Репрезентация авторской позиции в художественных и публицистических произведениях ф. А. Искандера icon

Репрезентация авторской позиции в художественных и публицистических произведениях ф. А. Искандера



Смотрите также:


На правах рукописи


СУГЯН Инна Мамиковна


РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ АВТОРСКОЙ ПОЗИЦИИ

В ХУДОЖЕСТВЕННЫХ И ПУБЛИЦИСТИЧЕСКИХ ПРОИЗВЕДЕНИЯХ Ф. А. ИСКАНДЕРА


Специальность 10.01.01 – русская литература


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Тверь 2012

Работа выполнена на кафедре журналистики и новейшей русской литературы ФГБОУ ВПО «Тверской государственный университет»


Научный руководитель: доктор филологических наук,

профессор

^ Скаковская Людмила Николаевна


Официальные оппоненты: Газизова Амина Абдуллаевна

доктор филологических наук, профессор, профессор кафедры русской литературы и журналистики XX–XXI веков ФГБОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет»


^ Рюмшина Наталья Викторовна

кандидат филологических наук, доцент,

доцент кафедры русского языка

ГБОУ ВПО «Тверская ГМА минздравсоцразвития России»


Ведущая организация ФГБОУ ВПО «Алтайский

государственный университет»


Защита состоится _______________2012 г. в _________часов на заседании диссертационного совета Д 212.263.06 в Тверском государственном университете по адресу: 170002, г. Тверь, пр-т Чайковского, 70, ауд. 48


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке

Тверского государственного университета по адресу: 170000, г. Тверь,
ул. Володарского, 44а


Автореферат разослан « » ноября 2012г.


Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук, профессор С.Ю. Николаева

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Творчество Ф. А. Искандера нельзя охарактеризовать как до конца изученное.

В настоящее время существует всего одно монографическое исследование, в котором творчество Ф. Искандера рассматривается в концептуальной целостности. Монография Н. Б. Ивановой «Смех против страха, или Фазиль Искандер» была опубликована в 1990 году. Работа имеет чётко выдержанный вектор исследовательского интереса: анализируется прежде всего смеховое, карнавальное начало в творчестве Искандера. Поэтика творчества писателя становится объектом исследовательского внимания в работах, посвящённых истории новейшей литературы.
Н. Л. Лейдерман и М. Н. Липовецкий вписывают произведения Искандера в контекст современной литературы, дают характеристику творческого метода Искандера, проводят параллели с творчеством таких авторов, как
Ю. Алешковский и В. Войнович. Отдельная глава посвящена Искандеру в работе В. А. Бигуаа «Абхазская литература в историко-культурном контексте. Исследования и размышления». В.А. Бигуаа выдвигает собственную концепцию формирования мировоззрения писателя, апеллируя при этом к опыту оппозиционной философской мысли в России. Особое место в данном исследовании уделено особенностям стиля Искандера и анализу романа «Сандро из Чегема».

Среди критических публикаций, посвящённых творчеству Искандера, следует выделить статью П. Вайля и А. Гениса «Сталин на чегемском карнавале», опубликованную в эмигрантском журнале «Время и мы» в 1979 году. Благодаря своей публицистической заострённости и полемичности многих положений, она вызвала определённый резонанс в науке.

В диссертационных исследованиях рассматривались национальные основы творчества Искандера, синтез культур как основа его мировидения, проблема героя, стилевые особенности творчества писателя. В ракурс исследовательского внимания в разное время попадали такие проблемы, как способы организации художественного пространства, проблема генетических связей писателя с предшествующей традицией, жанровые особенности отдельных произведений. Наблюдения, сделанные в диссертационных работах С.А. Измайловой, О.С. Козэль, А. В. Лачинова, М. П. Пехи,
Е.Ю. Третьяковой, а также в диссертациях по лингвистическим аспектам языка художественных произведений Ф. Искандера, являются принципиально значимыми и учитываются в данной диссертации.

Вместе с тем в изучении творчества Ф. Искандера остаётся ещё много неясных и открытых вопросов. Связано это, прежде всего, с тем, что современный этап творчества Ф. Искандера воспринимается исследователями и критиками как неплодотворный и даже слабый по сравнению с предыдущими этапами писательской деятельности Искандера. Как следствие, на периферии исследовательского внимания оказались публицистические опыты писателя, произведения малой прозы, знаменующие собой зрелый период его творчества, который подводит итоги всей писательской деятельности Искандера.

Не становилась предметом специального рассмотрения и авторская позиция Ф. Искандера в различных формах её репрезентации. И хотя проблема автора и героя, авторской позиции, авторского мировидения неизбежно затрагивалась в различных исследованиях, посвящённых художественной организации произведений Искандера, ее нельзя считать окончательно изученной. Так, не ставился вопрос о том, что способы репрезентации авторской позиции в произведениях Искандера выстраиваются в определённую систему, в соответствии с писательскими представлениями о культурно-мировоззренческих и философски-религиозных комплексах Востока и Запада. Не рассматривалась проблема, почему авторская позиция в творчестве Ф. Искандера, претерпев эволюционные изменения, сохранила неизменными способы репрезентации. Не ставился вопрос о том, что способы репрезентации авторской позиции в художественных и публицистических произведениях Искандера являются прямым отражением собственно авторского мировидения, представления о творческом методе и способах апелляции к читателю.

Авторская позиция в произведениях Искандера заявляет о себе на разных уровнях организации художественного текста. Различные способы её репрезентации дополняют друг друга, выстраиваются в смыслообразующие доминанты, способствуют раскрытию внутреннего мира самого писателя и своеобразия его прозаических произведений.

^ Актуальность диссертационного исследования определяется усилением внимания в современном литературоведении к проблемам субъективности автора, авторской позиции и способам ее реализации. Данная тема позволяет выработать единый принцип анализа художественных и публицистических произведений Ф. Искандера, принадлежащих к разным этапам его творчества, а следовательно, выстроить объективный анализ текстов в контексте всего творчества писателя.

^ Объектом изучения являются основные художественные и публицистические произведения, созданные в разные периоды творчества
Ф. Искандера, в том числе повесть «Созвездие Козлотура», роман «Сандро из Чегема», публицистические статьи и рассказы.

^ Предмет исследования – специфика авторской позиции Фазиля Искандера, а также эволюция способов ее реализации художественном и публицистическом творчестве.

^ Цель диссертационного исследования состоит в системном изучении и анализе различных способов выражения авторской позиции в художественных и публицистических произведениях Ф. Искандера с целью построения концепции авторского мировидения и творческого метода, а также авторской и читательской картин мира, формируемых в каждом конкретном произведении.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

  • рассмотреть способы выражения авторской позиции в конкретных произведениях Ф. Искандера, принадлежащих разным периодам его творческой деятельности;

  • выстроить систему способов выражения авторской позиции в их эволюции с целью углубления исследовательского представления о творческом методе автора;

  • рассмотреть особенности выражения авторской позиции в публицистических произведениях;

  • посредством анализа системы способов выражения определённой авторской позиции выявить ценностные доминанты в авторском восприятии жизни и определённой эстетической традиции;

  • определить роль способов выражения авторской позиции в процессах формирования авторской концепции мировидения, а также в создании художественной картины мира и в актах её дешифровки на уровне читательского восприятия;

  • вписать произведения Ф. Искандера новейшего периода в систему творческого наследия писателя на основе выявления общих принципов выявления авторского присутствия.


^ Научная новизна исследования обусловлена тем, что в нём представлен системный анализ авторских стратегий, выявляющих определённую степень авторского присутствия в художественных и публицистических текстах Ф. Искандера.

^ Методологическая основа работы обусловлена спецификой предмета диссертационного исследования, предполагающего синтез нескольких подходов в изучении художественного текста: сравнительного, историко-литературного, интертекстуального, хронотопического, структурно-семантического аспектов, нарратологического.

^ Теоретической базой диссертации являются фундаментальные труды русских и зарубежных ученых по проблемам авторской позиции, автора и героя: М.М. Бахтина, В.В. Виноградова, Г. О. Винокура,
Г. А. Гуковского, Л. Я. Гинзбург, В.В. Кожинова, Б.О. Кормана,
Ю.М. Лотмана, Н.Д. Тамарченко и др., по феномену комического, его форм, эстетических, психологических и социальных функций: М.М. Бахтина,
Ю.Б. Борева, Б. Дземидока, Л.Н. Ершова, Д.С. Лихачева, А.И. Лука,
Ю.В. Манна, A.М. Панченко, Н.В. Понырко, В.Я. Проппа, М.Т. Рюминой и др.

В данном исследовании мы опирались также на теоретические работы Н.Л. Лейдермана, М.Н. Липовецкого, Г.Л. Нефагиной, В.Е. Хализева.,
Л.В. Чернец, А.П. Чудакова.

^ Основные положения, выносимые на защиту:


1. Художественные формы выражения авторской позиции в произведениях Ф.А. Искандера находятся в тесной взаимосвязи с мировоззренческими идеалами автора. Авторская позиция, заявленная в каждом из произведений Ф. Искандера, свидетельствует о существовании авторской концепции мировидения, претерпевшей определённые изменения во времени. Способы репрезентации авторской позиции свидетельствуют о целостности художественных представлений Ф. Искандера о своём творческом методе, об определённых авторских интенциях, связанных с построением диалога с читательской аудиторией.

2. Литературно-эстетические поиски писателя, его отношение к литературной традиции обнаруживают себя в знаковых для его творчества способах репрезентации авторской позиции, таких, как локализация пространства художественного мира, стремление героя создать упрощённый образ мира, репрезентативность мировоззренческих позиций героев по отношению к идеологии общества, повторяемость языковых средств с целью привлечения читательского внимания к определённым частям художественного текста и проч.

3. Присутствие автора в художественных произведениях Ф. Искандера выражено через особую конструкцию художественного мира с героем в центре.

4. Различные формы комического являются главным способом выражения авторской позиции на протяжении всего творчества
Ф. Искандера, особенно – на первом этапе.

5. В публицистических произведениях Ф. Искандера, в соответствии с их жанровой природой, способы репрезентации позиции автора принципиально меняются, в сравнении с художественным творчеством. Образ автора, локализованный в публицистике, заявляет о себе посредством прямых авторских оценок.

6. В поздних рассказах писателя обнаруживается стремление автора выработать художественно-публицистические подходы к репрезентации авторской позиции. Исповедальное начало в поздних рассказах Искандера обусловило прямое авторское вмешательство в художественный текст, что выразилось в системе собственно авторских оценок и характеристик.


^ Теоретическая значимость диссертации обусловлена тем, что в ней позиция автора, локализованная в каждом конкретном произведении, исследуется в контексте построения авторской стратегии творчества и бытия. В данной работе впервые заявлен научный интерес к публицистическому творчеству Ф. А. Искандера.

^ Практическая ценность работы заключается в возможности использования наблюдений и выводов, сделанных в ходе исследования, в вузовском преподавании, в лекциях и практических занятиях по русской литературе ХХ–XXI веков, в спецкурсах, спецсеминарах, а также при дальнейшем изучении вопросов, связанных с научным осмыслением творчества Ф. Искандера и других современных авторов.

^ Апробация работы. Основные положения исследования и полученные результаты отражены в статьях и выступлениях на научно-практических конференциях в 2009–2012 гг., обсуждались на Международной научно-практической конференции «Русский язык и литература в современном культурном, информационном и образовательном пространстве» (Тверь, 2009); Международной научно-практической конференции «Анна Ахматова и Николай Гумилев в контексте отечественной культуры» (Тверь, 2009); семинаре «Диалог культур» (Тверь, 2009); Международной научной конференции «Русская комическая литература ХХ века. История. Поэтика. Критика» (Москва, ИМЛИ РАН, 2010); лектории ГТРК «Тверь» «Общечеловеческие ценности в современных национальных литературах» (Тверь, 2010).

Материалы и результаты работы отражены в 9 публикациях, общим объемом 6 авторских листов.

^ Структура работы. Диссертация состоит из введения, трёх глав, заключения и списка использованной литературы, включающего 229 наименований.


Основное содержание диссертации


Во Введении обосновывается актуальность и научная новизна исследования, его теоретическая и практическая значимость, определяются цели и задачи работы, теоретическая и методологическая база, формулируются положения, выносимые на защиту. Особое внимание уделяется теории автора художественного произведения, а также проблемам, связанным с изучением творчества Ф. А. Искандера; предлагается периодизация творчества автора.

Предметом анализа в первой главе «Авторская модальность в повести Ф. А. Искандера “Созвездие Козлотура”» стали способы проявления авторской модальности в произведении, которое рассматривается в реферируемом исследовании как знаковое для первого этапа творческой деятельности Ф. Искандера.

Отмечается, в частности, что повесть неоднократно становилась объектом критического и филологического анализа, что не исключает возможности новых подходов к осмыслению ее художественной природы. В диссертации предпринята попытка анализа произведения с позиций обнаружения приёмов авторской модальности, которая понимается в данном исследовании как система способов выражения авторского отношения и оценки, которые могут быть различными, вариативными для каждого автора и каждой разновидности текста. Они, по замечанию Н. С. Валгиной, мотивированы и целенаправленны. Общая модальность как выражение отношения автора к сообщаемому заставляет воспринимать текст не как сумму отдельных текстовых единиц, а как цельное произведение, где важнейшим качеством является не качество отдельных элементов, а их функция в составе целого. Таким образом, позиция автора воспринимается как выражение сути произведения, гарантия его целостности.

Позиция автора в повести обнаруживает себя на разных уровнях организации художественного текста. В композиции произведения она заявлена посредством таких приёмов, как вставные эпизоды, отступления от основного повествования, прерывистость сюжетной линии. Эти композиционные приёмы позволяют выявить высокую степень авторской заинтересованности в расширении границ повествования, в том числе тематических, в вовлечении в него дополнительных персонажей, каждый из которых является носителем некоего жизненного знания.

Образ героя-рассказчика в его отношениях с автором также становится средством выражения авторской позиции в анализируемой повести. Немаловажно отметить, что рассказчик журналист. Указание на профессию героя в данном случае имеет своей целью заявить об одном из способов репрезентации авторской позиции: журналисту свойственно занимать позицию человека размышляющего, оценивающего, наблюдающего. Именно эти качества реализованы в образе героя повести, который представлен в произведении в двух ипостасях: человек, формирующий свою социальную позицию, и человек частный, погружённый в личные переживания. Совмещение обозначенных позиций придаёт произведению философский смысл.

События, связанные с козлотуром, привлекают читателя своей актуальностью, откровенной иронией по отношению к существующей политической системе, но не затмевают общефилософских рассуждений героя о любви, о смысле бытия. Авторская позиция, выраженная средствами непрямой оценки, заявляет о себе в иронических комментариях к происходящему, в «соотношении плана идеологии и плана фразеологии» (определение Б. А. Успенского). Отношение автора к происходящему потребовало от него объединить в художественном тексте позиции публициста и автора художественного произведения, что способствовало углублению философского начала в повести.

Вслед за исследователями творчества Ф. Искандера, в частности
С. А. Измайловой, в диссертации разрабатывается проблема комического и его воплощения в данном произведении. Именно комическое стало одним из самых ярких способов проявления авторской модальности в «Созвездии Козлотура». Однако, с нашей точки зрения, данное произведение не может рассматриваться исключительным образом в рамках изучения функций комического. Сатирически осмысливая советскую действительность, автор выражает свою позицию посредством создания многочисленных комических эпизодов, а также с помощью авторской иронии. Авторская ирония по отношению к процессу «козлотуризации» заявлена в том числе в репликах на абхазском языке. Эти реплики принадлежат рядовым колхозникам и понятны автору и герою-повествователю. Таким образом, в повести создаётся эффект некой общности людей, основанных на феномене здравого смысла. Авторская модальность на этом смыслообразующем уровне повести может быть рассмотрена в соответствии с народным мировоззрением, для которого не характерны сатирические оценки действительности. История с выведением козлотура, с точки зрения земляков автора, нарратора и, как показывает анализ поизведения, самого автора, – это анекдот, смешная история.

Авторская позиция Ф. Искандера формируется с опорой на народный менталитет, национальную картину мира, что получило свое естественное выражение в языковых формулах. Язык произведения Искандера отражает мыслительную деятельность, эмоциональную организацию внутреннего мира героев, выражающих авторские представления о моделях мировосприятия, сложившихся в условиях идеологического прессинга со стороны государства.

Центральные герои произведения заявляют собственную мировоззренческую позицию по отношению к направлениям развития общественной мысли, к существующей идеологии, создавая таким образом, вкупе с реализованным в повести голосом автора, полифоническую картину современности.


^ Вторая глава «Формы авторского присутствия в романе “Сандро из Чегема”» посвящена анализу знаменитого романа Ф. Искандера «Сандро из Чегема» с целью обнаружения в нём собственно авторской позиции в каждой из новеллистических составляющих произведения.

В первом параграфе главы – «Комическое как способ репрезентации авторской позиции в романе» – рассматривается проблема выявления доминантных способов репрезентации авторской позиции в художественной ткани произведения. Установка на творческую апелляцию к приёмам создания комического эффекта была сформулирована самим Искандером в качестве сознательной авторской установки («взбодрить своих приунывших современников»).

Систематизируя и обобщая точки зрения исследователей на природу комического в романе Искандера, мы выстраиваем иерархию приёмов комического, посредством которых репрезентируется авторская позиция. В частности, мы пришли к выводу, что Ф. Искандер понимает комическое (в соответствии с теоретической формулировкой А. Бергсона) как «результат борьбы косной материи с духовным, тела с духом, механического с живым».

Ирония у Искандера является проявлением одного из принципов мироустройства, поведения и мышления личности. Ироническая характеристика нарратором ряда персонажей призвана заявить о высокой степени консолидации героев и рассказчика. Это ситуация, когда близкие люди позволяют в адрес друг друга иронические замечания. Однако иронией автора отмечены и персонажи, от которых он стремится дистанцироваться. В этом случае автор иронизирует не по поводу каких-то отдельных черт личности, но выражает иронию по отношению к человеку как таковому (иронические наблюдения за действиями принца Ольденбургского, интерпретация рассуждений крестьянина Кунты и т.д.).

Ироническое отношение к герою, обусловливающее его восприятие в качестве сниженного персонажа, может быть выражено посредством портретных характеристик карикатурного типа, когда во внешнем облике выделяется черта, подвергаемая насмешке (Сталин – Большеусый).

Необходимо указать на важную роль анекдота в романе. В произведении анекдоты рассказываются героем-повествователем, самим автором, героями романа. Анекдот в «Сандро из Чегема» – это не только некий текст, построенный в традициях устного народного творчества: многочисленные анекдотические случаи составляют основу сюжетной канвы произведения. В ситуациях речевой коммуникации в романе возникает игра слов, которая имеет тенденцию перерастать в анекдот как таковой («колхоз/кумхоз»). Анекдотический случай может разворачиваться в сюжет целой новеллы (новеллы о Колчеруком).

В ситуации рассказывания анекдота неизбежно возникает эффект совместного слушания и обсуждения. Эта ситуация принципиально важна для понимания авторской позиции, так как автор, во-первых, заявляет свою сопричастность к народной культуре, во-вторых, обозначает степень зависимости/независимости героев от внешних обстоятельств. Центральные герои разных произведений Искандера демонстрируют собственную мировоззренческую позицию по отношению к важнейшим направлениям развития общественной мысли, к существующей идеологии.

При этом герой стремится создать наиболее приемлемый для себя, понятный и даже упрощённый образ мира. Иногда герой Искандера пытается заменить этим миром мир реальный и тем самым избежать конфликта с ним (мир мужских подвигов Сандро из Чегема, мир танца, в котором живёт дядя Сандро, мир Колчерукого, центром которого стала его могила и т. д.). Так в творчестве Ф. Искандера формируется авторская позиция приятия бытия как непреходящей ценности.

Параграф 2.2. «Герой-нарратор как форма авторского присутствия» посвящён анализу образов нарраторов на уровне форм вхождения автора в текст. В данной части работы нами использовался метод нарратологического анализа художественного произведения, в котором «нарратор и наррататор находятся внутри внешней по отношению к ним коммуникативной системы автор – читатель» (В. Шмид). Не отказываясь от терминологии Б. Кормана (повествователь, личный повествователь, рассказчик), в этой части работы мы апеллируем к термину В. Шмида – нарратор – в связи с тем, что данный термин индифферентен по отношению к оппозициям объективность – субъективность – нейтральность.

В романе «Сандро из Чегема» действует несколько героев-повествователей. Нарративную функцию, помимо Сандро, выполняют и другие персонажи, однако в роли основной повествовательной инстанции выступает эксплицитный персонаж. Основополагающей интенцией в произведениях Искандера выступает стремление изобразить размышляющего и оценивающего «Я» нарратора. В образе нарратора интегрируются личностные черты автора произведения (указание на профессию, литературно-эстетические пристрастия, совпадение биографических моментов, общность жизненного опыта). Таким образом, идентификация реальной писательской личности в сознании читателя происходит в контексте сближения автора и нарратора, на основе чего формируется ощущение близости автора и героя в их отношении к фикциональному миру.

Учитывая известный тезис В. Шмида о том, что «авторская позиция – инстанция, принципиально не совпадающая с личностью автора-человека», в диссертации обосновывается тезис о предельной близости автора и его героя в романе Ф. Искандера «Сандро из Чегема». Свидетельства общности мировосприятия автора и его героя обнаруживаются на разных уровнях организации романа, однако в большей степени это декларируется на уровне авторских стратегий создания образа бытия.

В романе «Сандро из Чегема» нарратором является животное. Этот приём считается в литературе классическим и прямо указывает на стремление автора заявить о творческой интерпретации традиции устного народного творчества. Авторская установка на формирование нескольких повествовательных инстанций указывает на открытость и многомерность авторской позиции.

В этом случае авторское сознание выступает в качестве высшей инстанции, которая осуществляет синтез сознаний нарратора-человека и нарратора-животного. Посредством апелляции к сознанию животного Искандер декларирует мысль о единении человека и природы. Антропоморфные реакции животных, выраженные в уподоблении их действий человеческому поведению и речи, свидетельствуют о том, что для автора природа если и не заменяет Бога, то выполняет многие его функции.

Выбор повествующего «не-человека» способствует формированию философских аспектов произведения: животные объективно внимательны к человеку, свободны от предвзятости в своих мнениях, обладают способностью не только видеть, но и воспринимать действительность на уровне интуиции. Кроме того, автор получает возможность явно выразить субъективно-оценочное отношение к предмету речи.

В параграфе 2.3. «Лирические отступления в романе “Сандро из Чегема”» рассматриваются различные аспекты функционирования лирических отступлений в романе Ф. Искандера. Прежде всего, совокупность отступлений от сюжетного повествования рассматривается как способ выявления «плана автора».

Посредством лирических отступлений автор-писатель является на страницах своего произведения и заявляет о своём мировоззрении, отношении к происходящему, о специфической картине мира, сформированной в авторском сознании, о творческих и личностных приоритетах и т.д.

Тематико-содержательная классификация лирических отступлений, предложенная в данной работе, свидетельствует о том, что Ф. Искандер не выходит за рамки традиционных для отечественной классики представлений о содержании лирических отступлений: автобиографические, пейзажные, философские, исторические и т.д. В каждом из лирических отступлений Искандер декларирует собственно авторские взгляды, которые сформировали художественное изображение в его произведении.

В автобиографических отступлениях, с включением реальных персонажей и реальных событий, автор демонстрирует такие принципы восприятия действительности и собственного «Я», как ирония и самоирония.

Пейзажные зарисовки, представленные в лирических отступлениях, способствуют локализации художественного пространства, формированию ностальгического настроения, вызванного утратой определённого времени. Красота природы, как и красота человека, по мысли автора, остаются в пошлом, в воспоминаниях о юности, родном крае. В лирических отступлениях этой тематической разновидности отчётливо прослеживается авторская мысль о сакрализации природы как основе существования народа, его почвы.

Философские рассуждения автора касаются прежде всего вопросов жизни и смерти – смерти естественной и насильственной – цикличности человеческой жизни, права человека распоряжаться жизнью других людей и т.д. Анализ этой тематической разновидности лирических отступлений показал, что Искандер не разделяет народную и общефилософскую точку зрения на смерть как исключительно личную утрату. Для него уход близкого человека – ничем не компенсируемая трагедия, разрушение гармонии мирового существования.

Лирические отступления о Боге представляют собой попытку совмещения различных религиозных представлений о боге и одновременно заявляют о стремлении автора отказаться от религиозной догмы. Для Искандера, как и для его героев, Бог – это главный тамада, творец-неудачник, инстанция, не отклоняющая жалоб.

В исторических отступлениях дешифруется авторская позиция неприятия исторических процессов, инспирированных человеком: колхозное строительство, культ личности.

Важное место в романе занимают лирические отступления о чегемцах. В этих отступлениях представлена мифологизированная картина жизни чегемцев – народа, совместившего в своём отношении к жизни природную стихийность и мировоззренческую мудрость. Авторское отношение к чегемцам как к народу, символизирующему детство человечества, проецируется на всю художественную организацию романа.


^ Третья глава «Композиционно-семантические способы выражения авторской позиции в публицистике и произведениях малых жанров Ф. Искандера» отражает процессы творческого освоения Искандером публицистических жанров, формирование авторской позиции в рассказах современного периода творчества автора. Анализируемые произведения относятся к итоговому периоду творчества Фазиля Искандера. В эти годы, начиная с 1992 и по настоящее время, в творчестве писателя, по мнению ряда исследователей, наблюдается спад. Однако, по нашим наблюдениям, в этот период деятельности писателя происходят значимые процессы творческой активности, связанные с актуализацией публицистического начала в художественных произведениях, а также формируется авторская позиция в собственно публицистических произведениях.

В параграфе 3.1 главы «Авторская позиция в публицистике
Ф. Искандера»
рассматриваются способы репрезентации авторской позиции Искандера-публициста. Теоретическую основу анализа составили работы ряда исследователей, которые научно аргументируют положение о том, что автор в публицистике идентичен личности публициста. Анализ публицистики Ф. Искандера способствует выявлению его личностной позиции и проясняет некоторые аспекты позиции автора в его художественных произведениях.

Публицист в отечественной культуре – фигура знаковая для каждого поколения читателей. Автором публицистического произведения, в его классической интерпретации, является человек, осознавший своё право прямо обратиться к аудитории, не прибегая к приемам художественного слова. В личности автора публицистического произведения должны сочетаться интерес к социально-историческим процессам, к актуальным вопросам жизни социума. Именно на этой основе возникают особые отношения между автором-публицистом и аудиторией, которые выстроены как непосредственное общение.

Публицистическое творчество Ф. Искандера – результат многолетних раздумий автора над проблемами отечественной действительности, выраженными в том числе и в художественной форме. Публицистические работы Искандера являются итогом самоидентификационных процессов в творческом сознании автора, который получает возможность непосредственного выражения своей позиции.

Автор романов, повестей, рассказов, Ф. Искандер и в публицистических произведениях верен своему призванию. Точность формулировок неотделима в его публицистических работах от образной выразительности, высокий пафос – от проникновенного лиризма. И всегда слово писателя напрямую адресовано читателю, активизирует его сознание, рассчитано не просто на сочувствие, а на содействие.

Все проблемы современного общества рассматриваются в публицистике Ф. Искандера 1990–2000-х годов в этическом аспекте. Современная судьба России связывается с утратой обществом исторической памяти, здесь происходит значительное расширение проблемного поля и увеличение масштаба и характера выводов и обобщений, касающихся социальной, политической и культурной ситуации современной России. В литературоведении подобную манеру изложения принято считать органическим сочетанием «очеркового содержания» и «художественной формы» произведения.

Публицистические рассуждения Искандера о родине и народе намечают выход автора из локализованного пространства художественной прозы. Этот выход обозначен уже в рассуждениях автора о народе и нации: «Нация – пропагандистский лозунг, народ – вечно живой храм личности».

Формирование концепции мира и человека в публицистике Искандера походит по тем же векторам, что и в беллетристике: человек и память (память детства и юности, историческая память, память и забвение), человек и природа, человек и религия. Религиозная концепция Искандера-публициста является продолжением авторских рассуждений в художественной прозе. В частности, христианство, по Искандеру, осуществляет прежде всего грандиозную культурную миссию. Проявление бога в человеке – это его совесть, живущая в душе человека независимо от вероисповедания.

Следует заметить, что Искандер-публицист делает своей задачей освобождение личности от религиозной догмы, в том числе от убеждения о противостоянии разных религий. Писатель и мыслитель, он особо указывает на тот факт, что истинный художник должен занимать позицию вне зависимости от личной религиозности: «вся серьезная русская и европейская литература – это бесконечный комментарий к Евангелию».

Одно из центральных мест в заметках Ф. Искандера занимают рассуждения о литературе. Искандер размышляет о двух типах литературного сознания – о «доме» и «бездомности». Авторская самоидентификация связана образом «дома».

Многочисленны рассуждения автора о литературном таланте, о поэтическом мастерстве, о степени писательского дарования. Искандер вписывает своё творчество в историю отечественной литературы, рассуждает об особенностях своего стиля, высшим достижением которого он считает авторскую иронию.

Особенностью публицистического стиля автора является его афористичность. Искандер «освобождается» в публицистическом тексте от необходимости использовать «авторскую маску», и его знаменитые афоризмы получают собственно авторскую принадлежность. Афоризмы в нашем исследовании интерпретируются как один из способов репрезентации авторской позиции.

Публицистика Искандера, как и всё его творчество, обладает идейной цельностью. Основа этой цельности – позиция автора, которая остаётся неизменной вне зависимости от тематики и общего содержания рассуждений автора.

Позиция автора в публицистических произведениях Ф. Искандера – это прямое выражение его жизненной и гражданской позиции. В контексте исследования творчества Ф. Искандера как некоего континуума позиция автора-публициста проясняет и авторскую позицию в художественных произведениях Искандера.

В параграфе 3.2 «Стратегии выражения авторской позиции в поздних рассказах писателя («Сон о Боге и дьяволе», «Ночной вагон», «Козы и Шекспир»)» рассматривается проблема дешифровки авторской позиции в рассказах Ф. Искандера. Исповедальное начало в поздних рассказах Искандера обусловило прямое авторское вмешательство в художественный текст. Это выразилось в системе собственно авторских оценок и характеристик.

Рассказ «Сон о боге и дьяволе» наполнен сакрально-мифологическим смыслом. Традиционная оппозиция «бог – дьявол» интерпретируется в рассказе в направлении, заданном публицистической позицией автора. Художественные образы, созданные в рассказе, являются своего рода художественной иллюстрацией религиозно-мировоззренческих положений публицистики Искандера. В частности, высказывается мысль о том, что Бог это – демиург, который, создав Землю и человека, сознательно больше не вмешивается в его дела, не демонстрирует человеку свое существование, не являет чудеса, не вмешивается в происходящее на Земле, желая, чтобы человек пришел к нему не из страха, а из истинной веры. В публицистике автора неоднократно формулировалась мысль о том, что Бог – это совесть («Государство и совесть» и др.). В рассказе «Сон о боге и дьяволе» дьявол является экспериментом Бога, который вложил в него ум, но не вложил совесть. Таким образом, происходит продолжение, развитие одной и той же мысли, важной для автора, в произведениях разных жанров, но объединённых позицией автора.

Сжатый хронотоп рассказа «Ночной вагон» способствует максимальной художественной концентрации авторского отношения к настоящему и будущему России. В художественной ткани произведения в метафорической форме реализуется публицистически осмысленное и неоднократно высказанное убеждение в том, что «базисом человека и человеческого общества является совесть. Экономика без базиса – совести – это зверинец с открытыми клетками, что мы видим сегодня у нас» («Государство и совесть»).

Память – одна из центральных философских категорий в рассказе «Козы и Шекспир», она проявляется на нескольких уровнях: на уровне построения – именно обращенность героя в прошлое определяет жанровое своеобразие рассказа; на уровне темы она также заявлена, поскольку память – предмет постоянной рефлексии нарратора.

Рассказ имеет сложную временную структуру. Перед читателем возникает сразу множество временных уровней (детство, юность, годы жизни и работы в Москве), которые объединены моментом написания. В авторских отступлениях автор рассказывает нам о разных периодах своей жизни. Личные переживания нарратора постепенно уступают место общефилософским, общественно-политическим рассуждениям, содержание и общая тональность которых выявляет позицию автора-публициста. Это касается прежде всего рассуждений о «ничьей земле», о том, что «сделали большевики со страной и народом», о правительстве, которое противостоит собственному народу. Высокое и низкое, духовное и псевдодуховное выстраиваются в рассказе в оппозиционные пары. Дешифровка этих оппозиций способствует прояснению авторской позиции, которая заключается в неприятии лжи, нежелании быть в «общем стаде».

Как итоговые размышления автора о реализации литературно-творческих планов звучат воспоминания о начале писательской карьеры. В контексте этих размышлений важное место занимают оценочные суждения о писательском стиле, который является отражением мировоззренческой способности автора к самоиронии («писатель, лишённый самоиронии, рано или поздно становится объектом иронии читателя»).

Пространственно-временная организация поздних рассказов связана с искандеровским автобиографизмом, лишь внешне ограничивающим изображаемое пределами личного опыта писателя, а в действительности увеличивающим его масштабы за счет предполагаемой множественности иных жизненных опытов и сознаний.


В Заключении подводятся основные итоги работы и делаются обобщающие выводы.

Список использованной литературы содержит 229 наименований.


^ Основные положения диссертации отражены

в следующих публикациях:


Публикации в рецензируемых научных изданиях, включенных в реестр ВАК МОиН РФ:


1. Сугян И.М. Комическое и его виды в романе Ф. Искандера «Сандро из Чегема» // Вестник Тверского государственного университета. Серия «Филология». – Тверь: Твер. гос. ун-т, 2012. –
№ 3. – С. 298–304.


Статьи, опубликованные в других изданиях:


  1. Сугян И.М. Особенности мировосприятия главного героя в романе
    Ф. Искандера «Сандро из Чегема» // Слово: Сборник научных работ студентов и аспирантов. – Тверь: Изд-во Твер. гос. ун-та, 2007. – Вып.5. – С. 80–87

  2. Сугян И.М. Образ героя-повествователя в романе Ф. Искандера «Сандро из Чегема» // Слово: Сборник научных работ студентов и аспирантов. – Тверь: Изд-во Твер. гос. ун-та, 2008. – Вып.6. – С. 49–50.

  3. Сугян И.М. Абхазская литература // Общечеловеческие ценности в современных национальных литературах: Курс лекций. – Тверь: Научная книга, 2009. – С. 3–20.

  4. Сугян И.М. Фазиль Искандер. Русский писатель, но певец Абхазии // Казанская наука. – Казань: Изд-во Казанский Издательский Дом, 2010. – Вып.2. – № 8. – С. 116–118.

  5. Сугян И.М. Сравнение как одно из средств создания образности языка в романе Ф. Искандера «Сандро из Чегема» // Вестник гуманитарного научного образования. – М., 2012. – № 3(17). – С. 22–24.

  6. Сугян И.М. Авторская позиция в поздних рассказах Фазиля Искандера (на примере рассказов «Сон о Боге и дьяволе», «Ночной вагон») // Научный обозреватель. – Уфа, 2012. – №3. – С. 23–26.

  7. Сугян И.М. Лирические отступления как голос автора в романе
    Ф. Искандера «Сандро из Чегема» // Социально-гуманитарный вестник Юга России. – Краснодар, 2012. – № 3 (23). – С. 96–105.

  8. Сугян И.М. Мотив памяти в рассказе Фазиля Искандера «Козы и Шекспир» // Научная перспектива. – Уфа, 2012. – №4. – С.54–56.



Технический редактор А.В. Жильцов

Подписано в печать 20.11.2012. Формат 60x84 1/16.

Усл. печ. л. 1,25. Тираж 100 экз. Заказ № 581.

Тверской государственный университет

Редакционно-издательское управление

Адрес: 170100, г. Тверь, ул. Желябова, 33.

Тел. РИУ: (4822) 35-60-63










Скачать 275,4 Kb.
Дата конвертации07.08.2013
Размер275,4 Kb.
ТипПрезентация
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы