Япредставлю нашего первого сегодняшнего докладчика это Ситникова Светлана Юрьевна. Она также представляет корпорацию «Корана» иявляется одним из разработчико icon

Япредставлю нашего первого сегодняшнего докладчика это Ситникова Светлана Юрьевна. Она также представляет корпорацию «Корана» иявляется одним из разработчико



Смотрите также:
1   2   3   4   5   6   7

Муж. Несколько коротких вопросов. Когда речь идет об изменении границ зон деятельности гарантирующего поставщика, в постановлении пятьсот тридцатом применяется в скобочках такое уточнение: разделение или объединение. Вот этот союз «или» как надо понимать: как разделительный союз, то или-или, то есть, ни в коем случае сочетание не допускается, или все-таки возможно сочетание?

^ Светлана Юрьевна Ситникова. Тем же нет «и», там написано «или».

Муж. Совершенно верно, поэтому я и спрашиваю.

Светлана Юрьевна Ситникова. Значит, «или»: или одно или другое.

Муж. Сочетание невозможно?

^ Светлана Юрьевна Ситникова. Когда сочетание возможно, обычно пишут и/или. Если там написано «или», то это альтернатива. Вы делаете либо объединение, либо разделение: невозможно сразу все объединить и все разделить.

^ Муж. Нет, ну, это возможно. Другое дело, что разработчики не заложили такой смысл.

Максим Сергеевич Мулюкин. А какой смысл закладывали в этот союз «или»?

^ Светлана Юрьевна Ситникова. Закладывали ровно этот смысл, чтобы вы при каждом очередном конкурсе понимая, что вы хотите как-то изменить границы, шли в одном контексте: либо объединяли какие-то границы существующие, либо разъединяли. Одновременно вы это сделать не можете. Вот, собственно, и все, никакого другого смысла.

Муж. А смысл-то в чем. Ведь решение этой проблемы очевидно. Скажем так, через конкурс в этом году разделили, потом объединили, пришли к тому же самому. А смысл-то в чем заключается отсутствия вот этого союза «и», чтобы создать дополнительные сложности?

^ Светлана Юрьевна Ситникова. А зачем вам союз «и»? Вы хотите разделить и объединить?

Муж. А почему нет?

Светлана Юрьевна Ситникова. Считайте так, что законодатель не считал целесообразным этого делать, он предусмотрел, что нужно, если вы хотите объединять, объединяйте, если хотите разделять, разделяйте. Причем, у вас есть жесткие требования к разделению. Если вы читали требования в пятьдесят девятом пункте, то у вас при разделении есть количественные критерии к тому количеству потребителей, которое остается на каждой разделенной зоне – потребителей субъекта Российской Федерации. Вы не можете до бесконечности делить и объединять. Если бы был союз «и», то этот пункт точно бы, наверное, не реализовывался.

Муж. Еще такой вопрос. Вы говорили, что в правилах Минпромэнерго предусматривается обязанность организатора конкурса опубликовать условия конкурса.

^ Светлана Юрьевна Ситникова. Конечно, в правилах розничного рынка они тоже предусмотрены.

Муж. Я правилах розничного рынка насчет публикации ничего нет. Более того, там сказано, что условия конкурса предоставляют заинтересованным лицам за плату. Так вот, в чем логика? Мы и за деньги продаем, а прежде чем продать за деньги, мы сначала их опубликуем для всеобщего обозрения. Может быть, тогда убрать упоминание о взимании платы, логично было бы.

^ Светлана Юрьевна Ситникова. Я согласна, я, видимо, ошиблась. Действительно в двадцать первом пункте написано, что вы публикуете извещение о проведении конкурса в течение десяти дней, а конкурсную документацию вы выдаете по письменному запросу.

^ Муж. За денежки.

Светлана Юрьевна Ситникова. Да.

Муж. Еще можно, тут короткие вопросы. Гарантирующий поставщик, очевидно, за пределами зоны деятельности может действовать в роли свободного сбыта. Вопрос, какую сбытовую набавку он будет при этом применять: свободную или ту, которая ему установлена?

^ Светлана Юрьевна Ситникова. Во-первых, для сбытовой компании у вас нет полномочий по установлению сбытовой надбавки, у нее все это устанавливается либо внутри ее конечного тарифа, либо она сама ее определяет, если она работает без тарифа, потому что у нас по нормативке в тарифном меню...

^ Муж. Гарантирующий поставщик.

Светлана Юрьевна Ситникова. Я специально акцентировалась на том, что ГП – это не признак самой организации, а это ее признак этой организации в контексте этой территории. Как только она вышла с этой территории, она уже не ГП, поэтому она просто сбытовая компания, а по законодательству о тарифообразовании, нет полномочий по установлению сбытовой надбавки какой бы то ни было сбытовой компании. Сбытовая надбавка устанавливается только для ГП.

^ Муж. Нет, а если есть население, и она имеет население за пределами.

Светлана Юрьевна Ситникова. Тогда ей устанавливается конечный тариф, по которому она продает, и внутри вы считаете, как составную часть, ее сбытовые расходы, специально не выделяя и не устанавливая. У нее нет такого права по законодательству иметь установленную сбытовую надбавку, как самостоятельный элемент, только внутри конечного тарифа.

Муж1. Светлана Юрьевна, Ростовская область. Вернусь немного в прошлый год. Определяем мы гарантирующих поставщиков. Соответственно, по тридцать шестому пункту «а» «СбытРостовэнерго» у нас, границы территории – Ростовская область, за исключением пункта «в». Пункт «в» - «Донэнергосбыт» определяется как по пятьдесят пятому пункту правил границы сетей. В настоящий момент у нас «Донэнергосбыт» уже в полном объеме находится на оптовом рынке, то есть уже есть все зарегистрированные группы точек поставки. Вот с вашей точки зрения, если мы сейчас в постановление о наших границах внесем изменения в плане того, что мы определи – опять-таки вернемся к пятьдесят четвертому пункту – по группам точек поставок границы деятельности гарантирующих поставщиков. Фактически границы не меняются, они переименовываются. Объясню, для чего это необходимо. Во-первых, постановление очень коряво выглядит, когда... ну, вы представляете, что такое описать границы деятельности сетевой организации, которая расположена на территории всей Ростовской области, то есть это приложение с непонятными цифрами.

Дальше возникает вопрос развития сетевой компании «Донэнерго», что-то построилось новое, появились новые потребители. Они автоматически не попадают к «Донэнергосбыту» как гарантирующему поставщику, потому что у нас первым пунктом нашего постановления «Энергосбыт Ростовэнерго» стоит, что зона деятельности вся Ростовская область.

^ Светлана Юрьевна Ситникова. Да, но только у вас эти потребители сидят на продолжении сетей той же сетевой организации по границам балансовой принадлежности, которой были установлены границы для «Донэнергосбыта»?

^ Муж1. Да.

Светлана Юрьевна Ситникова. Это развитие тех же самых сетей. Если это развитие тех же самых сетей, а не просто потребители, которые на других сетях, то это, собственно, это то, чтоб мы хотим...

^ Муж1. В правилах про это ничего не сказано.

Светлана Юрьевна Ситникова. Я понимаю. Мы этот пункт, понимая уже сейчас эту ситуацию, пытаемся его хоть как-то прописать в самом приказе Минпромэнерго о том, что если идет достройка уже существующих сетей, по которым были определены, то это, естественно, на ту часть изменяются, точнее, уточняются границы зон деятельности. Не знаю, как это пропустит Минюст, но мы пока это написали.

Муж1. Ваша позиция, как разработчика, все-таки интересна. Если мы переименуем границы, а границы останутся прежними, я подчеркиваю...

^ Светлана Юрьевна Ситникова. Я поняла вашу задачу, но я бы, наверное, решила ее так. Все-таки решение вы принимали в течение тридцати или сорока пяти дней с момента вступления в силу правил розничного рынка, и решение формировалось в той статике, которая существовала на момент принятия этого решения. Если вдруг вы понимаете, что у вас появилось более удобное наименование границ зон деятельности, я бы, пытаясь не противоречить правилам, просто бы вам посоветовала, наверное, не меняя то решение, туда дописать. Если это у вас два абсолютно идентичным определения границ, при том то вы менять уже Марина Ивановна. Можете, потому что вы его определили тогда законно, на основании той статики, которая была, то для большего удобства вы можете просто дополнить. Все, что было написано раньше через все эти ТП и так далее, теперь определяется через ГТП, при этом не удаляя вот эти вот все фидера, ТП и все, что у вас было написано, в вашем решении.

Муж2. Комитет по тарифам Ленинградской области. Вопрос следующий. Тут в слайдах указывалось о том, что в случае размещения гарантирующего поставщика на территории двух субъектов, необходимо согласованное решение регулирующих органов...

^ Светлана Юрьевна Ситникова. Пункт тринадцатый правил розничного рынка.

Муж2. Но дело в том, что у нас подписано дополнение к соглашению о взаимодействии между РЭками, плюс также член комиссии конкурсной является председателем городского комитета по тарифам. Этого достаточно?

^ Светлана Юрьевна Ситникова. Особых требований в тринадцатом пункте к тому, как должна выглядеть соглашение, действительно там нет. Там просто написано, что два РЭКа должны определиться о том, каким способом они выполняют функции органа власти по контролю за деятельностью ГП. Соответственно, если вы считаете, что это полностью юридически и формально подходит, значит, это у вас остается. Но при этом вы должны это соглашение обязательно направить в ФСТ, чтобы ФСТ знало о том, кто же является в этой ситуации органом, осуществляющим контроль за деятельностью в настоящий момент питерской сбытовой организации, зоной деятельности которой является город плюс область.

Муж2. Опять же по этому плакату вопрос. Первая строчка гласит, что очередной конкурс проводится один раз в три года, первый либо в 2008 году. На сегодняшний момент у нас было выпущено в дополнение к пятьсот тридцатому четыреста пятидесятое постановление Правительства, которое также не запрещает проведение конкурса в 2007 году. То есть, оно говорит о том, что принятие решения о проведении конкурса должно быть принято в определенные сроки.

^ Светлана Юрьевна Ситникова. Задавайте вопрос, я знаю, что там написано.

Муж2. Смысл этого документа скажите, то есть, прямого запрета нет на проведение конкурса, а зачем тогда комментировать вот эти вот...

^ Максим Сергеевич Мулюкин. Зафиксирована позиция, что в двух документах, обладающих равной юридической силой, существуют две нормы, которые, с одной стороны, не запрещают проведения конкурса сейчас, а другая норма прямо указывает, когда должен быть проведен конкурс. С точки зрения разработчиков, с точки зрения логики рынка, розницы и опта, что допустимо делать в этой ситуации? Допустим ли конкурс в 2007 году или он обязательно должен быть проведен в 2008 году именно с точки зрения разработчиков?

^ Светлана Юрьевна Ситникова. Я понимаю, про что вы говорите. Там есть два абзаца, которые каждый читает по-своему. Я акцентируюсь только на том абзаце, на котором, собственно, держится вся логика этого документа. Там написано, что конкурсы первоочередные проводятся в сроки, установленные настоящим постановлением, то есть четыреста пятидесятым, вступившим в силу двадцатого июля, проводятся в сроки, установленные настоящим постановлением, то есть читайте ниже – до двадцать пятого августа, но не ранее вступления в силу правил конкурса. Соответственно, если бы правила конкурса вышли раньше, что позволило бы провести конкурс в седьмом году, он был бы проведен в те сроки, которые установлены. Так как правила, ограничивающие проведение и, соответственно, фиксирующие другие сроки, не вышли, фактически получилось невозможным проведение конкурса в 2007 году, потому что оба этих абзаца говорят про первые очередные конкурсы. При этом первый абзац ограничивает действия второго абзаца.

Муж2. Еще вопрос. У нас есть такой реестр гарантирующих поставщиков, то есть в вашей всей процедуре не было, то есть извещение ФСТ было, однако, так скажем, по-простому, необходимость или законность включения или не включения новых гарантирующих поставщиков в данном реестре, их существование. То есть, гарантирующий поставщик, который не включен в реестр гарантирующих поставщиков ФСТ, может осуществлять свою деятельность на территории Российской Федерации?

^ Светлана Юрьевна Ситникова. Я отвечу так. Так как специального последственно-правового значения в постановлении этому регламенту не придавалось, и было написано, что это федеральный информационный реестр, то, наверное, его нужно толковать, как информационный реестр. Все-таки решение пока закреплено, и сама процедура установлена, и именно юридическое значение приобретают решения уполномоченного органа, коим в ряде статей является орган власти субъекта Российской Федерации. Решение он принимает, решение вступает в силу. Действительно могут быть какие-то сложности и направлением формирования пакета документов ФСТ для того, чтобы включить в реестр, но это как бы не ограничивает действие вашего решения.

Муж2. Еще один вопрос. Предположим, на территории субъекта существовало три гарантирующих поставщика. По результатам конкурса остался один гарантирующий поставщик, то есть...

^ Светлана Юрьевна Ситникова. Объединили три в одном.

Муж2. Объединили три в одну, то есть, соответственно, хотел бы, чтобы вы дали понять, что является стимулом для потребителей по переходу к новому гарантирующему поставщику? Я не беру население, я имею в виду промышленников, то есть перезаключение договоров и так далее. Что?

^ Светлана Юрьевна Ситникова. Я так думаю, что самое важное условие, которая лишенная статуса ГП организация может предложить этому потребителю. Если она его сразу выводит на оптовый рынок, и он понимает, что ему там дешевле, тогда, естественно, он останется у нее. Если, лишив ее статуса гарантирующего поставщика, не дали ей пресловутый * тариф, РЭК по какой-то причине, понимая, что она теперь должна торговать. Если покупают у ГП, то покупают по тарифу для той же группы потребителей, которая продает, то тогда за счет чего он будет функционировать? Соответственно, он и уйдет. Но она, конечно, может ему предложить какие-нибудь удобные условия, допустим, по рассрочке платежа и еще что-то, что является дополнительным фактором того, чтобы остаться у этой сбытовой компании. Но, в принципе, наверное, ценовые критерии самые важные. Наташа вчера вам должна была говорить о том, что является планкой для сравнения потребителя. Он всегда ориентируется на цену ГП, а потом уже выбирает себе другого поставщика.

Муж3. Республика Дагестан. Говоря о присвоении статуса гарантирующего поставщика территориальной сетевой организации без проведения конкурса, мы ссылаемся на то, что есть некие обстоятельства. Можно уточнить, о каких обстоятельствах идет речь? Задавая этот вопрос, я хотел бы прокомментировать его, описав ситуацию, которая сложилась в республике. У нас единственный гарантирующий поставщик. К нему обратилась независимая сбытовая организация столичная «Энергосбыт-один». Так вот, гарантирующий поставщик всячески уклонялся от заключения договора, мотивируя это какими-то всеми доступными и не доступными способами, в том числе, ссылаясь на задолженность ряда муниципальных организаций города Махачкалы перед ТЕСКом. Мы тоже принимали активное участие в этом вопросе. Он стал предметом обсуждения в Правительстве на самом высоком уровне. Так вот, итогом обсуждения этого вопроса стало несогласованное решение ни с антимонопольным органом, ни с нами. Задним числом Дагестанская * компания – гарантирующий поставщик заключает договор купли-продажи с Махачкалинскими городскими электрическими сетями. Об этом мы узнаем в начале августа. Договор заключен с первого июля.

Естественно, что ни о каких тарифных решениях службой по тарифу до настоящего времени не принято. Вопрос как бы висит в воздухе. Учитывая, что где-то полгода обсуждался это вопрос на всех уровнях, мы сегодня являемся чуть ли не камнем преткновения в решении такого глобального вопроса на уровне... там и Президента подключали и так далее. Я бы хотел уточнить. Вот она городская сетевая компания, вот вам обстоятельства, которые возникли, но договор купли-продажи заключен задним числом. О запрете на совмещение мы тоже все прекрасно осведомлены. Я бы хотел от вас именно позицию разработчика узнать, как вы на такую ситуацию смотрите и подпадают ли такие обстоятельства для того, чтобы хотя бы разбирать этот вопрос. Путь до сих пор не найден, мы до сих пор не решили, как нам поступить. Так вот, вообще, учитывая сжатость сроков, имеет ли смысл рассматривать это как присвоение статуса гарантирующего поставщика в случае обращения?

^ Светлана Юрьевна Ситникова. Насколько я поняла вашу ситуацию, я не видела ни одного того обстоятельства, которое написано в сорок восьмом пункте правил розничного рынка. Здесь четко перечислены все те обстоятельства, при наступлении которых, если вы не успели провести внеочередной конкурс, статус передается сетевой организации. Такими являются нарушение гарантирующим поставщиком обязательств, принятых им на себя, как-то лишение его статуса субъекта оптового рынка, его неплатежи своим контрагентам, нарушение его финансового состояния, причем все это должно быть согласовано, я так понимаю, с ФСТ – то, что его возможно менять в этой ситуации. Либо это ликвидации самого ГР, либо это его банкротство, либо его самостоятельный отказ. Но у вас ничего этого не было. У вас какая-то странная ситуация. Почему-то они заключили договор просто между собой.

Коллеги, я вам могу сказать как минимум несколько судебных решений, причем федерального округа о том, что одни считают, что отношения ГП – сбытовая компания есть публичные отношения. Другие суды, окружные, считают, что это не публичные отношения, поэтому вы не можете здесь делать правильное суждение, потому что нет единой практики понимания, публичен ли договор ГП для сбытовой компании или он публичен только для конечных потребителей. Поэтому мы это применять не можем, наверное. Все-таки здесь нет таких жестких оснований для...

^ Реплика. Значит, суды расходятся во мнениях?

Светлана Юрьевна Ситникова. Суды расходятся во мнениях о том, публичным ли является договор гарантирующего поставщика с конкурентной сбытовой организацией либо не публичным. Тогда это точно не может быть аргументом для того, чтобы проводить вот эти процедуры, которые серьезно влияют на то, у кого есть статус, потому что все это спаривается. Кто-то приносит другие судебные решения и показывает, сто пять кассаций думают, что это не публичный договор.

Муж3. Прозвучали несколько ваших комментариев относительно того, что конкурсная комиссия формируется до принятия решения о проведения конкурса – это раз. Потом, решение принимается организатором конкурса – два, потом, обязательно дождаться мнения ФСТ по представителям или Минпромэнерго. Это ваша позиция разработчика либо это где-то прописано?

^ Светлана Юрьевна Ситникова. Это позиция наша, разработчика, которая пока зафиксирована только в проекте приказал Минпромэнерго…

Максим Сергеевич Мулюкин. У нас есть набор письменных вопросов. Первый. «Энергоснабжающая организация приобрела статус ГП, но не выполняет требования, предъявляемые к ГП. Какова процедура лишения ее статуса, каким документом должно быть подтверждено лишение статуса, и может ли другой ГП, так же приобретший статус ГП, без процедуры проведения внеочередного конкурса – быть ГП в зоне действия старого ГП, которого лишили статуса?»

^ Светлана Юрьевна Ситникова. У меня ответ будет следующий: так как нет правил проведения конкурса, внеочередной проводиться не может. Так как наступили обстоятельства, для того чтобы его проводить, и есть формальные основания невозможности его проведения – работает 51-й пункт: статус должен передаваться сетевой организации.

^ Максим Сергеевич Мулюкин. Нет, а какая процедура лишения статуса? Вот есть ГП, который не выполняет требований – ни формальных, ни конкурсных... Я слышу, что нет конкурса, но формальных не выполняет – как инициируется процедура лишения: кем и каким документом?

^ Светлана Юрьевна Ситникова. Устанавливается наличие обстоятельств по пункту 48-му: там первое – не выполняются требования, предъявляемые... Всё это фиксируется, ну, в моем понимании. Оформляется решение органом власти Субъекта, по 51-му пункту ему написано, органу власти Субъекта – в каких условиях он принимает решение о передаче функции гарантирующего поставщика территориальной сетевой организации. Там дополнительных ссылок на какие-то другие заключения иных министерств и ведомств не нужно, поэтому в этом случае вам главное – установить правильно обстоятельства и принять свое решение о передаче статуса.

Жен. Скажите, не распаковавшаяся энергоснабжающая организация, в одном лице исполняющая функции * и сети... получается, что он автоматически остается опять в общей практике.

^ Светлана Юрьевна Ситникова. Тогда вы обращаетесь в федеральную антимонопольную службу, у которой по 36-му федеральному Закону есть полномочия выдавать предписание о принудительном разделении в такой организации своих видов деятельности. Зачем вы лезете в ту зону, которая не ваша? Вы вовремя сигнализируйте об этом, и дальше уже деятельность ФАС – с ним бороться. Тогда вы ничего не делаете в этой ситуации, что вам не на кого больше сбросить.

Но с другой стороны, у нас есть описание того, на какую сетевую, именно сетевую организацию передается статус – просто может не совпадать вот это ЭСО с той сетевой, которой передается статус. У нас сетевая организация определяется по наличию на ее сетях точек поставки с оптового рынка, через которые обеспечивается потребление максимального количества потребителей. Соответственно, если это у вас эта энергоснабжающая очень маленькая, очевидно, что это не на ее сетях сидят точки, через которые определяется та сетевая, которой присваивается статус, соответственно, вы меняете и передаете на другую сетевую организацию.

Два выхода посмотрите.

^ Максим Сергеевич Мулюкин. Еще один вопрос. «Гарантирующий поставщик приобретает электроэнергию от энергосбытовой организации, субъекта оптового рынка, не являющегося ГП – сохранит ли статус ГП указанная организация с 01.01.08?»

^ Светлана Юрьевна Ситникова. У нас для энергосбытовой на оптовом рынке есть требования: она на оптовом рынке может представлять только конкретное энергопринимающее оборудование конкретного потребителя – она никогда не представляет на оптовом рынке целую зону, он у нее покупать не может. Если только это не сбытовая, обслуживающая завод.

^ Жен. Он продает **.

Светлана Юрьевна Ситникова. Значит, это неправильно – это значит, что у них сделка купли-продажи недействительная. И здесь даже не этот факт, здесь факт того, что само ГП должно выйти на оптовый рынок. Если он сам не выходит на оптовый рынок – всё – и неважно, у кого он сейчас покупает, у ГП или у кого-то вот этого вашего непонятного сбыта, про который я не понимаю, как он ей продает электроэнергию. Для него требования, для самого – выйти на оптовый рынок.

^ Максим Сергеевич Мулюкин. Следующий вопрос. «Какое место отводится с 1-го января восьмого года сбытовым компаниям, которые не являются ГП и не планируют ими стать, в числе потребителей которых находится население? Наличие лицензии и выход на оптовый рынок – является ли обязательным?» Вот надо ответить на второй вопрос.

^ Светлана Юрьевна Ситникова. Если она лишена статуса, у нее осталось население...

Максим Сергеевич Мулюкин. Она не обладает статусом и не собирается его получать, у нее есть население – и нужен ли обязательный выход на опт?

^ Светлана Юрьевна Ситникова. Ей обязательно нужно получение лицензии. Она сама решает, нужен ли ей выход на опт или не нужен, скорее всего, целую группу населения она вывести на оптовый рынок просто физически не сможет, потому что есть количественные критерии, предъявляемые к тем энергопринимающим устройствам, которые выводятся на оптовый рынок. Для нее есть требование в рознице – продавать всем своим потребителям по установленному для нее конечному тарифу, потому что у нее в числе ее потребителей есть население. А дальше она уже сама думает, где ей покупать, и выгодно ли ей экономически осуществлять эту деятельность?

Сбытовые компании должны определиться со своим местом, и место они определяют именно – есть ли у них удобные входные ценовые параметры для работы с конкретными потребителями. В рознице таковых ценовых параметров... они полностью зависят от ваших тарифных решений, которые устанавливаются в тарифном меню для ГП. Либо она договаривается с розничным производителем, либо она выводит это оборудование на оптовый рынок – у нее вся тактика абсолютно предсказуемая, всё зависит от ценовых сигналов. Если это сбытовая организация, в структуре потребителей которой есть население – РЭК регулирует эту организацию, для нее есть требование продавать только по тарифу. В противном случае, наверное, к ней придет налоговая или еще кто-то. В розничном рынке, в пункте 106-107, если я не ошибаюсь, написано... Сейчас я вам открою и зачитаю. И те же самые нормы есть уже и в постановлении Правительства, где собственно и идет это разграничение.

106-й пункт. «На розничных рынках электроэнергия поставляется потребителям по регулируемым ценам». Дальше написано, кем такая электроэнергия поставляется: «гарантирующими поставщиками, энергоснабжающими организациями и энергосбытовыми, к числу покупателей которых относятся граждане и приравненные к ним лица». Всё. Поставляет по регулируемым ценам. Не написано, что она поставляет только населению, а всем остальным – по свободным ценам. Потому что ниже написано: «Энергосбытовые организации, не относящиеся к числу, указанных выше, продает электроэнергию по ценам в объеме, определяемым соглашением сторон».

^ Жен. ** А продажи регулируются **?

Светлана Юрьевна Ситникова. Можете их не регулировать, только они, очевидно же, где покупают: либо у ГП – если они покупают у ГП, то ГП тоже должен им продавать по тарифу, он не может продавать им по свободной цене. Либо они покупают у рыночной генерации, но там могут договориться по какой-то другой цене, тогда у них входная цена не будет регулироваться.

^ Максим Сергеевич Мулюкин. Коллеги. Еще один вопрос по поводу сообщения Светланы. «Возможно ли изменение зон деятельности ГП по результатам конкурса?»

Светлана Юрьевна Ситникова. Изменение у нас есть в двух случаях. Первое, если у вас есть ГП, который не вышел на оптовый рынок – это чисто ваше решение. А второе, все остальные изменения только по результатам очередного конкурса, в случае, если у вас были все основания для того, чтобы включить это условие в условия конкурса. Второе, выбрали-таки победителей, победитель по каждой новой зоне предложил сбытовую надбавку не больше, чем у бывшего гарантирующего поставщика. И третье условие: в установленный «час икс» все новые ГП приступили к выполнению своих функций.

^ Максим Сергеевич Мулюкин. А если одна и та же организация выиграла статус ГП в двух зонах?

Светлана Юрьевна Ситникова. Она работает...

Максим Сергеевич Мулюкин. Их можно объединить по итогам...?

^ Светлана Юрьевна Ситникова. Нет.

Максим Сергеевич Мулюкин. Нет?

Светлана Юрьевна Ситникова. Нет, она будет...

Максим Сергеевич Мулюкин. И еще одно суждение, я просто зачитаю. «Уверен, что в процессе разработки правил функционирования розничного рынка уделялось внимание правоприменительной практике. В этой связи, почему проводить конкурс на присвоение статуса в отсутствии правил нельзя, а устанавливать тарифы в отсутствии правил, утвержденных Правительством, можно?»

^ Светлана Юрьевна Ситникова. Я ответила за нормативное обоснование той ситуации с правилами, которая существует в нашей ситуации. Если у вас есть вопросы дополнительные по другой ситуации, я могу провести дополнительный юридический анализ.

Вопрос. У меня вопрос на понимание. Просто **. По 107-му. Энергоснабжающие организации по свободной цене продают всем желающим, так? Кроме населения и бюджета.

^ Светлана Юрьевна Ситникова. Те, у которых...

Вопрос. При этом они не гарантирующий поставщик. Что происходит у нас по пункту «Г», пункта 36 – у нас всем организациям в территориальных изолированных системах присваивается статус гарантирующих поставщиков. Так? Таким образом, у нас энергоснабжающих организаций практически не в децентрализованном секторе. Так получается?

^ Светлана Юрьевна Ситникова. Да.

Вопрос. Я думаю, что это неправильно. Если, извините меня, где-нибудь на нефтяной вышке работает нефтяная компания как потребитель, и работает генератор как производитель – почему они не могут договариваться, почему они должны приходить и регулироваться? Там нет населения.

^ Светлана Юрьевна Ситникова. Свободные цены делались только в тех зонах – ценовых, и наверное потом еще возникнут в неценовых. Но пока только в ценовых, где есть ценовые сигналы для конкуренции, потому что есть возможность выхода на оптовый рынок, возможность получать разные входные цены с оптового рынка для ГП и для энергосбытовой организации, которая будет конкурировать с ГП, и которая будет принимать на себя потребителей. Если это изолированная система, то там, собственно, никакой конкуренции нет и быть не может – и там сплошное государственное регулирование всех тарифов.

^ Вопрос. Почему?

Светлана Юрьевна Ситникова. Потому что есть такой Закон номер 41, ФЗ о госрегулировании тарифов, где написано, что цены на электроэнергию подлежат госрегулированию. Есть такой Закон номер 36, ФЗ, где написано, что к полномочиям Правительства относится определение территорий Субъектов Российской Федерации, на которых допускается свободная продажа электроэнергии по свободным ценам. Иного не установлено, только две нормы, которые сегодня определяют, где может быть конкуренция, где могут быть свободные цены на электроэнергию – и где не может быть. Ваша ситуация относится к зоне действия чисто 141 Закона – вся электроэнергия продается по тарифу.

Реплика. Я с Вами не соглашусь, поскольку здесь речь идет уже о производителе, но тогда в данном случае необходимо внести дополнение в 530-е – чтобы не было разночтений.

^ Светлана Юрьевна Ситникова. Я Вам еще раз сказала, что федеральные законы не позволяют изменить 530-е постановление Правительства, потому что свободные цены возможны только в тех Субъекта Российской Федерации, которые относятся к ценовым зонам оптового рынка – ваша территория не относится к ценовой зоне оптового рынка. И более того, все ваши производители по розничным рынкам обязаны продавать всю выработку гарантирующему поставщику.

^ Максим Сергеевич Мулюкин. Спасибо большое. Мы благодарим Светлану за то, что она так терпеливо выслушала нас, наши вопросы, и что она с не меньшим терпением сделала свое сообщение. Спасибо большое.

Сейчас у нас следующее сообщение – сообщение, которое делает Татьяна Анатольевна Муромцева, представляющая бизнес-единицу-2. И ее сообщение будет по поводу бизнес-стратегий, бизнес-позиций по поводу гарантирующих поставщиков.

^ Татьяна Анатольевна Муромцева. Здравствуйте. Я, наверное, расскажу с позиции именно... как РАО видит, что происходит в наших сбытовых компаниях, и что оно собирается с ними делать. И наверное... неважно. То есть, вы должны понимать, что если вы проводите конкурсы или кого-то решаете назначить, сменить... Вы должны понимать, что даже новая компания, даже если конкурсы проведены правильно, и вы считаете, что она справится – вы должны видеть всё то, с чем она столкнется именно в рамках действующего оптового рынка, в рамках действующего розничного рынка. То есть, много вопросов, которые, скорее всего, вы просто не видите, потому что практически с ними не сталкиваетесь, а видите сбытовую компанию, либо как приходящую за сбытовой надбавкой, но вы совершенно не понимаете, что она делает на рынке.

Я попробую про это рассказать, но сначала скажу, что РАО у нас сначала разделило все АО Энерго, и в том числе выделило сбытовые компании. То есть, первой это была Калуга-Энерго в 2004-м году. И в апреле 2007-го года – последняя, это Тува-Энерго. Потом нами были переданы акции энергосбытовых компаний в доверительное управление ТГК либо в доверительное управление независимым сбытовым компаниям, либо администрации. То есть, есть такие примеры. Причем, мы всё время смотрим и сравниваем те сбытовые компании, которые были переданы в доверительное управление не в ТГК – работают более эффективно. 8-го декабря 2006-го года советом директоров РАО было принято решение о выходе из энергосбытового бизнеса и продаже энергосбытовых компаний.

Что такое «сбыт», наверное все это как-то понимают – он стоит в центре между поставщиками, инфраструктурой, сетью, потребителями. Он несет на себе социальную функцию, и ровно поэтому в 530-м правилами прописано, что именно вы решаете, кто же будет нести социальную функцию в регионе. Он является представителем всего субъектного состава, и он единственный плательщик, и социальная функция на нем, и при этом он еще и должен денежку платить, транслировать, как-то с этим жить.

Я бы хотела сказать, что такое для нас стопроцентный уровень реализации, стопроцентная собираемость денег. То есть, сбытовая компания на сегодняшний момент должна стопроцентно оплачивать покупную электроэнергию на оптовый рынок и по РД, и по РСВ, и БР – делает это она четыре раза в месяц: 7-го, 14-го, 21-го и 28-го числа, то есть еженедельно. Просрочка на один день – на нее тут же начисляются пени и штрафы. Просрочка две недели – у АТС начинается процедура лишения статуса субъекта оптового рынка. Прецедентов по нашим сбытам не было, держим, наверное, другими способами, но штрафы начисляются, точно. И даже если она, сбытовая компания, начинает погашать свою задолженность по РД или по РСВ, или БР, то штрафы списываются в первую очередь – это делается автоматически, то есть, ЦФР списывает со счетов сбыта автоматически сначала штрафы, потом всё остальное.

Сбыт должен платить абонплату РАО, должен платить инфраструктуру в виде платы по НПАТС и ЦФР. Причем опять же, платы НПАТС и ЦФР так же списываются у нее со счетов в первую очередь. Это тоже сделано автоматом, и сбытовая компания ничего не может сделать. Она должна платить 100% сетевым компаниям. Почему должна платить 100%. Во-первых, в этом году у нас советом директоров РАО введен контрольный показатель эффективности стопроцентной оплаты сетям. Ввели его, действительно, по просьбе сетевых компаний, даже скорее – по требованию, потому что они считают, у них единственный плательщик это сбыт, и они считали, что их финансовое положение в связи с этим как-то страдает, поэтому им ввели стопроцентную оплату.

Единственное, что удалось сделать, в стопроцентную оплату не включается, у них может какой-то объем киловатт-часов висеть на разногласиях, и тогда это не принимается к зачету в расчете вот этой стопроцентной или не стопроцентной оплаты. Проверяется у сбытов стопроцентная оплата ежеквартально, она проверяется РАО. И невыполнение контрольного показателя эффективности – это в РАО генеральный директор может лишиться должности. А так как они в доверительном управлении в ТГК, то и генеральный директор ТГК тоже может пострадать. Дальше бизнес-единица, то есть, всё очень сильно взаимоувязано, это достаточно жесткая штучка.

Поэтому очевидно, что РАО сделало как бы всё и делает всё, чтобы был именно стопроцентный уровень собираемости денег. И то, что там рубль недоплатили бюджеты – в таких условиях, где сбыт, маленькая компания с небольшим НВВ найдет рубль.

Сбыт еще должен всё время держать в голове то, что он должен исполнять при всех еще и требования правил розничного рынка, которые вы можете требовать у них, ежеквартально проверять. Если они их не исполняют, то еще и начинать процедуру лишения статуса ГП. Притом, что графики платежей, кассовые разрывы у сбытовых компаний совершенно разные, то есть, собирают они с потребителей по 530-му – это 50% текущего месяца и 50% следующего месяца за периодом, оплата на рынок производится у нас 4 раза в месяц. РСК – тут как договорятся, но обычно РСК стоит на твердых позициях, что «хочу – как потребитель», то есть 50% и 50%. Ну, абонплата РАО, ЦФР – там остался уж не такой большой объем, ну, как бы тоже всё хорошо.

Хочу рассказать, что у нас происходит на рынке у сбытовых компаний практически. В 2007-м году у нас еженедельные платежи, но при этом все сбытовые компании рассказывали, что у них тарифные ставки по привязке не равны индикативным тарифам, утвержденным ФСТ: по мощности – выше, по энергии – ниже. А в розницу они транслируют мощность по вашим тарифам, утвержденным от индикативных тарифов ФСТ.

График платежей поставщикам на оптовый рынок не соответствует начислениям. То есть, по привязке у сбытов график платежей выровнен от фактора сезонности, чтобы у них денег, кэша хватало на то, чтобы закрывать все эти платежи. А начисления производятся. Причем «как получилось» выглядит следующим образом: 11 месяцев они генерацию кредитуют, а 12-м им генерация всё это дело возвращает. Но не то, что возвращает, там снижен сам платеж. Поэтому требования правил розничных рынков у нас не исполняются. Просто видно, как от факторов сезонности сбыт не может удержать эти показатели.

Соответственно, кассовые разрывы у них огромные, и они просят дополнительное кредитование. Соответственно, когда приходят к вам за сбытовой надбавкой, наверное показывают то, что «у нас дополнительные кредиты».

Балансовый риск. Существует, что при формировании балансов на год, каждая сбытовая компания по своей стратегии ставила величину полезного отпуска и мощности. При этом еще и ФСТ участвует всегда и поднимает полезный отпуск, насколько сил хватит. В этом году РАО всеми силами души поднимало полезный отпуск, наверное не секрет для вас – все были на совещаниях. Соответственно, у нас план от факта пляшет как хочет. Мы абсолютно точно не всегда собираем в рознице от потребителей те величины, которые заявлены в балансе.

У нас есть пример Волгоградской сбытовой компании, которая по мощности сильно ниже, чем есть на самом деле. И она на опте у них ниже, и в розницу ниже. Они на это (штрафы по мощности) с радостью налетают, и у них, по-моему, объем убытков, если вот бизнес-единица один была бы – они утверждают, что это порядка 500 миллионов по году, то есть так, прилично. За один год, за 2007-й.

При этом хочу сказать, что они штрафуются не так, как потребители. Потребители меряют до сих пор по постановлению ФСТ – по контрольным часам, либо по вашему постановлению – по вводе контрольных часов. Сбыт на рынке меряют из максимума, который произошел в любой рабочий день с 6-ти до 23-х. То есть, максимум зафиксирован – всё – это ставится как мощность. И если это выше, соответственно, идут штрафы.

При этом транслировать это он вообще не может. Он еще сможет транслировать это на двухставочных потребителях, но там ситуация Томска – там практически все одноставочные потребители. Там это еще просто невозможно сделать – просто невозможно, рынок не позволяет, правила не позволяют, и сбыту просто придется с этим жить.

Еще у нас всё время происходят изменения регламентов, то есть, так как у нас нет целевой модели еще, окончательной, мы постоянно вносим изменения в регламенты. Мы – это ЦОР, бизнес-единицы участвуют, АТС, дальше это показывают Палате потребителей – всё время что-то происходит. И множество примеров, когда у нас сначала были правила игры. Вот штрафование по мощности было принято уже после того, как баланс был сформирован, и соответственно, сделать уже ничего нельзя – мы все как-то с этим жили.

По примеру Красноярска, там, до 1-го апреля красноярский сбыт всё время оплачивал отклонения, которые происходили из-за того, что системный оператор то загружает, то разгружает Красноярскую ГЭС. Но а ГЭС, она болтается всё время, а сбыт оплачивает это – она внутри него, он это совершенно спокойно оплачивал. По году, это 90 миллионов, в общем, у него набежало. Сделать ничего нельзя, потому что регламенты были изменены с 1-го апреля. Вот теперь он с этим как-то тоже живет и должен где-то найти средства.

Риск неадекватного понимания регламентов. То есть, из-за того, что они постоянно изменяются. То есть, АТС считает, что это так. ФСК считает. Системный оператор считает, что это так. Все трактуют по-разному, и с этим тоже бывают сложности.

Риск оперативной деятельности, планирования собственного ППП, почасового потребления сбытовой компании. То есть, если у сбытовой компании, например, Хакасская сбытовая компания с ХАЗом внутри и 20% всего остального – наверное ей проще спланировать, потому что она примерно понимает, куда она попадает с заводами.

Если это Владимирская сбытовая компания, то ей точно нужно понимать структуру внутри себя и как-то планировать это почасовое потребление, потому что потребители у нас почасовое не хотят нам давать. И 750 тоже еще не готово давать почасовой учет. Соответственно, сбытовые компании там честно покупают по более дорогим ценам на БР, а дальше честно это транслируют в розницу.

Риск нехватки квалифицированных кадров. Он недавно появился. В связи с тем, что НВВ у нас всё меньше и меньше, а рисков всё больше и больше, а еще нам нужно какое-то маленькое НВВ подать на конкурс, то мы точно понимаем, что мы не удержим нормальные квалифицированные кадры, и они начинают уходить уже к независимым сбытовым компаниям, которых достаточно много в регионе. Так как сбытовая деятельность это всё-таки люди, и люди прямо персоналии – то есть, «я знаю этого, этого, этого – и соответственно, тем самым могу работать в этом регионе». В связи с этим у нас происходят большие потери.

Риск высоких цен на РСВР. Наверное, вы видите, что трансляция идет, конечно, цены на рынке растут достаточно существенно, и они уже достаточно большие. И сбытовая компания, пока нет большого объема либерализации из-за того, что у нас привязка сделана ступенчато, то есть, у нас количество типовых периодов. Не ровный график, а ступенечки – вверх, вниз. То есть, кусочки всё время вылетают – то надо продать, то надо купить, то надо продать, то надо купить. Так оно и останется, это не зависит от сбыта, то есть, эта такая модель рынка – с этим надо смириться, нужно к этому приспосабливаться.

При этом, если купили чуть дороже, то естественно, это мы странслируем, а если мы продали, то это странслировать сбыт не может. Нельзя говорить, что я говорю «мы это странслируем» – я так понимаю, что это ничего страшного» – нет. Конечно, ничего страшного – просто для сбытовой компании, она не может на себя всё это взять, её НВВ не выдержит такого количества рисков и проблем.

Еще у сбытовой компании есть то, что она не транслирует совсем в розницу – это небаланс рынка. Был такой стоимостной небаланс – регулируемым был. Теперь небаланс РСВБР, он тоже существует, природа его достаточно сложная, но он точно есть, и он распределяется на каждую сбытовую компанию. Понемногу, но он распределяется, транслировать это нельзя. То есть, он у нас практически туда не заложен. Причем это достаточно существенная величина.

Риск отношений с системным оператором. В действующих регламентах записано следующее, что если сбытовая компания плохо планирует, то есть, у нее несовпадение прогноза на 10% вверх и на 15% вниз, тогда за нее начинает автоматически планирует системный оператор. При этом она не несет ответственность за то, что, по какой цене она купила, почему она в этот час купила – за нее это всё сделает системный оператор. И так будет до какого-то момента, пока она не научится планировать сама. Соответственно, она всё время будет покупать на БР, потому что системный оператор тоже не всегда, он же потребителя не видит, то есть, он примерно, трендом понимает, сколько нужно сбытовой компании.

Риск взаимоотношения с сетями, но с сетями именно в части оптового рынка. То есть, у нас владельцами приборов учета являются сети, и сбыт заключает с ними соглашение об информ-обмене и согласовывает почасовой объем перетоков. Так как у нас нет учета, то мы сумму потерь разбиваем по часам сами, с профилем, подписываем с сетями. Это всё предмет договоренностей. Поэтому если новое ГП придет, ему точно придется делать абсолютно то же самое – договариваться с сетями, потому что у нас еще достаточно длительный процесс о том, когда же у нас появится полный учет по границам.

И риск нахождения СК в доверительном управлении другого участника рынка. Как ни прискорбно, мы их сами отдали в доверительное управление ТГК, но абсолютно видно, как некоторые ТГК совершенно честно считают, что имеют право использовать сбытовую кампанию для того, чтобы самим получить прибыль на рынке.

Это делается очень просто, нужно просто дождаться момента, когда сети входят в ремонт, на рынке возникает небольшое ограничение, как именно небольшая монополия – а дальше нужно заставить сбытовую компанию подавать завышенное потребление. Соответственно, системный оператор, автоматически видя завышение потребления, понимает, что ему нужна генерация – и начинает грузить тепловые станции этой ТГК, загружать, принимать заявки, а сбыт при этом на отклонения попал в розницу, потребителям всё отдал.

Нагрузочные потери. Весь объем потребителей сбытовой компании покупает на рынке с учетом нагрузочных потерь – им это сверху поставили в размере 3%. Когда посчитали, решили, что 3% - достаточная величина, чтобы скомпенсировать. И в рамках ЭРД все участники оптового рынка, все сбыты оплачивают 3%. При этом мы понимаем, что нагрузочные потери, на самом деле включены вами в тариф на передачу для сетевых компаний, мы не можем, чтобы потребитель оплачивал. Допустить, чтобы потребитель оплачивал их два раза: оплачивал их у сбытовой компании, и чтобы он их оплачивал у сетевой компании. Поэтому у нас они вычитаются из нашей платы сетям по тарифам на передачу, то есть, эти нагрузочные потери вычитаются из объема.

Но вычитаются у нас фактические нагрузочные потери. Средние 3% у Нижегородской, у Пензенской и Ульяновска – у всех остальных ниже. Всё в чистом виде ложится на сбытовую компанию. Причем в Сибири посчитали, у них там сильно много – от нагрузочных потерь у них 17% годовой НВВ, которые вы им согласовали. 17% – вы представляете величину?! То есть, вы им дали сто рублей, из которых 17 они отдали из-за правил, которые действуют на рынке – просто отдали. Сделать ничего не могут, транслировать не могут.

Хотела сказать, что она не навсегда, проблема – то есть, когда у нас будет увеличиваться доля либерализации, когда у нас будет всё-таки учет на рынке, вот где-то по границам сетей, может быть, эта проблема как-то ликвидируется потихоньку.

Еще один вопрос. Я его услышала от представителей региональной комиссии, наверное поэтому решила показать. Если вы решите проверить, что же транслирует сбытовая компания в розницу, то не нужно требовать, чтобы то, что публикуют АТС, равнялось тем счетам-фактурам, которые АТС выставляет сбыту – не сойдется, не сойдется плюс-минус на 4 копейки.

Почему не сходится – потому что есть нагрузочные потери, и объем отклонений на БР, он берется на основании статистики пятого-шестого года, а не факта. То есть, тот объем отклонений на БР, который берется при расчете АТС цены трансляции. Вы должны это понимать и не мучить сбытовую компанию, в смысле того, что: «А докажи мне, а почему у тебя это так, а ты наверное обманываешь потребителя – ты наверное выставляешь чуть ниже, или ты наверное выставляешь чуть больше, чем сама вот купила и на нем наживаешься» – вот это не так.

Решила показать вам трансляцию: синее – это сентябрь, сиреневое – январь, июль – желтый. Такая разница, но понятно, что доля либерализации увеличивается, синенькое чуть выше, чуть ниже, чем желтенькое – это трансляцияю. Красная линия – доля нерегулируемого по правилам розничного рынка: ноль, потом 5%, потом 10%. На самом деле в Оренбурге сначала было 15%, к марту ничего не происходило, а сейчас 17% трансляции, притом, что по постановлению – 10%.

В Красноярске трансляция не случилась ни разу. Не случилось, потому что там Красноярская ГЭС, которая закрывает всё. Но они вынуждены покупать у нее, даже если им не надо, и продавать потом, но она закрывает – у них еще не было трансляции.

У Хакасии – наоборот. Там два алюминиевых завода, и казалось бы, 5% и большой объем – должна быть трансляция. Но в начале этого года очень сильно снизили потребление от планируемого. Поэтому до сих пор в Хакасии трансляции не было.

Попыталась вам объяснить, почему у нас различная доля. У нас есть привязка и она сделана на месячный баланс ФСТ, то есть, как в плановом балансе стоит объем в январе, в феврале, в марте – так сделана привязка. Соответственно, все отклонения от нее – это факт, который случается. Отклонения там достаточно существенные.

Погодные условия. Опять же, у нас теплая зима была, поэтому у нас доля либерализации была очень маленькая, то есть, не докупали 5%, которые было нужно.

И вот снижения объемов крупных потребителей. Привела вам максимумы трансляции по стране. В сентябре максимум был в Оренбурге на 15%, в среднем по стране было 3%. В январе у нас максимум был в Мари и в Ставрополе – 13%, в среднем было 2%. И в июле максимум 26-25% – это Ростов и Кубань, а в среднем у нас по стране уже 11%, с учетом ввода либерализации десяти.

Про сетевые компании я уже рассказала, что в связи с тем, что мы им недоплатили в 2006-м году, что уровень оплаты услуг передачи у нас был 99,2%, при этом они нам за потери переплатили 101,0%. Правлением был введен контрольный показатель эффективности – стопроцентная оплата.

Что у нас происходит внутри с сетевыми компаниями – практически все вопросы, кроме таких глобальных, они уже зарегламентированы, урегулированы, но многое держится. Вот типовой договор РАО, утвержденный для РСК и сбытов, которые они обязаны подписать в срок, всё это делается приказами. И конечно, заход новых сбытовых компаний в такую структуру достаточно сложен, потому что и сети начнут себя по-другому вести, и новые сбыты в отношении сетевых компаний начнут себя по-другому вести.

Из проблем у нас – фактические потери ниже нормативных. Практически все региональные органы власти приняли нормативы Минпрома. Фактические потери ниже, мы недобираем перекрестку. Урегулировать этот вопрос с сетями очень сложно, но как-то они уже начали идти нам навстречу.

У нас проблема с лицензиями, но уже не в части сертификации сетей, которые ДЗО РАО, а в части сертификации сетей не ДЗО РАО. Соответственно, у сбытов точечно выпадает, где они снабжают население, но без лицензии.

Сетевые компании у нас отвечают за коммерческий учет и в рознице. И это постоянные споры, о том, что сети или сбыт...? Сбыт считает, что это начисления – сеть считает по приборам учета – это недостоверность и наличие разногласий в фактических данных, что же такое факт?

И желание РСК, появилось давно, но вот теперь у нас будут, по-моему, даже пилотные проекты. Где-то будут пилотные проекты, где РСК дойдет до потребителя, то есть, оно переведет на прямые договоры с потребителем, на прямые договоры по услугам по передаче.

РЭКи все решили проблему перекрестного субсидирования и всю перекрестку запихнули в тарифы на услуги по передаче – неважно, через потери мы будем возвращать, но хотя бы она там была вся, чтобы ее не было в сбытовой надбавке или в самом конечном. И еще есть, в РЭКе еще утвердили тариф купли-продажи для сбытов, с учетом этой перекрестки. Там сети могут туда входить, и мы даже не будем сильно сопротивляться.

Вот это проблема наверное не моей бизнес-единицы, я наверное мало с ней знакома, что у нас есть межтерриториальное перекрестное субсидирование. Постановление Правительства было принято 23-го июля, а сбыты в этой ситуации живут с 1-го января. Как живут – у них разрыв между доходной и расходной частью ровно на те объемы миллиардов и миллионов рублей. И им нечем расплачиваться ни с сетями, ни с оптовым рынком. Мы даже сейчас не понимаем, подпишут ли Субъекты соглашения, или не подпишут, и получим ли мы средства в этом году, или не получим их никогда?

Сейчас спасаем сбыты, ресурсом РАО – сбыты, которых держат между тарифами, расходами и бюджетом – мы разрешили им недоплачивать. Не доплачивает архангельская генерация: не доплачивать поставщикам оптового рынка, не доплачивать сетевым компаниям – то есть все консолидировано взяли на себя нагрузку и несут. Но это невозможно сделать долго, потому что РАО заканчивает свое существование 1-го июля восьмого года, и с этого момента у нас уже совсем не останется генерирующих компаний, и те компании, которые не наши... То есть, в этом случае мы столкнулись с концерном РосЭнергоАтом...





страница3/7
Дата конвертации16.05.2013
Размер1.81 Mb.
ТипДоклад
1   2   3   4   5   6   7
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы