Утопия, антиутопия и пиратские утопии icon

Утопия, антиутопия и пиратские утопии



Смотрите также:
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   35


Состязание среди органов управления асимметрично, по крайней мере, до тех пор, пока государство сохраняет монополию на применение насильственных санкций в отношении органов управления, находящихся ниже на иерархической лестнице. Однако возможности государства для внедрения действующих законов с помощью санкций значительно ограничены самим существованием глобального Интернета, что обеспечивает достойную стратегию ухода для сетей и других органов управления низкого порядка.


В классификации органов управления есть что-то асимметричное, по крайней мере, до тех пор, пока государство сохраняет монополию на использование насильственных санкций в случаях столкновения с нарушениями тех правил, которые провозглашает. Таким образом, мы можем вести речь о способности этого органа управления налагать свои законы на индивидов, договаривающиеся стороны или организации, находящиеся ниже в иерархии органов управления, но не наоборот. Никакие отдельные деятели, договаривающиеся стороны или организации не могут также применять свои правила к государству, когда эти правила вступают в конфликт с законами государства. Вообще говоря, эффективность государственных санкций — это функция, обратная легкости, с которой органы управления более низкого порядка могут «выйти» из режима, определенного этими законами, избегая обнаружения поведения, нарушающего правила, или избегая санкций, применяемых государством за такие нарушения, или иным образом уходя из-под законодательной юрисдикции государства как органа управления*11.


Понятие «выхода» можно обобщить, чтобы применить ко всей иерархии органов управления, то есть, может быть, полезно думать, что каждый орган управления обладает способностью применять свои правила к органам управления более низкого уровня, а каждому из них необходимо полагаться на ту или иную форму выхода для того, чтобы противостоять этому применению. Таким образом, организация, которая наняла меня -- университет Джорджтауна, — может применить к моему поведению свои правила, касающиеся должного управления факультетом; я же, со своей стороны, возможно, постараюсь избегнуть обнаружения, если мое поведение вступит в противоречие с правилами, или избегнуть санкций, которые налагает университет, если такое поведение будет обнаружено, или, наконец, буду пытаться занять подобную должность где-то еще и таким образом полностью выйду из-под юрисдикции университета Джорджтауна.


Если вернуться к нашему вопросу о многообразии и единообразии наборов сетевых правил, то применение правительственных законов к наборам правил отдельных сетей — это один из путей, ведущих к появлению основы единообразия правил в киберпростран-стве. Государство испытает очевидные осложнения, пытаясь отследить поведение пользователей отдельных сетей, многочисленных и рассеянных среди множества подобных сетей. Но поскольку каждая такая сеть работает для своих пользователей в киберпространстве в качестве сторожа, мы можем ожидать того, что правительство попытается положиться на свою способность применять насильственные санкции к сетевым администраторам (и тем самым к правилам сетей) для осуществления собственного набора правил в отношении поведения в этой среде*12.


Масштабы происходящего и реальные области, в которых эта стратегия вероятнее всего будет использована и в которых она вероятнее всего будет эффективной, — важные и сложные вопросы, полное разъяснение их находится далеко за пределами этой статьи. И снова я приведу одно замечание, которое может пролить немного света: существование глобальной объединенной сети выступает в роли существенного ограничения возможности любого высшего органа власти применить эту стратегию.


Интернет, как и любая сеть,— это не физический объект с материальным воплощением; сам по себе он является набором сетевых протоколов, которые были приняты большим количеством отдельных сетей, позволяющим передачу информации между ними. Очевидно, что не может быть принципа более важного для понимания процесса создания правил в киберпространстве, чем различие между Интернетом в целом и отдельными сетями, которые являются составляющими его элементами. Действительно, существует взаимодействие между множеством значительно централизованных отдельных сетей и децентрализованной глобальной сетью, благодаря которому они могут соединяться, которое и окажется наиважнейшим в определении эффективности, с какой государственный закон может быть применен к сообществу отдельных сетей*13.


Способность государства применять санкции к нарушителям закона существенно ограничена необходимостью физического контакта и физического управления. Но это ограничение ни в коем случае не является абсолютным. Конечно, существуют механизмы, посредством которых отдельные органы власти могут переносить свои правила на людей и организации, физически не присутствующих в области, над которой орган власти имеет контроль.


Подобные механизмы, однако, влекут за собой дополнительные затраты по правоприменению — и прямые затраты по экстерриториальному осуществлению полномочий органа власти и затраты по координированию и согласованию правовых режимов конкурирующих органов власти. Таким образом, закон Соединенных Штатов обычно неприменим к сетевому оператору, скажем, в Сингапуре, так же как к нему неприменимы и санкции Соединенных Штатов. Попытки Соединенных Штатов обойти эти ограничения требуют или каких-то средств получения контроля над сетевым оператором или его имуществом, или какой-то степени сотрудничества с государственной властью в Сингапуре или другими органами власти, под юрисдикцией которых оператор хранит физическое имущество, к которому может быть применено постановление суда.


Конечно, кажется очевидным, что Интернет подпадает под множество юрисдикции, так как сообщения могут путешествовать от сети в Вашингтоне к сети в Сингапуре, Казахстане или в любое место на земном шаре, где компьютеры имеют доступ к коммуникационной среде Интернета. Но это вовсе не так; он почти не подвластен никакой юрисдикции: физическое местоположение и физические границы настолько же неуместны в сетевой среде, насколько, я уверен, нигде больше.


К примеру, передвигаясь по Всемирной паутине, следуя по гипертекстовым ссылкам от одного Интернет-сайта к другому, пользователю почти безразлично (на самом деле, он может не иметь об этом никакого представления), находится ли файл, который он просматривает, на компьютере на этой же улице или на другой стороне земного шара. Точно так же, осуществляется ли управление почтовым сервером Cyberia компьютером в Вильямсбурге (штат Вирджиния) или Вильямс-Корнер (Новый Южный Уэльс), это почти не сказывается на функциональных возможностях этой конкретной сети или удобстве, с которым любой человек с доступом в Интернет может принимать участие в деятельности, имеющей место в этой сети.


Эта независимость от географических ограничений вытекает как из электронной сущности передачи сообщений (которая в значительной степени разрушает связь между физическим расстоянием, разделяющим соединяющиеся машины, и временем движения сообщения), так и, что более важно, из децентрализованной модели Интернета.


Так как Интернет, в отличие от большинства составляющих его сетей, был спроектирован без механизма централизованного управления или любой отдельно взятой локации, через которую должен проходить весь трафик объединенной сети, то все узлы сети действительно равносильны, каждый в равной степени способен к выполнению ключевых функций маршрутизации сообщений объединенной сети.


Как следствие, Интернет сам по себе является «стратегией выхода» для создателей правил отдельных сетей по двум причинам. Во-первых, Интернет позволяет выходить, избегая обнаружения. Децентрализация подразумевает, что затраты на мониторинг поведения существенно выше и нарушающее правила поведение значительно тяжелее обнаружить, чем в случае централизованной модели объединенной сети.


Вторая причина имеет отношение к уходу посредством выхода из-под юрисдикции —такой передислокации нарушающего правила поведения, что оно оказывается вне юрисдикции любого физического органа власти. Если набор правил отдельной сети не совместим с законом государства X, сам набор правил сети может быть относительно свободно перемещен куда-то в другое место объединенной сети, вне зоны юридических границ государства. То есть университет Джорджтауна действительно может решиться на приведение в исполнение конкретного правила, запрещающего передачу определенных видов порнографических картинок через локальную сеть Джорджтауна, и это действительно может произойти, поскольку округ Колумбия или правительство Соединенных Штатов к этому принудили (решили применять санкции к сетям, которые не выполняют такие правила и попадают под их юрисдикцию). И Джорджтаун действительно может быть способен придать законную силу этому запрету в отношении своей сети, преодолевая любые трудности, с которыми он может столкнуться, пытаясь обнаружить нарушения этого правила.


Однако сам по себе эффект от применения правил Джорджтауна в отношении поведения (присутствие порнографических картинок и частоты, с которой подобные картинки передаются по общей объединенной сети) может быть значительно ослаблен или даже несуществен. По мере того как те, кто ведет подобную деятельность в локальной сети Джорджтауна, могут посредством своего доступа в Интернет одинаково свободно получить доступ к какой-то другой сети, чьи правила не являются объектом контроля округа Колумбии или Соединенных Штатов, эти наборы правил и сами изображения могут мигрировать под менее жесткую юрисдикцию.

Заключение


Модель, обрисованная выше, предполагает, что, хотя каждая отдельная сеть может быть ограничена «сверху» в отношении наборов правил, которые она может или не может принимать, совокупная область действия подобных наборов правил в киберпространстве будет гораздо менее чувствительна к такому контролю. Своего рода соревнование между отдельными сетями по проектированию и применению наборов правил, которые совместимы с предпочтениями отдельных пользователей объединенной сети, материализуется, таким образом, в виде нового и в основном нерегулируемого, почти неподдающегося регулированию рынка правил. Поэтому результат отдельных решений в пределах этого рынка — совокупный выбор отдельных пользователей, ищущих конкретные наборы правил, наиболее соответствующие их предпочтениям, — будет в значительной мере определять форму «закона киберпространства».


Какие правила породит этот процесс? У нас нет почти никакого опыта работы с нерегулируемыми рынками правил социального контроля, и поэтому у нас есть небольшая основа для предсказания критерия, которым, вероятно, будут пользоваться люди при выборе между этими альтернативными наборами правил и для прогнозирования результата этого соревнования*14. Однако ясными кажутся два вопроса. Во-первых, перспектива свободного индивидуального выбора между конкурирующими наборами правил, несомненно, привлекательная перспектива, поскольку в результате появляются правила, которые люди выбрали добровольно, так как принимают их охотнее, чем правила, которые были наложены на них другими.


Во-вторых, правила, управляющие поведением в отдельных сетях, могут производить негативное впечатление на участников других сетей почти так же, как законы отдельного географического сообщества (в отношении, скажем, загрязнения водной среды) могут налагать выплаты на соседние сообщества*15. Все сообщества могут извлекать выгоду из соглашения, устанавливающего правило, запрещающее загрязнение, но при отсутствии средств для обеспечения выполнения этого соглашения в интересах каждого отдельного государства может быть «жульничество». Это хорошо известная «дилемма пленника», и если считать точным мое описание создания правил в киберпространстве, то возможно, нет более важной задачи для тех, кто заинтересован в развитии киберпространства, чем разработка способов, которыми эта проблема координирования может быть решена с минимальным вмешательством в индивидуальную свободу лиц выбирать правила, под управлением которых они хотят работать.


Примечания


Я хочу поблагодарить большинство участников дискуссионных групп на Lexis Counsel Connect, а также на сервере рассылок Cyberia за их бесчисленные интересные и дельные комментарии, что помогли мне сформулировать некоторые из идей, изложенных в этом эссе. Версия этой статьи была прочитана на семинаре исследовательского факультета университета Джорджтауна, и я хочу поблагодарить участников этого форума Эвери Катца, Марка Ротенберга, Стива Салопа и в особенности Уоррена Шварца, а также Юджина Волока за полезные комментарии к наброскам статьи. Разумеется, вся ответственность за изложенные здесь идеи и все остающиеся ошибки лежит на мне.


1# Oliver W. Williamson, Credible Commitments: Using Hostages to Support Exchange, 73 Am. Econ. Rev. 519, 520, 537 (1983). См. убедительную критику позиции правовых централистов: Robert С. Ellickson, Order Without Law: How Neighbors Settle Disputes 137—147(1991); Robert D. Cooter, Decentralized Law for a Complex Economy, 23 Sw. U. L. Rev. 443


(1994); Robert D. Cooter, Structural Adjudication and the New Law Merchant: A Model of Decentralized Law, 14 Intl J.L. & Amp. Econ. 215 (1994).


2# Эволюционная биология иллюстрирует эти различия в подходе к решению проблемы. Для изучения того, почему тараканы такие, какие они есть, биологи не начинают с вопросов типа «Что такое оптимально спроектированный таракан?» или «Будет ли таракан с восемью ногами или таракан, способный к фотосинтезу, быть "лучшим" тараканом?» Такие вопросы могут быть уместны, если бы мы участвовали в процессе создания некоего организма, способного делать вещи, свойственные таракану. Но биологическая эволюция происходит без главного специалиста по разработке, который выбирает между альтернативными версиями таракана, и вопросы, относящиеся к «оптимальному дизайну таракана», не имеют смысла до тех пор, пока на предыдущий вопрос — «Что это за процесс, посредством которого реализованы изменения в дизайне таракана?» —не будет дано удовлетворительного ответа. Для того чтобы объяснить, почему тараканы такие, какие они есть, или для того, чтобы предсказать, как они будут выглядеть в будущем, биологи, занимающиеся эволюцией, должны начать с теории того, как протекает эволюция и затем задаваться вопросом «Можем мы объяснить свойства таракана, ссылаясь на работу этих сил эволюции?» (и, «если нет, должна ли быть пересмотрена наша теория пути протекания эволюции и наше понимание проблем, связанных с тараканами»). Что и говорить, установление оптимума до сих пор представляет интерес, но только в контексте вопроса, способны ли эти силы создавать систему, близкую к этому оптимуму. Для обсуждения этих проблем см.: David G. Post, Is the Optimization Approach the Optimal Approach to Primate Foraging?, in P. Rodman & J. Cant (eds.), Adaptations for Foraging in Non-human Primates (1984).


3# Я не заявляю, что первым рассмотрел эти метавопросы законотворчества в киберпространстве. См., например: I. Trotter Hardy, The Proper Legal Regime for Cyberspace, 55 U. Pitt. L. Rev. 993 (1994); David R. Johnson & Kevin A. Marks, Mapping Electronic Data Communications onto Existing Legal Metaphors: Should We Let Our Conscience (and Our Contracts) Be Our Guide?, 38 Vill. L. Rev. 487 (1993).


4# Ellickson, см. примеч. 1, р. 123—136.


5# Ellickson, см. примеч. 1, р. 127, выдержка из Frank I. Michelman, States' Rights and States' Roles: Permutations of «Sovereignty» в National League ofCitiesv. Usery, 86 Yale L.J. 1165, 1167(1977).


6# Следует подчеркнуть, что я использовал пример локальной сети университета Джорджтауна на протяжении статьи для иллюстративных целей.


7# По словам Элликсона, «в обществе, наполненном правительствами, частными организациями, социальными силами, договорными соглашениями и индивидами, потенциально способными к самоконтролю, должны быть правила, которые для каждой области человеческой деятельности определяют распределение контролируемого обществом труда между различными органами управления. Эту функцию выполняют правила выбора органа управления»: Ellickson, см. примеч. 1, р. 135.


8# The Communications Decency Act 1995, S. 314, был представлен 1 февраля 1995 года сенатором Эксоном и касается уголовной и гражданской ответственности каждого, кто «передает или иными способами делает доступной» посредством «телефонных или телекоммуникационных устройств» любую «порнографическую, непристойную, развратную, вульгарную или неподобающую» ссылку. Это породило множество дебатов; относящиеся к этому материалы можно найти на сайте Electronic Frontier Foundation.


9# Возьмем другой пример, модель следующего поколения протокола передачи гипертекста (HTTP) — набор спецификаций, позволяющих передачу документов WWW, — разрабатываемая в настоящее время Internet Engineering Task Force. Одной из задач проектирования, находящейся на рассмотрении для внедрения в новой версии HTTP, является оптимизирование кэширования веб-страниц. Кэширование включает скачивание и копирование веб-страниц с хостов на промежуточные серверы (к примеру, серверы локальных сетей или другие отдельные сетевые хосты), которое будет позволено тем пользователям, которые имеют прямое подключение к таким промежуточным хостам, получать доступ к подобным страницам без необходимости ждать, пока файлы будут переданы через Интернет. Конечно, кэширование поднимает сложные вопросы, касающиеся закона Соединенных Штатов об авторских правах. Если при хранении веб-страницы в кэше имеет место создание «копии» — как это было при рассмотрении таких случаев, как «MAI Systems Corp. v. Peak Computer», 991 F.2d 511 (9th Cir. 1993) и «Advanced Computer Services v. MA Systems Corp.», 845 F. Supp. 356 (E.D. Va. 1994), хранение этой временной фиксации в памяти компьютера представляет копирование, попадающее под закон об авторском праве,— тогда каждый образец кэширования, при отсутствии доказательств в пользу противного, нарушает закон. Моя цель здесь не вести дебаты о том, каким образом должен толковаться закон об авторском праве, но отметить, что каждый заинтересованный в этом вопросе должен изучить новые стандарты HTTP, так как любой взгляд, не принимающий во внимание законы об авторском праве в Интернете, касающиеся допустимого копирования, будет считаться крайне неадекватным.


10# Стоит напомнить о том, что фирма Prodigy проверяет все сообщения электронной почты на предмет включения любого из «семи грязных слов», то есть деятельности, возможной благодаря централизованной архитектуре сети Prodigy.


11 # Общую концепцию выхода см.: Albert О. Hirschman, Exit, Voice, and Loyalty: Responses to Decline in Firms, Organizations, and States (1990).


12#Я полагаю, что дискуссия, порожденная недавними попытками определить обязанности стандартов, которые будут применимы к сетевым администраторам и системным операторам в отношении отдельных случаев клеветы, нарушений законов об авторском праве и передачи порнографических материалов, отражает это явление. Несколько недавних судебных дел, относящихся к этой проблеме, — например, «Cubby v. CompuServe», 776 F. Supp. 135 (S.D.N.Y 1991) (установлено, что компьютерная служба обеспечивала подписчикам доступ к электронной библиотеке публикаций новостей, управляемой независимо, для того чтобы сервис не нес ответственности за дискредитирующие утверждения, сделанные в тех публикациях) и «Playboy Enterprises v. Frena», 839 F. Supp. 1552 (M.D. Fla. 1993) (установлено, что оператор компьютерной доски объявлений был ответствен за нарушение авторских прав на фотографии журнала, загруженные


пользователями доски объявлений), — вызвали массу комментариев. См. .например: Henry H.Perritt Jr., Tort Liability, the First Amendment, and Equal Access to Electronic Networks, 5 Harv. J.L. & Amp. Tech. 65 (1992); Eric Schlacter, Cyberspace, the Free Market and the Free Marketplace of Ideas: Recognizing Legal Differences in Computer Bulletin Board Functions, 16 Hastings Comm./Ent. L. J. 87 (1993); Henry H. Perritt Jr., Metaphors for Understanding Rights and Responsibilities in Network Communities: Print Shops, Barons, Sheriffs, and Bureaucracies; David J. Loundy, E-Law: Legal Issues Affecting Computer Information Systems and System Operator Liability, 3 Alb. LJ. Sci. & Amp. Tech. 79 (1993).


13# Литература по Интернету и в особенности по архитектуре Интернета многочисленна. Я нашел чрезвычайно полезным следующее: Henry Н. Perritt Jr., What Is the Internet; John S. Quarterman, The Matrix: Computer Networks and Conferencing Systems Worldwide (1990); Krol & Hoffman, What Is the Internet, Internet Engineering Task Force RFC 1462; Andy Johnson-Laird, The Internet: The Good, the Bad, and the Ugly, Paper presented at the Computer Law Association Annual Meeting, September 29, 1994 (доступно от автора по адресу andy@jli.portland.or.us); Andy Reinhardt, Building the Data Highway, 19 Byte 46 (1994).


14# Развитие средневекового торгового права может представлять близкий исторический аналог рынку правил в киберпространстве, так как оно представляет пример нерегулируемого и спонтанного создания правил в отсутствие государственного контроля. См. выше примеч. 3, Hardy, р. 1019—1021; Paul R. Milgrom, Douglas С. North & Barry R. Weingast, The Role of Institutions in the Revival of Trade: The Law Merchant, Private Judges, and the Champagne Fairs, 2 Econ. & Amp. Pol. 1 (1990); Bruce L. Benson, Customary Law as Social Contract, 3 Const. Pol. Econ. 1 (1992).


15# Представьте, к примеру, сеть, в которой объявлено правило «никакие авторские права не будут признаваться». Оно может быть выгодно всем участникам сети, но может переложить затраты на неучастников (то есть личностей, которые обладают интеллектуальной собственностью, имеющей ценность при других наборах правил, но ценность заниженную из-за возможности свободного копирования участниками сети).

15/Тринадцатое предложение и Интернет: как финансы властей штатов и местных властей становятся жертвой наезда на информационной магистрали

^ НАТАН НЬЮМАН34


Девяностые годы были порой дебатов о передаче большего количества функций федерального правительства штатам, городам и округам. В то время как большая часть битв между демократами и республиканскими силами, ведомыми Ньютом Гингричем, велась за средства, выделяемые на подобные функции, практически незатронутым остался вопрос о том, обладают ли власти штатов и местные власти основой для доходов, необходимых для того, чтобы справиться с порученными им обязанностями.


Представляется ясным, что, хотя после годов балансирования на краю банкротства таких городов, как Нью-Йорк и Лос-Анджелес, многие местные власти достигли кое-какой временной стабильности во время бума середины девяностых; новые технологии Интернета и глобальные экономические перемены, их сопровождающие, похоже, справятся с нанесением последнего, сокрушительного удара по финансовой безопасности местных властей. Когда-то они могли рассчитывать на экономическое развитие на местах, обеспечивающее рабочие места для того, чтобы местные служащие могли тратить деньги в местных магазинах, порождая налоговые поступления, обеспечивающие дальнейшее развитие. Этот действенный цикл был фатально


34 Эта глава является исправленной версией 6-й главы диссертации автора, защищенной в университете Калифорнии, Беркли. Публикуется с разрешения автора. © Nathan Newman, 2001. [Перевод И. Мякишева.]


подорван новыми технологиями киберпространства. Хотя множество штатов и районов и надеются на увеличение доходов, связанное с ростом, основанным на высоких технологиях, местным властям становится все сложнее запихивать этот рост в местные налоговые поступления. Есть своя ирония (а точнее, стратегия) в том, что Ньют Гингрич, лидер консервативного движения за передачу обязанностей правительства местным властям, был в конгрессе главным пропагандистом тоффлерианских идей экономики «третьей волны» — идей высокотехнологичной экономики, при которой у местных властей отбирают налоги все более глобализирующейся коммерции.


В этой главе будут описаны не только фискальные затруднения с местными налогами на продажу, вызванные сетевыми технологиями, но и то, как эти затруднения вытекают из Тринадцатого предложения35 и прочих мер по ограничению налогов на недвижимость, послуживших ответом на более раннюю волну увеличения глобальных спекуляций на местных рынках жилья. Тяготы подстройки под глобальную экономику нарушили способность местных властей способствовать долгосрочному экономическому развитию, и, поскольку богатые области отказываются от финансовых вложений в общерегиональное экономическое развитие и от участия в нем, между регионами выросло экономическое неравенство. Можно провести параллель между этим «уклонением» богатых областей от общих капиталовложений и отказом состоятельных людей от участия в местных банковской, энергетической и телефонной системах, которое когда-то способствовало некоторому выравниванию регионов.

Карточный домик


Корень фискального кризиса, с которым сталкиваются местные власти, — это расширение розничной торговли между штатами (от компьютеров до рождественских свитеров), торговли, которая остается


35 «Предложение 13», или так называемая «инициатива Джарвиса—Ганна», — поправка к конституции Калифорнии 1978 года, которая снизила и ограничила размер налога на недвижимость.


не облагаемой налогами в соответствии с постановлением Верховного суда Соединенных Штатов от 1967 г., препятствующим налогообложению взаимной торговли правительствами штатов. Это поводдля торжества потребителей (и ключевое преимущество торговли по почте и через Интернет), но потенциальная катастрофа для властей штатов и местных властей, зависящих от доходности налога на продажи.


Как подсчитано Консультативным комитетом по межправительственным отношениям США (организация, состоящая из представителей властей штатов, целью которой является усиление влияния федеральной политики на правительства штатов), из-за того, что розничные продажи мигрировали в сторону заказов по почте, к 1994 году штаты уже теряли по меньшей мере до 3,3 миллиарда долларов доходов каждый год*'. И этот подсчет основан на доинтернетовской технологии. С ростом Интернета и онлайновой торговли доступность национального и мирового рынков для потребителя увеличивается экспоненциально. Все чаще и чаще по нажатию кнопки потребители получают доступ к самым дешевым товарам страны. Имея преимущество необложения налогом с продаж, торговля между штатами грозится завоевать Интернет, оставив властям штатов и местным властям рожки да ножки.


Как ни странно, Калифорния, самое сердце Интернет-технологий, ощущает, вероятно, самые тяжелые последствия этих перемен. Из-за введенных Тринадцатым предложением ограничений на доход от налогов с недвижимости, пополнение бюджетов местных властей и властей штата в Калифорнии очень сильно зависит от налогов с продаж, так что любое увеличение необлагаемой торговли между штатами идет в ущерб местным розничным продажам. Уолли Дин, бывший в 1995 году мэром Купертино (место рождения Apple Computer), подытожил то потрясение, которое скоро постигнет его политических коллег, когда в следующие несколько лет продажи через Интернет вырастут настолько, что подорвут традиционные налоговые показатели и показатели экономического развития:


Что нас пугает, так это то, что города живут на местные налоги с продаж, а если продажи ведутся по Интернету, налога с продаж нет. Для финансов местных властей — это карточный домик. Для властей штата и местных властей это может быть ахиллесовой пятой. И это скрытая проблема. Среднестатистический розничный торговец представления не имеет, что такое компьютер... такого слова в его словаре нет. Меняется старая цепочка производителей, продающих оптовому торговцу, в свою очередь продающего розничному. Может, дойдет и до того, что производитель будет выходить в Интернет и выбрасывать товар непосредственно на рынок — в обход налога с продаж. Когда-то мы строили управление городом на местных производителях и продажах: мы не думали глобально. Это еще куче народу заморочит головы*2.

Насколько реальна для местных налогов опасность Интернета?


Имеет место и мощный скачок оптовых продаж через Интернет (большая их часть нормально облагается налогом по причинам, раскрытым ниже). Ведущими в этом отношении являются компьютерные компании вроде Cisco с более чем 1 миллиардом долларов онлайновых продаж в 1996 году, а компании типа General Electric сделали 1 миллиард долларов лишь на договорах, заключенных онлайн. Розничные онлайновые продажи не доходят до таких сумм. 200 миллионов долларов от прямых Интернет-продаж в 1994 году экспоненциально увеличиваются каждый год, достигнув к 1997 году 2,6 миллиарда долларов совокупных розничных продаж*3. В тот же период заметно увеличилось количество деловых веб-сайтов. Компании, входящие в первые пять сотен журнала Fortune и имеющие веб-сайт, выросли с 34% в 1995 году до 80% к концу 1996 года. По розничным Интернет-продажам лидирует околокомпьютерная продукция. К 1998 году в Паутине первое место по продажам компьютеров у Dell Computers, пионера в области заказов по почте — 3 миллиона долларов в день#4. Некомпьютерные компании, выступившие первопроходцами в освоении Паутины,- рестораны вроде Virginia Diner, который ведет 75% своих дел по почте и использует веб-страницу для глобального расширения охвата#5, компании поторговле компакт-дисками и магазины, осваивающие прямые продажи автомобилей через Сеть. Одной из замечательных историй успеха розничных продаж в Сети является, без сомнения, история книжного магазина. Стартовав в 1995 году, Amazon.com, исключительно онлайновый магазин, базирующийся в Сиэтле, к первому кварталу 1997 года делал 16 миллионов долларов продаж, удваивающихся каждый квартал (к лету 1997 года — 54 миллиона долларов). Хотя книги — это быстро устаревающий товар, наличие у Amazon.com каталога из 2,5 миллиона печатных книг (которые он, в свою очередь, заказывает у издателей и со складов по запросу розничных покупателей) дает значительное преимущество перед местными книжными магазинами, — это преимущество онлайновых магазинов, которые виртуально способны собирать все, что только может пожелать покупатель. В сочетании с поисковыми механизмами, онлайновыми обзорами и скидками Amazon.com стал символом будущего онлайновой коммерции и угрозы местным розничным торговцам*6.


Даже если продажи не происходят напрямую через Сеть, расширенное онлайновое присутствие облегчает многим компаниям увеличение области охвата и укрепляет доверие к традиционному заказу по почте, даже если в конечном итоге продажи ведутся по телефону. Марк Мазотто из CommerceNet заметил: «...очевидно, что будет появляться все больше и больше рассказов о том, как размещение информации в Интернете снижает количество телефонных звонков и количество распространенных брошюр. Есть плюсы в том, чтобы обладать возможностью предоставлять информацию 24 часа в сутки и при этом постоянно не держать на телефонах людей для обслуживания международного рынка. Среда обеспечивает много большие возможности по оказанию интерактивной поддержки: вы можете читать и искать информацию, немедленно вытягивать интересующую информацию, вместо того чтобы просматривать в ее поисках целый каталог. Интересующийся информацией человек может искать ее более эффективно»*7.


Хотя до достижения полной безопасности Интернет-сделок оказалось дальше, чем рассчитывали многие компании, Интернет-продажи вышли на такой высокий уровень, что перспективы в области развития абсолютно безопасных схем платежей в Интернет-торговле опережают самые технологически оптимистичные ранние прогнозы.


Грозясь в ближайшее 10-летие дорасти до масштаба десятков и сотен миллиардов долларов, Интернет-коммерция увеличит потери доходов местных властей, связанные с розничной торговлей между штатами. В настоящий момент много более 200 миллиардов долларов торговли между штатами, большая часть которых не облагается налогом с продаж, порождаются торговлей по почтовым заказам, «магазинами на диване», обработчиками кредитных карт и тому подобными компаниями, не имеющими местных офисов*8. Подгоняемая ранним поколением телекоммуникаций и достижений в области компьютерныхтехнологий, индустрия торговли по почтовым заказам в последние несколько десятилетий необыкновенно выросла. Общие продажи по почтовым заказам выросли с 2,4 миллиарда долларов в 1967 году до примерно 100 миллиардов долларов в 1983 году и почти до 240 миллиардов долларов в 1993 году — необычайный рост, даже принимая в расчет инфляцию*9.




страница17/35
Дата конвертации24.10.2013
Размер6,44 Mb.
ТипУтопия
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   35
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы