Учебное пособие Издание второе, исправленное и дополненное для студентов 3 курса отделения теоретической и прикладной лингвистики Москва icon

Учебное пособие Издание второе, исправленное и дополненное для студентов 3 курса отделения теоретической и прикладной лингвистики Москва



Смотрите также:


МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М. В. ЛОМОНОСОВА

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ


О.В.Фёдорова


Основы экспериментальной психолингвистики

Принципы организации эксперимента


Учебное пособие


Издание второе,

исправленное и дополненное


для студентов 3 курса отделения теоретической и прикладной лингвистики


Москва

Спутник+

2008

ББК 81

Ф33


Печатается по постановлению редакционно-издательского совета филологического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова


Рецензенты:

д.ф.н., д.б.н., проф. Т. В. Черниговская;

д.ф.н., доц. И. М. Кобозева


^ Фёдорова О.В.

Ф33 Основы экспериментальной психолингвистики: принципы организации эксперимента: Учебное пособие. — М.: Спутник+, 2008. — 24 с.


ISBN


Учебное пособие предназначено для студентов отделения теоретической и прикладной лингвистики, изучающих курс «Психолингвистика». В пособии описаны основные этапы подготовки и проведения психолингвистического эксперимента, представлены типичные современные методы и методики работы с испытуемыми, а также изложены базовые принципы организации экспериментального стимульного материала.


ББК 81


ISBN © Фёдорова О.В., 2008

^ Введение. Эксперимент vs. наблюдение в естественных условиях. Экспериментальная психолингвистика — совсем молодая наука, возникшая в середине прошлого века в США. Согласно одному из многочисленных определений (Kess J. Psycholinguistics, 1992: 11), основная задача экспериментальной психолингвистики состоит в формулировании и экспериментальной проверке гипотез относительно языкового и, шире, когнитивного поведения человека в процессе порождения и понимания речи.

Традиционно выделяют два метода научного исследования: наблюдение в естественных условиях и эксперимент. В эксперименте, в отличие от наблюдения, исследователь манипулирует одним или несколькими факторами (=независимыми переменными), определяя их воздействие на другой фактор (=зависимую переменную). В экспериментах, имеющих простой дизайн, бывает одна зависимая и одна независимая переменные; в более сложном случае зависимых и независимых переменных может быть несколько.

Проведя экспериментальное исследование с необходимым для получения статистически значимых результатов количеством испытуемых и стимульных предложений, ученый-психолингвист получает некоторые результаты, из которых впоследствии выводит надежные и валидные заключения. Надежность (reliability) эксперимента — это воспроизводимость и стабильность его результатов в другом подобном исследовании, которое будет проведено тем же самым или иным исследователем. Валидность (validity) эксперимента — это степень достоверности выводов и заключений, сделанных на основе этого эксперимента.

Эксперимент как метод научного исследования обладает большим количеством различных достоинств по сравнению с наблюдением в естественных условиях, однако имеет и существенные недостатки, один из которых непосредственно связан с понятием валидности. Один из постулатов экспериментальной психологии об обеспечении постоянных условий (holding conditions constant) гласит, что хорошо продуманный эксперимент предполагает, что экспериментальным манипуляциям подвергается только независимая переменная (независимые переменные), а все остальные факторы, которые потенциально способны повлиять на результаты эксперимента, поддерживаются одинаковыми для всех испытуемых. В таком случае все различия в значениях зависимой переменной, которые будут получены в результате проведенного эксперимента, могут быть объяснены действием независимой переменной. Если же найдется некоторая неучтенная переменная (она обычно называется внешней [extraneous variable], или вмешивающейся [confounding variable]), то происходит смешение переменных (variable confound); в таком случае результаты эксперимента могут быть поставлены под сомнение. Безупречность экспериментальной процедуры, строгая продуманность контроля за переменными обеспечивают внутреннюю валидность (internal validity) эксперимента. Однако часто такой эксперимент теряет в своей экологической валидности (ecological validity), частном виде внешней валидности (external validity): случается, что те результаты, которые мы получаем в лабораторных условиях, плохо экстраполируются на реальное поведение людей в реальной жизни. В лабораторных условиях мы имеем дело с закрытой системой, когда все факторы находятся под почти полным контролем; в реальном же мире значительно чаще встречаются открытые системы, когда мы слабо контролируем переменные или же не контролируем их вовсе. Таким образом, внешняя и внутренняя валидности эксперимента находятся как бы на разных полюсах: улучшая одну, мы тем самым ухудшаем другую, и наоборот. Ниже приводится схема из работы (Robinson-Riegler G., Robinson-Riegler B. Cognitive Psychology. Pearson, 2004: 39):

Экологическая валидность




высокая низкая


Реальная жизнь


Лаборатория

низкая высокая




Внутренняя валидность

Схема 1. Соотношение внутренней и экологической валидности.

Настоящее пособие посвящено описанию экспериментального подхода к когнитивым явлениям. При большом разнообразии экспериментальных парадигм их общая схема основана на нескольких простых принципах, о которых необходимо помнить при разработке собственных экспериментов. В последующих разделах на примере одного конкретного исследования будут последовательно описаны все стадии планирования и проведения психолингвистического эксперимента1.

^ 1-ый этап. Подготовка к эксперименту. Прежде чем приступить непосредственно к планированию и проведению некоторого конкретного эксперимента на языковом материале, необходимо, во-первых, выделить проблему и цель исследования, во-вторых, сформулировать гипотезу (или систему гипотез), наилучшим образом объясняющую закономерности функционирования языка в выделенной проблемной области на базе уже известных эмпирических данных; в-третьих, из большого многообразия существующих методических приемов проведения эксперимента нужно выбрать одну методику, подходящую именно для целей данного эксперимента.

^ 1. 1. Постановка проблемы. Формулирование гипотез. Когда, на каком этапе работы над тем или иным конкретным языковым материалом, исследователь начинает всерьез задумываться о необходимости проведения эксперимента?.. Это редко случается в самом начале его работы – чаще для того, чтобы начать планировать собственный эксперимент, необходимо сначала накопить определенный багаж знаний и предположений относительно изучаемого феномена. Источниками этих знаний могут служить как материалы, собранные в процессе простого наблюдения над языковым поведением людей, так и результаты, полученные в ходе ранее проведенных психолингвистических экспериментов. Так или иначе, но в какой-то момент своей работы исследователь, собрав уже относительно большое количество фактического материала, приступает к его анализу. В результате подобного анализа может оказаться, что собранные данные хорошо укладываются в уже существующую теорию; возможна и обратная ситуация – и тогда приходится формулировать некоторую новую гипотезу, или даже целую теорию, которая объясняет собранный языковой материал. Именно в этот момент, независимо от того, выдвигает ли исследователь новую гипотезу или ограничивается существовавшей ранее, он может разработать и провести психолингвистический эксперимент; цель такого эксперимента будет состоять в том, чтобы на аналогичном языковом материале подтвердить или опровергнуть сформулированную гипотезу.

^ 1.2. Выбор экспериментальной методики. Перед тем, как перейти к уже более конкретной, во многом технической, работе по моделированию дизайна эксперимента, необходимо решить еще один важный вопрос – выбрать подходящую методику его проведения. В настоящее время репертуар методов и методик, которые использует экспериментальная психолингвистика, очень разнообразен: в каждой из областей психолингвистических исследований, будь то распознавание слов, организация ментального лексикона или синтаксический анализ предложения в процессе понимания речи, существуют свои собственные экспериментальные парадигмы.

Рассмотрим более подробно один конкретный класс психолингвистических методик, а именно, методики, связанные с синтаксическим анализом предложения в процессе речепорождения и речепонимания. Такие методики можно разделить на опосредованные (off-line) методики, используя которые исследователь изучает синтаксическое представление предложения уже после того, как его анализ завершился, и непосредственные (on-line) методики, которые позволяют исследовать действие синтаксических механизмов в режиме реального времени.

К числу опосредованных методик исследования синтаксических процессов относятся различные типы опросников (questionnaire). Изначально подобный эксперимент состоял в работе с предложениями, напечатанными на листах бумаги (поэтому его называют еще методом карандаша и бумаги), теперь при проведении аналогичных экспериментов довольно часто используется компьютер. Однако факт наличия компьютера никак не меняет принципиально опосредованный характер подобных экспериментов.

Существует несколько типов опросника. В одном случае – в случае использования методики заканчивания предложения (sentence completion study) – испытуемый получает некоторое количество преамбул, которые ему нужно закончить первым, что придет в голову. В другом случае – в случае использования методики определения грамматической правильности предложения (grammaticality judgment task) – испытуемого просят определить, насколько то или иное предложение грамматически правильно, используя некоторую шкалу оценок (например, самый простой случай: 1 – так сказать нельзя; 2 – сомнительное предложение; 3 – нормальное, естественное предложение русского языка). В третьем случае – в случае использования методики выбора подходящей перифразы (choice between alternative interpretations) испытуемый выбирает один из (обычно) двух вариантов интерпретации предложения, который кажется ему более подходящим. Такая методика используется, в частности, для определения более частотной интерпретации многозначных предложений (например, предложение Преступник застрелил служанку актрисы, которая стояла на балконе имеет две интерпретации ‘служанка стояла на балконе’ и ‘актриса стояла на балконе’).

Непосредственные методики исследования синтаксических процессов позволяют фиксировать время, которое затрачивает испытуемый на ту или иную речемыслительную операцию. В основе этой парадигмы исследований лежит предположение о том, что время реакции отражает нагрузку на когнитивный аппарат, которую испытывает человек во время анализа некоторого фрагмента языкового материала – чем больше испытуемый тратит времени, тем более серьезные проблемы он испытывает. К числу непосредственных методик относятся чтение с саморегуляцией скорости, запись движения глаз, двухмодальный лексический прайминг и метод вызванных потенциалов мозга.

При использовании методики чтения с саморегуляцией скорости (self-paced reading) испытуемый сидит перед экраном компьютера и читает некоторый текст, который появляется на экране не целиком, а по частям. Для того, чтобы вызвать на экран следующую часть текста, он нажимает на определенную клавишу компьютера, тем самым самостоятельно регулируя скорость своего чтения. Специальная программа определяет время, которое проходит с одного нажатия на клавишу до следующего. Предполагается, что это время необходимо испытуемому для того, чтобы прочитать и проинтерпретировать текущий фрагмент текста.

Существует большое количество различных модификаций данной экспериментальной парадигмы. Во-первых, сами фрагменты текста, которые появляются на экране, могут быть как отдельными словами, так и словосочетаниями или даже предложениями (последний вариант часто используется, в частности, в экспериментах, связанных с изучением дискурса). Во-вторых, методика проведения эксперимента может быть как кумулятивной (в этом случае новый фрагмент текста добавляется к уже существующему), так и некумулятивной (в таком случае новая часть текста замещает предыдущую). В-третьих, могут различаться инструкции, которые даются испытуемым. Иногда испытуемых просят отвечать на вопрос о том, было ли в только что прочитанном предложении то или иное контрольное слово; иногда им задают более общий вопрос на понимание прочитанного; иногда подобный вопрос может следовать после нескольких фрагментов текста - в таком случае испытуемого просят определить, образуют ли прочитанные им фрагменты связный рассказ или нет.

Методика записи движения глаз (eyetracking methodology) берёт начало с работ Л. Явала, который ещё в 1879 году заметил, что движение глаз при чтении происходит не плавно, а наоборот, человек читает благодаря чередованию быстрых перемещений (так называемых саккад) и коротких остановок (которые получили название фиксаций). Начиная с середины 90-ых годов ХХ века в психолингвистическом мире всё более широкое распространение получает так называемая методика регистрации движений глаз со свободным положением головы (free-viewing eye-tracking). Сейчас существует две разновидности глазозаписывающих аппаратов со свободным положением головы: (i) полностью бесконтактная модель, когда камера монтируется в непосредственном окружении, и (ii) модель в виде лёгкого шлема, который надевается на голову испытуемому; в шлем вмонтированы две миниатюрные (диаметром примерно 5 мм) видеокамеры: одна из них записывает то, на что смотрит испытуемый, а вторая при помощи отражённого света фиксирует изображение глаза. В отличие от прежних технологий новая аппаратура позволяет записывать движения глаз, не ограничивая движения головы испытуемых. Таким образом исследователи получают возможность изучать не только процессы чтения, но и широкий круг психолингвистических явлений, начиная с устного распознавания слова и заканчивая поведением собеседников в процессе языкового взаимодействия. Особенно популярны исследования, в ходе которых испытуемые получают предварительно записанные на диктофон устные инструкции, следуя которым они смотрят, дотрагиваются или передвигают предметы реального или виртуального мира. Такая экспериментальная парадигма получила название «Визуальный мир».

Методика двухмодального лексического прайминга (cross-modal lexical priming), активно используемая с конца 80-ых годов ХХ века, основана на классическом наблюдении, что поиск в ментальном лексиконе происходит быстрее, если слово, которое обрабатывается в настоящий момент, семантически связано с предшествующим словом. Процедура проведения подобного эксперимента заключается в следующем: в каждой экспериментальной попытке испытуемый слышит в наушники некоторое высказывание или несколько коротких высказываний, связанных между собой по смыслу; одновременно он видит на экране компьютера последовательность букв; нажатием одной из двух кнопок он должен как можно быстрее определить, является ли появившаяся на экране комбинация букв реальным словом его родного языка или нет. Например, если испытуемый слышит высказывание, содержащее слово собака, и видит на экране слово кошка, его реакция будет быстрее, чем если бы данное высказывание не содержало слов, связанных по значению со словом собака. Данное явление обычно называют эффектом прайминга.

Метод вызванных потенциалов мозга (Event-Related Potentials) основан на записи электроэнцефалограммы (ЭЭГ), которая измеряет ритмическую активность мозга, происходящую с разной частотой; в основе метода лежит суммация и усреднение большого количества потенциалов, каждый из которых сам по себе слишком слабый и не отличим от спонтанных ритмов, не имеющих отношения к сигналу. Метод вызванных потенциалов мозга широко применяется как в научных исследованиях, так и в клинической практике. При работе с вербальными стимулами использование этого метода позволяет непосредственно судить о том, какая активность характеризует мозг до начала звукового сигнала, во время его восприятия и после его окончания, используя при этом частоту квантования в пределах миллисекунд. Метод вызванных потенциалов может показать не только различия между двумя контролируемыми условиями в психолингвистическом эксперименте, но и охарактеризовать эти условия, например, показать наличие или отсутствие количественного или качественного различия по длительности или амплитуде волн и их распределение по зонам коры головного мозга.

Все вышеописанные методики чаще используются в экспериментах со взрослыми; существуют и типичные детские методики; сейчас мы кратко опишем три из них, которые опять же имеют отношение к синтаксическому процессу порождения и понимания речи. Метод направленной имитации (elicited imitation) часто используется в экспериментах с самыми маленькими детьми; суть его совсем проста – ребенка просят дословно повторить то или иное высказывание. Часто при этом некоторые высказывания специально делают аграмматичными; по тому, исправляет ли ребенок подобные высказывания или оставляет их без изменения, делают выводы как о развитии его языковых навыков, так и о индивидуальных особенностях их усвоения. Другой метод – метод разыгрывания сцен (act-out methodology) – был предложен Н. Хомским в конце 70-ых годов ХХ века; ребенку говорят некоторое высказывание, например, Щенок побежал за котенком, а он должен, выбрав из имеющихся у него игрушек подходящие, показать, как это происходит. Данный метод очень широко используется при изучении понимания пассивных конструкций, конструкций с опущенным подлежащим и многих других. Еще один метод – метод выбора подходящей картинки (picture selection task) – состоит в следующем. Ребенку говорят высказывание, например, Вася смотрит телевизор или Маша не ест кашу, а ему нужно определить, на какой из нескольких картинок, лежащих перед ним, изображено такое действие.

Обратимся теперь к описанию подобного предварительного этапа одного конкретного психолингвистического эксперимента.

_______________________________________________________________________

^ Предикативное согласование по числу: анализ речевых ошибок

История изучения согласования подлежащего и сказуемого по числу. Вопрос о процессе предикативного (т.е. между подлежащим и сказуемым) согласования по числу (=(S-V)N согласования) – один из самых обсуждаемых в психолингвистической периодике последних лет: с момента опубликования пионерской работы Bock et al. 19912 появилось уже более полусотни работ, непосредственно посвященных этой тематике. Авторы первых подобных исследований изучали исключительно процессы порождения речи исключительно в английском языке. В середине 90-х годов ситуация стала меняться: с одной стороны, появились эксперименты на материале немецкого, испанского, французского, итальянского, голландского, а также русского (Nicol et al. 1999) языков. С другой стороны, исследователи стали интересоваться проблемами согласования при понимании высказывания, используя непосредственные методики.

Процесс (S-V)N согласования при порождении речи часто изучают, анализируя речевые ошибки, возникающие в ходе эксперимента на заканчивание предложений: испытуемый читает начало предложения, содержащее сложную именную группу (=ИГ) с разными комбинациями по числу главного (=Гл) и локального (=Лок) имен, например, The keys to the cabinet, и он, повторив эту преамбулу, заканчивает предложение - The keys to the cabinet were lost.

Давно известно, что распределение речевых ошибок в подобных экспериментах несимметрично: их больше всего, когда Гл ИГ стоит в единственном числе (=Sg), а Лок ИГ – во множественном (=Pl) (*The key to the cabinets were lost). Самое распространенное объяснение этого факта состоит в том, что имена существительные по умолчанию единичны и в случае множественности их необходимо как-то специально маркировать. Поэтому Гл ИГ, стоящая в Sg, более уязвима и подвержена интерференции со стороны Лок ИГ, стоящей в Pl. Предложения, в которых Гл ИГ стоит в Pl, а Лок ИГ – в Sg, следовательно, более устойчивы по двум причинам: с одной стороны, Гл ИГ уже маркирована, а с другой – Лок ИГ, имея Sg по умолчанию, не обладает большой силой притяжения.

Одним из самых серьезных и одновременно дискуссионных вопросов данной относительно частной проблемы является вопрос о том, на каком уровне порождения высказывания происходит процесс согласования. Большинство современных моделей речепорождения (например, Bock et al. 1994) включают в себя несколько уровней, в том числе функциональный уровень, на котором определяется аргументно-предикатная структура, и позиционный уровень, на котором определяется синтаксическая структура. Если в 90-ых годах утверждалось, что процессы (S-V)N согласования всегда контролируются исключительно синтаксическими факторами (т.е. происходят на позиционном уровне), то теперь вопрос о том, могут ли семантические факторы влиять на процессы согласования, или, другими словами, начинается ли процесс согласования уже на функциональном уровне, чаще решается положительно.

(S-V)N согласование в русском языке. В работе Nicol et al. 1999 (в данном эксперименте Гл ИГ всегда стояла в SG) авторы показали, что падежное маркирование (как еще один дополнительный признак, различающий Гл и Лок ИГ) существенно уменьшает количество ошибок в процессе (S-V)N согласования – для русского языка их оказалось существенно меньше, чем для английского. Одним из неожиданных для авторов результатов оказался тот факт, что имена существительные, стоящие в женском роде, вызывают больше ошибок согласования, чем имена в мужском: при условии Fem-Fem было зафиксировано 11% ошибок при 2% для остальных случаев.

__________________________________________________________________________

Как можно заключить из приведенного выше отрывка, предстоящий эксперимент будет посвящен анализу речевых ошибок в процессе согласования между подлежащим и сказуемым по числу в русском языке. Какие цели может преследовать подобный эксперимент?.. Во-первых, согласно исследованиям, проведенным на материале других языков, количество ошибок согласования при разных комбинациях главного и локального имен неодинаково; следовательно, мы можем проверить гипотезу о том, что и в русском языке распределение ошибок по всем четырем (а не только по двум, как это было смоделировано в первом эксперименте) типам окажется аналогичным, что будет говорить в пользу вышеописанной гипотезы о маркированности множественности. Во-вторых, в проведенном ранее русском эксперименте количество ошибок согласования оказалось меньше, чем в других языках; поэтому мы можем на новом экспериментальном материале подтвердить или опровергнуть гипотезу о влиянии падежного маркирования на количество ошибок согласования. Наконец, в проведенном эксперименте для имен существительных в женском роде ошибок согласования оказалось значительно больше, чем в остальных случаях; данный неожиданный результат также нуждается в проверке. В качестве экспериментальной методики нашего нового эксперимента мы будем использовать методику заканчивания предложений.


^ 2-ой этап. Планирование эксперимента. Планирование эксперимента (design of experiment) традиционно включает в себя следующие операции: определение зависимой и независимых переменных, разработку стимульного материала эксперимента, составление экспериментальных листов, написание инструкции испытуемым, а также подбор испытуемых.

^ 2.1. Зависимые и независимые переменные. Сначала дадим определения двум основным понятиям, которые мы будем использовать далее. Независимой переменной (independent variable) называется та переменная, которую экспериментатор так или иначе изменяет; зависимая переменная (dependent variable), напротив, является результатом изменений независимой переменной – за ее изменениями экспериментатор только наблюдает. У каждой независимой переменной (ее иногда называют также фактором эксперимента) может быть два или несколько значений (их принято называть уровнями).

Вернемся теперь к нашему иллюстративному эксперименту и зададим его переменные. Для того, чтобы получить в результате все четыре комбинации (называемые условиями) по грамматическому числу главного и локального имен, нам надо определить две независимые переменные – первая переменная X задает число главного имени и имеет два уровня: Sg и Pl; вторая переменная Y задает число локального имени и имеет те же два уровня. Зависимой переменной Z манипуляций с независимыми переменными. Схематично это обычно представляют в следующем виде (кратко это обозначается 2х2, где первая цифра показывает число уровней первого фактора, а вторая – число уровней второго):




Переменная Y (грам. число Лок ИГ)

Уровень 1 (Sg)

Уровень 2 (Pl)

Переменная X

(грам. число ГлИГ)

Уровень 1 (Sg)

X1 – Y1 (Sg – Sg)

X1 – Y2 (Sg – Pl)

Уровень 2 (Pl)

X2 – Y1 (Pl – Sg)

X2 – Y2 (Pl – Pl)

Схема 2. Независимые факторы иллюстративного эксперимента.

^ 2.2. Стимульный материал эксперимента. Стимульный материал эксперимента состоит из филлеров (отвлекающих предложений), тренировочных (или настроечных) и собственно экспериментальных предложений3.

^ 2.2.1. Филлеры (отвлекающие предложения). Филлеры (fillers) являются важной частью почти любого экспериментального дизайна; по своей структуре они обычно отличаются от экспериментальных предложений; количество филлеров варьируется от эксперимента к эксперименту, но самое распространенное, классическое, соотношение отвлекающих предложений и экспериментальных – 2:1, т.е. филлеров должно быть в два раза больше, чем экспериментальных предложений. В любом случае, отвлекающих предложений должно быть не меньше, чем экспериментальных; последнее правило может нарушаться только в экспериментах с детьми, где в отдельных случаях вообще не бывает филлеров, а иногда их количество совсем невелико (это связано в первую очередь с сильными ограничениями на продолжительность детских экспериментов). Филлеры в эксперименте обычно выполняют две функции: (i) служат для отвлечения внимания испытуемого от собственно экспериментальных предложений, что необходимо для того, чтобы испытуемый не догадался об истинной цели эксперимента; (ii) по тому, как испытуемый выполняет задания-филлеры, обычно судят о его языковой компетенции и определяют, насколько его результаты можно потом использовать наравне с другими – если (вследствие усталости или плохого знания родного языка) испытуемый делает больше заданного порога ошибок в филлерах (который обычно составляет 10-15%), то полученные им результаты не включаются в общую выборку.

Ниже приводится несколько отвлекающих преамбул нашего иллюстративного эксперимента, которые отличаются от экспериментальных предложений невозможностью составить экспериментальный блок, а также наличием у локального имени определения:

Условие

отвлекающие предложения

Sg - Sg

Поезд из Костромы ...

Sg - Pl

Яичница из трех яиц ...

Pl - Sg

Машины на соседней улице ...

Pl - Pl

Лепестки срезанных роз ...

Схема 3. Отвлекающие предложения иллюстративного эксперимента.

Для того, чтобы не нарушать общий дизайн, отвлекающие предложения нашего эксперимента были также сбалансированы по числу главного и локального имен: из 40 филлеров все четыре типа были представлены по десять раз.

^ 2.2.2. Тренировочные предложения. Для того, чтобы показать испытуемому на конкретных примерах, как он должен будет выполнять задания эксперимента, в самом его начале используют небольшое количество (4-10) тренировочных предложений, которые ничем не отличаются от обычных филлеров.

^ 2.2.3. Собственно экспериментальные предложения. В отличие от отвлекающих и тренировочных экспериментальные предложения конструируют блоками. Количество предложений в блоке определяется количеством условий (возможных комбинаций уровней переменных) эксперимента. Внутри каждого блока предложения должны быть максимально похожими.

В нашем иллюстративном эксперименте экспериментальные предложения устроены следующим образом. Каждый блок состоит из четырех преамбул:

Условие

экспериментальная преамбула

Sg - Sg

Подсолнух около дорожки...

Sg - Pl

Подсолнух около дорожек...

Pl - Sg

Подсолнухи около дорожки...

Pl - Pl

Подсолнухи около дорожек...

Схема 4. Блок экспериментальных преамбул иллюстративного эксперимента.

Количество экспериментальных блоков часто называют силой эксперимента – чем больше таких блоков, тем более весомыми окажутся полученные результаты. Точное число экспериментальных блоков установить достаточно трудно, оно очень сильно зависит от специфики конкретного эксперимента, однако самое общее правило гласит, что каждая клетка на схеме 1 (т.е. каждое условие) должна быть представлена в среднем восемью различными элементами (минимальное требование – по 4 элемента на каждое условие). Таким образом, минимальное количество экспериментальных блоков для нашего эксперимента составляет 4х4=16, а среднее (реализованное в данном эксперименте) – 4х8=32 экспериментальных блока.

Отметим теперь еще один важный прием возможной организации стимульного материала. При моделировании эксперимента исследователь довольно часто оказывается в ситуации, когда ему важно в одном эксперименте определить взаимовлияние сразу многих различных параметров. Однако он не может бесконечно усложнять дизайн своего эксперимента – на практике дизайны, более сложные, чем трехфакторные типа 2х2х3, встречаются относительно редко. В таких случаях исследователь может сбалансировать стимульный материал своего эксперимента, включив в него равное количество экспериментальных предложений разного типа. Например, в нашем эксперименте мы можем сбалансировать экспериментальные преамбулы еще и по роду главного и локального имен: из 32 экспериментальных преамбул комбинации Masc-Masc, Masc-Fem, Fem-Masc и Fem-Fem будут встречаться по восемь раз (см. схему 5).

Условие

Экспериментальная преамбула

Masc - Masc

Коттедж рядом с прудом...

Masc - Fem

Лес за горой...

Fem - Masc

Роза возле камня...

Fem - Fem

Изба слева от поляны...

Схема 5. Дополнительное разбиение преамбул иллюстративного эксперимента.

^ 2.3. Составление экспериментальных листов. Для того, чтобы сконструировать экспериментальные листы, необходимо, во-первых, сбалансированно распределить экспериментальный стимульный материал по экспериментальным листам и, во-вторых, расположить стимульный материал эксперимента (включая тренировочные предложения, филлеры и собственно экспериментальные предложения) на каждом из экспериментальных листов.

^ 2.3.1. Распределение стимульного материала по экспериментальным листам. Количество экспериментальных листов совпадает с количеством условий эксперимента и, соответственно, с количеством экспериментальных предложений в экспериментальном блоке. В случае нашего эксперимента таких листов будет четыре. При распределении экспериментальных предложений по экспериментальным листам необходимо соблюдать два основных правила. Во-первых, каждый элемент из экспериментального блока должен встречаться на одном экспериментальном листе только один раз. Во-вторых, количество экспериментальных примеров каждого типа на каждом листе должно быть одинаково. Для того, чтобы добиться одновременного соблюдения этих двух условий, обычно поступают таким образом. Например, мы имеем 32 четверки:

Тип предложения

Преамбула

1.1. Sg - Sg

Подсолнух около дорожки...

1.2. Sg - Pl

Подсолнух около дорожек...

1.3. Pl - Sg

Подсолнухи около дорожки...

1.4. Pl - Pl

Подсолнухи около дорожек...

Схема 6. Блок экспериментальных преамбул иллюстративного эксперимента.

Теперь мы распределяем наши экспериментальные предложения по листам (см. схему 7), каждый раз делая смещение на единицу: первое предложение на первом листе будет первого типа, на втором – второго, на третьем – третьего, на четвертом – четвертого; второе экспериментальное предложение на первом листе будет второго типа, на втором – третьего, на третьем – четвертого, на четвертом – первого; третье экспериментальное предложение на первом листе будет третьего типа, на втором – четвертого, на третьем – первого, на четвертом – второго и т.д. вплоть до последнего, 32-го, экспериментального примера.


Лист 1

предл.

тип

1

1

2

2

3

3

4

4

5

1

6

2

7

3

8

4

...

...


Лист 2

предл.

тип

1

2

2

3

3

4

4

1

5

2

6

3

7

4

8

1

...

...


Лист 3

предл.

тип

1

3

2

4

3

1

4

2

5

3

6

4

7

1

8

2

...

...


Лист 4

предл.

тип

1

4

2

1

3

2

4

3

5

4

6

1

7

2

8

3

...

...

Схема 7. Экспериментальные листы иллюстративного эксперимента.

Таким нехитрым приемом, который называется правилом латинского квадрата, нам удается добиться сбалансированного распределения экспериментальных предложений по листам. Отметим еще одно обязательное требование, которое должно выполняться: число экспериментальных блоков должно быть кратно числу экспериментальных листов. Только в таком случае, как несложно убедиться, количество экспериментальных предложений каждого типа на каждом листе окажется одинаковым.

^ 2.3.2. Конструирование экспериментального листа. Для того, чтобы сконструировать экспериментальный лист, нам надо каким-то образом расположить на нем тренировочные предложения, филлеры и экспериментальные предложения. Тренировочные предложения, как это следует из их предназначения, всегда располагают в самом начале экспериментального листа. Предназначение филлеров, в свою очередь, состоит в том, чтобы отвлекать испытуемого от собственно экспериментальных предложений. Поэтому филлеры обычно чередуют с экспериментальными предложениями в некотором установленном порядке: например, в случае одинакового количества филлеров и экспериментальных предложений они просто следуют один за другим: филлер-экспер.-филлер-экспер.-филлер-экспер. (f-e-f-e-f-e). В том случае, когда филлеров больше, чем экспериментальных предложений, возможно несколько вариантов, например: филлер-филлер-экспер.-филлер-филлер-экспер. (f-f-e-f-f-e), или чуть более сложный вариант: филлер-филлер-филлер-экспер.-филлер.-экспер.-филлер-филлер-филлер-экспер.-филлер-экспер. (f-f-f-e-f-e-f-f-f-e-f-e). Важная особенность конструирования экспериментальных листов состоит в том, что филлеры не меняются от экспериментального листа к экспериментальному листу – на всех экспериментальных листах одинаковые филлеры стоят на одинаковых позициях. Этим они принципиально отличаются от экспериментальных предложений, которые на каждом экспериментальном листе стоят на том же месте, но в разной форме4.

Ниже (см. схему 8) для наглядности приводится небольшой фрагмент четырёх экспериментальных листов нашего иллюстративного эксперимента. Отметим еще один небольшой нюанс конструирования экспериментального листа: если в эксперименте есть еще один, дополнительный параметр, например, род главного и локального имен в нашем эксперименте, мы также должны по возможности равномерно распределить по нашему экспериментальному листу разные типы экспериментальных предложений.


Лист 1.

44. необитаемый Дача через дорогу ... E SS FF

45. приветливый Свет в окнах ... F

46. толстый Провод над беседками ... E SP MF

47. свежий Лепестки срезанных роз ... F

48. заброшенный Сараи возле особняка ... E PS MM

49. невкусный Компот из сухофруктов ... F

50. разорванный Рукавицы на ступеньках ... E PP FF

51. враждебный Ограда вокруг дач ... F

52. маленький Яма около елки ... E SS FF


Лист 2.

44. необитаемый Дача через дороги ... E SP FF

45. приветливый Свет в окнах ... F

46. толстый Провода над беседкой ... E PS MF

47. свежий Лепестки срезанных роз ... F

48. заброшенный Сараи возле особняков ... E PP MM

49. невкусный Компот из сухофруктов ... F

50. разорванный Рукавица на ступеньке ... E SS FF

51. враждебный Ограда вокруг дач ... F

52. маленький Яма около елок ... E SP FF


Лист 3.

44. необитаемый Дачи через дорогу ... E PS FF

45. приветливый Свет в окнах ... F

46. толстый Провода над беседками ... E PP MF

47. свежий Лепестки срезанных роз ... F

48. заброшенный Сарай возле особняка ... E SS MM

49. невкусный Компот из сухофруктов ... F

50. разорванный Рукавица на ступеньках ... E SP FF

51. враждебный Ограда вокруг дач ... F

52. маленький Ямы около елки ... E PS FF


Лист 4.

44. необитаемый Дачи через дороги ... E PP FF

45. приветливый Свет в окнах ... F

46. толстый Провод над беседкой ... E SS MF

47. свежий Лепестки срезанных роз ... F

48. заброшенный Сарай возле особняков ... E SP MM

49. невкусный Компот из сухофруктов ... F

50. разорванный Рукавицы на ступеньке ... E PS FF

51. враждебный Ограда вокруг дач ... F

52. маленький Ямы около елок ... E PP FF

Схема 8. Фрагмент экспериментальных листов иллюстративного эксперимента.

^ 2.4. Инструкция для испытуемых. Краткая, но как можно более ясная и четкая инструкция для испытуемого – необходимая составляющая любого эксперимента. Для нашего иллюстративного эксперимента она будет выглядеть примерно так:

Прослушайте звуковой фрагмент, состоящий из прилагательного и нескольких существительных. После этого составьте из двух услышанных компонентов целое предложение, правильно дополнив его одним из двух глаголов казаться или оказаться.

Например: кислый + варенье из абрикосов = Варенье из абрикосов оказалось кислым.

Постарайтесь выполнять задания как можно в более быстром темпе.

При обработке результатов учитывается только первый произнесенный вариант, поэтому не надо исправлять себя после того, как Вы уже произнесли очередное предложение.

^ 2.5. Подбор испытуемых. Количество испытуемых в большой степени зависит от специфики экспериментальной парадигмы – оно колеблется от 100 и более человек в ассоциативных экспериментах, которые обычно непродолжительны и/или дизайн которых относительно прост, до 16-24 человек в более длительных экспериментах более сложного дизайна. В самом общем виде, на каждый экспериментальный лист должно быть не меньше восьми испытуемых. Если моделируемый эксперимент специально не направлен на изучение языкового поведения различных социальных или возрастных групп, или на изучение гендерных различий, то подбираемые испытуемые не балансируются по этим признакам, однако все равно для каждого испытуемого обычно указывают его пол, примерный возраст и (часто) социальный статус.

Чтобы, с одной стороны, исключить возможность эффекта прайминга (т.е. случаев, когда последующее языковое поведение испытуемого зависит от его предыдущего языкового поведения с тем же экспериментальным предложением), и, с другой стороны, уменьшить вероятность того, что испытуемый, сравнив экспериментальные предложения, догадается об истинной цели эксперимента, каждый испытуемый получает только одно экспериментальное предложение из экспериментального блока; именно поэтому экспериментальные предложения распределяются по экспериментальным листам; и именно поэтому каждый испытуемый может участвовать в конкретном эксперименте только один раз и только по одному из экспериментальных листов.

Испытуемые не должны быть заранее осведомлены об истинной цели проводимого эксперимента, так как подобные знания могут повлиять на результат эксперимента. Более того, часто испытуемым даются вспомогательные задания или задаются вспомогательные вопросы, которые, с одной стороны, проверяют его внимательность, а с другой, отвлекают от поиска смысла эксперимента. Кроме того отметим, что многие психолингвистические эксперименты не следует проводить с людьми, профессионально занимающимися лингвистическими исследованиями.

Однако после окончания эксперимента исследователь обычно отвечает на любые вопросы испытуемых по поводу проведенного эксперимента.


^ 3-ий этап. Проведение эксперимента и его статистический анализ. Вот как выглядит краткое описание результатов нашего иллюстративного эксперимента.

___________________________________________________________________

В эксперименте приняли участие 64 человека, которые заканчивали преамбулы при помощи прилагательного и одного из двух глаголов (казались или оказались). Стимульный материал эксперимента состоял из 76 преамбул, среди которых было 40 филлеров (отвлекающих предложений), 4 тренировочных и 32 экспериментальных предложения (на каждом из четырех листов был представлен один из четырех вариантов):

Гл ИГ Лок ИГ

(большой) Коттедж рядом с прудом ... Sg Sg

(большой) Коттедж рядом с прудами ... Sg Pl

(большой) Коттеджи рядом с прудом... Pl Sg

(большой) Коттеджи рядом с прудом... Pl Pl


Кроме того, экспериментальный материал был сбалансирован по роду: комбинации Masc-Masc, Masc-Fem, Fem-Masc и Fem-Fem встречались на каждом листе по восемь раз.

Полученные результаты (см. таблицу) подтвердили гипотезы о несимметричности распределения ошибок согласования (agreement errors) и о меньшем их количестве по сравнению с английскими данными. Важным результатом эксперимента стало относительно большое количество ошибок повторения (repetition errors), когда испытуемые, неправильно услышав, например, преамбулу Яма у елок... как Ямы у елок..., затем правильно ее согласовывали (Ямы у елок оказались глубокими):

Condition

Гл ИГ Лок ИГ

Vigliocco_1998_eng

agr_errors rep_errors

Nicol_1997_eng

agr_errors rep_errors

Russian

agr_errors rep_errors

Sg Sg

0,35

1

2,4

1,7

0,4

2,9

Sg Pl

12,5

4,2

13,9

5,9

5,3

8,2

Pl Sg

4,2

9

4,9

2,4

2,5

9,8

Pl Pl

5,2

3,5

4,2

2,4

1,8

9,2

Sum

5,6

4,4

6,3

3,1

2,5

8

В результате проведенного статистического анализа подтвердились предварительные результаты, полученные в работе Nicol et al. 1999: при условии Fem-Fem ошибок согласования оказалось значимо больше, чем при других условиях; в двух случаях - Дача через дороги... и Яма у елок... – процент ошибок составил более тридцати процентов.

Одним из существенных результатов проведенного эксперимента оказалось выявление того факта, что в случае плохой перцептивной различимости Гл ИГ (как в преамбуле Дача через дороги...) возрастает не только количество ошибок повторения, но и количество ошибок согласования.

______________________________________________________________________


^ 4-ый этап. Интерпретация результатов эксперимента. Планирование нового эксперимента. В этом разделе сначала мы рассмотрим самый важный, на наш взгляд, результат иллюстративного эксперимента. Оказалось, что в случае плохой перцептивной различимости возникало не только большое количество ошибок повторения, что было ожидаемо, но и большое количество ошибок согласования. Можно предположить, что именно перцептивная различимость, а не непосредственно родовая характеристика имени, как предполагалось ранее, и является причиной преобладания ошибок в случае имен существительных женского рода, которые гораздо чаще в русском языке оказываются трудноразличимыми, чем имена существительные мужского рода. Для того, чтобы проверить эту новую гипотезу, надо смоделировать и провести новый эксперимент, в котором стимульный материал должен быть сбалансирован не только по роду, но и по перцептивной различимости. Например, из 48 экспериментальных предложений этого нового эксперимента у нас будет по 16 предложений с мужским, женским и средним родом главного имени. 16 предложений каждого рода, в свою очередь, будут разделены на 8 хорошо перцептивно различимых лексем (типа изба, гнездо, сад, где во множественном числе ударение перемещается на другой слог) и 8 плохо различимых лексем (типа яма, полотенце, сарай). Основной гипотезой этого эксперимента будет гипотеза о том, что количество ошибок согласования обратно пропорционально перцептивной различимости главного имени.

Теперь обратимся к еще одному предположению относительно большего количества ошибок в случае существительных женского рода по сравнению с мужским. Обратим внимание на тот факт, что предваряющее прилагательное в нашем иллюстративном эксперименте всегда стояло в форме именительного падежа мужского рода единственного числа. Мы можем предположить, что совпадение рода и/или числа предваряющего прилагательного облегчает обработку, так как нет необходимости модифицировать род и/или число прилагательного для получения грамматичного предложения. С другой стороны, гипотеза о том, что отдельное (не входящее в именную группу) прилагательное в дефолтном роде/числе (т.е. в форме мужского рода единственного числа) легче использовать не в качестве полного прилагательного - готовой словоформы, а в качестве ключа к соответствующей лексеме, чем прилагательное в недефолтной форме, также заслуживает внимания. Для того, чтобы проверить обе сформулированные гипотезы, нам надо провести эксперимент, в котором на одних экспериментальных листах предваряющее имя прилагательное будет стоять в мужском роде, на других – в женском роде, а на третьих – во множественном числе. Дизайн подобного эксперимента будет принципиально отличаться от разобранного выше – если в нашем иллюстративном эксперименте каждый испытуемый получал задания каждого из четырех типов экспериментальных предложений, то в данном случае одна треть испытуемых будет выполнять все задания одного типа, вторая треть – второго типа, а третья треть – третьего типа. Подобное разделение на два типа контроля переменных пришло в экспериментальную психолингвистику из экспериментальной психологии, где традиционно говорят о внутригрупповом плане эксперимента (within-subject design) в первом случае и о межгрупповом плане эксперимента (between-subject design) во втором.

Попробуем смоделировать два простых эксперимента с разным родом предваряющего прилагательного. Первый эксперимент пусть будет внутригрупповым – задания каждому испытуемому будут чередоваться относительно рода и числа предваряющего прилагательного (см. схему 9):






Фактор: Тип предваряющего прилагательного




Уровень 1: мужской род

Уровень 2: женский род

Уровень 3: множ. число

Испытуемые

Испытуемые 1-24

Испытуемые 1-24

Испытуемые 1-24

Схема 9. Внутригрупповой контроль эксперимента.

Второй эксперимент пусть будет межгрупповым – в таком случае каждый испытуемый будет получать задания с предваряющим прилагательным, стоящим всегда в одной и той же форме (см. схему 10):




Фактор: Тип предваряющего прилагательного




Уровень 1: мужской род

Уровень 2: женский род

Уровень 3: множ. число

Испытуемые

Испытуемые 1-8

Испытуемые 9-16

Испытуемые 17-24

Схема 10. Межгрупповой контроль эксперимента.

Два последних эксперимента, которые мы сейчас рассмотрели, представляли собой чистые случаи, однако на практике часто встречаются и смешанные дизайны, в которых одна переменная варьируется по внутригрупповому плану (т.е. встречается на каждом экспериментальном листе), а вторая – по межгрупповому (т.е. встречается только у части испытуемых).


Литература, использованная в иллюстративном примере:


  1. Bock J. K. & Levelt W. J. M. Language Production. Grammatical Encoding. // M. A. Gernsbacher (Ed.). Handbook of Psycholinguistics. San Diego: Academic Press, 1994.

  2. Bock J. K. & Miller C. A. Broken agreement. Cognitive Psychology, 1991, 23, 45–93.

  3. Nicol J. L., Forster K. I., & Veres C. Subject-verb agreement processes in comprehension. Journal of Memory and Language, 1997, 36, 569-587.

  4. Nicol J. & Wilson R. Agreement and Case-Marking in Russian: A Psycholinguistic Investigation of Agreement Errors in Production. // FASL, Philadelphia Meeting, 1999, 314-327.

  5. Vigliocco G. & Nicol J. Separating hierarchical relations and word order in language production: Is proximity concord syntactic or linear? Cognition, 1998, 68, 13–29.

Содержание:

Введение....................................................................................................................3

1. Подготовка к эксперименту................................................................................4

1.1. Постановка проблемы. Формулирование гипотез...............................5

1.2. Выбор методики......................................................................................5

2. Планирование эксперимента ............................................................................10

2.1. Зависимые и независимые переменные...................................................10

2.2. Стимульный материал эксперимента.......................................................11

2.2.1. Филлеры (отвлекающие предложения)............................................11

2.2.2. Тренировочные предложения............................................................12

2.2.3. Собственно экспериментальные предложения...............................12

2.3. Составление экспериментальных листов....................... .........................13

2.3.1. Распределение по экспериментальным листам....................13

2.3.2. Конструирование экспериментального листа.......................15

2.4. Инструкция для испытуемых...............................................................17

2.5. Подбор испытуемых.............................................................................17

3. Проведение эксперимента и его статистический анализ...............................18

4. Интерпретация результатов. Планирование нового эксперимента...............19

Использованная литература.................................................................................21


^ Учебное издание


Фёдорова Ольга Викторовна

Основы экспериментальной психолингвистики

Принципы организации эксперимента


Учебное пособие для студентов 3 курса отделения теоретической и прикладной лингвистики



1 За рамками подробного рассмотрения в настоящем пособии останется этап статистической обработки результатов эксперимента. Данной проблематике посвящен, в частности, курс «Квантитативная лингвистика», который читается студентам 4-го курса отделения структурной и прикладной лингвистики филологического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова.

2 Полные библиографические ссылки можно найти на последней странице пособия.

3 Единицей стимульного материала эксперимента может быть, разумеется, не только предложение (как в нашем иллюстративном примере), но и целый фрагмент дискурса или, наоборот, отдельное слово или вообще то или иное графическое изображение. Однако для удобства изложения мы всегда далее будем говорить о стимульных предложениях.

4 Существует и другая разновидность дизайна экспериментального листа. Иногда бывает особенно важно, чтобы место расположения экспериментального предложения (например, в самом конце экспериментального листа) не могло оказать влияния на его возможную интерпретацию. В таких случаях для каждого испытуемого порядок предъявления стимулов на экспериментальном листе определяется случайным образом; при этом неизменным остается только порядок, в котором чередуются филлеры и экспериментальные предложения.





Скачать 401,09 Kb.
Дата конвертации12.03.2013
Размер401,09 Kb.
ТипУчебное пособие
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы