Учебное пособие к спецкурсу Самара, 2002 icon

Учебное пособие к спецкурсу Самара, 2002



Смотрите также:
1   2   3   4   5   6
^

Вопросы и задания


  1. Приведите собственные примеры основных семиотических закономерностей.

  2. Проиллюстрируйте примерами основные принципы межличностной коммуникации, предложенные американским ученым Р. Уивером:

^ You can’t not communicate.

Communication can be verbal and nonverbal.

Every communication contains information and defines relationships.

Communication relations can be equal and unequal.

Communication is a process.

Communication is circular.

Communication need not be face-to-face.

Communication is affected by noise.


Лекция 4


Вербальная коммуникация. Национально-культурное своеобразие языковой модели мира

Согласно библейской легенде, на земле «был один язык и одно наречие». Но вот люди решили построить себе город и башню высотою до небес. Увидел господь, что народ един, един у всех язык и не отстанут они от задуманного. Тогда он сошел на землю и смешал языки так, что один не понимал другого.

Носители разных языков по-разному строят картину мира. Классик языкознания и философской антропологии В. фон Гумбольдт сформулировал эту идею следующим образом: «язык народа есть дух народа», т.е. в каждом языке заложено свое мировоззрение.

Начало такого подхода к языку стало изучение языков американских индейцев, у которых не было письменности, и которые приходилось описывать исследователям – основателям дескриптивной (descriptive) лингвистики.

Изучение разных языков показало, что та языковая система, которая нам кажется единственно возможной, оказывается менее сложной в каких-то деталях.

Пример: местоимения в разных языках. В английском языке местоимение первого лица множественного числа – we. В языке Фиджи различают два разных местоимения: we=they and I, we= you all and I.

^ Определители количества. В языках стран Тихоокеанского региона есть разные числительные, в зависимости от того, какие предметы подвергаются счету. В Индонезии разные числительные для подсчета людей, животных, больших предметов, маленьких предметов, цветов, полей, семян, заостренных предметов и т.п. Например, три человека выражаются чем-то вроде “three-human-guys”.

Из идеи лингвистической относительности вытекает культурная относительность, другими словами, культурный и лингвистический релятивизм, традиционно известный в лингвистике как гипотеза Сепира-Уорфа. Согласно этой гипотезе, логический строй мышления определяется языком. Характер познания действительности зависит от языка, на котором мыслит познающий субъект. Люди членят мир, организуют его в понятия и распределяют значения так, а не иначе, поскольку являются участниками некоторого соглашения, имеющего силу только для этого языка.

Например, в культуре (а, следовательно, и в языке) индейского племени хопи, изученной американским исследователем Б. Уорфом, время не объективировано, т.е. его нельзя разделить на отрезки и посчитать. В их языке нет выражений типа «подождите минутку» или «увидимся через пару дней». Грамматические маркеры глаголов определяются не временем (как в европейских языках), а истинностью (достоверностью) происходящего. Американский этнолингвист М. Агар пишет об этом следующим образом: “When English speakers use a verb, they have to put on a tense marker. There is no choice. Did the event marked by the verb happen before, during or after the time of speaking? When the Hopi speak, they mark the verb not with time, but with validity (evidence): wari – running, statement of fact; era wari – running, stating of fact from memory”.

Американец и индеец хопи живут в разных мирах. Американцы сегментируют время (часы, календари), хопи отмеривают его событиями. Вопрос: живут ли они в одном и том же мире?

Разная детализация понятий: снег у эскимосов, песок в народов Африки. Цвета в разныхязыках и культурах. Основа одна и та же, эксперимент показывает, что люди, в языке которых всего два словацвета, прекрасно различают оттенки. Синий/голубой.

Richard of YORK gave battle in vain. (Indigo –dark blue-purple).

Термины родства. Свекровь, теща, невестка, золовка, шурин, деверь. Brother-in-law. Geschwister –брат и сесетра, братья и сестры, братья, сестры.

В тех случаях, когда понятия коррелируют в разных языках, корреляция может быть мнимой. Например, судьба является ключевым концептом русской культуры. Даже поверхностное сопоставление глубинной семантики слов показывает, что “категория судьбы” осмысляется в разных языках по-разному, по крайней мере в плане выражения. Так, английскому fate нет аналогов ни во французском, ни в русском языках, французское fortune по своей семантике не так «благоприятно» по сравнению с аналогичным английским (хотя оба в качестве вторичных значений имеют «богатство», «состояние»), и оба, естественно, не являются эквивалентами русского фортуна; английскому luck во французском соответствует несколько обозначений, причем все они не передают сложной семантики русского слова удача.

Русское воля- не передается на европейские языки (нет коррелята). Freedom, liberty не передают русского понятия.

Слово друг есть мнимый коррелят слову friend/ami. Для русского сознания друг – это близкий человек, готовый помочь, к которому идут в горе. Friend – a person who shares the same feelings of natural liking and understanding, the same interests. Best friends, close friends.

Друг в беде не бросит, лишнего не спросит.

Пословицы как отражение языковой картины мира.

Человек вырастает в языковой среде, язык формирует способ видения мира, язык определяет то, как ты видишь мир. Однако следует различать «лингвистический детерминизм» и «лингвистическую относительность». Как писал В. фон Гумбольдт, язык образует вокруг человека некий круг. Тогда перевод и овладение иностранным языком невозможно в принципе. Тогда твой язык и твоя культура – тюрьма.

Лингвистическая относительность – твой язык уже не тюрьма, а уютная комната. Но это не значит, что ты не можешь жить в другой комнате. Ты понимаешь, что твоя комната – одна из многих. Можно перейти в другую, но трудно. Билингвы и переводчики жалуются, что монолингвы не понимают, как трудно переключаться из одного мира в другой. На переводчиков смотрят как на секретарей. «Переведите-ка мне это на чешский, скоренько - тут всего шесть страниц. Я после обеда вернусь и заберу перевод».

Современная лингвистика и лингводидактика во главу угла ставит изучение языка с одновременным изучением культуры. Только такой подход приводит к эффективной межкультурной коммуникации.

.


Литература

В. фон Гумбольдт. Язык и философия культуры. М., Прогресс, 1985.

С.Г. Тер-Минасова. Язык и межкультурная коммуникация. М., Слово/Slovo, 2000.

Michael Agar. Language Shock. Understanding the Culture of Conversation. N.Y., 1994.

О.А. Корнилов. Языковые картины мира как производные национальных менталитетов. М., МГУ, 1999.


Вопросы и задания

1. Выстроите русскую систему терминов родства (свекровь, теща, невестка, золовка, шурин, деверь и др.) и найдите соответствия в английском языке.

2. Какие понятия включает немецкий термин родства Geschwister и как он передается на русский язык?

3. Пользуясь толковыми словарями русского и английского языка, определите семантический объем коррелятов воля/свобода и freedom/liberty и прокомментируйте национальные различия.

4.Выберите из русского и английского толкового словаря устойчивые сочетания с названиями основных цветов (типа white wedding, белым днем), покажите разные культурные ассоциации. Для сравнения используйте вкладку Colours and their Associations в Longman Dictionary of English Language and Culture.


Лекция 5
^

Невербальная коммуникация


1.1 Невербальные компоненты с точки зрения теории коммуникации.


За время существования нашей цивилизации человечество выработало большое количество способов коммуникации. С каждым новым столетием они только приобретали новые формы и совершенствовались. Некоторые виды коммуникации, утратив свою утилитарность и эргономичность, ушли в прошлое, другие обусловили существование самой цивилизации, став её неотъемлемой частью и основным фактором социализации. На сегодняшний день в арсенале общества существует множество хорошо разработанных способов передачи информации. Формально их можно разделить на вербальные и невербальные. Вербальная коммуникация для человека является основной – это универсальный способ общения для каждого члена общества, так как любые другие коммуникативные средства переводятся на вербальный человеческий язык. К числу вербальных средств относится устная и письменная разновидности языка. Это наиболее выразительный и разработанный вид коммуникации. Невербальная коммуникация более разнообразна. В её числе находятся азбука Морзе, языки программирования, дорожные, железнодорожные и морские знаки, музыкальная нотация, языки глухонемых, жесты, мимика, различные звуки, издаваемые человеком и пространственные отношения между собеседниками и т.д. К невербальной коммуникации можно также отнести язык музыки и архитектуры, то есть язык чувств и ощущений, иными словами информацию, которую трудно выразить при помощи слов. Этот вид коммуникации (за исключением музыки) менее выразителен, иногда труден для понимания, но занимает равноправное положение наравне с вербальной, так как во многих ситуациях словесный способ общения недоступен или связан с большими помехами, которые делают его малоэффективным или вообще невозможным. Особое место в списке невербальных способов передачи информации занимают жесты, мимика и звуки, издаваемые человеком. Их основное отличие от остальных способов заключается в том, что все другие средства коммуникации являются продуктом развития человеческой цивилизации, искусственно разработанными системами знаков, тогда как звуки, мимика и жесты являются естественной частью человеческого общения с момента зарождения социума до сегодняшних дней [Кашкин, 2003].

Другим важным отличием является то, что все искусственные системы коммуникации усваиваются целенаправленно и в отсутствие необходимости могут вообще не использоваться человеком (например, азбука Морзе). Человеческие же мимика и жесты, напротив, усваиваются естественным путём в детском возрасте, совершенствуются на протяжении всей жизни и являются неотъемлемой частью любого коммуникативного акта. В нашей работе мы будем исследовать только этот аспект невербальной коммуникации, поскольку все остальные аспекты не входят в круг лингвистических проблем или входят в него лишь косвенно. Также под невербальными компонентами коммуникации (далее НВК) мы будем подразумевать только жесты, мимику и различные телодвижения.

Несмотря на то, что вербальный канал передачи информации является наиболее разработанным и выразительным, всё же значительную информационную нагрузку в реальном акте коммуникации несут звуковые коды, мимика и жесты собеседника. Так как невербальный канал почти не контролируется нашим сознанием, в процессе общения мы можем узнать реальное отношение нашего собеседника к нам и теме разговора, его социальный статус (если мы видим человека в первый раз), его скрытые чувства и намерения и т.д., в то время как он может говорить о совершенно противоположных вещах [Экман, Фризен, 1995; Карасик, 2002].

^ 1.2. Основные функции НВК в человеческой коммуникации

(а) функцию регулирования и управления вербальным поведением говорящего и слушающего; ср. жесты, сопровождающие речевые акты приветствия, приказы, просьбы и другие;

(b) отображение в коммуникативном акте актуальных речевых действий. Эта функция является основной у так называемых перформативных речевых жестов. Итальянский психолог, известный специалист в области кинесики Пио Энрико Риччи-Битти
заметил, что "перформативные речевые жесты обеспечивают визуальную репрезентацию некоего разворачивающегося речевого действия". К такого рода жестам принадлежат, например, невербальные акты просьбы типа поманить пальцем, жесты-вопросы, жесты-угрозы, жесты-предложения и пр.;

(c) коммуникативную функцию передачи адресату некоторой порции смысловой информации. Этой функцией обладают, например, коммуникативные эмблемы, о которых подробно говорится в следующем разделе;

(d) репрезентацию внутреннего психологического состояния жестикулирующего или его отношения к партнеру по коммуникации. Примером жестов с такой функцией являются симптоматические эмблемы, см. о них также ниже;

(e) дейктическую функцию, например указание на местоположения человека или объекта или жестовое уточнение местоположения;

(f) жестовое изображение физических действий человека, контуров и параметров объекта и др.; ср., например, жестовое представление чьей-либо походки или имитацию манеры чужого поведения за столом, пояснение величины или размера какого-то предмета;

(g) риторическую функцию.

Значение и употребление некоторых жестов может быть охарактеризовано в терминах риторических, большей частью тропеических, фигур, таких как метафора, метонимия, синекдоха, гипербола, ирония и т. п. Жесты могут выражать и передавать как буквальное значение, то есть значение, раскрываемое в словарном толковании жеста, так и небуквальное, которое, будучи семантическим производным (дериватом) от исходного, "вычисляется" с использованием механизма и правил семантического вывода, когнитивных операций или сценариев, типовых метафорических схем.

Подобно тому, как это происходит в диалоге на естественном языке, поверхностное оформление смысла с помощью жестового кода всегда осуществляется отправителем сообщения, реализующим свои коммуникативные намерения и учитывающим различные условия и характер коммуникации. Адресат, чтобы понять полученное им высказывание, должен выявить пропозициональные установки и намерения своего партнера и понять смысл сказанного. И также подобно тому, как это бывает в диалоге на естественном языке, понимание особенно затрудненно, когда адресат сталкивается с художественными невербальными средствами, прежде всего с жестовыми тропами. Жесты с тропеической организацией значения, использующиеся в акте коммуникации в риторических целях, Крейдлин называет риторическими [Крейдлин, 2001].

Примером риторических иллюстративных жестов, относящихся к основам ораторской техники, типичной, например, для Франции XVIII века, служат особые символические движения, иконически отображающие некоторые стороны подобного перевоплощения; см. следующую рекомендацию: "Когда ты говоришь о жестокой вещи или гневно, сожми кулак и потряси рукой. Когда ты говоришь о вещах небесных или божественных, возведи очи и укажи пальцем на небо <...> Когда ты говоришь о святой вещи или набожно, воздень руки".

Аналогично тому, как это происходит в естественном языке, выбор поверхностной реализации смысла с помощью невербального (жестового) метафорического кода каждый раз осуществляется с учетом коммуникативных намерений отправителя сообщения и имеющихся контекстных условий, а адресат, чтобы понять высказывание, должен эти намерения и установки партнера выявить. Изоморфизм (или, точнее, очень высокая степень сходства) процессов вербальной и невербальной метафоризации подчеркивает сходные черты в лексических знаках двух языков.

При общении вербально передается от 7 до 20% информации. Большую часть информации мы получаем невербально. Невербальные знаки можно разделить на 2 группы: язык тела (телодвижений) (body language), паралингвистические средства.

В язык тела входят прежде всего жесты.

Для жестовой знаковой системы характерны такие признаки, как:

- открытость (жесты, употребляемые, например в XII веке и в наши дни, не

совпадают; вместе с тем, появляются новые жесты, вызванные спецификой современного общения и заимствованные из других культур);

глубокий поклон с одновременным снятием шляпы, вышедший из

употребления в конце девятнадцатого века и современный жест ОК. Реверанс у женщин.

- динамичность (в выразительных человеческих движениях закреплены об­щественные связи, изменение общественной жизни влечет за собой и изме­нение жестовой структуры); Пример: всеобщая демократизация общества и закрепление его светской направленности привело к более раскрепощенному жестовому поведению, а также глобализации некоторых жестов: рукопожатие стало более распространённым в ХХ веке;

- самобытность (существование различных национально-культурных жестовых совокупностей); Пример: американская жестовая система, итальянская жестовая система и т.д.

- выполнение жестами базовых функций в коммуникации. Пример: выражение согласия или несогласия с помощью головы – to shake one’s head, to nod;

Многие жесты имеют свою историю, связанную с этнокультурными особенностями. Всем знаком такой жест: палец, поднятый вверх или опущенный вниз как знак одобрения или неодобрения. Император в Древнем Риме использовал этот жест для того, чтобы показать, оставляет он жизнь гладиаторам или нет. Когда мы здороваемся, то пожимаем друг другу руки. Китайцы в старые времена, здороваясь, пожимали руки сами себе, а в наши дни этим жестом оратор приветствует слушателей. При встрече тибетцы снимают свой головной убор правой рукой, левую прикладывают за ухо да еще высовывают язык. Смысл этого жеста: «Я ничего не замышляю против тебя, будь спокоен». Эскимосы, при приветствии, легонько стучат друг друга кулаками по голове и плечам, а лапландцы трутся носами и т.д.

Этнокультурные различия проявляются не только в отличии жестов, их языковой манифестации, но и в частоте их использования. Так, М. Арчин отметил, что в течение одного часа финн использует жестикуляцию в среднем один раз, итальянец - 80, француз - 120, а мексиканец - 180 раз [Аленикова, 1985: 146].

Необходимо помнить, что очень немногие жесты имеют универсальное значение. Практически во всех культурах человек, который пожимает плечами, демонстрирует неуверенность; поклон (головой или корпусом) является универсальным для всех культур выражением почтения. Однако существует множество жестов, которые в разных культурах имеют различный (иногда противоположный) смысл. А сходные значения, наоборот, могут передаваться разными жестами.

Все, что касается отношений между людьми, как правило, предполагает четкие нормы, обязательные для всех членов данной культуры, поэтому эмоции, направленные на других, в большей степени, чем эгоцентрические эмоции, подвержены влиянию культуры. Понятно, что эмоции, направленные на окружающих, характеризуются более значительными межкультурными различиями. Эгоцентрические эмоции, поскольку они выполняют функцию передачи информации о личных отношениях, также подвергаются регулирующему влиянию культуры. Таким образом, обычной реакцией в состоянии печали является плач, но особые правила устанавливают, при каких обстоятельствах, в какой степени и как долго можно плакать. Обычным проявлением удовлетворения является смех, но особые правила определяют, когда и каким образом можно смеяться.

Общение - это многогранный целостный процесс, включающий вербальные и невербальные каналы, которые имеют специфические значения в определенной социальной и культурной среде, игнорирование которых может вызвать явление «культурного шока», привести к непониманию, к коммуникативным неудачам. Например, в одном из университетских городков США в девяностых годах произошла поразительная история, показывающая, к чему может привести непонимание жестов, которые выработаны в другой культуре. У одного профессора русского языка, приехавшего много лет назад из Советского Союза, был знакомый русский эмигрант, который привык рано утром выбрасывать мусор в большой металлический бак, крышка которого при открывании и закрывании страшно гремела. Жившая в доме напротив пожилая американка много раз жаловалась, что этот грохот не даёт ей спать, но сосед продолжал устраивать по утрам шумный аттракцион. Когда он в очередной раз вынес пакеты с мусором, разбудив женщину, та возмущённо постучала в окно и вновь отчитала возмутителя спокойствия. В ответ он провёл большим пальцем себе по горлу в знак того, что ему надоели её наставления. Не успел он опомниться, как был арестован: испуганная женщина немедленно вызвала полицию, утверждая, что этот русский грозился убить её, slit her throat («перерезать горло»). Дело передали на расследование, и его знакомому, профессору русской литературы, пришлось выступать в суде с разъяснением, что этот жест означает «я сыт по горло» вашими жалобами: I’m fed up /I’ve had it with you and your complaints, а не I’m going to kill you, и никаких угроз перерезать горло не содержит [Линн Виссон , 2005: 188]. Это пример наглядно показывает, к каким коммуникативным проблемам может иногда привести незнание этнокультурных особенностей НВК.

^ Указание, показывание пальцем. Указательный жест встречается практически во всех культурах, но у многих народов, как и у русских, показывать пальцем считается неприличным. В большинстве западных культур указать на человека пальцем – значит проявить неуважение и продемонстрировать собственное превосходство. Индусы указывают пальцем только на нижестоящих, а для указания на человека, стоящего выше их на социальной лестнице, используют движение подбородка.

Подзывание ( Come here!) Привычный для русских «манящий» жест, когда рука поднята на уровень груди, пальцы направлены вверх и совершают покачивающее движение к себе, может быть прочитан, например, арабами, в прямо противоположном смысле – как требование уйти. Чтобы подозвать кого-то, арабы переворачивают руку ладонью вниз, и двигают пальцами, как будто роют землю.

Приветствие (Greetings (farewell). Рукопожатие – это традиционное приветствие во многих странах, но в США и Западной Европе этим жестом в равной мере пользуются и мужчины, и женщины, однако в Латинской Америке не принято, чтобы мужчина первым протягивал руку женщине. В Китае и Японии рукопожатие принято только среди равных по социальному статусу партнеров, а вышестоящих приветствуют поклоном.

^ Одобрение, восхищение. Знаменитый американский жест “о’кей”, означающий «все в порядке, все хорошо», в других культурах может иметь совершенно иное значение. Во Франции он означает «ноль», “ничего не вышло”, в Японии символизирует деньги, в Испании, Греции, Южной Америке носит сексуально-оскорбительный оттенок.

Благодарность. На Цейлоне благодарность выражается простой улыбкой, в Китае – поднятыми на уровень головы руками, сложенными в рукопожатии.

Руки и их движения являются частью языка тела. Частое жестикулирование руками – манера южного поведения; для тех народов, которым активная жестикуляция не свойственна, оно ассоциируется с неискренностью, театральностью.

Заигрывание. Флирт. Ум и глупость. Сомнение, Извинение. Пожелание удачи. Привлечение внимания.

Проксемика –способ использования близости и личного пространства. У каждого человека и у каждой этнической группы есть свой «пространственный пузырь» - space bubble. Это пространство, в котором человеку удобно думать, разговаривать, жестикулировать. Расстояние между собеседниками зависит от пола, возраста коммуникантов, от степени знакомства между ними. Различают

интимную зону – 15-45 см, личную – 46 см- 1,2 м, деловую и светскую (social) – 1,2 м – 3,6 м; общественную –свыше 3,6 м. Золотое правило коммуникации –держать дистанцию. В условиях скученности людей растет агрессивность, т.к. людей лишают их личного пространства.

У разных наций зоны разные. Русские при разговоре подходят на более близкое расстояние, поэтому немцы или англичане считают их невоспитанными, а русские их – холодными и официальными. Люди из малонаселенных районов скорее помашут рукой друг другу, чем пожмут руки. Скандинавы, англосаксы и немцы считают 1,2 м той зоной, которую не должны нарушать иностранцы. Для мексиканца разговаривать о деле на таком расстоянии – все равно, что для англичанина выкрикивать секретные цифры кому-то, находящемуся в другом углу комнаты. Межкультурные различия в проксемике часто приводят к коммуникативным неудачам между политиками и бизнесменами. Дело здесь не в невоспитанности или недоброжелательности, а в разном понимании нормы. А практический вывод для коммуникатора: необходимо одновременно с иностранным языком изучать и невербальную культуру этого народа.

Мимика – способ использования выражения лица. В первую очередь это глаза, взгляд. “Глаза – зеркало души”. “Она взглядом приказала ему замолчать”. “Никогда не лжет прощальный взгляд”. Обмен взглядами и глядение в глаза собеседника (еye contact) принят в одних культурах и не принят в других. Например, японцы жалуются, что на них «пялят глаза». Европейцы и американцы считают, что японцы неискренни, т.к. не смотрят в лицо собеседнику.

Нос и уши. Французы и испанцы втягивают носом воздух, подергивают носом, выражая подозрительность, неодобрение, презрение. Инструментом мимики является и рот. Коммуникативно значимым может быть поджимание губ, надувание губ. Значимой может быть улыбка и ее отсутствие (в русском коммуникативном поведении). Улыбка у китайцев или японцев означает нежелание огорчать других своими горестями.

^ Паралингвистические элементы – языковые супрасегментные средства: тембр, резкость голоса, интонация, громкость. Можно присвистнуть от удивления, вздохнуть от отчаяния или от восхищения. К паралингвистическим элементам можно отнести и молчание. Оно у некоторых народов коммуникативно значимо и культурно-ориентировано (у финнов, у японцев). Молчание означает внимательное слушание, уважение к собеседнику.

Поза: открытость/закрытость,

Доминирование/зависимость,

Противостояние/гармония.


Тактильное поведение зависит от контактности/дистантности культур.

Поза, одежда. Прическа.

Узко профессиональные жесты: «Глуши мотор».

Как один переводчик просит другого сменить его.


Литература

1. В.Б. Кашкин. Введение в теорию коммуникации. Воронеж, 2000.

  1. Р.Д. Льюис. Деловые культуры в международном бизнесе. М., 1999.

  2. А. Пиз. Язык телодвижений. /Ай Кью, 1992.



Вопросы и задания

1. Используя информантов, выясните, какими жестами в разных культурах выражаются:

Оскорбление Ум и глупость

Утверждение и отрицание Привлечение внимания

^ Сигнал опасности Сомнение

Извинение Пожелание удачи

  1. С помощью информантов определите, какими жестами выражаются следующие элементы коммуникации в английской и американской культуре и сделайте сравнительное описание их с русскими жестами.

Search me! Meditation

I don’t hear you well Inverted commas (quotations)

Silence! (Hush!) Ready, time to leave

Stop Calm down

What do you say? Good luck!


Лекция 6

^ Время как категория языка и культуры


К проблеме «язык и время» можно подходить с разных позиций. Традиционно обращение к категориям времени в разных языках. Но существует и проблема языка во времени. Какие языки и в какой исторический период становились средством общения между народами «после того, как Бог наказал людей за гордыню, разрушив Вавилонскую башню»? Греческий, латынь, итальянский, французский, английский – каждый из этих языков представлял великую культуру, и у каждого своя судьба во времени.

Время - это консубстанциональный термин, т.е. слово, которое встречается как в обыденной, так и в профессиональной речи.

Время можно рассматривать как предельную категорию, которая семантически пуста (т.е. предельно абстрактна), и в силу своей абстрактности приобретает возможность наполняться самым разнообразным содержанием.

Есть время астрономическое, геологическое, физическое, биологическое.

Есть историческое время, которое меряется годами, десятилетиями, веками, эрами и общественно-экономическими формациями.

Есть романное время, которое не соответствует астрономическому, хронологическому и историческому времени. В романах действует «психологическое время» - время памяти, где незначительные временные отрезки могут занимать огромное место, а целые периоды жизни – бесследно стираться.

Человечество живет одновременно в разных временных системах: технической, где определяющим является научное исчисление времени; формальной (где важны времена года, лунные фазы, приливы и отливы); неформальной (где важны продолжительность событий, приемлемость ожидания, сколько времени прилично пробыть в гостях, на сколько минут можно опаздывать, когда считается поздно или рано звонить домой).

Первое обращение к категории времени в разных лингвокультурах мы находим в работах Э. Сепира и Б. Уорфа. Например, в культуре (а, следовательно, и в языке) индейского племени хопи нет слов для обозначения секунд, минут, часов. Грамматические маркеры глаголов определяются не временем (как в европейских языках), а истинностью (достоверностью) происходящего (см. Лекцию 4). Для европейской лингвокультуры это было открытием.

В дальнейшем было выделено монохронное и полихронное время, а культуры разделены на моноактивные (ориентированные на задачу – task-oriented, четко планирующие деятельность) и полиактивные (ориентированные на людей - people-oriented, словоохотливые и общительные).

Англосаксонские, германские и скандинавские народы (представители моноактивных культур) используют линейную модель времени и действия. Они озабочены деловой насыщенностью времени и не могут заниматься несколькими делами параллельно. Время делимо, действия последовательны, на каждое действие – отрезок времени. Западная матрица культуры техногенна, с ускоренным темпом развития автоматизации и технологии, с преобладанием научно-рационалистического осмысления картины мира. (Не случайно, что подобное осмысление или попытки его часто подвергаются осмеянию: «Скажи, который сейчас час? – Слушай, живи проще!»).

Американская культура прагматична по своей природе, ей присуща абсолютизация организации времени ради самой организации, а не ради выполняемых функций. Занятость (или иллюзия занятости) рассматривается как синоним эффективности. Исписанный ежедневник, где нет свободного часа, должен свидетельствовать о полезности, насыщенности жизни. Час юриста стоит несколько сот долларов. Однако сегментация времени на отрезки для выполнения текущих задач губительна для некоторых видов креативной деятельности и эмоциональных отношений.

Время в такой культуре выступает как осязаемый предмет, объект товарно-денежных отношений: его можно потерять, найти, выиграть, растратить, сэкономить, оставить. Время овеществляется, т.е. предстает в виде набора единиц, отрезков, поддающихся счету, накоплению. Отсюда – ежедневники, наказания за опоздания, система перехода на летнее время.

Представители полиактивных культур (южноевропейцы, арабы) не придают значения расписаниям и пунктуальности. Для них наилучшая форма инвестирования времени – личностное взаимодействие. Допускается выполнение нескольких действий одновременно, основное внимание – выполнению самих действий, а не составленному заранее расписанию. Восточная модель – традиционная культура с замедленным темпом развития, доминирует канонизированный, мифологизированный тип ментальности.

Российская культура занимает промежуточное положение между Западом и Востоком. Она преимущественно монохронна, но элементы полихронного поведения присутствуют: хаос, неупорядоченность, попытка делать сразу несколько дел; большая склонность к творчеству и личному общению.

В странах с моноактивным населением время привязано к часам и календарю, оно умозрительно разбито на части для нашего удобства, измерения и распоряжения. В полиактивных культурах время соотносится с людьми и событиями, это субъективная величина, которую можно подделывать под себя, формировать, растягивать, с которой можно обращаться независимо от того, что показывают часы. Более того, в некоторых африканских странах вообще нет часов. В европейских странах часы – это достойный подарок. В странах тропической Африки дарить часы неприлично. Логика этого рассуждения: как это кто-то чужой с помощью искусственного неживого прибора будет регулировать естественный ритм жизни вольного человека, указывать ему, когда и что делать, контролировать, регламентировать извне, не будучи ни вождем, ни старшим родственником.

Как моноактивные северяне, так и полиактивные южане убеждены, что они распоряжаются временем. В некоторых восточных культурах единственно возможным отношением ко времени признается адаптация людей к нему. Время не линейно, но и не привязано к людям или событиям, оно циклично. Время уподобляется тихому водоему с расходящимися по воде кругами. Будущее подобно настоящему, поэтому цель человека – не ускользнуть от кругового движения времени в линейное, а стать частью вечности.

С развитием межкультурной коммуникации особую важность приобретает неформальная система времени. Прежде всего - это различие культурного отношения ко времени. Формально час равен 60 минутам независимо от страны и культуры. Однако живущий в Москве англичанин при назначении ему встречи через час непременно спросит: Встретимся через русский час или английский час?

У русских опоздания не только возможны, но и культурно обязательны. В других культурах существует иное отношение к опозданиям. Русский аспирант МГУ, пригласивший к 19.00 на день рождения друзей–иностранцев, описывает ситуацию следующим образом: « Немцы пришли в 6.55 и удивились, что еще никого нет. Китайцы пришли в 7.05, долго извинялись и объясняли причины. В 7.30 пришли русские и венгры и сказали: «Давайте начинать». Корейцы пришли в 8.30 и очень кратко извинились. Американцы пришли в 9.15, очень обрадовались, что вечеринка в разгаре и ни слова не сказали об опоздании. Остальные русские друзья потом шли всю ночь».

Отношение ко времени и понимание его существенно различается у мужчин и женщин. Свидетельство этому – фольклор и популярные песни.

«Дорогой, я забегу на минутку к подруге, а ты помешивай кашу каждые полчаса, чтобы не подгорела». ^ Time waits for no man but it always stands still for a woman of 50.

Многие мужчины могут повторить вслед за персонажем известного фильма: «Мои года – мое богатство». Традиционно стремление мужчин быть старше, следовательно, мудрее, мужественнее; при этом предполагается по умолчанию, что молодость – не положительное качество для мужчины (заметим, что экспрессивные номинации с явно презрительной оценкой: «молокосос», «сосунок» - только мужского рода).

Время по-разному воспринимается военными и штатскими: первые, назначая встречу или отвечая на вопрос о времени, скажут: 10.50, вторые - около 11.

Время может измеряться событиями: название повести В. Липатова «Еще до войны …», «помню полет Гагарина, День Победы и т.п.».

Многим культурам присуще понятие о времени как о живом существе: уходит, проходит, не ждет, терпит, покажет, работает на нас, мы может отстать от него и опередить его, шагать в ногу с ним; убить его, гнаться за ним.

Время может рассматриваться как мера отношения к человеку: (I have no time for people who are cruel to animals = I do not like them; I have a lot of time for those who help with charity work = I respect them).

Разговоры о времени (как и о погоде) могут иметь контактоустанавливающую функцию. Вопрос «который час?» и просьба сказать время – весьма частый прием, позволяющий начать контакт с незнакомым человеком. Поэтому для англоязычной культуры характерно выражение they won’t even give you the time of the day =unfriendly and refuse to speak to you. (Ср. русское: пройдет – не поздоровается).

Отношение ко времени проявляется и закрепляется в афористических (и одновременно метафорических) определениях времени.

Time is money. Time is great physician (healer). Time is the greatest innovator. Наиболее частотными являются метафорические определения времени как течения воды, неподвластные человеку. Вспомним державинское «река времен, река забвенья…»; ocean of time, river of time.

Time is an ever-rolling stream (Shelley).

Time is the reef upon which all our frail mystic ships are wrecked (R. Browning).

Чем больше плотность фрагментов действительности, чем более значима для общества та или иная ценность, тем более вероятна вариативная детализация норм, связанных с этой ценностью, и, соответственно, появление различных карикатурных изображений этих норм. Анализ юмористических определений времени показывает, что, как правило, высмеиваются стертые метафоры (he threw the clock out of the window so he could see time fly; don’t throw the clock at Dad, Mum, it is only a waste of time). При этом возникает «оживление» метафор (the best way to kill time is to get busy and work it to death; time may be a great healer but it’s a lousy beautician) и устойчивых сочетаний: phone call to Information:

How long will it take me to fly to New York?

Just a minute. – Thank you.

Лингвокультурный подход к категории времени выдвигает следующие возможные задачи исследования, важные как в теоретическом, так и в прикладном плане:

В разных лингвокультурных общностях есть слова, за которыми закреплена темпоральная семантика. Закрепление это происходит, если социальные и культурные условия делают прочной и однозначной связь конкретного существительного с определенным временем дня, жизни или года: вставать до петухов, любить до могилы, до седых волос, в обед сбегаю в магазин, «пора меж волка и собаки» (entre chien et loup).

Большой интерес представляет изучение лакун – тех номинаций, которые присутствуют в одних культурах и отсутствуют в других: сутки vs. fortnight. Не менее интересны этнокультурные особенности времени: мы скажем, что ребенку полтора года, а англичанин – 18 месяцев. Мы скажем: в 3 часа ночи, а европеец – в три утра. Что такое «вечером»? Что такое «во второй половине дня»? Что значит «с утра»? Эти случаи темпорального дейксиса требуют сопоставительного изучения. Незнание их приводит к сбоям в коммуникации. Например, в Америке неделя считается с воскресенья по субботу, в России – с понедельника по воскресенье.

Литература

Michael Agar. Language Shock. New York, 1994.

С.Г. Тер-Минасова. Язык и межкультурная коммуникация. М., Slovo/Слово, 2000.

Н.Д. Арутюнова. Предложение и его смысл. М., Наука, 1976.

Р.Д.Льюис. Деловые культуры в международном бизнесе. М., Дело, 1999.

М. Паладян. Мышление и синтаксис//Вопросы языкознания, 2001, № 6.


Вопросы и задания

1. По словарям Cambridge International Dictionary of English и Longman Dictionary of English Language and Culture сопоставьте отрезки времени и примерные границы, которые приходятся на infancy, childhood, adolescence, youth, adulthood, middle age, old age. Что такое в русском и немецком/ английском/ французском/ итальянском/ японском понимании «ребенок», «младенец», «дитя», «юноша», «взрослый», «пожилой»?

2. Составьте с помощью словарей языковой портрет явления: как выразить приблизительность обозначения времени:just before 4, coming up to 4, nearly 4, around 4, about 4 и сопоставьте с немецким, французским и русским.

3. Проведите контрастивный анализ системы глагольных времен в английском и русском языке с лингвокультурных позиций. (Помните, что одна из самых больших методических трудностей при изучении иностранных языков – объяснить согласование времен и обосновать необходимость наличия нескольких прошлых, нескольких будущих (типичный вопрос обучаемого – «зачем они?»)).


Каждый человек знает, что значит «время», но если его спросить, он затруднится определить. Можно только с помощью метафор:

  1. время – путник (то, что идет, движется) идет, прошло, подошло.

  2. Время – агрессор (то, что разрушает): не пощадило.

  3. Время – субстанция (то, что можно измерить): мало, много.

  4. Время-контейнер (во время жатвы).

  5. Время –имущество (потратить зря, сберечь, разбазарить)

Антиномии времени:

  1. реально и нереально (свободное творение человеческого воображения, средство для понимания мира;

  2. объективно и субъективно (“вечер” для всех, но кому-то 18 часов рано, а кому-то- поздно);

  3. необратимо и виртуально;

  4. делимо и неделимо (для того, чтобы возник разум, надо было остановить время, поделить его на отрезки)

  5. социально и индивидуализировано (каждый человек относится ко времени так, как к нему относится общество). Но есть жаворонки и совы.


Социальные нормы выражаются с помощью языка. Время и пространство в языковой картине социальных норм. Запреты, обусловленные временем, считаются самыми строгими. Нельзя работать в праздники, есть плоды до определенного срока, нельзя нарушать траур до определенного срока. И наоборот, существует время, когда нормы перестают существовать (святки, ночь под Ивана Купала, карнавал и т.п.).

Близость категории нормы и концепта пространства (грань, передел, рубеж, черта).

^ Социальный возраст.

Во многих языках слова “старший” и “младший” используются не только для обозначения возраста, но и для указания на место в социальной иерархии. “Младший научный сотрудник” – “старший лейтенант”. Возрастные метафоры использутся для определения социального статуса. Однако социальный возраст может не совпадать с хронологическим, а в период социальных преобразований возрастная иерархия может и вовсе переворачиваться.

Во многих архаических культурах нет понятия хронологического возраста (не в годах, а в поколения). Все дети – сверстники, если вместе проходили обряд инициации.

Противоречие – и в современном обществе. Поправка к закону о призыве. Не 18 лет, а окончание школы или техникума, т.е. выход из периода социального детства. Ритуальное событие = инициации – экзамены на аттестат зрелости.

Японский этикет весь строится на почитании возраста. Старший всегда начальник для младшего, даже в семье. В японском не слов “брат” и “сестра”, а только “Старший брат”. Старший по возрасту получает зарплату больше младшего.

В современных западных обществах возрастная иерархия сохранилась лишь в замкнутых субкультурах (молодежные и криминальные группировки, армия, public school). Как армейская дедовщина, этот порядок носит “добровольно-принудительный характер”. Несмотря на унижение и несправедливость, никто не бунтует против неписаных правил.

Конфликт поколений возникает, когда разрушаются традиционные для данного общества социальные институты – семейные, сословные, бюрократические.

В СССР все командные посты были в руках представителей старшего поколения. Все атрибуты социального престижа – научные звания, титулы, правительственные награды – были связаны с достижением возраста. Ордена и звания не за конкретные заслуги , а в связи с 60-летием.

“Молодым везде у нас дорога, старикам везде у нас почет”.

Любые перемены (технические, культурные, экономические) приводят к тому, что диктатура стариков сменяется диктатурой молодых. НТР привело к созданию общества, основанного на культе молодости. Старшее поколение больше не носитель мудрости. Вместо того, чтобы гордиться годами, современный человек пытается продлить молодость.

Культ молодости вторгается в сферу бизнеса и профессиональной карьеры. Газетные объявления – до 40 лет. 27-летний директор крупного банка.


Каждая культура содержит ряд ключевых элементов – культурных категорий. Знание и учет этих категорий составляет основу концепции “культурной грамматики” Э. Холла. Одна из наиболее значимых – категория времени.

  1. Жизненный ритм культуры. Люди с более медленным жизненным ритмом чувствуют давление, если контактируют с теми, кто привык к более высокому темпу. Планирование времени. Отношение к пунктуальности. Ориентировка в настоящее, прошедшее и будущее. Индия – в прошлое, США – настоящее и недалекое будущее. Россия – прошлое и будущее.

  2. Монохронные и полихронные культуры.

Контекст

Низкий – отсутствуют неформальные источники информации (Германия, Швейцария, частично – США). Информационные потоки идут медленно, целенаправленно, определенным адресатам. Поток узкий и избирательный.

Высокий – есть неформальные источники информации (Франция, Италия, Ближний Восток, Япония, Россия). Высокая скорость распространения.

Низкий – менеджер принимает посетителей по очереди, не будет отвечать на телефонные звонки и звонить сам. Информация – от коллег и из документов.

Высокий – офис как проходной двор. Люди входят и выходят, телефон звонит. Все действующие лица обо всем информированы.

Пространство

Пространственные сигналы воспринимиются не только глазами, нои другими органами чувств, причем бессознательно. Там, где привыкли к толчее на улицах, не боятся физических контактов (Италия, Испания, Франция, Россия).

Дистанция в разговоре.

Господство – подчинение выражается пространственно. Отдельный кабинет, двойные двери. Германия, США – верхние этажи для руководства. Россия, Франция – средние этажи (власть и контроль исходят из центра).


Лекция 7

^ Вербальная коммуникация как деятельность

Теория речевых актов

Охфордский аналитик Джон Остин создал учение о том, как производить действия с помощью слов (How to do things with words). По его мнению, высказывание в определенных условиях совпадает с действием, слово=дело.

В языке существуют глаголы, которые, будучи поставлены в позицию 1 лица единственного числа, аннулируют значение истинности всего предложения (то есть предложение перестает быть истинным или ложным), а вместо этого сами совершают действия.

  1. Объявляю заседание открытым (говорит председатель).

  2. Объявляю вас мужем и женой (говорит священник жениху и невесте).

  3. Приветствую вас, профессор (говорю я).

  4. Обещаю, что это больше никогда не повторится (говорит провинившийся школьник).

Во всех этих предложениях нет описания реальности, но есть сама реальность, сама жизнь. Объявляя заседание открытым, председатель сами этими словами объявляет заседание открытым.

Такие глаголы Остин называл перформативными (performance – действие, поступок, исполнение). Предложения с такими глаголами называются перформативными, или просто речевыми актами, чтобы отличить их от обычных предложений, описывающих реальность: Мальчик пошел в школу.

Перформативных глаголов в языке довольно много: клянусь, верю, умоляю, сомневаюсь, подчеркиваю, настаиваю, полагаю, расцениваю, назначаю, прощаю, аннулирую, рекомендую, намереваюсь, отрицаю, имею в виду.

Согласно классической теории соотношения языка и реальности, язык описывает реальность. Теория речевых актов учит, что язык – сам часть реальности.

Высказывание может быть истинно или ложно. Речевой акт может быть успешным/неуспешным. Если в результате речевого акта 1. заседание открылось, в результате речевого акта 2. бракосочетание состоялось, профессор ответил на мое приветствие и школьник хотя бы на некоторое время перестал шалить, то эти речевые акты успешны.

Если профессор перешел на другую сторону улицы, вместо того, чтобы ответить на приветствие, если мальчик сразу же опять начинает шалить, если собрание освистало председателя, если у священника отняли сан, то речевые акты неуспешны.

Речевой акт может быть как прямым, так и косвенным.

^ Must you go on drumming like this? Здесь под видом вопроса говорящий совершает речевой акт просьбы не барабанить.

Если бы вы сейчас ушли, это никого бы не обидело. Здесь говорящий смягчает речевой акт, который в прямом варианте звучал бы как «Немедленно уходите!"

Если вы замолчите, от этого будет только польза.

^ Нам всем было бы лучше, если бы вы немедленно сбавили тон.

При общении более существенной является коммуникативная, а не речевая правильность. Коммуникативная правильность - это соответствие правилам ведения разговора. Уже отмечалось, что слова не только имеют значение, но и что-то делают, действуют, как речевые акты (ассертивности, директив, перформативов, обещаний, приглашений, просьб, приговоров и др.). Всякий разговор - это некое соглашение, куда входит определенное поведение посредством речевых актов. Когда это соглашение нарушается (невольно или преднамеренно), результатом будет комический эффект.

^ Diner: Waiter, what’s this fly doing in my soup?

Waiter: Looks like the breast-stroke, sir.

Вопрос обедающего в данном случае есть жалоба, выражение недовольства, а не запрос об информации, хотя официант предпочитает интерпретировать его слова именно так, т.е. игнорирует прагматику слов и привлекает внимание к их референциальному значению. При этом высвечивается характер или ситуация, обозначается какой-то дефект в отношениях. Психологический и социальный юмор в основном построен на нарушении связей в речевых актах, на невыполнении участниками разговора своих ролей.

- Well, Peter, how do you like school?

- Closed.

Вопрос здесь - речевой акт вежливости (например, о чем-то надо поговорить с ребенком друзей). Ожидаемый ответ - Thank you, I rather like it или So-so, I’m afraid. Нарушением ожидания будет ответ на вопрос «how».

- I’m thirty-eight and I don’t look it, do I?

- No, but you used to.

В данном случае вопрос - это не высказанное прямо мнение (причем весьма положительное) о своей внешности. «Вопрос» этот требует совершенно иного речевого поведения, нежели полученное в ответ. Такого рода «вопросы» часто не заслуживают и не получают дружелюбного ответа. Второй участник речевого акта может отказаться «играть», соблюдая общественные условности и принцип этикетизации высказывания.

Коммуникативные «игры» при шутливо-ироническом стиле речевого поведения могут строиться на взаимопроницаемости фатического (контактоустанавливающего) и информационного речевого поведения.

- Ты не знаешь, случайно, куда я зонтик засунула?

- Случайно знаю.

- Где он?

- Там, куда ты его засунула.

Первый участник разговора посылает информативную реплику, а в ответ получает фатическую.

^ Основные характеристики речевого акта

1. В акте должны участвовать говорящий/слушающий(е). Вместо говорящего может быть писатель, радио, телевидение и пр., а вместо слушающего - читатель, радио- и телеаудитория. Назовем участников речевого акта говорящим (Г) и слушающим (С).

В речевом акте должно что-то произойти. Нужно произнести фразу, создать или осознать ситуацию, т.е. нужно представить новый стимул (Ст), на который будет реакция (response). Но реакция будет зависеть от жизненного опыта слушателя (О), от его психологического типа (П), ситуативного контекста (Си) и общества (Об), в рамках культуры которого происходит речевой акт. Его можно определить так:

(Г, С, Ст, О, П, Си, Об) = успешный речевой акт,

где Г - говорящий, С - слушающий, Ст - стимул, О - опыт, П - психология, Си - ситуация, Об - общество.

Элементы формулы зависят как от говорящего, так и от слушающего: например, для понимания юмора необходимо, чтобы у обоих был один и тот же социальный и психологический опыт.

Например, опыт говорящего не совпадает с опытом слушающего: если человек ни разу не лечился у психиатра или психоаналитика, не лежал на кушетке, глядя в потолок, и не пересказывал свои сны, ему трудно оценить следующее:

^ Mr. Henry Fortescue of Harley Street is making a fortune, according to his press agent. He sells advertising space on psychiatrists` ceilings.


Maisie went to see her psychiatrist. He asked her what she`d dreamt of the night before and she told him that she hadn`t had any dreams that night. So he got angry and said if she didn`t do her homework he could`t help her.


^ One psychiatrist is treating a lot of schizophrenics these days. He has a double coach. For split personalities.

Разные психологические типы говорящего и слушающего также будут препятствовать пониманию юмора: если слушатель доверчив, он может поверить в невероятное сообщение или парадокс (т.е. рассматривать любой речевой акт, в том числе и юмористический, как подлинную коммуникацию).

^ Ситуативный контекст во многом определяет, будет ли смешно слушающему то, что считает смешным говорящий. Прежде всего, смеховые ситуации различаются в разных культурах, поэтому если слушатель и говорящий принадлежат к разным культурам, то слушатель будет оценивать чужой юмор как приемлемую/неприемлемую ситуацию, а составляющие этих ситуаций как входяшие/не входящие в парадигму юмора. Например, в европейских странах ситуация «пьяный за рулем» и совершаемые им в состоянии опьянения необъяснимые с точки зрения логики поступки входят в парадигму юмора. Для мусульманских стран, где алкоголь запрещен религией, совершенно не смешна ситуация типа:

Two drunks were driving up the main street unsteadily, crashed into a store window and knocked everything flying. A fashion-model dummy leaned through the broken plate glass. The driver hiccuped angrily to his companion and drawled: "Shee ... what did I tell you - a loushy woman driver".

Без знания ситуации тотального дефицита в бывшем СССР непонятен следующий обмен репликами:

- Excuse me, do you have meat?

- Comrade, can’t you read? This is fish department. We don’t have fish. Meat they don’t have in the department across the hall.

С ситуативным контекстом тесно связан последний аргумент функции языкового юмора - культура общества, к которому принадлежит говорящий и слушающий. Например, для английского общества характерна кастовость, для английской культуры - некатегоричность высказываний, сознательное преуменьшение опасности, недостатков, невозмутимость (особенно у аристократии).

A titled gent who already had six daughters and was terribly anxious to have a son, a male heir, heard with joy that his wife finally produced a boy. Two weeks or so later a friend asked him: "Does the little rascal look like his mother or like you?" The earl replied: "I don`t know - we haven`t looked into his face yet".

Англоязычному слушателю или читателю нужно знать об идеологическом течении «борьба с низкопоклонством перед иностранщиной» и попытками обосновать приоритет России во всех областях, чтобы понять следующее:

Pravda`s leading article recently was devoted to the wonderful new Russian invention, the radio-electronic infra-stabilising spectro-magnetic nuclimeter. Russian agents are working overtime in Britain trying to find out what it is.

Все перечисленные параметры образуют прагматическое измерение речевого и, в частности, юмористического акта, которое заслуживает особого внимания. Прагматика юмора меньше всего поддается моделированию и структуризации, ибо основана на знании стоящих за шутками социальных, психологических и культурных ситуаций. Юмор всегда предполагает некоторые фактические знания, которые есть и у юмориста, и у аудитории, например, что у Генриха VIII было шесть жен, что Линкольна убили в театре и т.п. Только зная последнее обстоятельство, можно понять шутку:

^ But apart from this, Mrs. Lincoln, how did you enjoy the show?

С точки зрения прагматики общения источником юмора могут быть слова, бьющие мимо цели в обычном речевом взаимодействии.

С точки зрения концептуальной или логической структуры юмористического текста можно говорить о том, что шутка есть некий силлогизм, основная пропозиция которого выступает в виде гипотезы. Юмористический текст вводит два разных уровня восприятия одновременно, а благодаря своей игровой природе, на которую указывали исследователи юмор обязательно парадоксален, т.е. мы бесконечно сталкиваемся при восприятии юмора с парадоксами, или столкновением «реального» и «нереального». Происходит то, что У. Нэш называет «семантикой мультфильма»: читатель/зритель/слушатель принимает некоторое абсурдное положение as if, и это условие уничтожает границу между вероятным и невероятным. Одновременное присутствие истины и лжи в пределах одного высказывания заставляет сознание работать сразу в двух модусах: непосредственного восприятия и фиктивности («как если бы»).

Army officer ^ There’s a battleship coming

(interviewing candidate across the field. What do you

for commission) : do?

Candidate (promрtly): Torpedo it.

Officer: Where d’you get your torpedo?

Candidate: Same place you got your battleship.

Кандидат принимает слова офицера за приглашение вступить в игру правдоподобия as if. В соответствии с правилами игры он выдает ответ, который находится в рамках фантастического допущения: броненосец как будто наземное транспортное средство, следовательно, торпеда как будто снаряд. Референция оказывается менее важной, чем ее условие, и кандидат осознает это лучше и быстрее, чем офицер.

С точки зрения видов коммуникации можно выделить подлинную (bona fide) и неподлинную (non-bona-fide). Подлинная коммуникация регулируется «принципом сотрудничества» П.Грайса: говорящий должен придерживаться истины и релевантности высказывания, слушатель об этом знает и воспринимает произнесенный текст как истинный и релевантный, т.к. верит говорящему.

Юмор (шутку) можно рассматривать как неподлинную коммуникацию, где возможны четыре варианта:

1) говорящий шутит ненамеренно,

2) говорящий шутит намеренно,

3) слушатель не ожидает шутки,

4) слушатель ожидает шутку.

В (1) говорящий включен в серьезный, несущий информацию, подлинный акт коммуникации. Его намерение - сделать недвусмысленное заявление; двусмысленность (неоднозначность) возникает ненамеренно и неконтролируемо. Это положение можно проиллюстрировать многочисленными примерами из публичных выступлений государственных деятелей, оговорками радио- и телекомментаторов, ошибками переводчиков при устном переводе и пр. Например, известные высказывания типа «хотели как лучше, а получилось как всегда», «у меня претензий к русскому языку нет»; многочисленные «армеизмы» типа «здесь вам не тут», «Вы что такой неровный квадрат нарисовали? Вы что - дальтоник?» безусловно не имели интенции рассмешить слушающих. Точно также следующее объявление в газете не имело намерения рассмешить читателей:

Antique desk, 250 pounds, suitable for lady with thick legs and large drawers.

Permanent Residents Only - объявление на автостоянке около кладбища.

Сюда же можно отнести многочисленные вывески и объявления, написанные по-английски в других странах. Комический эффект возникает почти всегда без малейшего желания сочинителей:

In a Norwegian cocktail lounge:

^ Ladies are requested not to have children in the bar.

In a Japanese hotel:

You are invited to take advantage of the chambermaid.

Здесь возможен как вариант (1)+(3), когда и говорящий не имеет намерения пошутить, и слушатель не ожидает шутки, так и вариант (1)+(4) например, когда говорящий, известный своим юмором (комический актер, писатель-сатирик и др.) говорит совершенно серьезно, а слушатель из-за сложившегося стереотипа настроен услышать шутку и видит и слышит ее там, где ее нет.

В (2) говорящий знает, что происходит перекрывание сценариев и вследствие этого - частичная или полная неоднозначность, и все равно продолжает говорить. Другими словами, он действует в рамках неподлинных видов коммуникации (таких, как ложь, игра, лицедейство (play acting), рассказывание анекдотов). Цель такого способа коммуникации - не донести какую-либо информацию в произносимом им тексте, а создать особый эффект с помощью этого текста, а именно, заставить слушателя рассмеяться. Примером этому может служить языковая игра типа «Энтимологического словаря». Например, экстазтаз, бывший в употреблении; дантистспециалист по творчеству Данте.

В (3) слушатель не ожидает шутки и сначала интерпретирует высказывание говорящего как отвечающее требованиям подлинной коммуникации. Когда такая интерпретация не срабатывает, он будет искать другую, что приведет его в другой «режим» - рассказывания шуток, потому что в нашей культуре шутка есть более социально приемлемая форма поведения, чем ложь, и более частая, чем лицедейство.

- My wife used to play the violin a lot but after we had kids she has not had much time for that.

- Children are a comfort, aren’t they?

Всякая неоднозначность может быть разрешена с помощью некоторых элементов дискурса или контекста. В данном примере переход между двумя предложениями слишком резкий для достоверного сообщения, поэтому предпочтительным становится недостоверное сообщение.

В (4) слушатель определенным образом настроен на шутку и либо понимает ее как шутку, без усилий, либо делает усилие ее понять. При совпадении (2) и (4) оба настроены на юмор и друг на друга. Оба участвуют в коммуникации в одном режиме, по принципу сотрудничества, где выделяются четыре постулата:

количества: адекватно нормировать сообщаемую информацию,

качества: сообщать только истинную информацию,

отношения: делать сообщение релевантным теме разговора,

манеры речи: делать речь ясной, недвусмысленной и последовательной.

При неподлинной коммуникации (шутке) принцип сотрудничества выглядит по-другому. Постулаты можно сформулировать следующим образом:

количества: адекватно нормируйте информацию, требуемую для шутки,

качества: сообщайте только то, что соотносимо с миром шутки

отношения: говорите только то, что относится к шутке

манеры речи: рассказывайте шутку как следует (efficiently).

В соответствии с этим новым принципом сотрудничества слушатель не ждет, чтобы собеседник сообщал правду или передавал ему какую-то важную информацию. Скорее он рассматривает намерение говорящего как попытку рассмешить его (т.е. слушателя). В результате слушатель будет искать необходимые элементы шутки в высказывании говорящего, т.е. два перекрывающих друг друга и противоположных сценария. Когда слушатель понимает, что говорящий нарушает принцип сотрудничества, то следующая гипотеза - что он шутит. Это происходит в тех случаях, когда информация говорящего кажется слушателю невероятной. Для слушающего более естественно спросить, не шутит ли говорящий, чем предполагать, что тот лжет.

Например:

  • Where [are] you from?

  • The Sirius Sector.

  • No kidding?

  • No. (I. Asimov).

Ах, слушай, Ленский; да нельзя ль

Увидеть мне Филлиду эту,

Предмет и мыслей, и пера,

И слез, и рифм, et cetera?

Представь меня. - Ты шутишь. - Нету. (А.С. Пушкин).


Многие научные гипотезы на определенном этапе развития науки и техники рассматривались как шутки их создателей; например, в качестве шутки воспринималось выдвинутое около тридцати лет назад предложение использовать айсберги для получения питьевой воды; сейчас это применяется в Саудовской Аравии.

После подлинного общения, юмор есть наиболее социально приемлемая форма коммуникации. Было бы разумно постулировать некую расширенную форму коммуникации: подлинную-и-с-юмором (bona-fide-cum- humor).

Легкий переход от подлинной коммуникации к рассказу и восприятию анекдотов объясняется тем, что рассказывание анекдотов - это действие сотрудничества (cooperation), а ложь - это не сотрудничество. Иронизируя или шутя, оба собеседника делают вид, что коммуникативная истина равна денотативной, хотя оба знают, что это не так. При лжи это условное равенство коммуникативной истины денотативной известно только одному (говорящему). Слушающий должен в него поверить.


Литература

  1. Остин Дж. Избранное: Как производить действия при помощи слов; Смысл и сенсибилии. – М., 1999.

  2. Серль Дж. Косвенные речевые акты//Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17. Теория речевых актов. – М., 1986.

  3. Leech G. Principles of Pragmatics. Longman, 1983.

  4. Винокур Т.Г. Говорящий и слушающий. Варианты речевого поведения. – М., Наука, 1993.

  5. Руднев В.П. Энциклопедический словарь культуры ХХ века. – М., Аграф, 2001.

  6. Грайс П. Логика и речевое общение//Новое в зарубежной лингвистике, вып. 16. – М., Прогресс, 1985.

  7. Nash W. The Language of Humour. – N.Y.: Longman Incorporated, 1985.


Вопросы и задания

1. Переведите следующие косвенные речевые акты в прямые и объясните, в какой ситуации они будут предпочтительнее:

Если вы замолчите, от этого будет только польза.

Нам всем было бы лучше, если бы вы немедленно сбавили тон.

^ Вы не находите, что в комнате слишком жарко?

2. На основе определения речевых актов: Speech acts are situations in which people use language to accomplish social activities (paying the bill, having a conversation, telling a lie), проиллюстрируйте примерами модель речевого акта и его составляющих, входящих в акроним SPEAKING, которую предложил американский социолингвист Dell Hymes: S stands for the setting, P for participants, E for the ends they strive for, A for the sequence of acts engaged in, K for the key or tone in which the talking is done, I for instrumentalities or tools for having the job done, N for the norms that apply and G for the genre of talk they are engaged in.


Лекция 8

Законы и принципы общения

Национально-культурная специфика речевого поведения

Современная коммуникативная лингвистика исходит из того, что в системе языка, а также в коммуникации (в общении) действуют определенные законы. Законы эти связаны как с закономерностями процесса самой коммуникации, так и с психологическими особенностями говорящих людей. Законы эти подробно описаны в книге И.А. Стернина «Введение в речевое воздействие». Здесь рассматриваются наиболее важные из них.

  1. ^ Закон прогрессирующего нетерпения слушателей

Чем дольше говорит человек, тем больше невнимания и нетерпения проявляют слушатели.


Длительность выступления

Длится

Воспринимается как

Первые 10 минут

10 минут

10 минут

Вторые 10 минут

10 минут

20 минут

Третьи 10 минут

10 минут

30 минут

Общая длительность

30 минут

60 минут


Если хотите, чтобы вас слушали, говорите кратко.

  1. ^ Закон падения интеллекта аудитории с увеличением ее размера

Чем больше людей вас слушают, тем ниже средний интеллект аудитории. Эффект толпы: когда слушателей много, они начинают хуже соображать, хотя личный интеллект каждого сохраняется.

  1. ^ Закон коммуникативного самосохранения

Человек в общении старается сохранить достигнутое им на данный момент коммуникативное равновесие, причем на подсознательном уровне. Новая, непривычная идея обычно отвергается. Люди пропускают мимо ушей информацию, которая противоречит уже сложившемуся мнению (Да, но я все равно считаю, что ….). Совет, данный в присутствии посторонних, всегда воспринимается как упрек. Исследования показывают, что от публичной критики 10% людей начинают работать лучше, 10% начинают работать еще хуже, 80% приходят в раздражение от самого факта критики и переносят это раздражение на критикующего и на окружающих.

  1. ^ Закон ритма общения

Соотношение говорения и молчания в речи каждого человека – величина постоянная. Это значит, что каждому человеку необходимо в день определенное время говорить и определенное время молчать. Средняя норма - 1 час говорения на 23 часа молчания. Индивидуальный ритм общения как бы «заложен» в человеке и требует соблюдения. В нашем сознании установлен внутренний счетчик: ты переговорил, надо набрать норму молчания, и наоборот. Есть профессии, где люди постоянно переговаривают: учителя, переводчики, юристы, вузовские преподаватели, врачи и др. Эти люди нуждаются в систематическом отдыхе от общения. У мужчин норма говорения в среднем ниже, чем у женщин, поэтому дома они стараются «выключиться» из общения.

Национальная специфика молчания и говорения проявляется в том, что есть народы, у которых потребность в говорении относительно низка: финны, эстонцы, шведы, норвежцы. Русские люди относятся к народам с большим объемом словесного общения.

  1. ^ Закон речевого самовоздействия

Словесное выражение идеи или эмоции формирует эту идею или эмоцию у говорящего. Если человек своими словами объясняет что-либо собеседнику, он сам лучше понимает суть рассказываемого. На этом законе основана аутогенная тренировка – словесные команды, отдаваемые человеком самому себе: «Я спокоен, у меня хорошее настроение».

  1. ^ Закон доверия к простым словам

Чем проще твои слова, тем больше тебя понимают и лучше верят. Обращение к простым истинам - основа популизма в политике. Популисты обращаются к простым вопросам, которые волнуют людей

  1. ^ Закон притяжения критики

Чем больше вы выделяетесь, тем больше о вас злословят и критикуют ваши действия. Это объективный закон, и бессмысленно на него обижаться. Все, что выдается и отличается, привлекает внимание и становится предметом обсуждения. Типична попытка приблизиться к великим, обсуждая их недостатки и тем самым ставя на одну доску с собой (ср. старый анекдот, когда одна мать говорит другой: «Мой сын – как Ленин, из тюрьмы в тюрьму»).

  1. ^ Закон самопорождения информации в группе общения

При дефиците информации внутри какой-то группы эта информация самопорождается в рамках группы. Слухиэто реакция на отсутствие информации, поэтому правилом руководителя коллектива должно быть предоставление своевременной информации по волнующим людей вопросам.

  1. ^ Закон ускоренного распространения негативной информации

Негативная, пугающая, способная повлечь изменения в положении людей информация распространяется быстрее, чем положительная информация.

Положительное быстро принимается за норму и перестает обсуждаться. Обсуждение негативной информации – стремление избавиться от страха перед ней.

  1. ^ Закон искажения информации при ее передаче

Любая информация, передаваемая в группе общения, искажается в процессе передачи. Искажения происходят вследствие субъективной интерпретации информации каждым следующим человеком, ее получающим. Исследования по менеджменту показывают, что от руководителя к подчиненному доходит и правильно понимается 25% информации, а снизу вверх от работника к руководителю доходит всего 10% неискаженной информации.

  1. ^ Закон детального обсуждения мелочей

Люди охотнее сосредотачиваются на обсуждении незначительных вопросов и готовы уделять этому больше времени, чем обсуждению важных проблем. Особенно часто это происходит при коллективном обсуждении, т.к. по мелким вопросам (устраивать ли один или два перерыва между заседаниями) у каждого есть свое мнение, а при решении важных вопросов люди боятся проявить отсутствие специальных знаний и поэтому в дискуссию не вступают.

  1. ^ Закон речевого поглощения эмоций

При связном рассказе о переживаемой эмоции она поглощается речью и исчезает. Если человек связно и подробно рассказывает о своих неприятностях, то после рассказа сочувствующему слушателю неприятная эмоция почти исчезает -–слова, как губка, впитали ее.




страница3/6
Дата конвертации06.08.2013
Размер1,23 Mb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы