец Михаила.


БЕЛИНСКИЙ Белинский.


АЛЕКСАНДР Проходите, садитесь!


МИХАИЛ Садись здесь! Рядом с Александрой.


(Белинский, не глядя, садится ей на колени, подскакивает, опрокидывает бутылку, и спотыкаясь направляется к внутренней двери в поисках убежища. Михаил торопливо следует за ним.


^ Александра пытается сдержать смех - безуспешн)


АЛЕКСАНДР Довольно уже. И не над чем тут смеяться. (Варваре) Поди скажи ему, что это ничего....


(Варвара следует за Михаилом. Александра не может сдержать смех.)


(рассержено) В таком случае выйди из комнаты. Останешься без ужина.

(^ Александра выходит, все еще сотрясаемая смехом)

Может быть еще кто-нибудь не голоден?

(Пауза. Ужин продолжается в тишине)


ВАРЕНЬКА Да, я не голодна.

(^ Резко встает, крестится и выходит)


ЛЮБОВЬ Она так несчастна, папа. Можно я пойду к ней?


АЛЕКСАНДР Ну, хватит с меня!


(Он кладет ложку и громко выходит. Любовь встает чтобы идти)


^ ТАТЬЯНА (напряженно) Любовь...ты почувствовала?


ЛЮБОВЬ Что?


ТАТЬЯНА Этот человек... в этом человеке больше значения чем в любом из нас, больше чем в Михаиле.

(^ Любовь нетерпеливо уходит.

Татьяна, оставшись одна, откидывается на спинку кресла, через несколько мгновений встает, выходит в сад и медленно исчезает из вида.)


ОСЕНЬ 1836 года.


Ясный осенний день. Время после полудня.


Молодая женщина - крепостная - с визгом проносится по саду. За ней гонится Варвара. В руках у нее платье и бамбуковая трость. Варвара лупит тростью молодую женщину. Они исчезают из виду.

В саду появляются Александра и за ней Белинский с удочкой и хороших размеров (5 фунтов) карпом в руках.


БЕЛИНСКИЙ Пять сотен душ...! Человек с таким количеством душ вполне может рассчитывать на спасение хотя бы одной.


АЛЕКСАНДРА Наш лесник, Василий, говорит что погода завтра переменится, поэтому мы все должны смотреть закат....Ему почти сто лет, так что он знает.


БЕЛИНСКИЙ Нам в «Телескоп» принесли одну рукопись, которая ходит по рукам уже несколько лет... Надеждин – мой редактор говорит, что если нам удастся ее протащить через цензуру, «Телескоп» либо прославится, либо закроется, с треском....Так вот, там все об отсталости России по сравнению с Европой... с остальной Европой, простите... но автор мог бы указать на то, что в области частной собственности на людей мы на десятилетия обогнали Америку....


(^ Белинский ставит удочку к стене. Он достает из под рубашки маленький букетик полевых цветов. Александра не замечает.)


АЛЕКСАНДРА То вы молчите неделями, а как начнете говорить что-нибудь, говорите Бог знает что.


(^ Она идет в дом. Белинский, смущенный, с виноватым видом выбрасывает цветы подальше. Следует за Александрой в дом.


В саду появляются Михаил, Варенька, Татьяна и Любовь. Михаил пролистывает книгу, которую раньше выкинул из гамака.)


ВАРЕНЬКА Я так долго его писала. Я не хочу быть несправедливой по отношению к Дьякову. В конце концов, он отец ребенка.


(^ Татьяна берет письмо у нее из рук и просматривает его)


МИХАИЛ А я его дядя. Что ж из того? Кант все равно считает, что родственные связи – это умозрительная концепция.


(Он выдирает целую главу из книги, передает страницы Любови)


Вот тебе от Карла Великого до Гуситских войн.


^ ТАТЬЯНА (возвращает письмо Вареньке) Михаил имеет в

виду, что ты должна написать Дьякову, что когда ты отдалась ему, твое тело было лишь представлением твоего эго, данным в ощущениях.


ВАРЕНЬКА Он же кавалерист.


(Михаил передает другую главу из книги Татьяне)


МИХАИЛ От Максимилиана Первого до утрехтского мира.


^ ТАТЬЯНА (нетерпеливо) Ох, Михаил!


МИХАИЛ Если каждый сделает понемногу, мы скоро все закончим. Строганов снова требует назад свои 400 рублей.


(Он вырывает оставшиеся страницы из книги и отдает половину Вареньке)


Наполеон... Пришло письмо от Станкевича - он того же мнения что и я.


(^ Молодая женщина, всхлипывая и прихрамывая идет обратно в дом.)


ВАРЕНЬКА Николай хочет, чтобы я оставила своего мужа?


МИХАИЛ Любовь, поедем со мной в Москву в следующий раз. Ты ему правда нравишься.


ЛЮБОВЬ Он тебе это говорил?


(^ Белинскийи Александра проходят через веранду в сад)


ТАТЬЯНА Виссарион! - поймали что-нибудь?


МИХАИЛ Конечно, поймал - и что ты думаешь он нашел внутри на этот раз?


ВАРЕНЬКА Ничего. Чудо о карпе не повторяется.


(Варвара идет обратно через сад с юбкой в руках)


ВАРВАРА Глупая девка. Ты посмотри – повесила юбку сушиться так, что коза сжевала все пуговицы.

(Входит Александр)


АЛЕКСАНДР Можно ли прожить на деньги, которые платят в «Телескопе » литературному критику?


ТАТЬЯНА Можно, если ты - Виссарион, и живешь в каморке над кузницей.


(^ Вся группа встает или садится так, чтобы оказаться лицом к закату)


МИХАИЛ Если бы благодарные читатели его только видели - как он, закутанный в шарфы, расхаживает по комнате, пишет, задыхаясь от кашля, под грохот молота снизу, среди запаха мыла и мокрого белья из прачечной напротив (отдает Белинскому письмо). Тебе письмо.


(^ Отношение Михаила к Белинскому изменилось. Он едва скрывает свое высокомерие. Он ревнует.)


ВАРВАРА Над кузницей? Нашли место для прачечной!


АЛЕКСАНДРА Ой, мама!


ВАРВАРА Но ведь правда.


АЛЕКСАНДР Еще один закат, еще чуть ближе к Богу...


ЛЮБОВЬ Это нехорошо жить в сырости и рядом со всеми этими испарениями. Это должно быть вредно для вашего здоровья.


АЛЕКСАНДРА Виссарион, а с Пушкиным вы знакомы?


БЕЛИНСКИЙ Нет, он живет в Петербурге.


АЛЕКСАНДРА А сколько ему лет?


АЛЕКСАНДР Слишком молод для тебя.


(^ Михаил издает смешок - Ха-ха - направленный в адрес Александры.)


(Белинскому) Я считаю, что жених должен быть в два раза старше невесты. Мне было сорок два, а моей...


А^ ЛЕКСАНДРА (подхватывая) ....сорок два, а моей жене

ТАТЬЯНА восемнадцать...


АЛЕКСАНДР Именно.


АЛЕКСАНДРА (задиристо) Ну, тогда я подожду.


БЕЛИНСКИЙ Но... чем дольше вы будете ждать...


^ АЛЕКСАНДР (Белинскому) Пустые слова. (Александре) А что Вяземский? Под ним двух лошадей подстрелили при Бородине, за это и поэзию простить можно.


ВАРВАРА Лучше Козлов, Александра!


ЛЮБОВЬ Смотрю ли вдаль - одни печали;

Смотрю ль кругом - моих друзей,

Как желтый лист осенних дней,

Метели бурные умчали.


ТАТЬЯНА Как мрачно. Нет, лучше Баратынский! ”Цыганка”.


АЛЕКСАНДР О, Господи. Я уповаю на нашего критика.


ТАТЬЯНА Да, здесь без литературного критика не обойтись.


(^ Все смотрят на Белинского)


БЕЛИНСКИЙ У нас нет литературы.


(Пауза)


АЛЕКСАНДР Ну, в таком случае я готов дать благословение господину Пушкину, если он конечно переживет свою жену.


МИХАИЛ (Александре) Пушкин тебe стихов не писал, в отличие от Виссариона.... (Белинскому) Это ничего, это же не тайна, мы все читали.


ТАТЬЯНА Вы, наверное, думаете, что мы ужасные люди. Вы, должно быть, жалеете что приехали...


БЕЛИНСКИЙ Нет, напротив. Здесь все как во сне... (с удивлением) А вы ведь тут живете! Потерянные вещи из другой жизни возвращаются вам в чреве карпа.


АЛЕКСАНДРА Он говорит Бог знает что.


БЕЛИНСКИЙ Но ведь это правда.


ТАТЬЯНА Но как же ваш ножик очутился внутри карпа?


ВАРЕНЬКА Кто-то, должно быть, бросил его в пруд, а карп увидел и проглотил.


АЛЕКСАНДР «The moon is up and yet it is not night; Sunset didvides the sky with her...» (Луна взошла, но это ещё не ночь. Закат делит с нй небо.) (Белинскому) Вы читаете по-английски?


МИХАИЛ Нет, не читает.


ТАТЬЯНА Виссарион собирается прочесть нам свою новую статью - это будет самое замечательное событие за всю историю Прямухино.


ЛЮБОВЬ И о чем же ваша статья?


БЕЛИНСКИЙ Так, ни о чем. Рецензия на книгу.


ТАТЬЯНА Статья о том как мы завязли между ХVIII и XIX столетиями.


МИХАИЛ Ну Татьяне это, конечно, уже известнно. Что ж, просвети нас, Белинский.


БЕЛИНСКИЙ Я ее после ужина прочту.


МИХАИЛ После ужина я могу быть занят.

ВАРЕНЬКА Кто завяз?


ТАТЬЯНА Россия! Завязла между сухой французской философией разума и новым немецким идеализмом, который всё объясняет. Расскажите, Виссарион.


МИХАИЛ (Перебивая) Идеализм занимают вопросы, которые лежат вне сферы разума. Это довольно просто. Эти умники во Франции считали, что проблемы общества, морали, искусства можно решить с помощью системы доказательств и экспериментов, как будто господь Бог, наш создатель, был химиком, или астрономом, или часовщиком...


^ АЛЕКСАНДР (Теряет терпение) Бог и есть всё это. В этом-то и дело.


(Михаил подчиняется авторитету главы семьи. Белинский не замечает предупреждения)


БЕЛИНСКИЙ Нет, все дело в том, что на вопрос, как сделать часы, ответ один для всех.


(^ Каждый по-своему реагирует на то, что Белинский противоречит Александру. Белинский по-прежнему ничего не замечает)


Стать часовщиком или астрономом может любой. Но если мы все захотим стать Пушкиным... если вопрос в том, как сделать стихотворение Пушкина? - или что делает одно стихотворение, или картину, или музыкальное сочинение великим, а другое нет? или что такое красота? или свобода? или добродетель? - если вопрос как нам жить? тогда разум не дает ответа или дает разные ответы. Так что здесь что то не так. Божья искра в человеке - это не разум, а что-то иное, это какая-то интуиция, или видение, или может быть минута вдохновения, переживаемая художником...


МИХАИЛ Dahin! Dahin! Lass uns ziehn! (он переводит специально для Белинского, умышленно стараясь его унизить) ”Туда, туда лежит наш путь”, Белинский.


^ АЛЕКСАНДР (учтиво) А, так вы сами по-немецки не читаете?


БЕЛИНСКИЙ Нет.


АЛЕКСАНДР А-а. Но я полагаю вы знаете французский.


БЕЛИНСКИЙ Ну,...в общем...


(Александра усмехается, прикрывая рот рукой)


^ ТАТЬЯНА (защищая его) Виссариону не позволили закончить университет.


ВАРВАРА Почему не позволили?


ЛЮБОВЬ Мама....


ВАРВАРА Я только спросила.


ТАТЬЯНА Он написал пьесу против крепостного права.


(Пауза. Варвара поднимается и исполненная чувством собственного достоинства уходит в дом)


МИХАИЛ (тихо, Татьяне) Дура.


^ АЛЕКСАНДР (учтиво, сдерживая себя) У меня в имении пятьсот душ, и мне нечего стыдиться. Помещик - покровитель и защитник всех, кто живет на его земле. На наших взаимных обязательствах держится Россия. Настоящая свобода - здесь, в Прямухино. Я знаю, есть и другая. Я сам был во Франции во время их революции.


^ БЕЛИНСКИЙ (сконфуженно) Да....да....позвольте мне.... Статья моя не о свободах....само собой разумеется. Где это видано, чтобы в России такое печатали? Я пишу о литературе.


МИХАИЛ Ты сам сказал, что у нас нет литературы.


БЕЛИНСКИЙ Об этом я и пишу. Литературы у нас нет. У нас есть несколько шедевров - да и как им ни быть - нас так много: время от времени великий художник объявится и в куда меньшей стране. Но как у народа, литературы у нас нет, а то что есть - не наша заслуга. Наша литература - это бал-маскарад, куда каждый должен явиться в костюме: Байрона, Вольтера, Гёте, Шиллера, Шекспира и всех остальных...я не художник. Моя пьеса была не хороша. Я не поэт. Стихи не пишутся усилием воли. Все мы изо всех сил стараемся подчеркнуть свое присутствие, а настоящий поэт неуловим. Если попытаться подсматривать за поэтом в момент творения - вот он сидит за столом, рука с пером неподвижна. Но едва перо двинулось и момент упущен. Где он был в это мгновение? Смысл искусства в ответе на этот вопрос. Открыть, понять, узнать почему это происходит - или не происходит - вот цель всей моей жизни, и цель эта не так бессмысленна в нашей стране, где нельзя говорить о свободе, поскольку ее нет, а о науке и политике тоже нельзя по той же причине. У критика здесь работы вдвойне. Если можно узнать хоть какую-то правду об искусстве, то что-то можно понять и о свободе, и о политике, и о науке, и об истории, поскольку все в этом мире движется к единой цели, и моя собственная цель – лишь часть этого общего замысла. Вы можете смеяться надо мной, потому что я не знаю ни немецкого, ни французского. Но я бы понял суть идеализма, даже если бы всадник на полном скаку прокричал мне в окно хоть одно предложение Шеллинга. Когда философы начинают рассуждать как архитекторы – спасайся, кто может - наступает хаос. Стоит им начать устанавливать правила красоты – кровопролитие неизбежно. Когда совершенное общество решают строить по законам разума и умеренности – ищите убежища у каннибаллов. Потому что ответ не ждет нас, как Америка Колумба. Мировая идея говорит языком человека. Когда внутренняя жизнь народа, из поколения в поколение, находит свое выражение в бессознательном творческом духе своих художников, тогда возникает национальная литература. Потому у нас ее и нет. Да вы посмотрите на нас! – гигантский младенец с крошечной головой, набитой преклонением перед всем иностранным... и огромное беспомощное тело, барахтающееся в собственных испражнениях, материк рабства и суеверий - вот что такое Россия. Откуда здесь взяться литературе? Как это произошло? Почему с нами приключилась эта беда? Потому, что нам не доверяли взрослеть, с нами обращаются как с малыми детьми - и мы стоим того, чтобы с нами обращались как с детьми - пороли за дерзость, запирали в шкаф за непослушание, оставляли без ужина - и не смей даже мечтать о гильотине...


(Речь Белинского уже давно становилась все более взволнованной, горячей и громкой. Александр единственный из всей словно оцепеневшей семьи, кто делает попытку возразить.)


Да - я сбился с мысли - черт возьми... извините меня... со мной это всегда случается!...Я забываю, что я хочу сказать - Простите, простите...

(^ Белинский начинает уходить, но возвращается)

Каждое произведение искусства - это дыхание одной вечной идеи. Вот. Остальное неважно. Каждое произведение искусства - дыхание одной вечной идеи, которую Бог вдохнул в сознание художника. Вот где он был в это мгновение.


(^ Он опять поворачивается, чтобы уйти и опять возвращается.)

У нас будет своя литература. Какая литература и какая жизнь - это один и тот же вопрос. Наша нынешняя жизнь оскорбительна. Но мы произвели на свет Пушкина и теперь вот Гоголя. Извините меня, мне не по себе.


(На этот раз он уходит в дом. Через мгновение Татьяна вскакивает и следует за ним)


^ ВАРЕНЬКА (Пауза) А кто такой Гоголь?


АЛЕКСАНДР Мы пропустили заход солнца. (Михаилу) Если господин Белинский - литературный критик, то им был и Робеспьер.


(Рассерженный Александр уходит в дом. Слышно как плачет годовалый ребенок. Варенька встает.)


^ АЛЕКСАНДРА (с нетерпением) А мне можно с тобой?


ВАРЕНЬКА Я иду переписывать письмо.


(Варенька и Александра уходят в дом)


ЛЮБОВЬ Да...ты возьмешь меня в Москву, когда Николай вернется с Кавказа?


МИХАИЛ (^ У него вырывается крик) Ох, Люба! Куда же мне податься?


(Он начинает плакать и уходит. Любовь идет за ним в дальнюю часть сада)


ЛЮБОВЬ Что это? Что произошло?


МИХАИЛ Все это впустую - внешний мир вгрызается мне в сердце как змея!


(^ Белинский выходит на веранду, с письмом в руке.)


БЕЛИНСКИЙ Я как в воду глядел! «Телескоп» запрещен! Закрыт! Надеждин арестован.


МИХАИЛ (иронично) Иллюзия! - все только иллюзия –


^ БЕЛИНСКИЙ (с недоумением) Нет...полиция устроила обыск у меня в комнате. Я должен ехать в Москву.


МИХАИЛ Да - мы должны уехать отсюда - уехать! - в Москву!


(^ Он уходит. Белинский возвращается внутрь дома.)


ЛЮБОВЬ В Москву...!

(Она выходит вслед за Михаилом. Выстрел спугивает ворон с голых деревьев зимнего сада... накладывается на следующую сцену. Неожиданно из дома раздается горестный крик.)


ЯНВАРЬ 1837 года.


Внутри дома. Александра в состоянии романтического отчаяния, сжимает в руках письмо на нескольких страницах.


Татьяна и вслед за ней Варенька торопливо входят в комнату.


АЛЕКСАНДРА Тата... Любовь получила письмо от Николая.


ТАТЬЯНА Я посмотрю?


(^ Александра взмахивает письмом, изображая экстаз. Татьяна берет письмо и начинает читать, передавая страницу за страницей Вареньке.)


ВАРЕНЬКА Мишель тоже написал.


^ АЛЕКСАНДРА (театрально) Пушкина отвезли домой и весь следующий день он провел между жизнью и смертью.

(Три сестры собираются вокруг шезлонга на

котором лежит Любовь обложенная подушками. Варенька достает из кармана письмо и передает его Любови.)


ВАРЕНЬКА От Михаила. (нежно) Как ты себя чувствуешь?


АЛЕКСАНДРА Можно посмотреть?


(Любовь начинает читать письмо Михаила, передавая страницу за страницей Александре, в то время как конец первого письма - от Станкевича - переходит от Татьяны к Вареньке. Александра передает страницы письма Михаила Татьяне, которая возвращает их Вареньке. Варенька возвращает письмо Станкевича Любе.


^ Пока страницы писем переходят из рук в руки:)


ТАТЬЯНА Его убила жена - это так же точно, как если бы она сама в него стреляла.


АЛЕКСАНДРА Просто как в романе - может, они даже были друзьями как Онегин с Ленским.


ТАТЬЯНА Дура - Онегина-то как раз и не убивают.


АЛЕКСАНДРА Сама дура! - его вполне могли убить.


ТАТЬЯНА Но не убили, а Пушкина убили.


ВАРЕНЬКА Как это похоже на Николая.


ЛЮБОВЬ Что похоже на Николая?


ВАРЕНЬКА Пушкина убили на дуэли и все это сводится к трагедии женщины, неправильно вышедшей замуж, как и в тот раз, когда он пошел на ”Гамлета” и во всем оказалась виновата Офелия.... Между строк Николай всегда отталкивает тебя.


(Встревоженные Татьяна и Александра немедленно прекращают свой спор)




АЛЕКСАНДРА Михаил пишет - да, Михаил пишет –

ТАТЬЯНА


ВАРЕНЬКА (Взрывается) Мне нет дела до того, что пишет Михаил! (начинает плакать) Михаил называет моего мужа животным. Это он мне говорит. Это неправильно. С точки зрения нормальных людей Дьяков не сделал ничего плохого. Во всем виновата я одна. Я решила просить у него прощения.


(^ Варенька хочет уходить, но Любовь задерживает ее, тоже в слезах)


ЛЮБОВЬ Ох, Варенька, Варенька...и ты пожертвовала собой ради меня...(не слушая протестов Вареньки) Да - твой брак в обмен на мой, вот почему отец тогда отступил.


^ ТАТЬЯНА (сквозь слезы, настаивая) Михаил говорит, что любовь Николая к Любе преобразила его внутреннюю жизнь.


АЛЕКСАНДРА (вторя ей) Он говорит Люба - его идеал.


^ ВАРЕНЬКА (кричит) Убирайтесь! Идите спать!

(Татьяна и Александра от изумления подчиняются)


АЛЕКСАНДРА (уходя) А мы-то в чем провинились?


(Уходят.)


ЛЮБОВЬ Ты не веришь, что он любит меня?


ВАРЕНЬКА Меня там не было. Чем вы занимались в Москве?


ЛЮБОВЬ Мы играли фортепьянные дуэты .


ВАРЕНЬКА Ну, это хоть что-то.


ЛЮБОВЬ Он не просил бы ему писать, если бы....


ВАРЕНЬКА Тогда почему он не сделает тебе предложения, вместо того чтобы читать тебе лекции, как немец?


ЛЮБОВЬ Он едет домой, чтобы просить у отца благословения ....


ВАРЕНЬКА А потом он едет заграницу!


ЛЮБОВЬ Ему необходимо уехать, он болен, он должен уехать на воды.


ВАРЕНЬКА Почему он не может жениться и взять тебя с собой? Тебе воды нужны не меньше, чем ему.


ЛЮБОВЬ Что ты имеешь в виду?


ВАРЕНЬКА Ты знаешь, о чем я.


(^ Любовь в отчаянии отстраняется от нее, не соглашается)


ЛЮБОВЬ Не знаю, не знаю! Не смей так говорить!


(Любовь начинает кашлять, задыхается)


^ ВАРЕНЬКА (обнимая ее) Люба... Люба... Прости... тсс... ну, ну моя хорошая, прости меня за все, что я наговорила. Ты поправишься, и Николай вернется, и вы поженитесь... Я знаю, вы поженитесь....


ВЕСНА 1838 года.


В саду устроен костер, которого нам не видно. Крепостной носит дрова. Другой выносит из дома провизию, посуду, складные стулья, подушки и т.п.


Варвара появляется со стороны пикника, складывая кружевное покрывало. Татьяна торпясь выходит из дома. Она в праздничном настроении, в руках у нее таз с длинной ручкой.


ВАРВАРА Люба готова?


ТАТЬЯНА Она идет. Ее карета подана!


ВАРВАРА Это еще для чего? Ты сожжешь ручку.


ТАТЬЯНА Не сожгу. Это то, что нужно. Где Михаил?


ВАРВАРА Объясняет что-то отцу.


ТАТЬЯНА Только не это!


(Татьяна уходит к костру. Крепостная девка – та, что позволила козе сжевать пуговицы - выходит из дома со свернутым ковром. Проходя мимо, Варвара между делом дает ей затрещину.)





страница1/4
Дата конвертации09.02.2013
Размер1,2 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы