Учебное пособие для технических вузов Серия «Современное высшее образование» icon

Учебное пособие для технических вузов Серия «Современное высшее образование»



Смотрите также:
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   32
^

ГЛАВА 6. Кризис международных отношений

§ 1. Создание военно-политических союзов


Европа накануне Первой мировой войны. К концу XIX в. стали всё более заметны преимущества утвердившейся в ряде стран Европы и в США индустриальной цивилизации. Во-первых, этот тип цивилизации гарантировал обществу не только относительно стабильный и высокий уровень жизни, во-вторых, обеспечивал ему широкий комплекс прав, в том числе право владеть и распоряжаться частной собственностью.

Политика социальных реформ, активно проводившаяся в ведущих индустриальных государствах, способствовала смягчению напряжённости в обществе. Государство и общество начинало связывать всё больше взаимных интересов, что в конечном итоге должно было привести ведущие индустриальные страны на эволюционный путь развития и минимизировать опасность возникновения внутренних конфликтов. Постепенно складывалось гражданское общество, т.е. возникала независимая от государственного аппарата система организаций и массовых движений, отстаивавших права и интересы граждан.

На рубеже XIX – XX вв. государства «первого эшелона», или «центра», достигли высокого уровня экономического развития, стремясь активно использовать все новейшие достижения науки и техники. Но страны «второго эшелона», или «полупериферии», желавшие попасть в число первых, теперь иногда оказывались в более выгодном положении – поскольку некоторые отрасли экономики для них являлись новыми, они с самого начала оснащали их по последнему слову техники, тогда как странам «центра» приходилось для этого многое перестраивать.

На рубеже XIX – XX вв. Германия, Австро-Венгрия, США, Япония, Россия и другие страны, стремившиеся догнать «центр», добились значительных успехов в развитии промышленности. На первое место в мире по валовому объёму промышленной продукции вышли США, темпы развития которых после Гражданской войны 1861 –1865 гг. постоянно ускорялись. Второе место занимала Германия, а Англия стояла теперь лишь на третьем месте.

Страны «центра» не могли удержать столь высокий темп, зачастую не успевая своевременно внедрять в производство новые технологии. К примеру, если к началу XX в. в США, Германии основным источником энергии уже было электричество, то в Англии по преимуществу использовался пар. В борьбе за рынки сбыта Великобритания также начинала уступать своим американским и немецким конкурентам, чьи товары теснили английские по всему миру, в том числе в самой Англии и её колониях.

Постоянный рост промышленного производства, естественно, вёл к экономической экспансии, что в условиях того времени неминуемо должно было привести к экспансии политической. Этот процесс означал столкновение интересов разных держав, поскольку поделить новые территории и рынки сбыта поровну не представлялось возможным: при любом таком дележе кто-то непременно оставался недоволен результатом, что, в свою очередь, должно было рано или поздно привести к новому переделу. Со временем эти споры начали приобретать характер вооружённых столкновений.

С 1898 по 1914 г. по миру прокатилось 50 локальных войн. Началом борьбы за передел мира стала испано-американская (1898 г.) война, победа в которой досталась США сравнительно легко и быстро. Она стала началом поворота в американской внешней политике: США впервые нарушили доктрину Монро (согласно этой доктрине, США ограничивали зону своих интересов Западным полушарием, добровольно устраняясь от участия в европейских делах), отобрав у испанцев не только остров Пуэрто-Рико в Карибском море, но также Филиппинские и некоторые другие острова в Тихом океане. Впрочем, США и раньше предъявляли свои торгово-экономические претензии на Тихоокеанский регион (в Японии и Китае), но теперь они получили стратегический плацдарм в Тихом океане.

Продолжением этого процесса стали англо-бурская (1899 – 1902 гг.) и русско-японская (1904 – 1905 гг.) войны, а завершением – Первая мировая война. К началу ХХ в. мир в значительной мере оказался «поделён» между многонациональными и колониальными империями. В Европе господствовали три монархии: германская, астро-венгерская и российская. Владения последней простирались до восточной оконечности азиатского континента. Почти вся Африка, Южная и Юго-Восточная Азия принадлежали Англии, Франции, Португалии, Германии и Италии. Но большинство этих держав полагали существующий раздел несправедливым по тем или иным причинам и стремились изменить существующее положение.

В условиях постоянного столкновения интересов различных стран особое значение приобретало формирование международных союзов и блоков. Для ведущих государств участие в них позволяло ещё сильнее укрепить свои позиции, а шансы на успех более слабых государств в этом случае существенно повышались.

К началу XX в. в Европе сложились два основных блока. Ещё в 1879 г. быстро набирающая мощь Германия заключила союз с Австро-Венгрией, а в мае 1882 г. к ним присоединилась и Италия. Так возник Тройственный союз – одна из основных сил в будущей мировой войне. В то время Россия была связана с Германией и Австро-Венгрией так называемым Союзом трех императоров, который, впрочем, предусматривал лишь взаимный нейтралитет в случае войны с другими державами. Тройственный же союз подразумевал военную взаимопомощь его участников, поэтому Россия увидела в нем для себя угрозу. Встревожена была и Франция, помнившая своё поражение во франко-прусской войне 1870 г. В августе 1891 г. Россия и Франция заключили союз, дополненый в декабре 1893 г. военной конвенцией, который стал противовесом Тройственному. В апреле 1904 г., после долгих колебаний, Англия вступила в союз с Францией, а в августе 1907 г. – и с Россией. Возникший в итоге блок стали называть «Тройственным согласием», или Антантой (от французского «entente» – согласие).

Планы вооруженной борьбы за передел мира готовились всеми сторонами заблаговременно и в глубокой тайне.

Важнейшую роль в расстановке сил в мире играли англо-германские и франко-германские противоречия. К извечной борьбе Германии и Франции за Эльзас и Лотарингию к началу XX века добавились столкновения за колонии в Северной Африке, в частности, Марокко. Что же касается Великобритании, то её интересы сталкивались с немецкими в Турции и на Среднем Востоке.

Немецкая угроза заставила Англию и Францию искать союз против общего врага. В договоре 1904 г. предусматривалось разграничение сфер влияния этих двух держав в Африке и Азии и ни слова не говорилось о союзе против Германии. Однако именно он положил начало присоединению Англии к франко-русскому военному союзу. С этого момента английская дипломатия стала искать пути достижения соглашения с Россией, в частности, неоднократно предлагая начать переговоры по поводу урегулирования англо-российских конфликтов в Азии, что и привело к русско-английскому соглашению 1907 г.

Обе группировки вели активную дипломатическую борьбу за расстановку сил и вовлечение в блоки новых союзников. Это усиливало межгосударственные противоречия и приводило к ряду военных конфликтов и локальных войн. К началу Первой мировой войны государства противостоящих блоков развернули многомиллионные армии и создали развитую военную промышленность.

^ Россия накануне Первой мировой войны. Внешне- и внутриполитическая ситуация в России определялась тремя важными факторами: поражением России в войне с Японией; первой российской революцией; изменением расстановки сил в мире.

Россия затратила на войну с Японией значительные средства и понесла огромные людские потери. В ходе войны стала видна её военная слабость и недостатки в производстве вооружения и боеприпасов, а окончание военных действий принесли России возросший государственный долг и рост революционного движения. К тому же на Дальнем Востоке Россия оказалась в дипломатической изоляции, что имело для неё серьёзные последствия. Поражение в войне сильно подорвало авторитет Романовых не только внутри страны, но и на международной арене.

Непростая внутриполитическая ситуация вынуждала российское правительство стремиться предотвратить европейскую войну. Россия менее других великих держав была готова вступить в немедленную борьбу, что и определило задачи российской дипломатии в период 1906 – 1914 годов. Учитывалось и соотношение политических сил внутри государства.

Существовало два крупных направления: сторонники союза с Германией и Австро-Венгрией; сторонники союза с Англией и Францией.

В число первых входили многие министры, часть двора, «немецкая партия», сильная своим влиянием в армии и особенно в гвардии и при дворе, небольшая часть крупной буржуазии, связанная с немецким капиталом, а также влиятельная, хотя и немногочисленная правочерносотенная группировка, куда входили в основном владельцы крупных поместий. Позиция последних, в частности, обуславливалась тем, что Германия ввозила в Россию промышленные товары, а вывозила продукцию сельского хозяйства. Черносотенцы к тому же прямо говорили о возможной немецкой военной помощи в случае революции в России. Обе монархии связывали политические и родственные симпатии.

Однако позиции этой группировки сильно подрывала сама Германия, правящие круги которой теперь считали войну с Россией не только возможной, но и выгодной, поскольку она могла открыть доступ к землям Польши, Прибалтики и Украины. Конфликты создавало и проникновение немецкого капитала на Балканы, в Турцию и Персию.

На рубеже веков русско-германские противоречия быстро растут. Ещё в 1904 г. Германия, воспользовавшись русско-японской войной, навязала России невыгодный торговый договор, увеличив пошлины на русский хлеб и добившись снижения пошлин на свои товары. Строительство Германией Багдадской железной дороги через Балканы и Турцию прямо затрагивало интересы России, так как делало Германию главным противником проникновения России в Турцию и отдавало немцам реальные рычаги контроля над проливами Босфор и Дарданеллы, традиционно входившими в зону российских интересов.

Особое значение в обострении отношений с Германией имела поддержка ею австрийской экспансии на Балканах в период русско-японской войны. Основная соперница России в этом регионе стала ближайшей союзницей Германии.

В число вторых, т.е. сторонников союза с Англией и Францией, входили как представители крупной российской буржуазии, так и умеренные правые силы. Англия занимала важное место в торговле России, в развитии ее промышленности. Поэтому, когда после русско-японской войны Россия перестала быть серьёзным соперником Англии на Дальнем Востоке и последняя в 1906 г. предложила начать переговоры о разделе сфер влияния на Ближнем и Среднем Востоке, буржуазная пресса решительно выступила за переговоры с Англией. Большую роль здесь сыграло также и огромное влияние Англии на Японию, которая и после окончания войны была настроена к России достаточно агрессивно. Великобритания могла помочь предотвратить новые осложнения на Дальнем Востоке и посодействовать в заключении соглашения с Японией. Наконец, вопрос о черноморских проливах также нельзя было решить без Англии.

Союзнические отношения с Англией оказались результативны. Проникновение на Балканы и в Турцию немецко-австрийского капитала вынудило Англию и Россию пойти на взаимные уступки в других регионах, чтобы сплотиться против общего врага. По англо-русскому договору 1907 г. Северная Персия признавалась зоной влияния России. В том же году Россия подписала общеполитическое соглашение, торговый договор и рыболовную конвенцию с Японией, по которым Северная Маньчжурия и Внешняя Монголия признавались зоной влияния России, а Южная Маньчжурия и Корея – зоной влияния Японии. Это соглашение значительно улучшило русско-японские отношения. В 1910 г. Япония предложила превратить соглашение в «формальный союз». Секретный договор 1910 г. закреплял сотрудничество двух стран в ограждении их интересов в Маньчжурии от посягательств других держав.

Внутренняя социальная неустойчивость и военная слабость заставляли Россию искать как перспективные, так и временные соглашения с целью сохранения мира. Так, Россия была одним из инициаторов созыва в 1907 г. второй Гаагской мирной конференции, в которой участвовали 44 государства. Конференция приняла 13 конвенций, в основу которых был положен принцип гуманизации войны. Однако важнейшие предложения об ограничении вооружений и о введении третейского суда для разрешения международных конфликтов не встретили поддержки большинства великих держав, и особенно Германии.

Усилия российской дипломатии принесли свои плоды: в 1906 – 1914 годах удалось заметно улучшить отношения с Францией, Англией, Японией, Сербией, Черногорией, частично с Румынией и Италией, однако усилить влияние в Болгарии и Турции не получилось. Отношения же с Германией и Австро-Венгрией обострились до предела, особенно на Балканах, которые уже давно называли «пороховой бочкой Европы». И Россия, и Австро-Венгрия включали этот регион в сферу своих интересов, к тому же молодые балканские государства, ещё недавно входившие в состав Османской империи, стремились укрепить здесь свое положение.

Обострению международной обстановки во многом способствовал ^ Боснийский кризис 1908 – 1909 гг., поставивший Россию и Австро-Венгрию на грань войны. В августе 1908 г. австро-венгерское правительство решило аннексировать Боснию и Герцеговину – две бывшие турецкие провинции, населённые (как и Ново-Базарский санджак) по преимуществу сербами, которые вот уже 30 лет (по решению Берлинского конгресса 1878 г.) были оккупированы австрийскими войсками. Это вызвало резкий протест России и славянских государств Балкан, однако австрийскую акцию поддержала Германия. В результате Россия признала аннексию Боснии и Герцеговины. За ней вынуждена была пойти на уступки и Сербия.

Боснийский кризис имел очень важные последствия в международных отношениях. Германия полагала, что Россия наказана за своё сближение с Англией и по Антанте нанесён удар. Однако такая позиция Германии дала обратный эффект: с Боснийского кризиса началось заметное охлаждение русско-германских отношений. Поведение Германии сильно пошатнуло и ослабило позиции прогерманских кругов в России, от которых отошли те, кто симпатизировал Германии, но был враждебен Австро-Венгрии из-за её политики на Балканах. Также Боснийский кризис показал Германии, что будущую войну лучше всего начинать на Балканах, так как интересы членов Антанты здесь явно не совпадают, поскольку этот регион фактически находился в сфере интересов каждого из государств блока Согласия, вынуждая таким образом эти страны конкурировать здесь друг с другом. Россия же после Боснийского кризиса включилась в гонку вооружений.

В январе 1913 г. произошло событие, окончательно размежевавшее российские и немецкие интересы: в результате государственного переворота в Константинополе к власти пришли пронемецкие силы. Осенью 1913 г. Германия договорилась с ними об отправке в Турцию большой группы немецких офицеров и генералов, занявших в турецкой армии важнейшие командные посты. Это вызвало возмущение в России – стало ясно, что Германия путём военной миссии произвела явный захват проливов и окончательно включила Турцию в число своих союзников.

В первой половине 1914 г. в немецких газетах началась широкая антирусская пропаганда. В ответ на обвинение в неготовности к войне и статьи в германской печати о плохом состоянии русской армии в газете «Биржевые новости» по поручению военного министра Сухомлинова была напечатана статья «Россия хочет мира, но готова к войне». На самом деле Россия к лету 1914 г., конечно, ещё не была готова к войне, хотя по сравнению с 1906 г. подготовка была произведена довольно значительная (особенно активно она велась с 1909 г., когда стало ясно, что миролюбивые тенденции во внешней политике явно нереальны). Однако в русской армии недоставало вооружения, особенно тяжелой артиллерии и пулеметов, не хватало обмундирования.

Таким образом, к начале XX века накопилось немало серьезных межгосударственных противоречий, которые большинство ведущих стран стремились разрешить вооружённым путем. В центре Европы сложились две мощные военные группировки во многом с противоположными интересами, что делало войну почти неизбежной, хотя ни одна сторона и не торопилась её начинать.

В России при оценке внутриполитического положения в правящих кругах не было единства. Большинство считало, что война поможет стабилизировать внутреннее положение и отвлечёт народ от революционной борьбы. Наиболее дальновидные лидеры, однако, полагали, что война, напротив, спровоцирует революцию.




страница18/32
Дата конвертации24.10.2013
Размер7,64 Mb.
ТипУчебное пособие
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   32
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы