Учебно-методическое пособие Благовещенск Издательство бгпу 2009 icon

Учебно-методическое пособие Благовещенск Издательство бгпу 2009



Смотрите также:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15

Кинесика


Кинесика – это дисциплина, которая изучает семиотику телодвижений (мимики лица, жестов туловища, рук и ног). Иначе говоря, кинесика – это наука, изучающая язык жестов.

^ Врожденные жесты. Некоторые жесты у человека врожденные и роднят его с высшими животными. Древнейший жест – протянутая в сторону другого ладонь, когда существо просит о помощи или ласке. Такой жест есть у шимпанзе. Униженно припадают к ногам человека рабы, нищие и собаки. У обезьян на месте зоны Брока (у человека – это зона производства речи) – центр, управляющий мимикой. Возможно, это свидетельство того, что человек начинал говорить языком жестов.

Дети всех народов, отказываясь от чего-либо, отрицательно отводят голову в горизонтальной плоскости влево и вправо. Происхождение этого жеста понятно: отказываясь от молока, сытый младенец пытается избежать соска матери.

Некоторые жесты одинаковы у большинства народов, например, жест недоумения у многих наций, будь то немцы или китайцы, таков: подняты брови, раскрыты глаза, приоткрыт рот.

^ Условные (конвенциональные) жесты. Для народов мира все же характерно разнообразие жестов и их значений. Даже у животных одни и те же жесты могут иметь разное значение, например, если у собаки хвост трубой, то она разгневана, а кошка – благодушна. Если собака виляет хвостом, то у нее это признак радости, а у кошки – выражение гнева.

В отличие от животных, большинство жестов человека конвенциональны, т.е. условны. Поэтому для их усвоения необходимо общение со взрослыми. В семье слепых при отсутствии подкрепления мимика у детей перестает развиваться.

^ Функциональные особенности жестов. И в наше время у многих народов и социальных групп язык жестов сохраняется как система и даже как основной язык. Функции жестовых систем могут быть различны:

а) этикетная функция;

б) вспомогательная функция;

в) функция межнационального общения;

г) религиозно-ритуальная функция;

д) профессиональная функция;

е) артистическая функция.

^

Из истории лингвистики

Где зародилась наука о языке


Развитая наука о языке появилась примерно в середине I тысячелетия до н. э. в Древней Индии, которая по праву счита­ется колыбелью языкознания. К тому времени там уже сущест­вовала богатая культура, были созданы и записаны великие по­этические произведения, прежде всего Веды, и, что самое важ­ное, сформировался особый язык культуры – санскрит. Очень важно было правильно говорить на санскрите, а чтобы научить­ся этому, требовалось знать, как устроен язык. Таким образом, возникновение потребности в исследовании языка было вызвано чисто практическими причинами: необходимостью точного воспроизведения Священных гимнов и стремлением нормализо­вать единый литературный язык Древней Индии – санскрит, ко­торый позже был записан и стал классическим языком древне­индийской письменности.

Вскоре после возникновения индийской науки о языке появился труд, ставший ее вершиной, – грамматика санскрита индийского ученого Панини (V-IV вв. до н.э.), которая называ­лась «Аштадхьяи» («Восьмикнижие»). В ней устанавливались нормы санскрита и давалось точное описание языка священных текстов (Вед). Это было наиболее полное, хотя и предельно сжа­тое (в виде таблиц) описание фонетики, морфологии, морфоно­логии, словообразования и элементов синтаксиса санскрита.

Об этом человеке – выдающемся лингвисте Древней Ин­дии, основоположнике языкознания, мы не знаем ничего, кроме имени. Точно даже не известно, когда он жил: датировки уче­ных расходятся на несколько веков. Скорее всего, Панини создал свой труд в V или IV в. до н. э. Ничего неизвестно и о его жиз­ни. Единственное, о чем ученые предполагают с достаточно большой достоверностью, это то, что великий языковед не знал грамоты. Панини сочинил свою грамматику в устной форме, и она передавалась из поколения в поколение, заучиваемая наи­зусть, как ценнейшее руководство по пользованию священным языком санскритом. Правда, через несколько веков граммати­ку записали, но и теперь в Индии можно встретить знатоков, хранящих в памяти весь ее текст.

Построение грамматики Панини не такое, как принято в европейской традиции, когда сначала излагаются общие крите­рии, например части речи, а затем даются фонетические изме­нения слов, имеющие категориальные функции. «Восьмикнижие» начинается с установления перечня основных единиц орфографии и орфоэпии – букв и звуков, их разбиения на классы, детального описания свойств отдельных звуков по их артикуляционным признакам. Затем исследуются правила комбинирования звуков с учетом процессов аккомодации и ассимиляции, чередования гласных, изменения звучания на границах слогов и лишь после этого создаются правила конкретного членения и составления графического текста, которые и есть грамма­тика. В основу грамматической систематизации положено раз­личение корня и аффикса, словообразования и словоизменения.

Устный характер грамматики обусловил ее строение. Стихи запоминаются легче, чем проза. Поэтому грамматика Панини состоит из коротких стихотворных отрезков – сутр, в ко­торых спрессован гигантский объем информации: восемь книг включают около четырех тысяч правил-сутр. В каждой сутре содержится одно или несколько правил типа «возьми то-то, сде­лай над ним такую-то операцию и получишь то-то». Такой под­ход более привычен в математике, чем в грамматике.

Крупнейшим достижением индийской традиции по пра­ву считается фонетическое исследование звуков речи и их клас­сификация. Звуки характеризуются по месту и способу образо­вания, по характеру резонатора, причем гласные и согласные описаны в одной системе признаков.

Другим бесспорным достижением индийской традиции является открытие морфемы. Как уже отмечалось, в европей­ских грамматиках язык описывали, начиная с изложения общих грамматических категорий (например, частей речи), затем рас­сматривали словоизменительные категории частей речи (напри­мер, число и падеж существительных и т. д.), т.е. описывали язык от высшего уровня к низшему. Панини, наоборот, начал с фонетики: взяв за исходную точку отчета звук, он строил мор­фему, затем слово. Согласно Панини, слово – это «то, что кончается либо на именные аффиксы, либо на глагольные». Он дал отдельно перечень корней, сопроводив каждый корень толкованием его значения.

Панини объяснял: всякий корень способен присоединить к себе суффиксы времени и лица, то есть всякий корень – глагольный. Для образования имени необходимо добавить к глагольному корню суффикс имени, т.е. суффикс словообразования, далее можно присоединить падежные суффиксы. Бывают случаи, когда слова с именным значением образуются без именного суффикса, что представляет собой введение нулевой морфемы. Панини старался доказывать принадлежность слова к какой-либо части речи, исходя из его морфологического соста­ва. Рассматривая язык как стройную систему, он заметил, что цепочка морфем может быть неполной, и ввел понятие «нулевой морфемы» (lopa – «исчезновение»). Европейская лингвистика заговорила о нулевой морфеме лишь в XIX столетии.

«Восьмикнижие» Панини можно считать непревзойден­ным образцом описания языка. Как отмечал известный амери­канский лингвист Леонард Блумфилд, «грамматика Панини яв­ляется одним из величайших памятников человеческого разу­ма». По точности и математиче­ской строгости его труд не имел себе равных не только в Индии, но и во всем мире, по крайней мере до XX столетия, а в некото­рых отношениях не превзойден и до сих пор.

Сам способ описа­ния языка через правила построения (или, как принято говорить сейчас, порождения) текстов не применялся в науке о языке до самого последнего времени. Панини описывал язык как бы с точки зрения говорящего; в европейской традиции действовали совсем иначе. И лишь в середине XX века этот способ снова от­крыли независимо от Панини. Сочинение Панини оказало суще­ственное влияние на развитие языкознания в Китае, Тибете, Японии, на всю европейскую лингвистику.


^ Греческое языкознание

В V-III веках до н.э. греческие философы уделяли больше всего внимания вопросу происхождения языка, заложив основы для большинства современных теорий.

Сторонники природного происхождения названий предметов (теория physei), к которым относился Гераклит (VI век до н.э.) встречали возражения со стороны Демокрита (V - IV в. до н.э.) и Аристотеля (IV в. до н.э.), приверженцев установления названий по соглашению, договоренности между людьми (теория thesei). В сочинениях Аристотеля впервые в греческой науке был систематически рассмотрен звуковой и грамматический строй языка.

Дальнейшее развитие греческого языкознания связано со стоиками (философское течение, зародившееся в III веке до н. э.), которые уделяли большое внимание грамматике (в частности, синтаксису). Они впервые ввели термин «логика», которую они понимали как науку о словах и предложениях. Хрисипп, один из основателей этой школы, также создал новый раздел языкознания – этимологию (термин принадлежит ему).

Расцвет древнегреческого языкознания связан с александрийской школой грамматиков II века до н.э. (Аристарх Самофракийский и другие ученые жили в городе Александрия в эллинистическом Египте). Они много занимались систематизацией фонетики и грамматики, подробно изучали части речи, но не обращали внимания на морфологию.




страница14/15
Дата конвертации24.10.2013
Размер1,1 Mb.
ТипУчебно-методическое пособие
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы