Перед тобой третье издание, наиболее полно отражающее историю Борисовского края. Оно и посвящается 80-летию района и 65-летию освобождения его от немецко-фашист icon

Перед тобой третье издание, наиболее полно отражающее историю Борисовского края. Оно и посвящается 80-летию района и 65-летию освобождения его от немецко-фашист



Смотрите также:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22
Глава 2


^ В глубине веков


Находки каменных орудий на территории современного Борисовского района свидетельствуют о том, что человек обитал в нашем крае еще в глубокой древности. Но систематических археологических исследований в районе не было, что не позволяет судить о древнейшем периоде истории.

В эпоху бронзового века наибольшее распространение получают памятники бондарихинской культуры, датируемые XI-IX веками до нашей эры.

Эта культура эпохи поздней бронзы получила свое название по поселению в урочище Бондариха около г. Изюма, исследованному в 1951 году Д. Я. Телегиным.

Поселения бондарихинской культуры распространены по Осколу, Северскому Донцу, а также севернее на Ворскле, Псле, Суле до Десны.

Подробно бондарихинские поселения на Ворскле исследованы Г. Т. Ковпаненко в Сумской области (Г. Т. Ковпаненко “Племена скифского часу на Ворсклi”. Киiв. Наукова Думка. 1967 г.).

Говоря о бондарихинских поселениях на Ворскле, Г. Т. Ковпаненко ссылается на работу бывшей учительницы А. Ф. Евминовой.

Описывая следы поселения бондарихинцев, А. Ф. Евминова писала: “Поселение расположено на правом берегу р. Ворсклы на песчаной возвышенности, называемой Баландой, на мысе, окаймленном с трех сторон течением р. Ворсклы, впадающей в нее Гостенкой и старицей р. Ворсклы.

Здесь на песке было найдено большое количество древней лепной посуды, кремневые отщепы и отбойник” (А. Ф. Евминова “Поселения поздней бронзы верхнего течения р. Ворсклы” (КСИА вып. 11. Киев. 1961, стр. 84-86).

Селища бондарихинской культуры находились, в основном, в низких местах, ближе к воде. Их жилища представляли собой достаточно большие землянки с очагом посредине. Были также и наземные жилища.

Главным занятием бондарихинцев было земледелие, имелось также скотоводство, существовали домашние ремесла - гончарное, обработки кости, бронзолитейное и зачатки железообработки.

Бондарихинское население имело оживленный контакт с чернолесскими племенами, обитавшими между Днепром и Днестром.

Племена чернолесской культуры образовали на левобережье Днепра по Ворскле целый массив, заселенный чернолесцами.

Г. Т. Ковпаненко отмечала, что чернолесцы поселялись на Ворскле в тех местах, где ранее находились бондарихинские селища. Бондарихинцы же были оттеснены на север за реку Сейм.

В YII веке до н.э. степные районы северного Причерноморья начинают занимать скотоводческие племена скифов, передвинувшиеся сюда из-за Дона.

Скифы подчиняют себе оседлые земледельческие племена и создают крупное объединение, известное под названием Скифии.

Важнейшие сведения о скифах находятся в сочинениях древнегреческого историка Геродота. Подробный анализ трудов Геродота мы находим в монографии академика Б. А. Рыбакова “Геродотова Скифия”. М. Наука, 1979.

Опираясь на сведения, сообщаемые Геродотом, на данные археологической науки, Б. А. Рыбаков делает вывод, что чернолесская культура X-YIII веков до н. э. - это культура праславян.

“Вероятнее всего, что праславяне чернолесского времени, вынужденные отражать наезды кочевых киммерийцев, не только научились ковать железное оружие и строить могучие крепости на южной границе, но и создали союз нескольких племен между Днепром и Бугом, получивший название “сколотов”. Название это дожило до середины Y века, когда Геродот зафиксировал его как самоназвание ряда земледельческих племен лесостепного Поднепровья” (Б. А. Рыбаков. Указ. соч. стр. 226).

Учитывая, что часть праславян-сколотов жила также по Ворскле, Б. А. Рыбаков дает новую версию названия реки Ворсклы: “Пограничные поселения сколотов на Ворскле, быть может, объясняют имя этой реки: в русских летописях река называется Воръсколъ. Слово “воръ” означало забор, бревенчатое укрепление, ограду. “Воръсколъ” могло означать “пограничное укрепление сколотов”. (Там же, стр. 217-218).

Памятником Y-III веков до н. э. в нашем районе является Борисовское городище, обследованное в 1948 году профессором И. И. Ляпушкиным и описанное им в книге “Днепровское лесостепное левобережье в эпоху железа” М-Л. изд. АН СССР, 1961 год.

“ ...16. Борисовка. Белгородская обл. (правый берег реки Ворсклы) - городище. Городище находится на правом берегу р. Ворсклы, в черте села, на Октябрьской улице близ Клочковой криницы. Оно занимает мыс, образованный Клочковой балкой, впадающей в долину реки, и двумя безымянными оврагами. Мыс вытянут по оси В-3 перпендикулярно к Октябрьской ул. С напольной стороны поселение обрамлено валом и рвом дугообразной формы (СВ - ЮВ). Самая западная часть поселения (стрелка мыса) ограждена еще одной укрепленной линией, состоящей из вала. Валы и рвы сохранились сравнительно хорошо. Лучше всего сохранилась северо-восточная часть внешнего вала. Здесь высота его достигает 5-6 метров, при глубине рва до 2 м. Длина площадки поселения по линии В-3 около 350 м, наибольшая ширина около 300 м.

...На взрыхленной поверхности имеются культурные остатки в виде обломков глиняной посуды, костей животных и поделок из камня и глины...”.

Поселение отнесено И. И. Ляпушкиным к культуре зольников Y-III веков до н. э. Культура зольников характерна для поселений эпохи поздней бронзы и раннего железного века. Ее особенности - слои золы, часто в виде курганообразных насыпей, насыщенных костями животных и остатками материальной культуры.

Кто были жители Борисовского городища? На этот вопрос ответ будет дан будущими археологическими исследованиями. Хотя надо заметить, что зольники хорошо известны и на поселениях и городищах Правобережья, которые характеризуются археологами как праславянские.

Наличие укрепленного поселения - Борисовского городища свидетельствует о том, что в Y-III веках до н. э. в нашем крае обитало оседлое население, основным занятием которого было земледелие и скотоводство.

Обитателям Поворсколья были известны керамическое, ткацкое, бронзолитейное ремесла, обработки железа и кожи.

Славянская культура, известная в археологии под названием роменской, возникает в YIII столетии. Название произошло от города Ромны, где были исследованы эти поселения.

Жилища в роменских поселениях представляли собой полуземлянки глубиной до 1,5 м и площадью 16-20 кв. метров.

В жилищах были маленькие русские печи 70-80 см в диаметре, без дымоходов и постаментов, но с припечной ямой, куда хозяйка опускала ноги, садясь на пол.

Посуда у роменцев лепная, с негладкой поверхностью, недостаточно хорошо обожженная, орнаментированная либо защипами по верхнему краю венчика, либо отпечатками зубчатого чекана.

Роменцы занимались пахотным земледелием: у них были сохи с железными наконечниками - насошниками. Развито скотоводство, особенно разведение лошадей и крупного рогатого скота. Большое значение имела охота и рыбная ловля, а также бортничество - сбор меда диких пчел.

Все орудия труда железные. Железо изготовлялось из болотной руды в сыродутных печах. Бронзовыми были только украшения.

Почти около каждого роменского городища находилось неукрепленное селище.

Роменцев можно рассматривать как наших прямых предков - славян и даже славян-северян.

Памятником славяно-русской культуры роменского типа в Борисовском районе является Хотмыжское городище, обследованное в 1948 году Днепровской левобережной экспедицией профессора И. И. Ляпушкина.

“Хотмыжск... Борисовский район (правый берег р. Ворсклы) городище и селище. Поселение находится на правом берегу р. Ворсклы, в черте села, в южной его части, против церкви. Оно состоит из городища и селища. Оно занимает мыс коренного берега, образованный долиной реки и впадающими в нее оврагами. Прослеживаются две линии остатков укрепления: одна, защищавшая центральную часть, детинец, и вторая - к западу от нее. Детинец расположен на стрелке мыса, вытянутой по оси СВ-ЮЗ.

...Селище примыкает к городищу. Оно тянется вдоль берега на протяжении до 400 м и вглубь берега до 150 м.

Собранные на поселении материалы (на городище и селище) принадлежат славяно-русской культуре ранней (роменско-борщевского типа) и великокняжеской поры...”.

И. И. Ляпушкин датирует Хотмыжское городище YIII-XIII веками. Это свидетельствует о том, что жизнь на городище продолжалась без перерыва и роменская культура постепенно переходила в культуру Киевской Руси.

Как показали раскопки кандидата исторических наук А. Г. Дьяченко, в X веке поселение разрушалось печенегами, но было восстановлено.

Хотмыжское городище, очевидно, было одним из выдвинутых на восток укрепленных форпостов Киевской Руси.

Территориально оно примыкает в Гочевскому городищу в Беловском районе Курской области и городу Донец в районе Харькова.

Наш край входил в состав Северской земли и был населен славянским племенем северян. С именем северян связано название города Новгорода-Северского и реки Северский Донец.

В IX веке славянские племена были зависимы от хазар и платили им дань.

В 884 году северская земля включается князем Олегом в состав Киевского государства.

В XII веке территория современного Борисовского района входила в состав Переяславского княжества.

Река Ворскла и ее приток Мерль были крайними линиями русской оседлости, за которыми начинались половецкие кочевья.

Ворскла была также труднопроходимым для степных разбойников рубежом. Обилие притоков, непроходимых болот и густых лесов по обоим берегам, которые тянулись к северу от Полтавы, делали ее трудной для прохода половцев.

Пути вторжения степных кочевников в русские земли проходили ближе в Днепру, где была ровная степная местность.

С востока пути вторжения степняков пролегали по водоразделу между Донцом и Ворсклой - Муравский шлях или по водоразделу между Донцом и Осколом - Изюмская сакма.

Борьба русских княжеств с половцами шла с переменным успехом. Когда русские князья выступали совместно, то они одерживали победы над половцами.

Но дробление Киевского государства на мелкие феодальные княжества ослабляло их изнутри и приводило к поражениям в борьбе с половцами.

В XII веке земли по верхним течениям Северского Донца, Ворсклы, Псла отошли к Новгород-Северскому княжеству.

С именем новгород-северского князя Игоря Святославовича связано величайшее произведение древнерусской литературы “Слово о полку Игореве”.

1185 год - тяжелый год для русской земли. Поход Игоря в половецкие степи окончился поражением. А половцы воспользовались этим и вторглись в русские земли под руководством Кончака и Кза. Последний сказал: “Пойдем на Сейм! Там одни женки и дети остались”.

Взять укрепленные города Переяславль и Путивль половцы не смогли. Но перед отступлением они взяли и уничтожили город Рим или Римов. Эта трагедия отражена и в русских летописях, и в “Слове о полку Игореве”, где автор скорбно говорит: “Се у Рим кричат под саблями половецкими”. Этот древний русский город находился у Псла, где ныне Гочевские городища и курганы в нынешнем Беловском районе Курской области.

К древнему Римову прилегает и Хотмыжское городище, бывшее укрепленным пунктом на востоке Киевской Руси, тоже несшим нелегкую порубежную службу. Может быть, и к его рвам и укреплениям подлетали летучие отряды половцев.

Жизнь на рубеже вырабатывала особые черты характера тогдашних жителей нашего края.

И к нашим предкам может быть отнесена характеристика курян, которую дает князь Всеволод: “А мои ти куряне сведомы (бывалые) кмети (воины), под трубами повиты, под шеломы взлелеяны, конец копья вскормлены, пути им ведомы, яруги им знаемы, луцы у них напряжены, тули (колчаны) отворены, сабли изъострены, сами скачут акы серые влъци (волки) в поле, ищучи себе чъти (чести), а князю славы” (“Слово о полку Игореве”).


^ Глава 3


Наш край во время татаро-монгольского нашествия

и господства Литвы (1240-1500 гг.)


Феодально-раздробленная, ослабленная княжескими междуусобицами, встретила Русь нашествие татаро-монгол. Впервые русские столкнулись с татаро-монголами в битве на Калке в 1223 году. В ней участвовали и войска Путивльского княжества, в состав которого входила наша земля, а значит участниками могли быть наши предки-земляки.

Несогласованность действий русских полков привела к страшному разгрому ”... и погыбе много бещисла людей и бысть вопль и плач, и печаль по городам и селам” - писал Новгородский летописец.

Но и это поражение не привело к объединению перед лицом грозной опасности.

В 1237-1238 гг. войска Батыя разгромили северо-восточные русские княжества и в 1239 году обрушились на южную и юго-западную Русь. Были взяты и разгромлены Переяславль, Глухов, Чернигов. 19 ноября 1239 года пал Киев. Такая же участь постигла в 1240 году Рыльск.

Русское население подвергалось массовому истреблению, тысячи людей уводились в рабство. Русь превращается в вассальную, зависимую от ханов Золотой Орды страну.

Летописей Переяславской и Чернигово-Северской земель не сохранилось. А из кратких сведений в летописях других княжеств можно видеть, что эти территории были наиболее сильно опустошены татарами.

Как указывал историк М. К. Любавский, “...бассейны Псла и Ворсклы, Орели, Самары после татар являются совершенною пустынею, но и до татар здесь почти не было населения, или оно было крайне редко” (М. К. Любавский “Историческая география России” М. 1909. стр. 142).

Конечно, какая-то часть населения в бывшей Северской земле осталась, о чем свидетельствует сохранение ряда мелких княжеств, в том числе Путивльского.

Сперва татаро-монголы сами собирали дань через своих сборщиков-баскаков. Но народное сопротивление, в частности в Курске, в 1284-1285 гг. заставило татар отказаться от системы баскачества и представить русским князьям независимость во внутренних делах при условии признания зависимости от золотоордынских ханов и уплаты дани.

В XIY веке история нашего края связана с историей Литовского княжества. В то время, как на севере шло постепенное объединение русских земель вокруг Москвы, на юге образования прочной государственной организации русских княжеств не произошло.

В XIII веке между Неманом и Двиной образовалось раннефеодальное Литовское государство. Используя феодальную раздробленность русских земель, их ослабленность в результате татаро-монгольского нашествия, литовские князья начали захватывать соседние, западно-русские земли.

В XIY веке усилившаяся Литва захватила всю Западную Русь, большую часть Юго-Западной и часть Северо-Восточной Руси. Для захвата этих земель литовские феодалы использовали также их стремление освободиться от ига Золотой Орды.

Великий князь литовский Ольгерд (1345-1377 гг.) захватил Чернигово-Северщину (около 1356 г.), Подолию и Киевщину с прилегающей к ней на левом берегу Днепра Переяславщиной (около 1362 г.).

Захват русских княжеств Литвой привел к усилению закрепощения крестьянства. Народные массы оказались под двойным гнетом литовских и русских феодалов.

Вначале русские земли находились на положении автономных удельных княжеств, которые платили ежегодную дань Литовскому князю. Но постепенно русские княжества утрачивают свою относительную самостоятельность. Этот процесс особенно усилился после Кревской унии, то есть договора об объединении Литвы с Польшей, согласно которой литовский князь Ягайло женился на польской королеве Ядвиге.

Уния была выгодна польским феодалам и католической церкви. Усилилось закрепощение крестьян, население стало принуждаться к принятию католической веры.

Крупнейшие удельные княжества на территории Украины и Белоруссии были ликвидированы в 90-х годах XIY века князем Витовтом. В 1404 г. им был захвачен Смоленск.

Витовт вел двойную игру: он хотел использовать союз с Москвой против татар, а с другой имел целью использовать татар против Москвы.

О цели Витовта, шедшего в 1399 году на битву против татарских ханов Темир-Кутлуя и Эдигея, точно и ясно говорится в летописи: “Похвалився, глаголаша бо Витофт: “пойдем и победим царя Темир-Кутлуя, взем царство его, посадим на нем царя Тахтамыша, а сам сяду на Москве на великом княжении, на всей русской земле” (Полное собрание русских летописей” том 8, Спб. 1859, стр. 72).

Но в этой битве он потерпел поражение, татары одержали победу и “гнались за Витовтом 500 верст до самого Киева”.

Высказанное первым борисовским краеведом И. Г. Волковым предположение, что эта битва была в нашем крае, неверно. Она произошла в низовьях реки Ворсклы, а не в верховье, которое находится в нашем крае.

Как уже отмечалось, сведения об истории бывшей Северской земли в летописях скудны. Долгое время наш край был оторван от Московского государства, входя в состав Литвы. Поэтому сведения о нем имело смысл поискать в источниках и трудах, посвященных русским землям, находившимся под властью Литвы.

Как указывает историк П. Г. Клепатский, в XY веке Путивль был еще удельным княжеством, но вскоре удельная система сменилась великокняжеским управлением.

“Путивльский повет (т. е. уезд, часть области) управлялся через особых наместников”.

Путивльский повет разделялся на волости, во главе которых стояли сотники. Теперь можно считать установленным, что в числе путивльских волостей была и волость “Хотмышль”.

В рассматриваемый период времени мы встречаем и первые письменные упоминания Хотмыжска. Самое раннее упоминание Хотмыжска находится в русских летописях, в статье “А се имена всем градом Русским дальним и ближним”.

В этом “списке” упоминается ...”На Ворскле Хотмышль”.

Академик М. Н. Тихомиров датирует “Список” 1387-1392 гг. Это самое раннее письменное упоминание Хотмыжска.

“Хотмисл” упоминается также в списке городов, принадлежавших великому литовскому князю Свидригайлу. Хронологически этот документ относится к 1430-1432 гг.

Наконец Хотмыжск-Хотмышл упоминается в “Ярлыке Крымского хана Менгли-Гирея Литовскому великому князю Сигизмунду” - 1506 год.

Эти документы позволяют сделать вывод о том, что Хотмыжск существовал и после татаро-монгольского нашествия. Неизвестно - уцелел ли он во время нашествия или возродился после него, но он существовал, причем, был не просто сельцом, а был центром одной из волостей Путивльского повета.

”...Здесь было 14 волостей... Ярлыки дают названия для них, известных из актового материала: Жолваж. Бирин, Хорен, Хотмышль”. (Ф. Петрунь в журн. “Схидный свит” 2 1928 г.).

Что представлял собой Хотмышль эпохи Киевской Руси, а также в XIY-XY веках, можно несколько представить по “Росписи хотмышскому городищу” 1639 г., которая была сделана в период подготовки к строительству крепости Белгородской оборонительной черты. (РГАДА фонд 210, Белгородский стол, единица хранения 113, листы 27-28).

Эта “Роспись” характеризует городище, т. е. остатки былого города, расположенного на высокой горе, в котором было укрепление, был тайник, т. е. потайной ход к реке, в городе был колодез.

Около города был посад, .т. е. неукрепленная часть поселения, занимавшая большую площадь - верста на полверсты.

Из скудных материалов можно с уверенностью утверждать, что в XIY-XY веках наш край не был безлюдным местом, что имелась масса зависимого населения, которое своим трудом кормило феодалов. Об этом свидетельствует ряд документов. Историк П. Г. Клепатский в книге “Очерки истории Киевской земли”. Одесса. 1919 г. приводит жалобу киевских бояр королю Сигизмунду I. Бояре жаловались, что они потеряли путивльские земли, перешедшие к Московскому государству ”...и з тых волостей слуги вашей милости предки и отцы наши, кони ездживали и шубы теплы куньи одевали...”

Значит, наш край имел большую ценность для русско-литовских феодалов - киевских бояр, что определялось количеством на этой территории трудящегося населения, за счет труда которого бояре “завжды одеваны и обуты были”.

В свете найденных в последние годы документов можно утверждать, что и в эпоху Киевской Руси и позже Хотмыжск был славянским, русским поселением.

А отсюда становится явной неправомерность бытовавших в местном краеведении утверждений о Хотмыжске, как якобы татарском поселении, и производство его имени от некоей жены татарского мурзы Фатьмы - Фатьмышл.

Имя этого селения, по нашему мнению, имеет чисто славянские корни. Слог “хот” встречается во многих названиях - село Хотень в Сумской области, Хотунь около Серпухова, Хотимль, Хотимльские села у Козельска, Хотынец в Орловской области, село Зыбино имело второе название - слобода Хотежская.

Языковед Мурзаев доказывает, что слог “хот”, “хат” во многих языках означал какое-то строение. Так, в украинском языке он сохранился в названии дома - “хата”.

Второй слог “мышл”, “мысл” мы встречаем также в исконно славянских именах - Осмомысл, Гостомысл, город Перемышль. В украинском языке такое древнее занятие, как охота, называется “мысливство”, а охотник - “мысливец”. И в русском языке охота называлась промыслом.

Отсюда можно высказать такую гипотезу происхождения названия Хотмышла - дом, хижина охотника.

А в последующем это название претерпевало обычные видоизменения.

В 1500 году наш край воссоединился с Московским государством.


Глава 4


^ ВМЕСТЕ С МОСКВОЙ


XY век - время образования централизованного русского государства.

При московском великом князе Иване III (1462-1505 гг.) вокруг Москвы объединились почти все княжества Северо-Восточной Руси.

В 1480 году русское государство окончательно освободилось от золотоордынского ига, тяготевшего над Русью почти 250 лет.

Иван III ставил своей задачей также воссоединение с русским государством “всей русской земли”, т. е. русских, украинских и белорусских земель, находившихся под властью Польши и Литвы, провозглашая эти земли своей “отчиной”, а себя “государем всея Руси”.

Москве противостоял ряд сильных противников. Это и старые враги Руси - татары. Хотя в XY веке Золотая Орда пришла в упадок и распалась на ряд самостоятельных ханств - Казанское, Астраханское, Крымское, Ногайское, но татары продолжали набеги на Русь и защита от них требовала много сил и средств.

Русскому государству постоянно угрожали с запада польско-литовские феодалы.

В середине XY века появилась новая опасность с юга - возникшее в Малой Азии турецкое военно-феодальное государство, которое сделало своим вассалом Крымское ханство.

Притеснения со стороны литовско-польских феодалов побуждали в русских землях желание слиться с Московским государством.

В 1500 году удельные князья бывшей Северской земли заявили Ивану III о желании присоединиться к Москве. Это вызвало войну Литвы с Московским государством. Русские войска одержали ряд побед и было заключено перемирие, по которому литовский князь уступил Москве 19 городов, 70 волостей, 22 городища, 13 сел. В их числе был и Путивльский повет, в который входил и наш край.

В 1508 году литовское правительство окончательно согласилось на мир с Московским государством, признав переход бывших северских земель к Руси.

Но продолжала оставаться татарская опасность. Часто то с востока, то с юга татары делали набеги, грабя русские селения, уводя в плен десятки тысяч людей.

В середине XYI века русское государство окрепло, и царь Иван IY Грозный присоединил Казанское и Астраханское ханства, подчинил Ногайскую орду, избавив этим Русь от нашествий с востока.

Но Крымское ханство не могло быть также покорено, т. к. это вызвало бы войну с могущественной тогда Оттоманской империей - Турцией. Поэтому в защите южных границ Московское правительство придерживалось оборонительной тактики. Для защиты в середине XYI века строится Тульская оборонительная черта, состоящая из городов-крепостей, земляных валов, лесных засек. Задачей этой оборонительной линии являлось перекрытие путей вторжения татар к Москве.

Главным путем вторжений татар был Муравский шлях, проходивший и в нашем крае. Начинался он от Перекопа и шел по водоразделу Днепра и Дона, Оки и Дона, вплоть до Тульской оборонительной линии.

При Иване Грозном были построены города Орел, Чернь, Кромы, Епифань, Данков, положившие начало новой оборонительной линии - Заоцкой, т. е. по реке Оке.

В конце XYI века опорные пункты русской обороны продвигаются еще дальше на юг. “Лета 7104 (1596 год и. о.) ...государь царь и великий князь Федор Иванович всеа Руси указал поставить на поле новых три города: на Донце на Северском на Белогородье город, да на Осколе усть Оскольца другой город, да на Семи на старом на Курском городище третий город....

И по государеву цареву и великого князя Федора Ивановича всеа Руси указу те воеводы и головы поставили на поле три городы: на Донце на Северском Белгород, да на Осколе Оскольский город, да на Семи город Курск тое же осени”. (Разрядная книга. 1475-1598 гг. М. Наука. 1966. стр, 500-501).

В это же время на реке Валуе построен город-крепость Валуйки.

Постройка этих городов явилась началом строительства новой оборонительной черты - Белгородской.

В это же время организуется регулярная охранная служба южных рубежей России.

В 1571 году под руководством М. И. Воротынского разрабатывается устав сторожевой службы. Она была двух родов - сторожи и станицы. Сторожи - это выдвинутые в степь пункты, на которых находилось несколько служилых людей.

Станицы - это подвижные сторожевые отряды, которые должны были двигаться по определенным маршрутам.

Задачей как сторожей, так и станичников являлось наблюдение за появлением татарских отрядов и посылка об этом известий в города-крепости, воеводы которых и организовывали отпор ордынцам.

Маршрут одной из станиц пролегал по территории нынешнего Борисовского района. “Из Рыльска ездити к верх Арели. От Рыльска новою дорогою на Карпово сторожевье переехати Муравский шлях, а от Муравского шляху ехати в верх реки Вязеницы, а от Вязеницы поворотити к Ворсклу, а ехати на низ Ворсклом до Грайворон (речки, притока Ворсклы, и. о.), да в Грайвороны в верх по праворотье на верх Рогозенца да на Надище, да через Олешенку Удцкую, да на верх Березова колодезя...”.

Далее маршрут шел по территории нынешней Украины. Обратный путь станицы шел по тем же урочищам.

Однако, задача полной защиты южной границы в XYI веке не решена.

Нашествия татар мешали появлению постоянных русских поселений и хозяйственному освоению края.

В XYI - начале XYII века не встречается упоминания ни одного населенного пункта на территории нынешнего Борисовского района.

В “Книге Большому чертежу”, составленной в начале XYII века и являющейся описанием географической карты России, древнейшее поселение нашего края значится как “Хотмышское городище” - ”...а река Руда вытекла по правой стороне Муравской дороги и пала в Ворскол ниже Хотмышского городища”.

Подробных сведений о запустении Хотмышска нет, но стоит ли удивляться тому, что исчез небольшой город рядом с Муравским шляхом, если татары жгли даже Москву.

Смутное время начала XYII века - польско-шведская интервенция, крестьянская война под руководством И. Болотникова задержали строительство новой Белгородской черты и хозяйственное освоение нашего края почти на 40 лет.

Построенные в конце XYI века города Белгород, Оскол, Валуйка не могли полностью обеспечить безопасность юга России.

Жители этих городов начинали хозяйственное освоение края, но земледелие ограничивалось близкими землями, а более отдаленные угодья использовались для звероловства, рыболовства, бортничества.

Так, есть сведения, что такие угодья белгородцы имели на реке Ворскле.

Татарские нашествия наносили огромный ущерб русскому государству. Главной целью набегов ордынцев был захват пленных, которых они продавали на рабовладельческих рынках.

Историк А. А. Новосельский считает, что только в первой половине XYII века взято в полон по минимальным подсчетам до 200 тысяч человек.

Еще больший полон татары брали на Украине. Помимо людских потерь, Русское государство несло большие финансовые расходы - на подарки ханам и мурзам, содержание посольств и т. п.

По А. А. Новосельскому только в первой половине XYII века такие расходы составили около миллиона рублей, а средний годовой расход превышал 26 тысяч рублей, громадную по тем временам сумму. В 1640 г. на построение Хотмышска и Вольного было отпущено 13 тысяч руб. А значит, на крымские расходы можно было ежегодно строить четыре таких города, как Хотмышск.

Русско-польская война 1632-1636 гг., неудачная для России, показала, что нельзя решать внешнеполитические задачи на западе, не укрепив южную границу. Ведь, пока русские войска осаждали Смоленск, вторгшиеся татары грабили южные и даже центральные районы России.

Сама жизнь требовала по-новому решать вопросы обороны южных границ Русского государства.


^ Глава 5


Хотмыжск - город-крепость Белгородской оборонительной черты


Защиту южных границ России могла обеспечить только сплошная укрепленная линия, расположенная поперек основных путей татарских вторжений.

Подробное изложение строительства Белгородской черты можно найти в книге В. П. Загоровского “Белгородская черта”. Воронеж. 1969 г.

Строительство оборонительной черты шло в период 1635-1658 годов.

Белгородская черта вскоре сыграла свою роль в войне с Польшей, начавшейся после воссоединения Украины с Россией. Русский тыл с юга был уже прикрыт.

В военно-техническом отношении Белгородская оборонительная черта представляла собой комплекс деревянных и земляных укреплений. Здесь не было каменных крепостей.

Земля и дерево применялись не только потому, что они были в достатке, а камня не было, но это определялось характером противника.

Татарская конница не могла и не вела в XYII веке длительной осады городов. Поэтому дерево-земляные укрепления вполне служили препятствием для такого противника, как татары.

Строительство Хотмышской крепости являлось одним из звеньев осуществления строительства новых укреплений, план которых по заданию Разряда разработали посланные сюда дворянин Ф. Сухотин и подъячий Е. Юрьев.

Для расспросов служилых людей северских городов о том, где строить город-крепость ”...чтоб теми крепостьми ту новую сакму от татар отнять и украинные и северские городы от татарские войны уберечь”, выезжали по царскому указу думный дьяк Иван Габренев и Григорий Ларионов (РГАДА ф. 210, ех. 113, лл. 34-35). 29 июля 1639 года были посланы царские указы воеводам: П. Пожарскому в Белгород, Г. Пушкину в Путивль, И. Алферову в Рыльск, И. Бутурлину в Курск, в которых приказывалось распросить всех знающих служилых людей, в каком месте лучше построить жилой город-крепость.

Фигурировало две кандидатуры - Хотмышское городище и Карпово сторожевье, находившееся в районе современной Томаровки.

Надо было оценить будущее место города по его военному положению, а также наличию леса, по обеспеченности водой, по землям, пригодным для пашни.

Такие отряды были посланы из Путивля и Белгорода. Белгородский отряд возглавляли И. Жиковин, О. Маслов, К. Свищов, Р. Попов.

И путивльцы, и белгородцы, которые лучше, чем кто-либо, знали местные условия, высказывались за строительство двух городов - на Хотмышском городище и на Вольном кургане.

Они обосновывали это тем, что именно в этих местах существовали броды, через которые татары переходили с Муравского на Бакаев шлях и вторгались в русские волости (РГАДА ф. 210, ех. 113, лл. 82-83). В “Росписи Хотмышскому городищу” (РГАДА ф. 210, ех. 113, лл. 90-102), составленной белгородскими служилыми людьми, подробно охарактеризовано и само городище, и прилегающая к нему местность. Малое городище (бывший детинец) имело периметр 93 сажени, большое 280 сажень, между городищ имелся ров.

К бывшему посаду подходил большой лес. Отмечалось наличие в окрестностях больших полей.

В “Росписи” оценивалось положение Хотмышского городища с военной точки зрения, расположенного в 10 верстах от Муравского шляха, указывались татарские перелазы через Ворсклу.

Белгородские дозорные описали также Вольный Курган вниз по Ворскле и Карпово сторожевье вверх по Ворскле. Но предпочтение было отдано Хотмышскому городищу.

Для строительства Хотмышска и Вольного весной 1640 года собираются служилые люди из Путивля, Рыльска, Севска, Курска, Белгорода и московские стрельцы.

Воевода В. И. Толстой, посланный для строительства новых городов, доносил в Москву: ”...на Хотмышское городище пришли мы, холопы твои, майя в 11 день и пришед на Хотмышское городище з головами и сотниками, и детьми боярскими, и со всякими с лучими с ратными людьми, рассмотря и помоля с божею помощью на Хотмышском городище почели жилой город строить майя в 17 день” (РГАДА ф. 210, ех. 117, часть 1, л. 54).

Всего с воеводой Толстым на Хотмышское городище и на Вольный курган пришло служилых людей тысяча восемьдесят семь человек.

Хотмышская крепость строилась по типу стоячего острога, который сооружался из вертикально стоящих бревен, плотно прилегающих друг к другу. Длина бревен обычно равнялась трем саженям (около 6 м). На одну сажень бревно закапывалось в землю. Изнутри острожная стена скреплялась поперечным горизонтальным бревном и железными скобами.

Дубовый тын был поставлен на месте старой крепости Хотмышля - по “старой осыпи”.

В стене прорубывались бойницы, через которые стрелки могли вести огонь.

Хотмышская крепость имела 7 башен, из них три проезжих и четыре глухих. Башни делались срубом и выступали за линию стены.

Башня на Московской дороге имела размер каждой стороны 4 сажени, была в два этажа, пол каждого этажа назывался мостом и этажи соединялись лестницами.

Над мостами в стенах башни прорезались бойницы (“бои”) для стрелков и амбразуры для пушек.

На верху башни была караульная клетка для наблюдателей. На этой башне в Хотмышске помещался и вестовой колокол весом 13 пудов.

Общая длина крепостных стен - острога и башен в Хотмышской крепости составляла 409 сажен.

Необходимой принадлежностью крепостей Белгородской черты были тайники, представлявшие собой наклонные подземные ходы из крепости. Хотмышский тайник имел в ширину две сажени, длина его от острога к р. Ворскла 75 сажень.

У двух проезжих ворот были поставлены караульные избы, в остроге строится пороховой погреб, воеводский двор, церковь.

Хотмышская крепость строилась быстро. Уже 28 июня 1640 года В. И. Толстой доносил в Москву, что он ”...на Хотмышском городище острог и башни проезжие и глухие поставил, а по острогу нижние и средние и верхние бои и кровати поделал, и котки поклал, и около острогу ров выкопал, и казенный погреб, и тайник зделал, и всякие городовые крепости учинил и в городе соборную церковь Воскресения Христова обложися июня в 28 день”. (РГАДА ф. 210, ех. 117, часть 2-я, л. 223).

Строительство новых городов находилось под постоянным контролем Московского правительства и все просьбы В. И. Толстого о помощи получали положительный ответ.

Принимая в марте 1641 года крепость, новый воевода Ф. Т. Пушкин отметил недоброкачественность постройки.

Но, московское правительство не поставило плохое качество строительства в вину В. И. Толстому, объяснив это спешностью проведенных работ.

Тем не менее, некачественная постройка уже через 10 лет потребовала капитальной перестройки всей крепости.

Эта перестройка была проведена в 1650 году воеводой К. Арсеньевым. Он несколько изменил план Хотмышской крепости. Число башен было увеличено с 7 до 10, вместо трех проезжих оставлено две.

За рекою “Ворсклом с крымские стороны” устраиваются оборонительные сооружения - надолбы, тарасы, засеки. (Акты Московского государства т. 2. СПБ. 1884 г. ,с. 264).

Новый город-крепость получил из Москвы и вооружение - 9 пищалей (пушек) и 400 мушкетов. Наряду со строительством Хотмышской крепости проводятся работы по обеспечению ее связи с соседними городами.

Так как дорога из Хотмышска в Белгород пересекала Муравский шлях, то она была опасной от татар.

В. И. Толстой решает проложить новую дорогу по правому берегу реки Ворскла, где она шла часто через леса, что обеспечивало ее безопасность. ”...А старую, государь, белогородскую, что наперед сево из Белагорода ездили Муравскою сакмою через реку Ворскол на татарские перелазы под Хотмышским городищем велел я ... лесом засечь и в засеки надолбы поделать, всякие крепости учинить, чтоб впредь из тех городов в Белагород тою старою белгородскую полевою дорогою по Муравской сакме никакие люди не ездили и на этой бы старой белогородской полевой дороге на Муравской сакме никаких проезжих людей татаровья в полон не имали”, - доносил в Москву воевода В. И. Толстой.

Новую крепость надо было обеспечить воинскими людьми. Результат смотра, проведенного новым воеводой Ф. Т. Пушкиным, показал, что в марте 1641 г. в Хотмышске имелось служилых людей: детей боярских - 242 человека, стрельцов - 134, казаков - 400, выезжих черкес, т. е. переселенцев с Украины - 10, пушкарей - 23, кузнец - 1 , всего 810 человек. (“Строельная книга Хотмышска 1640 г.”).

Хотя многие служилые люди были без лошадей, недостаточно снаряжены, но служилые люди новой крепости уже несли воинскую службу, посылаются ”...на государеву службу для бережения от воинских людей к урочищам и в стоялый острожек и на заставы и на сторожи и на вести в городы, в станицу...”.

В Хотмышске создается станица из 4 человек детей боярских, которая ездит ”...за реку Ворскол через Муравскую сакму до верху Березовского колодезя и до верховья Угрима колодезя к речке Удам от Хотмышского 40 верст”. Путь станицы занимал 2-3 дня и станицы непрестанно менялись.

По “Годовой сметной росписи” 1645 года воеводы И. Львова служилых людей было 916 человек, а с братьями и племянниками - 1168 человек (РГАДА ф. 210, ех. 502, л. 77).

Постройка города-крепости Хотмышска положила начало заселения нынешних западных районов Белгородской области.

Заселение нового края - это было возвращение старых русских земель. Профессор Д. И. Багалей писал: “Русское население опять стало разъезжать по той степи, где еще не забыты были старые названия рек и речек и намечать на ней места своих будущих оседлостей, нередко на старых русских городищах и урочищах, таким образом это не было занятие совсем чужих местностей, - это было как бы своего рода возвращение домой” (Багалей Д. И. “К истории заселения и хозяйственного быта Воронежского и Курского края” СПБ. 1896 г. с. 16-17).

Переселение служилых людей, а именно они начинали осваивать новые земли, во вновь построенные города-крепости являлось в большинстве случаев принудительным, как говорили тогда - “по выбору”.

В старых городах производился “выбор” наиболее зажиточных и семьянистых людей. Первыми на новое место посылали отцов семейств и их старших сыновей “для того, чтобы им дворами устроиться, указные свои пашни пахать... и хлебом посеять”.

Переселение на новые места не давало особых преимуществ ни в земельных наделах, ни в денежном жалованье.

Более охотно на новые места шли “неверстанные” служилые люди, т. е. еще не получившие земельных наделов и жалованья.

Основную массу служилых людей “украинных”, т. е. пограничных городов, составляли дети боярские, представляющие низший слой служилых людей “по отечеству”. Землю они получали как дворяне, но не имели крепостных крестьян и сами вели свое хозяйство, живя одним двором. Отсюда и произошло название “однодворец”.

Другую категорию составляли служилые люди “по прибору” - стрельцы, казаки, воротники, пушкари, которые вербовались из разных вольных городских сословий, а порой даже из крестьян.

Из 810 служилых людей Хотмышска в 1641 году около 70 процентов составляли приборные служилые люди.

Как указывал А. А. Новосельский, для выполнения черновой работы по освоению и защите южных окраин не было пригодно ни провинциальное дворянство центра России, ни тем более столичные чины. Требовались многочисленные и выносливые кадры приборных служилых людей, которые могли строить крепости, рубить лес, копать рвы, прокладывать дороги.

В “Строельной книге Хотмышска” приведен именной список детей боярских, принятых на службу в Хотмышске. Из них были “выбраны” из Курска 74 человека, из Чернигова - 21, из Белгорода - 56, из Путивля - 33, из Новгород-Северского - 17, из Рыльска - 40.

Как видим, основная часть служилых людей взята на службу из городов, прилегающих к Белгородской черте, и нет ни одного человека из городов Центральной России.

Приборные служилые люди в “Строельной книге” не указаны по фамилиям, а показаны общим числом - 134 стрельца, 400 казаков, 25 пушкарей и один кузнец.

Данных о наличии в Хотмышском уезде крепостных крестьян в этот период нет, но если взять в целом территорию Белгородского полка, то около 97 процентов русских служилых людей не имели крепостных.

В первые годы после постройки Хотмышска начинается появление и других сел и деревень. Все они были поселениями служилых людей, в основном детей боярских. Так, например, село Крюково (Тросная) основано одним из первых строителей Хотмышска Прокопием Крюковым, выходцем из Новгород-Северского.

В названии села Зыбино (Хотежская), очевидно, отразилась фамилия бывшего в 50-х годах XYII века воеводой в Хотмышске Панкратия Зыбина.

Создание городов-крепостей на юге России даже до соединения их в единую оборонительную черту уже играло большую роль в сдерживании татарских нашествий.

Теперь нам известен ряд документов из РГАДА, которые рассказывают об эпизодах борьбы хотмышан с набегами татар.

Воевода В. Толстой 26 мая 1640 года сообщал: ”...К Хотмышскому городищу... приходили татаровя многие люди, тех, государь, татар я... с ратными людьми у Хотмышского городища, а заставные люди у Пробойной горы через реку Ворскла на прежние татарские перелазы на Бакаев шлях не перепустили и от реки Ворскла отбили” (РГАДА ф. 210, ех. 117, л. 160).

В последующие годы служилые люди Хотмышска вместе с другими городами боролись против вторжения крымцев.

В июне 1646 года хотмышский воевода М. Волконский доносил, что он с хотмышскими ратными людьми соединился с белгородцами во главе с Ф. Хилковым и стоял в верховье речки Нежеголи.

Там они получили известие о приходе в Белгородский уезд человек пятисот татар и пошли в погоню за ними, настигли их, не доходя реки Оскол. ”...И с теми, государь, татары у нас... был бой.... на том бою татар многих людей побили и переранили.... да полон отбили и стада конские и животинные, что было они взяли, отбили и бились с теми татары идучи верст с пятнадцать и больше”.(РГАДА ф. 210, ех. 117, лл. 65-95).

К воеводскому донесению приложен список хотмышан - детей боярских и полковых казаков, которые служили в отряде М. И. Волконского и “с татары бились явственно”. В этом списке имена 400 человек.

Жизнь в селах и деревнях в те времена проходила в постоянной тревоге и напряжении. В одном из указов 1647 года воеводе М. И. Волконскому предписывалось послать в села и деревни специальных гонцов объявлять ”...чтоб всякие уездные люди жен своих и детей, и хлеб, и всякие животы везли в город, а иной хлеб ссыпали в ямы, а немолоченый хлеб развозили по лесам, чтоб воинские люди уезду не повоевали, людей не побили и в полон не поймали и хлеба не пожогли, а сами уездные люди жили в деревнях в большой опаске” (РГАДА ф. 210, ех. 117, л. 70).

В другом указе предупреждалось о необходимости большой осторожности при сенокосе и перевозке сена, особенно если сено заготовлено “на крымской стороне”, т. е. на левом берегу Ворсклы. Предписывалось, чтобы половина людей работала, а другая стояла с оружием наготове и охраняла их.

Большое значение придавалось сохранению естественных преград, прежде всего лесов, куда под страхом большого наказания запрещалось въезжать и прокладывать тропы.

Оборона южной границы требовала и определенной подвижной армии. Эту роль должно было играть дворянское ополчение. Но в середине XYII века стало ясно, что ни по вооружению, ни по дисциплине оно не отвечает требованиям времени.

Поэтому было решено сформировать на Белгородской черте несколько регулярных полков “солдатского строя” общей численностью 8000 человек. Командирами новых полков назначались иностранцы, а на должности младших командиров ставились “старые солдаты” из Москвы.

По данным 1658 года среди служилых людей, записанных в Белгородский полк, из Хотмышска было 424 человека.

Строительство Белгородской оборонительной черты, постепенное заселение края вызывало и появление новых административных единиц, и, наконец, образование крупного военно-административного округа - Белгородского разряда.

В XYI веке территория нынешнего Борисовского района входила в состав Путивльского уезда, как Хотмыжская волость. При образовании Белгородского уезда она отошла к нему.

А после постройки Хотмышска, Вольного, Карпова и других образовались самостоятельные уезды - Хотмышский, Вольновский, Карповский и др.

В Хотмышский уезд входила территория нынешних Борисовского, Грайворонского, Краснояружского, Ракитянского и частично Яковлевского районов.

Белгородская оборонительная черта сыграла большую роль в защите России от татарских нашествий. Ее строительство и борьба с нашествиями ордынцев - подвиг русского народа, в котором есть скромный вклад и наших предков-земляков.






страница2/22
Дата конвертации21.07.2013
Размер5.83 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы