Доклад по актуальным проблемам участия в обеспечении национальной безопасности Российской Федерации подготовленСоветом экспертов Комиссии Общественной палаты Российской Федерации по проблемам национальной безопасности, icon

Доклад по актуальным проблемам участия в обеспечении национальной безопасности Российской Федерации подготовленСоветом экспертов Комиссии Общественной палаты Российской Федерации по проблемам национальной безопасности,



Смотрите также:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

^ 4.2. Коррупция в военной организации страны –

угроза обществу и национальной безопасности


Неотъемлемой составной частью государства, является его военная организация, которая представляет собой совокупность органов государственного и военного управления, Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, составляющих ее основу и осуществляющих свою деятельность военными методами, а также части производственного и научного комплексов страны, совместная деятельность которых направлена на подготовку к вооруженной защите и вооруженную защиту Российской Федерации. Поэтому все негативные процессы, происходящие в Российском государстве и в обществе в целом, находят свое отражение и в его военной организации.

В полной мере это относится и к коррупционным проявлениям. Согласно результатам исследований, уровень распространенности коррупции в военных комиссариатах и воинских частях оценивают как высокий соответственно 63% и 36% опрошенных. На это же указывают и результаты специально проведенного соцопроса военнослужащих, согласно которым более 50% опрошенных считают, что Вооруженные Силы в той же мере, что и другие государственные институты поражены язвой коррупции.

По данным Главной военной прокуратуры, за последние три года военными прокурорами в поднадзорных войсках, воинских формированиях и органах выявлено более 15 тыс. правонарушений коррупционной направленности. Усилиями прокурорских работников возмещен материальный ущерб государству на сумму свыше 1,5 млрд руб. По результатам рассмотрения документов прокурорского реагирования почти 5 тыс. должностных лиц привлечено к дисциплинарной ответственности, более тысячи – предостережено о недопустимости нарушений закона. К уголовной ответственности привлечено почти 2 тыс. лиц, свыше 1,7 тыс. осуждено. Большинство из осужденных – командиры воинских частей, старшие и высшие офицеры, в том числе 25 генералов и адмиралов. (диагр. 13)

canvas 2

Диагр. 13. Статистические данные о коррупционной преступности

в Вооруженных Силах Российской Федерации в 2005 – 2010 гг.


В январе 2012 г. оценивая состояние коррупционной преступности в военной организации государства, Главная военная прокуратура отмечала, что за последние полтора года за различные коррупционные преступления осуждены свыше тысячи должностных лиц военных ведомств, в том числе 18 высших офицеров, треть из которых были приговорены к реальным срокам лишения свободы. С начала 2011 года было выявлено 250 случаев взяточничества. Это гораздо больше, чем в 2010 году. Ущерб от преступлений коррупционной направленности в силовых структурах превысил 3 млрд. руб.

За первые восемь месяцев 2012 г. органами военной прокуратуры выявлено почти 3 тысячи нарушений, связанных с нецелевым и неэффективным расходованием бюджетных денег, злоупотреблениями при проведении конкурсов и аукционов, заключении и выполнении контрактов. Эти действия нанесли государству ущерб на сумму свыше 400 млн. руб. С помощью органов военной прокуратуры в казну было возвращено почти четверть миллиарда рублей.

Указанные статистические данные подтверждают вывод о том, что Вооруженные Силы болеют теми же болезнями, которыми поражены общество и государство, однако гораздо сильнее. Сильнее потому, что армия – это анклав, все происходящее в ней скрыто от общественного контроля, от гласности. Там единоначалие, приказ не подлежит обсуждению, и каждый командир – удельный князек. Ну а возможности для произвола и коррупции у людей, наделенных бесконтрольной властью, всегда велики.

Обладая общими, «родовыми» признаками, присущими коррупции как общественно-политическому и криминальному явлению вообще, «военная» коррупция обладает ясно и рельефно выраженной спецификой, как по формам своего проявления, так и по негативным последствиям. К числу факторов, определяющих специфику проявления коррупционных отношений в Вооруженных Силах, Совет экспертов относит:

характер задач, возложенных на Вооруженные Силы и другие войска, предопределяет особую общественную опасность «военной» коррупции, поскольку она прямо влияет на обороноспособность и военную безопасность государства. Высказанная Президентом Российской Федерации В.В.Путиным мысль о том, что «коррупция в сфере национальной безопасности – это, по сути, государственная измена», отнюдь не выглядит преувеличением, а является объективной реальностью;

значительный, из года в год повышающийся объем финансовых средств, выделяемых на развитие Вооруженных Сил и оборонно-промышленного комплекса страны (см. табл. 5), существенно повышают вероятность возникновения различных коррупционных схем неправомерного обращения недобросовестными военными чиновниками части этих денежных средств в свою собственность. Об этом наглядно свидетельствуют статистические данные о росте коррупционных преступлений в сфере гособоронзаказа, поставок товаров, оказания услуг для нужд военных организаций.

Катализатором коррупции является активно развивающаяся экономическая деятельность военного ведомства. Как указано на сайте Минобороны России, экономическая деятельность – одно из важнейших направлений его работы. Все предприятия, принадлежащие Минобороны России, объединены в девять организаций, управляемых головной компанией – ОАО «Оборонсервис». Деятельность компании является вполне успешной: выручка за 2010 г. всех входящих в «Оборонсервис» предприятий составила 9,36 млрд руб., чистая прибыль – 403,5 млн руб., рентабельность – около 10 процентов. Безусловно, такая коммерческая деятельность создает немало предпосылок для коррупции в военном ведомстве;


^ Таблица 5

Ассигнования федерального бюджета

по разделу «Национальная оборона» в 2010 – 2011 г.





2010

2011

2012

2013

(проект)

Объем, млрд руб.

1 276,8

1 517,1

1 655,7

2 098,6

Рост по отношению к предыдущему году:

– в млрд руб.

– в %





240,3

18,8


138,6

10,8


442,9

26,8

Доля в общем объеме расходов, %

12,48

14,23

14,73

17,24

Доля в ВВП, %

2,83

3,01

2,96

3,39


закрытость военной организации государства, что обусловлено объективной необходимостью сохранения сведений, составляющих государственную тайну, ограничивают возможности для осуществления всеобъемлющего гражданского контроля за происходящими в ней процессами. Это предопределяет более высокую, чем в целом в обществе, латентность коррупционных правонарушений в армии;

принцип единоначалия, беспрекословности воинского повиновения и централизация управления военной организацией государства обусловливает высокую степень зависимости военнослужащих от своих командиров (начальников), власть которых распространяется не только на служебную, но, в отдельных случаях, и на внеслужебную сферу жизнедеятельности подчиненных;

преобладание разрешительного характера реализации многих прав военнослужащих в ущерб уведомительному создает благодатную почву для возникновения коррупционных ситуаций, когда получение соответствующего разрешения обеспечивается взятками и подношениями;

наличие значительного числа ограничений прав военнослужащих, обусловленных спецификой военной службы (на свободу передвижения, на дополнительную оплачиваемую деятельность и др.), способствует возникновению соблазнов их нарушить путем подкупа должностных лиц;

особый характер военной службы обусловливает наличие ряда коррупциогенных факторов, присущих только военной организации (например, распределение выпускников военно-учебных заведений; переводы к новому месту прохождения военной службы и иные перемещения по службе и др.).

Согласно результатам опроса военнослужащих, в различных органах военного управления коррупционные отношения распространены в разной степени (см. табл. 6). К числу наиболее коррумпированных из них, по мнению опрошенных, относятся военные комиссариаты, финансовые органы и командиры (начальники) воинских частей и учреждений.


^ Таблица 6

Распределение ответов на вопрос «В каких органах военного управления

и какими категориями воинских должностных лиц наиболее часто решаются проблемы военнослужащих и лиц гражданского персонала путем получения взяток, принятия подарков и т.п.) (в % к числу опрошенных)




пп

Наименование органов военного управления и воинских должностных лиц

Количество положительных ответов (в %)

1.

Военные комиссариаты

61

2.

Финансовые органы

41

3.

Командиры (начальники) воинских частей (учреждений)

34

4.

Военные прокуроры

26

5.

Квартирно-эксплуатационные органы

23

6.

Кадровые органы

20

7.

Военные судьи

21

8.

Службы тыла

19

9.

Командиры подразделений

14

10.

Штабы

11

11.

Органы воспитательной работы

1

12.

Помощники командиров по правовой работе

1


Согласно проведенным соцопросам, наиболее коррупциогенными областями воинских отношений, по мнению опрошенных, являются:

участие военных учреждений (организаций) в отношениях по закупкам товаров, выполнению работ и оказанию услуг для нужд обороны – 38,9%;

материальное обеспечение военнослужащих – 23,5%;

материально-техническое обеспечение воинских частей (военных организаций) – 31,7%;

дисциплинарные отношения с участием военнослужащих – 9,5%;

прохождения военной службы (перемещения по службе, плановая замена и т.п.) – 25,8%.

Как показывает анализ многочисленных публикаций по проблемам коррупции, и отечественные, и зарубежные исследователи практически единодушны в том, что к числу наиболее коррупционноемких областей внутригосударственной жизни относится сфера закупок товаров, выполнения работ и оказания услуг для государственных нужд. Здесь циркулируют огромные денежные потоки. В связи с этим коррупционные отношения в этой сфере являются весьма распространенным явлением (как гласит народная мудрость, «казенного козла хоть за хвост подержать – можно шубу сшить»).

Давно не секрет, что многие командиры воинских частей, финансисты, тыловики, а также иные материально ответственные лица забирают до 20% стоимости всех закупок, которые делаются в военном ведомстве. Более того, в российском бизнес-сообществе сложилось устойчивое мнение о военном заказчике как о наиболее алчном клиенте: «если чиновники среднего звена в ходе переговоров рассматривают альтернативные предложения по графику оплаты, то высший комсостав обычно никаких иных схем не рассматривает: деньги вперед и точка. Гарантия – только слово офицера. Стоит вам заикнуться о депозитарии и применении прочих схем, дающих вам хоть какие-то гарантии, – выставят из кабинета в секунду.

Таким образом, предупреждение коррупции в сфере закупок товаров, выполнения работ и оказания услуг для нужд военных организаций является одним из важнейших направлений антикоррупционной деятельности в Вооруженных Силах, других войсках, воинских формированиях и органах. А предупредить коррупцию можно лишь тогда, когда правоохранительные органы хорошо представляют себе условия и специфику возникновения различного рода коррупционных схем в данной области общественных отношений.

Значительный коррупциогенный потенциал содержит сфера прохождения военной службы различными категориями военнослужащих. В разнообразных формах коррупция проявляется во всех элементах системы прохождения военной службы, в том числе и на этапе, предшествующем ей – на этапе призыва и поступления граждан на военную службу.

^ Призыв граждан на военную службу – одна из наиболее корупционноемких областей общественной жизни. Не случайно военные комиссариаты по результатам многочисленных социологических исследований почти единодушно включаются респондентами в число наиболее коррумпированных государственных институтов.

Широкое распространение коррупции в области призыва граждан на военную службу обусловлено причинами двоякого рода: с одной стороны, резким падением, начиная с 90-х годов ХХ века, престижа военной службы в обществе, свертыванием системы патриотического воспитания молодежи, а с другой стороны – распространением в армии негативного явления, именуемого «неуставными взаимоотношениями», снижением уровня безопасности военной службы, активным участием Вооруженных Сил и других войск в вооруженных конфликтах и контртеррористических операциях.

На таком фоне возможность призыва на военную службу в общественном сознании стала восприниматься как крайне нежелательное событие, создающее угрозу жизни и здоровью молодого человека, а сама военная служба – как впустую потраченное время. В этих условиях у молодых людей, а большей частью – у их родителей появился достаточно высокий спрос на откуп от военной службы. Появился и продавец, способный предоставить за определенную плату такую услугу – это работники военных комиссариатов и члены призывных комиссий (главным образом – медицинские работники). Когда преступный интерес этих двух сторон совпадает, возникает коррупционное отношение.

Коррупционные отношения в области призыва граждан на военную службу возникают по поводу неправомерного освобождения граждан от прохождения военной службы либо в связи с неправомерным предоставлением отсрочки от призыва. Наиболее дорого для взяткодателя стоит, безусловно, полное освобождение от призыва, которое может реализовываться в форме вынесения за взятку заключения о негодности или ограниченной годности призывника к военной службе по состоянию здоровья, а также в форме подлога документов, выражающегося во внесении в учетные документы гражданина ложных сведений о прохождении им военной службы в Российской Федерации или в ином государстве либо альтернативной гражданской службы.

Более распространены коррупционные правонарушения в форме неправомерного предоставления отсрочек от призыва на военную службу. Наиболее часто встречающийся способ незаконного предоставления отсрочек – по состоянию здоровья путем постановки диагноза о наличии у призывника несуществующего заболевания, а также в связи с получением образования, когда отсрочки предоставляются по заведомо подложным справкам о прохождении призывниками обучения в образовательных учреждениях.

Имеет место взяточничество и при определении места будущей службы молодого солдата: учитывая высокую заинтересованность призывников и их родителей в прохождении военной службы в относительной близости от места жительства до призыва, это также может стать предметом купли-продажи. Поскольку предназначение призывников в тот или иной военный округ (флот), вид и род войск также относится к прерогативе военных комиссариатов, то и здесь нередко возникают коррупционные отношения.

^ Поступление на военную службу по контракту – это хотя и менее коррумпированная в сравнении с призывом на военную службу область общественных отношений, однако и здесь имеют место коррупционные явления, одной из форм которых может быть фиктивный прием на службу по контракту в целях получения денежных средств.

Более часто коррупционные отношения проявляются при поступлении на обучение в военные образовательные учреждения. В 90-е годы ХХ века произошло снижение конкурса в большинство военных вузов, особенно командного профиля. К настоящему времени ситуация в основном выправилась и спрос на места в военных образовательных учреждениях вновь достаточно высок. Тем более, в последние несколько лет прием абитуриентов в военные образовательные учреждения либо вовсе прекращен, либо существенно ограничен, что влечет увеличение числа претендентов на одно место для обучения.

Там, где есть конкурс, отбор из нескольких претендентов, там всегда появляются желающие обойти конкурсные процедуры путем подкупа и взяток. Согласно проведенным опросам, 20% опрошенных офицеров признались, что при поступлении в военные образовательные учреждения они использовали инструмент взяток, подарков, подношений, оказания различного рода услуг воинским должностным лицам, от которых зависело положительное решение данного вопроса.

По степени распространенности данного явления военные вузы различаются между собой весьма существенно, поскольку действует правило: чем выше конкурс, тем выше уровень коррупции. Первые места в этом своеобразном рейтинге занимают военные образовательные учреждения, готовящие специалистов финансового, тылового, юридического, инженерно-строительного профилей, т.е. дающие специальности повышенного спроса, востребованные не только в военной организации государства, но и вне ее (34% опрошенных курсантов военно-учебных заведений в качестве мотива их поступления в военный вуз назвали возможность получения престижной специальности, необходимой «на гражданке»). Учитывая все большую коммерциализацию «гражданской» системы образования, немаловажным фактором является также возможность получения в военном вузе бесплатного высшего образования (на это указали 36% опрошенных курсантов).

^ Назначение на воинские должности – наиболее коррупционноемкий институт прохождения военной службы. Многочисленные примеры злоупотреблений в данной области свидетельствуют о таком существенном изъяне законодательства о порядке прохождения военной службы, создающем благодатную почву для произрастания коррупции в этой сфере, как необоснованная широта дискреционных полномочий должностных лиц при решении различных вопросов, связанных с назначением военнослужащих на воинские должности. Так, например, в Федеральном законе от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе», в Положении о порядке прохождения военной службы, утвержденном Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. № 1237, а также в ведомственных нормативных актах практически отсутствуют правовые нормы, определяющие: сроки нахождения военнослужащего в той или иной воинской должности; последовательность назначения военнослужащих на воинские должности в порядке возрастания их старшинства; условия, сроки, обязательность (или необязательность) прохождения военной службы в том или ином регионе России или за ее пределами, – словом, всего того, что именуется «карьерным ростом». Решение всех этих вопросов практически в полном объеме отдано законодателем на усмотрение соответствующих воинских должностных лиц.

На практике, к сожалению, нередко срабатывает совсем другое правило: имей влиятельного папу или дай на «лапу» нужному человеку и тебя заметят, назначат на нужную должность, переведут к нужному месту службы. Появлению такого «правила» мы обязаны пробелу в военном праве. В военном законодательстве четко не определено, в какой последовательности и при каких условиях офицер проходит все ступеньки роста по служебной лестнице с установлением контрольных сроков службы в той или иной должности (как это имеет место, к примеру, при присвоении воинских званий).

Нередки такие парадоксальные явления, которые можно наблюдать в последнее время, когда лейтенант сразу с курсантской скамьи «вспрыгивает» на майорскую, а порой и на подполковничью должность, причем даже в центральных органах военного управления. Только наивный и далекий от армейской действительности человек может полагать, что такой выпускник военно-учебного заведения настолько «талантлив», что достоин именно такой первичной воинской должности. «Уши» коррупции в таких случаях видны, что называется, невооруженным взглядом. И что самое удивительное, такое назначение выпускников военных вузов является вполне легитимным, поскольку закон этого не запрещает.

Такие перекосы в кадровой политике во многом можно было бы преодолеть на уровне ведомственного нормотворчества, не дожидаясь включения соответствующих норм-запретов и норм-ограничений в Федеральный закон «О воинской обязанности и военной службе» и в Положение о порядке прохождения военной службы.

Руководством по организации работы высшего военно-учебного заведения Министерства обороны Российской Федерации, утвержденном приказом Министра обороны Российской Федерации от 12 марта 2003 г. № 80, определено, что «основанием для определения дальнейшего служебного предназначения выпускника являются результаты итоговой аттестации и его служебная характеристика (аттестация). Кроме того, учитываются семейное положение, состояние здоровья выпускника и членов его семьи». И этим правовое регулирование порядка распределения выпускников военно-учебных заведений ограничивается. Все остальное делается по усмотрению соответствующих должностных лиц.

Помимо назначения на вышестоящие воинские должности нередко коррупционные отношения возникают и по поводу места прохождения военной службы (в географическом смысле). Значимость этого фактора и, следовательно, степень готовности военнослужащего дать взятку за перемещение к новому месту службы, определяется близостью будущего места службы к месту жительства родителей и других родственников, престижностью места службы (например, если это Москва, Санкт-Петербург, центр субъекта Российской Федерации), а также возможностью «заработать» деньги и дополнительную выслугу (перемещение в местность, где установлены районные коэффициенты и надбавки к денежному довольствию и предусмотрено льготное исчисление выслуги лет; в состав миротворческих контингентов, находящихся за пределами Российской Федерации, и др.). О том, что подобного рода коррупционные преступления не редкость, свидетельствует правоприменительная практика.

Возникновение коррупционных отношений при назначении военнослужащих на воинские должности зачастую провоцируется несовершенством законодательства в данной области. Так, например, подп. «а» п. 15 ст. 11 Положения о порядке прохождения военной службы предусмотрена возможность назначения военнослужащих на воинские должности «по служебной необходимости». Эксперты по данному поводу отмечают, что в действующем военном законодательстве отсутствует легальное определение данного понятия, не содержится ответов на вопросы: что такое «служебная необходимость», каковы критерии «служебной необходимости» и кем они определяются (в частности, какое должностное лицо и в каком порядке их определяют). Налицо правовая неопределенность, которой нередко пользуются коррумпированные воинские должностные лица, принимая решение о назначении (за взятку) военнослужащего на равную воинскую должность, скрывая свои неправомерные действия под неопределенной формулировкой «по служебной необходимости». Аналогичного рода коррупционные отношения нередко возникают и при использовании другой неопределенной формулировки основания назначения военнослужащего на воинскую должность: «для более целесообразного использования военнослужащего на военной службе» (подп. «в» п. 15 ст. 11 Положения о порядке прохождения военной службы).

^ Присвоение воинских званий – это, пожалуй, в настоящее время наименее подверженный коррупции институт прохождения военной службы. Объясняется это тем, что законодательством о военной службе установлены четкие сроки выслуги военнослужащих в воинских званиях для получения очередных, что не оставляет практически никакого шанса желающим неправомерно обойти эти сроки.

Вместе с тем следует иметь в виду, что нормы законодательства о военной службе, регламентирующие порядок присвоения воинских званий, в настоящее время вошли в противоречие с правилом, закрепленным в п. 5 ст. 6 Федерального закона «О противодействии коррупции», согласно которому длительное, безупречное и эффективное исполнение военнослужащим своих должностных обязанностей должно в обязательном порядке учитываться при назначении его на вышестоящую должность, присвоении ему воинского звания или при его поощрении.

Учитывая, что в настоящее время готовятся соответствующие изменения в законодательство о военной службе, представляется целесообразным во избежание субъективизма должностных лиц при принятии решения о присвоении военнослужащему очередного воинского звания и возникновения коррупционных ситуаций в данной сфере установить четкие критерии принятия такого решения.

Например, для оценки безупречности исполнения военнослужащими служебных обязанностей следует учитывать наличие у них неснятых дисциплинарных взысканий только за грубые дисциплинарные проступки, исчерпывающий перечень которых определен Федеральным законом «О статусе военнослужащих». Это устранит почву для субъективного усмотрения должностных лиц при принятии решения о присвоении воинского звания военнослужащему. Важно чтобы эти нормы внимательно рассматривались в ходе общественной экспертизы законопроектов.

Повышенные коррупционные риски носят также предусмотренные ст. 24 Положения о порядке прохождения военной службы нормы о порядке присвоения воинских званий гражданам, пребывающим в запасе, согласно которым воинское звание указанным лицам может быть присвоено без прохождения учебных сборов в аттестационном порядке.

Сегодня нередки случаи, «когда тому или иному гражданскому должностному лицу, или бизнесмену, или просто хорошему человеку по случаю или без него, состоящему в запасе Вооруженных Сил Российской Федерации или иных структур, в аттестационном порядке присваивается, и не единожды, очередное воинское звание».

Данные нормы также требуют соответствующей корректировки в целях устранения их коррупциогенности.

Увольнение с военной службы – сложный, многоаспектный правовой институт, в котором имеется немало потенциальных возможностей для выстраивания различного рода коррупционных отношений.

Так, весьма коррупциогенным является стремление военнослужащего уволиться с военной службы по т.н. «льготным» основаниям (по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями). Мотивация здесь имеет вполне конкретную материальную основу – получение в полном объеме единовременного пособия, предусмотренного п. 3 ст. 3 Федерального закона от 7 ноября 2011 г. № 306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат», а также других социальных гарантий, установленных законодательством для данной категории уволенных с военной службы граждан.

Предметом коррупционных сделок в данном случае, по мнению экспертов, может выступать, например, «покупка» заключения ВВК, дающего право на увольнение по состоянию здоровья.

Как предпосылку возникновения коррупционных связей эксперты рассматривают также предусмотренную абз. 6 подп. «а» п. 4 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы возможность увольнения военнослужащего в связи с организационно-штатными мероприятиями при сокращении воинских должностей одной военно-учетной специальности либо воинских должностей, подлежащих замещению одним составом военнослужащих, в пределах их общей численности в воинской части, подразделении органа или организации, в том числе если занимаемая им воинская должность не подлежит сокращению.

Учитывая то обстоятельство, что решение вопроса о том, кто конкретно может быть представлен к увольнению по данному основанию (по ОШМ в счет общей численности), законодателем отдано на усмотрение соответствующего командира, а также принимая во внимание, что число желающих быть уволенными по данному льготному основанию, как правило, превышает число сокращаемых воинских должностей, вероятность того, что в числе счастливчиков окажется тот, кто больше «даст на лапу», весьма высока.

Достаточно высоким является риск возникновения коррупционных ситуаций в связи с нежеланием многих военнослужащих быть уволенными с военной службы в связи с достижением предельного возраста пребывания на военной службе (особенно часто это имеет место в центральном аппарате Минобороны России).

Коррупциогенность данной ситуации заключается в том, что нормы ст. 10 Положения о порядке прохождения военной службы, которыми регулируется порядок заключения нового контракта с военнослужащим, достигшим предельного возраста пребывания на военной службе, носят диспозитивный характер, т.е. право принятия решения заключать или не заключать с конкретным военнослужащим контракт сверх предельного возраста предоставлено исключительно соответствующему командиру.

Нормы ст. 10 Положения о порядке прохождения военной службы сформулированы таким образом, что военнослужащий, желающий еще послужить после достижения предельного возраста пребывания на военной службе, оказывается всецело во власти соответствующего командира, оставаясь беззащитным перед его волей. Это обстоятельство и создает условия для взяточничества в подобного рода ситуациях.

Наряду с прохождением военной службы одной из наиболее коррупционноемких областей повседневной жизнедеятельности военной организации государства является реализация социальных гарантий военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей.

Это объясняется комплексом причин, основными из которых являются:

во-первых, высокая значимость и ценность тех социальных благ, которые закон предоставляет гражданам в связи с прохождением военной службы. Многим из указанных благ не имеется аналогов в «гражданской» сфере (например, гарантия бесплатного жилищного обеспечения, бесплатного получения образования в военном вузе и др.). Это предопределяет высокую готовность многих военнослужащих облегчить путь к получению вожделенного блага путем дачи взяток соответствующим воинским должностным лицам, от которых зависит предоставление этих благ;

во-вторых, ограниченные возможности государства предоставить установленные законом социальные гарантии одновременно всем и сразу. Там, где существует очередь на что-либо, там неизбежно появляются люди, стремящиеся эту очередь обойти. Они ищут (и, как правило, находят) должностных лиц, готовых за определенную мзду помочь им получить дефицитное социальное благо в обход очереди;

в-третьих, все более возрастающий объем финансовых и иных материальных средств, выделяемых государством на развитие военно-социальной сферы. Большие деньги очень часто порождают искушение коррумпированных должностных лиц незаконным способом присвоить часть этих средств;

в-четвертых, несовершенство многих норм военно-социального законодательства, наличие в нем многочисленных пробелов, противоречий, неопределенных формулировок. Необоснованная широта дискреционных полномочий, предоставляемых законодательством воинским должностным лицам при реализации социальных прав военнослужащих, во многих случаях позволяет военным чиновникам действовать по своему усмотрению, что предопределяет высокую вероятность возникновения различного рода коррупционных схем.

Потенциальные взяточники в погонах прибегают к иной стратегии – вводят неопределенные и двусмысленные требования, предъявляемые к претендентам на ту или иную социальную гарантию. В этом случае чиновники могут вообще не предоставлять требуемое социальное благо тем, кто отказывается давать взятки, и тогда обделенным будет очень сложно доказать, что с ними обошлись несправедливо. Наглядным подтверждением сказанному могут послужить имевшие место в 2000 – 2005 гг. драматические коллизии, связанные с выплатами военнослужащим т.н. «боевых денег» – денежного вознаграждения за непосредственное участие в контртеррористических операциях в Северо-Кавказском регионе Российской Федерации. Неоправданно широкий круг получателей данного вознаграждения, отсутствие четких критериев отнесения военнослужащих к непосредственным участникам боевых действий, закрытый характер нормативных актов, регулирующих эти выплаты, – все это создало благодатную почву для пышного расцвета мздоимства и лихоимства при выплате «боевых» денег.

Аналогичные ситуации имели место в более позднее время в связи с выплатой военнослужащим денежных премий в соответствии с незабвенным т.н. «400-м приказом» Министра обороны Российской Федерации. Наиболее нашумевший случай – видеообращение к руководству Минобороны и Следственного комитета старшего лейтенанта И.Сулима из Липецкого авиационного центра. Он подробно описал коррупционную схему, выстроенную командованием воинской части при распределении ежемесячных офицерских премий.

Чем больше у воинского должностного лица возможностей для произвола и чем меньше возможных вариантов действия у военнослужащего, претендующего на ту или иную социальную гарантию, тем выше вероятность возникновения коррупционных отношений, даже если все претенденты на получение социальной гарантии или услуги отвечают необходимым требованиям.

Издержками для получателей этих социальных гарантий и услуг в этом случае являются потраченное время и хлопоты, связанные с желанием чиновника «выбить» из них вознаграждение. Поскольку, как говорится, «время – деньги», многие военнослужащие готовы платить взятки и преподносить подарки во избежание проволочек и волокиты при получении желанного социального блага.

Эксперты отмечают, что коррупционеры весьма изобретательны в выстраивании различного рода коррупционных схем в целях получения незаконного материального вознаграждения, умело используя при этом несовершенство военно-социального законодательства.

Вся обширная совокупность социальных гарантий и компенсаций, установленных законодательством для военнослужащих, с точки зрения вероятности возникновения коррупции делится на три категории:

социальные гарантии, предоставляемые лицам, не имеющим на них законного права (например, выплата военнослужащему страхового обеспечения по факту мнимой травмы на основании полученной в военно-медицинском учреждении за взятку фиктивной справки о травме). Социальный вред коррупции в данном случае заключается в поощряемом взятками утверждении беззакония в военной организации государства;

дефицитные социальные гарантии, предоставляемые лицам, имеющим на них законное право, но с нарушением установленного порядка (например, выдача за взятку ГЖС лицу, имеющему право на его получение, но ранее лиц, включенных в список получателей ГЖС в соответствующем году, т.е. с нарушением очередности). В условиях дефицита социальных гарантий и услуг коррумпированное воинское должностное лицо среди всех потенциальных получателей отдает предпочтение именно взяткодателю. В этом случае социальный вред состоит в искажении идеала социальной справедливости;

бездефицитные социальные гарантии и компенсации, предоставляемые на законных основаниях, но за взятку, которая вымогается посредством создания коррумпированным военным чиновником условий искусственного дефицита, волокиты, истребования дополнительных документов и т.п. В этом случае социальный вред коррупции заключается в искажении смысла социальной справедливости усилиями должностных лиц, стремящихся к получению взятки.

Эксперты отмечают немало данных о коррупции в сфере военного образования. В военном образовании есть специфические, присущие только военной организации коррупциогенные факторы, которых нет в гражданских образовательных учреждениях.

Так, в гражданских вузах давно кануло в лету понятие «распределение выпускников»; следовательно, и рынок коррупционных услуг по данному поводу отсутствует. В военных вузах распределение всегда было и остается весьма важным, затрагивающим жизненные интересы каждого выпускника событием. Каждый молодой офицер по вполне понятным причинам заинтересован в удачном начале служебной карьеры, что и становится почвой для коррупционных отношений. Данное обстоятельство определяет высокую мотивационную готовность будущих офицеров и их родителей «купить» будущее место службы (попросту дать взятку соответствующим должностным лицам, от которых зависит распределение).

Важно отметить, что коррупция в образовательной сфере наносит непоправимый моральный ущерб: «Получается, что вузы учат курсантов давать взятки. Если курсант с момента поступления и до выпуска проплачивал экзамены, то система выпустит специалиста не по профилю вуза, а по взяткам, который и далее будет проводником коррупции».

По мнению Совета экспертов можно выделить следующие негативные последствия коррупции в военной организации государства:

коррупция существенно затрудняет осуществление государством стоящих перед ним стратегических задач в области военного строительства, поскольку приводит к хищениям бюджетных средств, выделяемых на оборону, а также, даже не становясь достоянием гласности, подрывает доверие к Вооруженным Силам со стороны общества;

коррупция непосредственно ведет к снижению уровня жизни подавляющей части военнослужащих, принуждая их к систематическим платежам и резервированию части своих доходов для взяток и подарков;

коррупция в среде командного состава Вооруженных Сил постоянно воспроизводит стереотипы «имущественной нескромности» и подражания в стяжательстве среди подчиненных, для которых основным критерием служебной этики становится не закон, а образ жизни начальника;

коррумпированный управленческий персонал органов военного управления психологически не готов поступаться своими личными интересами ради интересов общего дела, превращает его в замкнутую касту, стоящую над интересами большинства военнослужащих;

коррупция обессмысливает военное правосудие, поскольку в коррумпированном суде правым всегда оказывается тот, у кого больше денег и меньше нравственно оправданных стандартов;

прием за взятки в военные вузы не только лишает военную организацию государства значительной части интеллектуального потенциала, не позволяя получить высшее военное образование наиболее талантливым молодым людям, но и приводит к искаженной карьерной ориентации офицерского состава – интеллектуальной элиты Вооруженных Сил, ориентируя ее не на творческие достижения, а на достижение имущественного успеха любой ценой.





страница8/13
Дата конвертации27.04.2013
Размер4,39 Mb.
ТипДоклад
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы