История Российской Церкви icon

История Российской Церкви



Смотрите также:
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   26
^

Русская Православная Церковь за границей.

Канонические основы.


Оторванные от центрального церковного управления фронтом гра­жданской войны, юго-восточные части России должны были как-то урегу­лировать свое церковное управление.

С этой целью 6 мая 1919 года в Ставрополе Кавказском состоялся Южно-Русский Церковный Собор, который образовал Временное Высшее Церковное Управление на Юго-востоке России, объединившее под своим началом несколько епархий.

Постановления этого Церковного Управления получили впоследствии косвенное признание патриарха Тихона и органов его управления в раз­личных проявлениях его власти:

в посвящении епископов (Серафим Лубенский, Андрей Мариу­польский), в назначении епископов на кафедры (в Южной России, в Екатеринославе, в Европе и в Америке), в церковном суде над епископами (Сергий Лавров, Агапий Екатеринославский) в уволь­нении на покой (Иоанн Кубанский).


Решение Ставропольского Собора, возможно, натолкнуло патриарха Тихона на мысль позволить, в условиях разрушенных гражданской войной всех нормальных церковных связей, каждому епархиальному архиерею (или нескольким) управлять своими епархиями самостоятельно, незави­симо от центральной церковной власти потому что буквально вслед за Ставропольским Собором, 7/20 ноября 1919 года патриарх Тихон, Священ­ный Синод и Высший Церковный Совет Православной Российской Церкви издают постановление за № 362, в котором говорилось:

“В случае, если епархия окажется вне всякого общения с Высшим Церковным Управлением или само Высшее Церковное Управление во гла­ве со св. Патриархом, почему-либо прекратит свою деятельность, епархи­альный архиерей немедленно входит в сношение с архиереями соседних епархий на предмет организации высшей инстанции церковной власти..., в случае невозможности этого, епархиальный архиерей принимает на себя всю полноту власти.”

Это постановление оказалось мудрым предвидением ближайших со­бытий: в ходе гражданской войны огромные области и миллионы право­славных людей вначале были вне влияния советской власти на террито­рии России, а вскоре, после поражения Белой Армии, оказались в чужих странах. Они требовали нормального духовного окормления, для чего необхо­димо было нормальное церковное устройство и управление.

После окончания гражданской войны, в конце 1920 года за границу выехало огромное количество русских беженцев (до двух миллионов) со своими епископами и священниками. Они нашли приют в разных странах и частично влились в прежние русские приходы, но главным образом нача­ли составлять новые. Со временем русская православная паства оказалась не только во всех государствах Европы и Америки, но и в Китае, Ко­рее, Персии, Палестине, Южной Америке, Австралии, Африке.

Потребность иметь централизованное церковное управление была очевидна. Поэтому в ноябре 1920 года, с благословения Вселенского Пат­риарха, русские архиереи созвали Первый Заграничный Архиерейский Со­бор, который, учитывая изменение ситуации, переименовал Временное Высшее Церковное Управление на Юге России в Высшее Русское Церков­ное Управление за границей.

Этот Собор составился на основе добровольного вхождения в него всего наличного состава русских архиереев за границей, причем, некото­рые из них (Финляндский, Литовский, Харбинский и Пекинский) имели по­стоянные кафедры и автономное управление.

Личным или письменным согласием в Соборе участвовали 34 еписко­па: митроп. Киевский и Галицкий Антоний (Храповицкий) (председатель Собора и Высшего Церковного Управления), епископ Алеутский Антоний, архиеп. Кишиневский Анастасий, архиеп. Северо-Американский Алек­сандр, епископ Адам, епископ Белгородский, управляющий Иерусалим­ской Миссией Апполинарий, епископ Белостокский Владимир, епископ Севастопольский Вениамин, епископ Челябинский Гавриил, епископ Екатеринославский, управляющий церковными делами в Греции, Африке и на о. Кипре Гермоген, епископ Царицынский, начальник пастырского Богословского училища Дамиан, архиеп. Литовский Елевферий, архиеп. Брук­линский Евфимий, митроп. Западно-Европейский Евлогий, архиеп. Пекин­ский Иннокентий, епископ Урмийский Map-Илья, епископ Тяньцзинский Иона, архиеп. Харбинский Мефодий, епископ Забайкальский Мелетий, епископ Александровский Михаил, епископ Владивостокский Михаил, епископ Камчатский Нестор, архиеп. Пинский Пантелеймон, митроп. Се­веро-Американский Платон, архиеп. Финляндский Серафим, епископ Лубенский, управляющий церковными делами в Болгарии Серафим, епископ Бельский Сергий, епископ Черноморский Сергий, архиеп. Японский Сер­гий, епископ Питсбургский Стефан, епископ Шанхайский Симон, архиеп. Полтавский Феофан, епископ Курский Феофан (архиеп. Иоанн Латвий­ский был лишен возможности участия в Соборе по местным политическим условиям).

Создавшееся на Соборе объединенное Управление приобрело всю полноту церковной власти над всей заграничной частью Русской Церкви до тех пор, когда она сможет влиться в состав Церкви на Родине.

ВРЦУ избрало Архиерейский Синод во главе с митрополитом Антони­ем (Храповицким), который явился исполнительным органом Собора в межсоборное время. В 1921 году, по приглашению Сербского патриарха Димитрия, Управление переехало в Югославию. По инициативе митрополита Антония здесь было решено созвать Всезаграничный Русский Церковный Собор. В “Положении о созыве Заг­раничного Собрания Русских Церквей,” принятом ВРЦУ 12/25 июля 1921 года, в частности, говорилось:

“В состав Собрания входят в качестве членов представители всех заграничных автономных Церквей, епархий, округов и миссий, пребываю­щих в подчинении святейшему Патриарху Всероссийскому...

Собрание признает над собою полную во всех отношениях архипа­стырскую власть Патриарха Московского... Собрание состоит из еписко­пов, клириков и мирян... Выборы в Собрание производятся по следующим 15 округам и 15 районам.

Округи: Северная Америка, Япония, Китай, Финляндия, Эстляндия, Латвия, Литва, Польша, Германия, Франция, Италия, Сербия, Болгария, Турция и Дальний Восток.

Районы: Швеция, Дания, Нидерланды, Бельгия, Испания, Англия, Швейцария, Чехия, Венгрия, Австрия, Румыния, Палестина, Александрия, Греция, Бизерта.”

Собор состоялся с 8 по 20 ноября (ст. ст.) в Сремских Карловцах (Югославия). На Собор было приглашено 155 человек, которые за редким исключением и прибыли.

Почетным председателем Собора был избран патриарх Сербский Ди­митрий. Среди почетных членов были: председатель Совета Министров Югославии г. Пашич, Главнокомандующий Русской Армией генерал Вран­гель и другие. Председателем Собора был председатель ВРЦУ митроп. Антоний. Архиереи-члены Собора (они же — члены ВРЦУ):


митроп. Херсонский и Одесский Платон,

архиеп. Полтавский и Переяславский Феофан,

епископ Челябинский и Троицкий Гавриил,

епископ Александровский, управляющий Ставропольской епар­хией Михаил,

епископ Севастопольский и всего христолюбивого воинства, управляющий военным и морским духовенством Вениамин;

управляющие русскими православными общинами за границей: архиеп. Кишиневский и Хотинский Анастасий (от Константино­польского округа),

епископ Лубенский Серафим (от Болгарского округа),

архиеп. Волынский и Житомирский Евлогий (от Западной Евро­пы);

пребывавшие за границей русские епископы:

Курский и Обоянский Феофан,

Белгородский Апполинарий,

Сухумский, временно управлявший Черноморской епархией Сер­гий,

^ Царицынский Дамиан,

Сумский Митрофан,

Аксайский Гермоген.


Среди членов Собора были: князь Васильчиков, Е. Ковалевский, протопресвитер Г. Шавельский, проф.-прот. А. Рождественский, князь Г. Тру­бецкой, А. Карташев, прот. Г. Ломако, граф П. Апраксин, прот. В. Востоков, граф Олсуфьев, граф М. Граббе, граф П. Граббе, граф Бобринский, проф. Погодин, генерал Юзефович, князь П. Путятин, проф. Новгородцев, проф. Троицкий, проф. Вернадский, князь А. Ширинский-Шахматов и мно­гие другие выдающиеся церковные, военные, научные и политические де­ятели.

В “Наказе” этому Собору были очень важные пункты:

“Особые обязанности и главная ответственность пред Богом и Цер­ковью лежат на епископах. Им священными канонами присвоены и преи­мущественные полномочия и особая власть, а потому епископы образуют Совещание Епископов Церковного Собрания...

Все решения Общего Церковного Собрания, Совета Собрания и Пресвитерского Совета восходят на утверждение Совещания Епископов и имеют силу лишь после подписания ими постановлений... В случае необ­ходимости Епископское Совещание имеет право закрыть Церковное Соб­рание.”

Собрание (или, как его вскоре стали называть, Собор) открыл митроп. Антоний, охарактеризовавший положение Российской Православной Церкви в Советской России и за границей. Единогласно было решено послать приветственные телеграммы свя­тейшему патриарху Тихону, святейшему Сербскому патриарху, Сербскому Королю, Государыне Императрице Марии Федоровне, Главнокомандую­щему Русской Армией генералу Врангелю и другим высоким лицам. Была заслушана масса приветствий.

На заседании 13/26 ноября архиеп. Анастасий выступил с речью по поводу голода в Поволжье. Он, в частности, сказал:

“Теперь позволю себе остановить Ваше внимание на вопросе о том, как помочь голодающему населению, нашим страждущим братьям в Рос­сии. Просить, убеждать палачей оставить, прекратить мучения — это все равно, что желать, чтобы тигр выпустил из зубов свою жертву; обращать­ся с пожеланиями к самому страждущему населению, конечно, бесполез­но; но у нас есть одно средство — обратиться с воззванием ко всему миру; он не должен допустить вымирания русского народа. Конечно, мы не мо­жем сказать красноречивее того, что сказал св. патриарх Тихон в своем Послании, но мы должны и можем сказать сильнее то, чего не мог сказать он в своем положении: мы должны сказать, что бедствия, переживаемые русским народом, есть результат дикого, развратного, кровавого режи­ма палачей России; англичане, например, уже узнали, что такое больше­визм; Вашингтонская Конференция стремится к миру, но этого мира не бу­дет до тех пор, пока не придет к миру Россия. Если бы мы были в состоя­нии, мы должны были бы разослать всюду миссии, которые, подобно Пет­ру Амьенскому, обошли бы весь свет, открывая ему глаза на русские дела... Некоторые склонны идти на примирение с большевиками или по мягкосердию, или из карьеры, но мы должны решительно сказать: нон поссумус (не можем). Никто из нас не имеет права переступить порог совет­ский для союза, ибо это уже не союз, а вражда против Бога. Мы должны противодействовать этому соблазну. Должны также мы установить моле­ния в церквах за всех погибших за веру, царя и Отечество, начиная с Царя-мученика Николая II-го и замученных святителей.”

Были заслушаны также доклады о миссионерской работе, о путях к духовному возрождению России.

Среди многочисленных документов, посланий и резолюций, приня­тых Собором, особенное значение имели:

^ Послание чадам Русской Православной Церкви, в рассеянии и

изгнании сущим” и

Послание к мировой Конференции” (Генуэзской).


Собор, ставший известным под названием “Карловацкого,” вызвал бешеную злобу среди большевиков (в первую очередь, из-за обращения к Генуэзской конференции).

От патриарха Тихона они потребовали репрессий против заграничной Русской Церкви. Надеясь достигнуть уступкой ослабления гонений против всей Русской Церкви на Родине, патриарх издал 5 мая 1922 года указ о закрытии Высшего Церковного Управления за границей. В ответ на этот указ, 31 августа заграничный Архиерейский Собор постановил:

“Во исполнение Указа Патриарха и его Синода и Совета — Высшее Церковное Управление упразднить. На основании же постановления Пат­риарха и тех же органов управления при нем от 7(20) ноября 1920 года за № 362 — образовать Временный Священный Архиерейский Синод Русской Православной Церкви Заграницей.”

По поводу образования Архиерейского Синода на новых канониче­ских основаниях, ни патриарх, ни органы его управления никакой реакции не проявили.

С момента образования Архиерейский Синод проводил большую ра­боту по объединению отдельных русских церквей в разных частях света. Особенно значительным явилось вхождение в Зарубежную Церковь рус­ских православных дальневосточных епархий. Средоточием православ­ных в тех областях был Пекин, где во главе Русской Духовной Миссии сто­ял архиепископ, затем митрополит, Иннокентий, и Харбин, где многочис­ленные русские приходы возглавлял архиепископ, затем тоже митропо­лит Мефодий. Их заместителями позднее явились архиепископ Симон, ра­нее викарий Шанхайский, и митроп. Мелетий.

В Пекине издавался “Китайский Благовестник,” в Харбине “Хлеб Небесный.” В Харбине же создался “Институт св. Владимира,” богослов­ский факультет которого имел потом огромное значение для зарубежья. Духовенство и паства на Дальнем Востоке проявили особую стойкость в верности Архиерейскому Синоду.

Синоду подчинились и русские приходы в Южной Америке, из кото­рых самым замечательным был в Буэнос-Айресе. Развивала свою дея­тельность Православная Миссия в Палестине, во главе которой стоял архиеп. Анастасий.

^

Декларация митроп. Сергия и Зарубежная Церковь.


Декларация митрополита Сергия 1927 года потребовала от Зарубеж­ной Церкви определить свое отношение к новому курсу московского цер­ковного руководства и к самому руководству. Ответом на Декларацию явилось Постановление Собора русских ар­хиереев за границей:

“Заграничная часть Всероссийской Церкви должна прекратить административные сношения с Московской Церковной властью, в виду невозможности нормальных сношений с нею и в виду порабощения ее безбож­ной Советской властью, лишающей ее свободы в своих волеизъявлениях и свободы канонического управления Церковью.

Чтобы освободить нашу иерархию в России от ответственности за непризнание Советской власти заграничной частью нашей Церкви, впредь до восстановления нормальных сношений с Россией и до освобо­ждения нашей Церкви от гонений безбожной Советской власти, загранич­ная часть нашей Церкви должна управляться сама, согласно священным канонам, определениям Собора 1917-1918 гг. и Постановлением Патриар­хии от 7 (20) ноября 1920 г. за № 362, при помощи Архиерейского Синода и Собора Епископов. Заграничная часть Русской Церкви почитает себя не­разрывной, духовно-единой ветвью Великой Русской Церкви. Она не от­деляет себя от своей Матери Церкви и не считает себя автокефальной. Она по-прежнему считает своей Главой Патриаршего местоблюстителя митрополита Петра и возносит его имя за богослужением.

В ответ на заявление “Декларации” митрополита Сергия: “мы потре­бовали от заграничного духовенства дать письменное обязательство в по­лной лояльности к Советскому правительству во всей своей обществен­ной деятельности; не давшие такого обязательства или нарушившие его будут исключены из состава клира, подведомственного Московской Пат­риархии” (Послание от 16/29 июля 1927г.), Собор Архиереев заграницей, в том же определении заявил: “Решительно отвергнуть предложение мит­рополита Сергия и его Синода дать подписку о верности Советскому пра­вительству, как неканоническое и весьма вредное для святой Церкви...” Если же последует постановление митрополита Сергия и его Синода об исключении заграничных епископов и клириков, не пожелавших дать по­дписку верности Советскому Правительству, из состава клира Москов­ского Патриархата, то таковое постановление будет неканоническим” (Окружное Послание Архиерейского Собора от 27 августа 1927 г.).

9 мая 1928 года указом московского Синода за № 104 заграничный Архиерейский Собор и Синод были объявлены упраздненными и все их действия отмененными. На практике это распоряжение, конечно, не могло иметь никакого реального значения.

22 июня 1934 года, после длительной бесплодной переписки с Сер­бским патриархом Варнавой, которого митроп. Сергий пытался привлечь на свою сторону, московский Синод решил “Карловацкую группу, как ос­лушников законного священноначалия и учинителей раскола, предать Церковному суду с запрещением в священнослужении впредь до суда или раскаяния.”

^

Второй Всезарубежный Собор 1938 года.


2 января 1935 года, за полтора года до своей смерти, Председатель Архиерейского Синода Русской Зарубежной Церкви Блаженнейший Мит­рополит Антоний сделал доклад Архиерейскому Синоду о желательности созыва Второго Всезарубежного Собора с участием представителей кли­ра и мирян. Он предложил создать при Архиерейском Синоде Предсоборную Комиссию под председательством архиепископа Анастасия. Такая Комиссия была образована и Собор предложено было созвать в 1936 году. Однако, по целому ряду обстоятельств, созыв Собора был отсрочен. В 1936 году скончался митрополит Антоний, что тоже помешало своевре­менному созыву Собора.

Председателем Архиерейского Синода был избран (предъизбранный самим митрополитом Антонием) его заместитель митрополит Анастасий (Грибановский). В сан митрополита он был возведен еще при жизни пред­шественника и более чем за год до его кончины принял на себя руковод­ство Зарубежной Церковью. Первым его делом стало осуществление пе­реорганизации Церкви в связи с новыми потребностями заграничной жиз­ни русской эмиграции.

В 1935 году было принято Временное Положение, по которому Зару­бежная Церковь разделялась на четыре, затем — на пять митрополичьих Округов: Ближневосточный, Дальне-Восточный, Северо-Американский, Западно-Европейский и Среднеевропейский.

Митрополит Анастасий приложил немало сил к изживанию зарубеж­ной церковной смуты и восстановлению единства церковной организации, что и было одно время почти достигнуто.

Второй Всезарубежный Собор был созван в 1938 году. По примеру Московского и Карловацкого Соборов, было образовано Совещание епи­скопов, которому принадлежал решающий голос по всем постановлениям Собора. Все решения общего собрания Собора подлежали утверждению Совещанием епископов и принимали силу только после подписания их этим Совещанием. В Соборе 1938 года принимали участие:

митрополит Анастасий, Председатель Архиерейского Синода,

архиепископ Серафим, управляющий Русскими православными церквами в Западной Европе,

архиепископ Гермоген, член Архиерейского Синода,

Мелетий, архиепископ Харбинский и Манчжурский,

архиепископ Феофан, Секретарь Архиерейского Синода,

архиепископ Виталий, Восточно-Американский и Джерзийский,

архиепископ Богучарский Серафим, управляющий Русскими православными общинами в Болгарии,

архиепископ Нестор, Камчатский и Петропавловский,

архиепископ Тихон, председатель Учебного Комитета при Архие­рейском Синоде,

епископ Вест-Вирджинский и Питтсбургский Вениамин,

епископ Шанхайский Иоанн.


Кроме 13 архипастырей, членами Собора были 26 пастырей и 58 ми­рян (всего: 97 человек). Заседания Собора продолжались с 1 по 11 августа (ст. ст.) 1938 года. Были представлены многочисленные доклады, а в зак­лючение Собор принял два замечательных, потрясающих душу послания:

^ К Русскому народу в Отечестве страждущему” и

К Русской пастве в рассеянии сущей.”


При Архиерейском Синоде был учрежден Учебный Комитет и было издано “Положение” о нем.

^

Зарубежная Церковь во время и после войны.


Во время войны Митрополит Анастасий оставался в Югославии. Во время оккупации немцами гестапо в один из обысков в покоях Митрополи­та изъяло делопроизводство Синода. Владыке было настойчиво (с угро­зами) предложено издать специальное послание к русскому народу с предложением содействовать немецкой армии. Владыка отверг такие требования.

В октябре 1943 года под председательством митрополита Анастасия в Вене состоялось совещание восьми заграничных архиереев, признав­шее незаконным избрание митрополита Сергия (Страгородского) патри­архом. К концу войны, в виду угрозы советской оккупации, владыка перее­хал в Вену, затем в Карлсбад и, наконец (после окончания войны), в Мюн­хен, который в 1945-50 годы оказался центром русской церковной и обще­ственной жизни в Европе.

После войны, в 1945 году за границей начали появляться делегации Московской Патриархии и распространять “Обращение” патриарха Алек­сия от 10 августа (“К архипастырям и клиру так называемой Карловацкой группы”), предлагая ей принести покаяние (иначе подтвердится решение 1934 года).

В октябре того же года председатель Архиерейского Синода митро­полит Анастасий в специальном “Послании к русским православным лю­дям” дал обстоятельный ответ на “Обращение” патриарха Алексия. В своем Послании митрополит Анастасий, в частности, писал:

“Как епископы, так и клирики и миряне, подчиняющиеся юрисдикции Заграничного Архиерейского Собора и Синода, никогда не считали и не считают себя “находящимися вне ограды Православной Русской Церкви,” ибо никогда не разрывали канонического, молитвенного и духовного еди­нения со своей Матерью Церковью.

Представители Зарубежной Церкви вынуждены были прервать об­щение только с Высшей Церковной властью в России, поскольку она сама стала отступать от пути Христовой Истины и Правды и через то отрывать­ся духовно от православного епископства Церкви Российской, о которой мы не перестаем возносить свои моления за каждым богослужением, и вместе, и от верующего народа русского, издревле оставшегося “храните­лем благочестия на Руси.”

За время войны связь руководства Зарубежной Церкви с отдельны­ми ее частями расстроилась. Многим казалось, что Зарубежная Церковь переживает последние дни. Владыка Анастасий добился разрешения на поездку в Женеву (Швейцария), откуда в короткий срок письменно нала­дил общение со всеми странами мира и восстановил церковную организа­цию. К Пасхе 1946 года он возвратился в Мюнхен и приступил к руковод­ству Зарубежной Церковью.

23 апреля 1946 года он смог собрать в Мюнхене Собор Русской Зару­бежной Церкви, объединивший 26 епископов, из которых 16 присутство­вали лично. Собор, среди прочего, определил свое (тем самым всей Зарубежной Церкви) отношение к Московской Патриархии:

“Высшее Церковное Управление в России, в лице нынешнего Главы Русской Церкви Патриарха Алексия, неоднократно уже обращалось к за­рубежным епископам с увещанием войти в каноническое подчинение Пат­риархии, но, повинуясь велениям своей пастырской совести, мы не нахо­дим для себя нравственно возможным пойти навстречу этим призывам до тех пор, пока Высшая Церковная власть в России находится в противое­стественном союзе с безбожной властью и пока вся Русская Церковь ли­шена присущей ей по ее божественной природе истинной свободы...

Прежде всего власть большевиков обязана раскрыть двери темниц и концентрационных лагерей, чтобы освободить томящихся там до ныне ар­хипастырей и пастырей, явивших себя истинными исповедниками Право­славия и предоставить духовенству полную свободу устной и письменной проповеди Слова Божьего и религиозного воспитания молодых поколе­ний.

Глубоко сожалея о тяжелом и зависимом нынешнем положении иерархии и духовенства в России, мы не хотим требовать от них непосиль­ных жертв и возлагать на их рамена непосильного бремени, однако не мо­жем со скорбью не указать на то, что высшая иерархия Русской Церкви стала на неверный и опасный путь, поскольку она с одной стороны замал­чивает горькую для Советской власти правду, представляя положение церковной и общественной жизни в России не таким, каким оно есть в действительности и забывая изречение Григория Богослова, что в таких слу­чаях “молчанием предается Бог,” а с другой — сознательно утверждает кощунственную неправду, будто гонений на Церковь не только нет, но и никогда не было в России со стороны большевицкой власти, и таким обра­зом глумится над страдальческим подвигом множества священномучеников и мучеников, которых она дерзает приравнивать к политическим пре­ступникам, понесшим якобы справедливую кару со стороны правитель­ства. Это есть подлинно великий грех хулы на их священную память и кле­веты на нашу Матерь Церковь, за которой иерархия и особенно возглавитель дадут тяжкий ответ перед Богом и судом истории.

Склоняясь с благоговением перед образом наших великих страсто­терпцев, пострадавших за Веру и Божию Правду, мы усердно молимся об их упокоении, как и других многочисленных русских людях, особенно о ты­сячах военнопленных, принявших мученическую кончину от жестокой руки так называемых немецких нацистов. Уповаем, что жертва тех и дру­гих была не напрасна, что на их мученических костях воздвигнется новая свободная Русь, сильная своей Православной Правдой и братской лю­бовью, которой она искони светила миру. И тогда все ее рассеянные сыны без всякого принуждения и насилия, но свободно и радостно устремятся отовсюду в ее материнские объятия. В сознании своей неразрывной ду­ховной связи с нашей Родиной, усердно просим Господа, чтобы Он воз­можно скорее залечил раны, нанесенные нашему Отечеству столь тяже­лой для него, хотя и победоносной войной и благословил его миром и по­лным благоденствием.”

^ Подписали: Председатель Архиерейского Собора Митрополит Анастасий;

Члены: архиепископы — Пантелеймон, Венедикт, Филофей; епи­скопы — Леонтий, Димитрий, Афанасий, Стефан, Евлогий, Григо­рий, Феодор, Александр, Нафанаил. Секретарь — епископ Серафим.

Огромную работу проделал Митрополит Анастасий в послевоенные годы в помощь тысячам беженцев (Ди-Пи). Он писал бесчисленные письма во все мировые учреждения, лицам, имеющим авторитет, право или власть, в защиту русской эмиграции (особенно — новой, военной).

В 1948 году исполнилось 50 лет пастырской деятельности Владыки Анастасия. Он категорически отверг попытки устроить праздничные тор­жества по этому поводу.

В ноябре 1950 года Архиерейский Синод во главе с Митрополитом Анастасием переехал из Мюнхена в Северную Америку. Вместе с ними на американский континент прибыла и “Спутница” Русского зарубежья — 700-летняя святыня, чудотворная Курская (“Знамение”) икона Божией Матери.

Через несколько дней после прибытия Синода в Америку, в Свято-Троицком монастыре в Джорданвиле (штат Нью-Йорк) начал свою работу Очередной Собор Зарубежной Церкви. В дни работы Собор переехал в местечко Могопак, временную резиденцию Митрополита Анастасия и Сино­да. В работе Собора, кроме Митрополита, принимали участие:

архиепископы: Виталий, Иоасаф, Иоанн, Иероним;

епископы: Евлогий, Григорий, Серафим, Нафанаил, Тихон, Ни­кон.


Остальные епископы Зарубежной Церкви прислали свои доклады и отчеты.

В Свято-Троицком монастыре был совершен Чин Мироварения и ос­вящен новый храм во имя Пресвятой Троицы. 2 декабря Собор выпустил специальное Послание — “Возлюбленным во Христе чадам в рассеянии сущим.”





страница15/26
Дата конвертации26.07.2013
Размер4,98 Mb.
ТипДокументы
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   26
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы