Учебное пособие охватывает период с древнейших времён до начала ХХ века. Может использоваться в базовом вузовском курсе «Отечественная история», при изучении исторических и краеведческих дисциплин в средней школе. Ббк т3(2Р-4Т) icon

Учебное пособие охватывает период с древнейших времён до начала ХХ века. Может использоваться в базовом вузовском курсе «Отечественная история», при изучении исторических и краеведческих дисциплин в средней школе. Ббк т3(2Р-4Т)



Смотрите также:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

^ 1.3 Развитие краеведения на Тамбовщине


Первый опыт историко-краеведческих описаний представляют собой уже названные нами рукописи «Тамбовский летописец», «Известие о начале города Тамбова и происходивших в нем достопамятных вещах и о архиереях, обретающихся в нем», «Летописи Козловского Троицкого монастыря», а также «Экономические примечания к генеральному межеванию» и др. Подобные работы закладывали основу будущих историко-географических описаний, но не были действительно исследованиями.

Переход к серьезным занятиям краеведениям на Тамбовщине произошел к середине XIX в. Этому способствовал ряд обстоятельств, вызвавших интерес к прошлому края.

Наиболее яркой фигурой в плеяде первых тамбовских краеведов был ^ Стефан Абрамович Березнеговский (1797–1868). Он закончил Тамбовскую духовную семинарию и стал священником и преподавателем в приходском училище. Затем с 1824 г. занимал должность эконома духовной семинарии, а в 1835 г. стал руководить строительной частью Тамбовского Епархиального ведомства. После выхода в отставку в 1867 г. он полностью погрузился в научные изыскания. Однако первые его краеведческие публикации появились в 1850-е гг. Они носили компилятивный характер. В своих статьях Березнеговский использовал труды Н.М. Карамзина, Н.А. Полевого, а также документы, обнаруженные им в разных хранилищах. Однако он не владел приемами историографического анализа, допускал хронологические ошибки. Сказывался и недостаток теоретической подготовки и специального образования. Однако он был энтузиастом краеведения, отдававшим ему все силы, энергию и свободное время.

К основным заслугам Березеговского безусловно принадлежит введение им в научный оборот «Тамбовского летописца». Он первым обратился и к истории строительства Спасо-Преображенского кафедрального собора в Тамбове. Его работы заложили фундамент для расцвета местного краеведения во второй половине XIX в.

Среди других тамбовских краеведов середины века выделяются сторонники и оппоненты Березнеговского Г. Хитров, В. Феоктистов, И. Кобяков и др. Занятие краеведением для них тоже не были основным занятием, но и в их публикациях встречались интересные находки и факты.

^ Георгий Васильевич Хитров (1820-1893) происходил из семьи священника, и сам, закончив Тамбовскую духовную семинарию и Московскую духовную академию, был священником, преподавал в семинарии, работал в общественных комитетах. Он пользовался большим уважением.

Творческое наследие Хитрова составляют 18 публикаций. Тематически их можно разделить на три группы: религиозного содержания (проповеди, поучения, литургии); педагогические (речи перед учащимися, методика преподавания); краеведческие (книга «Историко-статистическое описание Тамбовской епархии»).

^ Владимир Христофорович Феоктистов (годы жизни не известны) на рубеже 1850–60-х гг. возглавлял работы по военно-статистическому описанию Тамбовской губернии. Результатом служебной деятельности стала целая серия статей Феоктистова в газете «Тамбовские губернские ведомости». Это были очерки по статистике, географии, топографии, истории Тамбовской губернии и другие материалы. Статьи не имели исследовательской направленности, носили описательный характер и были скомпилированы из публикаций местных краеведов, в основном Березнеговского, выписок из трудов Карамзина, Соловьева и др., данных сборников документов и личных наблюдений. Феоктистов много и серьезно полемизировал с Березеговским.

Особым направлением в краеведении XIX в. стала тамбовская церковная история. Во второй половине века появилась целая серия статей и книг по истории возникновения тамбовских монастырей, храмов, о церковных деятелях. Это направление развивалось по инициативе и под протекторатом Тамбовской Епархии.

Одной из наиболее ранних работ подобного рода была книга игумена Маркелла «Краткое историческое описание Саровской пустыни с начала заведения и нынешнего 1819 г., выбранное из разных историй, указов и благословенной грамоты, хранящихся в этой пустыни, игуменом Маркеллианом». Вышло несколько работ разных авторов об одной из старейших тамбовских обителей – Козловском Троицком мужском монастыре. Все они носили популяризаторский характер и предназначались для прихожан, но в них использовался большой массив исторических источников, авторы пытались систематизировать исторические факты.

Стараниями священнослужителей вышли работы и по истории других монастырей Тамбовщины: Тихвино-Богородском женском монастыре в Кирсанове; Тамбовских Трегуляевском мужском, Вознесенском женском монастырях. К числу специфических тем церковно-краеведческой направленности относились биографии местных святых святителя Питирима, старца Амвросия Оптинского и Серафима Саровского.

Помимо истории монастырей, церквей, святых, священники обращались и к истории населённых пунктов, быте и обычаях местного населения и другим темам, одной из которых было сектантство в Тамбовской губернии.

Немаловажное место в краеведении занимало экономико-географическое направление. Оно оформлялось довольно долго и сформировалось к середине XIX в. Темы, которыми занимались географы, были разнообразны: флора и фауна, сельскохозяйственная продукция, промышленность, демография, геогностика, история населенных пунктов.

Во второй половине XIX в. в России стали создаваться историко-архивные общества. В 1884 г. в числе первых была создана ^ Тамбовская губернская ученая архивная комиссия. Целью создания было упорядочение архивного дела. Но постепенно комиссия стала научным обществом комплексного изучения истории края. Основными направлениями работы стали: выявление и сбор письменных и вещественных исторических памятников, их научная обработка; организация архива, музея и библиотеки; выпуск «Известий Тамбовской ученой архивной комиссии»; охрана памятников старины; просветительская работа.

Работа ТУАК была довольно продуктивной, несмотря на отсутствие финансирования. Этому способствовал энтузиазм рядовых членов ТУАК, рядовых помощников, а также личный авторитет ее председателей И.И. Дубасова и А.Н. Норцова и заинтересованность в деятельности со стороны попечителей, особенно губернатора А.А. Фредерикса (1879–1889).

Результатами деятельности ТУАК стали создание исторического архива, музея, изучение вопросов археологии, заселения края, быта, церковной истории, крестьянских движений, охрана памятников истории.

^ Иван Иванович Дубасов (1843–1913), первый председатель ТУАК, родился в семье сельского священника. Закончил Тамбовскую духовную семинарию, затем Киевскую духовную академию. Преподавал словесность в Тамбовском Александринском институте благородных девиц. Был директором Екатерининского учительского института в Тамбове.

Уже в 1860-е гг. Дубасов занялся активной разработкой материалов местных и центральных архивов. По итогам изысканий выходили публикации в научно-популярных и литературных журналах, например, «Русский архив», «Древняя и новая Россия», «Исторический вестник».

В 1884 г. в Дубасов стал первым председателем Тамбовской губернской учёной архивной комиссии. Его назначение было положительно воспринято просвещенной общественностью. Так, например, редакция журнала «Исторический вестник» отмечала: «Там, где во главе комиссии явится такой просвещенный деятель и страстный любитель местной старины, как г. Дубасов, дело обещает пойти прекрасно и принести хорошие плоды». Прогнозы оправдались. Совмещая умелое руководство с научной деятельностью, Дубасов издал шесть выпусков «Очерков из истории Тамбовского края» (М., Тамбов, 1883–1897), переизданных в Тамбове в 1993 (частично) и 2007 гг., написал более 150 работ по вопросам местной истории.

В 1900 г. Дубасов был переведён в Курск с повышением, но он сам тяжело воспринял отъезд из Тамбова. Несмотря на то, что после отставки в 1903 г. Дубасов переехал в Тамбов, к деятельности в комиссии и краеведении он не вернулся.

На посту председателя ТУАК Дубасова в 1900 г. сменил ^ Алексей Николаевич Норцов (1859–1922). Потомственный дворянин, генеалог, теософ, камер-юнкер высочайшего двора Норцов не вызывал интереса советских краеведов, но его вклад в тамбовское краеведение достаточно весом. Фундаментальным краеведческим трудом Норцова стал неопубликованный «Историко-статистический обзор Тамбовского края». Краеведением Норцов увлёкся, составляя в 1890-е гг. генеалогическое древо своего рода. Так судьба свела его с Дубасовым, который пригласил Норцова в ТУАК.

С приходом Норцова, представителя другого социального слоя, энергичного, хорошего организатора, работа ТУАК активизировалась. Поэтому совершенно естественно воспринимается факт избрания Норцова председателем ТУАК. Новый председатель считал важным популяризировать деятельность комиссии, так как непосредственную ее задачу видел в воспитании в обществе интереса к «истории, археологии и архивным делам края». Одним из способов приобщения широких кругов общества к историческим знаниям являлось привлечение новых сотрудников в ряды ТУАК. Несмотря на многочисленные сословные предрассудки председателя, его кадровая политика была достаточно демократичной. В состав комиссии по-прежнему принимались все, кто изъявлял на это желание или мог быть ей тем или иным образом полезен. В первую очередь, он стремился привлечь представителей губернского дворянства, и особенное значение придавал популяризации ее деятельности среди военных. Воспитание, семейные традиции и собственное офицерское прошлое привели его к убежденности в том, что «военный элемент» является основой благополучия государства и в силу этого должен занимать одно из центральных мест в иерархии сословий.

Характерной особенность деятельности ТУАК в период председательства Норцова было расширение ее научно-исследовательской проблематики. В годы первой мировой войны А.Н. Норцову пришлось пересмотреть свои взгляды относительно направления грозящей России опасности. В это время он написал своего рода трилогию, посвященную истории взаимоотношений немецкого и славянского народов. По замыслу автора она должна была стать основой будущего обширного труда «Славяне и немцы».

В работе ТУАК принимали участие П.И. Пискарев, В.В Соловский, М.Г. Розанов, П.А. Дьяконов и др.

Особое место в работе комиссии занимал ^ Петр Николаевич Черменский (1884–1973), выделявшийся прекрасной профессиональной подготовкой и незаурядными способностями к историческим исследованиям. Он, как и Дубасов, происходил из семьи священнослужителя. Окончил Борисоглебскую гимназию с золотой медалью и поступил на исторический факультет Санкт-Петербургского университета. Его дипломная работа называлась «Очерки по истории колонизации Тамбовского края».

Черменский жил и работал в Санкт-Петербурге, но активно сотрудничал с комиссией, публикуя свои работы в «Известиях ТУАК». Особенно его интересовала история Лебедяни. Впоследствии, после закрытия ТУАК, он переехал в этот город, где возглавил народный музей. В этом городе он провел и последние годы жизни. Но в 1920 г. он переехал в Тамбов, где работал в архиве, заведовал историко-архивным отделом музея, был директором музея, возглавлял губернское управление по делам музеев, охране памятников искусства, старины и природы, преподавал. В 1928 г., с образованием ЦЧО, переведен в Воронеж. В 1931 г. был арестован по «делу краеведов» и осужден. В 1939 г. досрочно освобожден и вернулся в Лебедянь. Накануне Великой Отечественной войны переехал в Курск, где в 1943-44 гг. возглавлял музей. Затем – в Ставрополь. И в 1950 г. уже навсегда возвратился в Лебедянь. С 1956 г. Черменскому было дано разрешение на публикацию его трудов: две книги и более 20 статей по истории, топонимике и исторической географии Центрального Черноземья.

После Октябрьской революции 1917 г. губернские ученые архивные комиссии не были ликвидированы, так как в условиях переходного периода они являлись единственными учреждениями, способными возглавить работу по охране и организации провинциальных архивов. ТУАК также не прекратила своей деятельности, которая была признана властями. Коллегия Главархива утвердила в 1918 г. уполномоченным по охране архивов Тамбовской губернии А.Н. Норцова. В начале 1919 г. деятельность коллегии во главе с Норцовым осложнилась из-за создания параллельного органа, инициированного местными властями. Просматривая преемственность в работе органа, возглавляемого Норцовым, с ТУАК, в феврале 1919 г. президиум губисполкома постановил считать полномочия Норцова утратившими силу. Норцов не подчинился, и началось противостояние, закончившееся его отставкой в апреле 1919 г. Но еще некоторое время ушло на передачу дел. Признавая заслуги Норцова, высоко оценивая деловые качества, нельзя не заметить, что его биография вызывала недоверие к нему со стороны властей Тамбовской губернии.

Другие деятели комиссии также пытались найти свое место в новой системе организации архивного и музейного дела. Так хранитель музея А.И. Самоцветов был взят на работу в Тамбовский народный музей в качестве фотографа. Казначей архивной комиссии Н.Н Иванов, имевший опыт работы в должности заведующего школьным отделом Тамбовской уездной земской управы, был взят на работу в губернский отдел народного образования. Некоторое время в губархиве работали бывшие архивариусы ТУАК С.К. Платонова, А.А. Щеголев, С.И. Соколов и П.Н. Черменский.

Советская власть, разрушив дореволюционное краеведение, создала принципиально новое движение, основанное на мощной финансовой поддержке центральных и местных государственных органов, на формировании структуры, привлечении научного потенциала. В 1920-е гг. советское краеведение перенимало накопленный опыт, привлекало опытные кадры.

Весной 1920 г. в Тамбове было создано «Общество истории, археологии этнографии Тамбовского края». Инициаторами были музейные работники во главе с И.М. Катаевым и П.Н. Черменским. Председателем правления нового общества стал И.М. Катаев. Общество проводило разнообразную работу. В конце 1923 г. Тамбовское общество в числе других вошло в единую краеведческую организацию.

Новое направлении в развитии краеведения дала Вторая Всесоюзная краеведческая конференция 1924 г., в работе которой приняла участие и тамбовская делегация во главе с Черменским. Реорганизация обществ в единую организацию привела к расширению научной проблематики. В Тамбовском обществе были созданы секции по изучению природы, истории и экономики края.

Активизация краеведческой работы привела к созданию обществ и в других городах губернии: Козлове, Моршанске и Липецке. Центрами краеведческой работы в Моршанске стали краеведческий кружок А.И. Виноградова и городской музей во главе с П.П. Ивановым.

^ Петр Петрович Иванов (1886–1942) родился в семье слесаря. Еще до революции 1917 г. увлекся коллекционированием старинных вещей, археологией и краеведением. В 1918 г. он предложил организовать в Моршанске городской музей. Его инициатива была поддержана, и в здании бывшего магазина купцов Кавериных был открыт Моршанский краеведческий (ныне историко-художественный) музей, основу экспозиции которого составила коллекция Иванова. Это первый в России провинциальный музей, открытый после Октябрьской революции. В первые годы советской власти, когда уничтожались церкви и имения промышленников и дворян, единственным убежищем для памятников культуры и искусства стали музеи. Руководимый Ивановым Моршанский музей пополнялся картинами, скульптурами, иконами, фарфором, мебелью, что позволило этим произведениям искусства дойти до наших дней.

В конце 1920-х годов под руководством Иванова был предпринят ряд археологических экспедиций, приведших к открытию около 30 неолитических стоянок и нескольких древнемордовских могильников. На Пановском, Елизавето-Михайловском, Крюково-Кужновском могильниках Иванов произвёл раскопки, выявив в общей сложности 869 погребений. Его находки составили уникальную коллекцию по истории цнинской мордвы, а материалы раскопок включены в широкий научный оборот.

Члены секции истории и археологии Тамбовского краеведческого общества разрабатывали также проблемы архивоведения и фольклора. К.П. Сперанский опубликовал сведения о семейном архиве поэтов Е.А. Боратынского и А.А. Дельвига. Н.Ф. Познанский собрал и записал 150 сказок в Усманском и Тамбовском уездах. Он представил доклад, в котором охарактеризовал сказки и выделил основные типы сказочников.

Активным членом секции изучения природы Тамбовского края был известный врач К.Н. Кардо-Сысоев (1870–1942). Его выступления и статьи касались наблюдений над природными явлениями в крае: климат, состояние лесов, животнвй мир и рыбные богатства местных рек. После К.Н. Кардо-Сысоева не осталось крупных, фундаментальных исследований, т.к. он занимался изучением природы края в промежутках между своей основной врачебной деятельностью в должности заведующего глазным отделением губернской больницы. Однако многие вопросы, связанные с изучением природы Тамбовского края, особенно проблемы экологии, им были подняты впервые.

Третья секция по изучению экономики края действовала во многом благодаря энергии председателя общества В.Я. Ноарова, руководившего губернским статистическим отделом. Его интересовало губернское районирование, развитие промыслов, бюджет крестьянских хозяйств. В большой статье о населении Тамбовских городов на основе переписей последних лет В.Я. Ноаров рассмотрел соотношение городского и сельского населения в губернии. Автор отметил значительную миграцию населения из сельской местности Тамбовской губернии в промышленные центры страны. Другой член секции Н.Н. Поздняков изучал состояние народного образования Тамбовской губернии в послереволюционный период. Интересные материалы о движении розничных цен в крае в годы первой мировой войны и революции (1914-1921) собрал А.М. Брянский. Практическое значение имела статья А.Е. Степанова о перспективном пятилетнем плане электрификации Тамбовской губернии в связи с разработкой плана ГОЭЛРО. В ней не только рассматривалось состояние энергоресурсов края, но и приводились схемы электрификации отдельных районов губернии.

Важным направлением в работе тамбовских краеведов являлась издательская деятельность. Продолжалась традиция выпусков сводных сборников. Было выпушено три выпуска «Известий Тамбовского общества изучения природы и культуры местного края».

Серьезное внимание тамбовские исследователи уделяли культурно-просветительной работе. В ноябре 1925 г. при Тамбовском доме компросвещения был открыт кабинет краеведения, руководителем которого стал П.Н. Черменский. Он занимался пропагандой ре­гиональных знаний среди широких слоев населения, оказывал методическую помощь краеведам губернии. Был создан руководящий орган – совет кабинета.

Одним из важных направлений в деятельности краеведческого общества являлась охрана памятников природы и культуры. Тамбовские краеведы, не имея серьезных рычагов воздействия на местные власти, старались сохранить для потомков культурное наследие края. Руководство Тамбовского общества краеведов выступило инициатором создания в Тамбове межведомственной комиссии по охране природы под председательством Д.Н. Филиппова. Охрана памятников культуры возлагалась на губернский отдел народного образования и губернский музей. Особое место занимал вопрос о бывших дворянских усадьбах. Уже к 1925 г. на учете отдела музеев состояло 22 усадьбы Тамбовской губернии. Отсутствие средств и возможности постоянного контроля за всеми историческими объектами заставили местные власти пересмотреть свою политику в области охраны памятников старины. По распоряжению отдела музеев от 5 августа 1925 г. на государственную охрану были поставлены только три усадьбы: Ивановка, принадлежавшая композитору С.В. Рахманинову, Вязовка в Борисоглебском уезде, бывшее имение графов Петрово-Соловово, и Караул в Кирсановском уезде, принадлежавшее Чичериным.

Тем не менее, члены общества продолжили изучение памятников архитектуры и их постановку на государственную охрану. К 1927 г. на учете Главнауки числилось 40 памятников историко-культурного значения Тамбовской губернии. Однако большинство памятников находились под охраной лишь формально.

Важную роль в развитии краевых исследований играли местные музеи. Они являлись государственными учреждениями, но научные интересы заставляли их активно сотрудничать с губернскими краеведческими организациями и выступать организующим и координирующим центром развития научной деятельности на местах. Всего в 1920-е гг. в Тамбовской губернии действовало 8 музеев (к 1928 г. осталось 6 музеев).

Одним из самых крупных в крае стал государственный музей в Тамбове. Попытки его создания были предприняты ещё в 1917 г. Идея создания городского музея, центра краеведческой работы, обсуждалась на заседании Тамбовской городской Думы в ноябре 1917 г. Тогда же была создана комиссия по устройству Тамбовского городского музея во главе с А.А. Бумаковым. В январе 1918 г. была создана коллегия по устройству городского музея, которая перевела в помещение Народного университета фонды музеев бывшего Управления земледелия и «Общества любителей природы». В ноябре 1918 г. небольшой музей наглядных пособий имени Н.Ф. Бунакова был реорганизован Тамбовским губернским отделом народного образования в Народный музей. Его перевели в Дом просвещения на ул. Карла Маркса. Коллекция из 975 экспонатов и послужила основой для будущего губернского музея. В это помещение были перенесены некоторые предметы историко-археологического музея ТУАК (всего около 1270 экспонатов археологического, палеонтологического и нумизматического отделов). Окончательное слияние бывшего музея ТУАК с Губернским музеем произошло постановлением Тамбовского губисполкома от 24 декабря 1918 г. В ноябре 1919 г. в состав Народного музея влился естественно-исторический музей Высшей школы. Из Нарышкинской читальни в новый музей перешла большая подборка световых картин и книг, а из имения графа Строганова по­ступило 146 картин русских и иностранных художников.

В январе 1922 г. коллегия Губано постановила объединить Тамбовский губернский народный музей, художественный, сельскохозяйственный и педагогический музеи города Тамбова в единое учреждение. На заседании музейного совета в 1922 г. было принято решение о переименовании народного музея в научный музей и о включении в его состав в качестве отдела художественного музея. Тамбовский народный музей находился в то время в здании бывшего дома Шоршорова. 14 ноября 1929 г. Тамбовский окрисполком принял постановление о передаче музею «пустующего» здания кафедрального Спасо-Преображенского собора, в котором он располагался до 1990-х гг.

К числу крупнейших историко-культурных памятников Тамбовской губернии относился музей-усадьба Караул. Он носил художественно-бытовой характер и имел обширную библиотеку, огромный старинный парк и многочисленные хозяйственные постройки. Здесь размещалась коллекция мебели, бытовых предметов и личных вещей известного русского юриста, философа, историка и общественного деятеля России, профессора Московского университета Б.Н. Чичерина. В июне 1919 г. в Караул приехала комиссия по вопросам охраны памятников. На основании декрета СНК от 16 сентября 1921 г. музейный отдел Главнауки включил Караул в состав памятников республиканского значения. Постройки и парк площадью в 35 десятин вместе с фруктовым садом и парк-лес площадью в 18 десятин признавались неприкосновенным памятником природы. Музей просуществовал с 1923 по 1927 гг. в верхних комнатах караульского дома, и в 1928 г. по ходатайству Губмузея был закрыт. После этого книги из библиотеки Б.Н. Чичерина поступили во Всесоюзную библиотеку им. В. И. Ленина. Картины и гравюры были вывезены в московские и тамбовский музеи.

Активная работа Тамбовского краеведческого общества была прервана новыми административными реформами. В 1928 г. была образована Центрально-Черноземная область. Несмотря на то, что лучшие кадры тамбовского краеведения, в том числе весь состав президиума, покинули Тамбов, деятельность краеведческой организации продолжалась. Она получила новое название – окружное Тамбовское общество изучения природы и культуры местного края и вошла в состав областного краеведческого общества в Воронеже. В первые годы самостоятельного существования новый актив общества ещё пытался сохранить накопленный прежде потенциал. Однако в дальнейшем работу общества пришлось свернуть из-за нехватки опытных кадров и дальнейшей административной реорганизации. В 1930 г. был составлен акт ликвидационной комиссии Тамбовского окружного общества и принято решение о реорганизации его в городское-районное краеведческое общество с перерегистра­цией членов и избрании нового правления. Наступил новый период в деятельности Тамбовского краеведческого общества.

С конца 1920-х годов политическая ситуация в Советской России резко изменилась. Один из первых репрессивных ударов государственной системы пришелся по краеведам.

Новый этап краеведческого движения на Тамбовщине был связан с общими политическими изменениями в стране после XX съезда КПСС. Начало «оттепели» в политической жизни страны оживило общественную жизнь. Стали активно возрождаться многие общественные организации и движения. Первоначально основной упор был сделан на географическое и литературное краеведение, как менее политизированные научные направления. Именно в этой области и стали появляться первые региональные исследования.

В Тамбове местные краеведы объединились вокруг Тамбовского отдела Географического общества СССР, созданного в октябре 1951 г. До 1964 г. его бессменным руководителем оставалась преподаватель Тамбовского педагогического института, доцент кафедры физической географии Н.В. Тарасевич, а затем её сменил профессор М.К. Снытко. Активно участвовали в работе географических секций преподаватели Тамбовского пединститута А.А. Следников, Б.М. Завадский, A.M. Кириллов, Н.И. Дудник, А.В. Еремин, Н.М. Желтов, Б.А. Заруцкий. В Тамбовском отделе действовало 4 комиссии: физической и экономической географии, школьной географии и краеведения. Географические комиссии проводили активное изучение природных комплексов и ресурсов Окско-Донской равнины, изучалась экономика и демография городских поселений края. Работа секции привела к появлению в 1960 г. первого школьного краеведческого атласа Тамбовской области. Его структура была принципиально новой в картографии и содержала сведения по геологии, климату, фенологии, ландшафтоведению, в него входили географические и экономические планы, карты по туризму. Тамбовский атлас послужил образцом для появления подобных изданий в других регионах страны.

Краеведческую секцию возглавлял заведующий кафедрой истории пединститута Г.А. Протасов. На базе этой секции в 1950–60-е гг. вновь началось изучение истории Тамбовского края, фактически возрождались старые традиции тамбовского краеведения. В 1960-е гг. в ее работе приняли участие известные местные историки, преподаватели ТГПИ А.Я. Киперман, Л.И. Чуистова, Л.Г. Протасов и др. Студенческие кружки, спецсеминары были хорошей школой для молодых историков. Пройдя её, многие выпускники ТГПИ начали профессионально заниматься краеведением в 1970–90-е гг.

В 1950–70-е гг. в Тамбовской области стали регулярно проводиться археологические раскопки. Их инициаторами выступили местные краеведческие музеи, а руководителями – известные ученые из Москвы и Воронежа.

Приход в ТГПИ профессионального археолога-античника Л.И. Чуистовой позволил оживить местную археологию. Археологические раскопки и исследования, как наименее политизированные способы изучения местной истории, встречали материальную и финансовую поддержку у тамбовских властей. В результате были значительно расширены археологическая карта Тамбовской области и знания о её далеком прошлом.

Другие направления в краеведении были менее идеализированы, чем историческое. Местное краеведение в 1970–80-е гг. сгруппировалось вокруг Географического общества СССР, Педагогического общества СССР и Общества охраны памятников природы, истории и культуры. На их базе проводились краеведческие конференции, издавались сборники статей и научных трудов. В этот период начали свою работу такие известные в наши дни краеведы, как Н.В. Муравьёв, В.А. Кученкова, Н.М. Гордеев, Пешков В.П. и др.

^ Николай Васильевич Муравьёв (1906–1996) стал работать в Тамбове с 1951 г. в областном институте усовершенствования учителей. Его интересовала изначальная история населённых пунктов Тамбовской области, их население, топонимия. Результатом его научной краеведческой деятельности стала публикация нескольких монографий: «Из истории возникновения населенных пунктов Тамбовской области» (Воронеж, 1988), «Изначальная история населенных пунктов Тамбовской области» (Тамбов, 1992), «Улицы и площади Тамбова» (Тамбов, 1994). Уже после смерти краеведа в свет вышли «Трагедия тамбовской деревни» (Тамбов, 2004) и «Избранные краеведческие труды: в двух томах» (Тамбов, 2006).

^ Валентина Андреевна Кученкова (род. 1938), получив инженерное образование и работая в НИИхимполимер, работала экскурсоводом в Тамбовском бюро путешествий и экскурсий. Увлечение краеведением перешло на новый уровень в 1990-е гг., когда В.А. Кученкова занялась краеведением систематически. Результаты её исследований отражены во множестве статей и ряде книг и брошюр: «Тамбовские православные храмы» (1992 г.), «Неизвестный Тамбов» (Тамбов, 1993), «Житие архиереев тамбовских» (Тамбов, 1998), «Архиепископ Евгений: возрождение традиций» (Тамбов, 2004). По книге Кученковой «Святыни Тамбовской епархии» (М., 2003) был снят документальный фильм, а автор удостоилась диплома Всероссийской выставки книги.

В настоящее время наблюдается активизация разных направлений краеведческой работы, в том числе и исторического. В Тамбове в 1995 г. создано и действует объединение исследователей региональной истории «Тамбовский центр краеведения», директором которого является Геннадий Петрович Пирожков (род. 1948). Центром издаётся альманах «Вестник Тамбовского центра краеведения».

В Тамбове и области публикуется множество краеведческих трудов, выполненных как профессиональными историками, географами, искусствоведами, так и краеведами-любителями. Следует упомянуть таких исследователей, как С.А Есиков («Крестьянское хозяйство Тамбовской губернии в годы нэпа (1921-1928)» (Тамбов, 2004); «Коллективизация в Центральном Черноземье: предпосылки и осуществление (1929-1933 гг.)» (Тамбов, 2005); «Крестьянское землевладение и землепользование в Тамбовской губернии в пореформенное время (1861-1905 гг.): Историко-правовое исследование» (СПб., 2007.)) Ю.А. Мизис («Формирование рынка Центрального Черноземья во второй половине XVII – первой половине XVIII вв.» (Тамбов, 2006) и др.); М.П. Белых («Привет из Козлова» (Мичуринск, 2005), «Козловские фамилии» (Мичуринск, 2005) и др.); Б.И. Юдин («Старая Новая Ляда» (Тамбов, 2005), «Верхоценье – истоки Тамбовщины» (Тамбов, 2007) и др.); В.К. Кострикин («Крепость Козлов – Мичуринск-Наукоград в истории России XVII–XXI веков» (Мичуринск, 2007) и др.); М.А. Климкова («"По наряду из розряду…". Очерки истории культуры Тамбовского края» (Тамбов, 2004)); О.В. Голова («Инжавино сквозь века» (Тамбов, 2006)) и многих других.

Сформировавшийся интерес к прошлому стимулирует работу исследователей. Краеведение продолжает плодотворно развиваться. При финансовой поддержке местных органов власти и спонсоров в свет выходят многие краеведческие труды. Элективные краеведческие дисциплины изучаются во всех общеобразовательных учреждениях.


^ 2. АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ культуры
на территории тамбовского края



2.1 Археология как наука


Археология (от греч. ἀρχαίος — древний и λόγος — слово, учение) – это историческая наука, изучающая историю общества по материальным остаткам жизни и деятельности людей – вещественным (археологическим) памятникам. Это орудия производства и созданные с их помощью постройки, оружие, украшения, бытовая утварь, посуда, произведения искусства, целые комплексы (поселения, клады, могильники). Ведущее место археология занимает в изучении прошлого в дописьменный период, а это около трех миллионов лет или свыше 99% истории человечества. Да и ранние письменные источники были обнаружены именно археологами.

^ Археологическая культура – совокупность материальных памятников, которые относятся к одной территории и эпохе и имеют общие особенности. Обычно археологическую культуру называют по какому-либо отличительному признаку: форме или орнаменту керамики и украшений (например, воронковидных кубков культура), обряду погребения (например, катакомбная культура) и т.д., или по той местности, где были впервые найдены наиболее типичные памятники данной культуры (например, днепродонецкая культура).

Археология как наука оформилась в начале XX в. Но уже в XVIII-XIX вв. велись многочисленные раскопки (в т.ч. Помпей и Геркуланума – близ Неаполя, Трои на северо-западе Малой Азии), были открыты древние цивилизации Двуречья и Египта. В XVIII в. термином «археология» обозначали историю древнего искусства. С выделением учёными в XIX в. основных эпох каменного (палеолит, мезолит, неолит), бронзового и железного веков и внедрением методики распределения древних вещей по типам археология достигла больших успехов. В середине XIX века происходило становление археологической науки и раскопки могли носить любительский характер. 15 мая 1846 в Санкт-Петербурге было учреждено Императорское Русское археологическое общество.

В XX в. была выработана концепция археологической культуры для обозначения общности археологических памятников определённого времени. Большую роль для археологии сыграла археологическая картография, с помощью которой выявлялась локализация древних обществ, их перемещения и взаимосвязи.

Археологические эпохи, по определению М.В. Аниковича, – наиболее крупные периоды, на которые членится история человечества, интуитивно ощущаемые исследователями как более-менее «одинаковые» по своему значению. Несмотря на универсальность применения, в археологии нет точного определения «эпохи», и они часто несопоставимы по конкретному содержанию. В I в. до н.э. древнеримский поэт и философ Тит Лукреций Кар выделил основные периоды развития материальной культуры. Он выделил каменный, медный, бронзовый и железный века. Эта схема с некоторыми уточнениями до сих пор применяется археологами. Историю человечества разделяют на каменный, бронзовый и железный века. В современной периодизации не выделяют в отдельную эпоху медный век, а лишь переходный от камня к металлу меднокаменный век (энеолит от лат. acneus — медный и греч. líthos — камень). Таким образом, в каменном веке человечество прошло четыре эпохи: палеолит – древнекаменный век (нижний, средний и верхний, от 2,6 млн. до 12 тысячелетия до н.э.); мезолит – среднекаменный век (ранний и поздний; 12-7 тысячелетие до н.э.); неолит – новокаменный век (ранний и поздний; 7-4 тысячелетие до н.э.); энеолит – меднокаменный век (3 – нач. 2 тысячелетия до н.э.). Бронзовый (2 – нач. 1 тысячелетия до н.э.) и железный (с сер. 1 тысячелетия до н.э.) века также разделяют на ранний и поздний.

В России изучение славяно-русских древностей началось рано и было весьма успешным. Уже в Ипатьевской летописи рассказывается об археологических находках на р. Волхов в 1114 г. При некоторых княжеских дворах существовали сокровищницы для хранения редких и ценных вещей. В XVII в. уже был известен ряд археологических памятников – городищ. Первые попытки археологических раскопок в России относятся к 1420 г., когда во Пскове пытались отыскать остатки древнейшей в городе церкви Власия. В 1684 г. под Воронежем были обнаружены кости мамонта. В XVIII в. в России издаются государственные законы, регулирующие археологические изыскания. В XIX в. в связи с общим патриотическим подъемом интерес к археологии возрос. В советский период археология также успешно развивалась.

Археологические памятники условно делятся на несколько групп, самыми крупными из которых являются поселения и погребения. Поселения делят на неукрепленные (стоянки, сéлища) и укрепленные (городища). Селищами и городищами называют памятники эпохи бронзы и железа. Под стоянками понимают кратковременные поселения эпохи камня и бронзы.

Погребения делятся на два основных вида: погребения с надмогильными сооружениями (мегалиты, курганы, гробницы) и грунтовые. Наиболее сложные сооружения – мегалитические погребения (от греч. μέγας – большой, λίθος – камень) – доисторические сооружения из больших блоков. Под определение мегалитов и мегалитических сооружений подпадает достаточно расплывчатая группа строений: менгир – одиночный вертикально стоящий камень; кромлех – группа менгиров, образующая круг или полукруг; дольмен – сооружение из огромного камня, поставленного на несколько других камней; таула – каменное сооружение в форме буквы «Т»; трилит – сооружение из каменной глыбы, установленной на два вертикально стоящих камня; сейд – в том числе сооружение из камня и др. Как правило, они относятся к дописьменной эпохе данной местности. Назначение мегалитов не всегда можно установить. Большей частью они служили для погребений или были связаны с погребальным культом. По-видимому, мегалиты – общинные сооружения. Их возведение представляло для первобытной техники сложнейшую задачу и требовало объединения больших масс людей. Некоторые мегалитические сооружения представляли собой важные церемониальные центры, связанные с культом мёртвых. Другие комплексы мегалитов использовались для определения времени астрономических событий.

При исследовании погребений обнаруживают иногда большие ценности, как материальные, так и историко-культурные. По останкам погребённых можно выяснит возраст умерших, причину смерти, среднюю продолжительность жизни, образ жизни, рацион питания. Обряд захоронения даёт представление о религиозных воззрениях, верованиях племён.





страница2/11
Дата конвертации24.07.2013
Размер3,05 Mb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы