Учебное пособие для вузов (под ред. Сухова А. Н., Деркача А. А.). Серия: Высшее образование. 2001 г. 600 стр. Isbn 5-7695-0627-Х icon

Учебное пособие для вузов (под ред. Сухова А. Н., Деркача А. А.). Серия: Высшее образование. 2001 г. 600 стр. Isbn 5-7695-0627-Х



Смотрите также:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27
Раздел IV СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ ОБЩНОСТЕЙ И СОЦИАЛЬНЫХ ИНСТИТУТОВ

^ Глава 7 СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОБЩНОСТЕЙ И СОЦИАЛЬНЫХ ИНСТИТУТОВ


§ 1. Социально-психологический анализ общества

Общность является одним из основных социально-психологических понятий. Вместе с тем в социальной психологии достаточно широко используются и такие термины, как «община» и«общество».

Между этими понятиями существует как сходство, так и различия. Однако родовым выступает понятие «общность». Что касается такого явления, как общество, то им в основномзанимаются юристы, этнологи, социологи, историки. Наряду с понятием «общество» в литературе встречается описание принципов гражданского общества.

С точки зрения социальной психологии нормальным или гражданским называется общество, которое в силу своего культурно психологического развития самоорганизируется, осознает свои национальные интересы и выбирает власть, способную их обеспечить. К числу социальнопсихологических признаков нормального, или гражданского, общества можно отнести:

-процесс целеполагания, формирование национальной идеи мечты;

- наличие определенных социальных отношений;

-определенную стратификацию, предполагающую существование среднего класса;

- общественные институты, движения, фонды, общины;

- самоуправление;

- определенную ментальность, систему ценностей, смыслов, культуры;

- наличие самосознания, идентичности, образа «мы»;

- определенный вид локуса контроля;

- возможности самоактуализации «Я»;

-использование позитивных возможностей социального конфликта для диагностики и решения проблем;

- сформированную систему национальной безопасности, в которой безопасность общества и личности имеет приоритетное значение по отношению ко всем другим видам безопасности;

- переход к системе устойчивого развития общества.

Первое, что обращает на себя внимание при анализе литературы об обществе, - это вопрос о соотношении государства и гражданского общества [6].

Исходной категорией в осмыслении гражданского общества являются такие понятия, как «politia» (греч.) и «societas» (лат.). «Политая» представляла собой слитное существование общества и государства, гражданина и политика. Основатели современной теории государства Т. Гоббс и Г. Гроциус придавали огромное значение договоренностям между частными лицами - членами общества.Как самостоятельная политическая категория гражданское общество рассматривалось Дж.Локком. В «Двух трактатах о государственном правлении» Локк, по существу, признавал за государствомлишь тот объем полномочий, который санкционирован общественным договором между гражданами. Ш.Л.Монтескье, Ж.Ж.Руссо, Ф.Хатчесон, А.Фергюсон и другие по-разному интерпретируютсоотношение гражданского общества и государства.

Абсолютная свобода в гегелевской системе получала воплощение лишь в государстве, которое соотносилось с гражданским обществом, как небо с землей.

С точки зрения К. Маркса, гражданское общество - это та сфера, в которой постоянно происходит взаимопроникновение, превращение бюргера в гражданина и наоборот. Не случайно решение проблемы гармонизации частных и общественных интересов, индивида и социума К. Маркс переносил в неопределенное будущее, «синхронизируя» преодоление (буржуазного) гражданскогообщества и исчезновение государства как такового (а стало быть, и власти, и политики).

«Зигзаги» теоретического спора интересны также тем, что отражают не только историю теории, но и, что существеннее всего, хронологию развития самого гражданского общества [10].

А.Грамши дал своеобразное определение гражданского общества как «прочной цепи крепостей и казематов», принимающей на себя удар революционного натиска, когда первая линия обо-роны - государство - оказывается прорванной (как случилось в России) [11]. Это ставшее хрестоматийным определение обычно интерпретируется как свидетельство того, что Грамши в противо-положность Ленину, отстаивавшему возможность взятия политической власти до и без завоевания гегемонии в гражданском обществе, придавал этой сфере первоочередное значение, рассматри-вая ее как поле развертывания революционной практики. Если вдуматься, грамшианская формула предвосхищает ту проблему, которая окажется в центре дискуссии о гражданском обществе кконцу столетия. Для простоты ее можно выразить в виде дилеммы: кого и от кого защищает гражданское общество – государство от граждан или граждан от государства?

Большой интерес к анализу проблем гражданского общества связывался с переосмыслением понятий гражданских прав. Гражданство наполнялось социальным содержанием, превращаясь в юридически закрепленное право гражданина на получение некоей услуги (бесплатного образования, медицинской помощи, пенсии и т.д.) от государства.

После Второй мировой войны развернулось строительство социального государства. Особенно сильный импульс оно получило на рубеже 60-70-х годов, когда мир стал свидетелем беспреце-дентно мощного выброса энергии социального протеста: забастовочных кампаний, антивоенного движения, «молодежного бунта», формирования массовых «контркультурных» потоков и т. д.Именно началом 70-х годов исследователи датируют момент полномасштабного строительства социального государства (за критерий берется увеличение доли социальных затрат до 60% и болеегосударственных расходов) в большинстве стран.

Однако функционирование структур социального государства и связанный с ним рост масштабов перераспределения средств через бюджет повлекли за собой известные негативные последствия. Одним из них стал «фискальный кризис», рост бюджетного дефицита. В то же время расширилась зона иждивенчества, ослабли стимулы к напряженному труду, конкурентной борьбе, стала ухудшаться социодемографическая ситуация. На этой почве в 70-80-е годы развернулось неоконсервативное контрнаступление, получившее наиболее выразительное практическое воплощение в правительственной деятельности таких государственных руководителей, как М.Тэтчер и Р.Рейган [16, 17, 20]. Именно с этой попыткой отразить экспансию этатизма под лозунгом «Больше рынка, меньше государства!» и связано «воскрешение» интереса к проблематике гражданского общества. Если в начале века гражданское общество сыграло роль щита для государства, которому угрожала революционная социальная стихия-то к концу столетия оно имело целью защитить свободу индивидаот ставшей чрезмерной опеки государства.

В середине 70-х годов интерес к гражданскому обществу возрождается и в диссидентской среде восточноевропейских стран, и в неомарксистских кругах Латинской Америки и Южной Европы,т.е. там, где ощущался более или менее острый дефицит демократии [6]. Этот период стал временем возникновения новых общественных движений, необычных форм развития альтернативного сектора экономики (предпринимательство без цели получения наживы, структуры самопомощи и многое другое), разработки – нередко с последующим законодательным оформлением – принципиально новых социально-этических норм и т.д. Итог такого развития, предстающий взору в 90-е годы после поражения Р.Рейгана и М.Тэтчер, после распада СССР и конца «биполярного мира», весьма специфичен и похоже пока не получил удовлетворительного концептуального оформления [3].

Демократия и гражданское общество далеко не одно и то же. Демократия с ее стержневым принципом главенствования большинства представляет собой свод процедур, позволяющих устанавливать «правила игры», в которых этот принцип реализуется. В этом смысле демократия может быть установлена и там, где гражданского общества не существует (избитый пример - введение американцами демократического конституционного строя в Японии). Гражданское же общество нигде и никому не дано было «учредить». Оно вырастает из культурно-психологических, социально-психологических условий, предпосылок.

Этнопсихолог Э.Геллнер отмечает: «Феномен гражданского общества существует в странах североатлантического региона... На востоке и юго-востоке наша либеральная цивилизация грани-чит с иными обществами, относящимися к двум совершенно различным типам». Речь идет о регионах с исламским и конфуцианско-буддистским цивилизованными укладами, в которых «мысталкиваемся (или сталкивались) с вопиющим отсутствием гражданского общества» [10].

Обществоведение в посткоммунистической России оказалось своеобразной ситуации. После стремительного изъятия из оборота марксистско-ленинской методологии в образовавшуюся пустоту хлынула лавина идей и концепций, восходящих зачастую к дореволюционным временам и авторам. Впервые за многие десятилетия открылись новые подходы к анализу государства с позиций геополитики, психоанализа, религиоведения и богословия и т. д. Обнажились глубинные факторы обусловленности российского общественного развития: от ландшафтно-климатических до этнонациональных, культурно-религиозных, военно-исторических и т.д. Вновь вспыхнули давние споры о «западном» и «восточном» векторах, роли и значении «византийского наследия», «миссии евра-зийского Хартленда» и прочих явлениях. В российской истории наличествует, разумеется, не одна лишь тоталитарно-автократическая традиция, исключающая любые отношения людей, кроме вертикального: подданный-власть. Определенный след в истории оставлен и альтернативной традицией,восходящей, как считают исследователи, к Петру I (царю, впервые взявшему в руки рубанок) и тем русским писателям (от А. Н. Радищева и И. А. Крылова до И. А. Гончарова и А. П. Чехова), которые ,любовно пестовали образ рационально мыслящего и действующего русского человека, сознающего ценность гражданской автономии и знающего, как ею распорядиться [21].

В процессе анализа общества все чаще обращаются к категории социального капитала. Социальный капитал - это потенциал взаимного доверия и взаимопомощи, целерационально формируемый в межличностном пространстве.

Объем социального капитала измеряется обычно по двум показателям: индексу доверия и членству в общественных объединениях.

Принципиальным признаком, по которому можно судить о возможностях развития гражданского общества в той или иной стране, является способность ее населения к самоорганизации. Концепция гражданского общества формировалась прежде всего как антипод деспотизму и абсолютизму. Первые шаги в этом направлении были сделаны в Древней Греции - Платон, Аристотель и другие мыслители заложили основу понятия гражданского общества, которое, по их представлениям, существует там, где верховная власть действует в интересах всеобщего блага.

Широкое распространение понятие «гражданское общество» получило в ходе буржуазных революций в Европе, особенно после Великой французской революции, которая провозгласила Декларацию прав человека и гражданина. В этот период встала проблема гражданских отношений с политическими, обоснования перехода от естественно-природного к общественно-политическомусостоянию. Г. Троцкий, Т. Гоббс стояли у истоков концепции естественного права. У Ж.Ж.Руссо и И.Канта встречается понятие гражданского общества как характеристика государственной ор-ганизации, в которой обеспечивается справедливое управление и подчинение граждан ее законам, уважение прав других граждан.

Другие мыслители XVIII - начала XIX века (Дж. Локк, Ш. Монтескье, Г. Гегель) продолжили исследование гражданского общества, рассматривая его, в частности Гегель, как сферу реализации особенных, частных интересов отдельных граждан. О системе сдержек власти с тем, чтобы она не выродилась в деспотическую и диктаторскую, говорили деятели Просвещения, французский эконо-мист В. Мирабо, английский Д. Юм.

Однако действительность опрокидывает построения философов, и государство еще долго будет оставаться органом руководящим. В развитие идеи гражданского общества в современных условиях внесли свой вклад отечественные ученые А.Гайда, К. Гаджиев, А. Мигранян, 3. Черниловский и др.

Опыт развитых демократий показывает, что в основе их успехов лежит высокая активность граждан и их добровольных обществ и организаций, а также неформальных объединений, что достижимо только при достаточно развитом гражданском обществе.

Основная задача гражданского общества - решение социальных проблем посредством политического действия. Гражданское общество создается за счет развития массовых движений, партий.

Вопрос о критериях самоуправления достаточно не разработан в науке. В самом общем виде самоуправление определяться как управление обществом самим народом в своих собственных интересах.

Ш. Монтескье, как известно, выводил «дух законов» из «духа народа», складывающегося в ходе длительной эволюции под влиянием природных и исторических факторов. Гражданские законы должны находиться в тесном соответствии со «свойствами народа», для которого они установлены, только в чрезвычайно редких случаях законы одного народа могут оказаться пригодными длядругого народа, считал Гегель. «Каждое государственное устройство есть только продукт, манифестация собственного духа данного народа и ступени развития сознания его духа. Это развитие необходимо требует поступательного движения, в котором ни одна ступень не может быть пропущена, нельзя опережать время», писал он [9].

Проблема формирования гражданского общества в нашей стране на современном этапе сложна и противоречива. Это связано с наследием тоталитарных тенденций и неразвитостью инсти-тутов гражданского общества в истории России, а также с деформацией социально-психологических явлений.

В последние .годы утверждается системный подход к безопасности, обеспечивающий устойчивое развитие общества. Национальная безопасность России складывается из безопас-ности государства, общества и личности. Сильное государство призвано стоять на страже жизненногопространства общества. Интересы общества и государства могут совпадать, могут быть самодостаточными, а могут и принципиально расходиться.

Общество выполняет функции связки человека и государства, третейского судьи в их отношениях. Оно поощряет включение государства в систему безопасности. Последнее обязано отреагировать на любое обращение гражданина по поводу посягательств на его личную, общественную или государственную безопасность. В свою очередь, государство поощряет включение общества вобеспечение безопасности. Между ними идет постоянный диалог по поводу безопасности, перераспределение функций от государства к обществу и наоборот. Общество выполняет функции общественного контроля и за личностью, и за деятельностью государственных органов. Когда гражданин и государство нарушают установленные нормы, общество обязано применять к ним свои адекватные меры. За все ошибки государства расплачивается общество, поэтому оно вправе спросить с него, призвать его к ответу.

Общественная система безопасности образуется и осуществляется членами общества, их объединениями. В сущности, она представляет собой совокупность общественных, негосударственныхструктур, действующих в различных сферах безопасности и имеющих свои задачи, функции, регулирование, управление, обеспечение. Основа ее - самоорганизация всех членов общества, озабоченных безопасностью России и каждого россиянина.

Общественная безопасность связана с социальной стабильностью общества и экономики, эффективной социальной политикой, разветвленной сетью социальных служб в различных сферах.

^ Задачи общественной системы безопасности:

- защита жизненного пространства общества;

- контроль над властью;

- контроль за информационными потоками и воздействием;

- защита от духовной агрессии;

- защита от преступности;

- общественная экспертиза всех государственных и общественных проектов на предмет их соответствия общественным, личностным, государственным целям, идеалам, ценностям, интересам.

Но в первую очередь предназначение общественной безопасности заключается в защите общества, человека от злоупотреблений власти, от самоуправства, самодурства и непрофессионализма, национального предательства чиновников, социальных и природных бедствий, межгосударственных и гражданских войн. Наличие и одновременное функционирование общественной игосударственной систем безопасности создают то необходимое равновесие, которое способно уберечь и общество, и государство от развала, от скатывания к авторитаризму, тоталитаризму, диктатуре, от потрясений и бед, революций, контрреволюций, переворотов и путчей, от порабощения и утраты национальных ресурсов.

И.А.Ильин пришел к горькому выводу о том, что русский народ после многолетнего разгрома, насилия, обнищания и всяческого разврата окажется неспособным к осуществлению демокра-тического строя до тех пор, пока не восстановит в себе честь, совесть и национально-государственный смысл.

§ 2. Понятие и классификация общностей и социальных институтов

В недалеком прошлом методология изучения общностей сводилась к следующему: при их исследовании обязательно исходили из классового, партийного подхода; психологизирование природы общностей считалось недопустимым; проблеме коллектива придавалось приоритетное значение, причем акцент ставился на роли больших социальных групп, т. е. классов.

История показала, что психологию общностей нельзя сводить только к классовой структуре общества, а все многообразие объединений - к коллективам. Тем не менее это не означает, что нужно полностью отрицать данное обстоятельство.

Понятие «общность» используется для обозначения сходства, единства элементов, составляющих целое.

Если более детально оценивать рассматриваемое социально- психологическое явление, то можно сказать, что под общностью понимается группа людей, объединенных устойчивыми социальными признаками, в качестве которых выступают общие цели, интересы, условия жизнедеятельности, возраст, пол, принадлежность группы к единой культуре, религии, образ, качество и стиль жизни, социальный статус, отношение к собственности.

Таким образом, социальная общность - это совокупность людей, которая характеризуется общими для данной группы условиями жизнедеятельности; принадлежностью к исторически сложившимся территориальным, культурным, религиозным, профессиональным образованиям, к тем или иным социальным организациям и институтам.

Социально-психологической основой общности являются понятия «мы» и «они». «Мы» - это универсальная психологическая форма самосознания всякой общности людей. «Мы» всегда противопоставляется понятию «они» [18]. Особенно рельефно разделение общества с позиций «мы» и «они» происходит в условиях социальной напряженности.

Раскрывая социально-психологическую сущность понятия «общность», нельзя обойти проблему общины. Последняя - типичный пример общности.

Признаками общины являются кровное родство, соседство и дружба. Вследствие ослабления общинных связей для современного общества характерны «более холодные» отношения междуиндивидами. В настоящее время дихотомия общины и обществ, воспроизводится в связи с различением традиционного и современного общества.

Интерес к проблеме общины имеет исторические корни. Дело в том, что в жизни древнерусской деревни большую роль играл община - мир, вервь (от слова «веревка», которой измеряли землю при разделах).

К моменту образования государства у восточных славян на смену родовой общине пришла территориальная (соседская). Каждая община владела определенной территорией, на которой жили несколько семей. Все владения общины делились на общественные и личные. После 1861 г. община стала выполнять двоякую функцию: фискально-земельную и функцию демократического самоуправления, регулятора специфического уклада, образа жизни, так называемой «народной педагогики».

Сегодня дискуссия вокруг понятия «община» продолжается. Одни, развивая идеи П.А.Столыпина, утверждают, что община изжила себя, другие, напротив, предрекают ей большое будущее. Как бы там ни было, но в России возрождается, например, казачество. Во многих отношениях его образ жизни носит общинный * характер. Более того, в ряде современных развитых стран элемен ты общины на уровне самоуправления не только сохраняются, но и с успехом развиваются.

Понятие «общность» неразрывно связано с понятием «группа», конкретным ее проявлением.

^ Выделяют следующие виды общностей (групп):

- малые неформальные;

- большие социальные: классы, нации, социальные организации, институты, профессиональные, организованные группы (политические партии);

- массы и массовые движения.

Такой подход к классификации групп характерен для западной социальной психологии. Однако он несколько схематичен и не учитывает промежуточные группы, реальную стратификацию общества, градацию социальных организаций. Каждая общность требует своей теории.

В отечественной социальной психологии группы ранжировались в ином порядке. На первом месте - массы, на последнем малые группы. Детальный подход к классификации групп позво-ляет выделить более тонкий их спектр:

- с точки зрения социального положения и величины: большие, средние и малые группы;

-с позиции объективизации: условные (абстрагирование, например, в статистических целях) и реальные;

-с точки зрения официальной регламентации: официальные (т. е. те, в которых положение и поведение членов группы юридически строго определены) и неофициальные;

- с позиции авторитета: референтные (эталонные, реальные или воображаемые группы, на признание которых претендует личность и чьи нормы поведения она принимает в качестве образца поведения);

-с точки зрения уровня развития: диффузные группы, ассоциации, корпорации и коллективы.

Если в начале своего становления отечественная социальная психология изучала общность на всех уровнях, то в советский период в основном на микроуровне. При этом в качестве методологии исследования выступали два подхода: идеологический (классовый) и деятельностный.

Между тем реальный, а не надуманный теоретический подход к исследованию групп связан с определенной и конкретной концепцией социальных групп и с организованным подходом – строительством социальных организаций (некоторые элементы его использовались отечественными социальными психологами, но в измененной терминологической форме).

Ученые, исследующие социальные группы (А.В.Петровский и др.), разработали стратметрическую концепцию коллектива (иногда под термином «психологическая теория коллектива»имеют в виду только эту концепцию). В качестве критериев развития группы берутся, во-первых, степень опосредования межличностных отношений в группе содержанием совместной деятельности и, во-вторых, общественная значимость последней, т.е. уровень ее позитивности-негативности с точки зрения общественного прогресса. Исходя из данных критериев, развитие группы рассматривается как движение в своеобразном континууме (положительном или отрицательном), полюсами которого являются соответственно коллектив (высокие показатели по обоим критериям) и корпорация (высокий позитивный показатель по первому и высокий негативный показатель по второму критерию). В центральной точке располагается так называемая диффузная группа - общность, в которой отсутствует совместная деятельность, иными словами, группа с минимальным уровнем психологического раз-вития. Промежуточное положение между диффузной группой и полюсами континуума занимают соответственно просоциальная и асоциальная ассоциации - группы с низкой степенью опосредова-ния межличностных отношений совместной деятельностью.

Близким к предыдущему оказывается параметрический подход к исследованию группы, предложенный Л.И.Уманским. В основе этой концептуальной схемы лежит представление о социально-психологических параметрах группы, являющихся своеобразными критериями (отличительными признаками) ее развития как коллектива. К числу таких параметров, в частности, относятся: нравственная направленность группы - интегративное единство ее целей, мотивов, ценностных ориентации; организационное единство группы; групповая подготовленность к той или иной сфере деятельности;психологическое единство - интеллектуальная, эмоциональная, волевая коммуникативность, характеризующая соответственно процесс межличностного познания и взаимопонимания в группе, меж-личностные контакты эмоционального характера, стрессоустойчивость и надежность группы в экстремальных ситуациях.

В целом описанные модели коллективообразования базируются на непсихологической, по сути, посылке о существовании коллектива как группы высшего уровня развития, в первую очередь связанной с социальным статусом, социальной оценкой данной группы. Это обусловливает заведомо положительную оценку всех процессов, протекающих в коллективах. Такая серьезная ограниченность данных концепций привела к содержательному их обеднению при решении вопроса о связи социальной позиции, социального статуса группы и специфики протекания социально-психологиче-ских процессов.

Во многом названные подходы явились «жертвоприношением» господствующей идеологии. Они уводили от исследования реальных общностей: этнических, религиозных и др. В результате в отечественной социальной психологии образовались «белые пятна» - отсутствие исследований профессиональных, криминальных групп, бездомных, безработных, эмигрантов, беженцев и иных общностей.

Классификация общностей не будет полной, если не выделить сообщества по принципу конспиративности целей и деятельности. Это движения типа сопротивления (партизанские, национальные, анти- фашистские, городское подполье и т.д.); криминальные типы мафии, террористических организаций; так называемые тайные движения.

Последние еще не были объектом изучения отечественной социальной психологии, хотя интерес к ним чрезвычайно высок. История подобных движений - тема для отдельного разговора.

Понятие «общность» является близким по своему содержанию к понятию «социальный институт». Однако, несмотря на схожесть, они все же различаются между собой.

Социальный институт - это устойчивый комплекс формальных и неформальных правил, ценностей, норм, установок, регулирующих функционирование официальных организаций и социальных групп и образующих социальную систему.

По форме социальный институт выглядит как совокупность лиц, учреждений, снабженных определенными средствами и осуществляющих конкретную социальную функцию. С содержательной стороны это набор целесообразно ориентированных стандартов поведения определенных лиц в конкретных условиях. Данные стандарты поведения воплощаются в социальных ролях, характерных для какой-либо социальной системы. Иначе говоря, это совокупность ролей и статусов, предназначенных для удовлетворения социальных потребностей [19].

Осуществляя свои функции, социальные институты поощряют действия входящих в них лиц, согласующиеся с соответствующими стандартами поведения, и подавляют отклонения от требований этих стандартов, т. е. осуществляют социальный контроль.

Среди социальных институтов выделяют:

-регуляционные, определяющие ролевую структуру общества по самым разным основаниям - от пола и возраста до конкретных видов занятий;

-регулятивные, устанавливающие допустимые рамки поведения и санкции, карающие за выход из этих рамок;

- культурные, связанные с искусством, и др.;

- интегративные, сопряженные с ответственностью за обеспечение социальной общности как целого. Более конкретная классификация социальных институтов выглядит таким образом:

- политические, обеспечивающие установление и поддерживание политической власти;

- экономические, содействующие развитию производства;

- социально-культурные;

- институты науки и др.

Социальные институты осуществляют следующие функции: воспроизводство членов общества; социализацию; производство и распределение; соблюдение порядка, поддержание стабильности, согласия. При возникновении определенных условий социальные институты могут выполнять не позитивные функции, а негативные.

Общности и социальные институты нельзя рассматривать только в статике, поскольку типичным их признаком является мобильность. Трансформация общностей происходит по всем направлениям: в определенных ситуациях меняются количественный состав групп, структура, цели, психологические состояния, статус, характер деятельности. Преобразования затрагивают практически все общности: малые группы, этнические и религиозные общности, различные виды толпы, участников митингов и демонстраций, социальные слои (предпринимателей, безработных и т. п.)-

Таким образом, миф о статичности общностей должен быть нарушен: одни общности возникают, другие возрождаются (например, казачество, предприниматель), третьи стихийно или под силовым воздействием уходят с политической или общественной сцены (отдельные партии, конкретные движения, элитарные группы и даже целые этносы).

Выделяются следующие виды социальной мобильности:

-вертикальная - изменение социального положения индивида, сопровождающееся повышением или понижением его статуса;

- горизонтальная - изменение социального положения индивида, которое не приводит к повышению или понижению его статуса;

- реорганизация социальной структуры;

- новая система стратификации.

Результатом мобильности могут быть миграционные процессы и появление нового вида общностей - беженцев. Острой становится проблема эмигрантов. За пределами России остались русскоязычные общности, чьи проблемы носят не только политико-экономический, но и социально-психологический характер.

В связи с мобильностью общества меняется его стратификация; изменчива и классификация общностей. Вместе с тем для каждого типа государства, экономики и общества характерны типичная стратификация, следовательно, и структура общностей и социальных институтов.


§ 3. Социально-психологическая характеристика стратификации общества. Образ, качество и стиль жизни

Слово «страт» означает слой, т.е. какую-либо общность, социальную группу. Вне стратификации природу общностей понять нельзя. Основы современного подхода к изучению социальной стратификации были заложены М.Вебером, который рассматривал социальную структуру общества как многомерную систему, где наряду с классами и порождающими их отношениями собственности важное место принадлежит статусу. Он считал, что в основе стратификации лежат имущественное неравенство, престиж, доступ к власти.

Наиболее разработанной является функциональная концепция социальной стратификации. С точки зрения данной теории стратификационная система общества представляет собой дифференциацию социальных ролей и позиций. Она обусловлена разделением труда и социальной дифференциацией различных групп, а также системой ценностей и культурных стандартов, определяю-щих значимость той или иной деятельности и узаконивающих социальное неравенство.

По мнению Т. Парсонса, универсальными критериями социальной стратификации являются:

-качество (предписывание индивиду определенной характеристики, например компетентности);

-исполнение (оценка деятельности индивида в сравнении с деятельностью других людей);

-обладание материальными ценностями, талантом, культурными ресурсами.

Сложились три различных подхода к изучению социальной стратификации: а) самооценочный, или метод классовой идентификации; б) с позиции оценки репутации (например, в недалеком прошлом было выгодно иметь рабоче-крестьянское происхождение, но с наступлением других времен люди стали отыскивать корни своего аристократического происхождения); в) объективный,основанный на учете престижа профессии, уровня образования и дохода. При этом используется следующая вертикальная стратификация: 1) высший класс профессионалов; 2) технические специалисты среднего уровня; 3) коммерческий класс; 4) мелкая буржуазия; 5) техники и рабочие, осуществляющие руководящие функции; 6) квалифицированные рабочие; 7) неквалифицированные рабочие.

Социальная мобильность и социальная стратификация – две стороны одной медали. Общественная стабильность обеспечивается за счет определенного состояния социальной структуры: на-личия набора определенных страт, скажем среднего класса, и состояния каждого из них, например количества безработных.

Революция связана с изменением социальной стратификации: одни страты исчезают, другие занимают их место. Причем революция придает этому процессу массовый характер. Так, после революции 1917 г. были ликвидированы классы буржуазии, аристократии, казачества, кулачества, духовенства и пр.

Уничтожение слоев и классов сопровождается изменениями в укладе жизни. Каждый страт является носителем определенных социальных (культурных, нравственных и др.) отношений, стандартов и образа жизни. При резкой и всеохватывающей смене стратификации общество оказывается в маргинальном, крайне неустойчивом состоянии.

В отечественной социальной психологии долгое время господствовал классовый подход к определению структуры общества. Класс - большая социальная группа, отличающаяся от других воз-можностью доступа к общественному богатству (распределению благ), власти, социальному престижу. В основе социально-психологических характеристик классов лежат их социальные потребности, интересы, качество, образ и стиль жизни. Главный недостаток классового подхода заключается в том, что он не отражает реальную стратификацию, поскольку определяет социальную дифференциа-цию на основе учета только двух показателей: общественного разделения труда и частной собственности на средства производства. Стратификация существовала всегда. В России родовая общи-на делилась на родоплеменную знать, свободных общинников и зависимых членов. Затем постепенно стали складываться сословия.

Они представляли собой социальные группы, различающиеся не только по своему фактическому положению в обществе, но и по занимаемому юридическому месту в государстве. Принадлежность к тому или иному сословию считалась наследственной. Однако это требование соблюдалось нестрого в отличие от безусловного выполнения кастовых норм. К высшим сословиям относились дворянство и духовенство. Реальная социальная дифференциация никогда не сводилась только к таким классам, как рабочие, крестьяне и интеллигенция.

В тоталитарном государстве при планово-распределительной экономике реальным стратообразующим признаком выступает близость к распределению фондов, дефицита. В связи с этим стратификация складывается из следующих слоев: номенклатуры, торговых работников и т.д.

Для того чтобы попасть в номенклатуру, т. е. элиту, и получить пожизненный высокий статус, нужно было быть пионером, членом комсомола, партии, соблюдать определенный этикет и иметь связи. Но стратификация была не только корпоративно-ведомственной, но и территориальной. «Водораздел» складывался между людьми в зависимости от того, где проживал человек - в столице,провинциальном городе или в деревне. Что касается так называемых «деклассированных» элементов, бродяг, то статистика эти страты не учитывала.

Деформированная стратификация стала складываться и после либерализации цен в стране. В условиях рынка дифференциация общества неизбежна, но тот характер, который она приобрела сразу после начала реформ, иначе как угрожающим назвать нельзя. С одной стороны, образовался слой имеющих слишком высокие доходы, с другой - обнищавшее население: люмпены, безработные. Возникло резкое расслоение по материальному признаку. Разница между слоями достигла колоссального размера. При этом утратили свое значение такие признаки, как образование, компетентность. Процесс стратификации приобрел уродливый, во многом криминальный характер. Не имея стартовых возможностей, честные люди были отсечены от бизнеса. Что же касается номенклатуры и бывших правонарушителей, имевших стартовый капитал, то они оказались в более выгодном положении. Средний класс состоятельных людей так и не сформировался.

Деформированная стратификация сложилась не только в обществе, но и в армии и в преступных общностях (впрочем, здесь она существовала всегда). В армии такая стратификация получила название «дедовщины», «неуставных отношений», суть которых издевательство старослужащих («дедов») над «молодыми».

Стратификация в преступной среде, т. е. кастовое различие людей и наделение их в соответствии с этим строго определенными правами и обязанностями, - одно из главных проявлений преступной субкультуры. В молодежной преступной среде она предполагает:

- жесткое деление на «своих» и «чужих», а «своих» - на «верхи и «низы»;

- социальное клеймение: обозначение принадлежности к «элите» определенными символами (кличками и т.п.);

- затрудненную мобильность вверх и облегченную мобильность вниз (смена статусов с низших на высшие затруднена, и наоборот);

- обоснование мобильности вверх - усиленное прохождение испытаний или поручительство «авторитета», мобильности вниз - нарушение «законов» уголовного мира;

-авторитарность и строгую субординацию в отношении «верхов» и «низов», беспощадную эксплуатацию и притеснение «верхами» «своих», стоящих ниже на лестнице;

-автономность существования каждой касты, затрудненность, даже невозможность дружеских контактов между «низами» и «элитой» из-за угроз остракизма для лиц из «элиты», согласив-шихся на такие контакты;

- наличие у «элиты» уголовного мира своих «законов», системы ценностей, табу, привилегий;

- устойчивость статуса: попытки лиц из «низов» избавиться от своего статуса сурово наказываются, так же как и попытки Пользоваться в уголовном мире привилегиями не по статусу (В. Ф. Пирожков).

Статусно-ролевая структура проявляется не только в привилегиях, но и во внешности, в особенности одежды, манере говорить, ходить и пр.

Каждый страт характеризуется определенным образом жизни устоявшимися типичными формами жизнедеятельности личности и общностей, иначе говоря, привычками, традициями, стереотипами поведения.

Существуют различные виды образа жизни:

- здоровый, который предполагает правильное питание, соблюдение гигиенических норм, наличие психологически комфортных условий на работе и в быту, занятие спортом, упорядоченный отдых, избежание стресса, крепкий сон, минимальное употребление алкоголя;

-нравственно здоровый, отвечающий содержанию основных ценностей жизни и культуры;

-замкнутый, аскетический, предполагающий постоянную заботу о спасении души и спартанскую скромность;

-богемный, связанный с нестрогим соблюдением повседневных норм общения;

-«студенческий», ассоциирующийся с беззаботностью и легким отношением к жизни.

Перечень этих видов можно продолжить и по совершенно иным основаниям. Дело в том, что сколько разновидностей общностей, столько и видов образа жизни. В соответствии с этим выделяют армейский, городской, сельский, монашеский, сектантский, курортный образы жизни, а также образ жизни бродяг, инвалидов, «золотой молодежи», номенклатуры, «белых воротничков», торговых работников, преступников и т. п.

Структура образа жизни включает в себя следующие компоненты:-аксиологический (ценностный, нормативный), означающий ориентацию на соблюдение неких правил поведения. Например, советский образ жизни держался за счет слепой веры в правильность проводимой политики, превосходство строя, наделения власти правом распоряжаться судьбой страны и каждого человека. На основе этих принципов и обеспечивалось национальное согласие. Резкий отказ от них привел к духовному кризису целых поколений. В связи с этим еще раз следует подчеркнуть, что здесь возможны только конвергенция ценностей, компромисс;

-поведенческий, выражающийся в привычках, устойчивых способах реагирования на различные социальные ситуации;

- когнитивный* связанный с содержанием картин мира, познавательных стереотипов;

-коммуникативный, обусловленный включенностью человека в систему социальных связей, а также состоянием активного словарного запаса различных социальных групп, их тезаурусом, лексикой, стилистикой, жаргоном, профессионализмом, особой терминологией, произношением.

Итак, в основе того или иного образа жизни лежат определенная система социально-культурных ценностей, приоритетов, предпочтений; картины мира, понимание нормы; круг общения, интересы, потребности и способы их удовлетворения; социальные стереотипы, привычки.

Проблема социального образа жизни тесно связана с социально-психологической типологией людей. Классифицировать людей пытаются по разным основаниям. Социально-психологический подход к типологии людей отличается от типологии, основано на учете индивидуальных различий. С позиции социально-психологического подхода имеют значение нормативная сторона образа жизни и ожидания, образующиеся в связи с этим; статус, занимаемый личностью, и ее ролевое поведение. Как известно, личность может занять определенный статус лишь в том случае, есл ее поведение будет соответствовать ожиданиям. Наиболее яркими примерами являются герои М.Булгакова Шариков и Швондер. Эти типы соответствовали ожиданиям классовой идеологии такназываемой пролетарской культуры.

Образ жизни - существенная характеристика не только отдельных социальных групп, но и целых поколений. Это временная, конкретно-историческая характеристика. Не случайно говорят опредставителях различных групп, живших в одно и то же время, как о единой общности, например о «шестидесятниках». За этим стоит отрезок жизни нации.

С нравственной точки зрения представляет интерес уклад жизни, получивший название «домострой». Он диссонирует с современным, урбанизированным образом жизни, но весьма поучителен и полезен. Консервативный образ жизни не самый худший, о чем свидетельствует история Англии.

Была попытка обосновать существование советского образа жизни, в основе которого лежит коллективизм и т.п. Есть суждения о том, что советский образ жизни - очередной миф. Можнокритиковать его, не соглашаться с теми его сторонами, которые сформировались в условиях коммунальных квартир, общежитий, оторванных бездорожьем от всего мира деревень, но утверждать,что советского образа жизни вообще не было, или наделять его только одними негативными характеристиками нельзя.

На образ жизни конкретных социальных групп всегда оказывают влияние этнопсихологические особенности. С этой точки зрения для России характерен не индивидуальный, а общинныйобраз жизни. С этим нельзя не считаться. П.А.Столыпин первым предпринял попытку разрушить этот образ жизни, который экономически далеко не всегда эффективен.

Начавшиеся в 1991 г. в стране реформы изменили содержание образа жизни целого пок ления. Они придали ему динамизм, новый смысл. Сформировался образ жизни предпринимательских кругов, нередко мало чем напоминающий образ жизни русских купцов, благотворительную деятельность Саввы Морозова или культурно-просветительскую деятельность С.Мамонтова и П.Третьякова. Во многом он оказался криминализированным, основанным на преступной этике.

Преступный образ жизни - образ жизни преступных общностей, опирающийся на субкультуру. Он не является универсальным. Для каждой преступной группы, категории правонарушите-лей свойствен свой образ жизни. Его отличительными чертами в одних случаях выступают конспиративность, иерархичность отношений, в других - демонстративная роскошь, культ силы.

Образ жизни нельзя представить без ее качества. В отечественной литературе вместо этого понятия употребляется понятие «уровень жизни». Качество жизни характеризуется содержанием питания, обеспечением здоровья, образования, жилищных условий, средствами удовлетворения духовных потребностей, товарами длительного пользования, транспортным обслуживанием, криминальной безопасностью и др. Как видно, уровень и качество жизни далеко не одно и то же. Уровень жизни фиксирует только соотношения доходов и расходов, качество жизни - тонкий и чувствительный интегральный индикатор, учитывающий, например, такие признаки: живет человек в престижном районе или нет, пользуется общественным транспортом или личным, питается экологически чистыми продуктами питания или токсичными, имеет доступ к культурным ценностям или нет и т. п.

Стиль жизни не менее существенная социально-психологическая характеристика. Обычно под ней подразумевают доминирующий вид деятельности и его основные особенности и потому говорят о деловом, творческом стиле жизни и пр. Вместе с тем стиль жизни образуется из таких поступков и предметов собственности, которые истолковываются как символы положения, занимаемоголичностью в той или иной стратификационной структуре. Иными словами, это «заметное потребление». О подобном понимании стиля жизни говорят факты, характеризующие многочисленныепрезентации народившихся российских предпринимателей, и поведение некоторых представителей преступного мира.

В то же время стиль жизни во многом связан с когнитивной сферой человека, сформировавшимися картинами мира, стереотипами, индивидуальными различиями.






страница5/27
Дата конвертации23.02.2013
Размер9,37 Mb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы