Дипломная работа icon

Дипломная работа



Смотрите также:
  1   2   3   4


МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ


Факультет юридический

Кафедра уголовного права и процесса

Группа Ю-152



ДИПЛОМНАЯ РАБОТА




ПРОКУРОРСКИЙ НАДЗОР В РФ: СУЩНОСТЬ И ОБЩИЙ ПОРЯДОК ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ





Студент-дипломник




Нурутдинов Л. Р.




(подпись)

(фамилия, имя, отчество)

Научный руководитель









(подпись)

(фамилия, имя, отчество)

Рецензент










(подпись)

(фамилия, имя, отчество)

Консультант










(подпись)

(фамилия, имя, отчество)


«Рекомендовать к защите»

Заведующий кафедрой

___________________

«___»________2006 г.


^

Москва 2006

ОГЛАВЛЕНИЕ





Введение.........................................................................................................

3 – 8

Глава I. Сущность прокурорского надзора как специфического вида государственной деятельности в РФ……….....................................……...


8 – 32

1.1. Прокурорский надзор как специфический вид государственной деятельности в РФ: понятие и предмет………………………………


8 – 16

1.2. Прокуратура РФ и состояние законности в стране…………...

24 – 32

Глава II. Общий порядок осуществления прокурорского надзора в РФ..

33 – 60

2.1. Правовое регулирование прокурорского надзора в РФ…........

33 – 43

2.2. Цели и задачи прокурорского надзора в РФ……..……............


43 – 51

2.3. Принципы организации и деятельности прокуратуры РФ……..….………….………………………………………………………


51 – 59

Заключение.....................................................................................................

60 – 62

Список литературы........................................................................................

63 – 64

Приложения....................................................................................................

65 – 66

ВВЕДЕНИЕ

Я выбрал тему «Прокурорский надзор в РФ: сущность и общий порядок осуществления», поскольку она показалась мне довольно интересной и актуальной. А насколько важен прокурорский надзор – видно по тексту всей дипломной работы. Демократические преобразования в России, а также курс на строительство правового государства и гражданского общества и приоритет прав и свобод человека, установленные Конституцией РФ1, повышают роль прокуратуры в укреплении законности и правопорядка, охране прав и свобод людей и её главной функции - прокурорского надзора.


Прокурорский надзор и вся правоохранительная деятельность прокуратуры - важнейшая гарантия защиты государства; прав, свобод и законных интересов граждан и юридических лиц независимо от формы собственности. Поэтому и государство и общество заинтересованы в том, чтобы деятельность прокуратуры была наиболее результативной, приводила к реальному укреплению законности и правопорядка.

Я считаю, что, несмотря на многочисленные публикации и разработки по прокурорскому надзору, есть немало проблем и вопросов, связанных с ней. Дело в том, что исследуются общие вопросы, в принципе никем не оспариваемые, а конкретные проблемы не особенно. Я решил не злоупотреблять учебной литературой. Чем больше я читал учебников (что уж говорить об учебных пособиях!), тем больше понимал, как в них много общих слов и мало конкретных вещей. В специальной литературе, как я неоднократно замечал, слишком большое внимание уделяется истории прокурорского надзора, при этом основной замысел работы теряется. Или же приводится неоправданно много конкретики, а на основной вопрос ответ получается пространным. В целом в литературе поднимаются общие вопросы – сущность, порядок осуществления, принципы прокурорского надзора. Но, например, предмет прокурорского надзора как специфического вида государственной деятельности почему-то дружно проигнорирован. Наверное, нет смысла ссылаться на конкретную литературу, где такой вопрос поднимается, но которую я не использовал в дипломной работе по причине того, что в ней написано «обо всём ни о чём» или вовсе не о том.

Цель дипломной работы – ответить на два главных вопроса дипломной работы: сущность прокурорского надзора как специфического вида государственной деятельности в РФ и общий порядок его осуществления; попытаться решить научные проблемы, так или иначе связанные с прокурорским надзором; занять определённую позицию по спорным моментам. В заключении я конкретно указал, как достигнута эта цель.

«Рассматривая сущность прокурорского надзора, следует иметь в виду, что под термином «прокурорский надзор» может пониматься:

  • специфический вид государственной деятельности;

  • самостоятельная отрасль юридической науки;

  • учебная дисциплина»2.

В своей дипломной работе я рассматриваю прокурорский надзор в качестве особого вида государственной деятельности, которая осуществляется прокуратурой РФ в наше время на территории России. Отсюда название темы дипломной работы: «Прокурорский надзор в РФ: Сущность и общий порядок осуществления». Более точный вариант - прокурорский надзор прокуратуры РФ – немного громоздок. А ещё один вариант – прокурорский надзор РФ (а не в РФ) – показался мне неприемлемым, так как получилось бы, что прокурорский надзор является функцией Российской Федерации. Тогда как в соответствии со статьёй 1 федерального закона «О прокуратуре РФ» 1992 г.3 (далее во всей работе – ФЗ о прокуратуре) прокурорский надзор осуществляется прокуратурой от имени Российской Федерации, а не самой РФ. При подготовке материала к параграфу «Принципы организации и деятельности прокуратуры РФ» я не смог найти работы, посвящённые отдельно принципам осуществления прокурорского надзора. Но эти принципы раскрываются в работах о принципах организации и деятельности прокуратуры, так как прокурорский надзор – это основная функция прокуратуры. Учтя, что принципы организации и деятельности прокуратуры распространяются также на прокурорский надзор, я решил раскрыть принципы организации и деятельности прокуратуры в целом.

Среди основных нормативно-правовых актов, которыми я пользовался при написании дипломной работы, – Конституция РФ и ФЗ о прокуратуре. В Конституции РФ всего одна статья, посвящённая прокуратуре, – 129 - и то лишь в общих чертах (отдельные упоминания в 71, 83, 98, 102 статьях не в счёт). Однако я не стал пренебрегать из-за этого высшим, - как следует из ч. 2 ст. 4 и ч. 1 ст. 15 Конституции РФ, - нормативно-правовым актом нашей страны, а постарался использовать его полностью. Согласно ч. 5 ст. 129 Конституции РФ «полномочия, организация и порядок деятельности прокуратуры РФ определяются федеральным законом», коим является ФЗ о прокуратуре. Поэтому Конституция РФ и ФЗ о прокуратуре стали основополагающими в моей дипломной работе.

С принятием ФЗ о прокуратуре Генеральная прокуратура Российской Федерации и подчинённые ей прокуратуры приобрели ряд прерогатив, ранее им не свойственных. Практическая необходимость принятия этого закона обусловлена тем, что в условиях катастрофического роста преступности в РФ, а также её ухудшающейся криминогенной характеристики, возрастает роль органов прокуратуры в раскрытии и расследовании каждого совершённого преступления, в обеспечении одного из основополагающих принципов уголовного судопроизводства - неотвратимости наказания за совершённое преступление.

Что касается количества литературы, использованной мной при написании дипломной работы. Я люблю цитировать закон, а не тексты статей, учебников и т. п., поскольку считаю, что думающий человек не должен во всём повторять других. Я писал больше от себя. Но это вовсе не «отсебятина». Когда я писал, то имел ввиду прочитанное мною. Конечно, я мог сослаться на все источники и даже процитировать их все, чтобы список источников был на множестве листов и исчислялся трёхзначными цифрами. Но тогда пришлось бы слишком много компоновать материалы. И чуть ли не каждое предложение, следующее за другим, было бы взято из разного источника. Да и есть ли смысл превращать дипломную работу по гуманитарной специальности в техническое исследование имеющихся по данному предмету работ, подобно оценке рабочей силы на рынке труда? Это не мой стиль. Однако на все цитаты, имеющиеся в работе, сноски есть. Оглядываясь на прочитанную мной литературу, не включённую в список источников дипломной работы, и то, что я написал своими словами в дипломной работе, я нахожу их сходными в идеях, но не более того. Исключение - третий параграф «Прокуратура РФ и состояние законности в стране» первой главы. Он компилятивный и олицетворяет собой практическую сторону темы моей дипломной работы.

Почему в своей работе я не раскрыл виды прокурорского надзора? Ну, во-первых, прокурорский надзор за соблюдением законности и прокурорский надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина я, так или иначе, затронул, хотя и не посвящал им отдельные параграфы. А ведь эти виды надзора главные. Во-вторых, в теме моей дипломной работы сформулированы два логических вопроса: что такое прокурорский надзор и как он осуществляется. Ничто не указывает на обязательность раскрыть виды прокурорского надзора. Да и возможно ли раскрыть хотя бы те главные виды прокурорского надзора, что я указал выше, при такой объёмной теме? Конечно, нет. Пострадают другие вопросы и получится «обо всём ни о чём».

^ ГЛАВА I. СУЩНОСТЬ ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА КАК СПЕЦИФИЧЕСКОГО ВИДА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РФ


1. 1. Понятие и предмет прокурорского надзора как специфического вида государственной деятельности в РФ


«Прокурорский надзор – самостоятельный, специфический вид государственной деятельности. Эту деятельность не могут осуществлять кроме прокуратуры никакие другие государственные, общественные, самодеятельные или иные органы, организации, учреждения, должностные или физические лица.

Прокурорский надзор осуществляется от имени государства – Российской Федерации. Важность этого положения заключается в том, что прокурор, осуществляя надзор, представляет и защищает общественные интересы не от имени отдельных органов местного самоуправления, субъектов федерации или иной представительной, исполнительной или судебной власти, а в совокупности всех их, объединяемых общей системой государства, приводя таким образом интересы отдельных органов, организаций, учреждений, должностных или физических лиц в соответствие с интересами государства в целом.

Самостоятельность прокурорского надзора как вида государственной деятельности, его отличие от других видов деятельности как прокуратуры, так и иных государственных органов, определяется содержанием этой деятельности, которая состоит:

  • в проверке точности соблюдения Конституции Российская Федерация;

  • в проверке исполнения требований законов;

  • в проверке соответствия иных правовых актов закону;

  • в устранении (принятии мер к устранению) выявленных правонарушений.

Специфичность прокурорского надзора как вида государственной деятельности состоит в том, что он не относится к деятельности одной ветви власти (представительной, исполнительной, судебной), но в то же время имеет признаки каждой из этих ветвей.

Дело в том, что органы прокуратуры занимают особое место в государственной системе РФ. Имея функциональное отношение к каждой из трёх ветвей власти, предусмотренных Конституцией РФ, они, тем не менее, не относятся полностью ни к одной из них. Это специфическое положение прокуратуры в государственном устройстве, позволяющее уравновешивать ветви власти и обеспечивать их оптимальное функционирование, порождает и специфичность прокурорского надзора как основного вида деятельности прокуратуры»4.

«Прокурорский надзор — специфический вид государственной деятельности, характеризующийся единством и внутренней однородностью. Между тем идея единства прокурорского над­зора не нашла чёткого выражения в ФЗ о прокуратуре, где деятельность прокуроров подразделяется на два вида: надзорную и ненадзорную. Основанием для такого вывода служат наименования двух его разделов: третьего — «Прокурорский надзор» и четвёрто­го — «Участие прокурора в рассмотрении дел судами». Из этого следует, что участие прокурора в рассмотрении судами уголов­ных и гражданских дел не является деятельностью надзорной. Спрашивается, каковы же тогда её природа и содержание? Исходя из своего назначения прокуратура не может выполнять иных функций, кроме надзорных. Если это так, то прокуроры вообще не должны участвовать в осуществлении правосудия.

Подобная неопределённость в известной мере обусловлена проводимой судебной реформой, суть которой заключается в по­вышении роди судов, обеспечении полной их независимости от каких-либо органов, организаций. Прокурорский надзор за ис­полнением законов в уголовном и гражданском судопроизвод­стве стал отвергаться потому, что он якобы представляет собой посягательство на самостоятельность судей. Е.А. Смоленцев утверждает: «При разбирательстве дела в суде никаким правом надзора за его деятельностью прокурор не может быть наделён»5. Аналогичное суждение высказано и В. Степанковым: «...суд — вершина пирамиды правовой системы. Прокурор только уча­стник процесса, пользующийся правом принесения протеста»6. Данная точка зрения и предопределила позицию законодателя, нашедшую выражение в ФЗ о прокуратуре.

Безусловно, суды при исполнении возложенных на них функций должны обладать полной самостоятельностью и ника­кое вмешательство в их деятельность недопустимо. Но это не означает исключения прокурорского надзора за исполнением законов в уголовном и гражданском судопроизводствах. Участие прокурора в рассмотрении судами уголовных и граждан­ских дел необходимо для борьбы с нарушениями законности гражданами, предприятиями, учреждениями, организациями, органами государственной власти, местного самоуправления. Уголовные и гражданские дела в судах возбуждаются вследствие совершения преступлений или иных правонарушений, и за­дача прокурора принять при помощи суда меры по их устране­нию, восстановлению нарушенных прав и охраняемых законом интересов граждан и юридических лиц. Следовательно, участие прокурора при рассмотрении уголовных дел в судах есть деятельность надзорная и иной быть не может. Прокуратура осуществляет надзор за исполнением законов перечисленными субъектами, что неизбежно перерастает в надзор за исполнени­ем законов самими судами. Борясь с нарушениями законности, совершаемыми гражданами, учреждениями, предприятиями, ор­ганизациями, прокурор вынужден надзирать за принимаемыми судом мерами по их устранению.

Как показывает практика, многие выносимые судами приго­воры, решения, определения, к сожалению, оказываются неза­конными и необоснованными. И прокуроры реагируют на них. Предоставление им полномочий на принесение протестов уже является доказательством того, что деятельность судов входит в сферу прокурорского надзора. Это не является, однако, пося­гательством на независимость судей, которые при рассмотрении уголовных и гражданских дел действуют на основе своего внут­реннего убеждения, правосознания, руководствуясь требования­ми норм права. Прокурорский надзор обеспечивает подчинение судей законам во имя строгого их исполнения, что является одной из гарантий соблюдения законности в уголовном и граж­данском судопроизводствах.

Следует особо отметить, что прокурор по отношению к су­дам никакой властью не располагает, решающим голосом ни по одному вопросу не обладает. Он, как и другие участники процесса, воздействует на формирование внутреннего судейско­го убеждения по рассматриваемому делу высказыванием и ар­гументацией своего мнения. Допускаемые судами различные нарушения законности по инициативе прокурора устраняются ими же или вышестоящими судами. Надзор за соблюдением законности реализуется не только после вынесения судебных приговоров, решений, определений, но и в процессе рассмотре­ния судами уголовных и гражданских дел. Как показывает практика, судьи до принятия заключительных правовых актов допускают правонарушения, которые устанавливаются, например, в стадии судебного разбирательства. Иногда принимаются к производству неподведомственные или неподсудные судам гражданские дела; не привлекаются к участию все заинтересо­ванные лица, неправильно определяется их процессуально-правовое положение; не всегда обеспечиваются переводчиками подсудимые, не владеющие языком, на котором ведется судо­производство по уголовным делам; не выясняется время вруче­ния подсудимым обвинительных заключений и др. Прокуроры обязаны принимать меры по устранению подобных правонарушений, дабы обеспечить законность вынесения судебных ре­шений, приговоров.

Прокурорский надзор7… складывается из совокупности связан­ных между собой различных действий, основную часть которых составляет осуществление прокурором надзора за соблюдением законности, а также действия самих правонарушителей, потер­певших, граждан, дающих информацию об известных им нарушениях законности, и иные действия. По своему целевому назначению эта деятельность может быть подразделена на две части: выявление нарушений законности и реагирование на них.

Надзор за исполнением законов всегда начинается с провер­ки соблюдения их различными субъектами. Проверка наибо­лее сложная и трудная часть деятельности прокурора, ибо правонарушители часто тщательно и порой весьма квалифици­рованно уничтожают следы своих противоправных деяний, скрываются сами, угрожают лицам, располагающим соответст­вующими сведениями. По содержанию проверка исполнения законов — своеобразный аналог расследования.

Деятельность по выявлению правонарушений обычно начи­нается со сбора прокурором фактических данных о них. На основе исследования и осмысления последних устанавливаются негативные, антисоциальные факты, в результате правовой оцен­ки которых выявляются нарушения законности. Очень важно чётко определить все связанные с правонарушением правовые последствия: размер причинённого вреда, характер ответствен­ности и т.д. Подлежат обязательному выявлению виновные лица, потерпевшие, а также причины и условия, способствовав­шие совершению данных нарушений законности.

Не менее важна и вторая часть надзорной деятельности — реагирование на нарушения законности и обусловившие их обстоятельства. Ни одно правонарушение не должно оставать­ся без надлежащего воздействия со стороны прокуратуры. Только при этом условии возможно реальное укрепление законности в нашем государстве. Реагирование осуществляется двумя способами.

Первый — непосредственное устранение нарушений закон­ности самим прокурором. Такой прием используется при осуществлении надзора за исполнением законов органами до­знания и предварительного следствия. Выявив какое-либо неза­конное постановление следователя или инспектора по дозна­нию, прокурор своим постановлением отменяет его.

Второй способ реагирования — обращение прокурора к соот­ветствующим компетентным органам, должностным лицам с требованием о принятии необходимых мер по устранению нарушений законности и сопутствующих им обстоятельств. На­пример, признав незаконным постановление главы администра­ции района, города, прокурор направляет ему протест с требо­ванием об отмене либо изменении указанного акта. При этом очень важно обеспечить реальный результат принимаемых мер. Данный способ — основная форма реагирования в надзорной практике.

Между тем не всякое нарушение законности может быть устранено. Например, до сих пор не изжиты случаи пропуска сроков рассмотрения жалоб, заявлений о совершённых или го­товящихся преступлениях. Но реагирование на эти факты обязательно. Оно может выражаться в привлечении виновных лиц к установленной законом ответственности, предупреждении их о недопустимости подобных нарушений в будущем.

Иногда в литературе выделяется и третья часть прокурор­ского надзора — предупреждение правонарушений8. Действи­тельно, профилактическая функция свойственна прокурорскому надзору, и прокуроры обязаны принимать действенные меры по предотвращению нарушений законности, что нормализует процесс исполнения законов. Выраженная в них государственная воля добровольно реализуется соответствующими субъектами. Но предупреждение правонарушений средствами прокурорско­го надзора не образует отдельной части последнего и характер­но для деятельности как по выявлению нарушений законности, так и реагированию на них.

При проведении проверок исполнении законов причины и условия, способствующие совершению правонарушений, вы­являются именно в целях профилактики других нарушений за­конности. Даже при установлении одного правонарушения на­лицо профилактическая функция, оказывающая сдерживающее влияние на поведение того или иного субъекта, что особенно ярко проявляется во второй части прокурорского надзора. При­нимая меры по устранению правонарушений и сопутствующих им обстоятельств, прокурор тем самым предупреждает их со­вершение в последующем.

Природа прокурорского надзора по-разному определяется в дей­ствующем законодательстве. В Конституции РСФСР 1978 г. он именовался высшим надзором. В ст. 176 прямо указывалось, что высший надзор за точным и единообразным исполнением законов осуществляется Генеральным прокурором и подчинён­ными ему прокурорами. Казалось бы, точно так же он должен быть представлен и в ФЗ о прокуратуре. Но здесь он трактуется иначе. В со­ответствии с его ст. 1 прокуратура в РФ осуществляет просто надзор за исполнением действующих на её территории законов. Следовало бы привести данный закон в соответствие с Консти­туцией, но произошло обратное. Из Основного Закона было убрано слово «высший», в новой же Конституции вообще не определены функции прокуратуры, в чем, думается, проявилась тенденция к умалению роли прокурорского надзора.

В настоящее время обнаружилось стремление к его повыше­нию. В ФЗ о прокуратуре говорится, что прокурорские органы осу­ществляют надзор за исполнением законов от имени РФ (ст. 1). Безусловно, в определённой степени такое указание повышает авторитет прокуратуры, в результате расширения полномочий она способна проявлять большую мобильность в укреплении законности и правопорядка в стране. Например, прокуратура имеет право надзирать за исполнением законов законодатель­ными и исполнительными органами субъектов РФ.

Вместе с тем эта установка не конкретизирует правовое по­ложение прокуратуры и её надзорные функции. Строго говоря, каждый государственный орган действует от имени государст­ва, которое наделяет его соответствующими полномочиями. Известно, что суды, рассматривая уголовные и гражданские дела, выносят приговоры, решения от имени РФ, другие же органы действуют от собственного имени, поскольку их постановления, распоряжения, приказы не оглашаются публично.

По-разному трактуется природа прокурорского надзора и в ли­тературе. Широкое распространение в своё время получила точка зрения, согласно которой прокурорский надзор — высший надзор в стране, ибо осуществляется от имени государства, от лица высшего органа государственной власти — Верховного Со­вета9. Это суждение подверглось критике как не отражающее сущности прокурорского надзора. В. М. Савицкий пишет: «На­именование прокурорского надзора высшим противоречит соотношению функций прокуратуры и функции конституционного надзора (контроля), выполняемой высшим органом государст­венной власти СССР»10. Аналогичной позиции придерживается Г.И. Петров.

Но вряд ли правильно отвергать прокурорский надзор как высшую форму надзорной деятельности, противопоставляя его другим высшим видам надзора или контроля, которых может быть несколько и где прокурорский надзор — одна из разновидностей. Полномочиями на осуществление надзора за испол­нением законов должны располагать сами законодательные ор­ганы. По Конституции РФ это Государственная Дума и Совет Федерации, входящие в состав Федерального Собрания (пункты 1,3 ст. 105). Но их возможности по обеспечению законности фак­тически ограничены, поэтому создаются специальные органы, которые должны надзирать за исполнением принимаемых ими законов. Таким органом является прокуратура. Она осуществляет свою деятельность не просто от имени государства, а высше­го органа государственной власти - Федерального Собрания. Прокурорский надзор — особая правовая служба данного органа, и каждый прокурор — его представитель. Учреждая проку­ратуру, Федеральное Собрание наделяет надзорными полномо­чиями Генерального прокурора России.

Осуществление этих полномочий налагает своеобразный от­печаток на содержание прокурорского надзора. К организации про­куратуры и надлежащему осуществлению надзора имеет отно­шение и Президент РФ. Он представляет Совету Федерации кандидатуру на должность Генерального прокурора Российской Федерации, а также вносит предложение об освобождении от должности, если последний не справляется с обязанностями (п. «е» ст. 83). Как глава государства Президент РФ является гарантом Конституции, прав и свобод человека и гражданина (ст. 80), им подписываются и обнародуются федеральные за­коны (п. 2 ст. 107). В силу своего правового положения Прези­дент должен обеспечивать соблюдение законности, ибо только при этом условии он может гарантировать права и свободы граждан. Следовательно, прокурорский надзор должен осущест­вляться и от имени Президента РФ. Есть мнение, что прокуратура — правовой механизм реализации полномочий именно Президен­та РФ11, что не совсем правильно, поскольку она выступает также правовым механизмом реализации полномочий Федерального Собрания.

Таким образом, прокурорский надзор осуществляется от име­ни двух высших органов государственной власти РФ: Федерального Собрания и Президента РФ и по своей природе является высшим надзором за исполнением законов. Прокуратура же представляет собой особую правовую службу данных органов.

В известной степени прокурорский надзор осуществляется и от имени законодательных органов субъектов РФ. Принимая за­коны, они заинтересованы в их реализации, а прокуратура над­зирает за их исполнением, хотя никаких поручений ей не даётся. В соответствии с п. 1 ст. 13 ФЗ о прокуратуре прокуроры субъектов РФ назначаются Генеральным прокурором по согласованию с органами государственной влас­ти субъектов РФ. Эти органы дают согласие на назначение тех кандидатур, которым они доверяют, и как бы поручают им над­зирать за исполнением издаваемых законов.

Прокурорский надзор выполняет три функции. Первая — законноохранительная. Она выражается в охране законов от нарушений и представляет собой охрану права в объективном смысле. Вторая — правоохранительная, или правозащитная. Суть её состоит в защите нарушенных прав и охраняемых законом интересов граждан, учреждений, предприятий, организаций, самого государства. Это уже — охрана права в субъективном смысле. Нарушения законности часто проявляются как посяга­тельство на чьи-либо права, интересы. В связи с этим прокурор должен принять действенные меры по их восстановлению. Третья — правовоспитательная. Она заключается в активном воздействии на граждан в целях строгого и точного исполнения ими норм права»12.

Из рассмотренного выше понятия прокурорского надзора как специфического вида государственной деятельности вытекает, что он имеет свой предмет, отличный от предметов прокурорского надзора как отрасли юридической науки и прокурорского надзора как учебной дисциплины. В теории эти предметы нередко путают13. «Под предметом прокурорского надзора как специфического вида государственной деятельности следует понимать сферу общественных отношений, на регулирование которой направлена деятельность прокурора»14. «Из самой сущности прокурорского надзора вытекает, что деятельность прокурора направлена на регулирование общественных отношений, связанных с соблюдением Конституции РФ и исполнением требований законов. Поскольку соблюдение Конституции РФ и требований законов обязательно для всех юридических и физических лиц, на которых они распространяются, то предметом прокурорского надзора следует считать соблюдение Конституции РФ и исполнение законов юридическими и физическими (должностными) лицами.

Перечень этих лиц определён в п. 2 ст. 1 ФЗ о прокуратуре. Из текста этой статьи следует, что в предмет прокурорского надзора не входит исполнение законов высшими органами представительной и исполнительной власти РФ. Ограничен предмет надзора и в части исполнения законов судебными органами»15.

В части 2 статьи 1 ФЗ о прокуратуре указано: «В целях обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства прокуратура РФ осуществляет:

  1. надзор за исполнением законов федеральными министерствами, государственными комитетами, службами и иными федеральными органами исполнительной власти, представительными (законодательными) и исполнительными органами субъектов РФ, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций, а также за соответствием законам издаваемых ими правовых актов;

  2. надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина федеральными министерствами, государственными комитетами, службами и иными федеральными органами исполнительной власти, представительными (законодательными) и исполнительными органами субъектов РФ, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, а также органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций;

  3. надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие;

  4. надзор за исполнением законов судебными приставами;

  5. надзор за исполнением законов администрациями органов и учреждений, исполняющих наказание и применяющих назначаемые судом меры принудительного характера, администрациями мест содержания задержанных и заключённых под стражу;

  6. уголовное преследование в соответствии с полномочиями, установленными уголовно-процессуальным законодательством РФ;

  7. координацию деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью».

Таким образом, в статье обозначено пять видов прокурорского надзора плюс уголовное преследование и координация деятельности правоохранительных органов. Кроме того, в разделе ΙΙΙ всё того же ФЗ о прокуратуре четырём видам прокурорского надзора из пяти, указанных в ч. 2 ст. 1, посвящено четыре соответствующих главы:

  • Глава 1. Надзор за исполнением законов.

  • ^ Глава 2. Надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина.

  • Глава 3. Надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие.

  • Глава 4. Надзор за исполнением законов администрациями органов и учреждений, исполняющих наказание и назначаемые судом меры принудительного характера, администрациями мест содержания задержанных и заключённых под стражу.

В разделе ΙΙΙ ФЗ о прокуратуре нет главы о прокурорском надзоре за исполнением законов судебными приставами, хотя данный вид надзора указан в абзаце 4 ч. 2 ст. 1 этого же закона. Почему? А ещё возникает вопрос, почему в абзаце 4 ч. 2 ст. 1 указаны «судебные приставы», а не «судебные приставы-исполнители»? Что, так важен надзор за деятельностью по охране зданий судов и залов судебных заседаний и соблюдению в них порядка? Обычно судебные приставы стоят в сторонке во время судебного заседания, вызывают свидетелей в зал судебного заседания, что-то преподносят судье. Вряд ли часто происходят нарушения законов судебными приставами во время их службы. На самом деле в абзаце 4 ч. 2 ст. 1 ФЗ о прокуратуре подразумевается, прежде всего, деятельность судебных приставов-исполнителей и прокуроры обращают внимание именно на неё.

Пожалуй, наиболее важным в наше время акцентов и приоритетов является прокурорский надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина. Да и набившая уже оскомину статья 2 Конституции РФ провозглашает: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства». Кроме того, статья 7 Конституции РФ устанавливает, что Российская Федерация – государство социальное, в ней охраняются труд и здоровье людей и тому подобное.

«Надзор за исполнением законов также является одним из ведущих направлений в деятельности прокуратуры Российской Федерации. В юридической литературе и на практике употребление понятия «прокурорский надзор» применительно к деятельности прокурора подразумевает проведение проверок точности исполнения требований всех законов, действующих на территории РФ или любого из них в каждом конкретном случае. Данная отрасль прокурорского надзора непосредственно связана не только с укреплением законности в деятельности федеральных органов исполнительной власти, представительных (законодательных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, но и с утверждением действенной вертикали власти. Она в конечной степени выражается в реальной защите и обеспечении прав и свобод человека и гражданина» 16.

«Прокурорский надзор за исполнением законов в Российской Федерации рассматривается как один из самостоятельных видов государственной деятельности, обеспечивающей успешную реализацию задач по укреплению законности и правопорядка в Российской Федерации, обеспечению принципов социальной справедливости. Важно отметить, что прокурорский надзор рассматривается как одна из наиболее существенных гарантий соблюдения прав и законных интересов граждан»17.

В надзоре за исполнением законов реализуется значительная часть профилактического потенциала прокурорской системы, поскольку именно с помощью надзора достигается не только надлежащее исполнение законов, но и выявление правонарушений на ранних стадиях их формирования. К примеру, в течение 2002 года было выявлено почти 285 тысяч нарушений социального законодательства, против 208 тыс. - в 2001 году18.


^ 1. 2. Прокуратура РФ и состояние законности в стране


«Осуществление правовой реформы, укрепление самостоятельности и независимости судебной власти в Российской Федерации привели к значительному расширению сферы судебного контроля за соблюдением законности, прав и свобод граждан. Конституция РФ провозгласила, что каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод, а решения и действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд (ст.46). Только на основании судебного решения допускаются арест, заключение под стражу и содержание под стражей (ст.22), ограничение права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст.23), по судебному решению может также осуществляться проникновение в жилище граждан против их воли (ст.25).

В то же время государство, сообразуясь с объективными потребностями общества, не только сохранило единую централизованную систему прокурорского надзора за исполнением законов органами власти, управления и контроля, но и возложило на прокуратуру полномочия по надзору за соблюдением прав и свобод человека и гражданина всеми коммерческими и некоммерческими организациями. Исполнение законов указанными организациями и законность издаваемых ими правовых актов также включены в сферу прокурорского надзора. Все эти изменения в правовом регулировании механизма обеспечения законности требуют чёткого определения соотношения судебного контроля и прокурорского надзора за законностью. Концепция развития прокуратуры на переходный период, справедливо признавая, что постепенно расширяющийся судебный порядок защиты прав граждан является наиболее надёжным и эффективным, вместе с тем исходила из того, что правосудие не заменяет и не подменяет прокурорский надзор за законностью. И судебная система не может и не должна выполнять надзорные функции прокуратуры, поскольку суд в силу многих причин весьма ограничен в своих возможностях. Данный вывод сохраняет свою актуальность и может быть положен в основу решения рассматриваемой проблемы на современном этапе развития российской государственности.

Если говорить о сферах распространения компетенции суда и прокуратуры в контроле (надзоре) за законностью, то, с одной стороны, они в значительной степени совпадают, а с другой - прокурорская значительно шире судебной. Прокурор не ограничивается рассмотрением вопросов о дозволении совершить те или иные действия оперативно-розыскным или следственным органам либо оценкой правомерности действий и решений поднадзорных органов и организаций, их должностных лиц. В поле зрения прокурора - и соблюдение порядка приёма и рассмотрения обращений граждан в государственных органах и органах местного самоуправления, и законность расходования бюджетных средств, и обеспечение установленных законом льгот военнослужащим, ветеранам, семьям с детьми и т.п., и соблюдение законности при регистрации, учёте и разрешении заявлений и сообщений о преступлениях во всех правоохранительных органах. Отсюда и значительно более широкий круг лиц, подпадающих под сферу надзора.

Способы осуществления судом и прокуратурой своих контрольно-надзорных полномочий принципиально отличаются. Суд реализует их только по инициативе заинтересованных лиц, по мере поступления конкретных заявлений и жалоб граждан, организаций, материалов следственных и оперативных органов, и, как правило, публично, путём судебного разбирательства. Надзор прокуратуры действует постоянно и непрерывно. Ежегодно органы прокуратуры анализируют состояние правопорядка на подведомственной им территории, на основании результатов его анализа планируют свою деятельность по выявлению и устранению нарушений закона. Прокуратуре, в отличие от суда, необязательно ждать поступления обращений заинтересованных лиц, чтобы начать проверку. Согласно ч. 2 ст. 21 ФЗ о прокуратуре основанием для проведения проверки исполнения законов может быть любая информация о фактах нарушения закона, требующих принятия мер прокурором. А на таких направлениях, как соблюдение законов в деятельности органов государственной власти и местного самоуправления, органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, дознание, предварительное следствие, содержание задержанных и арестованных, исполнение уголовных наказаний, прокурорский надзор действует, независимо от наличия информации о нарушении законов, с целью их предотвращения.

Прокурорские проверки характеризуются оперативностью. Для этого не требуется особой процедуры, обязательной для судопроизводства, - протоколирования, назначения и проведения слушаний и т.п. При необходимости прокурор может провести проверку внезапно, во внерабочее время, чтобы предотвратить сокрытие факта нарушения закона или его последствий. Законом и приказами Генерального прокурора РФ установлены жёсткие сроки рассмотрения органами прокуратуры жалоб и заявлений граждан и организаций по поводу нарушения законности и жесткий контроль за сроками, порядком и правильностью рассмотрения обращений со стороны вышестоящих органов прокуратуры. Если в суде истребование и отмена решения нижестоящего суда могут иметь место лишь в апелляционном и кассационном порядке по инициативе участников процесса или в надзорном порядке по инициативе руководителей органов суда или прокуратуры и в строго определённой процедуре, то централизованная прокурорская система предполагает возможность для вышестоящих органов прокуратуры в любое время истребовать материалы от нижестоящего органа и принять самостоятельное решение.

Весьма немаловажным для характеристики прокурорского надзора и его соотнесения с судебным контролем является бесплатность, а значит, полная доступность для граждан и организаций. Обращения в прокуратуру не требуют оплаты государственной пошлины, привлечения дорогостоящих адвокатов. Более того, в ряде случаев прокурор, сам обращаясь в суд в интересах граждан или организаций, освобождает их от значительных материальных затрат (ч. 4 ст. 27, ч. 3 ст. 35 федерального закона о прокуратуре).

Одно из важнейших свойств прокурорского надзора, отражающее особенность его полномочий, - это инициативность. Таким свойством не обладает и не может обладать по объективным причинам судебный контроль. Как отмечалось, любое дело, дающее суду возможность осуществлять контроль за законностью, возбуждается в суде исключительно по обращениям сторон. Судья, с какими бы нарушениями закона, прав и свобод граждан он ни сталкивался, сам по своей инициативе ничего сделать для устранения этих нарушений не в состоянии до тех пор, пока ущемлённая в правах сторона или прокурор в её интересах не обратятся в суд. Следует учитывать и другой существенный момент - есть немало нарушений закона, по которым ни одна из сторон не заинтересована обращаться в суд, а следовательно, без инициативного вмешательства прокурора данные нарушения не могут быть устранены в судебном порядке. Речь идёт, к примеру, о незаконных решениях органов власти и местного самоуправления о предоставлении необоснованных льгот отдельным организациям, предпринимателям, гражданам, где нет «ущемленной стороны», которая может возбудить судебное дело; незаконных решениях следователя о прекращении уголовного дела о хищении собственности, злоупотреблении властью и т.п. и необоснованном освобождении от уголовной ответственности лиц, причинивших ущерб. В этом заключается объективная ограниченность судебного контроля, которому не присуща проверочная деятельность, а значит, способность не только фиксировать и устранять нарушения закона, но и выявлять и пресекать их. Напротив, прокурор, исходя из постоянного и непрерывного характера надзора, обязан самостоятельно, по собственной инициативе проверять законность действий и решений поднадзорных объектов и лиц с целью выявления, пресечения и устранения нарушений закона, восстановления нарушенных прав.

Именно инициативность позволяет прокуратуре, например, выявлять и устранять незаконные правовые акты министерств, ведомств, органов власти и местного самоуправления, государственного контроля, военного управления, которые достаточно редко попадают в орбиту судебного контроля по обращениям заинтересованных лиц. В то же время полномочия суда по контролю за законностью обладают императивностью. Если прокурор собственными надзорными средствами не устранил нарушения закона, то он обращается в суд и благодаря императивности судебных полномочий может добиться восстановления законности.

Обратимся к статистике. В 1999 году в органы прокуратуры Российской Федерации поступила 1251 тысяча письменных обращений граждан, из которых 310 тысяч переданы прокурорами на рассмотрение других органов, а 941 тысяча разрешена непосредственно прокуратурой. В подавляющем большинстве данные обращения связаны с обжалованием правовых актов и действий коллегиальных органов управления и должностных лиц, нарушающих права и свободы граждан. 729 тысяч жалоб и заявлений от числа разрёшенных отклонены по причине неправомерности требований заявителей либо по ним даны разъяснения закона. Удовлетворены 212 тысяч жалоб и заявлений, по которым органами прокуратуры приняты меры к восстановлению нарушенных прав. За этот же год в суды Российской Федерации поступило 143,8 тысяч жалоб на неправомерные акты и действия органов управления и должностных лиц, ущемляющие права граждан. Удовлетворено 93,6 тысяч жалоб.

По протестам прокуроров органами управления и должностными лицами отменено около 92 тысяч названных правовых актов. Судами же признаны незаконными 1643 правовых акта, причем значительная часть из них - по заявлениям самих прокуроров.

Поскольку критерии отнесения жалоб к той или иной категории в органах прокуратуры и суда различны, сложно провести полное сопоставление данных прокурорской и судебной статистики. Однако даже приведённые здесь данные наглядно показывают, что прокуратура «переваривает» в себе огромную массу тех обращений граждан и организаций, которые при отсутствии прокурорского надзора за соблюдением законности должны были стать предметом судебных разбирательств, а значит, могли бы просто парализовать судебную систему.

Таким образом, особенности форм осуществления прокурорского надзора и надзорных полномочий позволяют прокуратуре, во-первых, по обращениям заинтересованных лиц и собственной инициативе самостоятельно устранять нарушения закона, прав и свобод граждан, интересов общества и государства во внесудебном, оперативном порядке, освобождая от данной обязанности суды, а во-вторых, следить за соблюдением законности там, где объективно невозможен судебный контроль. С другой стороны, по ряду вопросов судебный контроль за законностью носит исключительный характер, а постановления суда, вступившие в законную силу, окончательны и обязательны для всех. Такое сочетание активного по своим полномочиям прокурорского надзора и обязательного по своим окончательным решениям судебного контроля служит организационной основой для взаимодействия суда и прокуратуры, укрепления законности и правопорядка в стране.

Проведённое сравнение свидетельствует о том, что контроль, осуществляемый судебной властью, в силу объективно присущих правосудию закономерностей функционирования не может и не должен заменять собою прокурорский надзор. Каждая из этих систем занимает свою нишу в правовом государстве, основанном на принципе разделения властей, где суд является самостоятельной ветвью государственной власти, а прокуратура вместе с рядом других учреждений образует систему «сдержек и противовесов», способствуя своей деятельностью не только правильному разделению и балансу различных ветвей власти, но и их эффективному взаимодействию. В таком государстве судебный контроль за законностью должен обязательно дополняться внесудебными альтернативными механизмами обеспечения исполнения законов, соблюдения прав и свобод граждан. Тем самым гражданам и организациям предоставляется право выбора на обращение за защитой своих прав и законных интересов в суд либо иные органы государства, что полностью соответствует общепризнанным демократическим правовым стандартам»19.

«Оценивая итоги ушедшего года, следует отметить, что для большинства прокуратур главное состояло в том, чтобы проверки исполнения законов, расследование уголовных дел, участие в судах стали максимально эффективными.

За год через руки прокуроров и следователей прошло свыше 3 млн. дел и материалов. Следственным аппаратом окончено расследование около 118 тыс. уголовных дел, в том числе – 27 тыс. – об убийствах, более 7 тыс. – о коррупции и взятках. Выявлено 1 млн. 616 тыс. различных нарушений законодательства и 199 тыс. незаконных нормативных актов. В интересах общества и государства предъявлено 153 тыс. исков на миллиардные суммы. К ответственности привлечены почти 108 тыс. нарушителей закона.

На первое место нужно поставить защиту прав граждан, заботу о простых жителях городов и сёл, особенно слабо защищённых. Во многих регионах идут акции протеста, связанные с заменой льгот на денежную компенсацию. Люди перекрывают дороги, блокируют административные здания. Отчасти это происходит потому, что местные власти не хотят слушать людей, не принимают мер к исполнению положений закона. Стращают людей правоохранительными органами. Нельзя допустить, чтобы закон о замене льгот обернулся для граждан унизительным хождением по инстанциям.

Не менее важно обеспечить права граждан в жилищно-коммунальном секторе. Рынок потребительских услуг здесь формируется, не особенно сообразуясь с требованиями закона. Граждане вынуждены обращаться с жалобами на несоблюдение элементарных прав: отсутствие тепла, воды, необходимого ремонта. В некоторых регионах жителям каждый год приходится приспосабливаться к жизни, а по сути выживать.

Реагируя на такие нарушения, прокуроры внесли почти 5 тысяч представлений, трём тысячам виновным объявили предостережение, свыше тысячи их привлекли к административной ответственности. Во многих случаях прокурорское вмешательство позволило изменить положение, а людям получить тепло, воду и свет. Там, где нарушения носили уголовно наказуемый характер, расследованы уголовные дела. Их в субъектах Федерации оказалось 73.

Безусловно, не прокуратура должна ремонтировать теплотрассы, завозить топливо, контролировать работу коммунальных служб. Но через представления, иски и уголовные дела она должна заставлять должностных лиц выполнять возложенные на них обязанности. Не оглядываясь на высокое положение или социальный статус.

Основательно добавляет напряжения в обществе, нарушения, связанные с невыплатой зарплаты. Задолженность бюджетникам разных уровней, по данным Федеральной службы государственной статистики, составляет 1,3 млрд. рублей, а внебюджетных организаций в 13 раз больше. Реальная задолженность ещё выше. Далеко не все организации, особенно среднего и малого бизнеса, официально сообщают о размерах задолженности. Часто из-за боязни потерять работу люди вынуждены трудиться без соответствующего вознаграждения. Но там, где они доведены до крайности, люди устраивают пикеты, объявляют голодовки.

Надо признать, что в начале года многие прокуроры плохо следили за тем, что происходит в сфере оплаты труда. Вмешивались только тогда, когда ситуация, как говорится, припекла. Обстановка изменилась. Если за весь 2003 год расследовалось 109 дел, то в 2004 г. в десять раз больше.

В надзоре за исполнением законов главными были не только права граждан на оплату труда и пакет услуг в коммунальном секторе. В центре внимания были вопросы конституционной законности.

С 2000 года опротестовано более 14,5 тыс. незаконных правовых актов органов государственной власти субъектов Федерации и почти 163 тыс. – органов местного самоуправления. Причин, по которым пока не удаётся обеспечить единство правового пространства, множество. В определённой мере сказывается фактор интенсивного обновления федерального законодательства. Новые законы диктуют необходимость приведения региональных норм в соответствующий правовой режим. Нередко проблема упирается в то, что до сих пор не завершено разграничение компетенции между федеральным центром и субъектами Федерации. Последние на свой страх и риск принимают правовые акты, не совпадающие с федеральными законами.

Нельзя сбрасывать и амбиции региональных элит. Особенно в вопросах, связанных с регулированием финансовых потоков и материальных ресурсов. Поэтому значительное количество нарушений допускается при издании правовых актов в бюджетной и налоговой сферах, регулировании оборота алкоголя и природопользования, регламентации услуг в жилищно-коммунальном секторе, лицензирования и предпринимательства.

Вместе с тем застарелой болезнью остаётся отставание надзора от развития событий. Опротестовываются и оспариваются акты, которые вступили в противоречие с федеральным законодательством ещё несколько лет назад.

Ещё один приоритет - экологическая безопасность населения. Ежегодно прокурорами выявляется по 75-80 тыс. нарушений природоохранных законов.

Недавно прокуратура «вышла» на новую проблему: захоронение медицинских отходов. Здесь тоже нет порядка.

Особенно тревожит то, что нет порядка в обращении с радиоактивными отходами и ядерными материалами. В Мурманской области комплексы по хранению отработанного ядерного топлива построены в 60-е годы прошлого века. Они слабо «держат», морально и физически устарели. А ведь там хранится около 17 тыс. кубометров радиоактивных отходов.

Уголовная статистика, к сожалению, отражает не истинное количество совершенных преступлений, а негодную практику их регистрации. Сегодня милиция выполняет много функций. Но главная функция – это защита людей от преступных посягательств. А в сложившейся ситуации с регистрацией получается, что она объективно покрывает преступников, помогает им избежать заслуженного наказания, потому что часть преступлений вообще не регистрируется. Нет регистрации, значит нет преступления. Следовательно, нет и правосудия. А что есть? Есть издевательства над законностью и правами граждан. Есть весьма лукавые цифры. За год выявлено и поставлено на учёт преступлений, ранее известных, но не зарегистрированных, практически столько же, сколько в 2003 году. Больше всего снова в Москве и Санкт-Петербурге, Свердловской, Кемеровской, Новосибирской областях, Алтайском крае, Республике Татарстан. Счёт идёт на тысячи преступлений. Словом, милиция рубит сук, на котором сидит. А чтобы совсем не свалиться с дерева и показать хоть какие-то результаты своей деятельности, она прибегает к фальсификации многострадальной статистики.

К уголовной ответственности за преступления при регистрации заявлений и сообщений привлечено более 480 работников милиции. (Это в полтора раза больше, чем в 2001 году).

В рядах блюстителей правопорядка немало тех, кто ходит на грани преступления, либо давно её преступил. За 2001 - 2004 гг. «кривая» преступности среди работников милиции выросла в разы. Выявление этих фактов – заслуга в первую очередь Министра и службы собственной безопасности. Но до знания реального положения ещё далеко. Реальное положение очень хорошо знают и чувствуют на себе простые граждане. Это их обращения за помощью остаются без последствий. Это они видят, как стражи порядка шастают по ларькам, набивая карманы рублями да бутылками.

Что такой ситуации должны противопоставить прокуроры? Ответ очевиден, - продуманную и последовательную систему надзора. Остроту и принципиальность в реагировании на нарушения закона. Пока имеются лишь «островки» такой системы.

Никто не ориентирует на оценку только по количеству уголовных дел. Дело – это свидетельство того, что мы контролируем процесс, который ушёл в прошлое. А пора научиться работать на упреждение.

Но, тем не менее, уголовных дел должно быть ровно столько, сколько фактов должностного подлога, фальсификации материалов и других нарушений было совершено. Только так можно навести порядок.

Прокуроры стали активнее использовать процессуальные полномочия для пресечения нарушений, допускаемых органами дознания и предварительного расследования. По сравнению с прошлым годом сократилось число лиц, в отношении которых производство по делу прекращено за отсутствием состава или события преступления, а также непричастностью к совершенному преступлению. Чуть меньше стало дел, расследованных в срок свыше установленного законом. Хотя их общее число остаётся весьма значительным.

Значительным остаётся и количество нераскрытых преступлений. Оно составило 1 млн. 264 тыс. От правосудия ушли сотни тысяч преступников. Не раскрыто 5635 убийств.

Результативность уголовного преследования во многом (если не во всём) зависит от того, как организовано расследование. Особенно на первоначальном этапе. Это всем известная истина. Её можно было бы не повторять.

Иного напряжения и внимания требует надзор за следствием и дознанием в органах внутренних дел. Количество дел в МВД, оконченных следователями и дознавателями, сократилось более чем на 70 тыс. (почти 12 %). Казалось бы, меньше дел, лучше сроки и, соответственно, качество. Ничего подобного. Они практически не изменились.

Ничего не изменилось в «головном» ведомстве МВД – Следственном комитете. Там, что называется, по определению должна работать элита профессионального следствия. Комитет своей результативностью должен задавать тон всей системе следственных органов МВД. А как он его задаёт можно судить по следующим данным. В штате Следственной части Комитета 52 следователя, плюс 12 начальников. За год они сподобились направить в суд 21 дело. Из них два вернулось на дополнительное расследование. Еще пять дел прекращены за отсутствием состава преступления. Вот и вся работа.

Другое подразделение Комитета МВД – управление по расследованию налоговых преступлений имеет такие же «впечатляющие» показатели. Тринадцать следователей и три начальника в суд направили два дела. Тринадцать дел были прекращены, в том числе 10 – за отсутствием состава преступления.

В последнее время от нашего внимания тихо ушла проблема защиты прав подростков, предупреждения безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. Между тем для этого нет никаких оснований. Подростки сегодня самая беззащитная часть российского общества.

Под воздействием фактической бедности, пьянства и побоев со стороны родителей, бездушного отношения чиновников подростки часто оказываются на улице, а оттуда прямиком попадают в объятия криминальной среды. На несовершеннолетних ежегодно приходится десятая часть всех уголовных преступлений. Приведу ещё несколько цифр. По данным социальной статистики число безнадзорных детей составляет около 700 тыс., а специалисты считают, что их около 4 млн. Среди подростков, доставленных в милицию за разные правонарушения почти 20 тыс. были неграмотны, а около 200 тыс. – имели только начальное образование.

Проблемам охраны прав несовершеннолетних призваны заниматься органы внутренних дел, образования, здравоохранения, социальной защиты населения, комиссии по делам несовершеннолетних, многочисленные молодёжные и иные организации. Для этого имеется достаточно развитая нормативная база. Но, как известно, у семи нянек – дитя без глазу.

При широкой распространённости таких преступлений, как вовлечение несовершеннолетних в совершение антиобщественных действий или неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, число осуждённых по статьям 151 и 156 УК ежегодно не превышает полутора тысяч человек.

Теперь о задачах по борьбе с коррупцией»20. Коррупция превратилась в реальную угрозу национальной безопасности России. Страна всё глубже погружается в трясину коррупции, которая резко снижает эффективность экономики, пожирая то, что создано честным трудом сограждан, усиливает нищету и социальное неравенство, расширяет пропасть между обществом и властью, превращает политику в сферу дележа национального богатства, разлагает нравственные устои общества, наносит ущерб престижу страны на мировой арене.

В связи с ростом коррупции и преступности в нашей стране назрела проблема реформирования органов государственной власти и управления, в том числе и органов прокуратуры, причём решить этот вопрос необходимо в законодательном порядке. Учёные-юристы и практики предлагают свои пути решения данной проблемы. Степашин С. в своей статье «Против криминализации России»21 предлагает антикоррупционную программу, одним из направлений которой он называет «приоритетное внимание государства к правоохранительным органам и судебной власти», считая, что прокуратуру необходимо лишить функции следствия, так как «во всём мире - это структура, предъявляющая обвинения от имени государства. У нас же сохраняется здесь сталинское наследие».

«Применение уголовного закона к коррупционерам больше имитируется, чем является реальной практикой. Но подвижки «с плюсом» очевидны. И дело даже не в том, что на 21,5% выросла регистрация уголовно-наказуемого взяточничества и на 19% других преступлений против интересов государственной службы. Главное в другом… Действия органов правоохраны стали более последовательными и целенаправленными. Это абсолютно правильно. Коррупция – явление скрытое. Искать её надо как раз там, где есть нецелевое или неэффективное использование средств государства.

Власти пока проявляют поразительную толерантность, не спрашивают с должностных лиц, в сфере ответственности которых коррупция процветает. Не делают этого и некоторые прокуроры. Количество фактов преступного взяточничества, дела о которых в 2004 году направлены в суд, по регионам редко превышает два десятка.

Не менее ответственные задачи стоят перед прокурорским корпусом в сфере противодействия экстремизму и терроризму. Прошлогодние вылазки террористов в Москве, Ингушетии, Северной Осетии ещё раз показали, что преступники не останавливаются ни перед чем. Им нужно посеять обстановку страха и нестабильности в обществе.

Совершенно очевидно, что мы имеем дело с международным терроризмом. Но бандиты действуют на нашей, российской территории. Они «освоили» (если можно так выразиться) уже многие объекты. Взрывали жилые дома, электрички, самолёты. Совершали теракты в других местах массового пребывания людей. Захватывали заложников в школе, театральном центре, больницах.

Простой обыватель может расценивать теракты как трагическое стечение обстоятельств и, погоревав после каждого, продолжать жить по-прежнему. Правоохранительные органы этого себе позволить не могут. Между тем это пока случается. Мы часто наступаем на одни и те же грабли и опаздываем с реагированием на опасные угрозы.

Прокуратура, куда стекается обширная и самая разнообразная информация, должна быть наиболее точным индикатором проблем основных секторов общества. А будучи таким индикатором, действовать по нейтрализации конфликтов ещё до того, как они вызовут волнения.

Практически нет перемен к лучшему в сфере исполнения судебных решений. Создаётся впечатление, что судебные приставы в государстве живут по своим понятиям и правилам. Грубые нарушения в их деятельности прокурорами вскрываются практически повсеместно и на всех стадиях исполнительного производства. Приставы присвоили себе право, что называется «судить и миловать». Незаконно изменяют порядок и сроки исполнения документа, приостанавливают, а то и прекращают исполнительное производство. И как не работали по принудительному взысканию в бюджет налоговой задолженности и таможенных платежей, так и не работают.

За три года по постановлениям налоговых органов судебными приставами взыскано лишь 27% платежей от общей суммы, подлежащей взысканию. По актам таможенных органов надлежало взыскать 20,5 млрд. руб., а реально взыскано 1,7 млрд. Надо было найти имущество должников на 43,7 млрд. руб., а нашли чуть больше 8%. «Пачками» приходится возбуждать уголовные дела в отношении судебных приставов, которые допустили халатность, совершили мошенничество, хищения, злоупотребления по службе. Всё это приводит к совершенно очевидному выводу: службу судебных приставов следует передать в ведение системы судебной власти. Такое предложение Генеральная прокуратура и Федеральная служба безопасности внесла ещё в 2001 году. Поскольку обстановка к лучшему не меняется, было бы нелишне вернуться к его рассмотрению.

В прошлом году участие государственных обвинителей было обеспечено по всем делам публичного и частно-публичного обвинения. Почти по 900 делам обвинение поддержали руководители прокуратур. А ведь ещё полтора года назад их в суде видели крайне редко. Это принципиальная установка. Она касается прокуроров всех уровней. А с чем приходится сталкиваться? Прокуроры сторонятся громких дел. Норовят переложить обвинение на своих помощников и заместителей, нисколько не заботясь, готовы ли последние к этому профессионально и психологически.

Судами первой и апелляционной инстанций допускается немало ошибок. Но если в республиках Саха (Якутия), Татарстан, Приморском крае, Белгородской, Воронежской, Нижегородской, Саратовской, Ульяновской областях они исправляются по кассационным представлениям прокуроров в 90-98% случаев, то в Ингушской, Карачаево-Черкесской, Чеченской республиках, Республике Хакасия, Калининградской, Смоленской областях, Усть-Ордынском Бурятском и Эвенкийском автономных округах этот показатель едва дотягивает до 55-69%. А надо бы уже исправлять на все 100.

К сожалению, злободневными остаются проблемы совершенствования УПК. В том числе процедура ознакомления с материалами следствия. Внесённое в УПК правило, которое допускает разумное ограничение сроков ознакомления, коснулось только лиц, содержащихся под стражей. А что делать с теми, кому избрана иная мера пресечения? С изменениями гражданско-процессуального и арбитражно-процессуального законодательства по ряду позиций прокуратура оказалась безоружной. В результате снизился реальный уровень правовой защищённости граждан, интересов самого государства, его субъектов и муниципальных образований.

Прокуратура всегда была инструментом правового воздействия государства на преобразования в социальной и экономической сферах. С помощью прокуратуры государство обеспечивает защиту прав и свобод граждан, как своей высшей ценности. Такова логика нашего правозащитного назначения. А какая логика есть в новой инициативе Минюста?.. Министр предложил: раз в России защита в суде своих прав, особенно в гражданском судопроизводстве, доступна лишь обеспеченным слоям общества, давайте сделаем как в Финляндии. Он, видите ли, был там в командировке и узнал, что у финнов в системе Минюста есть разветвленная структура юридических бюро. Юристы из бюро оказывают государственную юридическую помощь по неограниченному кругу вопросов и дел в судах. Особенно, по трудовым, пенсионным, семейным отношениям и т.п.

Спрашивается, а кто же создал у нас такое судопроизводство, что без тугого кошелька гражданину в суд не обратиться? И зачем на финский манер создавать за счёт государства специальные структуры? Не проще ли без затрат бюджета, вернуть прокуратуре её прежнее право обращаться с заявлением в защиту прав и интересов других лиц и вступать в дело в любой стадии процесса? Мы за такой полезный консерватизм»22.

«С учётом исторических особенностей развития в России сложился своеобразный механизм обеспечения прав человека, который и по сей день в значительной мере популярен у населения. Многие из ущемлённых в правах граждан ищут защиты прежде всего на досудебной стадии, в органах прокуратуры, и в большинстве случаев там её находят. Правозащитное направление надзора стало для прокуратуры приоритетным. Сейчас прокуратура - едва ли не единственный государственный орган, осуществляющий бесплатное правовое обеспечение населения. Не случайно число лиц, обращающихся в прокуратуру за защитой своих прав, неуклонно возрастает.

Вместе с тем анализ статистических и иных данных свидетельствует, что страна с трудом преодолевает многолетнюю полосу правового нигилизма. Несомненное обретение последних лет в правовой сфере - позитивные тенденции, связанные с укреплением федеральных отношений, активизацией деятельности государственных структур по охране правопорядка, совершенствованием законодательной базы реформируемого общества. Однако эти процессы ещё не стали необратимыми. Государству и российскому обществу не удалось в полной мере преодолеть последствия экономического, социально-политического и духовно-нравственного кризиса, поразившего страну на начальном этапе радикальных преобразований.

Важное значение в правозащитной деятельности прокурора придаётся его участию в рассмотрении дел судами. Президент России В.В. Путин справедливо отметил, что «судебная реформа не может быть эффективной без активного участия прокуратуры в судебном процессе»23. Одним из весомых аргументов в пользу этого утверждения является огромное количество обращений граждан, поступающих ежегодно в органы прокуратуры, за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав.

Необходимость повышения качества судебных решений обусловливает целесообразность обеспечения большего взаимодействия между судами и прокуратурой, в том числе по обязательствам, вытекающим из положений Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Главной целью при этом является создание подлинных гарантий для обеспечения законности и правопорядка, а также осуществление эффективной защиты прав и свобод человека и формирующегося гражданского общества.

Выступая как единая федеральная централизованная система органов, осуществляющих надзор за соблюдением и исполнением законов, прокуратура проводит в жизнь воплощенный в законах курс по переустройству общества, выводу страны из кризиса. При этом она способствует взаимодействию законодательной, исполнительной, судебной властей, их согласованному функционированию как единой государственной власти, заинтересованной в неукоснительном соблюдении законов.

Недооценка роли прокуроров в защите конституционных прав граждан является одной из причин противодействия активному участию прокуроров в рассмотрении соответствующих дел. Авторы, выступающие за ограничение правозащитной деятельности прокуратуры, обосновывают свои предложения следующими соображениями: защитой прав и свобод человека и гражданина должны заниматься суды, роль которых в жизни нашего общества всё более возрастает.

Несомненно, суды играют и должны играть в этом решающую роль. Однако следует отдавать себе отчёт в том, что суд не единственное средство такой защиты. Эту задачу решают различные органы и должностные лица. Примечательно, что число обращений в органы прокуратуры, как и раньше, ежегодно превышает в несколько раз число заявлений о защите прав и свобод, направляемых в суд. Такое положение объясняется в немалой степени усложнённым порядком и длительностью сроков рассмотрения дел в судах, а также неисполнением во многих случаях судебных решений. Для многих сотен тысяч и даже миллионов граждан судебное разбирательство просто недоступно из-за значительной дороговизны. Таким образом, сегодня прокуратура просто-напросто исправляет некоторые изъяны судебной формы защиты в ходе своей внесудебной деятельности.

Совершенно не правы те, кто считает, что правозащитная деятельность прокуратуры «подменяет право граждан на судью». В демократическом обществе должна быть «многоканальная» система охраны и защиты прав человека. Обращение в суд нельзя признать единственной формой защиты прав и свобод человека и гражданина. Это осознали и во многих европейских странах, где существуют параллельные институты по обеспечению законности и защите прав человека. Отказ от «общего» надзора со стороны прокуратуры в условиях становления новой российской судебной системы (которое завершится не сегодня и не завтра) был бы недальновидным шагом. Скорее уж надо ставить вопрос об упрочении данной функции как одной из форм защиты прав человека и гражданина. Ведь человек может даже не обратиться за защитой своих прав сам, но прокурорские проверки выявят нарушения, и справедливость будет восстановлена.

Нельзя признать обоснованной и попытку ограничить правозащитную деятельность прокуратуры в силу того, что, как отмечают ряд авторов, защита прав граждан в настоящее время возложена на Уполномоченного по правам человека, который и должен заниматься этой проблемой. При этом напрочь забывается, что Уполномоченный по правам человека не имеет соответствующего аппарата и структур на местах и просто физически не в состоянии решить эту задачу.

Накопленный опыт свидетельствует, что решить многообразные задачи органы российской прокуратуры будут способны, только проведя последовательную работу с кадрами и опираясь на достижения науки.

Почему же не умолкают голоса, требующие упразднения основной базовой функции прокуратуры – «общего» надзора24? Обращая свой взор на Запад, наши оппоненты не желают учитывать специфику ситуации в России.

Стратегические просчёты стартового этапа радикальных реформ очевидны. Они привели к демонтажу системы социальной профилактики правонарушений и к разрушению правовой основы государства, законности, к замене её иллюзорными надеждами на саморегулирующие возможности рынка в укреплении правопорядка. В странах, на опыт которых обычно ссылаются, уже давно создано гражданское общество, сформированы его саморегуляторы, утвердились традиции уважения к закону. Правовой культурой там проникнуты все структуры государственного социального организма. Именно этим объективно обусловлено сужение государственного контроля и надзора.

В России, как известно, ситуация иная. В решении вопросов государственного строительства надо исходить именно из нашей ситуации. В этой связи удивляют постоянные ссылки на так называемые западные стандарты. Ведь известно же, что единых стандартов организации деятельности прокуратуры не существует ни в Европе, ни в мире. Есть лишь разные национальные модели правосудия и прокуратуры. И никому эта разность не мешает.

Если борьбой с преступностью занимается ряд других правоохранительных органов, то надзор за исполнением законов в настоящее время может осуществлять лишь прокуратура. Однако отсутствие чёткого конституционного определения статуса, регламентации функций и полномочий прокуратуры создаёт предпосылки к затянувшимся дискуссиям о её роли и месте в системе органов государственной власти. Это существенно снижает эффективность деятельности прокуратуры, что нельзя признать терпимым, учитывая состояние законности и правопорядка и распространённый в стране, не исключая властные структуры, правовой нигилизм25.

Несмотря на такое положение, российская прокуратура не является застывшим механизмом. За последнее десятилетие она существенно реформирована.

Изменены приоритеты прокурорского надзора. Во главу всей прокурорской деятельности поставлены интересы защиты прав и свобод человека и гражданина. Этому впервые за всю историю прокуратуры посвящена специальная глава ФЗ о прокуратуре. Тотальный характер прежнего «общего» надзора, включая контроль правового поведения граждан, трансформирован в прокурорское вмешательство на основании поступившей информации о нарушении закона.

Законодательно установлено, что органы прокуратуры не подменяют иные государственные органы и не вмешиваются в оперативно-хозяйственную деятельность организаций.

Отменена такая форма прокурорского реагирования на нарушения законов, как предписание об их устранении, нередко являвшаяся орудием такого вмешательства.

Упразднено право прокурора приостанавливать действие опротестованного правового акта.

Осуществляется переориентация надзорной деятельности на завершение каждой прокурорской проверки, выявившей нарушения законов, процессуальным решением.

Установлено, что действия и решения прокурора могут быть обжалованы в суд. Под контроль суда поставлены многие властные полномочия в сфере надзора за законностью дознания, следствия и оперативно-розыскной деятельности.

Функция надзора за законностью рассмотрения уголовных дел судами заменена участием в судебном процессе в качестве одной из сторон.

Прокуроры наделены полномочиями по осуществлению надзора за соблюдением Конституции РФ.

В связи с многочисленными фактами противоправных действий, допускаемых судебными приставами, установлено дополнительное полномочие по надзору за законностью их деятельности.

Продолжается интенсивная работа по совершенствованию деятельности органов прокуратуры путём проведения организационно-штатных мероприятий. В прокуратуре, первой из государственных институтов, образованы структуры в федеральных округах, что сделало возможной резкую активизацию работы по формированию единого общероссийского правового пространства.

В последнее время реализованы меры по усилению роли и ответственности среднего звена системы - прокуратур субъектов Российской Федерации. В этих целях в подчинение прокуроров субъектов переданы система транспортных прокуратур и надзор за исполнением законов таможенными органами. Оптимизация структур этих специализированных прокуратур позволила включить их деятельность в общее направление работы по укреплению законности на соответствующей территории.

Изменена организация прокурорского надзора на особо режимных объектах оборонной промышленности и реформирована деятельность прокуратур войсковых частей, которые переданы в непосредственное подчинение прокуроров субъектов Российской Федерации, что обеспечивает единый подход к организации надзора за исполнением законов в целом на территории субъектов без каких-либо изъятий. Проводимые мероприятия позволили улучшить его организацию, высвободить значительное число работников, нередко дублирующих работу соответствующих структур прокуратур субъектов Российской Федерации.

Усилению борьбы с наиболее опасными преступлениями, повышению оперативности и результативности прокурорского надзора способствовали меры централизации оперативно-следственных подразделений в рамках созданных подразделений - отделов Генеральной прокуратуры в федеральных округах.

Работа по дальнейшему совершенствованию организационных начал в деятельности прокуратуры не исчерпывается упомянутыми мерами, она охватывает и другие направления в целях обеспечения соблюдения Конституции и исполнения законов, действующих на территории Российской Федерации.

Ежегодно Генеральный прокурор представляет Президенту и палатам Федерального Собрания доклад о состоянии законности и правопорядка в Российской Федерации и, что особенно важно, - о проделанной работе по их укреплению. Этот доклад содержит не только информацию о конкретных мероприятиях, осуществленных прокуратурой за истёкший год, но и высвечивает стратегию прокурорского надзора в целом и на отдельных направлениях работы по укреплению законности и правопорядка, защите прав и свобод человека и гражданина, ставит вопросы, требующие решения на государственном уровне. Систематически на заседаниях палат Федерального Собрания заслушиваются отчеты Генерального прокурора РФ и его заместителей о состоянии законности и правопорядка в стране. Все это в совокупности обеспечивает государственно-правовой контроль деятельности прокуратуры.

Проблема роли и места прокуратуры в государственно-правовом механизме неоднократно рассматривалась законодателем. При этом попытки реформирования её за счет упразднения или сокращения основных её функций и полномочий каждый раз твёрдо отвергались. Более того, четыре года назад сфера их реализации была значительно расширена. Такая позиция законодателя основывается на недопустимости ослабления механизма государственно-правовой защиты населения страны, интересов общества и государства в условиях, когда не решены многие проблемы, связанные с недостаточным обеспечением единого правового поля, низким уровнем законности и правопорядка, коррупцией должностных лиц, нарушениями законности в деятельности правоохранительных органов.

При оценке правозащитной деятельности органов прокуратуры следует учитывать то, что как один из элементов государственного механизма прокуратура не может быть признаком ни демократичности, ни авторитарности государства и его конституционной системы. Дело в другом - прокуратуру нельзя отрывать от условий, в которых она осуществляет свою деятельность, от того, как власть относится к праву и законности.

Возложение на прокуратуру надзора за соблюдением Конституции РФ усиливает её правозащитную функцию, создаёт, с одной стороны, реальные гарантии прав и свобод граждан, с другой - обеспечивает возможность воздействия на неправомерные действия органов власти и должностных лиц.

На современном этапе становления российской государственности, формирования новых явлений социально-правовой жизни, обусловленных курсом на демократизацию общества и всех государственных институтов, приоритетным направлением реформирования и развития прокуратуры является её открытость и подконтрольность гражданскому обществу, прозрачность её политики и практических действий. Общественный контроль за деятельностью прокуратуры обогащает прокурорский надзор. Осуществляемый гласно, под контролем общества, он теряет свой архаичный признак келейности (ненужной закрытости) и чрезмерной корпоративности, становится более эффективным, востребованным и воспринимаемым населением.

Вступление России в Совет Европы, признание ею юрисдикции Европейского Суда по правам человека, ратификация ряда конвенций и договоров требуют от неё неукоснительного соблюдения положений Конституции РФ, определившей, что общепризнанные принципы и нормы международного права и вступившие в установленном порядке в силу международные договоры Российской Федерации являются составной частью правовой системы государства. Приоритетное значение международных договоров и их прямое действие налагают на органы прокуратуры обязанности как по надзору за их соблюдением, так и по осуществлению взаимодействия с компетентными органами сотрудничающих стран по их точному и неуклонному исполнению.

Не вызывает сомнения, что прокуратура Российской Федерации подлежит реформированию, но оно должно протекать в общем русле государственно-правовой реформы. При этом «реформа во имя самих реформ» недопустима. Она должна определяться условиями переживаемого страной периода с учётом реально сложившейся ситуации в сфере обеспечения законности, защиты прав и свобод граждан, интересов российского общества, государства. Для достижения этих целей предстоит решить задачи совершенствования организации деятельности прокуратуры, создания современной полноценной правовой базы функционирования её системы, максимального использования положительно зарекомендовавших себя на практике форм, методов и стиля прокурорской деятельности, обеспечения внедрения научных рекомендаций и приемлемого в российских условиях зарубежного опыта, улучшения работы с кадрами, повышения уровня их профессионализма, исполнительской дисциплины и внедрения элементов научной организации труда, укрепления делового взаимодействия с судами, правоохранительными органами, налаживания на новой основе взаимодействия с населением и институтами гражданского общества, расширения и углубления взаимовыгодных международных связей, доведения до нормативного уровня финансового и материально-технического обеспечения, правовой и социальной защиты работников органов и учреждений прокуратуры.

Таким образом, исходя из реалий современного периода, необходимо ставить вопрос не об ослаблении правозащитного потенциала прокуратуры, а о наиболее эффективном его использовании в целях защиты прав и свобод человека и гражданина.

Эта задача должна решаться путем наиболее полной реализации правовых норм ФЗ о прокуратуре, определяющих компетенцию прокуроров по защите прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства по всем направлениям прокурорского надзора.

В то же время в целях наиболее эффективного исполнения органами прокуратуры правозащитной деятельности необходимо совершенствовать федеральное законодательство, регулирующее деятельность прокуратуры Российской Федерации в соответствии с положениями Конституции РФ, Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. При этом основное внимание следует уделять не вопросам приведения структуры и полномочий российской прокуратуры в соответствие со «стандартами» европейских стран, а вопросам функционального накопления её деятельности в целях всемерного и эффективного выполнения требований Совета Европы по защите прав человека и гражданина.

Органам прокуратуры Российской Федерации, используя надзорные полномочия, следует решительно противостоять правонарушениям в сфере конституционной законности, содействовать экономическим преобразованиям, эффективнее использовать её правозащитный потенциал.

Координируя деятельность правоохранительных органов по борьбе с преступностью, нужно сконцентрировать их усилия на дальнейшей борьбе с терроризмом, экстремизмом, коррупцией, иными формами организованной преступности, любыми посягательствами на основы конституционного строя, на профилактике этих и других правонарушений.

Естественно, что основным фактором роста авторитета является повышение эффективности и качества деятельности прокуратуры по борьбе с преступностью, обеспечению законности и правопорядка в стране.

В целях укрепления общественного доверия к органам прокуратуры Российской Федерации следует добиваться большей открытости её для нашего общества, прозрачности стратегии и практических действий по борьбе с преступностью и нарушениями законности. В этих целях необходимо выработать долговременную информационную политику, предусматривающую расширение связи всех звеньев прокуратуры Российской Федерации с институтами гражданского общества и средствами массовой информации. Целесообразно, в частности, восстановить систему правовой пропаганды для улучшения правового воспитания населения и правовой культуры общества, публиковать в официальных изданиях ежегодные доклады о деятельности прокуратуры Российской Федерации, сообщения о приоритетных направлениях этой деятельности, планов работы (в несекретной их части) и итогов их выполнения для публичного контроля, акты прокурорского реагирования, имеющие особую общественную ценность.

Иначе говоря, при неослабном внимании к другим направлениям деятельности прокуратуры, её приоритетом в современных условиях должна стать реализация правозащитного потенциала по всем направлениям и отраслям прокурорской деятельности.

Реформирование прокуратуры не принесёт ущерба для государства и общества лишь в том случае, если оно будет проводиться по мере стабилизации правопорядка и становления правового государства, повышения правовой культуры и усиления саморегулирующих начал в жизни общества, формирования полноценных институтов правового государства, совершенствования судебной системы мировых судов, создания административной, ювенальной и других форм специализированной юстиции, развития института уполномоченных по правам человека»26.






страница1/4
Дата конвертации09.08.2013
Размер1,17 Mb.
ТипДиплом
  1   2   3   4
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы