Доклад по актуальным проблемам участия в обеспечении национальной безопасности Российской Федерации подготовленСоветом экспертов Комиссии Общественной палаты Российской Федерации по проблемам национальной безопасности, icon

Доклад по актуальным проблемам участия в обеспечении национальной безопасности Российской Федерации подготовленСоветом экспертов Комиссии Общественной палаты Российской Федерации по проблемам национальной безопасности,



Смотрите также:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13



ОБЩЕСТВЕННАЯ ПАЛАТА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

______________________________________________


КОМИССИЯ ПО ПРОБЛЕМАМ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИМ УСЛОВИЯМ ЖИЗНИ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ,

ЧЛЕНОВ ИХ СЕМЕЙ И ВЕТЕРАНОВ


ДОКЛАД

ПО АКТУАЛЬНЫМ ПРОБЛЕМАМ УЧАСТИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В ОБЕСПЕЧЕНИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


Москва, 2012 г.


Доклад по актуальным проблемам участия в обеспечении национальной безопасности Российской Федерации подготовленСоветом экспертов Комиссии Общественной палаты Российской Федерации по проблемам национальной безопасности, социально-экономическим условиям жизни военнослужащих, членов их семей и ветеранов с участием широкого круга ученых, представителей общественных объединений. Использованы также материалы, представленные Счетной палатой Российской Федерацией, Минобороны России, МИД России, ФСБ России, ФСКН России, ФСО России, Внутренними войсками МВД России, Главной военной прокуратурой, социологических центров и других научных исследовательских организаций.


Содержание


ВВЕДЕНИЕ…...…………………………………………………….……………..5


^ I. ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО И НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ


1.1. Гражданское общество в модернизирующейся России и его место системе обеспечения национальной безопасности………………..……………8


1.2. Проблемы законодательных основ деятельности гражданского общества в системе обеспечения национальной безопасности России…………………16


1.3. Влияние гражданского общества на российское военное строительство и развитие силовой составляющей государства…………………………………19


II. УЧАСТИЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В УКРЕПЛЕНИИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ, МОДЕРНИЗАЦИИ ПРОМЫШЛЕННОСТИ, ОБОРОННО-ПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА………………………………………………………..………….23


^ III. МОРАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ И ИНФОРМАЦИОННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ


3.1. Морально-политическое и духовно-нравственное состояние россиян и роль гражданского общества в их сплочении………………………………….37


3.2. Современный терроризм в России и вовлеченность гражданского общества в антитеррористическую деятельность…………………………..…50


3.3. Военно-патриотическое воспитание граждан Российской Федерации как фактор укрепления национальной безопасности……………………………...63


^ IV. СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ОПАСНОСТИ И УГРОЗЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ


4.1. Национализм, экстремизм и неконтролируемая миграция – угроза национальной безопасности России…………………………………………....75


4.2. Коррупция в военной организации страны – угроза обществу и национальной безопасности…………………………………………………….87


4.3. Демографический кризис как источник опасности для современной России………………………………………………………………………….101


4.4. Борьба с наркоманией и алкоголизмом – одна из важнейших задач укрепления национальной безопасности……………………………………..107


4.5. Алкоголизм как реальная опасность для национальной безопасности……………………………………………………………………117


V. Гражданский (ОБЩЕСТВЕННЫЙ) контроль за реформированием ВООРУЖЕННЫХ СИЛ, деятельностью и реализацией социальной политики государства в Вооруженных Силах, других войсках и органах ………………………………………………………….………………..………120


ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………...147


ПРИЛОЖЕНИЕ…………………………………..…………………………….150


ВВЕДЕНИЕ


Процессы, происходящие сегодня в России и вокруг нее, не могут не волновать ее граждан – тех, кто именно с ней, как со своей Родиной, связывает свое настоящее и будущее.

Граждане России заинтересованы в том, чтобы система национальной безопасности, главное назначение которой – обеспечение безопасности россиян отвечала их требованиям, планам, надеждам, чтобы ее основные структурные образования и параметры способствовали реализации их материальных и духовных потребностей и интересов, соответствовали их каждодневным и перспективным целям и устремлениям.

Качественные характеристики российского общества обусловлены жизнеспособностью системы национальной безопасности, ее стабильностью, возможностью динамично и прогрессивно развиваться, сохраняя при этом определенную устойчивость. Вполне естественно, что для подавляющего большинства граждан страны такая стабильность российского общества является насущной необходимостью.

Для российского социума начала XXI вв. свойственны высокий уровень изменчивости, неустойчивости, подверженности негативным влияниям (как изнутри, так и извне). Слабая защищенность от различных экспансий оборачивается болезненными проявлениями для большинства членов общества, для его общественных институтов.

Следует признать, что в процессе социально-политических и экономических изменений, происходящих в российском социуме постсоветского периода, существенно подорваны различные виды его безопасности. Изменился фактический статус и структура Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, их функциональные возможности и качество воздействия на международные отношения России, на военно-политическую ситуацию в мире, на развитие общественных отношений внутри страны. Результатом такого положения стало возрастание трудностей в реализации интересов России, как во внутренней жизни общества, так и в отношениях с другими социальными системами, и в итоге - осложнение положения России в мировом сообществе, в решении международных вопросов.

Все это позволяет утверждать, что сегодня самого пристального внимания гражданского общества заслуживают проблемы, связанные с обеспечением национальной безопасности России.

Общественная палата, являясь институтом гражданского общества, постоянно обращает внимание на самые разные аспекты национальной безопасности. Неоднократно обсуждались вопросы военной, экологической, социальной, духовной и информационной безопасности, борьбы с коррупцией и ряд других. Однако, несмотря на это, Совет экспертов Комиссии Общественной палаты Российской Федерации по проблемам национальной безопасности, социально-экономическим условиям жизни военнослужащих, членов их семей и ветеранов отмечает, что сегодня в системе национальной безопасности Российской Федерации сформировалась группа проблем, связанных с односторонним чиновничьим волюнтаризмом, не учетом ряда негативных социокультурных факторов, игнорированием обычаев и традиций российского общества. Гражданское общество в отдельных сферах национальной безопасности все дальше отодвигается на второй план в процессе принятия судьбоносных решений. Но, как показывает практика, это не повышает, а наоборот, снижает эффективность функционирования системы национальной безопасности России.

Эксперты отмечают, что наиболее проблемные вопросы существуют в таких сферах, как политическая, военная, научно-техническая, демографическая и духовно-нравственная. Несмотря на принимаемые властью меры, коррупция, наркомания, алкоголизм, неконтролируемая миграция все больше поражают жизнедеятельность россиян и увеличивают риски возникновения социальных конфликтов.

Прогнозные оценки, осуществляемые Генеральным штабом Вооруженных Сил Российской Федерации, говорят о возрастании уровня существующих и потенциальных угроз военной безопасности Российской Федерации

В этих условиях ответственной задачей является максимальное использование потенциала более сотни тысяч общественных структур: общероссийских, межрегиональных и региональных общественных организаций, военно-патриотических, военно-спортивных, спортивно-технических клубов, поисковых отрядов и других объединений, в которых работает широких круг ветеранов, молодежи, членов семей военнослужащих и сотрудников специальных служб, правозащитников. Среди важнейших задач – всемерная поддержка и развитие демократических институтов в системе национальной безопасности.

Эти общественные формирования разрознены, их взаимодействие с органами управления в различных сферах национальной безопасности недостаточно регламентировано, поэтому во многом зависит от субъективных подходов к вопросам открытости представителей власти для общества. Основываясь на анализе фактов, событий и ряда тенденций последнего времени, Комиссия Общественной палаты по проблемам национальной безопасности и социально-экономическим условиям жизни военнослужащих, членов их семей и ветеранов подготовила настоящий доклад. При этом Комиссия полагала необходимым сосредоточить внимание на ряд вопросов национальной безопасности, прежде всего, связанных с развитием взаимодействия гражданского общества и органов управления системой национальной безопасности Российской Федерации.

Целью настоящего доклада является системное рассмотрение некоторых аспектов участия гражданского общества в обеспечении национальной безопасности страны.

Доклад подготовлен Советом экспертов Комиссии на основе анализа открытых источников: данных федеральных органов власти, материалов научных организаций, публикаций средств массовой информации, материалов, предоставленных экспертами, и не содержит сведений, представляющих государственную и военную тайну.


I.

^ ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО

И НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ


1.1. Гражданское общество в модернизирующейся России

и его место системе обеспечения национальной безопасности


Вопрос участия гражданского общества в системе обеспечения национальной безопасности Российского государства – один из ключевых в современной жизни России. Усиление его актуальности в условиях XXI в. обусловлено всё более углубляющимися процессами демократизации общественной жизни, требующими более чёткого разделения функций государства и гражданского общества, повышения роли граждан и их добровольных объединений в функционировании системы национальной безопасности. Защитник принципа народного суверенитета Ж.-Ж.Руссо писал: «Лишь сильное государство обеспечивает свободу своим гражданам». Государство и гражданское общество, таким образом, – неразрывные элементы единой общественной системы.

Статистические и социологические результаты последних лет позволяют утверждать, что организации гражданского общества в России сегодня наиболее активно проявляют себя в следующих областях политической жизни: защита гражданских, политических прав и свобод (25%), участие в политических выборах всех уровней (22%) и отстаивание прав и интересов отдельных социальных групп - пенсионеров, военнослужащих, молодежи (18%) и т.д. (диагр. 1)



Диагр. 1. Сферы активности гражданского общества

(в % от числа опрошенных)

Большой вклад общественность вносит в борьбу с проявлениями ксенофобии и экстремизма, в организацию межкультурного диалога представителей различных национальностей.

Активизация гражданского общества, проявившаяся в последнее время, стала результатом масштабных общесоциальных изменений. В России сложились социальные группы, для которых существенно выросла значимость ценности человеческого достоинства и ощущения себя субъектом общественной жизни. Сегодня управление, основанное на принципах демократического принятия решений, поддерживают 61,2% опрошенных, регулирование трудовых отношений – 45,3%, кодекс поведения и прозрачность организаций – 34,1%, стандарты защиты окружающей среды – 18,1%, восприятие ценностей в гражданском обществе в целом – 40,2%.

В настоящем Докладе представлена позиция Комиссии Общественной палаты Российской Федерации по проблемам национальной безопасности и социально-экономическим условиям жизни военнослужащих, членов их семей и ветеранов по различным вопросам и аспектам деятельности российского гражданского общества в системе национальной безопасности Российской Федерации.

Экспертное сообщество считает, – для того чтобы гражданское общество эффективно функционировало, отстаивало свои интересы, способствовало поступательному и динамичному развитию системы национальной безопасности необходим ряд условий.

^ Во-первых, в стране должны быть созданы благоприятные условия для деятельности некоммерческих организаций, а граждане – активно участвовать в их работе.

По данным доклада «Гражданское общество в модернизирующейся России» сегодня ширина и глубина – вовлеченности населения в деятельность организаций гражданского общества как социальной, так и политической направленности составляет 33,7%. При этом социальная база российского гражданского общества составляет не менее 90% взрослого населения.

Однако общественная активность россиян имеет ситуативный характер. При этом уровень активности соответствует функционированию всей общественной системы, но он также способен к резкому значительному увеличению в условиях бедствия, реальной угрозы национальной безопасности или кризиса, в том числе военного.

Для придания системности функционирования гражданского общества в системе национальной безопасности в обществе должны быть развернуты общенациональные обсуждения проблем обеспечения безопасного будущего России, с привлечением широкого экспертного сообщества с опорой на негосударственные общественные объединения, в поле деятельности которых лежат проблемы обеспечения безопасности личности, общества и государства.

Гражданское общество России должно выработать свои жизненно важные интересы, интегрировать их в систему национальных интересов и постоянно участвовать в оценке внутренних и внешних факторов, возникающих рисков, которые могут нанести ущерб национальной безопасности

^ Во-вторых, взаимоотношения гражданского общества с политической властью должны быть взаимно уважительными, учитывающими обоюдные интересы.

Подход, абсолютизирующий роль государственных структур в формиро­вании системы национальной безопас­ности, имеет свои существенные недо­статки:

Закрытость политики безопасности приводит к исключению участия общества в ее формировании и реализации. Это приводит к некоторому отчуждению между государством и его гражданами, которое может выражаться, как минимум, в неведении последних относительно политики безопасности, а значит в социальной пассивности, и, как максимум, в ее неприятии и противодей­ствии ей.

Отсутствие общественного контроля и общественной дискуссии по вопросам реализации национальной поли­тики безопасности ведет к постепенному падению эффективности затрат на реализацию мер по ее осущест­влению. Возникают явления забюрокра­тированности, коррупции, снижения кон­куренции внутри институтов системы.

Возможен незаметный переход от целей обеспечения безопасности рядовых граждан, обще­ственных институтов и систем к обеспече­нию безопасности самой государственной системы управления, бюрократии и вер­тикали власти. Тогда критика или про­тест, исходящие извне, будут закономерно рассматриваться как угроза безопасности со всеми вытекающими отсюда последс­твиями.

В целом, это может привести к посте­пенной деградации системы национальной безопасности и снижению степени ее управляемости.

Отношения органов государственной власти и гражданского общества в сфере национальной безопасности современной России являются противоречивыми. Взаимоотношения внутри гражданского общества строятся преимущественно по горизонтали, а в государстве – по вертикали. Однако они не изолированы друг от друга. Взаимодействие государства и гражданского общества постоянно генерирует и воспроизводит противоречие, связанное с плюрализмом (многообразием) гражданской сферы и суверенностью государственной власти.

Участие граждан в процессах обеспечения национальной безопасности остается «слабым местом» трансформации России. Диалоговые площадки между представителями государственной власти и общественными объединениями закрепляются в современной России с большим трудом. Система государственной власти дистанцируется от общества, что вызвано традициями политического администрирования и недоверия к демократическим институтам. Влияние институтов гражданского общества на государственную политику, в свою очередь, незначительно.

В то же время, в докладе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации отмечается, что одна из причин нарушения прав военнослужащих, наличия такого уродливого социального явления как неуставные взаимоотношения в армии, а также других социальных проблем, принявших хронический и затяжной характер, является «неэффективность, а по большому счету просто отсутствие гражданского контроля над Вооруженными Силами».

В современных условиях должна значительно возрасти роль гражданского общества в обеспечении безопасности и снижении социально-политических рисков. Одной из главных целей развития является, с одной стороны, укрепление государственности и обеспечение безопасности, а с другой – построение гражданского общества, которое бы отстаивало интересы и права граждан.

Эти две достаточно мощные тенденции, соприкасаясь, в то же время, конкурируют между собой. Для обеспечения безопасности и стабильности во всех сферах общественной жизни необходимо реальное функционирование механизмов и институтов гражданского общества. Социально-политическая практика показывает то, что эффективность реформ зависит не только от желания властей их провести, но и от готовности самого общества.

Результаты соцопросов показывают, что около 80% граждан, отвечая на вопрос, способны ли они повлиять на то, что происходит в стране, говорят, что их мнение практически ничего не значит ни в управлении жизнью страны, ни в жизни города, в котором они живут, и даже предприятия, на котором работают (до 70 – 75%).

Проблема взаимодействия власти и общества – ключевая в процессе обеспечения национальной безопасности России. Налицо насущная необходимость адекватных перемен в методах работы органов власти, как в рамках государственного управления, так и в диалоге с гражданским обществом. Без этого вряд ли станет возможным восстановление коммуникаций между властью и обществом, взаимное доверие. Без них невозможно эффективное функционирование системы национальной безопасности.

Функционирование гражданского общества в системе национальной безопасности имеет сильные и слабые стороны.

Слабые стороны.

Участие гражданского общества в обеспечении национальной безопасности России пока еще не является типичной поведенческой практикой для граждан России. Его трудовые ресурсы составляют 1,1% экономически активного населения, что на 5 – 10% меньше аналогичного показателя в странах Западной Европы, Израиля, Канады, США, Японии, Великобритании, но сопоставимо со странами Восточной Европы.

Наибольшая активность организаций гражданского общества проявляется только в вопросах обеспечения социальной безопасности при относительном равнодушии к политической и военной безопасности.

Гражданское общество нереспектабельно, т. е. имеет незначительные социальный и символический капиталы – общественную поддержку и доверие граждан, оставаясь во многом без серьезной кадровой подпитки и сильных и компетентных лидеров. Отсюда воздействие гражданского общества на эффективность процесса функционирования системы национальной безопасности в России невелико, как, по мнению самих активистов гражданского общества, так и внешних экспертов.

Организации гражданского общества чаще всего не играют субъектную роль в процессе принятия решений органами власти по насущным проблемам национальной безопасности, большинство НКО никогда не пытались инициировать принятие какого-либо политического решения в той или иной сфере национальной безопасности.

Гражданское общество в России не является тем надежным проводником, по которому ценности общества доносятся до властных элит, и решения элиты находят обратную связь в обществе.

Организации гражданского общества в России не являются аккумулятором положительных установок в сфере безопасности России; показатели уровня терпимости к существованию коррупции, уровня толерантности к иным социальным группам, уровня доверия среди людей, вовлеченных в деятельность гражданского общества, не отличаются от показателей среди тех людей, кто не участвует в деятельности гражданского общества.

Гражданское участие в системе национальной безопасности России носит преимущественно неоформленный характер, что во многом обусловлено низким уровнем доверия к организациям гражданского общества как среди граждан, так и со стороны власти.

Гражданское общество слабо интегрировано в систему национальной безопасности, поэтому принимаемые политические решения в этой сфере чаще ориентированы на административные предложения, чем на мнения рядовых граждан.

Сильные стороны.

На фоне развитых среди населения неформальных практик гражданского общества и невысокой вовлеченности россиян в деятельность НКО можно отметить высокий уровень их организованности.

Большинство организаций НКО придерживается принципов демократического принятия решений, и создают формальные структуры, учитывающие демократический принцип принятий решений в организации.

Организации гражданского общества довольно динамично развивают и расширяют межсекторное взаимодействие. Они проводят совместные встречи, обмениваются документами, вступают в ассоциации для освоения лучших практик и объединения усилия для достижения реальных результатов в деле обеспечения национальной безопасности.

В критические моменты гражданское общество в России способно к оперативной самоорганизации и солидарным действиям.

Государство все более вынуждено считаться с общественным давлением в решении проблем, наиболее волнующих гражданское общество.

В обществе имеется запрос на усиление влияния организаций гражданского общества на обеспечения безопасности России и политические решения федеральных и местных органов власти.

Проблемы вовлечения субъектов гражданского общества в систему функционирования национальной безопасности по-разному выглядят с позиций различных субъектов.

Со стороны органов власти:

противоречивость, неустойчивость и непоследовательность политики в отношениях с некоммерческим сектором в целом;

страх «цветных» революций, инициаторами или участниками которых могут быть неправительственные организации;

недооценка квалификации субъектов гражданского общества и переоценка риска некачественного исполнения услуг НКО при передаче им части полномочий.

Со стороны граждан:

приоритетность решения индивидуальных проблем, атомизация общества;

неверие и отсутствие понимания, каким образом можно повлиять на принятие решений органов управления и их реализацию: 83% российских граждан считают, что не могут повлиять на развитие в стране, 40% – что не могут повлиять на решения, принимаемые на местном уровне;

низкое доверие к формальным институтам власти, общественным структурам, дефицит информации о них.

Со стороны организаций и объединений граждан:

нестабильность источников финансирования их деятельности;

сравнительно небольшой опыт отстаивания собственных объединенных интересов;

разрозненность, плохо развитая инфраструктура поддержки деятельности (включая собственные сети, СМИ, образование, доступные консультационные ресурсы);

плохо налаженная система передачи опыта в среде организаций;

недостаточный профессионализм и уровень качества экспертной деятельности внутри самого сектора, разрыв между поколениями «старых» и «новых» организаций, слабое взаимодействие между НКО и самодеятельными инициативами.

В-третьих, инструментом освещения гражданской активности, доведения разнонаправленных общественных настроений до власти и населения должны выступать независимые средства массовой информации.

В России сегодня зарегистрировано более 94 тысяч средств массовой информации. Однако в свет выходит значительно меньшее количество изданий и программ: по экспертным данным, в нашей стране немногим меньше десяти тысяч газет и около семи тысяч журналов. При этом доля независимых СМИ в информационном поле за последние годы значительно уменьшилась. Местные власти активно концентрируют масс-медиа в своих руках. Во многих регионах газеты и телекомпании объединяются в крупные холдинги, при этом их финансирование из региональных бюджетов увеличивается. Учредителями большинства региональных и до 80% муниципальных газет выступают органы региональной и муниципальной власти, что отражается на редакционной политике изданий и на их экономической независимости. По подсчетам Министерства финансов, из государственного бюджета в 2011 – 2013 годах на СМИ будет потрачено 174 млрд руб.

Стремление к опеке над СМИ вполне естественно для российской политической власти, оказавшейся в новых условиях. Как в центре, так и на местах российская власть озабочена созданием и поддержанием в рабочем состоянии надежных и упорядоченных каналов коммуникации с обществом и прессой как рупором общественных настроений. В какой-то степени это можно назвать попыткой наладить диалог с российским обществом, чем и объясняется возникновение в последние годы различных инициатив, определяющих контуры присутствия государства в сфере массовой информации. Это создание комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи в Государственной Думе Федерального Собрания, принятие Доктрины информационной безопасности Российской Федерации, внедрение в практику различных государственных программ, осуществляемых на разных уровнях ответственности («Электронная Россия», «Электронное правительство» и т.д.), появление объединений, призванных нормализовать взаимоотношения государства и общества (на федеральном уровне это Гражданский Союз, «Медиа-Союз» и др.), а также создание Общественного телевидения.

По результатам исследования ВЦИОМ, центральное телевидение остается самым массовым источником информации для россиян и основным средством воздействия на общественное сознание: его используют 98% жителей современной России. На втором месте – региональное, местное телевидение (87%). Далее следуют региональная (71%) и центральная пресса (70%). Интернет в качестве источника информации предпочитают 60% россиян, центральное и местное радио – 57% и 54% соответственно. Наименее востребованными оказались зарубежные СМИ (42%). (диагр. 2)



Диагр. 2. Предпочитаемые источники информации россиян

(в % от числа опрошенных)


В последние годы растет востребованность Интернета: доля пользователей сети с 2008 по 2011 гг. выросла с 49% до 60%. Сокращается аудитория местного телевидения (с 92% до 84%), центральной (с 81% до 70%) и региональной прессы (с 80% до 71%), а также радио, как федерального (с 65% до 57%), так и местного (с 60% до 54%). Таким образом, телевидение остается сегодня основным источником информации о событиях в России и мире. Школьники, учащиеся техникумов и вузов также в качестве ведущего источника информации о событиях в России и в мире выбирают центральное телевидение (так заявили от 73% до 81% молодых людей). Интернет используют от 62% до 70% молодых людей.

При этом уровень доверия к большинству источников информации в течение последних лет снижается: в первую очередь, это касается телевидения – как центрального (с 75% до 69% за два года), так и местного (с 67% до 56%). Меньше становится тех, кто не сомневается в правдивости центральной и региональной прессы (с 52% до 42%), центральному (с 45% до 35%) и местному радио (с 39% до 30%). Единственный источник информации, степень доверия к которому растет – Интернет (с 27% до 35%).

Однако среди всего населения России, по данным Росстата, только 19% имеют компьютер; владеют навыками работы на компьютере 38%. Эти показатели демонстрируют, что проникновение Интернета в стране пока невелико, а его значимость влияния на умонастроения людей преувеличена.

В Национальной стратегии противодействия коррупции фактически отсутствует упоминание роли СМИ как важнейшего средства борьбы с этим общественным злом, несмотря на традиционно высокую роль журналистских расследований в обнаружении и пресечении коррупционных схем. Такая форма взаимоотношений власти со СМИ не позволяет последним выступать в роли рупора общественного мнения, отсекает важный канал обратной связи власти и общества. В результате взаимодействие гражданского общества и традиционных СМИ нарушено. Все явственнее становится наметившаяся ранее тенденция – активная часть общества переходит в Интернет и отдает предпочтение неофициальным электронным информационным ресурсам.

Сегодня отечественные СМИ:

в целом не являются рупором гражданского общества в вопросах обеспечения национальной безопасности; их концепция в значительной степени базируется на теориях западной журналистики и не соответствует цивилизационной специфике России, а также реально сложившимся механизмам управления;

могут рассматриваться как самодостаточный субъект рыночной экономики, формирующий в своих коммерческих интересах потребности населения; пассивное же общество становится объектом манипуляций СМИ, а также других субъектов, осуществляющих через них такого рода воздействия в своих интересах;

являются мощным инструментом, а их возможности более возрастают с развитием информационных технологий; при этом они превращаются, прежде всего, в инструмент в руках тех, у кого есть деньги, рычаги административного управления или иные механизмы воздействия.

Однако односторонняя критика СМИ и поиск в их лице врагов национальной безопасности – это не конструктивный путь. Состояние СМИ отражает состояние общества и государства в целом и является его порождением. Поражены болезнью бессубъектности общество и государство - болеют СМИ. Гражданское общество должно выявлять ключевые причины этой болезни и сформировать новые социальные задачи для СМИ, адекватные специфике организации процесса обеспечения национальной безопасности России в XXI веке. Общество и государство должны учиться организовывать, поддерживать и контролировать СМИ.

Сегодня актуальной задачей отечественных СМИ должны стать инициирование и поддержка процессов направленных на доведение до общества и власти инициатив гражданского общества, ориентированных на решение стратегических задач обеспечения национальной безопасности и развития России.


^ 1.2. Проблемы законодательных основ деятельности гражданского

общества в системе обеспечения национальной безопасности России


Проводимые в стране реформы настоятельно требуют оптимизации существующей правовой системы обеспечения национальной безопасности. К правовым явлениям, входящим в структуру правовой системы, мы относим: правовые нормы, институты и принципы, правосознание, правовую культуру, правотворчество, юридическую практику и др.

Правовую основу обеспечения безопасности составляют Конституция Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской Федерации, федеральные конституционные законы, другие федеральные законы и иные нормативные правовые акты Российской Федерации, законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, принятые в пределах их компетенции в области безопасности. Прежде всего, это законы, регулируют режим чрезвычайного и военного положения, деятельность спецслужб и правоохранительных органов, а так же формы и методы борьбы с терроризмом, экстремизмом, легализацией доходов, полученных незаконным путем и др.

Базовым документом по планированию развития системы обеспечения национальной безопасности Российской Федерации является Стратегия национальной безопасности Российской Федерации на период до 2020 г., в котором излагаются порядок действий и меры по обеспечению национальной безопасности. В полном соответствии с Конституцией Стратегия утверждена Указом Президента РФ от 12.05.2009 № 537. Стратегия заменила собой Концепцию национальной безопасности Российской Федерации, утверждённую Указом Президента РФ от 17.12.1997 № 1300 (в ред. Указа Президента РФ от 10.01.2000 № 24 и также носившую базовый, общий характер.

Однако, по мнению Совета экспертов Комиссии, принятие этих актов не сняло большинство правовых проблем в регулировании вопросов национальной безопасности в Российской Федерации.

Мониторинг действующего законодательства в сфере национальной безопасности выявил отсутствие в нем системности. Отдельные нормативные документы страдают противоречивостью и декларативностью, что не позволяет эффективно и целенаправленно осуществлять их исполнение. Специфика состояния системы правовых актов в сфере национальной безопасности заключается в том, что по ее основополагающим направлениям отсутствуют федеральные законы, а наиболее актуальные правоотношения регулируются подзаконными актами: Стратегией национальной безопасности Российской Федерации, Военной доктриной, Доктриной информационной безопасности, Морской доктриной Российской Федерации, Концепцией внешней политики и другими документами.

Принципиальные положения, изложенные в Конституции РФ, Стратегии национальной безопасности, в действующих федеральных законах, в концептуальных документах «второго уровня», иногда имеют существенные отличия или даже противоречия.

Не существует единого законодательного определения научных понятий «национальная безопасность», «национальные интересы», «угрозы национальной безопасности», «обеспечение национальной безопасности», отражения реальных и действенных правовых механизмов адекватного противодействия новым угрозам безопасности России.

Законодательные инициативы гражданского общества по подготовке законопроектов, упорядочивающих ряд важных аспектов национальной безопасности, далеко не всегда находят поддержку в органах законодательной и исполнительной власти страны

Дальнейшее совершенствование законодательства в сфере национальной безопасности могло бы осуществляться в направлении создания единой целостной системы, позволяющей регулировать весь спектр правоотношений в данной области. Единая, универсальная и внутренне согласованная нормативная основа национальной безопасности Российской Федерации, как источник права и относительно постоянная величина, должна являться правовым базисом для разработки текущих, изменяемых в зависимости от внутренней и международной обстановки, политических документов в области национальной безопасности и, прежде всего, ее Стратегии, а также развивающих ее доктрин, концепции и стратегий по отдельным видам национальной безопасности и соответствующих ведомственных программ.

В данных федеральных законах необходимо сформулировать и закрепить механизмы противодействия внутренним источникам угроз национальной безопасности России на современном этапе, таких, как:

незавершенность процесса реформирования военной организации государства;

сохраняющийся разрыв между политическими установками и их реализацией в военной и военно-технической политике;

острые проблемы оборонно-промышленного комплекса и снижение военно-промышленного потенциала до уровня невозможности удовлетворения потребностей войск и сил в современном вооружении и военной технике;

недостаточное финансирование науки и образования;

непрекращающийся рост социально-правовых проблем военнослужащих и их семей, ветеранов и пенсионеров;

отсутствие продуманной государственной информационной политики по обеспечению функционирования военной организации страны.

В настоящее время не произведена кодификация ведомственных и иных актов, разработанных после выхода в свет Стратегии национальной безопасности. При этом главной целью законодательства должна стать защита интересов, прав и свобод человека и гражданина (в том числе военнослужащих и сотрудников специальных служб), повышение способности государства и его силовой составляющей решать поставленные задачи с наименьшими затратами для общества и государства.

Анализ документов показывает, что в них часто происходят нестыковки терминологического и содержательного характера. Термины «концепция», «стратегия», «доктрина», «концептуальное направление», «федеральная программа» и другие используются без должного обоснования. Так, например, в Военной доктрине Российской Федерации неоправданно усилены, в отличие от Стратегии национальной безопасности, задачи военной организации по локализации внутренних угроз. В связи с чем, снижается главная цель обеспечения военной безопасности – предотвращение, локализация и нейтрализация военных угроз Российской Федерации. В то же время ряд угроз, изложенных в Стратегии национальной безопасности в военной сфере и имеющих непосредственное отношение к военной организации России, в Военной доктрине в должной степени не раскрыты. А это и угрозы, связанные с техническим отставанием в оснащении Вооруженных Сил России новой техникой и вооружением, пробуксовкой военной реформы, несовершенством правовой базы и др.

Назрела острая необходимость принятия федерального закона, регламентирующего весь процесс военного строительства как единого целого, связующего между собой различные, в том числе правовые, административные, экономические аспекты взаимоотношений субъектов военного строительства. Целесообразно поставить вопрос о разработке проекта федеральных законов о Вооруженных Силах Российской Федерации, а также о военном строительстве в Российской Федерации.

В системе правового обеспечения силовой составляющей Российского государства важную роль играет правовое регулирование комплекса мер по обеспечению социальной защиты военнослужащих (сотрудников), повышению престижа военной (специальной) службы, что особенно важно при переходе к комплектованию Вооруженных Сил, других войск, воинских формирований и органов на контрактную основу.

Позиция гражданского общества в России по этому вопросу предельно открыта – армия и специальные службы должны реформироваться для защиты национальных интересов России, так как обществу не безразлично, какую силовую организацию оно содержит и для чего. Обеспечение безопасности требует координации усилий общества и государства в военной и иной сферах государственного строительства.

Рост потенциальных угроз безопасности страны требует формирования иной модели военно-гражданских отношений, механизм которой бы более полно соответствовал демократическому правовому государству и сводил бы до минимума возможность управленческих ошибок, попыток политической ангажированности Вооруженных Сил и других силовых структур со стороны коррупционных и иных сил, не отражающих интересы нации, а также опасности милитаризации государственной и общественной жизни в стране.

Законодательным порядком должны быть реализованы положения Стратегии национальной безопасности и в других сферах деятельности государства. При этом очень важно, чтобы федеральные законы в каждой сфере национальной безопасности были поддержаны сбалансированными и финансируемыми федеральными программами. Они могли бы формироваться сроком на 5 – 10 лет, ежегодно корректироваться с учетом возможностей федерального бюджета и возникающих новых задач национальной безопасности. Эти программы, а их количество должно соответствовать числу принятых в Стратегии сфер национальной безопасности, в обязательном порядке следовало бы утверждать законами и их исполнение должно быть подотчетным Федеральному Собранию.

Важным является принятие законодательных актов по вопросам противодействия отдельным видам угроз территориальной целостности страны, экономической, информационной, продовольственной, демографической, экологической безопасности, а также борьбы с терроризмом, организованной преступностью и коррупцией.

Таким образом, состояние законотворческой деятельности в области национальной безопасности Российской Федерации показывают, что, несмотря на серьезные сдвиги пакет нормативных документов, регламентирующих это важнейшее направление деятельности государства, еще далек от совершенства.

Пока не удалось выстроить законодательное обеспечение национальной безопасности государства в целостную систему. Скоординированность действий президентских и правительственных структур, силовых министерств и ведомств, профильных комитетов палат Федерального Собрания и, конечно же, гражданского общества в решении этой проблемы еще недостаточна.

Разработка правовых основ, регламентирующих деятельность министерств и ведомств, вовлеченных в процесс обеспечения национальной безопасности России, включая силовые структуры, носит в значительной мере ведомственный характер. В результате этого количество нормативных документов локального характера увеличивается, а общие проблемы обеспечения национальной безопасности Российской Федерации не получают необходимого нормативно-правового разрешения.


^ 1.3. Влияние гражданского общества на российское военное строительство и развитие силовой составляющей государства


После многолетних официальных заявлений о том, что военная реформа в России закончена и впредь будет проходить только оптимизация военной политики и военного строительства, в 2008 году в стране в очередной раз началось формирование нового облика Вооруженных Сил. В качестве идеологии нового облика было провозглашено создание полностью боеготовых, компактных, мобильных, технически хорошо оснащенных и обученных Вооруженных Сил, способных выполнить поставленные задачи в любых условиях начала конфликта. Правда, эта формулировка в разных вариациях постоянно повторяется в России уже в течение пятнадцати с лишним лет. Внешне она привлекательна, но совершенно неконкретна.

Все мероприятия спланированы и выполняются в три этапа.

^ На первом – в 2008 – 2010 годах – осуществлены организационно-штатные мероприятия, оптимизация численности ВС, сформирована новая структура управления.

На втором – в 2010 – 2015 годах предполагается обеспечить военнослужащих жильем, увеличить им денежное довольствие, повысить уровень их квалификации и переподготовки.

^ На третьем – в 2015 – 2020 годах должна быть завершена программа перестройки, переоснащения и обеспечения высокой степени боевой готовности армии и флота.

Подводя предварительные итоги военной реформы можно сделать вывод о проведении в армии и на флоте системных, значимых преобразований. Обновлены боевой состав Вооруженных Сил, система боеготовности, управления и материально-технического обеспечения войск.

В целом, очевидно, что многие направления нынешнего военного реформирования обоснованны и давно назрели, именно такие меры на протяжении десятилетия предлагают независимые эксперты. В первую очередь это отказ от концепции мобилизации и упразднение кадрированных соединений и частей, сокращение численности ВС и парков устаревшей военной техники, разукрупнение соединений и частей, перевод всех их в состояние постоянной готовности, создание ОСК вместо военных округов. Также речь в экспертном сообществе идет об улучшении боевой подготовки, технической оснащенности и мобильности войск и сил, об исправлении «перекосов» структуры личного состава, консолидации системы тылового и технического обеспечения, адаптации к новым условиям системы военного образования и военной науки, избавлении от лишнего имущества, запасов и земельных угодий и т.д.

В то же время, как в концепции реформы, так и в ее практическом осуществлении было и есть немало просчетов, нестыковок и больших издержек. Во многом причины коренятся в особенностях механизма разработки и осуществления военной политики, реформы и программы вооружения, при котором все вопросы решаются в закрытом порядке и в узком кругу, в отсутствие ясной и разумной военной доктрины, стратегии, рационального планирования военных потребностей и выбора приоритетов финансирования. Однако нельзя заниматься строительством современной армии, если население страны не знает, для чего нужна военная реформа. Людям не безразлично, для чего и какую военную организацию они содержат. Достижение намеченных целей полностью передано военной бюрократии, реального парламентского и гражданского контроля нет, а процесс реформирования не сопровождается экспертным и общественным обсуждением, что делает невозможными своевременную проверку результатов мероприятий и исправление допущенных или еще не обнаруженных ошибок.

В российском обществе нет единства мнений по вопросу о гражданском контроле над силовыми структурами: как нужно осуществлять контроль; кто достоин, а кто не достоин их проверять; что в войсках подлежит контролю штатскими, а что должна проверять прокуратура; какие категории военнослужащих необходимо брать под контроль, а какие категории «напрашиваются» на проверку. К этим вопросам разные категории политиков, государственных служащих, а также родственники призывников и призванных солдат, члены семьей военнослужащих и гражданского персонала, работающего в силовых структурах, относятся по-разному.

Заявления и обращения к Президенту, в Государственную Думу, Федеральное собрание о предоставлении той или иной общественной организации исключительных прав контроля над армией, над военкоматами или над определенной воинской частью постоянно на слуху. Больше всего разного рода предложений поступает от общественных организаций «матерей», «семей», «ветеранов», правозащитников, профсоюзов гражданских служащих, эмоционально требующих признания их особой роли в штатском контроле над армией.

Далеко не все эти требования оправданы, и, тем не менее, вопросы организации гражданского контроля над силовыми структурами и армией, в частности, чрезвычайно актуальны для российского общества.

Гражданский контроль – условие нормального функционирования демократического общества. К сожалению, гражданский контроль над силовыми структурами сплошь и рядом понимается только как контроль со стороны общественных организаций и движений. Путаются разные понятия. Гражданский контроль подменяется общественным контролем.

Вне всякого сомнения, представители общественных организаций должны осуществлять связь гражданского общества с военной организацией государства. Им под силу выявлять отношение населения к военной политике государства, условия быта и службы военнослужащих, в отдельных случаях проводить научную экспертизу военно-политических программ и выполнение этих программ.

Однако функции гражданского контроля, по мнению Совета экспертов, гораздо шире общественного контроля, они более значимы. Основными задачами гражданского контроля могут быть:

утверждение демократических принципов и норм военной политики государства;

выработка рекомендаций исполнительной и законодательной власти, направленных на укрепление обороноспособности страны;

повышение престижа службы российских граждан в Вооруженных Силах и других силовых структур, а также престижа службы генералами, офицерами, сержантами и солдатами;

обеспечение органов государственной власти и общества достоверной информацией о соответствии военной организации Конституции, законам государства, нормам международного права, военно-политической обстановке в мире;

предотвращение нерационального расходования средств, выделенных на оборону и обеспечение безопасности государства;

создание условий, предотвращающих использование Вооруженных Сил Российской Федерации и других силовых структур в интересах отдельных групп лиц, партий и движений;

выявление ситуаций, связанных с ущемлением прав личности в условиях прохождения военной (специальной) службы.

На наш взгляд целесообразно организовывать гражданский контроль по трем уровням – законодательному (парламентскому), представительскому и общественному.

В соответствии со статьей 94 Конституции РФ, парламентский контроль должен стать основным элементом гражданского контроля. О каком парламентском контроле, однако, можно говорить, если более 40% статей и видов расходов бюджета на оборону страны засекречены для депутатов Государственной Думы? Как и на какие цели тратятся деньги военного бюджета, парламентский контроль ответить не в состоянии.

Требуется повышение роли законодательной власти в определении политики в области национальной безопасности через парламентские слушания, расследования.

Следует всемерно поощрять исследования независимых научных и общественных организаций, прислушиваться к их оценкам и рекомендациям, вместо того чтобы (как это нередко имеет место сейчас) огульно обвинять в некомпетентности и «обслуживании интересов другого государства».

Полезно было бы возобновить и расширить практику создания специальных независимых комиссий при Президенте Российской Федерации под председательством авторитетных ученых по важнейшим вопросам военной политики. Такие комиссии, оперирующие на базе широкой и достоверной информации, способны с помощью системного анализа разрабатывать альтернативные подходы к решению проблем обороны и безопасности, не связанные ведомственными интересами, они позволяют президенту и парламенту принимать осознанные и оптимальные решения на стратегическую перспективу.

Сегодня мероприятия по реформированию системы комплектования армии и флота, повышению уровня их боевой подготовки, улучшению материального обеспечения и морального состояния военнослужащих вступают в противоречие с намерением сохранить большой призыв (около 350 тысяч человек ежегодно) и 12-месячный срок службы рядового состава.

Меры «либерализации» режима службы по призыву несколько улучшили положение, но не искоренили дедовщину и высокую преступность, не снизили уровень убийств, суицидов, смертности и увечий в результате аварий и катастроф (таких, как периодические взрывы складов боеприпасов), к которым ведут халатность и неумелое обращение с военной техникой и боеприпасами.

Сейчас в армии по контракту служит 220 тысяч офицеров и 186 тысяч солдат и сержантов. Планируется, что в течение ближайших 5 лет ежегодно будет набираться ещё по 50 тысяч контрактников, которые станут назначаться на должности сержантов, старшин, а также специалистов, работающих с боевой техникой. Таким образом, к 2017 году – при общей штатной численности Вооружённых Сил в один миллион человек – 700 тысяч будут составлять «профессионалы»: офицеры, курсанты военных вузов, сержанты и солдаты-контрактники; к 2020 году – число служащих по призыву сократится до 145 тысяч.

Сохранение смешанной системы комплектования на обозримую перспективу – это компромисс между поставленными задачами и текущими возможностями страны. Но служба по призыву также должна качественно меняться. Это обязательное требование общества к военной реформе.

Нынешняя система призыва содержит большой элемент социального неравенства. По призыву главным образом идут служить юноши из небогатых, сельских или рабочих семей, тот, кто не поступил в вуз и не смог воспользоваться отсрочкой. Важно продолжить линию на повышение престижа срочной службы. На деле превратить её из «повинности» в «привилегию».

После значительного повышения денежного довольствия военнослужащих в 2012 г. целесообразно постоянно поддерживать его уровень путем индексации с учетом инфляции. Не менее важно выполнить обязательство по обеспечению в ближайшее время всех офицеров и военнослужащих-контрактников служебным жильем, а увольняемых со службы – приватизированными квартирами и домами. Основываясь на накопленном опыте, лучше финансировать этот процесс отдельной статьей федерального бюджета, вне ассигнований на национальную оборону.


II.

^ УЧАСТИЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В УКРЕПЛЕНИИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ, МОДЕРНИЗАЦИИ ПРОМЫШЛЕННОСТИ И, В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ,

ОБОРОННО-ПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА






страница1/13
Дата конвертации27.04.2013
Размер4,39 Mb.
ТипДоклад
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы