Государственная политика российской империи в социальной сфере: вторая половина ХIХ начало ХХ века (историко-правовой аспект) 12. 00. 01 теория и история права и государства; история учений о праве и государстве icon

Государственная политика российской империи в социальной сфере: вторая половина ХIХ начало ХХ века (историко-правовой аспект) 12. 00. 01 теория и история права и государства; история учений о праве и государстве



Смотрите также:
1   2   3   4
Глава 1 «Теоретико-правовые основы государственной политики России в социальной сфере во второй половине ХIХ – начале ХХ века» содержит два параграфа, первый из которых - «Понятие и основные направления политики России второй половины ХIХ – начала ХХ века в социальной сфере» посвящен разработке теоретических основ понятий «государственная политика в социальной сфере» и «социальная политика государства» с учетом позиций различных исследователей. Прежде всего автор указал, что и государственная политика в социальной сфере, и социальная политика государства включают в себя вопросы социальных отношений в обществе, их изменений в соответствии с переменами в государстве, а также вопросы дифференциации структуры населения.

Социальная политика призвана регулировать правоотношения в социальной сфере, которая по своему объему и содержанию достаточно разнообразна, многомасштабна и формирует такой комплекс прав личности, который именуется в правовом мире «социально-экономическими правами». Государственная политика в социальной сфере не всегда имеет своим направлением формирование блока социально-экономических прав личности. Учитывая многообразие терминологии социальной сферы, в работе отмечается, что социальная сфера – это сфера существования личности как самостоятельного субъекта или в объединении индивидов, которая основывается на началах достойного существования личности и охватывает такие отношения как здравоохранение, образование, труд, жилище и социальное обеспечение (социальные отношения). При этом социальные отношения выступают структурным компонентом социальной сферы.

Становление учений о социальной политике возникло во второй половине ХIХ века, особое значение в которой принадлежит научной школе немецких ученых (В.Зомбарт, В.Г. Риль, А. Вагнер и др.). В России государственная социальная политика как таковая (с позиций теории и практики реализации) стала признаваться только после революции 1917 года и создания Советского государства. Особо острый научный интерес к вопросам социальной политики в России возник в связи с закреплением в Конституции Российской Федерации 1993 года нашего государства как социального, что вызвало живые дискуссии в области социальной политики советского периода и обсуждения вопроса о существовании социальной политики дореволюционной России.

Ученые, занимающиеся проблемами социальной сферы, разделились на две группы – одни отрицают существование государственной социальной политики в дореволюционной России (С.Н. Смирнов, Т.Ю. Сидорина, Т.М. Апостолова, Н.Р. Косевич, Е.Ф. Балашова и др.), другие позиционируют мнение о существовании не просто государственной политики в социальной сфере царской России, но и представляя ее как социальную политику (В.В. Гурлев, Е.В. Савельева). Учитывая, что в структуре государственной политики России в социальной сфере в рассматриваемый период объектом являлось не все население страны, а лишь отдельные социальные группы и страты, автор работы позиционирует идею об отсутствии социальной политики в Российской империи второй половины ХIХ – начала ХХ века, и только в начале ХХ века произошло формирование предпосылок к становлению социальной политики России, которая по своему типу являлась сферной, то есть сама политика основывалась на осуществлении мероприятий в определенных сферах жизнедеятельности личности – в отдельных областях социальной сферы.

Историко-правовые исследования показывают, что социальная сфера отношений не включала в себя перечень объектов правового регулирования, существующих в настоящее время, они появились в процессе эволюции российского государства. Но, несмотря на это, можно с уверенностью выделить становление многих социальных институтов, а также развитие достаточно важных областей социальной сферы. В соответствии с этим автор отмечает, что в России со второй половины ХIХ – начала ХХ века государственная власть осуществляла не социальную политику, а проводила комплекс разрозненных мероприятий в социальной сфере.

Для полного представления теоретико-правовых основ государственной политики России в социальной сфере во второй половине ХIХ – начале ХХ века в работе раскрыты модели такой политики: 1) либеральная – предполагает установление баланса между самообеспечением и помощью государства; 2) консервативная модель (европейская, институциональная) – определяет минимальное участие государства в социальной сфере, устанавливая главным субъектом политики не зависимую от общества личность, а гарантом как личного, так и общественного блага выступает частная собственность или индивидуальные накопления; 3) социал-демократическая – отводит государству значительную роль в регулировании социальных отношений, направленных на приведение к единому уровню социальных условий жизни различных слоев населения и предоставление социальной поддержки всем гражданам; 4) социалистическая – ориентирована на максимальное вмешательство государства в социальную и экономическую сферу жизни общества, устанавливая при этом единственным субъектом социальной политики государство и ставя в тотальную зависимость человека от государства. По критериям моделей государственной политики в социальной сфере (социальной) можно указать на то, что в период второй половины ХIХ – начала ХХ века произошла смена модели политики России: формирование в начале ХХ века консервативной модели постепенно вытесняет основы, заложившие либерально-индивидуалистическую модель.

Во втором параграфе «Права личности во взглядах дореволюционных ученых как условие становления и развития основных направлений государственной политики России в социальной сфере во второй половине ХIХ – начале ХХ века» исследуются права личности в эволюционном развитии, их признание дореволюционными учеными и выступления в качестве ориентиро в определении основных направлений государственной политики в социальной сфере.

Права личности в дореволюционной России стали актуальны в научных кругах в связи с изменением направления и объема социальных отношений во второй половине ХIХ века. Вопросы правового регулирования социальных отношений во второй половине ХIХ века в России были подняты в связи с социально-экономическими и политическими преобразованиями в стране: раскрепощение крестьян, прогрессивное развитие машинного производства, появление новых социальных классов. Возникла необходимость в расширении функций государства в области социальных отношений. Для стабильности общества комплекс прав личности в рамках социальных отношений требовал значительного пересмотра с законодательной позиции.

Отмена крепостного права коренным образом изменила ситуацию в области правового статуса личности. Решение крестьянского вопроса в России в 1861 году имело существенное значение для развития социальных отношений в обществе с закреплением отдельных прав индивида.

Научные воззрения относительно прав и свобод личности в дореволюционной России исходили из позиции признания естественно-правовых норм в теории прав личности. Хотелось бы отметить, что идея прав человека, являвшаяся важной составляющей европейской цивилизации с ХVII века, не являлась значимой в политических доктринах мыслителей России, и потому не стала целью социального развития государства. Вместе с тем достаточно большое внимание было уделено российскими государствоведами второй половины ХIХ – начала ХХ века правовой природе и классификации отдельных прав личности при взаимоотношении индивида и государства.

Автор рассмотрел точки зрения А.Д. Градовского, Б.Н. Чичерина, Н.М. Коркунова, М.М. Ковалевского, В.С. Соловьева в отношении прав личности и отметил, что дореволюционные ученые признавали права личности, выделяя при этом только две группы прав – личные и политические. Социальные права как таковые не были признаны, однако отдельные виды прав, которые в настоящее время являются социальными, рассматривались учеными как необходимый фактор развития государства, общества в целом и личности в частности. В научных воззрениях дореволюционных ученых можно увидеть признание отдельных социальных прав личности, которые позволяют развиваться не только индивиду, но и всему обществу – право на труд, образование.

С развитием теории прав личности в России и закреплением отдельных видов социальных прав происходило формирование направлений государственной политики Российской империи в социальной сфере второй половины ХIХ – начала ХХ века.

^ Глава 2 «Основные направления политики российского государства в социальной сфере в 1861 – 1881 годах» посвящена правовым мероприятиям в социальной сфере в первой половине ХIХ века и в период проведения реформ 1861 – 1881 годов. В первом параграфе «Нормативное регулирование социальных отношений в России в первой половине ХIХ века как ориентир социально-правовой модернизации» представлена нормативная база дореформенной России, регламентировавшая отношения в социальной сфере.

Трудовые отношения в дореформенной России фактически не регламентировались. Первыми правовыми актами, содержавшими в себе нормы трудового права в ХIХ веке, можно признать Положение Комитета министров 1825 года «О запрещении помещикам отдавать принадлежащих им людей в заводские работы» и изданные 24 мая 1835 года Закон «Об отношениях между хозяевами фабричных заведений и рабочими людьми» и Закон от 7 августа 1845 г. «О воспрещении фабрикантам назначать в ночные работы малолетних менее двенадцатилетнего возраста».

Закон от 24 мая 1835 года признавал договорные отношения между работником и нанимателем, но не был обеспечен механизмом его реализации - отсутствовали формы контроля за его исполнением и ответственность за несоблюдение норм. Кроме того, данный правовой акт имел свое распространение только на фабрики обеих столиц и их окрестностей. В соответствии с этим принятие Закона от 24 мая 1835 года не повлияло на положение рабочих на российских фабриках. Закон от 7 августа 1845 года «О воспрещении фабрикантам назначать в ночные работы малолетних менее двенадцатилетнего возраста» был формально существовавшим по тем же причинам, что и Закон от 24 мая 1835 года. Существовавшая в России в первой половине ХIХ века свобода договора привела к обострению социально-политической обстановки в стране и возникновению необходимости государственного вмешательства в трудовые правоотношения.

Система здравоохранения в первой половине ХIХ века была не достаточной для удовлетворения нужд населения огромной страны ввиду отсутствия действенных государственных мероприятий в области здравоохранения и регламентации медико-санитарных отношений. Участие в медицинском деле для оказания помощи населению России принимали приказы общественного призрения, на иждивении которых находились больницы, богадельни, дома для умалишенных и другие медицинские заведения. Приказы общественного призрения осуществляли свою деятельность только в городах, а устройство и содержание больниц в селах зависело от усмотрения помещиков. Необходимость модернизации системы здравоохранения была очевидной.

Нормативной основой функционирования медицинских учреждений приказов общественного призрения в России в период второй половины ХIХ – начала ХХ века явился Устав о общественном призрении.

В основе образовательной политики государственной власти ХIХ века лежал царский рескрипт от 9 мая 1837 года «О точном и повсеместном наблюдении правил о приеме в учебные заведения людей различных состояний», который закрепил принцип сословности в образовании. Система начальных и средних учебных заведений определялась Уставом гимназий и училищ уездных и приходских, состоящих в ведомстве университетов Петербургского, Московского, Казанского и Харьковского от 8 декабря 1828 года, в котором закреплялись три типа школ: гимназии для детей дворян и чиновников со сроком обучения до 7 лет; уездные училища для детей купцов, ремесленников и городских обывателей со сроком обучения до 5 лет; приходские (первоначальные) училища для детей крестьян со сроком обучения 2 года.

Законодательное регулирование университетского образования началось с принятия в 1804 году уставов императорских университетов. В 1835 году издается Общий устав университетов, который закреплял внутреннее устройство университетов, правовой статус органов внутреннего управления (правления, совета), порядок назначения и увольнения лиц, принадлежавших к университету (попечитель, его помощник, ректор, деканы, профессоры и др.), порядок поступления в университет, распорядок учебного процесса и правила аттестации учащихся, общие права университета (как юридического лица), пенсии и пособия служащим в университете и др. Уже в конце 40-х – начале 50-годов ХIХ века произошли серьезные изменения в области университетской автономии – посредством правительственных актов (инструкций) был усилен надзор за университетским преподаванием, введен запрет на выборное начало в формировании руководящих органов университетов, увеличена плата за обучение в высших учебных заведениях, ограничена численность обучавшихся студентов.

В диссертации высказано мнение, что отмена крепостного права 1861 года выступила основной предпосылкой изменения в структуре и правовом регулировании социальных отношений и потребовала дальнейшего реформирования отношений в российском государстве в социальной сфере. Освобождение крестьян позволило увеличить предложение рабочих рук для промышленного производства, отсутствие функциональных норм о труде вызвало порождение жесткой эксплуатации рабочих. Кроме того, отмена крепостного права поставила на повестку дня вопрос о правовом развитии образования в Российской империи в связи с изменением правового положения отдельных сословий в обществе. Принятые в начале ХIХ века нормативные правовые акты в области образования не отвечали реалиям общества.

Второй параграф «Социально-правовая политика Российской империи в отношении крестьянства во второй половине ХIХ века»

Социальная направленность государственной политики России второй половины ХIХ века крестьянского вопроса напрямую зависела от проведения аграрной реформы в стране, начавшейся с 1861 года. Основной программой реформирования аграрных отношений выступил план выкупной операции земли крестьянами в их пользование. Объектами выкупной операции стали личные повинности крестьянина, усадьба и надел.

Выкупная операция выделенных крестьянам усадьб и наделов явилась достаточно обременительной для представителей аграрного сектора. Критерием размера выкупной суммы была не только стоимость земли, но и размер дохода крепостного труда – сумма выкупа устанавливалась путем капитализации 6% оброка, установленного за надел. Фактически происходил завуалированный выкуп личности крестьянина, что подтверждает разница между стоимостной оценкой крестьянской земли и стоимостью выкупа за нее.

В исследовании освещены как недостатки государственной политики в отношении помещичьего крестьянства (относительная личная свобода крестьян, высокая выкупная стоимость земли), так и положительные социально-направленные идеи данной политики (сохранение за крестьянами земли для обеспечения материального достатка, недопустимость увеличения выкупных платежей).

Положением об устройстве дворовых людей, вышедших из крепостной зависимости, от 19 декабря 1861 года около 1,5 млн. дворовых слуг получили гражданскую свободу без выкупа и земельного надела и с обязанностью уплаты в течение двух лет оброка. Удельные крестьяне получили освобождение от крепостной зависимости особым положением от 26 июня 1863 года с правом выкупа своей земли по тем же основаниям, что и помещичьи крестьяне.

В 1866 году произошло распространение Положений от 19 февраля 1861 года и на государственных крестьян.2 Государственные крестьяне получили личную свободу, осуществляя плату в казну оброчную подать или производя выкуп земли при условии единовременного взноса капитала в таком размере, проценты которого составляли сумму оброчной подати. Положение государственных крестьян в земельном отношении было наиболее выгодным по сравнению с бывшими помещичьими.

В реформировании крестьянско-земельных отношений в работе выделяется два направления политики российского государства. Первое направление имело отношение к основной массе крестьян – помещичьих и удельных и основывалось на принципе сохранения экономических отношений между помещиками и крестьянами с одновременным введением личной свободы последних для предоставления возможностей развития трудовых отношений. Второе направление касалось государственных крестьян и представляло собой не только введение права крестьян на личную свободу, но и имело под собой достаточно прочную основу для сохранения благосостояния крестьян и развития социально-экономических отношений более высокого уровня.

Третий параграф «Земская и городская реформы в развитии социальной сферы Российской империи во второй половине ХIХ века» раскрывает процесс проведения земской и городской реформ и их значение для развития социальной сферы.

Отмена крепостного права в 1861 году требовала дальнейшего реформирования в государственном устройстве. Одной из реформ, положившей начало развитию социальных отношений и закрепившей основные направления регламентации социальных прав личности, стала земская реформа 1864 года.

Важную роль в социально-правовом развитии сыграли земские учреждения, которые смогли организовать на достойном уровне образовательный процесс и медицинское обеспечение населения на территории своего земства, несмотря на то, что данный род функций был отнесен к необязательным.

В работе рассматривается организация деятельности земских учреждений в области медико-санитарного обеспечения населения, при этом выделяется плановость организации функционирования земской медицины, то есть расходование финансовых средств на медицину осуществлялось в соответствии с заранее утвержденными планами. Анализ организации сельской российской медицины во второй половине ХIХ – начале ХХ века позволяет говорить о ее прогрессивном развитии и укреплении. В противоположность земской медицине в сельской местности больницы большинства городов оставались в неудовлетворительном состоянии. Принятое 16 июня 1870 года Городовое положение должно было исправить сложившуюся ситуацию в области здравоохранения в городах. В соответствии с Городовым положением городские общественные управления обязаны были осуществлять попечение об охране здоровья городского населения при условии надзора за исполнением данной обязанности губернатором. Однако принятое в 1870 году Городовое положение не изменило ситуацию в области здравоохранения в городах, так как вопросы организации здравоохранения не были отнесены к обязательным повинностям.

Земская реформа, которая выступила новым этапом формирования социальных отношений в России, явилась основой для уничтожения сословных привилегий, так как в органы земского и городского управления входили крестьяне, мещане, купцы, духовенство и дворяне. Кроме того, основой земской и городской реформ стало не просто развитие таких сфер социальной жизни как здравоохранение и образование, но и фактическое их становление. Правовые основы организации здравоохранения и начального образования не были закреплены в качестве основных функций земских и городских учреждений, однако произошла фактическая передача полномочий по регулированию социальных отношений в рассматриваемых сферах на местный уровень. С проведения реформы местного самоуправления 1864 года происходит организация государственной власти в социальной сфере по принципу децентрализации с сохранением общего государственного контроля.

Четвертый параграф «Социально-правовая направленность реформирования российского образования в пореформенный период». Изменение направленности политического уклада общества России в связи с отменой крепостного права потребовало правового реформирования в системе образования. Положение начального образования в стране в 1861 – 1864 годах было крайне удручающим, что привело к неграмотности населения России при явном недостатке начальных образовательных учреждений в России в середине 60-х годов ХIХ века, которые могли бы удовлетворить потребности государства в предоставлении образовательных услуг населению страны. Необходимо было развивать элементарное образование. Однако первым звеном в реформировании образовательной деятельности выступила высшая школа. Законодательным актом, явившимся продолжением реформаторских действий Александра II и затронувшим сферу образования, выступил Устав университетский 1863 года.3 В работе представлены аспекты правового регулирования вузов Уставом университетским 1863 года (управление университетами, полномочия попечителя учебного округов, полномочия ректора и коллегиальных органов университета и др.). Уставом университетским 1863 года произошло отчуждение принципа сословности в университетах, за исключением принципа по половому разграничению формирования студенческого общества, что говорит о серьезном изменении социальной направленности в государственной образовательной политике России в рассматриваемый период времени. Университеты получили относительную автономию.

Одним из важных моментов в реформе высшей школы России пореформенного периода выступила поддержка малоимущих и одаренных студентов в виде уменьшения или отмены платы за обучение и стипендии. Не менее важным в социальной политике российского государства являлась материальная поддержка профессорско-преподавательского состава университетов. С 1863 года более чем вдвое возросло жалование профессоров и иных преподавателей высших учебных заведений.

Начатое в 1863 году реформирование высшего образования явилось позитивной стороной в социально-правовом развитии Российской империи, так как позволило значительным образом повысить статус вузов, ограничить сословный принцип обучения в данных заведениях, улучшить материальное положение профессорско-преподавательского состава университетов и финансово обеспечить возможность получения высшего образования лицам с тяжелым материальным положением. Однако начатое реформирование в системе высшего образования требовало соответствующего преобразования в начальном и среднем образовании.

В 1864 году было принято Положение о низших училищах,4 которое определило виды народных училищ, но не регламентировало образовательную деятельность, осуществлявшуюся частными лицами на дому. Принятое в 1864 году Положение о начальных народных училищах не закрепило обязанности получения элементарного образования, что негативно сказывалось на развитии государства в целом и отдельных отраслей экономики в частности. Одной из причин отсталого развития системы российского образования во второй половине ХIХ века явились возмездные отношения в рамках образовательного процесса при низком материальном положении большинства населения страны. Количественный недостаток начальных и средних учебных заведений также выступал негативным фактором в процессе развития российского образования.

Нормы Положения о начальных народных училищах 1864 года имели отношение лишь только к мужским учебным заведениям и абсолютно не затрагивали женское начальное образование. Первые женские училища были учреждены в 1858 году, и их деятельность регламентировалась Положением о женских училищах.5 На основании данного положения был закреплен принцип превалирования общественной инициативы не только по открытию, но и по содержанию женских училищ (за счет пожертвований и взносов местных сословий, обществ и частных лиц). Правительство оставило за собой лишь право осуществления надзорной деятельности в области образования в данных училищах. 24 мая 1870 года было принято Положение о женских гимназиях и прогимназиях Министерства народного просвещения.

Одной из мер по развитию образования в России во второй половине ХIХ века стала отмена введенных в 1833 году6 ограничений в отношении частных учебных заведений, что позволило увеличить численность негосударственных образовательных учреждений различного рода и типа. Внедрение в практику образовательной деятельности частных образовательных учреждений начального уровня позволило государству, с одной стороны, значительно сэкономить казенные средства на дело народного образования, а с другой стороны, предоставить значительное количество мест в училищах различного типа для населения страны.

В 1864 году был принят Устав о гимназиях и прогимназиях,7 который закрепил два типа гимназий – классическую и реальную, а также прогимназии как средние образовательные учебные заведения. Гимназии давали семиклассное образование, а прогимназии являлись учреждениями, которые позволяли получить только четырехклассное образование. В работе отмечается, что деление гимназий на типы существенно изменило правовой статус выпускников данных учебных заведений. Только выпускники классических гимназий наделялись правом поступления в университеты, а лица, окончившие реальные гимназии и имевшие свидетельства таких гимназий могли поступать в высшие специальные училища.8 Реальные гимназии считались более подходящими для торговых и промышленных классов, а классические гимназии предназначались для более привилегированного класса – дворян, давая им доступ через университет к чиновничьей службе.

Закрепление нормы в Уставе о гимназиях и прогимназиях о поступлении в средние учебные заведения «детей всех состояний без различия звания и вероисповедания» говорит о внедрении общедоступности получения среднего образования всеми сословиями российского общества. Однако на практике не всегда лица низшего происхождения могли получить открытый доступ в средние учебные заведения.

Одной из проблем среднего образования в России в рассматриваемый период явилась нехватка квалифицированных педагогов в связи с численным увеличением гимназий и прогимназий. Решение проблемы виделось в увеличении жалования учителям и стипендий студентам в университетах для подготовки учителей.

В работе отмечается, что реформа 1864 года в области народного образования позволила увеличить численность учебных заведений, побудить частную и общественную инициативы для активного участия в деле народного образования, а также повысить уровень распространения грамотности среди сельского и городского населения.

В июле 1871 года принят новый Устав гимназий и прогимназий.9 Был установлен единый тип средней школы – классическая гимназия, а реальные гимназии преобразовывались в реальные училища.10 Кроме того, начатое в середине 60-х годов преобразование уездных училищ получило нормативное закрепление в Положении о городских училищах 1872 года,11 развивая тем самым не только сословный принцип получения образования, но и территориальный.

По инициативе министра народного просвещения Д.А. Толстого было пересмотрено Положение о начальных училищах 1864 года и в 1874 году издано новое,12 которое существенным образом усилило государственный контроль за школой. Впервые был поднят вопрос о введении обязательного начального образования в России.

Право личности на образование в дореформенной России было относительным, так как закрепленный принцип сословности и необеспеченность учебными заведениями, возмездность образования и низкая материальная обеспеченность большинства российского населения не позволили внедрить грамотность в российское общество.

Параграф пятый «Нормативно-правовое регулирование трудовых отношений в России в 1861 – 1881 годах» раскрывает правовые основы трудовой деятельности в России.

Одним из первых актов в области трудовых отношений во второй половине ХIХ века выступило Положение о найме в работы на частные золотые промыслы крестьян из великорусских губерний от 23 декабря 1853 года, регламентировавшее порядок найма крестьян на частные золотые промыслы. По своей сути данный правовой акт не содержал в себе норм, относящихся к трудовому праву, а касался лишь только административно-правовой стороны организации прибытия и убытия крестьян и мещан на частные золотые промыслы. Трудовые отношения на казенных предприятиях регламентировались совершенно по-иному. Ярким примером законотворческой деятельности выступило Положение о рабочих фарфорового и стеклянного казенных заводов,13 которое совокупило в себе обширные стороны взаимных прав и обязанностей работников и заводского управления, с закреплением достаточно широких мер социальной помощи больным и престарелым рабочим.

Вопросы правового регулирования трудовых отношений в частных промышленных предприятиях не ставились на повестку дня у представителей государственной власти. Однако обострение в социальной сфере, создавшее политическую напряженность в России к концу 50-х годов ХIХ века, потребовало более действенных государственных мероприятий. Были созданы несколько комиссий для рассмотрения вопросов регламентации промышленного труда. Но все же в период реформ 1860-х годов законодатель не принял нормативных актов для регулирования трудовых отношений на фабриках и заводах, принадлежавших частным лицам, а нормы Устава о промышленности фабричной и заводской14 не соответствовали действительности и совершенно не учитывали интересы рабочего класса.

Отмена крепостного права в 1861 году повлекла за собой серьезные изменения как в общегосударственном устройстве, так и в отдельных сферах жизни общества и поставила вопрос о правовом регулировании трудовой деятельности вышедших из крепостной зависимости крестьян. Первым актом после отмены крепостного права, содержавшим нормы трудового права, явилось Положение о горнозаводском населении казенных горных заводов.15 Данное Положение фактически устанавливало обязательность заключения срочного трудового договора, а основные условия трудовой деятельности законодательно не регламентировались, а относились к прерогативе горного начальства. Отдельными нормами Положения устанавливались порядок найма и трудовая деятельность несовершеннолетних.

Для регламентации найма рабочих на выполнение государственных и общественных работ были приняты Правила о найме рабочих 1861 года,16 которые носили временный характер. Данный правовой акт устанавливал право крестьян, вышедших из крепостной зависимости, наниматься на работы как поодиночке, так и артелью. Основанием трудовых отношений для таких рабочих выступал контракт, обязательно заключаемый с артелью, и расчетная книжка, выдаваемая каждому рабочему.

Для регламентации трудовых отношений в горной промышленности, принадлежавшей частным лицам, в 1862 году был принят Закон о порядке поступления свободных людей на частные горные заводы и рудники.17 Данным правовым актом устанавливалось право русских и иностранцев наниматься в качестве рабочих и мастеровых на частные горные заводы и рудники поодиночке, артелями и сообществами.

В 1863 году были приняты Временные правила для найма сельских рабочих.18 Данный нормативный акт включал в себя значительное число норм, которые регламентировали не только порядок приема сельских рабочих и служащих, но и устанавливал гарантии их трудовой деятельности; в то же время не содержал в себе норм, которые регламентировали бы продолжительность рабочего времени в течение трудового дня, в течение недели и года, также не был установлен минимальный размер оплаты труда, который наниматель мог бы предложить нанимавшимся лицам, и порядок выдачи заработной платы, что вело к жесткой эксплуатации рабочих.

Правовые основы трудовой деятельности в рассматриваемый период были узконаправленными. Единого акта, регламентировавшего трудовые отношения в России, не было. Государственные нормативные правовые акты в области трудовых правоотношений принимались только в той сфере сектора экономики, которая была интересна самому государству (казенные предприятия и учреждения) и предпринимателям (горные рудники и заводы).

^ Глава 3 «Правовые основы государственной политики Российской империи в социальной сфере в 1881 - 1890 годах» состоит из двух параграфов. Первый параграф «Правовая политика Российской империи в области регулирования трудовых отношений (1881 – 1890 гг.)» подразделен на два пункта, первый из которых посвящен вопросу становления и развития фабрично-заводского законодательства в России. В данном пункте рассматриваются предпосылки к созданию фабрично-заводского законодательства, основными из которых явились: развитие промышленного производства, требовавшее должного законодательного обеспечения экономической системы, протесты и выступления рабочих, а также требования прогрессивной части капитализма. Кроме того в первом пункте данного параграфа представлен процесс принятия Закона от 1 июня 1882 года о правовом регулировании труда детей в промышленности России,19 который явился первым правовым актом фабрично-заводского законодательства. Данный правовой акт носил регламентарный характер и касался вопросов:

1) запрета использования труда детей, не достигших двенадцатилетнего возраста в промышленности;

2) организации трудовой деятельности детей до 15 лет;

3) открытия школ и обучения малолетних рабочих;

4) надзора за заведениями, где работали малолетние.

Дальнейшее развитие фабрично-заводского законодательства, содержавшего в себе нормы о труде, было связано с несколькими факторами. Первым фактором выступило возросшее волнение рабочего населения страны, которое требовало регламентации их правового положения. Вторым же фактором явился технический прогресс, который сократил количество рабочих мест на фабриках и заводах и выявил необходимость правовой регламентации трудовой деятельности лиц, занятых в промышленности.

В 1884 году были изданы Закон «О взысканиях за нарушение постановлений о работе малолетних на заводах, фабриках и ремесленных заведениях»20 и Закон «О школьном обучении малолетних, работающих на заводах, фабриках и мануфактурах, о продолжительности их работы и о фабричной инспекции».21 Данные правовые акты позволили запустить механизм реализации фабрично-заводского законодательства, представленного Законом от 1 июня 1882 года о труде малолетних рабочих. В работе представлены вопросы правового регулирования данными правовыми актами и отмечены их недостатки. Для организации деятельности фабричной инспекции по реализации норм законов 1884 года о труде и обучении несовершеннолетних 19 декабря 1884 года министром финансов была утверждена «Инструкция чинам инспекции по надзору за исполнением постановлений о малолетних, работающих на заводах, фабриках и мануфактурах», которая, являясь подзаконным актом, носила конкретный характер и содержала в себе достаточно четкие положения о применении труда детей, что говорит об отсутствии декларативности норм данного акта и его дефинитном характере. Распоряжение министра финансов от 19 декабря 1884 года содержало в себе две части – первая относилась к организации деятельности фабричной инспекции, а вторая устанавливала правила для фабрикантов и заводчиков для найма и организации трудовой деятельности несовершеннолетних рабочих.

После промышленного подъема производства в 1872 - 1882 годах наступил кризис, который потребовал сокращения производства и увольнения рабочих. В результате чего петербургские промышленники ходатайствовали об издании закона, содержавшего нормы ограничения использования женского и детского труда.

3 июня 1885 года был издан Закон «О воспрещении ночной работы несовершеннолетним и женщинам на фабриках, заводах и мануфактурах».22 Данным правовым актом в виде опыта на три года запрещалось использовать женщин и подростков, не достигших семнадцатилетнего возраста, в ночное время на хлопчатобумажных, полотняных и шерстяных фабриках. Нормы, ограничившие ночной труд детей и женщин, были вызваны экономической конкуренцией между петербургскими и московскими промышленниками и никак не затрагивали интересы рабочих. Но в то же время Закон от 3 июня 1885 года содержал в себе гуманные идеи, способствовавшие полноценному развитию детей, сохранению здоровья матерей и организации их трудовой деятельности.

Несмотря на введение ограничения продолжительности трудовой деятельности малолетних детей, воспрещения использования детского и женского труда в ночное время суток, все же оставалось неурегулированными достаточное количество вопросов о взаимных отношениях фабрикантов с рабочими, что вызывало волнения в рядах рабочих.

Важное значение в регулировании труда рабочих сыграл закон о найме рабочих 1886 года,23 который появился в результате усиления стачечной борьбы промышленных рабочих. Положения рассматриваемого в работе Закона от 3 июня 1886 года разделены на три части, первая регламентировала организацию надзора за выполнением фабричного законодательства, вторая устанавливала основания и порядок найма, увольнения и оплаты труда рабочих, и, наконец, третья регулировала «внутренние стороны» трудовой деятельности рабочих. По итогам рассмотрения положений акта 1886 года автором сделан вывод о том, что Закон от 3 июня 1886 года позволил закрепить трудовые права рабочего класса и наделить их гарантиями судебной защиты своих прав, нарушенных предпринимателями.

Второй пункт первого параграфа получил наименование «Правовое регулирование трудовых отношений в сельской местности России (1881 – 1890 гг.)». Изменение социально-экономического и политического направлений развития Российской империи поставило вопрос о регламентации трудовой деятельности в области сельских работ. В 1886 году было принято Положение о найме на сельские работы,24 которое устанавливало виды договоров найма и способы их заключения как индивидуально с рабочим, так и с целой семьей или артелью; обязанности и ответственность рабочего и нанимателя, условия прекращения договоров найма; материальную гарантию трудящимся в случае нетрудоспособности по причине производственной травмы.

Закон от 12 июня 1886 года имел важное значение в регулировании трудовых отношений в сельской местности. Однако он не касался существенных сторон условий труда – продолжительности рабочего времени, времени отдыха и отпуска рабочих, размеров и порядка выдачи заработной платы, особенностей трудовой деятельности несовершеннолетних рабочих и женщин и др. Большая часть норм данного правового акта защищала интересы нанимателей от своевольного оставления рабочим своего трудового места, а правовая безграмотность рабочих, боязнь борьбы за свои законно установленные трудовые права, отсутствие контрольно-надзорных органов за соблюдением норм о найме на сельские работы привели к устоявшемуся мнению в обществе об отсутствии каких бы то ни было прав у рабочих-крестьян. De iure – регламентация трудовых отношений в сельской местности существовала, de facto – нормы о найме и труде сельских рабочих использовались только при желании самих нанимателей.

Во втором параграфе «Развитие правовых основ образовательной деятельности в России в 1881 – 1890 годах» проводится исследование направлений образовательной политики российского государства.

Общее течение реформирования в социальной сфере, получившее свое продолжение в 80-х годах ХIХ века, затронуло и образование. Реформы 60 – 70-х годов ХIХ века не смогли обеспечить общедоступности населения к образованию. Решение сложившейся ситуации в области образования требовало совмещения идей развития государственности и одновременно сохранения стабильности существовавшего строя, чем выступила церковно-приходская школа. Нормативно-правовой регламентации церковно-приходские школы до 1884 года не имели. 13 июня 1884 года были изданы Правила о церковно-приходских школах,25 которые юридически обозначили данный вид заведений в качестве образовательных. Правила о церковно-приходских школах 1884 года устанавливали подведомственность данных учреждений Святейшему Синоду. Данный нормативный акт определил порядок учреждения и функционирования школ духовного ведомства.

Государственная политика в области начального образования с 1884 года серьезно изменила свое направление, отдав достаточно большие силы для развития церковно-приходских школ.

Промышленно-экономический прогресс, произошедший в 80-90-х годах ХIХ века, требовал профессионального образования фабрично-заводских рабочих. Система профессионального образования, сложившаяся во второй половине ХIХ века, не отвечала нуждам развивавшейся промышленности. Одним из первых шагов в образовании рабочих выступил Закон от 1 июня 1882 года,26 который ввел положение о необходимости обучения несовершеннолетних рабочих элементарным знаниям чтения, письма и арифметики. В 1888 году был принят закон о промышленных училищах,27 положивший начало законодательному закреплению организации и деятельности промышленных учебных заведений. Закон о промышленных училищах 1888 года нормативно закрепил три типа профессионально-технических учебных заведений: средние технические, низшие технические и ремесленные училища. Целью создания промышленных училищ являлось распространение среди мужского населения технического образования средней и низшей степени, а также ремесленного. Позднее законодательство в области профессионального технического образования развивалось и более подробно регламентировало отдельные типы промышленных учебных заведений. Так, в 1889 году был издан закон о промышленных училищах,28 в 1893 году получило юридическую силу положение о школах ремесленных учеников,29 а в 1895 году положение о низших ремесленных школах.30

Особое место в системе образования занимали университеты, тем более что политические события, произошедшие в конце 70-х – начале 80-х годов ХIХ века с участием студенческого сообщества, заставили государственный аппарат обратить пристальное внимание на положение университетов и статус студента в них. 23 августа 1884 года был принят новый университетский Устав,31 который прекратил автономию российских университетов и ввел полицейский надзор в стенах вузов. Устав 1884 года усилил государственные начала в устройстве высшей школы. Выборное начало в университете отменялось. Полномочия попечителя учебного округа получили более четкую регламентацию. Устав университетский 1884 года существенным образом изменил и образовательный процесс университетов. Данным нормативным актом получили более широкое закрепление социальные гарантии студентов в образовании в виде стипендий и пособий, сократив в то же время государственные расходы на социальную поддержку студенчества.





страница2/4
Дата конвертации08.08.2013
Размер0,91 Mb.
ТипАвтореферат диссертации
1   2   3   4
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы