«Стилистические особенности имен собственных в произведении Салтыкова-Щедрина «Истории одного города» icon

«Стилистические особенности имен собственных в произведении Салтыкова-Щедрина «Истории одного города»



Смотрите также:


Курсовая работа

«Стилистические особенности имен собственных в произведении Салтыкова-Щедрина «Истории одного города»»


Оглавление:


Введение 3

Глава I. Структурно-семантический анализ антропонимов в произведении М.Е. Салтыкова-Щедрина «История одного города» 6

§ 1. Основные подходы к анализу антропонимов 6

§ 2. Семантико-словообразовательная характеристика антропонимов 9

Глава II. Экспрессивные функции антропонимов в произведении М.Е. Салтыкова-Щедрина «История одного города» 14

§ 1. Лексико-стилистическая характеристика антропонимов 14

§ 2. Функционально-стилистическая характеристика антропонимов 18

Заключение 22

Используемая литература 24

Введение


В настоящее время формируется новое направление в исследовании имен собственных в художественных текстах (в языке художественной литературы), которое возникает на стыке ономастики со стилистики, поэтикой, лингвистикой текста, лексической семантикой, семиотикой. Для обозначения этого направления зарубежные ученые пользуются термином «литературная ономастика» (ЛО), который стал все шире употребляться и у нас. ЛО изучает все особенности употребления им в тексте художественного произведения и за его пределами. Соответственно все аспекты и разделы изучении имени собственного, принципы их классификации в современной ономастики должны прямо или косвенно учитываться в ЛО, ибо все они как бы «опрокинуты» в нее и могут иметь лишь разную актуальность в зависимости от типа художественного текста, его жанра и семантической структуры, широты состава и насыщенности ономастического пространства, эстетической значимости ономастических единиц текста.

ЛО прежде всего «говорит», т.е. выполняет стилистическую функцию. Имя собственное в обычной речевой коммуникации называет, чтобы различать объекты, а имя собственное в художественной речи эту дифференцирующую функцию совмещает с эстетической, изобразительной функцией и как бы подчиняется ей.

Данная работа представляет собой попытку выявить стилистические особенности имени собственного в художественных текстах на материале сатирического романа М.Е. Салтыкова-Щедрина «История одного города». Это определяет актуальность предпринятого исследования.

Предметом изучения являются имена собственные в тексте произведения.

Объектом исследования является стилистическая характеристика антропонимов в романе «История одного города».

Материалом исследования избран сатирический роман М.Е. Салтыкова-Щедрина «История одного города».

Цель данной работы заключается в выявлении стилистических функций (на словообразовательном, лексическом, стилистическом уровнях) имени собственного в произведении.

Поставленная цель обусловила конкретные задачи:

  1. Рассмотреть основные подходы к изучению имени собственного в художественной литературе;

  2. Дать семантико-словообразующую характеристику антропонимов;

  3. Выявить лексико-семантические особенности антропонимов в тексте романа;

  4. Выявить экспрессивные функции имени собственного в сатирических контекстах.



Структура работы. Во введении дается общая характеристика материала, обоснование актуальности, цели и задачи работы. В первой главе рассматриваются основные подходы к изучению имени собственного в художественных текстах и дается семантико-словообразовательная характеристика антропонимов романа «История одного города». Во второй главе рассматривается лексико-стилистические особенности антропонимов и дается их функционально-стилистическая характеристика.

^ Глава I. Структурно-семантический анализ антропонимов в произведении М.Е. Салтыкова-Щедрина «История одного города»


§ 1. Основные подходы к анализу антропонимов

Собственные имена – своеобразная и недостаточно изученная лексико-грамматическая категория, которую можно исследовать в различных аспектах. В плане стилистики художественной речи представляет интерес всестороннее изучение выразительных возможностей имен разных видов. Для того чтобы глубоко и полно судить о степени стилистической эффективности имени собственного и мастерства писателя в его выборе или изобретении в каждом конкретном случае, целесообразно выявить и систематизировать те факторы, которые способны создавать экспрессию в имени собственном как категории художественной речи, описать специфику основных функций имени собственного в контекстах художественной литературе, т.е. дать теоретическую основу для анализа роли ономастического материала.

Литературная ономастика представляет особую сферу ономастической деятельности. Специфика художественной речи состоит в том, что автор может использовать весь арсенал не только в литературной, поэтической речи, но и в фольклорной, просторечной, диалектной, что обусловливает стилистическую заданность имени собственного, даже исторических лиц, реальных географических объектов и т.п. не только в их обычном, но и свободном (иносказательном) значении.

В литературном произведении субъективное отражение объективного, осуществляемая автором «игра» общеязыковыми ономастическими нормами проявляется, прежде всего, в принудительном авторском именовании вымышленных персонажей, в конструировании ономастической модели мира в целом.

В ономастике не на последнем месте стоит художественная этимология. Под этим надо понимать не только «оживление» подлинной генетической структуры имени, но и различные ассоциативные осмысления, звуковые сближения.

В сфере деятельности поэтический этимологии могут оказаться даже фамилии реальных лиц и – шире – все категории имен, как вымышленных, так и реальных объектов. Зачастую именно именования носят прозвищный характер. И это, как правило, используется писателями-сатириками. Поэтому в сатирических произведениях имена собственные отличаются наибольшей стилистической действенностью. И зачастую имена собственные из произведений художественной литературы в обычной жизни становятся нарицательными.

Имена собственные – это богатейшая тема и изучение ее актуально с древних времен до нынешних дней. В изучении различных сторон имени собственного исследователи единодушны в следующих утверждениях:

  1. Имена собственные являются единицами языка, словами и поэтому должны рассматриваться как объект языкознания: анализ имени собственного с философских, логических, психологических и иных позиций не заменяет их лингвистической характеристики, которая лучше других способна выразить их сущность;

  2. Имена собственные относятся к номинативным (назывным), а не коммуникативным (описательным) единицам языка и входят в класс конкретных имен имени собственного;

  3. Специфика имени собственного заметна как на уровне языка (вне конкретного употребления), так и на уровне речи – в конкретных контекстах и ситуациях (конституциях);

  4. Специфика имени собственного касается и его структурно-языковой стороны, и функциональной;

  5. В структурно-языковом плане специфика имени собственного дает себя знать обычно в области семантики (поэтому многие ученые имя собственное считают лексической, а не лексико-грамматической и тем более не грамматической категорией) и в меньшей степени в области морфологии (включая и словообразование) и синтаксиса;

  6. Внимание к функциональной стороне имени собственного позволило выделить свойственные им (и именам нарицательным) следующие основные функции: номинативную, идентифицирующую, дифференцирующую. В качестве второстепенных (квалифицируемых как дополнительные, факультативные, производные от основных или как пассивные) называются функции: социальная, эмоционально-экспрессивная, аккумулятивная, дейктическая (указательная), адресная, эстетическая, стилистическая.



§2. Семантико-словообразовательная характеристика антропонимов

Блестящим мастером поэтической антропонимики был великий русский сатирик М.Е. Салтыков-Щедрин. Имена собственные занимают почетное место в словарном богатстве его произведений, являются одним из существенных элементов сатиры.

Попытаемся проанализировать имена героев романа М.Е. Салтыкова-Щедрина «История одного города» с точки зрения структурно-семантической.

В тексте мы встречаем антропонимы одночленные: Аленка, Дмитрий, Митька, Пахомыч, Боголепов, Фердыщенко, Двоеруков…

Двучленные: Алена Осипова, Дмитрий Прокофьев, Петр Петрович, Семен Константинович…

Трехчленные: Фердыщенко Петр Петрович, Двоеруков Семен Константинович…

Четырехчленные: Маркиз де Санглот Антон Протасьевич.

И даже пятичленные: Урус-Кугуш-Кильдибаев Маныл Сымылович.

Когда речь идет об экспрессивности имени нельзя во что бы то ни стало рассматривать его составные структурные части. Известно, что различные комбинации этих частей или употребление только одного из компонентов (отдельно от других) делают именования дополнительно окрашенным, независимо от степени выразительности каждого (или отдельного из компонентов) в отдельности. В зависимости от эмоционально-экспрессивной нагрузки М.Е. Салтыков-Щедрин использует эти антропонимы в разных вариациях.

У Салтыкова-Щедрина, кроме антропонимов в собственном смысле этого слова, есть слова, которые можно назвать эквивалентами имени собственного, словами-заменителями имени собственного.

Салтыков-Щедрин использует имя собственное в минимальном языковом контексте: там, где это важно для уточнения значения имени, оно приводится со словами, составляющими его минимальный языковой контекст, а иногда и просто слово-контекст, и мы уже знаем, о ком идет речь. Ферапонтов-бригадир, Урус-Кугуш-Кильдибаев Маныл Сымылович – капитан-поручик из Лейбкомпанцев, Ламврокакис – беглый грек, Пфейфер – гвардии сержант, Двоеруков – штатский советник и кавалер, Угрум-Бурчеев – бывший прохвост.

Не мене интересно решается эта проблема и в названии города. У него имеются как бы синонимы: Глупов, Соломенный, Голодный. Давая г. Глупову название Голодный, Салтыков-Щедрин указывает на прямое отношение как к историческому прошлому периодически голодавшей России, так и русской действительности конца 60-х г. 19 в, а точнее к 1868 г., который в истории остался под мрачным названием « голодного года».

Называя город Соломенным, автор указывает на бедность россиян, которые использовали для своих жилищ солому и дерево как строительный материал, легко воспламенявшийся и полыхавший с такой силой, что эти пожары превращались в бедствия (Москва неоднократно выгорала почти дотла).

В названии главы «О 6-ти градоначальницах» Салтыков-Щедрин заключает глубокий смысл. Это словосочетание можно считать собирательным топонимом, обозначающим женщин-цариц России: Анна Иоанновна, Софья, Анна Леопольдовна, Екатерина II, Елизавета Петровна, Екатерина II.

Создавая «Историю одного города», Салтыков-Щедрин использует имена собственные неоднородные по лексическим типам: отчества, фамилии, прозвища, псевдонимы, географические названия! По конкретным семантическим функциям, назначению последних и по их месту в словарном составе языка. Писатель часто использует так называемые исторические имена, причем в разных вариантах, одних называет полностью (Сперанский, Карамзин, Дидерот, Апулей, Парни, Нерон, Калигула, Костомаров, Соловьев, Пыпин), Трувора (одного из приглашенных князей) Салтыков-Щедрин превращает в вора-новатора, Гостомысла – в Добромысла, а Наталья Кирилловна де Помпадур, вообще, как бы состоит из двух исторических лиц – Нарышкиной (любовница Александра 1) и собственно маркизы де Помпадур (символ всех любовниц), имя собственное, превратившееся в нарицательное.

Экспрессия имен собственных во многом зависит от семантико-стилистических свойств различных морфологических элементов суффиксного типа, участвующих в образовании этих имен.

В именах собственных простых горожан Салтыков-Щедрин использует суффиксы: к, ушк, юшк, ашк, енк, а. Например, Танька, Филька, Ивашка, Павлушка, Аленка, Аксиньюшка, Архипушка, Петра. Благодаря различным оценочным суффиксам и экспрессивная окраска имен различна: одни звучат грубо, другие менее грубо, а третьи – ласково (юродивых испокон веков называют на Руси ласково).

Оригинальны и функции иноязычных морфем: (и) ус, ис, ос, ид, манн, иш, ер, бах, дзе, ий, овск, енко, ук и т.п. Они способны (на фоне русских по морфологической структуре и лексическому материалу имени собственного) придавать соответствующим фамилиям национальный колорит. Например, Беневолинский, Климентий, Урус-Кугуш, Ламврокакис, Пфейфер, Фердыщенко, Микаладзе, Лядоховская, Штокфриш.

В образовании фамилий Салтыков-Щедрин использует и французские обозначения знатных фамилий – ДЮ, ДЕ: де Сан-Глот, де Бурбон, дю Шарио.


^ Глава II. Экспрессивные функции антропонимов в произведении М.Е. Салтыкова-Щедрина «История одного города»


§ 1. Лексико-стилистическая характеристика антропонимов

К числу структурных признаков, способствующих усилению стилистической действенности имени собственного, относится двойной характер фамилий. В буржуазном мире это указывает на знатность, а у Салтыкова-Щедрина – наполняется сатирическим содержанием, например, Перехват-Залихватский, Урус-Кугуш-Кильдибаев, Угрюм-Бурчеев.

Широко используемые в художественном произведении имена собственные различных типов выступают как неотъемлемый элемент художественной формы. При этом следует иметь в виду, что писатель может, во-первых, создавать названия для своих персонажей и иных объектов описываемых действительности: г. Глупов, слободы Навозная, Пушкарская, Стрелецкая, г. Голодный, Соломенный, дер. Голодаевка, село Недоедово. У градоначальников (ниц) фамилии придуманы, а имена готовые, причем и русские, и иностранные, и современные и давно вышедшие из употребления: Ферапонтов Фотий Петрович, Великанов Иван Матвеевич, Двоеруков Семен Константинович, Грустилов Эраст Андреевич, Микаладзе Ксаверий Георгиевич, Перехват-Залихватский Архистратиг Стратилатович, Ираида Лукинишна Палеологова, Климентина де Бурбон, Амалия Карловна Штокфриш, Анеля Леопольдовна Лядоховская.

И первая и вторая группы имен собственных предоставили писателю широкое поле деятельности для воплощения идейно-художественного замысла путем словотворчества. Салтыков-Щедрин тщательнейшим образом подбирает фамилии, имена, отчества, которые дают сходство с конкретными историческими личностями.

Подобно другим лексическим средствам языка имена собственные, будучи употребленными в контексте художественного произведения, начинают жить и восприниматься в сложной и глубокой образной перспективе.

Разделяя своих персонажей необычными именами собственными, причудливо варьируя их, Салтыков-Щедрин дает глубокую, скрытную, а иногда и явную, аналогию своих героев с конкретными, действительно существовавшими людьми. Так, все градоправители – это существовавшие за всю историю Руси цари и императоры (их было 22, начиная с Ивана Грозного – 1547г. – и заканчивая Александром 1, современником писателя-сатирика).

В «Истории одного города» мы встречаем и такие имена собственные, которые не называют героя, а с помощью нарицательных слов дают ему характеристику, указывают на того, о ком идет речь. Например «враг человечества» был, наконец, водворен на о. Св. Елены, – и мы понимаем, что речь идет о Бонапарте Наполеоне.

На фоне общеупотребительных и распространенных в речевом обиходе имен XVIII-XIX вв. как экспрессивные могут выступать в художественной литературе так называемые «бракованные» слова, мало употребительные и не любимые в народе имена. В контексте они служат для выражения авторской иронии над носителем, антипатии к нему, цели придания комизма. Василиск, Онофрий, Ксаверй, Феофилакт Иеринархович, Ангел, Архистратик Стратилактович. Степень выразительности имени собственного или разного рода прозвищ в романе Салтыкова-Щедрина в значительной мере определяется эмоциональной окраской, что особенно видно при сопоставлении имени собственного, однородных или синонимичных по семантике. Двоеруков – левая рука не ведает, что делает правая. Василиск – взглядом убивающий. Прыщ – без комментариев. Возгрявый, Корявая, Гунявая – уничижительные.

Потенциальные возможности экспрессии, заложенные в имени собственном, как многогранной и оригинальной лексико-грамматической категории, бытующей в общенародном словоупотреблении, активизируются писателем, имена приобретают или усиливают черты образности. Таковыми являются фамилии простых жителей Глупова: Митька Смирномордов, Павлушка Маслобойников, Устинья Протасьевна Трубочистиха (девица де Сан-Кюлот), Василий Черноступ, излюбленный гражданин Пузанов. Они несут в себе характеристику их владельцев. Имена собственные различных типов создают в произведении исторический и национальный колорит. Имена собственные могут также указывать на социальное положение персонажа. Если у градоначальников все отчества произносятся в полной форме, то у простых горожан – в не полной, без суффиксов: Фердыщенко Петр Петрович, но Алена Осипова и Дмитрий Прокофьев (так было принято именовать простых людей).

Нами уже указывалось, что Салтыков-Щедрин умело пользуется антропонимами. Для решения стилистических задач он использует не только современные ему имена собственные, но и древнерусские (Владимир Красно Солнышко, Перун), архаизмы (Архистратик Стратилактович), слова иноязычные. Чтобы усилить сатирическое звучание романа, Салтыков-Щедрин очень часто соединяет имена русские и иноязычные, например, Климентий Амадей Мануйлович, Пфейфер Богдан Богданович, маркиз де Санглот Антон Протасьевич, Дю Шарио Ангел Дорофеевич, девица Сан-Кюлот – под именем Устиньи Протасьевны Трубочистихи, да и само иностранное имя вызывает смех, т.к. кюлотами во Франции уничижительно называли бедняков (бесштанников), а в сочетании с Сан – получается «святая бесштанница», что по смыслу близко к русскому выражению «святая простота». Нами уже рассматривался пример с именем собственным Наталья Кирилловна де Помпадур. Чтобы аналогия с историческими лицами была более прозрачной, Салтыков-Щедрин градоначальницам дает такие имена собственные, что мы не спутаем Амалию Карловну Штокфриш (читай Екатерину II) с Анелей Алоизиевной Лядоховской (Анна Леопольдовна), а Климентину де Бурбон (Елизавета Петровна) с Ираидой Лукинишной Палеологовой (Анна Иоанновна). Из всех глуповцев более разумными и уважаемыми были Евсеевич и Пахомович, по этому Салтыков-Щедрин дает им необычный антропоним – имя собственное состоит только из отчества. Из простолюдинов удостоились отчества еще Алена и Дмитрий, правда без суффиксов. Был среди глуповцев и грамотный человек – Боголепов. Это благозвучное, божеское имя Салтыков-Щедрин дает ему не зря, автор надеется на умных, грамотных людей, которые выведут Россию из скотского состояния, и когда-нибудь не будет в ней городов Глуповых, деревень Голодаевок, сел Недоедаевых, слобод Навозных, а появятся города с гордыми названиями, как Непреклонск (но не в том значении, которое имел ввиду Угрюм-Бурчеев).


§ 2. Функционально-стилистическая характеристика антропонимов

К структурным особенностям относятся имена собственные, выполняющие функцию фамилии, представленные в прозвищной форме, т.е. не оформлены с помощью фамильных суффиксов, но они энергичнее и непосредственнее проявляют свою внутреннюю форму и как бы являет собой авторский эпитет-характеристику. У Салтыкова-Щедрина этими прямолинейными ярлыками наделены в основном простолюдины: Петра Комар (комара ловить ходил), Мишка Возгрявый (сопливый), Аксинья Гунявая (гундосая), Танька Корявая (покрытая коростой). А из градоначальников прозвищную фамилию имеет Прыщ.

Несколько слов нужно сказать и об использовании мифических имен. Рассказывая историю Голодного города, Салтыков-Щедрин героев этой главы Аленку и Дмитрия называет мифическими именами Иезавель (новая) и Ахав только по тому, что судьба у них очень сходная.

Салтыков-Щедрин использует и такие имена собственные, в которых как бы созданы дополнительные стилистические оттенки и «приращение смысла», например, Василиск – взглядом убивающий.

В романе «История одного города» многие имена собственные создают оценочные представления о персонаже, выражают какое-либо эмоциональное отношение автора к носителю, подчеркивают комизм ситуации: Баклан – болван, чурбан, чурка; Брудастый – порода русских гончих, отличающихся «сварливым» характером и злобой; Василиск – взглядом убивающий, Петра Кокар «комара ловил».

Экспрессию может создавать и совпадение имени собственного персонажа с собственным именем исторического, мифического лица или литературного персонажа, например, Палеологова (Палеологи – династия Византийских императоров; на племяннице Константина был женат царь Иоанн III), Климентина де Бургон (намек на французскую королевскую династию). Близкими к этой категории являются слегка видоизмененные, созвучные с собственными именами исторических лиц, с которыми в той или иной степени соотносятся персонажи произведения. Салтыков-Щедрин по цензурным или стилистическим причинам сохраняет ассоциации, связанные с подлинными носителями. Беневолинский – имеет свой исторический аналог – крупного государственного деятеля XIX в. М.М. Спиранского, одного из активнейших участников комиссии по составлению нового законодательства. В 1812 г. За тайные сношения с Наполеоном был отстранен от государственной службы и «…проследовал в тот край, куда Макар телят не гонял…».

Многие имена собственные градоначальников можно считать сатирическими псевдонимами, именами нарицательными, а особенно Угрюм-Бурчеева. Бурчеев – звуковое сходство с «Аракчеев», а Угрюм – еще более усиливает звериную сущность «людоеда». Портретное же сходство имеет с императором Николаем I.

Имена собственные в романе выполняют дополнительную стилистическую функцию отношения автора к своим персонажам. Т.к. «История одного города» – это сатирическое произведение, то и отношение к персонажам у автора резко отрицательное. Но самое главное, что одно и то же имя совмещает в себе различные функции, употребленное в контексте романа оно оживает и воспринимается в целостной перспективе, вступает в связь с этим контекстом, служат авторским целям.

Фантастический стиль «Истории одного города» еще более усиливает сатирическую направленность произведения. А этот фантастический стиль усиливают и антропонимы, выдуманные Салтыковым-Щедриным. Все имена собственные у Салтыкова-Щедрина являются многофункциональными, «говорящими», т.е. полностью характеризуют персонажей и по социально-сословному положению, и по этимологическому происхождению, и по характеру. Кроме этого они помогают решить стилистические цели, задачи художественной выразительности и непохожести (узнаваемости) стиля и даже отдельного произведения. Так, при упоминании любого из градоначальников, мы сразу можем сказать, что это Салтыков-Щедрин и именно «История одного города». Кроме того, эти имена нам напоминают и тех, кого они изображают в романе (функция конкретизации исторических лиц).

Заключение


Всесторонне изучив имя собственное в произведении Салтыкова-Щедрина «История одного города» мы можем сделать следующие выводы. Имя собственное в романе служат не только прямой своей задаче – называть, но и позволяют автору решить ряд важнейших задач, а именно:

  1. В различных контекстных ситуациях имена собственные служат разным задачам;

  2. Имена собственные в романе богаты по своей структурно-языковой сущности;

  3. Трудно найти равного писателю сатирику в области семантического значения имени собственного;

  4. Надо также отметить словообразовательное богатство имен собственных в «Истории одного города»;

  5. Многофункциональность имени собственного в романе Салтыкова-Щедрина «История одного города», о которой в немалой степени было сказано выше;

  6. С помощью имени собственного Салтыков-Щедрин решает и социальную задачу;

  7. Имена собственные в романе позволяют нам и политические взгляды писателя, его отношение к прошлому, настоящему и надежду на то, что в будущем Россия, наконец-то, займет свое достойное место среди других стран и народов.

Именно по этому изучение романа «История одного города» является сегодня необычайно актуальным.

Список литературы

  1. История одного города. М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в 10 томах. Т2. М. изд. Правда. 1988 г.

  2. Фонякова О.И. Имя собственное в художественном тексте. 1990 г.

  3. Михайлов В.Н. Собственное имя как стилистическая категория в русской литературе. 1965 г.

  4. Ученые записки Ленинградского Университета. Серия филологических наук. 1952 г. №161, выпуск 18: М. Привалова. Функции личных имен и фамилий в произведениях Салтыкова-Щедрина.

  5. Ефимов А.И. Стилистика художественной речи. 1961 г.

  6. Виноградов В.В. О языке художественной литературы. 1959 г.

  7. Таич Р.У. Ономастика в произведениях Салтыкова-Щедрина. 1965 г.




Скачать 163.88 Kb.
Дата конвертации26.04.2013
Размер163.88 Kb.
ТипКурсовая
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы