Учебное пособие для вузов (под ред. Сухова А. Н., Деркача А. А.). Серия: Высшее образование. 2001 г. 600 стр. Isbn 5-7695-0627-Х icon

Учебное пособие для вузов (под ред. Сухова А. Н., Деркача А. А.). Серия: Высшее образование. 2001 г. 600 стр. Isbn 5-7695-0627-Х



Смотрите также:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27
§ 4. Характеристика профессионального общения

Специфика профессиональной деятельности специалистов в различных областях связана с умением психологически грамотно общаться.

В социально-психологической литературе обычно используется понятие «деловое общение», направленное на обеспечение переговоров, ведения совещаний и официальной переписки, на высокую эффективность публичных выступлений. В конкретной профессиональной области деловое общение имеет свою специфику и называется профессиональным, а иногда служебным, должностным, уставным. Деловое общение - это вид общения, который является нормативно одобренным, жестко регламентированным и функционирующим в какой-либо сфере для решения определенных задач.

Деловое общение в данном случае является родовым понятием по отношению к служебному. Оно может проявляться как в служебной, так и во внеслужебной обстановке, например «встреча без галстуков». Что касается профессионального общения, то оно означает, на наш взгляд, прежде всего степень квалификации владения им.

Профессиональному общению присущ ряд признаков, в частности, оно:

- строго целенаправленно;

-регламентировано нормативными документами (положениями, приказами, уставами);

-носит функционально-ролевой характер, обусловленный необходимостью соблюдения этикета церемоний, процедур, что выражается в определенных правилах «игры», официальной одежде, профессиональной лексике, кастовости, замкнутости, общении в рамках определенных кругов и других элементов;

- позиционно оформлено, иерархично, субординационно, что отражается в эффекте «над» и «под», т. е. в отношениях между начальником и подчиненным;

- проявляется в определенных формах общения, стиле;

-атрибутивно (проходит в специальных помещениях, пространственно оформлено, предполагает соответствующую среду, мебель, оргтехнику, освещение), что создает оптимальную с точки зрения психологии обстановку.

В основе профессионального, как и всякого другого, вида общения лежит процесс передачи и приема сообщений. В качестве единицы общения выступает психологический контакт - акт коммуникации с обратной связью.

Общение, в ходе которого один человек доверяет другому свои мысли о важных событиях, чувства, раскрывая те или иные интимные стороны своего внутреннего мира, называется доверительным. Оно определяется значимостью материала, раскрываемого собеседником о себе; отношением степени доверия к партнеру. Доверительное общение без установления психологического контакта невозможно.

Признаками доверительного общения являются: прочность (устойчивость) психологического контакта; отсутствие формального психологического воздействия партнеров по общению и жесткости контроля в его процессе; уверенность партнеров в том, что доверенная ими друг другу информация не будет использована им во вред; готовность поделиться с партнером чем-либо сугубо личным (конфиденциальным), не опасаясь за последствия; искренность партнеров.

Служебное общение - это процесс взаимодействия, направленный на развитие и поддержание контактов и доверительных отношений в целях решения оперативно-служебных задач. В его содержание входят: изучение партнера (восприятие и понимание его индивидуально-психологических особенностей); обмен информацией личностного и делового порядка. Проанализируем служебное общение более подробно.

В ходе служебного общения часто приходится преодолевать недоверие, негативное отношение или противодействие со стороны партнера. В этой связи необходимо учитывать следующие моменты: а) цели, задачи, функции, факторы и фазы беседы; б) приемыустановления психологического контакта с собеседником; в) условия создания и поддержания доверительных отношений с конкретными людьми; г) проявления различных субъективных позиций и тактик ролевого взаимодействия при решении служебных задач.

Беседы в ходе служебного общения в отличие от повседневных бесед характеризуются прежде всего своей целенаправленностью. В нижеприводимой таблице обозначены основные признаки, отличающие служебную беседу от повседневной [16].

Основные отличительные признаки служебных и повседневных бесед. Повседневные беседы. Служебные беседы.

Происходят, как правило, случайно и Планируются заранее и направлены без заранее поставленной цели на достижение определенных целей Отличаются большим разнообразием Число обсуждаемых тем обычно огобсуждаемых тем (личные, социаль- раничено поставленной целью

ные, политические аспекты и т. п.):

Собеседники часто не придержива- В ходе беседы стараются придержиются одной темы ваться темы, обусловленной поставленной целью, но при обязательном поддержании психологического контакта и доверительных отношений.

Имеют в основном информативно- Связаны с необходимостью сделать эмоциональный характер и не связа- те или иные выводы на основе анализы с необходимостью принятия ка- за мнений, высказываний и вырабо кого-либо решения тать соответствующие решения. Обычно выделяют такие фазы деловой беседы, как ее начало, передача информации, аргументирование, опровержение доводов собеседника, принятие решений.

На эффективность служебного общения влияют субъективные факторы, связанные с личностными особенностями; объективные факторы, связанные с индивидуально-психологическими особенностями партнера; ситуативно-обстановочные факторы, обусловленные ситуативными и содержательными аспектами служебного общения (нормальная или экстремальная обстановка, в которой предстоит общаться; первая или неоднократно повторяющаяся беседа;

начало общения с обострением или без такового; общая (текущая) или актуальная тема беседы и т. п.).

В конечном счете результативность беседы зависит от таких обстоятельств, как личность собеседника (его авторитетность, профессиональная и коммуникативная компетентность); тематикабеседы, ее важность и значимость; техника проведения беседы.

Тактика проведения беседы включает:

- определение ее конкретных целей, задач, плана, места и времени;

- создание обстановки доверия (интонация голоса, дистанция где и как сидят собеседники и т. д.);

- умение слушать, задавать вопросы, держать инициативу в своих руках, не уходить за пределы основной тематики.

Установление психологического контакта во многом обусловливается личностными особенностями партнеров, в частности авторитетностью, базирующейся на фактах, единстве слов и дела, профессиональной компетентности; коммуникативной грамотностью (умение слушать, войти в положение другого, понять его, задавать вопросы, владеть письменной и устной речью).

Нередко для установления психологического контакта и доверительного общения необходимо:

- получение и накопление информации о собеседнике (сильных и слабых чертах, целях, стремлениях);

- включение собеседника в общение, его согласие на вступление в беседу;

- использование различных стимулов (похвала);-преодоление мотивов ухода от психологического контакта (нейтрализация установки собеседника на противодействие, введение в заблуждение и др.).

Учет и использование данных обстоятельств при установлении психологического контакта позволяет избежать как смысловых, так и эмоциональных «барьеров».

Абстрактного собеседника нет. Беседа проводится с человеком, находящимся в том или ином психическом состоянии. Поэтому следует также иметь в виду, что в ходе беседы могут наблюдаться:

- игнорирование мнения собеседника;

- эгоцентрическое выспрашивание - односторонний интерес к информации, связанный с попытками найти у партнера понимание лишь собственных проблем (партнеру остаются неясными цели выспрашивания);

-поддакивание (реакция типа «угу», «да») на высказывания партнера;

- перефразирование - передача высказанных мыслей или чувств партнера собственными словами;

-рефлексия - передача высказанных мыслей или чувств партнера собственными словами с учетом наблюдений за его актуальным состоянием;

-вербализация - уточнение мыслей партнера для того, чтобы они стали более понятными;

- умаление личности собеседника (например, один из собеседников заявляет другому: «Ты видишь это в неправильном свете»);

- ролевая защита личности - сокрытие собственного самочувствия. Между содержанием беседы и формой поведения существует противоречие (например, произносится общая фраза «Я вас понимаю» без расшифровки подробностей и действительного понимания).

При проведении беседы психологом с клиентом целесообразно придерживаться следующей технологии.

Технология ведения беседы

В ходе приема в основном говорит клиент; реплики, замечания, интерпретации консультанта должны быть по возможности более краткими и редкими.Каким бы молчаливым ни был консультант, он практически всегда рискует сказать что-то, что может быть неправильно воспринято клиентом. Так, согласие психолога с чем-то, выраженное словом «конечно», может стать мнительного клиента основанием считать, что другие варианты поведенияв данной ситуации заслуживают негативного отношения. Реплика типа:«Почему вы так о себе говорите?» может быть понята как выражение крайнего осуждения.

Речь консультанта должна быть приближена к языку клиента. Первый шаг на пути реализации этого требования - освобождение речи профессионала от слов и выражений, которые могут быть неправильно поняты или истолкованы собеседником во время приема.

Следующий шаг - максимальное использование консультантом тех слов и выражений, которые содержатся в речи клиента. Даже если с точки зрения здравого смысла они не совсем точны и удачны, для лучшего понимания и избегания возможного сопротивления у клиента консультанту следует придерживаться словарного запаса последнего.

Высказывания консультанта должны быть краткими и точными. Не следуетпускаться в излишние объяснения, почему и как задается данный вопрос или обсуждается данная тема в ходе беседы. Если с клиентом установлен контакт, то многие вещи воспринимаются буквально с полуслова.

Один из наиболее удобных типов вопросов в консультативном диалоге - краткие вопросы, в которых по возможности опущены все те слова, которые так или иначе могут быть поняты из общего контекста беседы. Такое сокращение вопросов и высказываний приводит к тому, что соотношение времени говорения увеличивается в пользу клиента. Краткие вопросы легче встраиваются в диалог и в итоге начинают восприниматься пришедшим в консультацию как собственная внутренняя речь.

Чаще всего цель вопросов и комментариев психолога - сбор дополнительной информации. Чем более проективными, повествовательными и спонтанными будут ответы клиента, тем лучше.

Акцентирование эмоциональных переживаний. В рассказе клиента о себе и о других можно условно выделить два плана. Первый - оправдания, объяснения, логически выстроенные детали рассказа. Независимо от того, будет он к этому стремиться или нет, содержание этого плана направлено на то, чтобы доказать и проиллюстрировать мысли и оценки, которые не раз уже приходили клиенту в голову по поводу себя и окружающих людей. С точки зрения задач консультирования, понимания и анализа более глубоких мотивов поведения человека гораздо больший интерес представляет второй план - эмоции, чувства, переживания, связанные с ситуацией и отношениями. Объяснить, почему те или иные слова были сказаны в определенный момент, можно по-разному, но пережитые при этом чувства останутся неизменными, порожденными определенными факторами.

Эмоции всегда присутствуют в рассказе, причем как поверхностные, легко осознаваемые, так и глубокие, скрытые от самого рассказчика. Своеобразными «знаками» эмоций в речи являются прежде всего наречия и прилагательные, глаголы, обозначающие отношение к чему-либо, а также качество действия. Поясним это на примерах.

Использование парадоксальных вопросов. Общепризнанные истины типа:«грубить нехорошо», «родители всегда знают лучше, что нужно ребенку» -обычно служат надежным прикрытием для истинных чувств и переживаний клиента. Наиболее простой способ борьбы с такими высказываниями - поставить их под сомнение, заставить клиента задуматься о том, что скрывается

для него лично за подобного рода сентенциями. Формулировка подобного вопроса обычно довольно проста: «А почему бы и нет...?» Многим людям требуется лишь небольшой толчок для того, чтобы начать размышлять на ранее не подвергавшуюся сомнению тему.

Уточняющие и углубляющие формулировки. В эту группу высказываний входят и уточняющие вопросы типа «А как вы ощущали свою растерянность?», и переформулирование сказанного: «Вы чувствовали себя растерянной, то есть у вас возникло чувство, что вы не понимаете происходящего?», и реплики, углубляющие высказываемые клиентом чувства: «Вы потерялиощущение, что вы кому-то нужны, что кто-то действительно заинтересован в вашем присутствии?» Использование подобных формулировок позволяет постепенно углублять рассказ клиента, переводить его от более поверхностных к более глубоким переживаниям.

Уточняя и переформулируя, психолог ни в коем случае не должен выходить за пределы очевидного для клиента, каждый шаг должен логично следовать из предыдущего.

Использование интерпретации. Значение интерпретации в процессе консультирования трудно переоценить. Образно говоря, беседу можно представить, как путь в лабиринте, в котором для достижения цели необходимо двигаться не только в горизонтальной плоскости, но и спускаться на все более глубокий уровень. Интерпретация же при этом - прыжок в глубину, способ перевода диалога с одного уровня на другой.

Перефразировка. Идея этой техники очень проста: консультант, используя жалобу или замечания клиента, перефразирует, изменяет их таким образом, что то, что было негативным основанием для беспокойства и переживаний, становится причиной положительных эмоций, способных если не полностью снять негативные переживания, то в значительной мере уменьшить их значимость и интенсивность.

Определенную роль в понимании поведения человека играет анализ его внешности, создаваемого им имиджа. Внешность – это совокупность анатомических, функциональных и социальных признаков человека, доступных конкретно-чувственному анализу.

Познание личности на основании ее внешности осуществляется с помощью следующих способов:

- аналитический - каждый из элементов внешности связывается с конкретными психологическими свойствами личности (например, плотно сжатые губы могут свидетельствовать о высоком уровне волевого развития личности);

- эмоциональный - качество личности определяется в зависимости от эстетической привлекательности ее внешности;

- перцептивно-ассоциативный - субъекту причисляются качества другого, внешне похожего на него человека;

- социально-ассоциативный - человеку приписываются качества того социального типа, к которому он отнесен на основе восприятия его внешности.

Содержание восприятия зависит от характеристик как субъекта, так и объекта восприятия. Дело в том, что всякое восприятие в то же время есть и определенное взаимодействие участников этого процесса, которое имеет две стороны: оценивание друг друга и изменение каких-то характеристик, свойств. Каждый участник общения, оценивая другого, стремится построить определенную систему объяснения его поведения. Но при этом восприятие внешности человека зависит в первую очередь от общего отношения субъекта к воспринимаемому. В случае кратковременных контактов первое впечатление и мнение о человеке, составленное на основе восприятия его внешности, часто является решающим. Большую роль здесь играет и децентрация - анализ поступков объекта восприятия, образа человека на основе рассуждений как бы «за него».

В повседневной жизни люди часто не знают действительных причин поведения других лиц или знают их недостаточно. Поэтому они приписывают друг другу причины поведения. Это осуществляется либо на основе сходства поведения воспринимаемого лица с каким-то другим человеком, либо на основе анализа собственных мотивов. Во многом приписывание зависит от установки человека, которая влияет на формирование первого впечатления о незнакомой личности. В частности, на этой основе создаются «ходячие представления» относительно связи анатомических ифункциональных характеристик внешности личности и ее психологических свойств. В науке этот эффект получил название каузальной атрибуции.

На восприятие и понимание другого человека оказывают влияние социальная дистанция между людьми и чувства. Положительные чувства способствуют идентификации, познанию людьми друг друга, установлению контакта между ними, отрицательные - противодействуют всему этому.

В ходе исследований, проведенных А. А. Бодалевым и его учениками, выявлена зависимость восприятия человеком других людей от возрастных, половых, профессиональных и других особенностей [6].


Глава 6

^ ДЕФОРМАЦИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ И ОБЩЕНИЙ


§ 1. Сущность и виды деформации социальных отношений

К числу главных критериев, характеризующих нормальное состояние социальных отношений, можно отнести прежде всего их соответствие мировым стандартам в области международного права. Они должны основываться на гарантиях свободы совести, слова, на праве собственности, передвижения, тайны переписки, телефонных переговоров, на нормах нравственности и культуры. Именно эти фундаментальные ценности лежат в основе нормальных, цивилизованных отношений. Отклонение от них приводит к деформации социальных отношений, что означает их несоответствие общепринятым правовым, экономическим, нравственным и культурным нормам, регулирующим отношения в сфере государства, экономики и общества.

Говоря о деформации социальных отношений, важно учитывать восприятие и отношение различных групп к этому явлению.Одни воспринимают деформацию как отклонение, другие – как норму или как нечто естественное.

Признаками деформации являются нарушения в сфере правовых, нравственных, культурных, психологических отношений: отсутствие свободы слова, выбора, необоснованные ограничения в области передвижения, тотальный контроль, экономическая зави-симость и др.

Деформация социальных отношений приводит к деформации личности и общностей, т.е. социальной патологии, что особенно остро проявляется в период ломки социальных институтов.Именно синдромом потрясений вызван интерес психиатров к общественной жизни в конце XIX в.

Социальная патология находит свое выражение в искажении шкалы ценностей, приоритетов, «Я-образа», самооценки, в утрате самоуважения, достоинства, в возникновении самоунижения, «комплекса неполноценности». Она характеризуется дегуманизацией,утратой культуры, нравственности, беспрецедентным снижением психологического здоровья нации, ростом проституции, наркомании, пьянства, умышленных убийств и самоубийств. Э. Дюркгейм,первым обративший на это внимание, назвал данный феномен аномией. Он считал, что все это является следствием дезорганизации общества. Социальная патология может приобретать чертысредневековой психологии и проявляться в нетерпимости к представителям других религий, наций. Для социальной патологии характерны также массовое умопомрачение, слепая вера, экстатичность или, напротив, депрессия. Всесилье мифов, стандартов, стереотипов, и в том числе одобряемых властью псевдонорм, поддерживается, как правило, за счет страха и тотальной слежки, доносительства.

Поразительно точное описание социальной патологии дано в произведениях русских писателей и поэтов: Прощай, немытая Россия, Страна рабов, страна господ, И вы, мундиры голубые,И ты, послушный им народ! М. Ю. Лермонтов

Одним из проявлений социальной деформации и патологии является «гулаговская психология», которой свойственна следующая симптоматика:

- насилие как идеология, как картина мира, как образ жизни;

- милитаризация общественного мнения;

-наличие всевозможных комплексов и синдромов, главными из которых выступают раб лепие по отношению к начальству и психология «хозяина» по отношению к нижестоящим;

-патология в области стереотипизации, выражающаяся в социальной шизофрении: подозрительности, поиске врагов;

- изменения в области эмоциональной сферы (имеются в виду страхи);

- наличие в сфере локуса контроля внешней стратегии поведения (объяснение неудач за счет внешних помех);

-формирование одномерного человека (массового человека, автоматически конформной личности), для которого характерны некритичность, отсутствие индивидуальности;

- лишение человека субъективности и превращение его в объект воздействия, что проявляется в снижении активности, опоры на внутренний мир, в ослаблении способности к изменениям, в ограничении видения перспективы, многомерности существования;

-возникновение мутантов типа шариковых и швондеров, доминирующей чертой которых является воинствующее бескультурье;

- преобладание силовых, нецивилизованных способов урегулирования конфликтов;

- повышенная внушаемость и психологическая защита, вынуждающая жить во лжи (легко принимать ложь со стороны, лгать себе, другим), т.е. разделять стандарты, основанные на неправде. Это создает базу для формирования мифов, более того, мифологизации общественного мнения, установок, стереотипов, шкалы ценностей.

В переходное время социальной патологии также присущи массовая мистификация (масштабное увлечение колдовством, шаманством), мифологизация, милитаризация общественного мнения, этноцентризм и другие подобного рода явления. Однако они носят не фатальный, а временный, преходящий характер.

Основной деформацией социальных отношений и общения является этатизм - абсолютизация роли государства по отношению к жизни общества и экономики. Сложились следующие виды деформации социальных отношений:

- изоляционная: «железный занавес» в 30-е годы, затем полузакрытое общество; «крепостное право» внутри страны (паспортизация, прописка) и т. п.;

- жестконормативная: монополизм партийно-государственной власти, зацентрализованность экономики, распределение дефицита, превращение личности в «винтик»;

- хаотичная: характерна для так называемой перестройки, начавшейся в середине 80-х годов;

- искусственно конфликтная;

-нравственная: дегуманизация отношений, обесценивание человеческой жизни;

- криминальная: засилье преступного мира, сращивание власти с мафией и т. п.

Рассмотрим более подробно первые два вида деформации социальных отношений.

Изоляционная деформация социальных отношений в тоталитарном государстве возникает в результате установления «железного занавеса», что значительно затрудняет процесс социализации личности и способствует отрыву от цивилизации. Делается это для того,чтобы люди не знали правды и не могли разрушить лживые мифы и стереотипы путем сравнения с мировыми стандартами жизни.

Изоляционная деформация социальных отношений обусловливается и наличием своеобразного «крепостного права»: прописки, паспортизации. Данные факты не что иное, как нарушение прав человека.

Одной из причин изоляционной деформации социальных отношений являются действия националистических сил.

Вместе с тем деформации социальных отношений способствует и так называемый эффект краудинга (скученности). Проживание в условиях общежития приводит к эмоциональной напряженности людей, к казарменной психологии.

Изоляционная деформация социальных отношений возникает также в результате ограничений в области:

- свободы слова (запрет публикаций художественных и научных работ диссидентского толка; цензура периодики, теле- и радиопередач, служебной и личной переписки; перлюстрация корреспонденции, прослушивание телефонных переговоров);

- «человеческих контактов» (отсутствие возможности свободного передвижения внутри и за пределами страны);

-доступа к информационным банкам, обмена информацией невозможность получения газет, журналов, книг, издаваемых за убежом, просмотра телепередач иностранных телекомпаний).

Иными словами, изоляционная деформация социальных отношений проявляется в нарушении циркуляции потоков информации, корреспонденции, человеческих контактов, оторванности т мировой культуры и цивилизации, т.е. социальной депривации.

Основой жестконормативной деформации социальных отношений является абсолютизация роли государства по отношению к экономике и обществу. Дело в том, что условием нормальных социальных отношений выступает разграничение функций государства, экономики и гражданского общества. В результате этатизма возникает монополия государства в сфере:

-политики (вместо многопартийности устанавливается режим одной партии, которая превращается в элемент государственной структуры);

-экономики (взамен многоукладной экономики возникает абсолютно централизованная экономика, отличительными признаками которой выступают фондирование, распределение, дефицит, создание адаптивной системы в виде черного рынка, другими словами, установление свободных, либеральных, рыночных отношений и замена их планово-распределительными, лишение личности возможности выбора, субъективности);

- общества, в котором все отношения унифицируются в соответствии с идеологией и возникает казарменная психология, эффект «гребенки», одинаковости.

Жестконормативная деформация социальных отношений проявляется также в искаженности стратификации общества. Классообразующим признаком в условиях отсутствия рынка выступает доступ к распределению фондов, что влечет за собой реальную власть. В зависимости от близости к дефициту возникли такие страты, как номенклатура, работники торговли и пр. В этом случае стратификация строится с учетом ведомственного, а также территориального признаков, так как столичный житель по сравнению с провинциалом оказывается в более привилегированном положении. Говоря о жестконормативной деформации следует иметь в виду следующее. Конечно, государство без нормативной базы отношений, конформизма - не государство, а аномия, хаос, «бес-предел». Но государство, сводящее нормотипическое поведение к казарменной психологии и не допускающее плюрализма, диссидентства, травмирует «Я», «сплющивает» его, не дает раскрыться,самоактуализироваться, заставляет быть как все, чтобы не выглядеть «гадким утенком», «белой вороной». Здесь возникает идеологический конфликт между Эго (Я) и Супер-Эго, который при-водит к комплексу неполноценности.

При жестконормативной деформации социальных отношений поведение личности становится жесткоролевым. Подобный факт нельзя объяснить только с позиции индивидуально-личностного подхода, направленного на выявление роли индивидуальных особенностей в поведении.

В такой ситуации складывается адаптивная система отношений, направленная на избежание последствий ограничений. Эта система, позволяющая компенсировать дефицит питания и товаров путем образования круговой поруки и блата в сфере распределения материальных благ, формируется и функционирует на основе жестких норм.

Последние образуют ожидания, которым должно соответствовать поведение личности. От степени соответствия зависит ее статус и роль. Чтобы занять определенный статус, нужно обладать непросто комплексом определенных свойств. Главное, чтобы образ соответствовал нормам определенного страта.

В условиях жестконормативной деформации социальных отношений срабатывают механизмы психологической защиты личности:

-ролевая защита заставляет быть как все, приспосабливаться, идентифицировать себя с окружающими людьми, унифицировать свое поведение;

- открытая ролевая защита - запугивание других путем создания ореола «ни перед чем не остановлюсь»;

-адаптивная защита - снятие эмоционального напряжения, возникающего в результате адаптации к условиям изоляции и среды путем агрессии, обесценивания, формирования комплексанеполноценности, заниженной самооценки;

- произвольный отказ от защиты - появление значащих переживаний, чувства вины, раскаяния, стыда, совести, внутриличностного конфликта, переоценки шкалы ценностей, пересмотра стереотипов.

Государство, присвоившее себе право диктовать (распределять, контролировать и т.п.), обеспечивает собственную безопасность и сохраняет такую структуру социальных отношений, которая с классовых позиций является верной, но с точки зрения цивилизации, мировых стандартов выглядит безнравственной. При этом человек остается только объектом социальных отношений, а отнюдь не их субъектом.

С правовой точки зрения социальные отношения могут быть нормальными в том случае, если имеют место: '

-принятие конституции, в которой провозглашены основные права и свободы, заложен механизм их реального обеспечения;

- разделение полномочий между ветвями власти;

- профессиональный парламент, избранный на многопартийной основе;

-сильная исполнительная власть, основанная и функционирующая на основе примата закона и обеспечения национальной безопасности;

- многопартийность;

- многоукладная экономика, основанная на конкурентных, нравственно здоровых отношениях;

-гражданское общество, в основе которого лежат общечеловеческие ценности, приоритеты и права личности, принципы самоуправления.

Данные факторы должны соответствовать культурным, социально-психологическим характеристикам общества, т.е. тому, что называется менталитетом. В противном случае нравственная деформация социальных отношений проявляется в виде соответствующих стереотипов, привнося в общение такие черты, как страх, раболепие, доносительство.

Из-за сложившихся стереотипов для асоциализированной личности не существует нравственного конфликта мотивов, каких- либо запретов, понятия «нельзя», моральной «цены» удовлетворения потребностей. Для нее приемлемы и оправданны все средства достижения целей, в том числе и насилие. При этом источники и способы приобретения всяческих благ перестают быть незаконными и безнравственными. Труд теряет социальную ценность, перестает быть единственным источником достижения благосостояния и критерием оценки личности. Нравственная деформация социальных отношений порождает фрустрационные ситуации, вызывающие компенсаторные явления (пьянство, наркоманию), которые, в свою очередь, приводят к расстройству психической деятельности.

Нравственная деформация социальных отношений проявляется и на уровне неформальных малых групп, для которых характерно наличие специфической структуры. Групповые стереотипы и нормы поощряют насилие, с помощью которого личность самоутверждается, не найдя возможности проявить свое «Я» позитивным путем.Деформация процесса социализации, выражающаяся в нарушениях семейных отношений, воспитании ребенка вне семьи, приводит к образованию у личности ряда специфических свойств, влияющих на ее агрессивность, деформирующих нормальное общение.

Интериоризация нравственно деформированных социальных отношений обусловливает формирование ущербной личности, что проявляется в возникновении стереотипов, оправдывающих любые источники и способы «доставания» вещей и предметов (опрос показал, что спекуляция, «фарцовка», проституция являются вполне одобряемыми молодежью средствами достижения целей); «зацикленности» на материальных ценностях, на приобретении дефицитных вещей, обретающих в силу трудностей их доставания свойства сверхпрестижности (личность, превращая эти вещи в культ и фетиш, становится их рабом); обеднении интересов, так как все силы и способности человека и его время уходят на приобретение вещей и предметов, на установление связей, поиск «левого» заработка; невыгодности соблюдения нравственных принципов, быть честным ипринципиальным; приобретении аморального и преступного опыта.Подобный тип личности вступает в конфликт с социальными нормами, что приводит к совершению противоправных действий [1].


§ 2. Деформации общения: криминогенный аспект

Криминогенное общение имеет место не только в местах лишения свободы, однако именно здесь оно проявляется наиболее рельефно.Деформация общения осужденных - это количественно-качественная трансформация феномена общения под влиянием изоляции, негативных социально-психологических явлений и криминального профессионализма. Наблюдаются три вида деформации общения осужденных: изоляционная, нравственная, криминальная.

Деформация общения в среде осужденных вызывает перестройку всех компонентов: информационного (уменьшение количества контактов, изменение их содержания и постоянства); перцептивного (негативные стереотипы, нарушение восприятия времени, сжатие пространства личности, появление фобий); интеракционного (аффектогенность действий, агрессивность, удовлетворение потребностей путем насилия).

Для условий отбывания наказания в местах лишения свободы характерно появление следующих признаков специфических изменений общения по сравнению с нормой:

-частичная сенсорная депривация (некоторый информационный голод);

- ограниченность в удовлетворении ряда витальных потребностей: пище, сексе и др.;

- ограниченность пространства, аффект краудинга (скрученность);

- эмоциональная напряженность, возникающая у осужденных в результате адаптации к этим условиям.

В особых условиях отбывания лишения свободы, связанных с режимными ограничениями, возникает изоляционная деформация общения осужденных, которая выражается в его стрессогенности, агрессивности. В то же время следует отметить, что стрессогенность общения осужденных проявляется и во внутриличностном конфликте, порождая у определенной категории лиц значащие переживания: чувства раскаяния, вины и стыда за совершенное преступление. Это способствует формированию правильного отношения к наказанию.

В результате изоляционной деформации общение осужденных становится замкнутым и ограниченным, скрученным и внутренним, однополовым, строго регламентированным и дозированным. Осужденные утрачивают возможность избирательных контактов, самоактуализироваться, выразить свое «Я», выбрать референтный круг общения, удовлетворить потребность в общении. У некоторых категорий возникает утрата перспектив, смысла жизни, повышается ценность дефицитных предметов и вещей, появляется новая шкала ценностей. Изоляционная деформация общения осужденных, приводя к стрессогенности (уровень тревожности осужденных превышает норму в 2-3 раза), в зывает к действию защитные механизмы, в частности сублимацию, изменение самооценки, удовлетворение неприятных чувств посредством причинения зла другим. Этим объясняется нравственная искаженность направленности контактов, эмоциональная насыщенность и агрессивность общения осужденных.

Изоляционная деформация общения осужденных приводит к нравственной деформации:

- самоутверждение противоправным путем;

-формирование склонности к риску для снятия эмоционального напряжения;

- стремление обладать «дефицитом» любой ценой;

- удовлетворение половых потребностей в извращенной форме;

- увлечение порнографией, токсикоманией, наркоманией;

-изменение самооценки, возникновение комплекса неполноценности;

- жесткое ролевое поведение.

Все это заставляет осужденных изыскивать возможности, чтобы лучше «устроиться» в местах лишения свободы. В качестве средства достижения своих целей они нередко используют наси-лие. Социометрический статус нарушителей в ИТУ значительно выше статуса положительно характеризующихся осужденных.

Нравственная деформация общения осужденных проявляется в их искаженных стереотипах восприятия: негативных мнениях и традициях. Искаженные стереотипы приводят к формированию таких ожиданий, которые требуют совершения антиобщественных поступ-ков, заставляют самоутверждаться конфликтным путем, создавать «культ силы», поддерживать так называемые «воровские законы».

Криминогенное общение возникает при социально-психологической адаптации осужденных к неофициальной структуре среды в результате:

-добровольной ролевой ориентации вновь прибывших осужденных в негативных явлениях в ИТУ. Они стараются создать такой образ своей личности, который бы соответствовал стереоти-пам и давал им возможность занять лидирующее положение. Это толкает осужденных на самоутверждение посредством конфликтов, нарушений, совершаемых с целью завоевания определенногостатуса среди отрицательно характеризующихся лиц, отбывающих наказание, и выполнения роли «авторитета»;

- принудительной ролевой ориентации вновь прибывших в ИТУ осужденных в негативных социально-психологических явлениях, среди отрицательной части осужденных путем психологического (информационного) насилия: оскорбления, угроз, распростране-ния слухов.

Искаженная стереотипизация восприятия осужденными друг друга составляет основу нравственной деформации общения. Она мотивирует поведение, консервирует и воспроизводит статусноролевую структуру среды осужденных. Негативные стереотипы в этой среде нравственно деформируют общение осужденных, что находит выражение в следующем:

- самоутверждении насильственным путем (коэффициент корреляции рангов между статусом осужденных и нарушениями режима равен 0,64);

-жестко заданном нормативно-ролевом характере;

- противоречивости между стратами;

- социально-психологической несовместимости (с определенными категориями осужденных основная их масса не хочет общаться, индекс приемлемости колеблется от 0,149 до 0,370);

-безнравственном способе удовлетворения потребностей, добывания благ, в получении которых они были ущемлены.

Нравственная деформация общения осужденных криминогенная потому, что в ее основе лежат такие стереотипы восприятия, которые оправдывают безнравственный способ удовлетворения потребностей, извлечение нетрудовых доходов, насилие, зависимость, обеспечивают жесткое выполнение предписанных ролей. Негативные стереотипы ведут к стратификации, т. е. к разделениюосужденных на определенные категории, представители которых отличаются по статусу, выполняемым ролям, объему неформальной «власти», характеру обязаннстей, материально-бытовымльготам. Вследствие этого одни из осужденных имеют привилегированное положение, другие относятся к изгоям. В среде осужденных четко выраженный табель о рангах, в соответствии с которымверх иерархической лестницы занимают так называемые «авторитеты».

Они насаждают и поддерживают «воровские законы», смыслкоторых сводится к следующему: не сотрудничать с администрацией, не участвовать в работе самодеятельных организаций, неиметь семью, расплачиваться в случае проигрыша в карты, создавать «общак», не выступать в роли свидетеля и т. д.

Несоблюдение «воровских законов» ведет к расплате. В подобных случаях всегда выступает месть (от пощечины до убийства). Страх осужденных перед расплатой в случает отхода от сте-реотипов заставляет неукоснительно их соблюдать, поддерживать и сохранять жесткую ролевую систему общения. Стратификация придает общению между различными категориями осужденных несправедливый, конфликтный характер. Осужденные, занимающие лидирующее положение, удовлетворяют потребности за счет интересов других. В этом отношении типичны случаи присвоениярезультатов чужого труда, сексуальной эксплуатации, в результате чего у осужденных теряется вера в социальную справедливость.

Необходимость маскировки преступной деятельности, страх и боязнь разоблачения, стремление правонарушителей уйти от ответственности приводят к созданию специальной системы общения, его криминальной деформации. С помощью общения происходят обмен между осужденными преступным опытом, подготовка, маскировка и совершение преступлений путем психического (информационного) насилия. Известно, что убийства могут совершаться с помощью психического воздействия общения. В уголовном праве такое явление получило название психического насилия. Можно сказать, что психическое насилие - это рэкет, осуществляемый с помощью угроз, оскорблений, клеветы, слухов и других подобных средств.

Слухи в среде осужденных представляют собой недостоверные или частично достоверные сообщения о каких-либо событиях, часто ничем не подтвержденные, четко передаваемые от одноголица другому с целью компрометирования кого-либо, сведения счетов, шантажа, принудительной адаптации к условиям, создаваемым малыми отрицательными группами, организации группо-вых эксцессов. Слухи чаще всего создают невыносимую в психологическом плане обстановку, воздействуя на центральную нервную систему осужденных и вызывая у них отрицательные психические с стояния, истерии, инфаркты, что толкает осужденных к совершению преступлений.

К числу признаков криминальной деформации общения осужденных относятся условные средства связи. Они основаны на взаимной договоренности определенного круга участников общенияо системе кодирования и декодирования (ключе) и технологии маскировки знаков, выступающих в качестве только им понятного способа передачи информации.

Условные средства общения - это своеобразный способ ухода субъекта от ответственности за подготовку и совершение антиобщественных действий. Попытка уйти от ответственности дости-гается с помощью условных средств общения и путем сокрытия преступных целей и действий.

Во многих случаях осужденные используют условные средства общения для достижения эффекта внезапности, создания дефицита времени для объекта и тем самым неотвратимости осуществления преступных целей и действий. О степени владения осужденными средствами условного общения следует судить не только по частоте их употребления, но и по знанию значения данныхсредств, умению кодировать, декодировать, а также незаметно передавать (конспирировать).

В качестве условных средств общения осужденные используют:

а) вербальные средства (устную и письменную речь: жаргон, тайнопись);

б) невербальные средства (жесты рук, татуировки, мимику, пантомимику, движения глаз, особенности произношения: свист, покашливания и др.).

Большинство осужденных знают и употребляют от одного до нескольких десятков жаргонных слов, с помощью которых они маскируют цели и мотивы антиобщественных поступков. Для сохра-нения тайны переписки осужденные могут использовать невидимые чернила, жаргон и различные шифры (цифровые коды и пр.).

Само нанесение татуировок непосредственно к деформации личности не приводит. Оно лишь очень часто присутствует в комплексе факторов, способствующих и участвующих в процессе

криминальной деформации.

Нанося татуированный набор рисунков в различных вариантах, личность внешне и внутренне идентифицирует себя с группой лиц, противостоящих администрации ИТУ. Татуировки, особенно множественные, нередко можно считать одним из четких внешних признаков вторичной деформации личности, возникающей в местах лишения свободы. Они свидетельствуют о крими-нальной деформации общения осужденных и являются способом приспособления, идентификации с «законами» уголовной среды; атрибутом, подтверждающим приобщение к нормам референтнойгруппы; средством самовыражения, самоутверждения; способом отличия статуса личности в группе; солидаризирующим фактором по внешним признакам.

Исследования, проведенные в местах лишения свободы, показывают, что не все лица в одинаковой степени общаются при помощи жестов.

Названные виды деформации по-разному проявляются на межличностном, групповом и массовом уровнях общения.






страница4/27
Дата конвертации23.02.2013
Размер9,37 Mb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы