Учебно-методический комплекс по дисциплине «история политических и правовых учений» (для студентов дневного отделения) icon

Учебно-методический комплекс по дисциплине «история политических и правовых учений» (для студентов дневного отделения)



Смотрите также:
1   2   3   4   5   6   7

^ Томас Мор (1478-1535) – английский юрист, гума­нист, политический деятель и писатель.

Логическое основание политико-правового учения.

Находился под влиянием гуманистических идей эпохи Возрождения, воспринял критическое отношение Платона к частной собственности; придерживался идей ранних хри­стиан о всеобщем обязательном труде.

Основная работа: «Золотая книга, столь же полезная, как забавная, о наилучшем устройстве государства и о но­вом его острове Утопии» (всемирно известная как «Уто­пия») (1516).


Утопия – термин, предложенный Мором. Игра греческих слов в латинской транскрипции допускает два перевода: «несуществующая страна» или «благословенная страна».


Содержание политико-правового учения. В книге «Утопия» Т. Мор описал идеальное государство как теоретическую альтернативу существующему английскому (ев­ропейскому) государству. Описание этого государства дается словами одного из путешественников – Рафаэля Гитлодея, который побывал на острове Утопия, располо­женном где-то в Новом Свете. Гитлодей – участник диало­га с Мором.


Томас Мор использует в своей книге форму диалога, под­ражая Платону.


В Англии в это время шел процесс «огораживания зе­мель»: крестьян сгоняли с земель, на которых они долгое время жили, а на их месте создавали пастбища для овец. Этот процесс привел к массовому бродяжничеству и свя­занному с ним росту преступности. Мор оценил эту ситуа­цию таким образом: «овцы... пожирают даже людей, опус­тошают и разоряют поля, дома, города».

В уголовном законодательстве Англии была установле­на одна и та же санкция за совершение как кражи, так и убийства, – смертная казнь. Будучи гуманистом, Мор при­знал такое уголовное законодательство несправедливым, считая, что: «карать смертью за простую кражу – чрезмер­ное наказание»; «нисколько не справедливо за отнятые деньги отнимать у человека жизнь. Ибо ничто из того, что есть в мире, не может сравниться с человеческой жизнью».

Мор высказал тезис о социальной детерминированности преступности, согласно которому совершение некоторых преступлений может быть обусловлено не только индиви­дуальными особенностями преступников, но и несправед­ливым устройством общества: «Ни одно наказание не яв­ляется столь сильным, чтобы удержать от разбоев тех, у кого нет никакого иного способа, чтобы сыскать себе про­питание».

Английское государство и другие известные Мору госу­дарства оцениваются им отрицательно. Сущность всех этих государств одна: «заговор богатых, под предлогом и под именем государства думающих о своих выгодах».

Законы этих государств представляют собой ухищре­ния, позволяющие богатым использовать труд бедных лю­дей для все большего своего обогащения: «Эти затеи стали уже законом как только богатые от имени государства, а значит и от имени бедных, постановили однажды, что их нужно соблюдать».

^ Идеальное государство Мора построено на принципах, прямо противоположных принципам всех существующих европейских государств.

Это принципы:

  • коллективной собственности;

  • всеобщей обязательности труда;

  • аскетического образа жизни;

  • централизованного распределения произведенной продукции.

Если в европейских государствах принцип коллективной собственности не действовал, то в идеальном государстве он действует: «распределять все поровну и по справедливо­сти, а также счастливо управлять делами человеческими невозможно иначе, как вовсе уничтожив частную собствен­ность. Если же она останется, то у наибольшей и самой лучшей части людей навсегда останется страх, а также не­избежное бремя нищеты и забот».

Если в европейских государствах принцип всеобщей обя­зательности труда не действовал, и было много праздных сословий (монахи, воины, священники, женщины и др.), то в идеальном государстве все работают, поэтому каждому достаточно работать не более шести часов.

Если в европейских государствах принцип аскетического образа жизни не являлся универсальным, то жителям иде­ального государства – утопийцам присущи минимальные потребности и совсем не свойственно стремление к роско­ши. Утопийцы носят одинаковую одежду и пренебрежи­тельно относятся к изделиям из золота. Из золота они де­лают сосуды для нечистот и цепи для рабов.


Статус раба – это временный статус, который имеют лица, совершившие преступление и в качестве наказания выполняющие тяжелые работы.


^ Согласно принципу централизованного распределения произведенной продукции все, что произведено утопийцами, накапливается на складах, расположенных в центре каждо­го города. Распределение осуществляется централизован­но, с учетом потребностей той или иной семьи. Какая бы то ни было денежная система расчетов отсутствует.

Идеальное государство представляет собой государ­ство со смешанной формой правления. Идея смешанной формы правления была высказана еще Полибием и Цице­роном.

Государственное устройство Утопии – федерация 54 городов.


По подсчетам исследователей, в Англии XVI в. тоже было 54 города.


Высший орган – утопийский сенат из 162 человек: по три старца от каждого города. Утопийский сенат обсуждает общие дела острова: перераспределение продуктов, рабо­чей силы и др.

В каждом городе 6000 патриархальных семей. Каждые 30 семей избирают на один год филарха; в каждом городе 200 филархов, которые следят за тем, чтобы все работали. Есть также протофилархи, которые избираются из числа ученых. Один протофиларх приходится на 300 семей. Во главе каждого города стоит князь, который избирается филархами города из кандидатов, предложенных народом. Должность князя – несменяема, если он не становится ти­раном.

Князь и протофилархи входят в сенат города. В каждом городе проводятся народные собрания, на которых реша­ются важные дела города.

В идеальном государстве законов мало, поскольку нет частной собственности и споров, связанных с ней. Законы понятны всем: «...у утопийцев законоведом является вся­кий. Ведь... у них законов мало, и, кроме того, они призна­ют всякий закон тем более справедливым, чем проще его толкование»; «...утопийцы считают в высшей степени не­справедливым связывать каких-нибудь людей такими за­конами, численность которых превосходит возможность их прочтения...».

* * *

Работа Томаса Мора «Утопия» оказала большое влия­ние на последующее развитие социалистической полити­ко-правовой идеологии. Вторая часть книги Томаса Мора «Утопия» может быть рассмотрена как мыслительный экс­перимент по созданию справедливого государственного строя в интересах трудящегося большинства.

«Утопия» стимулировала появление проектов ради­кального изменения общества. В XVI в. в Новой Испании (современная Мексика) одним из последователей идей То­маса Мора была предпринята попытка учредить среди ко­ренного населения порядки утопийцев.


Лекция 5.

Политическое и правовое учение

в Западной Европе XVII-XVIII вв. (4 часа)


План

  1. Политическое учение Т. Гоббса.

  2. Учение Джона Локка о праве и государстве.

  3. Политико-правовое учение Ш.Л. Монтескье.

  4. Политико-правовое учение Ж.-ж. Руссо.


XVII век в Западной Европе – это время ранних буржу­азных революций. Первой страной, где произошла револю­ция, стала Голландия. В результате национально-освободи­тельной борьбы Голландия освободилась от ига феодальной Испании, которое тормозило развитие капитализма. Вторая революция произошла в Англии («Великий мятеж» 1640-1649 гг. и «Славная революция» 1688-1689 гг.)

XVII век – это время становления юридического (есте­ственно-правового) мировоззрения. Основные компоненты нового мировоззрения – это понятия естественного права, естественных законов, естественных и неотчуждаемых прав человека, понятие договора. При помощи этих поня­тий рациональным образом, т.е. без ссылки на божествен­ное, право, многие философы обосновывали права и обя­занности индивидов, и пределы власти государства по отношению к индивидам.

XVII век – это век Г. Гроция, Т. Гоббса, Дж. Локка, Б. Спинозы – наиболее ярких представителей рационали­стической школы естественного права.


1. Политическое учение Томаса Гоббса


Гоббс Томас (1588-1679) – английский политический мыслитель, теоретик «сильного» государства.

Современники: Рене Декарт (1596-1650) – француз­ский философ (картезианство), математик (декартова сис­тема координат), физик (вихри Декарта), физиолог (ввел представление о рефлексе – дуга Декарта).

Логическое основание политико-правового учения. Т. Гоббс – материалист. Он считал, что человек – это тело в мире тел: «Человек ведь является не только физическим телом; он представляет собой также часть государства, иными словами, часть политического тела. И по этой при­чине его следует рассматривать равным образом как чело­века и как гражданина».

Основные работы: «О гражданине» (1642); «Левиа­фан, или материя, форма и власть государства церковного и гражданского» (1651). Эти сочинения были внесены в «Индекс запрещенных книг».

Содержание политико-правового учения. Концепция договорного происхождения государства.

Гоббс различает догосударственное, т.е. естественное, состояние (status naturalis) и государственное, т.е. граж­данское, состояние (status civilis).

В естественном состоянии человек действует как физи­ческое тело и руководствуется естественным правом (jus naturale). Естественное право – это «свобода всякого чело­века использовать свои собственные силы по своему ус­мотрению для сохранения своей собственной природы, т.е. собственной жизни, и, следовательно, свобода делать все то, что по его собственному суждению и разумению явля­ется наиболее подходящим для этого средством».

Естественное состояние – это состояние войны всех против всех (bellum omnium contra omnes); состояние по­стоянного страха за свою жизнь.

Однако людям присущ естественный разум, который им предписывает следовать естественным законам (leges naturalis) – неизменным и вечным. Естественный закон (lex naturalis) – «найденное разумом общее правило, со­гласно которому человеку запрещается делать то, что па­губно для его жизни или что лишает его средств к ее сохра­нению, и упускать то, что он считает наилучшим средством для сохранения жизни».

Гоббс различает три фундаментальных естественных закона.

  1. Закон как цель: «следует искать мира и следовать ему».

  2. Закон как средство: «в случае согласия на то других людей должно согласиться отказаться от права на все вещи в той мере, в какой это необходимо в интересах мира и са­мозащиты, и довольствоваться такой степенью свободы по отношению к другим людям, какую он допустил бы у дру­гих людей по отношению к себе». Отказаться от права на все вещи означает для Гоббса «упразднить общность иму­щества» и установить право собственности, отсутствие ко­торого в естественном состоянии – причина «войны всех против всех».

3. Закон как долг: «люди должны выполнять заключен­ные ими соглашения, без чего соглашения не имеют ника­кого значения» (pacta sunt servanda).

Все естественные законы, в понимании Гоббса, это мо­ральные законы, они «всегда и везде обязывают людей пе­ред внутренним судом, или судом совести». Чтобы эти законы выполнялись всеми, а не только моральными лич­ностями, необходима общая для людей власть. Чтобы уста­новить эту общую для всех власть необходимо, чтобы «люди назначили одного человека или собрание людей, ко­торые явились бы представителями их лица». Каждый до­веряет носителю общей власти делать все, чтобы обеспе­чить общий мир и безопасность, и каждый подчиняется носителю этой власти: «Это больше, чем согласие или еди­нодушие. Это реальное единство, воплощенное в одном лице посредством соглашения, заключенного каждым че­ловеком с каждым другим...». «Если это свершилось, то множество людей, объединенных таким образом в одном лице, называется государством, по-латыни civitas. Таково рождение Левиафана... того смертного бога, которому мы под владычеством бессмертного бога обязаны своим миром и своей защитой».

^ Отрицание права индивидов на сопротивление государ­ству. Индивиды заключили договор друг с другом о подчи­нении суверену, а не отдельные договоры с ним, поэтому по отношению к конкретному индивиду суверен не может нарушить договор. Все, что бы суверен «ни делал, не может быть неправомерным актом по отношению к кому-либо из своих подданных и он не должен кем-либо из последних обвинен в несправедливости». Следовательно, ни один су­верен «не может быть по праву казнен или как-нибудь ина­че наказан кем-либо из своих подданных».

Государство представляется Гоббсу меньшим злом для людей, чем его отсутствие: «Положение человека никогда не может быть без того или другого неудобства и что вели­чайшее стеснение, которое может иногда испытывать на­род при той или иной форме правления, едва чувствитель­но по сравнению с теми бедствиями и ужасающими несчастьями, которые являются спутниками гражданской войны, или с тем разнузданным состоянием безвластия, когда люди не подчиняются законам и не признают над со­бой никакой принудительной власти, удерживающих их от грабежей и актов мести... если сохранить такое всеобщее право сопротивления, то будет уже не государство, но бес­порядочная толпа, как у циклопов».

^ Классификация форм правления государства. Критерием классификации служит принадлежность суверенитета и пригодность формы правления для обеспечения безопас­ности людей.

Гоббс выделяет три формы правления государства:

  • монархию;

  • аристократию;

  • демократию.

Монархия – такая форма правления государства, при которой общие интересы совпадают больше всего с частны­ми интересами: «Богатство, сила и слава монарха обуслов­лены богатством, силой и славой его подданных».

Аристократия – такая форма правления государства, при которой «верховная власть принадлежит собранию лишь части граждан».

Демократия – такая форма правления государства, при которой верховная власть принадлежит собранию всех.

Гоббс критиковал монархию, потому что по наследству верховная власть может достаться несовершеннолетнему или тому, кто не может различать добро и зло. Но демокра­тия также вызывала его критику, так как в отношении ре­шения вопросов о войне и мира и в отношении составления законов она оказывается в «таком же положении, как если бы верховная власть находилась в руках малолетнего».

^ Образ государства. Государство представляется Гоббсу Левиафаном. Левиафан – это морское чудовище, о кото­ром сообщается в Библии. Тело Левиафана покрыто че­шуйками, каждая из которых символизирует гражданина государства, а в руках – символы государственной власти: «Ибо искусством создан тот великий Левиафан, который называется государством (по латыни civitas) и который яв­ляется лишь искусственным человеком, хотя и более круп­ным по размерам и более сильным, чем естественный чело­век, для охраны и защиты которого он был создан».

Гоббс проводит аналогии между государством как ис­кусственным человеком и человеком как таковым: верхов­ная власть – душа; магистраты – суставы; награда и нака­зание – нервы; благосостояние и богатство частных лиц – это сила; безопасность народа – занятие; справедливость и законы – искусственный разум и воля; гражданский мир – здоровье; смута – болезнь; гражданская война – смерть.


* * *

Б.Н. Чичерин назвал Гоббса геометром, настолько мате­матически образными были его выводы. Гоббс отправляется не от действительной истории, а исходит из гипотети­ческого естественного состояния. Идеи Гоббса были вос­приняты основателем школы юридического позитивизма Джоном Остином.


^ Словарь

«Bellum omnium contra omnes» – «Война всех против всех»

«Cogito ergo sum» – «Я мыслю, следовательно, я суще­ствую» (Декарт)

«Pacta sunt servanda» – «Договоры должны соблюдаться»


2. Учение Джона Локка о праве и государстве


Локк Джон (1632-1704) – английский мыслитель, пер­вый радикальный критик абсолютной монархии, теоретик неотчуждаемых прав человека, разделения властей и за­конности.

Логическое основание политико-правового учения. Основатель эмпиризма в теории познания; представитель естественной школы права.

Основные работы: «Опыты о законах природы» (1662-1664); «О медицинском искусстве» (1669); «Два трактата о правлении» (1690).

Содержание политико-правового учения. Дж. Локк был сторонником концепции неотчуждаемых прав человека. Он признает существование естественного, т.е. догосударственного, состояния. В этом состоянии существуют равен­ство индивидов в обладании правом на жизнь, свободу, собственность.

Жизнь, свобода и собственность – вот триада есте­ственных и неотчуждаемых прав человека по Локку.

^ Критика абсолютной монархии. Абсолютная монар­хия, считал Локк, несовместима с гражданским обще­ством и не может быть вообще формой гражданского правления. «Цель гражданского общества состоит в том, чтобы избегать и возмещать те неудобства естественного состояния, которые неизбежно возникают из того, что каждый человек является судьей в своем собственном деле».

^ Концепция договорного происхождения государства. Го­сударство создается для преодоления недостатков есте­ственного состояния путем заключения общественного до­говора: «Люди вступают в соглашение с другими людьми об объединении в сообщество для того, чтобы удобно, мир­но совместно жить, спокойно пользуясь своей собственнос­тью и находясь в большей безопасности, чем кто-либо не являющийся членом общества».

Заключение общественного договора позволяет преодо­леть недостатки государственного состояния, при котором:

  1. «нет установленного, определенного, известного за­кона, который был бы признан и допущен по общему со­гласию в качестве нормы справедливости и несправедливо­сти»;

  2. «нет знающего и беспристрастного судьи»;

  3. «недостает часто силы, которая могла бы подкрепить и поддержать справедливый приговор и привести его в ис­полнение».

Эти недостатки лишают индивидов возможности обес­печить свою частную собственность – одно из фундамен­тальных для Локка естественных прав человека: «Великой и главной целью объединения людей в государства и пере­дачи ими себя под власть правительства является сохране­ние их собственности».

^ Концепция ограничения государственной власти. Для обеспечения триады естественных и неотчуждаемых прав человека необходимо следующее.

1. Ограничить объем законодательной власти. Законо­дательная власть:

  • не может быть «абсолютно деспотической в отноше­нии жизни и достояния народа»;

  • «не может лишить какого-либо человека какой-либо части его собственности без его согласия»;

  • «законодательная власть представляет собой лишь доверенную власть»;

  • «законодательный орган не может передать право из­давать законы в чьи-либо другие руки. Ведь это право, до­веренное народом...».

2. Разделить государственную власть: «Законодатель­ную и исполнительную власть часто надо разделять».

Локк выделяет три власти:

  1. законодательную;

  2. исполнительную;

  3. федеративную.

Законодательная власть действует непродолжительное время. Исполнительная и федеративная власти действуют непрерывно, так как требуется постоянное исполнение за­конов. Федеративная власть – это исполнительная власть, которая решает вопросы внешней политики.

У Дж. Локка разделение властей – это соподчинение властей. Законодательная власть является верховной по отношению ко всем другим видам власти.

^ Право народа на сопротивление законодательной влас­ти. Суверенитет принадлежит народу, который сохраняет за собой право на восстание: «Сообщество постоянно со­храняет верховную власть для спасения себя от покуше­ний... кого угодно, даже своих законодателей, в тех случаях, когда они окажутся настолько глупыми или настолько зло­намеренными, чтобы создавать и осуществлять заговоры против свободы и собственности подданного».

^ Концепция законности у Локка состоит из двух частей.

1. Соотношение закона и свободы. Свобода – это жизнь в соответствии с законом: постоянным; общим для каждого в обществе; установленным законодательной властью, со­зданной в обществе. И наконец, свобода – это возможность следовать своему собственному желанию во всех случаях, когда это не запрещает закон.

2. Равенство всех перед законом: «Преступать пределы власти не имеет права ни высокопоставленное, ни низшее должностное лицо; это в равной степени непростительно как королю, так и констеблю».


* * *

Концепция неотчуждаемых естественных прав челове­ка, разработанная Джоном Локком, была воспринята Тома­сом Джефферсоном, подготовившим проект Декларации независимости США (1776) и использовавшим локков-скую триаду естественных прав человека (жизнь, свобода, собственность), но несколько в другой редакции (жизнь, свобода, стремление к счастью).

В дальнейшем теория разделения властей Локка была развита Ш. Л. Монтескье.


В XVIII веке во Франции интенсивно формируется гражданское общество, важнейшим институтом которого становится общественное мнение. Возникла «критическая масса» образованных людей, которые стали подвергать суду разума и справедливости истины, доставшиеся им в наследство от прошлого. Абсолютная монархия, религиоз­ный фанатизм рассматриваются уже как анахронизмы ис­тории. Наступил век Просвещения.

Франция до Великой революции представляла собой сословное общество: на 25 млн. человек 400 тыс. приходи­лось на дворянство, 130 тыс. – на духовенство, остальные составляли так называемое третье сословие. Первые два сословия были привилегированными и не платили налогов (податей), а третье сословие было бесправным, податным.

В это время во Франции формируются два течения по­литико-правовой мысли:

  • просветители (Вольтер, Монтескье, Руссо), их идеал – царство разума (установление буржуазного правопорядка), который позволил бы обеспечить свободу индивидам бла­годаря законам, которые должны быть всеобщими. Праву сословному как сословной привилегии на смену должно было прийти формальное равенство всех перед законом. Французские просветители критиковали абсолютную мо­нархию, противопоставляя ей либо конституционную мо­нархию с разделением властей (Вольтер, Монтескье), либо демократическую республику (Руссо);

  • представители коммунистической политико-правовой мысли (Мелье, Морелли и Бабёф). Для них идеалом был коммунизм – строй, который соответствует «природе че­ловека» и основан на принципах всеобщей обязательности труда и общественной собственности.


3. Политико-правовое учение Шарля Луи Монтескье


Шарль Луи де Монтескье (настоящее имя Шарль Луи де Секонда) (1689-1755) – французский правовед и поли­тический философ.


Логическое основание политико-правового учения. Мировоззрение Монтескье сформировалось под воздей­ствием работ французского ученого Ж. Бодена по истории права, а также английского философа Дж. Локка. Особое влияние на Монтескье оказало естествознание XVIII в. Методы наблюдения и сравнения были для него основопо­лагающими.

Принципиальная новизна правового мышления Мон­тескье заключается в использовании им системного мето­да исследования. Монтескье рассматривал законы во взаи­модействии с другими элементами окружающей среды: «Многие вещи управляют людьми: климат, религия, зако­ны (курсив наш. – Авт.), принципы правления, примеры прошлого, нравы, обычаи; как результат всего этого образу­ется общий дух народа».

Все эти факторы представляют собой цепь, звенья кото­рой неразрывно связаны между собой, поэтому, считал Монтескье, усиление значения одного может происходить лишь за счет ослабления значения другого: «Чем более усиливается в народе действие одной из этих причин, тем более ослабляется действие прочих».

Из такого представления логично вытекает следствие, что законы могут стать важным элементом в жизни обще­ства. Монтескье, как и все другие просветители, возлагал огромные надежды именно на разумные законы как гаран­тии человеческой свободы.

Основные работы: «Персидские письма» (1716); «Раз­мышления о причинах величия и падения римлян» (1734); «О духе законов» (1734-1748) – беспрецедентная для того времени работа по юриспруденции; «В защиту "Духа зако­нов"» (1750).

Содержание политико-правового учения. Понятие свободы включало два основных тезиса.

  1. «Свобода есть право делать все, что дозволено закона­ми». Но не всякие законы способны обеспечить свободу, а лишь те, которые принимаются народным представитель­ством, действующим регулярно: «Свободы не было бы и в том случае, если бы законодательное собрание не собира­лось в течение значительного промежутка времени...».

  2. «Свобода политическая заключается в нашей безопас­ности или, по крайней мере, в нашей уверенности, что мы в безопасности».

^ Гарантиями свободы служат:

  • справедливость уголовных и уголовно-процессуаль­ных законов: «Законы, допускающие гибель человека на основании показаний одного только свидетеля, пагубны для свободы. Разум требует двух свидетелей, потому что свидетель, который утверждает, и обвиняемый, который отрицает, уравновешивают друг друга, и нужно третье лицо для решения дела»;

  • справедливость налоговых законов: «Подушный на­лог более свойствен рабству, налог на товары – свободе, потому что он не столь непосредственно затрагивает лич­ность налогоплательщика».

^ Теория разделения властей. Монтескье развил теорию разделения властей Дж. Локка, опираясь на существующий государственный строй Англии. Человеческая свобода пря­мо зависит от государственной власти. Однако эту власть осуществляют люди, и по опыту веков хорошо известно, что «всякий человек, обладающий властью, склонен зло­употреблять ею». Монтескье предлагает распределить власть между разными органами: «Чтобы не было возмож­ности злоупотреблять властью, необходим такой порядок вещей, при котором различные власти могли бы взаимно сдерживать друг друга».

Монтескье считал необходимым, чтобы в любом совре­менном государстве были:

  • власть законодательная;

  • власть исполнительная;

  • власть судебная.

Законодательную власть должно осуществлять двухпа­латное собрание: «Таким образом, законодательная власть была бы поручена и собранию знатных, и собранию пред­ставителей народа, каждое из которых имело бы свои отдельные от другого совещания, свои отдельные интересы и цели» (табл. 7).


^ Таблица 7

Законодательная власть


Палата наследственная

Палата выборная

^ Представляет интересы:

знати

народа

Полномочия:

призвана принимать законы

должна иметь правомочие сдерживать нижнюю палату


«Исполнительная власть должна быть в руках монарха, так как эта сторона правления, почти всегда требующая дей­ствия быстрого, лучше выполняется одним, чем многими». Исполнительная власть в лице монарха должна иметь право отмены принятых законов (право абсолютного veto), но не должна иметь права законодательной инициативы: «Нет даже необходимости, чтобы она вносила свои предложения».

^ Судебная власть должна точно следовать предписаниям законов: «Если бы в них выражалось лишь частное мнение судьи, то людям пришлось бы жить в обществе, не имея определенного понятия об обязанностях, налагаемых на них этим обществом».

Монтескье был приверженцем суда присяжных: «Судеб­ную власть следует поручать не постоянно действующему сенату, а лицам, которые в известные времена года по ука­занному законом способу привлекаются из народа для об­разования суда, продолжительность действия которого оп­ределяется требованиями необходимости».

Для Монтескье разделение властей в государстве – это признак умеренного правления, для функционирования которого надо:

  • уметь комбинировать власти;

  • регулировать и умерять их;

  • приводить их в действие, подбавляя, «балласту одной, чтобы она могла уравновешивать другую».

Теория разделения властей и концепция свободы, раз­работанные Монтескье, составляют фундамент одного из направлений современной западной политической мыс­ли – политического либерализма.

^ Различение естественных и позитивных законов. В рам­ках традиции естественно-правовой школы Монтескье по­нимал естественные законы как законы, которые согласу­ются с природой человека. Эти законы действовали и в естественном состоянии (стремление к мирному сосуще­ствованию; необходимость добывать себе пищу; желание общения, вызванное удивлением перед себе подобным или существом противоположного пола; желание жить в обще­стве разумных существ), но с появлением позитивных за­конов государства они не утратили своего значения.

Позитивные законы могут противоречить законам есте­ственным, что представлялось Монтескье несправедли­вым. Он критиковал, например, римский закон, согласно которому отец мог заставить дочь развестись со своим му­жем. «Право развода, – считал он, – может быть предос­тавлено только самим лицам, которые испытывают на себе неудобство брака и которые знают время, когда им всего лучше освободиться от этого неудобства».

^ Зависимость позитивных законов от различных факто­ров. Монтескье утверждал, что разнообразие законов у на­родов земли не связано с действиями слепой судьбы или случая. Законы всегда причинно обусловлены действием факторов как физического, так и морального характера. Взаимосвязь этих факторов определяет «дух законов» каж­дого народа. Монтескье предлагал правоведам исследовать не сами законы, а дух законов, который «заключается в различных отношениях законов к различным предметам». К физическим факторам он относил географические ха­рактеристики:

  • климат. Согласно Монтескье между законами и кли­матом существуют определенная связь: «От различия в по­требностях, порождаемого различием климатов, происхо­дит различие в образе жизни, а от различия в образе жизни – различие законов». Разумный законодатель дол­жен считаться с этим фактом зависимости, но в то же вре­мя он должен бороться с негативными последствиями вли­яния климата на людей: «Чем более климат побуждает их избегать этого труда (земледелия. – Авт.), тем более долж­ны поощрять их к этому религия и законы»;

  • размер территории;

  • численность населения.

К моральным факторам Монтескье относил:

• принципы правления;

  • нравы. Монтескье рассматривал связь законов с нрава­ми и обычаями народа, призывая законодателя принимать обдуманные решения: «Законы являются частными и точ­но определенными установлениями законодателя, а нравы и обычаи – установлениями народа в целом. Отсюда сле­дует, что тот, кто желает изменить нравы и обычаи, не дол­жен изменять их посредством законов: это показалось бы слишком тираническим; лучше изменять их посредством внедрения иных нравов и иных обычаев»;

  • религию. Монтескье анализировал связь законов с ре­лигией и признавал, что религия может способствовать обеспечению общественного порядка: «В государствах, где вопросы о войне не решаются на общем совещании, где за­кон лишен всяких средств к прекращению и предупрежде­нию войн, религия устанавливает периоды мира и переми­рий, чтобы дать народу возможность заниматься теми работами, без которых государство не может существовать, каковы посев и тому подобные работы».

^ Классификация форм правления государства. Критерием классификации выступают: специфика законов и количе­ство правящих.

Монтескье различал четыре формы правления:

  • демократическую республику;

  • аристократическую республику;

  • монархию;

  • деспотию.

Для демократической республики Монтескье выводит правило, согласно которому «законы, определяющие право голосования, являются основными для этого вида правле­ния».

В аристократических республиках не должно быть зако­нов, предусматривающих выбор должностных лиц по жре­бию: «Выбор по жребию не должен иметь места; он про­явил бы здесь только свои дурные стороны».

В монархиях власть главы государства связана основны­ми законами: «Власти посредствующие, подчиненные и за­висимые образуют природу монархического правления, т.е. такого, где правит одно лицо посредством основных зако­нов».

В деспотиях сводится к нулю значение почти всех зако­нов, за исключением одного: «Учреждение должности ви­зиря есть... основной закон такого государства».

^ Форма правления государства и размер территории.

Монтескье полагал, что законодатель не свободен в вы­боре форм правления государства, так как каждая из них обусловлена размером территории:

  • республики могут существовать на небольших терри­ториях (античные республики);

  • монархии предполагают территорию средних разме­ров (английская и французская монархии);

  • деспотии могут существовать на огромных террито­риях (Персия, Китай, Индия, Япония).

Однако из этого правила Монтескье делал одно исклю­чение: на большой территории возможно создание федера­тивной республики. Такая республика будет сочетать в себе все достоинства республиканского правления и внешнюю силу крупных монархий, и ее основой будет договор: «Эта форма правления есть договор, посредством которого не­сколько политических организмов обязываются стать гражданами одного более значительного государства, кото­рое они пожелали образовать».

^ Принципы правления государства. Под принципом прав­ления Монтескье понимал основополагающую идею, кото­рая приводит в движение ту или иную форму правления:

  • добродетель для демократической республики;

  • умеренность для аристократической республики;

  • честь для монархии;

  • страх для деспотии.

Монтескье установил соответствие между принципами правления и законами. Эти принципы определяют разно­образие способов вынесения приговоров, простоту или сложность уголовных и гражданских законов, строгость на­казаний и др. Он, в частности, считал, что «строгость в на­казаниях более уместна в деспотических государствах, принцип которых – страх, чем в монархиях и республиках, которые имеют своим двигателем честь и добродетель».

Принцип той или иной формы правления – это ее иде­альная сущность, поэтому изменение принципа правления неизбежно должно привести к изменению формы правле­ния. Однако Монтескье признавал большую инерцион­ность в изменении формы правления, нежели в изменении принципа правления: «Разложение каждого правления по­чти всегда начинается с разложения принципов».

Монтескье не касался проблемы прогрессивной эволю­ции форм правления государства – в XIX в. это сделали немецкий философ Гегель и французский социолог Конт. Продолжая традицию Платона и Аристотеля, Монтескье рассуждает о порче форм правления государства.


* * *

Политические и правовые идеи Монтескье оказали гро­мадное влияние на целые поколения теоретиков права, за­конодателей и политиков: они прочно вошли в обществен­ное правосознание.

Концепция разделения властей на законодательную, ис­полнительную и судебную, разработанная Монтескье как теоретическая альтернатива принципу абсолютной власти, стала в XVIII в. – и остается до сих пор – главным прин­ципом конституционного развития многих стран мира.

Влияние правовых взглядов Монтескье можно обнару­жить в «Энциклопедии» Дидро и Даламбера (статьи «За­кон», «Законодатель»). Работа «О духе законов» позволяет отнести ее автора к основателям юридической социологии. Французский мыслитель предпринял попытку объяснить обусловленность законодательства различного рода факто­рами: формой правления, религией, обычаями, климатом, почвой и др. Монтескье выдвинул тезис об исключитель­ном своеобразии системы законодательства каждого наро­да. На его основе в XIX в. представители немецкой истори­ческой школы права создали теорию, согласно которой позитивное право является выражением самобытного «на­родного духа» и потому универсальных законов быть не может. В работе «О духе законов» рассматривались вопро­сы законодательного искусства, которые актуальны и по сей день.

Политические и правовые идеи Монтескье оказали не­посредственное влияние на составителей Конституции США 1787 г., конституционное законодательство периода Великой французской революции, Гражданский кодекс Франции 1804 г.

Монтескье внес огромный вклад в развитие учения о праве как науке, надеясь, что разрабатываемая им теория может быть воспринята просвещенным законодателем как руководство к действию. Он писал: «Если бы я мог сделать так, чтобы у тех, которые повелевают, увеличился запас сведений относительно того, что они должны предписы­вать, а те, которые повинуются, нашли новое удовольствие в повинении, – я счел бы себя счастливейшим из смертных». Английский философ Иеремия Бентам позднее за­метил, что Монтескье «стремился найти в хаосе законов разумные основания, которыми могли бы руководствовать­ся законодатели».


4. Политико-правовое учение Жан-Жака Руссо


Руссо Жан-Жак (1712-1778) – французский философ и писатель, теоретик народного суверенитета.

Логическое основание политико-правового учения. Руссо – представитель идейного течения сентиментализ­ма, основу которого составляет культ естественных чувств и простого образа жизни, чувство сострадания к бедному человеку и идеализация природного состояния людей и от­рицательное отношение к достижениям городской цивили­зации.

Основные работы: «Рассуждения о происхождении и основаниях неравенства между людьми» (1755); «Об обще­ственном договоре» (1762); «Проект конституции для Кор­сики» (1765); «Соображения об образе правления в Польше и о проекте его изменения» (1772).

Содержание политико-правового учения. Ж.-Ж. Рус­со впервые в политической философии попытался объяс­нить причины социального неравенства и его виды. Все это он изложил в очерке «Рассуждения о происхождении и ос­нованиях неравенства между людьми».

Руссо исходил из гипотезы о первоначальном существо­вании людей в естественном (догосударственном) состоя­нии. В отличие от Гоббса и Локка Руссо идеализировал это состояние, рассматривая его как «прекрасную дикость». Естественный человек – это счастливый человек: он наде­лен природным здоровьем, у него нет лишних потребнос­тей, он свободен и ни от кого не зависим, пользуется всеми радостями общения, хотя и живет в убогих хижинах и имеет лишь грубые музыкальные инструменты. У него нет частной собственности. Естественный человек живет про­стыми чувствами и страстями, следует инстинктам, а не рассудку. Руссо верил в миф о «добром дикаре», который получил широкое распространение в европейской литера­туре начиная с XVI в. – эпохи великих географических от­крытий.

Однако «случайные обстоятельства способствовали со­вершенствованию человеческого разума», и люди изобрели «искусство добывания металлов и земледелие», открыв путь к цивилизации. В отличие от французских энцикло­педистов Руссо считал, что этот путь испортил человечес­кую природу: «Прогресс рода человеческого неуклонно от­даляет его от первобытного состояния; чем больше новых знаний мы приобретаем, тем сильнее преграждаем себе путь к достижению самого важного».

Следствием обработки земли стал ее раздел между людьми, который вызвал появление частной собственнос­ти: «Первый, кто, огородив участок земли, придумал зая­вить: "Это мое!" и нашел людей достаточно простодушных, чтобы тому поверить, был подлинным основателем граж­данского общества. От скольких преступлений, войн, убийств, от скольких несчастий и ужасов избавил бы род людской тот, кто, выдернув колья или засыпав ров, крик­нул бы себе подобным: "Остерегитесь слушать этого об­манщика; вы погибли, если забудете, что плоды земли – для всех, а сама она – ничья!"».

С появлением частной собственности на землю и скот, считает Руссо, рождается первая форма социального нера­венства: неравенство между богатыми и бедными, т.е. иму­щественное неравенство.

Частная собственность испортила людей: «Самые могу­щественные или самые бедствующие обратили свою силу или свои нужды в своего рода право на чужое имущество, равносильное в их глазах праву собственности и за уничтожением равенства последовали ужасные смуты; так несправедливые захваты богатых, разбои бедных и разнузданные страсти тех и других, заглушая естественную сострадательность и еще слабый голос справедливости, сделали людей скупыми, честолюбивыми и злыми».

Богатые должны были «под давлением необходимости» осознать невозможность спокойно пользоваться преиму­ществами частной собственности. Тогда кто-то из них при­думал предложить всем бедным и богатым объединиться, чтобы «оградить от угнетения слабых, сдержать честолю­бивых и обеспечить каждому обладание тем, что ему при­надлежит». Это объединение и произошло под эгидой об­щих для всех: высшей власти, законов, судебных уставов и мировых судей. В результате такого общественного догово­ра, полагает Руссо, и возникает государство. С появлением государства появляется и новый вид социального неравен­ства – политическое (неравенство между правящими и управляемыми). Кроме того, от этого договора больше пре­имуществ получили богатые, а не бедные: законы государ­ства «наложили новые путы на слабого и придали новые силы богатому, безвозвратно уничтожили естественную свободу, навсегда установили закон собственности и нера­венства».

Руссо полагал, что первоначально путем общественного договора люди могли установить любую форму правления:

1) монархическую;

2) аристократическую;

3) демократическую;

^ В первом случае люди избирали для себя одного прави­теля (самого доблестного или самого богатого): во втором случае избирали нескольких правителей (равных между собой): в третьем случае для управления избирались те, чьи «богатства или дарования не слишком отличались».

При всех видах правления государства «магистратуры были поначалу выборными, и если богатство не влекло за собой предпочтения, то последнее отдавалась достоин­ствам, определяющим естественное превосходство, и воз­расту, приносящему опытность в делах и хладнокровие при вынесении решений». Однако институт выборов должност­ных лиц, по мнению Руссо, имел существенный недоста­ток: «Чем чаще выбор падал на мужей преклонного возрас­та, тем чаще должны были происходить выборы и тем больше ощущались связанные с проведением выборов затруднения; появляются интриги, образуются группировки, ожесточается борьба партий, вспыхивают гражданские войны».

Все это должно было неизбежно привести общество к первоначальной анархии, однако энергичные магистраты воспользовались этой ситуацией, чтобы «сохранить навсег­да свои должности за своими семьями», при попуститель­стве народа, который привык «к зависимости, покою и жизненным удобствам». Правители же, став наследствен­ными, «привыкли рассматривать свою магистратуру как семейное имущество, а самих себя – как собственников го­сударства, которого они первоначально были лишь долж­ностными лицами; называть сограждан своими рабами, причислять их, как скот, к вещам, им принадлежащим, и называть самих себя богоравными и царями царей».

В результате возникла третья форма социального нера­венства: устанавливается неограниченная и неподконт­рольная народу власть, власть деспотическая, все же ос­тальные граждане становятся рабами этой власти.

Таким образом, состояние первоначального естествен­ного равенства людей, которое является для Руссо идеа­лом; было заменено на равенство рабов в условиях деспо­тии. При таком положении народа: «Восстание, которое приводит к убийству или свержению с престола какого-ни­будь султана, это акт столь же закономерный, как и те акты, посредством которых он только что распоряжался жизнью и имуществом своих подданных. Одной только си­лой он держался, одна только сила его и низвергает».

Эта мысль Руссо вдохновляла французских революцио­неров конца XVIII в.

^ Политическое решение проблемы социального неравен­ства. В произведении «Об общественном договоре, или Принципы политического права» Руссо предложил со­здать такое государство, в котором можно было бы обеспе­чить свободу и равенство индивидов, характеризующие ес­тественное состояние людей. Он предлагает «найти такую форму ассоциации, которая защищает и ограждает всею общею силою личность и имущество каждого из членов ас­социации, и благодаря которой каждый, соединяясь со все­ми, подчиняется, однако только самому себе и остается столь же свободным, как и прежде». Основой этого госу­дарства-ассоциации должен стать новый общественный до­говор.

Руссо определяет предмет этого договора: «полное от­чуждение каждого из членов ассоциации со всеми его пра­вами в пользу всей общины».

В результате создается государство, в котором участни­ки договора выступают либо как граждане, участвующие в осуществлении государственной власти, либо как поддан­ные, подчиняющиеся законам государства.

Согласно общественному договору верховная власть в го­сударстве принадлежит всему народу: «Одна только общая воля может управлять силами государства в соответствии с целью его установления, каковая есть общее благо».

Руссо отстаивает принцип народного суверенитета – ос­новополагающий принцип республики, историческими примерами которых для него являются античная и женев­ская республики.

Характеристики народного суверенитета:

неотчуждаемость: общую волю может выразить толь­ко весь народ, когда он собирается в собрании, и только не­посредственно, а не через своих представителей: «суверен, который есть не что иное, как коллективное существо, мо­жет быть представляем только самим собою».

Руссо – приверженец непосредственной демократии и критик представительной демократии: «Английский народ считает себя свободным: он жестоко ошибается. Он свобо­ден только во время выборов членов Парламента: как толь­ко они избраны – он раб, он ничто».

Он допускает существование депутатов, но рассматри­вает их лишь как комиссаров общей воли, которые не упол­номочены принимать окончательные решения: «Всякий за­кон, если народ не утвердил его непосредственно сам, недействителен; это вообще не закон»;

неделимость. Руссо критикует теорию государствен­ного суверенитета, представленную в трудах Бодена, Гроция, Гоббса и др. Согласно этой теории суверенитет го­сударства – это совокупность отдельных полномочий суверена, в числе которых право издавать законы, наз­начать должностных лиц, право войны и мира и др. Руссо пишет, комментируя подход этих мыслителей: «Так, на­пример, акт объявления войны и акт заключения мира рас­сматривали как акты суверенитета, что неверно, так как каждый из этих актов вовсе не является законом, а лишь применением закона, актом частного характера, определя­ющим случай применения закона, как мы это ясно увидим, когда будет точно установлено понятие, связанное со сло­вом закон».

Для Руссо суверенитет – это только полномочие при­нимать законы, все же остальные полномочия – лишь следствия суверенитета, а не сам суверенитет;

непогрешимость. Руссо полагал, что народ в собрании, выражая в законе общую волю, не может ошибаться; общая воля всегда с необходимостью направлена на благо всех и каждого: «Когда в достаточной мере осведомленный народ выносит решение, то, если граждане не вступают между со­бою ни в какие сношения, из множества незначительных различий вытекает всегда общая воля и решение всякий раз оказывается правильным».

Для Руссо угрозой выражению общей воли являются партии – носители частной воли. Идеал Руссо – непос­редственная демократия без политических партий: «Важ­но, следовательно, дабы получить выражение именно об­щей воли, чтобы в государстве не было ни одного частичного сообщества и чтобы каждый гражданин выска­зывал только свое собственное мнение»;

абсолютный характер: «Подобно тому как природа наделяет каждого человека неограниченной властью над всеми членами его тела, общественное соглашение дает по­литическому организму неограниченную власть над всеми его членами, и вот эта власть, направляемая общей волей, носит, как я сказал, имя суверенитета».

Если уже признан факт того, что общая воля, выражен­ная народом в собрании, не может ошибаться, то, полагает Руссо, нет оснований не признать за ней и абсолютного ха­рактера. Народ может принять любой позитивный закон: «Все то, чем гражданин может служить государству, он должен сделать тотчас же, как только суверен этого потре­бует, но суверен, со своей стороны, не может налагать на подданных узы, бесполезные для общины; он не может даже желать этого, ибо как в силу закона разума, так и в силу закона естественного ничто не совершается без при­чины».

Для монархической Франции того времени концепция народного суверенитета имела радикальный характер.

^ Суверен и правительство. Руссо писал, что «есть две весьма различные условные личности: правительство и су­верен». Они отличаются своими полномочиями:

• суверен (т.е. народ) принимает законы;

• правительство призвано приводить «в исполнение за­коны и поддерживать свободу как гражданскую, так и по­литическую».

Члены правительства действуют только по поручению суверена: «Исполняя это поручение, они, простые чинов­ники суверена, осуществляют его именем власть, блюсти­телями которых он их сделал, власть, которую он может ог­раничивать, видоизменять и отбирать, когда ему будет угодно».

Классификация видов правительства. Руссо классифи­цирует виды правительства в зависимости от числа лиц, за­нимающихся управлением. Он выделяет:

  • демократию;

  • аристократию;

  • монархию.

Руссо критически оценивает демократию как вид пра­вительства: «противно естественному порядку вещей, что­бы большое число людей управляло, а малое было управ­ляемым». Такой вид правительства приемлем только для богов, а не для людей: «Если бы существовал народ, состо­ящий из богов, то он управлял бы собою демократически».

Более приемлемыми видами правительства для Руссо являются правительства аристократическое и монархиче­ское. Однако он считал, что ни монархического, ни аристо­кратического, ни демократического правительства в чис­том виде не существует: «Единоличному правителю нужны подчиненные ему магистраты; народное правительство должно иметь главу».

^ Гарантии народного суверенитета. Руссо считал, что любое правительство стремится к узурпации народного су­веренитета. Чтобы этого не происходило, необходимо пе­риодически проводить народные собрания, в повестке дня которых было бы два вопроса:

  1. угодно ли суверену сохранить настоящую форму пра­вительства;

  2. угодно ли народу оставить управление в руках тех, на кого оно в настоящее время возложено?

Еще одна гарантия народного суверенитета – трибу­нат. Этот особый государственный орган, который наде­лен функцией контроля и имеет правомочие отменить лю­бое постановление правительства. Трибунат напоминает такие институты современных государств, как Конститу­ционный суд или Конституционный совет.

^ Понятие закона. Как и другие французские просветите­ли (Вольтер, Монтескье), Руссо признавал огромное значе­ние законов для обеспечения свободы и равенства людей. Но Руссо иначе понимал природу закона. Он относился к закону с почти религиозным трепетом. Руссо рассматривал закон как выражение общей воли народа, собравшегося в собрании, воли, выраженной всегда по общему, а не по част­ному вопросу: «Раз в законе должны сочетаться всеобщий характер воли и таковой же ее предмета, то все распоряже­ния, которые самовластно делает какой-либо частный че­ловек, кем бы он ни был, никоим образом законами не яв­ляются. Даже то, что приказывает суверен по частному поводу, – это тоже не закон, а декрет; и не акт суверените­та, а акт магистратуры».

^ Значение закона. Закон как выражение общей воли выс­тупает гарантией защиты индивидов от произвола со сторо­ны правительства, которое не может действовать, нарушая требования закона. Только благодаря закону как выраже­нию общей воли можно обеспечить справедливость, свобо­ду, равенство индивидов.

Руссо полагал, что такой закон никогда не может быть несправедливым, «ибо никто не бывает несправедлив по отношению к самому себе».

Только подчиняясь законам как выражению общей воли, и можно быть свободным, «ибо они суть лишь записи изъявлений нашей воли». Благодаря закону как выраже­нию общей воли можно добиться и относительного имуще­ственного равенства: «что до богатства, – ни один гражда­нин не должен обладать столь значительным достатком, чтобы иметь возможность купить другого, и ни один – быть настолько бедным, чтобы быть вынужденным себя продавать».

В своих работах Руссо последовательно придерживался идеалов эгалитаризма: «Вы хотите сообщить государству прочность? Тогда сблизьте крайние ступени, насколько то возможно; не терпите ни богачей, ни нищих. Эти два состо­яния, по самой природе своей неотделимые одно от друго­го, равно гибельны для общего блага...», – писал Руссо в трактате «Об общественном договоре».





страница4/7
Дата конвертации13.08.2013
Размер1,6 Mb.
ТипУчебно-методический комплекс
1   2   3   4   5   6   7
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы