Япредставлю нашего первого сегодняшнего докладчика это Ситникова Светлана Юрьевна. Она также представляет корпорацию «Корана» иявляется одним из разработчико icon

Япредставлю нашего первого сегодняшнего докладчика это Ситникова Светлана Юрьевна. Она также представляет корпорацию «Корана» иявляется одним из разработчико



Смотрите также:
1   2   3   4   5   6   7

^ Татьяна Анатольевна Муромцева. У меня есть два комментария, когда Вы сказали: балансовые риски проблема потребителей, которые за них платят. Точно, правы, но, скорее всего, дальше это должно уйти в то, что это конкуренция сбытов. Вот конкуренция сбытов, она может быть построена и на этом: кто лучше планирует. И потребитель может переходить в связи с этим.

То есть, нужно еще, они есть, но это будет конкурентная часть, то есть, сбыт лучше планировать, потребитель к нему ушел.

В части усложнения механизма финрасчетов и то, что нужно держать целый штат. Сбыт может это делать абсолютно точно, наши точно это делают.

В РАО есть штаб по работе с потребителями. Есть анализ обращений, в основном, обращения идут к сетям о присоединении. Об отказах о присоединении, не к сбытам.

Она уже работает. И мы не знаем, кому ее оставить в наследство. Если РЭКи возьмут, то с удовольствием. При этом все уже действует.

Муж1. Значит, по первому замечанию, я уточнил, именно сказал слова, что потребители оптовых и розничных рынков, это их проблема. То есть, имея в виду, но не стал перечислять и вдаваться в подробности.

А по второму, ваш штаб я смотрел непосредственно, на сайте постоянно, являюсь гостем сайта РАО «ЕЭС».

Я от вас беру некоторые комментарии, в работе, в разъяснительной. Недавно сам работал в ваших структурах.

То, что касается потребителей вообще, Вы знаете, можно сказать, что некоторые потребители, вот Вы говорите, штаб, штаб – это ваше окошечко диалоговое, это в окне компьютера. Они не знают, многие потребители, я с ними работаю, они не знают, как его включить, а Вы говорите какой-то штаб. Вот такая тут беда с ними, им на пальцах приходится все рассказывать.

Я имею в виду вот листок – создание электронной экспертной площадки по изучению накопления. Как думаю, это перспектива наша, нашей работы дальнейшей?

^ Муж2. Это, да. Это уже стартовало.

Ростислав Петрович Макаренко. Во-первых, давайте все-таки регламента придерживаться по большому счету, и была просьба и замечание делаем, но это вопрос, собственно говоря, принимают решение те, кто слушает.

По информационному обеспечению, действительно, это проблема даже не столько, на мой взгляд, регуляторов, сколько проблема самого рынка и тех, кто представляет.

Кто не слышал, что такое компания «Газпром» до того, как пошла реклама по телевидению? Поднимите руки. Думаю, что все знали. Реклама пошла, при этом она только стала надоедать.

^ Муж2. Они просто проплачивали свою рекламу в новостных сюжетах.

Ростислав Петрович Макаренко. Я к чему говорю? Что на сегодняшний день это «Газпром», хотим мы, не хотим, газ все потребляют. Но мы знаем, что «Газпром».

Что такое оптовый рынок электроэнергии? Спросите у прохожего: Что такое РАО «ЕЭС». Никто не знает. То есть, информационного обеспечения реформы и развития рынка, практически, нет на сегодняшний день, вот это проблема.

^ Жен1. Спасибо.

Группа №4, Ольга Юрьевна.

Ольга Юрьевна Ильина. Добрый день, я постараюсь очень кратко, чтобы не повторяться.

Первое у нас, хотелось бы обозначить проблему не допуска к конкурсу недобросовестных сбытовых компаний. То есть, нам бы хотелось, чтобы это Минпромэнерго учли в своих разработках, то есть, это как бы мы тут повлиять как-то очевидно не можем.

Вторая проблема – это проблема передачи потребителя от одного сбыта к другому. То есть, очевидна проблема сбытов, чтобы соблюдались сроки передачи базы данных, то есть, не знаю, как будет это касаться РЭКа.

Третья проблема – это проблема со сроками принятия решений, то есть, у нас в соответствии с требованиями, решение по тарифам должны быть приняты до принятия бюджета. В этом году бюджеты везде принимаются рано.

На сегодняшний день баланса мощности не принято и баланс электроэнергии, который принимает ФСД, там еще не все участники зафиксированы. То есть, возможно, будут корректировки, не утверждены покупные тарифы и прочие тарифы инфраструктурных подразделений. То есть, как нам принимать решения по тарифам на 2008 год для потребителей?

В этом же пункте хотелось бы обозначить, в случае не выхода действующего ГП на оптовый рынок до 1 января 2008 года, нам непонятно в какие сроки необходимо принять решение о лишении статуса ГП, изменению границ зон деятельности.

Соответственно, необходимо будет в срочном порядке пересчитывать НВВ гарантирующего поставщика, который является по пункту 36-а.

Четвертый вопрос, нам хотелось бы обозначить, для стабильной финансовой ситуации действующих ГП, чтобы ежемесячные привязки по РД были на уровне индикативной цены.

То есть, получается, когда привязка не соответствует этой цене, очень прыгает ежемесячно финансовое состояние у гарантирующего поставщика.

То есть, это, очевидно, проблема, НПЭТС или кто этим занимается.

^ Муж2. У НПЭТС нет проблем с привязкой.

Ольга Юрьевна Ильина. А у нас есть.

Муж2. Но это точно, значит, не проблема НПЭТС.

Ольга Юрьевна Ильина. Но мы же не можем привязать, гарантировать.

Муж2. Они привязали, и в общем итоге их привязки.

Ольга Юрьевна Ильина. Наверное, в ФСТ этот вопрос контролируют.

Муж2. Да, нам тоже все равно как они привязали.

^ Ольга Юрьевна Ильина. Но, если у нас цена установлена средняя по году, допустим, 66 копеек, один месяц, она 80 копеек, другой месяц она 40 копеек. А финансовое состояние гарантирующего поставщика кто контролирует? Получается, у них убыток и ***.

Муж2. Наконец-то, мы подобрались, а у субъектов рынка есть проблемы? Одна проблема гарантирующего поставщика появилась, что если что-то не так с привязкой, если он что-то не так спланировал с объемом потребления, то у него возникнут проблемы с финансовым результатом, который действительно имеет прямое отношение к гарантирующему поставщику, а не к органу регулирования, не к НПЭТЭС. Давайте это зафиксируем.

^ Ольга Юрьевна Ильина. Еще вопрос органы регулирования субъекта должны контролировать деятельность ГП. Как это осуществлять в условиях нерегулируемых цен? То есть, если часть выручки у них идет по нерегулируемым ценам, а они получают итоговый НВВ гораздо выше, чем тот, что мы им запланировали, и когда собираешься ее изымать, нам говорят: эту мы получили, эту сбытовую надбавку дополнительно от нерегулируемой деятельности.

То есть, ГП должны просто транслировать нерегулируемую цену опта и не иметь от этого никакой дополнительной выручки, или они могут иметь какую-то дополнительную выручку, которая нами не может быть изъята?

Муж2. Давайте еще тогда сформулируем не только как контролировать и мониторить, но и тогда что конкретно мы должны контролировать в ситуации трансляции?

^ Ольга Юрьевна Ильина. То есть, я понимаю, период закончился и мы видим, что ГП получил выручки гораздо больше от бытовой деятельности, мы ее в следующем периоде изымаем, они подают на нас в суд, что мы не имеем это право ***.

Муж1. Да, до тех пор, пока мы сами не поймем и не пропишем это нормативно: а что мы можем контролировать в этой общей выручке, что относится к компетенции контролера, эта ситуация будет актуальна.

^ Ольга Юрьевна Ильина. Еще у нас сложилась ситуация, когда гарантирующий поставщик не желает принимать население от муниципальных организаций, а выставляет ряд условий, что надо обеспечить приборами учета, отремонтировать сети, и прочее.

Работать с населением гарантирующий поставщик не хочет. То есть, если все крупные потребители уходят к независимым сбытам, то получается, сложится такая ситуация, когда никто не захочет стать ГП. То есть, с населением и с бюджетными потребителями особого желания ни у кого работать нет.

Должны быть какие-то стимулы предусмотрены, чтобы именно заинтересовать ГП работать, вот с такими потребителями. И чтобы было им это выгодно, а не убыточно, как сейчас.

Еще одна проблема – это заключение договоров с исполнителями коммунальных услуг, то есть, в связи с выходом 307-го Постановления, конечно, сбыты все с радостью бы заключили договор с управляющей компанией или с ТСЖ. А управляющие компании и ТСЖ совсем не хотят заключать договор по вводу в дом.

Когда встает там весь не баланс по счетчикам по квартирным и по вводным, договор получается незаключенным и полгода, и год тянется такая ситуация.

Наверное, это проблема сбыта, конечно. Но, наверное, она где-то должна быть прописана.

Еще хотелось бы остановиться, критерий анализа последствий от перехода потребителей к независимым сбытам. То есть, требование такое есть при согласовании балансов, критерии нигде не прописаны.

Информационная проблема у потребителей, в связи с тем, что несколько сбытовых компаний, хотелось бы, чтобы информация была у потребителей по всем сбытам, кто этим должен заниматься.

И вот тут такая проблема, может, она не совсем у всех, в нашей группе она возникла, если нет потребления с оптового рынка, как должен быть выбран ГП, когда обязательным условием - выход на оптовый рынок? То есть, есть регионы, где собственной генерации достаточно. Еще хотелось бы последний вопрос, мы его тут оставили, нехватка квалифицированных кадров РЭК, то есть, если у нас ситуация такая: полномочий добавляется, необходимо организовать конкурсы, контролировать деятельность ГП, может быть, с точки зрения ФСТ, какие-то рекомендации бы в регионы были по численности регуляторов? Потому что органы исполнительной власти субъектов очень неохотно идут на увеличение численности.

^ Муж1. Конечно, потому что не понимают, чем будем заниматься в условиях рынка.

Жен1. Ростислав Петрович, у Вас есть комментарии?

Ростислав Петрович Макаренко. В общем-то, только один, мы опять спускаемся к проблемам законодательства, в основном, то есть, то от чего, в принципе, задание, потому что мне не хотелось бы лишний раз говорить, поскольку все это уже знают, это оскомину набило.

Муж2. Значит, по вопросу прибыли-убытки от нерегулируемой деятельности. По продаже нерегулируемой. Мы все-таки регулируем только для гарантирующего поставщика одну составляющую - сбытовую надбавку и больше ничего.

Но обращаю Ваше внимание, что в механизмах оптового рынка есть у нас фьючерс-форвардные контракты, по которым можно получать прибыль, дополнительную прибыль. И эту прибыль, если он действительно получил прибыль, она улучшает его контрольные показатели, финансовое состояние и контрольные показатели, которые контролируем ежеквартально. Это плюс.

А вопрос: имеем ли право мы изымать ее при установлении надбавки? Это, скорее всего, нет.

^ Жен1. Это доказывать надо, наверное, проверками, аудит делать.

Муж2. Да. Но объемы вот этих фьючерс-форвардных контрактов в натуральном выражении, то есть, не в денежном, а в киловатт-часах мы все-таки можем вычислить из 46-й формы.

Жен1. Оксана Валерьевна, пожалуйста.

Группа №5-10.

Оксана Валерьевна Ешкилева. Мы выделили несколько проблем, сейчас я их обозначу.

На первое место мы поставили проблему технического ограничения. То есть, это и пропускная способность сети и дефицит мощности, в том числе, и снабжение приборами учета организаций, поскольку все это дорого, проблема, это проблема бизнеса, поскольку, это ограничивает и организацию, которая хотела бы снабдить потребителя, но туда сети не хватает.

Либо, дефицит мощности в свою очередь, ведет завышению цены, кто может решить эту проблему? Вообще это проблема регулятора, то есть, все это требует денежных средств, а денежные средства ограничивают уже регуляторы. То есть, мы не даем им денег на то, чтобы они что-то делали, соответственно, они ничего и не делают.

Следующее, это монополизация рынка сбыта организациями, выделившимися из АО «Энерго». То есть, это проблема опять же бизнеса, проблема разработчиков, поскольку, как задумали, получается такая ситуация, что большая часть сбыта приходится именно на АО «Энерго», в свою очередь ограничивается доступ для независимых сбытов и более мелких сбытов, и также проблема ФАСа, поскольку, конкуренция и монополизация – это их сфера.

Следующая проблема – это искусственно созданные препятствия для работы на оптовом и розничном рынке. Это проблема регуляторов, проблема бизнеса и, причиной ее возникновения, в том, что нормативная база ориентирована на АО «Энерго». То есть, те организации, которые выделились из АО «Энерго».

То есть, она под них создавалась и учитывались их интересы, их проблемы. На всех остальных либо про них не знали, либо просто специально не упоминали.

Следующая проблема – это отсутствие квалифицированных кадров участников рынка - это и потребители, и сбытовых организаций некоторых, в том числе, и регуляторов. Проблема это и регуляторов, и бизнеса.

Причина проблема – это высокие темпы реформы, то есть, реформа идет гораздо быстрее и образовательные программы за ней не успевают. Для того, чтобы образование могло успеть, должны появиться специалисты, которые пошли бы в это образование из каких-то других областей.

Следующая проблема заключается в том, что потребители не готовы работать в новых рыночных условиях. Есть предприятия промышленные крупные, на которых создаются определенные отделы, которые этим занимаются, либо люди.

Но у большинства предприятий таких людей нет и никто этим не занимается, по сути. То есть, главный энергетик, у него задача какая? У него задача, чтобы все у него работало, то есть, горели лампочки, была энергия. Заниматься почасовым планированием, он никогда этим не занимался, он даже не знает что это и для чего это нужно.

Последняя проблема, которую мы видели, это отсутствие стимулов для улучшения надежности и качества энергоснабжения. Это проблема, как бизнеса, так и регуляторов, сюда же можно отнести и такую проблему, как отсутствие дополнительной мотивации гарантирующих поставщиков, кроме той, которая есть сейчас.

То есть, сейчас у гарантирующего поставщика есть стимул становиться гарантирующим поставщиком, потому что им проще и легче получить доступ на оптовый рынок.

Как только этот стимул исчезает, организации оставаться гарантирующим поставщиком нет никаких причин. То есть, она просто скинет население и население останется, оставит у себя промышленность, а население просто сбросит. Потому что у нее, точнее у гарантирующего поставщика одни проблемы от своего статуса. Это и публичность организации, то есть, не имеют права выбрать потребителей, это и регулируемость, и все остальное.

^ Жен1. Спасибо.

Жен2. Проблема технического ограничения, то, что недостаток сетей, недостаток мощности - проблемы бизнеса. Не думаю. Сети не хотят брать бесхозяйные сети. Генерация не очень-то хочет строиться, ее почти заставляют.

^ Оксана Валерьевна Ешкилева. Имеется в виду проблема не в этом смысле. Проблема бизнеса в том плане, что, допустим, если потребитель хотел бы получать электроэнергию от определенной сбытовой компании, а сети туда нет. Чья это проблема? Это проблема бизнеса. Только, естественно, не сети, а проблема потребителя. Либо проблема сбытовой организации, которая хочет снабжать потребителя, находящегося там, а сети туда нет. Это проблема бизнеса.

^ Жен2. Проблема скорее потребителя точно. И вот у меня вопрос просто: как ее может решить регулятор?

Оксана Валерьевна Ешкилева. Регулятор может выделить на это средство в тарифе на инвестиционную программу, то есть, на расширение сети, на строительство новой генерации и так далее.

Муж1. Я в защиту регуляторов готов сказать следующее, что регулятору по большому счету, должно быть все равно. Какие деньги выделять на строительство сетей, если решение о том, что нужно именно в эту точку сети провести, укладывается в программу развития этой территории, согласовано и понятно, как эта территория развивается, как потребление развивается, как бизнеса там будет строиться.

В общем, никаких проблем заложить деньги на конкретное строительство нет. Если есть эта конкретика, если есть программа развития территорий и понимание по приросту электропотребления.

^ Жен1. Имеется в виду бюджетные деньги?

Муж1. С источником денег на строительство вообще нет проблем.

Оксана Валерьевна Ешкилева. Есть конкретный потребитель, который оплатит это строительство. Когда речь идет о развитии сетей просто, городских, муниципальных.

Муж1. Скорее нет ответа на вопрос: почему должны развиваться именно эти сети и именно этого напряжения, и именно в этом месте? Поэтому мы и не даем деньги, просто не развиваться нельзя, ответов на эти вопросы нет, потому что непонятно с кого их спрашивать, а ограничение заключается, на мой взгляд, только в этом.

Реплика. Значит, нет программ развития региона.

Муж1. Да, обратная ситуация, все в тарифе – мы построим, где захотим, нет, не так. Сначала скажите, где будете строить, а потом мы дадим источники.

Жен1. Так зафиксировали?

Татьяна Анатольевна Муромцева. Именно это и имелось в виду.

Жен1. То есть, инвестиционные программы.

Муж1. Но это уже наша специфика, мне кажется, в нашей среде регуляторов это нет смысла обсуждать, потому что мы всегда договоримся.

Жен1. Следующая у нас группа №6. Ирина Игоревна, пожалуйста.

Ирина Игоревна Бугославская. Я должна заранее извиниться, может быть, у нас достаточно резкое сообщение получится, но мы никого не хотели обидеть, считаю, что у нас откровенный разговор и нормальный диалог.

Надо согласиться со многими предложениями, которые озвучены предыдущими группами.

Если процитировать то, что сказал Удальцов Юрий Аркадьевич в начале своего выступления, «для Атоса слишком много, для графа де Лафер слишком мало». Поэтому в сухом остатке. При условии, что мы не говорим про то, что реформа идет впереди законодательства.

Тогда в сухом остатке можно выделить, прежде всего, одну из самых основных проблем. Если поставить на одну чашу весов государство, которое представляет интересы общества, то есть, потребителей, то на второй чаще весов у нас оказывается бизнес, то есть, структуры РАО, само РАО, и разработчики того законодательства, с которым мы работаем.

Отсюда вытекает первое - диктатура бизнеса в правилах игры или их отсутствия в их интересах и в проведении реформы и в зарождении рыночных отношений; отсутствие достижения целей, которые провозглашались реформой, которая заключалась в том, что мы собирались увидеть:

– приток инвестиций;

– развитие энергетического хозяйства;

– улучшение качества;

– увеличение надежности и так далее.

Разговаривая о рынке, конкуренции особенной не видим, я согласна, что мне могут возразить, но по большому счету не видим, значит, мы в ближайшем будущем не скоро увидим снижение цены, мы же предполагали, что в результате конкуренции должна снижаться цена. В ближайшей перспективе не видно.

Торги - это спрос и предложение, и это равновесная цена, которая рождается в результате этих торговых операций на бирже. Но надо признать, что электричество – это особенный товар и это жизнеобеспечивающая отрасль и для экономики, и для жизнедеятельности.

Поэтому мы будем покупать по той цене, сколько нам будут предлагать, мало влияя на снижение.

Опять тот же конфликт «государство – бизнес» – это отсутствие экономической оценки, вхождения в реформу и прогноз, и анализ ее хода. Мы экономических последствий реально не знаем, не просчитываем, но на перспективу. Сегодня сделаем, у нас ФСТ сдерживает предельные темпы роста и это единственный рычаг, иначе бы мы уже давно были в таком рынке, который неизвестно как бы повлиял на нашу жизни и на нашу экономику.

Отсюда еще и отсутствие прозрачности процесса в бизнесе, мы очень мало знаем, что происходит, куда используются средства, а в рынке и вряд ли что увидим.

Немного повторюсь, когда скажу о проблемах второго плана, что на самом деле конфликт между государством и государственными структурами, об этом говорили. То есть, нет согласованной государственной позиции в действии, министерств, которые призваны сопровождать реформу и облегчить участь регуляторов, и какой-то иммунитет выработать и в общества, чтобы они хоть заранее знали, что их ждет, и как это будет выглядеть и к чему приведет.

Рыночные процессы, так рыночные процессы, электроэнергетика – это следствие уже тех процессов, которые идут в «Газпроме», в составлении цены на топливо и так далее, всех составляющих, подрядных работ, не буду повторять, но ограничений в этом нет и влиять на это таким образом, практически, невозможно.

Поскольку реформу запустили тотально по всей территории России, и никто не попробовал на отдельно взятой территории, может быть, надо было выбирать совсем другой путь, отсутствие опытной площадки, тоже государственная проблема, потому что мы все в этом эксперименте подопытные.

Есть конфликт между федеральными и региональными органами власти, потому что все, что делается на уровне Федерации, регионы избыточные, готовые своими объемами энергии попробовать поторговать, повлиять на инвестиционное развитие, в процессе организации рыночных отношений в субъекте лишены такой возможности.

^ Жен1. Группа №7. Пожалуйста.

Михаил Альбертович Козлов. Я бы хотел остановиться на проблемах регионального рынка. И считаю, что одна из основных проблем - это продажа энергосбытовых компаний РАО «ЕЭС», которая отразится именно на региональном рынке.

Во-первых, это финансовая проблема, которая будет возникать, это стопроцентный уровень реализации услуг.

Затем балансовые риски, штрафы за отклонение мощности, риск изменения регламентов, нехватка опять же квалифицированных кадров, все это отразится на региональном рынке.

И я думаю, что именно региональные органы власти и должны будут потом осуществлять контроль по оптимизации расходных и увеличению доходных статей, гарантирующих поставщиков, можно считать, что это энергосбытовые компании, после продажи РАО «ЕЭС».

^ Жен1. Группа №8. Пожалуйста.

Михаил Борисович Соболь. Уважаемые коллеги, скажем так, то, что сегодня нам удалось уйти от конкретики и подавляющее большинство выступлений именно так это анализирует ситуацию, и при этом, еще удается почти не повторяться, говорит о том, что проблем действительно очень-очень много.

Каждая группа обсуждала и нашла что-то свое, в принципе, их несметное количество и значительно больше, чем мы сегодня озвучим.

Мы, конечно, не претендуем на то, что некие серьезные изыскания, но, тем не менее, постарались обозначить эти проблемы, по крайней мере, так, как это представляется нам.

И прежде, чем назвать их, хотелось сказать о предпосылках, которые позволили им возникнуть.

В первую очередь, это пребывание, вот тот факт, что страна наша пребывает в ситуации, когда реформированию подвергается не только сфера электроэнергетики, практически, все сферы жизнедеятельности государства, причем с темпами и в сроки, которые устраивают какую-то конкретно из заинтересованных сторон, а не интересы государства. Это раз.

Второе. Общество не понимает целей и задач провидимой реформы электроэнергетики, которая фактически направлена на максимальное выжимание прибыли, в интересах конкретных бизнес-единиц.

И политизированность процессов реформирования электроэнергетики.

Вот это как бы предпосылки. А что касается самих проблем, это:

1) проблема того хотя бы, что на сегодняшний день вполне возможно безнаказанно не исполнять участниками рынка любых, скажем так, степеней уже существующих норм действующего законодательства, легко;

2) отсутствие реальных рычагов воздействия в отношении недобросовестных субъектов рынка;

3) исключение из процесса формирования нормативной базы, определяющей правила игры, как на оптовом, так и на розничном рынке, регуляторов всех видов, ну, по крайней мере, за региональных регуляторов это можно сказать на все 100%.

4) далее, сведение конкурсов, я просто вспомнил о том, что у нас все-таки в техническом задании там упоминалось в свете гарантирующего поставщика существование, сведение вот этих конкурсов, фактически, к проведению аукциона.

Еще очень серьезный момент, неизвестно куда его поставить, роль потребителя на сегодняшний день, она на самом последнем месте, отведена ему.

И таким образом, обобщая все это, почему так произошло и чьи это проблемы, на наш взгляд, мы не выделяем по каждому конкретно, а в обобщенном виде говорим, что под №1 – это проблема потребителя, не меньше, скажем так, проблем возникает у регуляторов, что федеральных, что региональных. И надо отдать должное, что и бизнес, он достаточно большой, скажем так, если не выделять конкретно, у него тоже возникнут проблемы, в связи с этим.

^ Ростислав Петрович Макаренко. В принципе, тут тоже вопрос, как рассматривать проблемы. Проблемы, с точки зрения того, что они возникают у кого-то? Или проблемы, допустим, мы говорим сейчас второй день о рынке, то есть, проблемы развития рынка?

Это другие вещи, с одной стороны, потребителя, с другой стороны, у рынка.

То есть, тут проблема методологии, надо все-таки определиться.

Муж5. Про методологию я готов ответить. Проблема всегда носит персональный характер, она не висит в воздухе, она чья-то, она стоит перед кем-то. И этот кто-то с ней бегает и убеждает всех вокруг стоящих, сидящих, что это проблема. Для того, чтобы проблему сформулировать, нужно описать ситуацию-1, ситуацию-2 и разрыв между этими ситуациями.

^ Муж1. Да, есть проблемы у субъектов рынка.

Ростислав Петрович Макаренко. А для развития рынка, то есть, те, кто это обеспечивает, в том числе, есть проблемы.

Муж1. Я с Вами согласен, за развитие рынка есть конкретные ответственные, у нас Юрий Аркадьевич Удальцов отвечает за развитие рынка, у него проблем с этим огромное количество, с развитие рынка.

^ Ростислав Петрович Макаренко. На мой взгляд, не только в данном случае у РАО, здесь солидарную ответственность несет и федеральная власть.

Муж1. И это абсолютно точно.

Ростислав Петрович Макаренко. Поскольку именно она запустила.

Муж1. Это абсолютно точно, что и у тех, кто отвечает за развитие рынка и за сам факт его наличия, огромные проблемы существуют. У них действительно есть проблемы.

Ростислав Петрович Макаренко. А реальные финансовые, конечно, у потребителей. Это однозначно.

^ Жен1. Группа №9. Андрей Сергеевич.

Андрей Сергеевич Бондарчук. Многое было сказано, но по нашему мнению, то, что не было освящено в докладах предыдущих групп.

По нашему мнению, несколько занижен статус регулирующих органов, региональных органов, то есть, это выражается в необходимости, в частности, разработками органов субъектов Российской Федерации отдельных нормативных актов, которые способны, так скажем, уничтожить пробелы, существующего законодательства.

Далеко ходить не надо, та же недостающая конкурсная документация по выбору гарантирующего поставщика была разработана, причем, она была разработана на базе существующей законодательной базы, то есть, был взят там в 94-й ФЗ, там и другая нормативная база, и была создана конкурсная документация.

Но мнение по поводу этого мы знаем. Но это была реализована та возможность, то есть, для того, чтобы мы могли все-таки, фактически, реализовать 530-е постановление. То есть, то, чего оно от нас требовало.

Соответственно, здесь мы считаем, что, мы говорим о том, кто должен, по нашему мнению, кто может решить эту проблему. Понятно, что здесь Федеральная служба по тарифам и соответственно, правительство в целом, так как акты - это у нас постановление правительства.

Вторая проблема связана с тем, что мы знаем, что сетевым организациям предписано МПЭТС организовать систему учета электроэнергии. Однако нигде не сказано за счет каких средств данная система должна быть организована. И в настоящее время у нас возникают такие проблемы, что сетевая организация приходит к нам со своими программами, разработанными, ссылается на требования РАО, МПЭТС о необходимости включения данных затрат в тарифы.

Мы считаем, что здесь, конечно, проблема, наверное, все-таки заложниками оказались сетевики.

Далее, учитывая, что мы говорим о рынке электроэнергии, однако изначально мы понимаем, что органы регулирования при вынесении своих решений, они уже заведомо поставлены в определенные рамки.

То есть, соответственно, эти решения, они, фактически, уже предопределены определенными интервалами. Можно было бы говорить, что в отдельных субъектах эти решения значительно бы отличались от тех рамок, которые установлены, в частности, федеральной службой по тарифам.

Еще одна из проблем - это, по нашему мнению, дублирование функций. Здесь мы хотели бы привести пример, связанный с ликвидацией бесхозяйных сетей, так как данная ответственность, она возложена на муниципальные образования там, первого, второго уровня, однако мы знаем на практике, что муниципалам зачастую не под силу с этим бороться.

Соответственно, эти проблемы решают непосредственно уже органы власти субъекта. То есть, содействуют в решении данных проблем.

Кроме этого, эта проблема выражается, также вы знаете, при установлении тарифов, в частности, по статье затрат «Фонд оплаты труда», заработная плата, она у нас указывается в соответствии и с отраслевым соглашением. То есть, дело в том, что в соответствии с отраслевым соглашением рост заработной платы, темпы роста заработной платы значительно выше, чем те, которые предусматриваются при формировании статей затрат по отдельным предприятиям.

Я считаю, здесь проблема как субъекта Российской Федерации, так и у нас обозначена, так и общественных организаций

^ Татьяна Анатольевна Муромцева. По поводу второй проблемы. Сетевые организации к вам приходят и показывают там какие-то документы из ЭТС-ки, да, Вы говорите, что это проблема сетей. Хочу сказать, что сбыты сейчас будут нести штрафы с 1 сентября из-за того, если они не принесут в ЭТСку документ, который перенесет границу с границы МСК ФСК на границу МСК РСК.

Сети оферты не выставляют, какие-то выставляют, то есть, это все, как-то стараемся мы это контролировать, в части средств, действительно, наверное, у сетей будут проблемы, но в части штрафов это ляжет на сбыт.

^ Ростислав Петрович Макаренко. Конечная цель – определить место и роль регуляторов в этой системе. Поэтому начну с хвоста все-таки.

В выступлении группы №6, на мой взгляд, прозвучала как раз роль и место государства и нас, регуляторов конкретно.

На сегодняшний момент, я пока говорю обобщенно, потом перейдем к конкретным вопросам, действительно, рынок электроэнергии в том виде, в котором он сейчас уже существует, запустило, прежде всего, хозяин всего этого дела, государство. В том числе, мы с вами.

Этот рынок запустили мы, но на сегодняшний день мы себя там, оказывается, не находим. То есть, получается ситуация - планирование изначально было выполнено на крайне низком уровне. Это факт, тот, который, собственно говоря, мы бы не задавали сейчас себе таких вопросов.

Поэтому, насчет проблем я еще хотел бы остановиться на этой теме, в общем-то, проблемы есть у каждого, у каждого из тех, кто участвует в этом рынке.

Но другой вопрос, что в конечном итоге, надо не забывать, что проблема вообще функционирования этого рынка, действительно, в конечном итоге полностью ложиться на потребителей.

И наша функция, в первую очередь, как государства, именно защитить тех потребителей, которые не в состоянии самостоятельно себя защитить. Это нормальная социально направленная функция государства в целом и наша конкретно.

Что касаемо тех проблем, которые мы действительно определили, можно разделить на политические вопросы, политические проблемы, действительно отрасль и сама реформа насколько политизирована, что уже непонятно, в общем-то, кто рулит: или государство отраслью, или отрасль государством, или же крупные другие отрасли этой отраслью и наоборот? То есть, действительно ситуация очень, в общем-то, неоднозначная.

С точки зрения того, что у нас действительно и министерство-то, которое контролирует фактически всю отрасль, министерство, ведомство, агентство, их не менее двух десятков, а то и трех.

В итоге, если мы хотим, запустили рыночный механизм и хотим, наконец-то, его в общем-то, к какому-то логическому концу привести, то, направление деятельности всех органов федеральной власти, прежде всего, региональных органов должны быть направлены и подчинены какому-то единому плану и направлению.

И конечно, здесь же нельзя обойтись без, того, что я уже говорил, информационного обеспечения, как со стороны бизнес-единиц, которые занимаются непосредственно своими функциями. Сбытовики торгуют, потребитель должен знать как это делают и кто это делает, естественно, со стороны государства, поскольку мы должны пропагандировать те цели и задачи, которые ставились при запуске и при реальном исполнении вот этого всего рынка.

И вопрос остается, конечно же, сейчас скажу, тут же уже политический вопрос опять-таки, но он больше связан как раз, с РАО больше, это равнодоступность к самому рынку, особенно в той части, когда новые сбытовые компании, неаффиллированные с РАО «ЕЭС», пытаются выйти и найти свое место на этом рынке.

Но это вопрос, я как понимаю, конечно, больше уже бизнеса, бизнеса не, опять так скажу, на РАОвского бизнеса, а свободного бизнеса. Поэтому вопрос мы поставили на третье место в этой категории .

Естественно, в первую очередь, на мой взгляд, ограничение по рынку и это проблема развития рынка, это технические ограничения, технические ограничения, прежде всего, по сетям единой национальной системы.

Проблема это, вот кто бы ни говорил, но все-таки проблема развития рынка связана с техническими ограничениями достаточно серьезно. Вот кто ее должен решать? На мой взгляд, в первую очередь, должен решать хозяин, государство. Сети и ЭНС принадлежат государству.

Ни в какой стране мира, если мы вернемся к нашей истории или 20 лет назад, то всем этим занималась страна в чистом виде, рисуя красивые и, в общем-то, правильные сети от Владивостока до Калининграда, как единая шина и так далее. То есть, вот эти все вещи, по-моему, надо вспоминать и сетями ЭНС серьезно заниматься именно инвестировать со стороны государства.

Вторая проблема тоже развития рынка – это, конечно, учет, системы учета. Система учета мощности, тут много чего по учету было сказано, но это действительно проблема: разношерстный парк, разношерстная методология и так далее.

Порой, недостаток денежных средств. Здесь путей решения достаточно много может быть. Это, в том числе, и инвестиции со стороны генерирующих компаний и со стороны собственных средств РСК и прочих сетей. Я имею в виду из тарифов, конечно же, инвестиционные вещи.

То есть, решений может быть много.

Дальше есть еще одна проблема, которую не мешало бы затронуть, это вопросы некоторого противоречия, у нас на сегодняшний день свободный рынок электроэнергии для генераторов. Вместе с тем, у генераторов, работающих в теплофикационном цикле, мы имеем на хвосте по теплу регулируемые, причем, жестко регулируемые тарифы.

Таким образом, не все станции могут продавать электроэнергию по той цене, по которой она реально стоит. То есть, это вопрос перекрестного субсидирования при производстве электрической и тепловой энергии.

Я думаю, что этот вопрос тоже мешает развитию свободного рынка.

Решение - здесь может помочь, естественно, только государство. То есть, это убрав ограничения по темпам роста тарифов, с одной стороны, ну, и с другой стороны, несколько, может быть, реально поджав себестоимость, но это уже сложно сделать, да.

Дальше проблема формирования баланса, как одна из проблем. И здесь же, если говорить, в принципе, информационное обеспечение, то здесь оно, конечно, с одной стороны, мы рассматриваем как общедоступная информация для всех потребителей, ну, вообще для населения, для граждан.

И второй вопрос – это специфическая информационность, информационное обеспечение. Вот на сегодняшний день мы формируем баланс, вернее ФСТ формирует баланс страны, ну, естественно, мы по регионам, ну, грубо говоря, практически, вслепую.

Практически вслепую. И вот, на мой взгляд, фактически мы сводим балансы по энергосистемам в единый баланс, его утверждаем и потом опять разъехались по энергосистемам.

На мой взгляд, эту систему надо менять. Необходимо формировать, получается, два баланса: по энергосистемам - раз и по покупателям именно на оптовом рынке. То есть, вплоть до перечня, вплоть до копейки.

Отсюда же будет проблема формирования и более, скажем так, во-первых, ответственность появится со стороны особенно крупных потребителей и сбытовых компаний за весь объем, не важно, где он его продает потом в итоге – в Москве или у нас в Сибири, или в Краснодарском крае и в Мурманске. Да, такие же ведь варианты могут быть на оптовом рынке запросто, они есть уже сейчас трансрегиональные сбытовые компании.

Второй вопрос – это непрозрачность, по крайней мере, для нас непрозрачность формирования узловых цен, ну, в данном случае, не узловых цен, а цен именно средневзвешенных, те, которые складываются.

Да, мы видим, как она на графике бежит, но мы не до конца и не всегда правильно понимаем как она формируется.

Дело в том, что пока у нас всего две ценовые зоны, фактически, это, в общем-то, как бы и не страшно, для всех одинаковая вроде бы цена в Европе, в Сибири своя цена. Но когда, заглядывая вперед и говоря о том, что появятся узлы ценовые, тогда будет возникать действительно вопрос: почему в Челябинске больше, чем в Сургуте? А в Оренбурге вдруг сегодня меньше, чем было вчера, еще дешевле?

В принципе, у нас основные проблемы – были озвучены, но хотелось бы еще добавить. Если запустило государство рынок, то, в первую очередь, наша задача и федеральных органов власти, и региональных, выработать систему контроля. Рынок это вещь саморегулируемая , а мы ее вдруг регулируем.

Так вот я думаю, что «не регулировать» надо говорить, контроль рынка. Регулирование рынка, может быть, до конца переходного периода это выражение имеет место быть, а в дальнейшем, в ближайшее время надо разработать и обкатать системы именно эффективного контроля над рынком.

На сегодняшний день есть служба надзора за фондовым рынком. Поэтому, я думаю, одна из основных функций, которая должна лечь на ФСТ – это контрольная функция за оптовым рынком. У нас, естественно, останется функция по контролю за розничным рынком.

И последний вопрос хотелось зафиксировать, у нас на сегодняшний день законодательство действительно в полной мере написано под конкретную организацию РАО «ЕЭС». И естественно, как следствие, это зона централизованного электроснабжения.

Территориально изолированные системы, которые на сегодняшний день обеспечивают две трети территории страны электроэнергией. Почему две трети? Потому столько примерно не электрифицировано по площади.

Там тоже рынок розничный, но, увы, есть своя специфика и в те правила, которые написаны, да, мы пытаемся их туда привязать, но они, увы, в силу своей специфики не могут в полной мере выполнить. Таким образом, нарываются на проблемы с правоохранительными органами, с контрольными органами, с нами, с ФАСом и так далее.

То есть, получается, для этой части рынка, а это рынок, потому что там тоже имеет место конкуренция, только несколько иная. Для этой части рынка все-таки необходима своя законодательная база, я имею в виду закон о коммунальной энергетике, и соответственно, свои правила функционирования этих систем.

Муж1. Я обязательно должен зафиксировать, отнестись к тому, что Вы сказали по поводу, что рынок саморегулируемая организация или пространство, ФСФР занимается тем, что определяет правила функционирования этого рынка. И в этом смысле, регулирует этот рынок.

А что касается, когда свободный совершенно нерегулируемый в Европе рынок производства двигателей авиационных, и вообще он глобально сложившийся, он существует, его никто не регулирует, Европа, Европейский Союз выпускает директиву по уровню шумности. Это регулирование этого рынка?

Потому что тут же встает вопрос о том, что нужно менять движки, нужно перепроектировать самолеты и вообще нужно запускать новое производство нового поколения двигателей.

То же самое, Европа долго обсуждала, два года обсуждала вопрос о том, что внутри Европы роуминг, между разными операторами на сотовую связь, она там, кто угодно, что угодно устанавливал, уставили предельный уровень, что роуминг между сотовыми операторами в пределах Европы не выше такой-то суммы. Все. Зарегулировали в свободном, либеральном сотовом рынке.

В этом смысле, регулирование в широком понятии останется, это иллюзия, что рынок, невидимая рука придет и все отрегулирует. «Происки РАО «ЕЭС»».

Ростислав Петрович Макаренко. Нет, я хотел сказать несколько другое – прямое регулирование. Косвенное регулирование, конечно, остается.

Муж1. Точно. Прямое, да.

Ростислав Петрович Макаренко. Косвенное регулирование остается всегда и везде, он есть в любой стране мира, это, в том числе, налоги, это тоже косвенное регулирование.

Муж1. Уважаемые коллеги, большое нам всем спасибо.



страница7/7
Дата конвертации16.05.2013
Размер1.81 Mb.
ТипДоклад
1   2   3   4   5   6   7
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы