Учебно-методическое пособие Благовещенск Издательство бгпу 2009 icon

Учебно-методическое пособие Благовещенск Издательство бгпу 2009



Смотрите также:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   15
^

Язык и общество


Язык – не индивидуальное и не биологическое явление. Социальная сущность языка хорошо видна при сравнении его со звуковой сигнализацией животных. Не связаны друг с другом язык и раса. Языков больше, чем рас. Язык зависит от исторических условий и вовсе не зависит от расы, которая есть понятие физического порядка. Сепир пришёл к выводу, что язык, раса и культура не соотносятся в обязательном порядке.

Будучи особым общественным явлением, язык отличается от других общественных явлений надстроечного и базисного характера. Тип языка является выражением развивающегося духа и не отражает типы хозяйствования. Общественная природа языка проявляется прежде всего в его связи с народом – творцом и носителем данного языка. Наличие общенародного языка – высшее проявление социальности языка. Социальность языка проявляется также в наличии диалектов – территориальных и социальных.

Язык общенароден в своей сущности. Его диалектное и профессиональное варьирование не лишает его общих свойств. Самостоятельность языка как общественного явления проявляется в несовпадении государственного и языкового объединения людей, делении людей по религиозному и языковому признаку. Существуют, однако, однородные государства, где общенародный, литературный и государственный языки совпадают. Факты свидетельствуют, что язык, будучи важнейшим средством общения и формой национальной культуры, тесно связан с обществом, его категориями и институтами. Однако особое общественное назначение и особое строение делают язык самостоятельной общественной категорией.

^

Язык и культура


Различают материальную и духовную культуры. К материальной культуре относят технику, материальные ценности – то, что создает цивилизацию. К духовной культуре относятся наука, искусство и литература, философия, просвещение. Кроме того, к этому виду культуры относят традиции, обычаи, верования и предрассудки, бытовую культуру, нормы общения, мимические и жестовые коды, особенности коммуникации. Духовная культура отражает специфику восприятия окружающей реальности, национальные особенности картины мира и мышления (менталитет) представителей того или иного этноса.

Неотъемлемой частью культуры является язык. Национальные особенности мышления и поведения фиксируются в знаках языка и тем самым отражаются в нем. Язык же, в свою очередь, влияет на понимание мира. В этнопсихолингвистике проблема взаимоотношения языка и культуры связана с именами Франца Боаса, Эдварда Сепира и Бенджамена Ли Уорфа.

Культура фиксируется в слове, в словосочетании и в понятии. В процессе межкультурной коммуникации «образы» культур, несущих в себе национальные особенности, сопоставляются, а затем либо принимаются, либо отторгаются. В связи со все увеличивающейся миграцией в мире начинает преобладать многокультурность (поликультурность). Например, в американской культуре есть понятие «плавильного котла», под которым понимается процесс интеграции различных культур. При этом условием нормального развития общества становится принцип терпимости (толерантности) к различным проявлениям разных культур. Противоположным толерантности является этноцентризм: мы помещаем себя, нашу расовую, этническую или социальную группу в центр универсума и соответственно этому оцениваем всех других. Для этноцентризма характерны две особенности:

- собственная культура воспринимается как нечто само собой разумеющееся;

- собственная культура воспринимается как заведомо превосходящая культуры других народов (Г.Малетцке).

Этноцентризм – глубоко укорененная в сознании человека и широко распространенная исходная позиция. Однако она противоречит концепту равенства всех людей, т.е. концепту, который сегодня лежит в основе общественной и политической этики. Это противоречие породило встречное понятие – «культурный релятивизм», согласно которому не существует высокоразвитых и низкоразвитых культур. Культуры и языки нельзя подвергать оценочному сравнению.

Преподавателям иностранных языков и культурологам хорошо знакомо понятие культурного шока как состояние удивления учащегося или даже неприятия им фактов культуры изучаемого или соседствующего языка. Возникая по причине несовпадения культур, культурный шок у обучаемого является следствием неполного знания или непонимания норм новой для него культуры. Культурный шок проходит или совсем исчезает по мере знакомства с чужой культурой. Состояние культурного шока испытывает каждый иностранец. Его может испытывать и человек, оказавшийся в своей стране в чужом для него окружении, пребывающий в иной культуре.

При взаимодействии двух языков или культур нередко возникает непонимание, обусловленное различием в мировоззрении, социальном статусе языкового коллектива, т.е. этноцентризмом. Такие национально-специфические расхождения (несовпадения) в лексических системах языков и культурах выявляются на различных уровнях и описываются зарубежными и отечественными исследователями при помощи различных терминов. Наиболее предпочтительным в отечественной лингвистике считается термин «лакуна» (от лат. lacuna – углубление, впадина, провал, полость; от франц. lacune – пустота, брешь).

^

Язык и национальная «картина мира»


Рассказывая о чем-нибудь, мы с помощью слов описываем мир, точнее, пытаемся передать, что мы думаем об этом мире. Мир у всех нас один и тот же. Всем людям на земле светит одно и то же солнце, дышим мы одним воздухом, пьем одну и ту же воду. И думают все люди тоже похожим образом, иначе говорящие на разных языках никогда не смогли бы понять друг друга.

Значит, смысл сказанного по-французски, по-китайски и по-болгарски должен быть одинаков? Это далеко не так. Но представьте себе, что разных людей попросили объяснить, что такое снег. Ответы могут быть такими: снег – то, что падает с неба; снег – белое, холодное, рассыпчатое; снег – то, что тает на солнце и превращается в воду; снег то, из чего можно скатать снежки, слепить снежную бабу или построить крепость и т.д.

Конечно, снег один и тот же для всех, но это не мешает разным людям представлять его себе по-разному. Снег и представление о снеге не совсем одно и то же, как не одно и то же дом и рисунок дома. Один и тот же дом можно нарисовать многими способами, с разных сторон и в разных видах. И нельзя сказать, что какие-то из этих рисунков дома будут неправильными.

Разные языки различаются, как и разные люди. В каждом из языков отражено свое представление о мире – о том, что такое вода, что такое время, что такое понимать, быстро и т.д. Язык отражает общие представления всех говорящих на нем о том, как устроен мир. И эти представления являются лишь одной из возможных картин мира. В разных языках эти картины различаются – иногда очень сильно, иногда едва заметно, в зависимости от того, насколько совпадают культура, обычаи, традиции разных народов.

Каждый народ по-своему смотрит на окружающую действительность, и этот взгляд обязательно находит воплощение в наименованиях, которые не всегда имеют точные соответствия в других языках. Например, в языках некоторых северных народов существует множество названий для снега: падающий снег называется одним словом, лежащий – другим, слежавшийся – третьим, мягкий и пушистый снег обозначается не так, как снежный наст, как тающий снег, как снег, который метет поземкой, и т.д.

Многообразие этих наименований легко объяснить: снег занимает в жизни северных народов значительное место, его количество, состояние, перемещение чрезвычайно важны для них. Естественно, что в языках народов, для которых снег не так важен, столь детальные обозначения не нужны. А у народов (например, африканских), которые вообще не знают, что такое снег, даже общее обозначение отсутствует. Если все-таки надо о нем сказать, то прибегают к громоздким описательным выражениям вроде белое, похожее на сахар вещество, которое падает с неба в холодное время года.

^ Солнце по-русски – это совсем не то, что куеш по-узбекски и уж совсем не то, что офтоб по-таджикски. В какие отношения – дружелюбные или тягостные – человек вступил с небесным светилом, так их язык выразил и сохранил для последующих поколений. Узбек, живущий большую часть под палящими лучами, никогда не скажет ласково-уменьшительное солнышко, так же как и у русского нет ощущения того, что солнце может быть не только плодонесущим и землеобновляющим, но и враждебным. Зато к луне, этому ночному светилу, несущему прохладу и умиротворение, у узбека совсем иное отношение – все красивое и желанное он называет луноликим, луноподобным, да с такой интонацией, что для русского слуха это может показаться по меньшей мере вычурным (Т. Пулатов).

Лингвисты считают, что каждый язык отражает свою собственную картину мира. Например, как разные люди воспринимают время? Говорящие на русском языке – скорее как поток чего-то, что может двигаться с разной скоростью (время течет, бежит), иногда оно даже летит, несется, мчится, зато иногда – еле идет, тянется, но в любом случае – откуда-то издали – на нас. Будущее для нас находится впереди, а прошлое сзади. Мы говорим: У тебя все впереди (т.е. в будущем). Это было три дня назад (т.е. с того момента прошло три дня). Теперь, когда все испытания позади (т.е. в прошлом), можно и отдохнуть. В русском языке время – это еще и что-то вроде имущества, монет или сокровища, недаром его тратят впустую, а также берегут и экономят, его можно кому-то уделить, а можно у кого-то отнять, его полезно рассчитывать. Но этого мало – иногда время оказывается живым существом, чуть ли не врагом, которого почему-то надо убивать (разве можно, например, убивать деньги?) и т.д. Все это – образы времени в русском языке.

У европейских народов, чья культура близка к русской, время предстает в очень похожем виде, хотя некоторые отличия все-таки есть. Но вот у народов других стран обнаруживаются просто поразительные отличия. Например, оказывается, что время может вовсе не течь из никуда в никуда, а двигаться по кругу, всякий раз возвращаясь к началу, как сменяются времена года; и тогда оно будет похоже не на поток, а скорее на круг или хоровод. И если даже оно течет, то вовсе не спереди назад, а в обратном направлении сзади вперед, а будущим в таких языках окажется то, что «сзади» нас. Время может оказаться то живым существом, то неодушевленным предметом, но при этом не обязательно восприниматься как нечто ценное – и, значит, в таких языках его нельзя ни украсть, ни потратить, разве что просто скоротать (т.е. укоротить – как веревку) или отрезать. Есть много других примеров такого поразительного несовпадения разных картин мира.

Получается, что носители разных языков по-разному воспринимают и членят окружающий мир на части и фрагменты, которые получают самостоятельные названия. Такое членение часто зависит от того, насколько важны эти фрагменты для данного народа, какую роль они играют в хозяйственной, общественной да и просто в повседневной жизни, какие ассоциации (впечатления) вызывают. Психолингвист из Твери А. А. Залевская обнаружила различия ассоциаций у людей разных национальностей на некоторые цветообозначения: синий, белый, желтый. Все участники эксперимента проявили единодушие лишь по отношению к слову синий, связав его со словом небо. На слово белый у большинства русских испытуемых наиболее частотной была ассоциация – снег, для узбеков – хлопок, для казахов – молоко. Слово желтый у русских, белорусов и украинцев в первую очередь ассоциировалось с осенним листом, однако менее частотные ассоциации выявили различия: у русских – одуванчик, у украинцев – подсолнух, у белорусов – песок. У французов слово желтый вызвало ассоциацию с золотом и яичным желтком, у американцев – с маслом, у узбеков – с просом.

Приведенные примеры наглядно показывают характер отражения в лексиконе языковой личности реалий культуры, каждодневных впечатлений быта и т.д.

Языковые ассоциации могут быть связаны и с разницей в народнопоэтических традициях той культуры, к которой принадлежит человек. В русской школе при инсценировке басни И. А. Крылова «Волк и ягненок» никто из детей не хотел играть волка, а в киргизской школе, наоборот, все хотели быть именно волком. Все объясняется тем, что в киргизском фольклоре Волк выглядит совсем не таким, как в русском. Поэтому и ассоциации на слово волк у киргизов в основном положительные – добрый, грозный, сильный, храбрый, красивый, лукавый и т.д.

Разное отношение разных народов к животным особенно наглядно проявляется в метафорическом переносе названия животного на человека. Если национальные культуры отличаются значительно, наблюдаются расхождения в зоосравнениях. Так, у казахов чибис ассоциируется с жадностью, сова – с безалаберностью и рассеянностью, пчела – со злобностью и недовольством, черепаха – с ленью и беспечностью. В сознании русских таких ассоциаций нет или совсем иные: пчела для русских – обозначение трудолюбия. У испанцев крот – символ тупости и ограниченности, хорек – назойливого любопытства и нелюдимости; у японцев горная обезьяна ассоциируется с деревенщиной, лошадь – с дураком, собака – с фискалом, утка – с простаком, клещ – с хулиганом. Другим народам такие ассоциации не свойственны.

В Индии можно польстить женщине, если сравнить ее с коровой, а походку – с походкой слона. Хороший комплимент японке – сравнение ее со змеей, татарке и башкирке – с пиявкой, олицетворяющей совершенство форм и движений. Обращение к женщине «Гусыня!» в русской культуре – оскорбление, в Египте – это ласковый комплимент.

Особенности культуры влияют на формирование внутреннего мира человека, определяют его национальный менталитет. Своеобразие национальной психологии отражается в речи, в системе словоупотребления, создавая колорит национальной картины мира (подробнее об этом см.: Плунгян В.А. Почему языки такие разные? – М., 2001).





страница8/15
Дата конвертации24.10.2013
Размер1,1 Mb.
ТипУчебно-методическое пособие
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   15
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы