«Доклад Комиссии международного права о работе её шестьдесят третьей и шестьдесят четвертой сессий» icon

«Доклад Комиссии международного права о работе её шестьдесят третьей и шестьдесят четвертой сессий»



Смотрите также:




БEЛAРУСЬ



Просьба сверять с устным текстом

Генеральная Ассамблея ООН

67-я сессия


Пункт 79 повестки дня

«Доклад Комиссии международного права о работе её

шестьдесят третьей и шестьдесят четвертой сессий»


Выступление

представителя Республики Беларусь


В своем выступлении хотел бы коснуться вопросов иммунитета должностных лиц государств от иностранной уголовной юрисдикции, aut dedere aut judicare, временного применения договоров, существования международного обычного права, а также договоров сквозь призму времени.

^ Иммунитет должностных лиц государства от иностранной уголовной юрисдикции

Хотел бы начать выступление с выражения признательности г-ну Роману А.Колодкину за его значительный вклад в разработку темы «Иммунитет должностных лиц государства от иностранной уголовной юрисдикции». Белорусская делегация высоко оценивает результаты работы предыдущего Спецдокладчика и выражает надежду на сохранение преемственности при рассмотрении темы в Комиссии и максимальное использование новым Спецдокладчиком г-жей Консепсьон Эскобар Эрнандес результатов предыдущей работы и итогов их обсуждения в Шестом комитете.

Разделяем мнение о том, что данная тема является сложной и политически чувствительной. В связи с этим отмечаем актуальность и желательность скорейшей разработки Комиссией документа, отражающего, в первую очередь, существующие обычные нормы международного права об иммунитете должностных лиц государства в период их нахождения за границей.

Призываем Комиссию не выходить за рамки буквального названия темы и осуществлять кодификацию норм, определяющих объем иммунитетов должностных лиц перед национальными судами иностранных государств. Проблема иммунитета должностных лиц перед иностранными национальными судами, на наш взгляд, носит комплексный и более противоречивый характер по сравнению с вопросом об иммунитете должностных лиц в отношении международных судебных учреждений, создаваемых на основе международных договоров, решений компетентных органов международных организаций или при их поддержке.

В процессе работы Комиссии над темой могут обсуждаться и предложения de lege ferenda в целях прогрессивного развития норм международного права об иммунитете должностных лиц и ликвидации пробелов в регулировании их международно-правового статуса. Однако подчеркиваем важность того, чтобы в докладах Спецдокладчика и Комиссии наглядно и четко проводились различия между lex lata и de lege ferenda.

Белорусская делегация придерживается позиции, что отправной концептуальной основой для рассмотрения темы является понимание производного характера иммунитета должностных лиц от государственного иммунитета и его обусловленности такими принципами международного права как суверенного равенства государств и невмешательства во внутренние дела.

Иммунитет должностных лиц вытекает из государственных функций, которые лицо должно осуществлять, занимая определенную государственную должность. Соответствующие категории лиц персонифицируют государство в международных отношениях и, таким образом, их иммунитет является, по сути, иммунитетом государства.

В международном праве традиционно разграничиваются действия должностных лиц, совершаемые в официальном качестве и вне исполнения должностных обязанностей (частные действия). Такое разграничение имеет теоретическую и практическую ценность для определения иммунитета должностных лиц ratione personae (абсолютный, в силу статуса) и ratione materiae (функциональный).

Белорусская сторона исходит их того, что высшие должностные лица в силу своего статуса обладают абсолютным иммунитетом (ratione personae), поскольку, помимо функций по представительству государства в международных отношениях они и на внутригосударственном уровне осуществляют функции, чрезвычайно важные для суверенитета государства. В решении по делу «Ордер на арест» Международный Суд ООН верно отмечает, что, «в международном праве твердо установлено, что …. некоторые лица, занимающие высокие должности в государстве, как то глава государства, глава правительства и министр иностранных дел, пользуются иммунитетами от юрисдикции в других государствах, в плане как гражданской, так и уголовной ответственности». Как представляется, данная позиция достаточно четко отражает lex lata.

При этом мы осознаем сложности, с которыми может столкнуться Комиссия, при поиске критериев для выделения иных высших должностных лиц, кроме главы государства, главы правительства и министра иностранных дел, пользующихся иммунитетом ratione personae.

Полагаем, что не лишен противоречий и другой вопрос, которым предстоит заниматься Комиссии, а именно происходит ли трансформация абсолютного иммунитета высших должностных лиц (ratione personae) после оставления должности в функциональный иммунитет (ratione materiae). Функциональный иммунитет предполагает изъятие из-под юрисдикции иностранных судов официальных действий должностных лиц в период исполнения должностных обязанностей, но допускает их уголовное преследования за частные действия.

В связи с рассмотрением в Комиссии проблемы иммунитета иных должностных лиц, нежели высшие должностные лица, целесообразно руководствоваться положениями Конвенции о специальных миссиях 1969 года и ее подготовительными материалами (travaux préparatoires).

Белорусская делегация признает наличие дискуссий в научных, политических и общественных кругах некоторых стран относительно ограничения функционального иммунитета и даже абсолютного иммунитета в случае предположений о совершении высшими должностными лицами явных нарушений международного права (преступлений по международному праву). Несмотря на обозначенные тенденции, в настоящее время кардинальных изменений в международном праве в вопросе иммунитета должностных лиц государства от иностранной уголовной юрисдикции не произошло.

Мы исходим из того, что Комиссии как органу, выполняющему функции по кодификации и прогрессивному развитию международного права, следует ориентироваться на позиции и практику государств, международных межправительственных организаций и международных судебных органов по указанным вопросам, а также руководствоваться нормами международного договорного и обычного права. Позиции, высказываемые в доктрине международного права и негосударственных кругах, могут обсуждаться в Комиссии и Шестом комитете, но при этом они должны иметь субсидиарное значение для выявления возможных направлений прогрессивного развития рассматриваемой проблемы.

Белорусская сторона находит не вполне продуктивным «ценностный» подход к рассмотрению вопроса об иммунитете должностных лиц государств от иностранной уголовной юрисдикции. По нашему мнению, говорить о международно-правовом оформлении концепции основополагающих ценностей международного сообщества преждевременно. Помимо того, это несколько удаляет Комиссию от конкретной работы над темой в сферу неоднозначных рассуждений и дискуссий о характере и сущности современного международного права. Кодификационная работа Комиссии строиться на основе уважения и соблюдения фундаментальных принципов международного права, закрепленных в Уставе ООН, которые и составляют реальную ценность для сотрудничества и дружественных отношений между государствами.

Как нами уже подчеркивалось, иммунитет должностных лиц не обладает самостоятельной международно-правовой природой, а является составной частью государственного суверенитета и иммунитета. Ввиду этого все вопросы о возможности уголовного преследования должностных лиц в иностранных судах, включая бывших должностных лиц, должны решаться в соответствии с применимыми нормами международного права на основе уважения суверенитета государств, включая нормы об отказе от иммунитета.

Серьезной проработки требует поставленный Спецдокладчиком вопрос о связи между требованием государства о предоставлении иммунитета и его ответственностью за свое поведение. Несанкционированные действия и действия ultra vires должностных лиц могут быть предметом обсуждения в Комиссии с учетом того, что они не затронут императивный характер основополагающих норм об иммунитете высших должностных лиц. В целом считаем, что этот вопрос уже в принципе решен Комиссией при подготовке проекта статей об ответственности государств за международно-противоправные деяния.


^ Обязательство выдавать или осуществлять судебное преследование (aut dedere aut judicare)

Хотел бы выразить высокую оценку работы г-на Здислава Галицкого, на протяжении нескольких лет являвшегося Специальным докладчиком Комиссии по теме «Обязательство выдавать или осуществлять судебное преследование (aut dedere aut judicare)». Реалистичный подход Спецдокладчика при активном содействии Секретариата ООН позволил сформировать серьезную базу для дальнейшего изучения данной темы Рабочей группой.

По нашему мнению, вопросы договорно-правового закрепления обязательства aut dedere aut judicare исчерпывающе исследованы Специальным докладчиком. Определенный вклад в разработку данной темы мог бы внести анализ правоприменительной практики соответствующих международных договоров и возникающих в ходе данной практики проблемных вопросов, а также позиций заинтересованных государств по их разрешению.

В этой связи полагаем, что на данном этапе Рабочей группе и Комиссии следует сосредоточиться на выяснении того, получило ли данное обязательство международный обычно-правовой статус. С этой целью можно рекомендовать провести комплексный обзор и анализ практики государств на предмет выяснения того, существует ли какая-либо норма обычного права вне увязки с конкретным международным договором, которая отражала бы общее обязательство выдавать или осуществлять судебное преследование за определенные преступления.

В очередной раз подтверждаем нашу позицию о целесообразности исследования обязательства в контексте универсальной юрисдикции. Интерес бы представляли ответы на вопросы, каким образом установление универсальной юрисдикции в отношении определенных категорий преступлений оказывает влияние на возникновение обязательства aut dedere aut judicare в обычно-правовом смысле, и не оказывает ли само это обязательство обратного влияния на возможность установления универсальной юрисдикции.

Комиссия могла бы приступить к анализу роли универсальной юрисдикции по отношению к обязательству выдавать или осуществлять судебное преследование, не дожидаясь завершения работы Шестого комитета по вопросу универсальной юрисдикции. Это позволило бы обеспечить комплексное и системное исследование данных вопросов.


^ Временное применение договоров

Республика Беларусь приветствует начало работы Комиссией над темой «Временное применение договоров» и выражает надежду на успешную работу над ней Специального докладчика г-на Хуана Мануэля Гомес-Робледо.

Право международных договоров образует фундамент современного международного права, ввиду огромного количества норм международного права, создаваемых международными договорами. Это предопределяет значимость более широкой кодификации Комиссией тех вопросов права международных договоров, конкретизация которых продиктовано требованиями современного этапа развития международного права и отношений между государствами.

Применение положений Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года в течение достаточно долгого времени свидетельствует о том, что закрепленные в ней основные нормы права международных договоров сохраняют актуальность и не нуждаются в коренном пересмотре. Белорусская делегация поддерживает избранный Комиссией подход к детализации отдельных положений права международных договоров (оговорки, временное применение, последующая практика сторон) в документах гибкого характера, обобщающих и рационализирующих практику государств без изменения самой Конвенции 1969 года.

Институт временного применения международных договоров широко используется в современной международной договорной практике, создавая международно-правовые условия для исполнения важных положений международных договоров до их вступления в силу. Наличие этого института вносит правовую стабильность в отношения между государствами, позволяет оперативно снимать проблемные вопросы между ними в различных сферах сотрудничества. При этом следует отчетливо осознавать, что одним из его нежелательных аспектов может быть затягивание государством выражения согласия на обязательность международного договора.

Временное применение не служит средством возникновения в прямом смысле правовых норм, поскольку для этого необходимо окончательное и недвусмысленное выражение согласия государств на юридическую обязательность международного договора. В процессе временного применения происходит выполнение государствами правил поведения, закрепленных в договоре, которые составляют содержание будущей нормы международного права, призванной регулировать отношения между ними. В то же время в целях стимулирования к более быстрому выражению согласия государств на обязательность международных договоров можно было бы обсудить в Комиссии целесообразность как de lege ferenda возникновения международного обычая вследствие длительного временного применения некоторых положений международных договоров.

Республики Беларусь активно использует временное применение в своей международной договорной практике. Временное применение международных договоров позволяет белорусской стороне приступить к сотрудничеству в рамках данных договоров при параллельном выполнении внутригосударственных процедур, необходимых для его вступления в силу.

В Законе Республики Беларусь «О международных договорах» предусмотрено, что международный договор, временно применяемый Республикой Беларусь до его вступления в силу, подлежит исполнению в том же порядке, что и международный договор, вступивший в силу (ст. 32). Таким образом, в рамках национального законодательства заложен принцип полноценной реализации Беларусью подлежащего временному применению международного договора с даты его подписания.

В Республике Беларусь решение о временном применении международного договора или его части принимается, как правило, одновременно с решением о его подписании или заключении путем обмена нотами, письмами или иными документами, образующими международный договор. В случае договоренности между сторонами, начало временного применения международного договора или его части возможно на основе принятия соответствующим государственным органом Республики Беларусь отдельного решение вне привязки к подписанию.

В отношении обязательства не лишать договор объекта и целей до его вступления в силу, как это предусмотрено статьей 18 Венской конвенции 1969 года, разделяем мнение о том, что оно носит самостоятельный параллельный характер и не перекрывается временным применением согласно статье 18 Конвенции.

В заключение хотел бы выразить надежду на то, что в документе, который будет итогом работы над темой, будут даны исчерпывающие и ясные ответы на ключевые вопросы, возникающие в ходе практики временного применения договоров. В частности, ожидаем исследования всех известных способов формирования соглашения о временном применении международных договоров, последствий прекращения временного применения, а также условий, которые могут выдвигаться для временного применения, и их практической реализации (например, временного применения в части, не противоречащей законодательству, в соответствии с правовой системой и др.).


^ Формирование и доказательство существования международного обычного права

Белорусская делегация рассматривает начало работы Комиссии над темой «Формирование и доказательство существования международного обычного права» в качестве одного из знаковых моментов истории данного органа.

Международный обычай является исторически первым и сохраняющим свою ценность в современных условиях источником международного права. Обычное международное право продолжает играть значительную роль в международно-правовой системе. Нормы обычного международного права позволяют избегать наличия правового вакуума в областях, не урегулированных международными договорами.

Считаем, что в ходе работы над данной темой полезно проанализировать различные теории, объясняющие сущность обычного международного права. Это приведет к лучшему пониманию процесса образования обычных норм в международном праве и позитивно скажется на дальнейшей кодификационной работе.

Комиссии целесообразно комплексно рассматривать два взаимосвязанных и взаимозависимых вопроса: описание того, каким образом формируются нормы обычного права, и вопрос об источниках определения существования таких норм.

Первый из этих вопросов имеет не только общетеоретический, но и конкретный практический интерес. Комиссии необходимо дать четкое представление об основных элементах обычной нормы международного права, включая характеристику международной практики и формирования opinio juris.

Особую ценность представляло бы исследование вопроса о возможных изменениях в процессе становления норм обычного международного права в современных условиях. Так, следовало бы оценить влияние на образование международного обычая информационных и коммуникационных технологий, решений международных организаций и международных судебных органов, международной договорной практики. Интерес также вызывают идентификация субъектов, практика которых может положить начало формированию обычая, проведение деления на общие, региональные и локальные обычные нормы.

Поддерживаем мнение о том, что разработка конвенции по итогам изучения данной темы, которая в целом носит узкий характер, вряд ли будет оправданной. Сама тема работы требует от Комиссии разработки "выводов", "руководящих положений" с комментариями либо иных документов, предоставляющих практикующим юристам-международникам конкретный инструментарий для выявления норм обычного международного права.

Не вызывает сомнения то, что при рассмотрении темы Комиссия будет внесен существенный вклад в теорию международного права. Тем не менее, по нашему мнению, основной целью данной работы должно быть содействие государствам и иным субъектам международного права в более четком осознании и соблюдении всего объема своих международно-правовых обязательств.


^ Договоры сквозь призму времени

Хотел бы выразить поддержку работе Комиссии над темой «Договоры сквозь призму времени». Высокий экспертный потенциал Исследовательской группы и ее Председателя, г-на Георга Нольте, гарантируют достижение значимого результата по итогам изучения данного вопроса, имеющего важное практическое значение.

Поддерживаем предложение относительно объединения трех имеющихся докладов в один доклад, который мог бы быть представлен всем государствам. Реализация данного предложения позволит государствам и иным заинтересованным приступить к предметной работе на основании единого комплексного документа. В ходе данной работы можно будет, в том числе, обсудить и, возможно, пересмотреть, шесть предварительных выводов Председателя Исследовательской группы.




Скачать 127,96 Kb.
Дата конвертации24.03.2013
Размер127,96 Kb.
ТипДоклад
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы