Исследовательская работа Тема: Образ Петербурга в творчестве А. С. Пушкина, И. А. Гончарова и Н. В. Гоголя icon

Исследовательская работа Тема: Образ Петербурга в творчестве А. С. Пушкина, И. А. Гончарова и Н. В. Гоголя



Смотрите также:
Исследовательская работа

Тема: Образ Петербурга в творчестве А.С.Пушкина, И.А.Гончарова и Н.В.Гоголя.

Выполнил: ученик 10«А» класса СОШ №3

Новиков Сергей

Учитель: Хренова О.Е.

Кашин 2008 г.

Содержание

Введение стр. 3

  1. Петербург в жизни и творчестве Пушкина стр.4

  2. Петербург в творчестве Гоголя стр. 13

  3. Петербург в творчестве Гончарова стр. 16

Заключение стр. 18

Список литературы стр.19

Введение.

«Город пышный, город бедный, Дух неволи, стройный вид, Свод небес зелено-бледный, Скука, холод и гранит.»

А.С.Пушкин

Петербург... Город, к которому в своих произведениях обращались многие писатели от Ломоносова до поэтов наших дней.

Цель данного работы - показать образ Петербурга в творчестве А. С. Пушкина, Н. В. Гоголя и И. С. Гончарова. Какую роль сыграл город в жизни и творчестве вышеперечисленных творцов русской литературы? Каким воспели они этот славный град в своих произведениях?

Ведь было два Петербурга. Один - город, созданный руками гениальных архитекторов, Петербург Дворцовой площади и Дворцовой набережной, Петербург дворцовых переворотов и пышных балов, Петербург - символ величия и расцвета послепетровской России, поражающий нас своим великолепием и по сей день. Но был и другой город - город нищеты и несправедливости.

Моя работа построена следующим образом: в первой части дано описание Петербурга Пушкиным в своих произведениях; во второй - каким увидел город Гоголь; и, наконец, третья часть - Петербург в творчестве Гончарова.

1. Петербург в жизни и творчестве Пушкина.

В Петербурге Пушкин провел более трети своей жизни -лучшие годы юности и годы зрелости, наивысшего напряжения духовных сил, творческого подъема и бренных житейских проблем. И, наконец, трагическая развязка - дуэль на Черной речке как символ страданий и фатализма в судьбе поэта. Ни один город не был им воспет с таким высоким чувством как «град Петров» и в таких разных произведениях: поэмах, прозе, стихах, письмах.

Но Петербург в восприятии великого поэта оставался всегда двойственным. Это был город его друзей и соратников, символ величия России, но в то же время - столицей империи, дом самодержцев Российских, исполнительно следящей за ним жандармерией (во главе с А.Х.Бенкендорфом, попортившим немало крови поэту; чего стоит объемная переписка только по поводу цензуры его произведений), оплот русской научной мысли и придворного общества. Вот откуда идут столь различные образы Петербурга в творчестве Пушкина.

С одной стороны, известное всем со школьной скамьи:

«Люблю тебя, Петра творенье,

Люблю твой строгий, стройный вид,

Невы державное теченье,

Береговой ее гранит,

Твоих оград узор чугунный,

Твоих задумчивых ночей

Прозрачный сумрак, блеск безлунный,

Когда я в комнате моей

Пишу, читаю без лампады,

И ясны спящие громады

Пустынных улиц, и светла

Адмиралтейская игла,

И, не пуская тьму ночную

На золотые небеса,

Одна заря сменить другую

Спешит, дав ночи полчаса».

(из «Медного всадника»)

С другой - «свинский Петербург» и

Город пышный, город бедный,

Дух неволи, стройный вид,

Свод небес зелено-бледный,

Скука, холод и гранит...

или из письма Н.М.Языкову:

"... И я с веселою душою

Оставить был совсем готов

Неволю Невских берегов -

И что ж? Гербовые заботы

Схватили за полы меня

И на Неве, хоть нет охоты,

Окованным остался я.

Ах, юность, юность удалая!

Могу ль тебя не пожалеть?

В долгах, бывало, утопая,

Заимодавцев избегая,

Готов я всюду был летать,

Теперь докучно посещаю

Своих ленивых должников

И тяжесть денег и годов,

^ Остепенившись, проклинаю», то есть можно говорить о Петербурге величественном и низком, Петербурге юности А.С.Пушкина и восприятии его же в зрелые годы. I

Пушкин впервые осознанно познакомился с Петербургом в июле 1811 года, когда двенадцатилетним мальчиком приехал поступать во вновь открывающееся учебное заведение - Царкосельский лицей. (Есть сведения, что Пушкин на втором году жизни увидел Петербург, но прожила семья Пушкиных в Петербурге всего около года. Об этом Пушкин пишет в письме к жене: «Видел я трех царей: первый велел снять с меня картуз и пожурил за меня мою няньку». (1801 г.) Он приехал вместе со стихотворцем Василием Львовичем Пушкиным (дядей поэта) и приятельницей В.Л.Пушкина Анной Николаевной Ворожейкиной. Жили они, в считавшейся одной из лучших в Петербурге, гостинице Демута.

Столица ошеломила Александра. Она была так не похожа на его родную тихую Москву! После пестрой Москвы Петербург поразил его своей величественной красотой, блеском вод и белыми ночами.

Заветное в начале XIX века слово «театр» рождает у Пушкина желание воспеть это славное детище русской культуры в романе «Евгений Онегин» и ключом к «онегинскому» Петербургу является театр:

«Волшебный край! там в стары годы,

Сатиры смелый властелин,

Блистал Фонвизин, друг свободы,

И переимчивый Княжнин;

Там Озеров невольны дани

Народных слез, рукоплесканий

С младой Семеновой делил,

Там наш Катенин воскресил

Корнеля гений величавый;

Там вывел колкий Шаховской

Своих комедий шумный рай...»

Образ северной столицы, созданный Пушкиным в первой главе романа, - это декабристский Петербург, Петербург высокой духовности, исполненный красоты и добра, город, помогающий новому, порожденному великой освободительной войной (1812 года) поколению самоотверженно искать пути к свободе России, к ее спасению от абсолютной монархии, пути к парламентаризму.

Живя в Петербурге, столице и оплоте русского самодержавия, Пушкин не мог не видеть значения этого города, историю его создания для России. Когда Пушкин писал

-

«Медного всадника» он был уже в поре зрелости, признанным основателем русской реалистической прозы, драматургом, историком. Это время, когда обострялся взгляд человека и художника на город. Никто как Пушкин не смог добавить романтики этому городу, образу Невы, как одушевленному, живому существу. Для того, чтобы узнать как относился к городу сам Пушкин, надо просто читать его произведения: все, что он хотел сказать о Петербурге, сказано им самим.

В поэме прославляется «великие думы» Петра, его творенье - «град Петров», «полночных стран краса и диво», новая столица русского государства, выстроенная в устье Невы, «под морем», «на мшистых, топких берегах», из соображений военно-стратегических («отсель грозить мы будем шведу»), экономических («сюда по новым им волнам все флаги в гости будут к нам») и для установления культурной связи с Европой («природой здесь нам суждено в Европу прорубить окно»). Наводнение, показанное в поэме как бунт покоренной, завоеванной стихии против Петра, губит жизнь Евгения - простого и честного человека и губит жизнь его невесты - Параши. Петр в своих великих государственных заботах не думал о беззащитных маленьких людях, принужденных под угрозой наводнения (как не думал и о сотнях жизней о строительстве города). Пушкин первый поднял эту тему: никакого эпилога, возвращающего нас к первоначальной теме величественного Петербурга, - эпилога, примиряющего нас с исторически оправданной трагедией Евгения, Пушкин не дает. Противоречие между полным признанием правоты Петра I, не могущего считаться в своих государственных «великих думах» и делах с интересами отдельного человека, и полным же признанием правоты каждого человека, требующего, чтобы с его интересами считались, - это явное противоречие остается неразрешенным в поэме.

«Вступление» к «Медному всаднику» написано в торжественном стиле, классическом стиле. По своему стилю оно резко отличается от стиля всех других частей поэмы. Поэтому часто воспринимается как самостоятельное произведение. От повествовательных частей поэмы оно отличается, прежде всего, своим торжественно-ликующим тоном. «Вступление» часто называют гимном великому городу. Все другие изображения Петербурга - будь то Петербург Гоголя, Некрасова или Достоевского -всегда сопоставляются с Петербургом «Вступления» Пушкина. Сами эти писатели осознавали созданные ими образы Петербурга как полемические по отношению к пушкинскому. «Люблю тебя, Петра творенье...» - повторял Достоевский Пушкинский стих. И тут же ответил: « Виноват, не люблю его».

«Прошло сто лет, и юный град,

Полнощных стран краса и диво,

Из тьмы лесов, из топи блат,

Вознесся пышно, горделиво;

Где прежде финский рыболов,

Печальный пасынок природы,

Один у низких берегов

Бросал в неведомые воды

Свой ветхий невод, ныне там

По оживленным берегам

Громады стройные теснятся

Дворцов и башен; корабли

Толпой со всех концов земли

К богатым пристаням стремятся;

В гранит оделася Нева;

Мосты повисли над водами;


Темно-зелеными садами Ее покрылись острова, И перед младшею столицей Померкла старая Москва, Как перед новою царицей Порфироносная вдова. Люблю тебя, Петра творенье,

Красуйся, град Петров, и стой Неколебимо, как Россия, Да умирится же с тобой И побежденная стихия; Вражду и плен старинный свой Пусть волны финские забудут И тщетной злобою не будут Тревожить вечный сон Петра!»

Начиная с 1717 года Петербург строился очень интенсивно, ежегодно возводилось по несколько сот новых зданий, и к концу жизни Петра (1725 г.) столица была большим городом с населением 40 тысяч человек. Появление крупного города на пустом месте и в краткий срок явилось невиданным в Европе событием. Петр I приказал, чтобы высота шпиля на Петропавловском соборе превосходила высоту колокольни Ивана Великого, самого высокого сооружения в Московском Кремле. Нева определила архитектурный облик города: от нее пролегли первые дороги, в дальнейшем ставшие центральными улицами города.

Описывая наводнения, Пушкин очень ярко описал разбушевавшуюся Неву:

«Осада! приступ! злые волны,

Как воры, лезут в окна. Черны

С разбега стекла бьют кормой.

Лотки под мокрой пеленой,

Обломки хижин, бревна, кровли,

Товар запасливой торговли,

Пожитки бледной нищеты,

Грозой снесенные мосты,

Гроба с размытого кладбища Плывут по улицам! Народ

Зрит божий гнев и казни ждет. Увы! все гибнет: кров и пища!

Где будет взять? В тот розный год

Покойный царь еще Россией Со славой правил. На балкон, Печален, смутен вышел он

И молвил: «С божией стихией Царям не совладеть». Он сел И в думе скорбными очами

На злое бедствие глядел.

Царь молвил - из конца в конец, По ближним улицам и дальним,

В опасный путь средь бурных вод Его пустились генералы

Спасать и страхом обуялый

И дома тонущий народ.

«Боже, боже! там -Увы! близехонько к волнам,

Почти у самого залива –

Забор некрашенный, да ива

И ветхий домик: там оне, Вдова и дочь, его Параша,

Его мечта...»

И обращен к нему (Евгению) спиною,

В неколебимой вышине,

Над возмущенною Невою

Стоит с простертою рукою

Кумир на бронзовом коне.

На следующий день Евгений выясняет, что дом его невесты смыт, и она погибла. К утру в городе - центре «уже прикрыто было зло». «Чиновный люд, покинув свой ночной приют, на службу шел. Торгаш отважный, не унывая открывал Невой ограбленный подвал, сбираясь свой убыток важный на ближнем выместить». Как и в «Евгении Онегине» Пушкин живо описывает каждодневные заботы горожан разных сословий.

«...А Петербург неугомонный

Уж барабаном принужден.

Встает купец, идет разносчик,

На биржу тянется извозчик,

С кувшином охтинка спешит,

Под ней снег утренний хрустит.

Проснулся утра шум приятный.

Открыты ставни; трубный дым

Столбом восходит голубым,

И хлебник, немец аккуратный,

В бумажном колпаке, не раз

^ Уж отворял свой васисдас». «Неугомонному Петербургу» нет дела до конкретного маленького человека Евгения. Что до того, что стихия забрала его счастье, отобрала ум? Безумие описано Пушкиным весьма точно: «тихонько стал водить очами с боязнью дикой на лице». Всполох сознания обращает вину за свои несчастья на «властелина судьбы». Далее Пушкин задает с позиций сегодняшнего дня риторический вопрос: «Не так ли ты над самой бездной, на высоте, уздой железной Россию поднял на дыбы?». Сколько раз еще в истории России будут поднимать ее на дыбы. В поэме «обуянный силой черный» Евгений грозит: «Добро, строитель чудотворный! - шепнул он, злобно задрожав -Ужо тебе», но быстро понимает, что замахнулся слишком сильно, переступил все дозволенные ему границы и в страхе бежит. Кажется ему, что медный всадник повсюду его преследует.

Пушкин поэтизирует и воспевает не только Петербург - город, но и быт, и сословные отношения в самом городе. В «Пиковой даме», «Домике в Коломне» и других «петербургских» его произведениях - описания улиц, частей города настолько точны, что следуя им, можно отыскать те места или дома, где волей автора оказываются его герои. Площади, сады, бульвары и улицы запечатлелись в произведениях Пушкина.

«Пиковая дама» написана в Болдинскую осень 1833 года. В основе мистический сюжет. Неподалеку от дома Жадимеровского, где квартировал поэт, на соседней Малой Морской улице (ныне - улица Гоголя) находился особняк, принадлежавший княгине Наталье Петровне Голициной (сейчас - дом 10). Предание нарекло этот особняк домом «Пиковой дамы». Черты Голициной, фрейлины при дворах пяти императоров, умной, властной старухи, пережившей свой век, узнавали современники в образе пушкинской графини. «Моя «Пиковая дама» в большой моде, - записывает Пушкин в дневнике вскоре после выхода повести в свет. - Игроки понтируют на тройку, семерку и туза. При дворе нашли сходство между старой графиней и кн. Натальей Петровной и, кажется, не сердятся...» Под наслоениями перестроек, постигших особняк Голициной, угадывается «дом старой архитектуры» в одной из главных улиц Петербурга.

У обрусевшего немца, офицера Германна, рождается дикая алчная жажда к деньгам, которая толкает его на ложь, обман и преступление. Если у Евгения («Медный всадник») рассудок помутился из-за горя, то у Германна в основе безумия - порок. В столице много сумасшедших: огромный город не щадит своих подданных. Трудно назвать нормальной жизнь выжившей из ума старой графини и мучимой ею воспитанницы Лизаветы Ивановны. После смерти графини она выгодно выходит замуж и ... берет себе воспитанницу, с которой, вполне возможно, будет обращаться в соответствии с уроками, полученными в доме Томских.

Абсурдна жизнь председателя общества богатых игроков «славного Чекалинского, проведшего весь свой век за картами и нажившего некогда миллионы, выигрывая векселя и проигрывая чистые деньги...». Молодые дворяне -офицеры так же ночи напролет играют в карты или танцуют до утра... Пуста и бессмысленна жизнь столичной аристократии. Она увлекается сочинениями мистика Сведенборга, повторяет сказки о легендарном Сен-Жермене, верит в привидения и чудесные карты. В «Пиковой даме» был окончательно создан новый, впервые явленный в литературе образ Петербурга - столицы империи, города призрачно абсурдной жизни, города фантастических событий, происшествий, идеалов, города, обесчеловечивающего людей, уродующего их чувства, желания, мысли, их жизнь. Слепая и дикая власть города над человеком объяснена Пушкиным социально. Таков Петербург, описанный Пушкиным в «Пиковой даме».

«Станционный смотритель» относится к циклу «Повестей Белкина» и написан Пушкиным раньше «Пиковой дамы» на 3 года. События жизни главного героя Вырина проходят в Петербурге. Вырин ищет Минского, ротмистра, который обманом увез дочь Вырина Дуню. Вырин «сущий мученик четырнадцатого класса, огражденный своим

чином токмо от побоев, и то не всегда». Вырин выясняет, что ротмистр живет в гостинице Демута - близ Невского проспекта. Петербург представлен в повести в социальном и нравственном контрасте - на окраине, в Измайловском полку, жил бедный и обиженный Вырин, в центре в дорогой гостинице жил богатый офицер Минский. Топография как бы дает социально-нравственную содержательность. Придя к Минскому, Самсон Вырин просит вернуть ему дочь, «ведь вы натешились ею». Благородный дворянин Минский, сунув старику деньги за рукав, выпроводил его на улицу. Пушкин создает ситуацию, когда оскорбленный человек, маленький беззащитный чиновник остается один на один с городом - человек на улице. Скорее всего, Вырин, выйдя из Демутовой гостиницы попал на Невский проспект. Во всяком случае, чтобы вернуться в Измайловский полк, надо было пересечь Невский. Развернув сверток и увидев деньги -оплата за Дуню, Вырин в горечи и гневе бросил их наземь и притоптал каблуком. Отойдя несколько шагов, он остановился и решил вернуться за деньгами, но их уже не было. «Хорошо одетый молодой человек, увидя его, побежал к извозчику, сел поспешно и закричал: «пошел!».

Действие не случайно перенесено на улицу центральной части Петербурга - теперь в нем, городе, оказались сфокусированы силы, исходящие от обидчиков, проживающих в центре столицы и определяющих ее лицо. Реноме Минского, респектабельного, богатого, благородного дворянина, оказалось фальшивым. На самом деле это себялюбивый, эгоистичный человек, способный лгать (притворился больным в доме приютившего его Вырина, чтобы соблазнить и увезти Дуню), равнодушный к чужому горю, горю отца. Так же обманчива, фальшива наружность «хорошо одетого молодого человека», который украл деньги старика.

Лжет, обманывает, обижает этот Петербург, эта столица - такой напрашивается вывод. Социальный быт и нравы пушкинского Петербурга можно рассматривать как исторические свидетельства той эпохи.

2. Петербург в творчестве Гоголя

Наиболее полно и ярко тема Петербурга в творчестве Гоголя представлена в цикле «Петербургские повести».

Гоголь продолжил пушкинскую традицию. Но продолжил своеобразно, причем в значительной мере опираясь на свой собственный, личный опыт.

Приехав двадцатилетним юношей из далекой провинции в столицу, он пережил тяжкое испытание. Гоголь увидел Петербург совсем не тем, каким он представлялся по слухам его романтическому воображению. Эти слухи он называет теперь лживыми. В далеком и тихом Нежине думалось, что там, в шумном многоголосье Петербурга кипит деятельная жизнь, направленная на благо общества. Ничего похожего! Тишина, покой, отсутствие благородных стремлений, лишенные каких бы то ни было высоких порывов люди - вот что прежде всего Гоголя. Великолепное изображение чиновной и надменной, бездушной и социально разобщенной столицы дал Гоголь в своих повестях.

Петербург поразил Гоголя картинами глубоких общественных противоречий и трагических социальных контрастов. Грубое унижение человека, торжество «кипящей меркантильности», атмосфера полицейского произвола - все это, по словам Гоголя, превращало Петербург, город всесильной бюрократии и бездушных чиновников, в гранитную казарму. И еще. Это какой-то странный город! Здесь многое не похоже на то, что происходит в других местах.

Люди, нравы, обычаи - на всем лежит особый отпечаток Петербурга, города, в котором все показное, фальшивое, торжествует пошлость и гибнут талант и вдохновение.

Вот эти личные впечатления Гоголя легли в основу всего цикла петербургских повестей.

Главным, можно сказать, сквозным его героем является сам Петербург. В нем, этом городе, воплощены силы зла, он в известном смысле выражает противоречия и трагизм всей русской действительности. Петербург не просто фон, на котором происходят события, не внешняя рама сюжета. Он играет важную роль в композиционной структуре каждой повести. Вот почему образ Петербурга чрезвычайно существен для понимания идейной и эмоциональной атмосферы всего цикла.

Гоголевский Петербург предстает перед читателями как воплощение всех безобразий и несправедливостей, творившихся в полицейско-бюрократической России. Это город, где «кроме фонаря все дышит обманом» ( «Невский проспект» ), в котором разыгрывается драма одаренного художника, ставшего жертвой страсти к наживе ( «Портрет» ). В этом страшном, безумном городе происходят удивительные происшествия с чиновником Ковалевым ( «Нос» ), здесь нет житья бедному, честному человеку ( «Шинель» ). Герои Гоголя сходят с ума или погибают в неравном единоборстве с жестокими условиями действительности. Нормальные отношения между людьми искажены, справедливость попрана, красота загублена, любовь осквернена.

Никогда еще прежде мысль Гоголя так пронзительно и беспощадно не обличала действительность современной России. Весь цикл повестей представлял собой как бы вопль негодования против трагической неустроенности жизни, против всех тех, кто ее опошлил, обесчеловечил, сделал невыносимой.

Образ Петербурга в восприятии Гоголя всегда двойствен, внутренне контрастен. В сущности, нет в повестях единого, цельного образа столицы. Богатые и бедные, беспечные бездельники и горемыки-труженики, начальники и подчиненные, преуспевающие пошляки и терпящие крушение благородные романтики - каждая молекула Петербурга имеет две стороны. И их обе тщательно исследует писатель.

Петербургский цикл открывается повестью «Невский проспект». По-разному выглядит «главная выставка» столицы в различные часы дня и вечера. На ней представлена «тысяча непостижимых характеров и явлений». Из пестрой толпы перо Гоголя выхватывает какие-то детали костюма или портрета, и в них с поразительной яркостью отражается весь Петербург. Вот «бакенбарды единственные, пропущенные с необыкновенным и изумительным искусством под галстук», вот «усы чудные, никаким пером, никакой кистью неизобразимые», вот «талии, какие даже вам не снились никогда: тоненькие, узенькие, талии никак не толще бутылочной шейки», а вот «дамские рукава», похожие на «два воздухоплавательные шара», а еще «щегольский сюртук с лучшим бобром», или «галстук, возбуждающий удивление». В этой шумной пестрой толпе Гоголь проницательно угадывает повадки и манеры людей всех чинов и званий, богатых и бедных, знатных и безродных. На нескольких страничках писателю удалось показать «физиологию» всех социальных этажей петербургского общества. Центральное, впрочем, место в этой картине занимают обитатели верхних и средних этажей - дамы и господа, титулярные и надворные советники, губернские и коллежские секретари. Всех этих людей объединяет

стремление казаться красивее, богаче, солиднее, чем они есть на самом деле. Пышное великолепие Невского оборачивается его внутренней пустотой и безобразием.

В каждой из гоголевских повестей раскрывается какая-то существенная грань Петербурга его бытового или нравственного уклада. В этом отношении особенно примечательна повесть «Нос». Сюжет ее развивается таким образом, что позволяет автору дать наиболее полный социально-психологический разрез петербургского общества. Это при том, что сюжет основан на совершенно невероятной истории. Нелепое, фантастическое происшествие, случившееся с коллежским асессором Ковалевым, дало возможность писателю заглянуть в самые потаенные углы Петербурга и сделать важные обобщения. Гоголь показал, что в условиях бюрократического гнета и чиномании, человек - ничто, главное не он сам, а его чин.

Петербург Гоголя - это город, поражающий социальными контрастами. Парадная красота его пышных дворцов и гранитных набережных, беспечно разгуливающая по тротуарам Невского щегольски наряженная толпа - это не подлинный Петербург. Оборотной стороной этого фальшивого великолепия выступает Петербург - город мелких чиновников и мастеровых с его мрачными трущобами на окраинах, город тружеников-бедняков, жертв нищеты и произвола.

3. Петербург в творчестве Гончарова

Каким представлен Петербург в творчестве Гончарова? При изучении этого вопроса пришлось столкнуться с наибольшими трудностями, так как в истории литературы эта тема не слишком широко освещена. Все же я попытаюсь ответить на этот вопрос в своей работе.

Иван Александрович Гончаров издавна считается одним из самых объективных русских писателей. Он дает художественные картины жизни, предоставляя читателю самому, своим собственным умом вершить суд и выносить приговор.

И в своем первом романе «Обыкновенная история» Гончаров нарисовал картину русской жизни в небольшой деревенской усадьбе и в Петербурге 40-х годов 19 века. Разумеется, Гончаров не мог дать полной картины жизни деревни и Петербурга, как вообще ни один автор не мог этого сделать, потому что жизнь всегда многообразнее любого ее изображения.

Главный герой романа - Александр Адуев, провинциальный юноша, приехавший в Петербург с неясными самому ему намерениями, повинуясь непреодолимому стремлению выйти за пределы мира, ограниченного родным поместьем. Гончаров сумел понять, что Петербург и провинция, а в особенности деревня - это два органически целого мира и, в то же время, две исторические стадии состояния общества. Крепостная деревня, барское поместье - идеальное воплощение феодальных отношений, Петербург - образ нового, европеизированного, но по своим формам характерного для русской государственности буржуазного общества.

Представителем столично-петербургской жизни в романе выступает дядя Александра - Петр Иванович Адуев, преуспевающий чиновник департамента внешней торговли и одновременно заводчик. Этот новый тип, идущий на смену людям обветшалого феодального уклада, - капиталист. А капиталист во все времена, с самого начала своего рождения и во всех странах един - это человек деле и расчета.

Молодой Адуев не сразу понимает, что, поставив человеческую личность в условия жесткой конкуренции, Петербург побуждает молодых людей работать, совершенствовать свои знания, способности, мобилизовать все свои творческие ресурсы.

Характеристику петербургской жизни Гончаров дает и на страницах романа «Обломов». Петербургские знакомые Обломова каждый на свой лад являют духовному взору героя образцы псевдодеятельности, будь то бездумное «порханье» Волкова по

столичным гостиным, либо пустопорожние рассуждения Судьбинского о целесообразности постройки собачьих конур в губернских присутствующих местах. «Под этой всеобъемностью кроется пустота, отсутствие симпатии ко всему», - проницательно замечает Обломов. Петербургское общество представлено в романе глазами главного героя. Он называет их мертвецами, спящими людьми. Вечная суета, сплетни, пересуды, по словам Обломова, - скука. А вот как говорит он о лучшей молодежи: «А наша лучшая молодежь, что она делает? Разве не спит, ходя, разъезжая по Невскому, танцуя? Ежедневная пустая перетасовка дней! ... А сойдутся между собой, перепьются и подерутся, точно дикие! Да не одна молодежь: посмотри на взрослых. Собираются, кормят друг друга, ни радушия, ни доброты, ни взаимного влечения! Собираются на обед, на вечер, как в должность, без веселья, холодно, чтоб похвастать поваром, салоном, и потом под рукой осмеять, подставить ногу один другому.» Не увидел наш герой в этом обществе искренности и симпатии.

Заключение

Петербург в творчестве Пушкина, Гоголя и Гончарова изображен не музейными картинками далекого прошлого, а реальным, поныне узнаваемым городом. Поэтому, говоря о Петербурге, мы воспринимаем его облик таким, каким видели и верно изобразили его вышеперечисленные писатели в своих произведениях.

Список литературы:

1. Пушкин А.С.

Медный всадник: Кн. для чтения с иллюстрациями А.Бенуа и комментариями.-М.: Изд-во «Русский язык», 1980.

2. ЛотманЮ.М.

Пушкин А. ~ С-Петербург: «Искусство - СПб», 1995.

  1. Пушкинский Петербург. - Л.: «Ленинградское газетно-журнальное и книжное изд-во», 1949.

  2. Зажурило В.К. и др.

«Люблю тебя, Петра творенье...»: Пушкинские места Ленинграда.- Л.: Лениздат, 1989.

  1. Машинский СИ. «Художественный мир Гоголя»: М.: Изд-во «Просвещение», 1971.

  2. История русской литературы 19 века : ч.2 (1840-1860 годы) М.:ГИЦ«Владос»,2005г.

  3. Машинский СИ.

«Вершины», - книга о выдающихся произведениях русской литературы. М.: Изд-во «Детская литература», 1981.

8. Недзвецкий В.А.
«Романы И.А. Гончарова».-

М.: Изд-во Московского Университета, 2000 г.

9. Гончаров И.А.
«Обломов».-

М.: Изд-во «Детская литература», 1982 г.



Скачать 187.97 Kb.
Дата конвертации24.10.2013
Размер187.97 Kb.
ТипИсследовательская работа
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы