Утопия, антиутопия и пиратские утопии icon

Утопия, антиутопия и пиратские утопии



Смотрите также:
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   35


В LambdaMOO споры о собственности менее распространены, и они не такие жаркие, в отличие от споров о речи. Но, несмотря на это, все же возникли серьезные спорные вопросы о природе права собственности на имущество в МОО. Если кто-то пишет код и делает его общедоступным, то должен ли в таком случае автор каким-то образом отчитываться перед общественностью? В каких масштабах следует создателям комнат и объектов контролировать, кто и как использует эти комнаты и объекты? Следует ли рассматривать похищение чьего-то кода как наказуемое преступление? Обитатели LambdaMOO продолжают биться над этими вопросами о природе права собственности в их виртуальном мире.

Свобода слова и оскорбления


Споры по поводу свободы слова и оскорблений гораздо чаще встречаются и гораздо более язвительны, чем споры, возникающие из-за прав собственности. Например, в споре «Abaxas против lucifuge2» игрок затеял диспут с персонажем, который часто оскорблял других игроков, был несдержан в выражениях. В частности, Iucifuge2 неоднократно использовал эти команды для того, чтобы переместить других игроков, без их на то согласия, в неприятные места LambdaMOO, такие как «груда тлеющих углей» и «ад». При рассмотрении этого дела почти все согласились, что поведение Iucifuge2 было оскорбительным; вопрос был только в соответствующем наказании. Однако в дальнейшем проблема осложнилась, когда выяснилось, что человек, стоящий за персонажем Iucifuge2, уже несколько раз был наказан за аналогичное поведение, хотя раньше он использовал другие имена. Но некоторые люди, не принимая во внимание ранее совершенные им преступления, были убеждены, что использование самых суровых форм наказания, таких как «превращение в жабу» или раскрытие реальной информации о человеке, не соответствовало тяжести правонарушения. Они отмечали, что игроки могли легко защитить себя от выходок Iucifuge2 с помощью простейших мер защиты, а потому суровое наказание неоправданно и не имеет значения, насколько оскорбительным было поведение Iucifuge2.


Что же это за меры защиты, которые могла использовать жертва? Любой игрок в LambdaMOO может «заткнуть» другого игрока (или объект); набор команды «@gag»38 предотвращает появление слов «заткнутого» игрока на данном экране. Эта команда действует только на печатавшего ее; она не распространяется на то, что заглушённый игрок может сказать кому-то еще. Другая команда позволяет игроку «отклонять» высказывания или команды персонажа. Например, игрок может отклонить получение от кого-то пейджинговых сообщений*60 или отклонить перемещение самого себя из одного места в другое кем-то другим. В действительности любой заткнувший Iucifuge2 или отклонивший посылаемые им команды перемещения стал бы невосприимчив к его оскорблениям*61.


Некоторые из дебатов в этом деле и в некоторых аналогичных случаях велись по преимуществу по поводу реакции на то, что в LambdaMOO называлось «злоупотребление командами». Многие


38 То gag — заткнуть; заставить замолчать; остановить (англ.).


считали, что ответственность, несомненно, лежит только на том, кто использовал «оскорбительные» команды. Арбитр в споре «Abaxas против Iucifuge2» описал свою беседу с персонажем, по отношению к которому злоупотреблял командами Iucifuge2: «[Этот персонаж] считал, что постоянное, бессмысленное использование сверхэмоциональных команд, которые произвольным образом перемещали игроков, создает недопустимую обстановку, которая открыто нарушает право игрока свободно пользоваться общественными местами МОО... [Она] также хотела заявить, что ни один игрок не должен принуждаться к применению команды "@gag" по отношению к агрессивным игрокам... поскольку в итоге те, кто применял команду, могут стать уязвимыми к насмешкам со стороны агрессивного игрока, и в результате игрок, применивший команду "@gag", может быть унижен перед своими друзьями и гостями»*62.


Однако другие участники дискуссии подчеркивали, что, хотя поведение, подобное поведению Iucifuge2, и раздражает, его высказывания защищены правом на свободу слова. По выражению одного из игроков: «Не нравится, как разговаривает Iucifuge2? Он грязное трепло? Ничего не поделаешь, так делают многие из нас. Заткни его, если он тебе не нравится. Я не сторонник уничтожения любителей поговорить, которые появляются время от времени, и не слишком обращаю внимание на их оскорбления. В этом месте следует защищать свободу слова»*63.


В другом споре, в котором были подняты сходные проблемы, комментатор сжато резюмировал две различные точки зрения: «Те, кто не верит в возможность договориться с правонарушителями МОО, могут утверждать, что эти нарушения могут быть искоренены с помощью таких команд, как "©отклонить всех от <имя нарушителя>". Другие сравнивают команды, подобные "©отклонить всех от <имя нару-шителя>", с принятием болеутоляющего и надеванием повязки на глаза во время акта насилия»*64.


Согласно же третьей точке зрения, «оскорбительные» команды следовало запретить совсем или возложить ответственность за их использование на создавших их программистов. По словам одного из игроков, «такой тип поведения (то есть использование команд для


перемещения персонажей) следует предотвращать, запрещая использование соответствующих команд. Если же все команды будут доступны для общего пользования, то кто должен решать, когда их использование "заходит слишком далеко"? Какое допустимое применение должны иметь команды "отправить в канализацию" или "ударить молнией"?»*65. Как писал другой игрок:


...я полагаю, что в случае, подобном этому, ответственность лежит на персонаже, создавшем подобные команды. Я могу со всей уверенностью сказать, что его команды не имеют никакой другой цели, кроме оскорбления игроков. Это не тот случай, когда оскорбительные команды написал ребенок. Их создатель по умолчанию дал согласие на использование этих команд, предоставив доступ к своим творениям. (И мы, общество, тоже в свою очередь даем создателю команд свое согласие на их распространение, так как не заставляем его отчитываться за создание объектов, единственное назначение которых — оскорблять других, и отводим себе всего лишь роль воспитателей для «пользователей» этих команд.) Я предвижу, что все вышеперечисленное будет постоянной проблемой для разрешения споров, так как наше общество — это неустановившееся общество, с непрерывно присоединяющимися игроками различных возрастов*66.


В конечном счете Iucifuge2 был присвоен статус игрока, придуманный специально для этого спора: на два месяца его возможности были сильно ограничены. Создатель этого нового статуса описал его следующим образом: «Это класс игрока, отправленного в тайм-аут, названный так в память о моей четырехлетней медицинской работе с непослушными детьми. Им назначался "тайм-аут" для того, чтобы они обдумали свое поведение»*67. Во время своего тайм-аута Iucifuge2 было разрешено присутствовать в LambdaMOO, однако его деятельность была ограничена: ему было запрещено использование всех команд, за исключением самых простейших, необходимых для общения. У него также отсутствовала возможность «затыкать» или «отклонять» других игроков. Однако у него сохранялось право начать спор в случае, если бы он стал жертвой оскорбления.


Этот спор и многие другие споры, посвященные речи, возникающие в LambdaMOO, наглядно демонстрирует сложность разделения


категорий речи и действия в МОО. Один игрок может набрать слова на своей клавиатуре, и эти слова — эти высказывания — отражаются в принудительном перемещении другого игрока в какое-то место МОО, то есть отражаются в действии. Более того, игроки в LambdaMOO могут «обманывать» друг друга*68. Как правило, обман в МОО представляет собой высказывания, которые никто не произносил. Но обман также может использоваться одним персонажем для того, чтобы имитировать другого персонажа. Если персонаж в жилой комнате LambdaMOO произносит обидные высказывания, то, казалось бы, это именно он, а не кто-то другой произносит их. Но что, если другой персонаж посредством обмана добивается того, что кто-то, кто в действительности даже не печатает слова на клавиатуре, начинает в МОО произносить эти обидные высказывания? Это слова или это действие? И следует ли вообще придавать в LambdaMOO важность этому различию?


В LambdaMOO остается существенное разногласие по поводу надлежащего соотношения между свободой слова и защитой от нежелательных высказываний. Были предложены голосования как в поддержку свободы слова, так и в пользу существенного ее ограничения. К примеру, в одном из этих голосований было предложено признать свободу слова «основополагающим правом» и запретить любые споры, основанные «исключительно на содержании речи», вероятно, имелись в виду споры, основанные на обвинениях в сексуальных домогательствах или на оскорбительных высказываниях*69. Появились и разногласия, касающиеся того, включать ли «обман» в категорию защищенной речи при помощи ходатайства; однако по поводу статуса обмана так и не было достигнуто согласия, которое бы обеспечило положительный результат голосования по этому вопросу. Поэтому, как и предполагалось, голосование провалилось, набрав 337 голосов против и 269 голосов за.


Меры, направленные против изнасилований, иллюстрируют другую крайность. Предложение о введении этих мер отчасти подстрекалось печально известным в LambdaMOO инцидентом, в котором персонаж под именем Mr. Bungle «обманул» в общественных местах нескольких игроков, насильственно принуждая их к половому акту и добиваясь того, чтобы все было похоже на их добровольное участие*70. Ходатайство вносило предложение о том, чтобы рекомендуемым наказанием для неисправимых виртуальных насильников стало «превращение в жабу» или вечное изгнание. При помощи голосования по этому ходатайству была предпринята попытка установить отличия между высказываниями и действием в LambdaMOO. Эта попытка привела к сложной системе определений:


Виртуальное изнасилование, также известное как «изнасилование МОО», определяется в LambdaMOO как имеющий отношение к сексу акт насилия, сильного унижения или крайне оскорбительного действия, направленного против персонажа, который явно был против подобных действий. Вышеописанным актом изнасилования считается любое действие, имеющее отношение к принудительным раздеванию против чьей-то воли, прикосновениям или иным действиям с половыми органами одного персонажа, осуществляемым другим персонажем.


В целях данного ходатайства под «действием» понимается локальное или удаленное использование персонажем или объектом, который контролирует персонаж «эмоционально окрашенных» команд, команд обмана или других команд, выполняющих аналогичные функции.


Использование команд «сказать», «отправить сообщение», «прошептать»... и других функциональных возможностей, предусматривающих тот же смысл, не рассматривается в этом ходатайстве как «действия», они считаются «словами». Краткие послания, почтовые сообщения, описания и другие общедоступные средства связи в LambdaMOO, которые скорее цитируют или передают написанное, чем выражают действие, также являются формами «речи». Это ходатайство не следует понимать, как уменьшение свободы слова в общественных нормах LambdaMOO. Высказывания могут продолжать считаться оскорбительными или раздражающими, но в целом не рассматриваться как виртуальное изнасилование, если они не описывают персонажа как совершающего явно насильственные действия*71.


Автор этого ходатайства пытался с помощью процитированных определений провести различие между теми словами, которые дают «ощущение цитирования», и теми, которые дают ощущение действия или деятельности. Спор по поводу этого голосования включал обширную дискуссию о том, прозрачно ли такое различие между словами и действием и, даже если оно и отчетливо, было ли правильным основание для определения суровости наказания. В конечном счете голосование по этому ходатайству было очень активным и получило поддержку большинства голосующих, но не преимущество в две трети, необходимое для прохождения. Окончательный подсчет дал следующие результаты: 541 за, 379 против и 167 воздержалось.

^ ТЕХНОЛОГИЯ РАЗРЕШЕНИЯ КОНФЛИКТОВ

Разрешение конфликта посредством диалога


Кажется, арбитры LambdaMOO, как и многие реальные судьи, участвующие в рассмотрении дел, готовы идти практически на все, чтобы избежать отмены механизма арбитражных разбирательств. Еще раз напомню, что возможность комментировать все происходящее в МОО, а именно: обвинение, судебный процесс, правомочность арбитров, соответствующее наказание,— не только реальна, но и поощряется самой LambdaMOO, что выражается в существовании посвященных спорам списков рассылки, с помощью которых свое мнение может выразить любой член сообщества*72. Единственная стратегия, которую используют арбитры, дабы уменьшить возможность отмены арбитража, заключается в выяснении мнений игроков перед принятием решения. Зачастую арбитры при помощи листа рассылки в неофициальной форме объявляют свое предполагаемое решение, запрашивая у пользователей МОО предложения и замечания. Это дает арбитру возможность увидеть, поддерживает ли сообщество предложенный им способ разрешения спора, а также дает шанс привести свои доводы в защиту решения и, по возможности, убедить в верности предложенного решения тех, кто недоволен выбранными санкциями. Одной из наиболее примечательных черт большинства арбитражных разбирательств в LambdaMOO является их диалогический характер. Обычно между спорящими сторонами, арбитром и другими членами сообщества происходит оживленная дискуссия и делается множество взаимных уступок. Арбитры во время дебатов редко сохраняют свойственную судьям сдержанность; они участвуют в споре, обсуждают, поясняют основания решений и даже меняют свои взгляды. На практике дискуссия очень часто побуждает арбитра изменить предложенное им наказание: например, дважды в спорах с участием lucifuge арбитр изменил предложенное наказание в ходе дискуссии, развернувшейся в списке рассылки, посвященной данному спору. В споре «Abaxas против Iucifuge2» наказание изменилось от раскрытия информации о сайте персонажа до перевода его в режим «тайм-аут» на два месяца. В споре «Basshead против lucifuge» наказание также изменилось: вместо временного изгнания — постоянное исключение*73.

Официальный язык


Процесс разрешения споров посредством диалога, однако, может сильно нагружать систему. Списки рассылки, посвященные спорам, могут превратиться в перебранку. Кроме того, арбитры иногда чувствуют себя расстроенными из-за влияния, которое оказывает на их санкции сообщество, особенно в тех случаях, когда один арбитр посвящен во все обстоятельства двух сторон конфликта. Как объяснил один из арбитров, уходящий со своей должности: «Говоря откровенно, я не хочу попасть в ситуацию, когда мне придется считаться с мнением масс вопреки своему более справедливому решению, являясь при этом единственным, кто заслушивал обе стороны в этом деле»*74.


Подобные вмешательства общества привели к тому, что некоторые арбитры осуществляют другую стратегию, в добавление к совместному диалогу или вместо него — нормализацию: то есть некоторые арбитры пытаются получить законные основания для своих решений, используя язык юридических терминов и официальным языком доводя до всеобщего сведения установленные фактические обстоятельства. Например, арбитр, участвовавший в споре Basshead и обнародовавший очень точный и юридически обоснованный набор правил о том, кому разрешается вступать в дебаты, объясняет:


«Я понимаю, что эти правила могут показаться слегка формальными, но против lucifuge требовалось принять серьезные меры, и я собирался поставить этот процесс выше всякой критики до такой степени, чтобы иметь возможность самостоятельно руководить процессом»*75. Официальная речь и внимание к процессу могут придать авторитет арбитражному разбирательству; это может неявно подразумевать, что процедура была справедливой и безупречной. Такая попытка быть официальным, используя официальный язык,— далеко не самая странная стратегия в обществе, состоящем исключительно из текста#76.

Пути развития права в Lambda: формализация и сопротивление


Тенденция грядущей формализации может проявляться как институционально, так и индивидуально. Она не ограничена отдельными арбитрами или даже группами арбитров. Скорее вся правовая система LambdaMOO находится на перепутье. Многие полагают, что существующий в настоящее время строй доказал свою несостоятельность. Споры часты и очень язвительны. Высоки риски срыва планов, и обычным делом являются обвинения в предвзятом отношении. Причем из-за того что арбитражные средства защиты права не могут распространяться на другие случаи, помимо участников спора, многие из проблем, лежащих в основе споров, не могут в достаточной мере быть адресованы к арбитражной системе. Объяснения существующих в настоящее время трудностей различаются между собой: некоторые считают виновными в проблемах продажных и заботящихся только о собственных интересах арбитров, другие считают, что проблемы лежат в институциональной структуре, а оставшиеся с подозрением смотрят на саму идею права в Lambda.


Выход за пределы существующей в настоящее время системы ограничений реализуется двумя подходами. Один подход благоприятствует росту степени формализации права в Lambda, в то время как другой требует, чтобы право в Lambda было уничтожено. Те, кто добивается формализации, надеются установить более мощные правовые и судебные механизмы наряду с более четкими правами и ответственностью игроков. Противоположный лагерь пропагандирует уход от права. В течение всего 1995 года и в первые месяцы 1996 года два этих лагеря находились в тупике: ни одна из группировок не преуспела в мобилизации достаточного количества избирателей для того, чтобы радикально изменить всю систему LambdaMOO, однако оба подхода поддерживаются игроками и продолжают свое существование.

Формализаторы


Возможно, самой значительной попыткой формализаторов добиться успеха была их попытка создания весной 1995 года Комитета судебного контроля (КСК), также известного как Верховный суд LambdaMOO*77. Этот Комитет задумывался как выборный орган, ответственный за толкование любого вопроса, связанного с правом в Lambda, и, в случае необходимости, выступающий в качестве апелляционного суда для пересмотра решений, вынесенных магами или исполнительными органами LambdaMOO. Комитет мог быть правомочен в четырех случаях: (1) установление правильного толкования пунктов ходатайства или существующего права, (2) основанное на процессуальных нормах, которым обязаны следовать маги, опротестование решений, связанных с рассмотрениями ходатайств, (3) возражения против способа реализации ходатайства магами и (4) возражения процессуального характера против действий управляющих и квазиуправляющих органов LambdaMOO. Для вынесения дела на рассмотрение Верховного суда игрокам надо было доказать свою непосредственную и конкретную заинтересованность в деле или собрать пятнадцать подписей в пользу ходатайства. Ходатайство о создании судебного контроля также объявляло, что все решения, прошедшие голосование в LambdaMOO, будут иметь статус конституционного права и что другие формы правотворчества не будут иметь такого статуса, пока они не будут официально утверждены голосованием.


У ходатайства о создании Комитета судебного контроля было три основные цели. Во-первых, оно предполагало обеспечить некоторую структурную ответственность за действия магов. Во-вторых, с его помощью надеялись обеспечить процессуальную ответственность за действия, предпринимаемые арбитрами или Комитетом контроля архитектуры, предоставляющим квоты. В-третьих, как мы уже видели, существующая в LambdaMOO система права часто делает споры о верном толковании неразрешимыми. Яростные дебаты возникли вокруг таких вопросов, как, например, является ли ходатайство, создавшее «правила поведения», сводом правил вежливости в МОО или законом, применимым в принудительном порядке. Наличие системы арбитражных разбирательств, чьи решения не могут использоваться в качестве прецедентов, наряду с отсутствием авторитетного органа для разрешения вопросов о различиях в толкованиях, означает, что дебаты по подобным спорам не закончатся никогда. Каждый раз, когда начинается новый спор, связанный, например, с сексуальными домогательствами, аргументами кидаются с такой же силой, как и всегда*78. Комитет судебного контроля мог бы обеспечить механизм для доведения дебатов до логического конца — социальную структуру с полномочиями выносить окончательные решения*79. Хотя большинство избирателей скорее поддерживало это мероприятие, чем выступало против него, голосование по введению Комитета судебного контроля провалилось, не набрав поддержки двух третей участвующих в голосовании, требовавшейся для принятия. Однако самая претенциозная попытка формализации никогда не выносилась на голосование. Этой попыткой было предложение по реструктуризации, которое, хотя и находилось на рассмотрении магов более года, но так и не прошло его из-за того, что большое количество тонкостей реализации было сочтено не вполне понятным*80. Это ходатайство создавало «билль о правах»: права на неприкосновенность частной жизни, права каждого контролировать доступ к личной собственности, права на защиту от оскорблений, права на свободное выражение, права подавать жалобы в юридическую систему, права предлагать изменения социальной политики и права на надлежащую правовую процедуру (в основном это понималось как право осуществлять любой ограниченный по времени процесс, например процесс подачи ходатайств, без учета времени простоя базы данных LambdaMOO*8'. Это предложение также установило ответственность граждан — от обязанности докладывать (не злоупотребляя) о любом нарушении безопасности до обязанности уважать конституционные права других граждан и права на интеллектуальную собственность (например, не копировать чей-либо код без разрешения). Кроме того, это ходатайство создавало законодательный орган, но не выборный, а форум, открытый для каждого, кто пожелал бы принять в нем участие, посвященный социальным проблемам (но не техническим вопросам). Для внесения изменений в конституцию был бы необходим референдум; законодательный орган не мог самостоятельно осуществлять подобные изменения*82. Ходатайство также устанавливало определенные минимальные требования для судебной системы*83. Другое предложение о перестройке структуры предлагало другой билль о правах, который также включал в себя немало прав — от права на свободное выражение до права на представление LambdaMOO как ограниченной Вселенной. Это более позднее ходатайство о билле о правах было вынесено на голосование и получило поддержку большинства избирателей, но не набрало необходимых двух третей голосов*84.


Важная сторона всех предложений о реструктуризации заключается в том, что они не просто пытаются с большей точностью определить само право Lambda, но и делают попытки положить его на более надежное основание — то есть сделать его более устойчивым и менее подверженным изменениям. В частности те предложения, которые явным образом стремятся «конституционализировать» некоторые аспекты права Lambda, по сути своей являются попытками создать определенный общественный строй или отдельные права, которые бы с трудом поддавались изменениям или ликвидации. То есть эти предложения повышают власть и силу институциональных ограничений. В этом смысле попытки формализации точно отражают стремление, которое хотел подавить Роберто Юнгер. Если Юнгер стремился «уменьшать разрыв между противоречиями режима внутри структуры общественной жизни и революционной борьбой за эту структуру»*85, то эти предложения формализации стремятся к более детальным различиям между структурой и режимом, к большему разрыву между основной институциональной структурой и низкоуровневыми институциональными конфликтами. Юнгер утверждал, что не может быть ухода от общественного строя*86, и поэтому представлял себе какую-то разновидность конституции, хотя она и должна была иметь в качестве своей главной особенности право на разрушение социальных структур*87.


Тем не менее опыт LambdaMOO показывает, что даже в среде, в которой общество допускает антинатурализм, существуют определенные воздействия, благоприятствующие тому, чтобы структуры действительно были похожи на структуры. Только то, что жители LambdaMOO осознают антинатурализм своего сообщества, еще не означает, что они одобряют неустойчивые или легко изменяемые общественные структуры. Как мы видели, на практике многие из наиболее активных игроков LambdaMOO разочарованы гибкостью своей виртуальной среды и стремятся разработать общественные институты, которые были бы более формализованы и более устойчивы, то есть общественные институты, которые бы в большей степени порождали структуры, чем препятствовали им.


Опыт, полученный в LambdaMOO, наводит на мысль об ошибке любой теории, предполагающей неизбежные связи между осознанием антинатурализма и созданием общественных структур, которые легко разрушить или изменить. Видимо, несколько непоследовательно для самого Юнгера допускать неизбежность подобной связи: ведь одна из центральных тем его работы — опровержение неизбежности как объяснения общественных структур или исторических перемен. И все же Юнгер полагал, что понимание общества как антинатуралистического тесно связано с созданием более пластичных, гибких и модифицируемых общественных структур. Он приводил доводы о том, что его теория, объясняющая общество как антинатуралистическое и его программные идеи по поводу изменения общества «тесно взаимосвязаны: они подкрепляют друг друга, и каждая выражает свой аспект единой концепции»*88. Однако на примере LambdaMOO видно отступление от этих правил. Ход формализации в LambdaMOO показывает, что возможно и полностью осознавать антинатурализм, и нуждаться в очень устойчивых и трудно изменяемых общественных формациях. Другими словами, осознание не обязательно ведет к революции, понимание сущности создания общества не обязательно ведет к появлению таких общественных структур, которые легко изменить и перестроить.

Сторонники отмены права


В то время как некоторые члены сообщества тратят свои усилия, пытаясь формализовать и расширить право Lambda, другая фракция надеется уменьшить или совсем уничтожить право. Пытаясь сократить право в Lambda, сторонники этой точки зрения предложили большое количество ходатайств и голосований с антиформализаторским и антиправовым уклоном. Эти голосования пародировали формали-заторский стиль и должны были добавить немного юмора в судебный процесс. Подтекст голосований был следующим: «Вспомните, предполагалось, что LambdaMOO будет развлечением. Это игра. Можем мы все немного повеселиться?» Одно из голосований проводилось по поводу принятия предложения «Выбирая справедливость», которое позволило бы отдельным жителям Lambda не прибегать к арбитражному разбирательству и разрешать споры с помощью уифла39. Смысл предложения состоял в том, чтобы каждый из игроков получил уифл-болл — летучую мышь (другими словами, виртуальную пластмассовую игрушку), чтобы иметь возможность отправить ее тем игрокам, которых они считают агрессивными, надоедливыми или заслуживающими наказания по каким-то иным причинам*89. Любой персонаж, получивший определенное количество таких игрушек, автоматически изгонялся бы из LambdaMOO на сутки.


Сторонники уифлов доказывали, что предлагается альтернатива утаиванию дел и арбитражному судебному механизму в виде относительно небольшого наказания, «доступного без всей законодательной шумихи», и заявляли, что такое решение может действительно


39 Уифл-болл — полые тренировочные шары с отверстиями, используемые в гольфе; они гораздо легче игровых, а дальность их полета меньше. Названы по имени производящей nxWiffle Ball Inc.


повысить уровень вежливости в МОО*90. Уифлы явно планировались в качестве правовой системы Lambda. Один из сторонников уифлов писал, что он «против введения в общество LambdaMOO насилия, связанного с использованием юристов, арбитражного разбирательства и правового бюрократизма. Это МОО, а не суд, действующий по нормам общего права. Подержите уифлы!»*91 Противники уифлов утверждали, что игроки будут злоупотреблять своими уифлами — летучими мышами и заваливать ими людей без причины. Они заявляли, что введение уифлов было бы «нецивилизованным» и напоминало бы суд Линча, что оно стимулировало бы насилие, а право выдворять из LambdaMOO неугодного человека привело бы к хаосу и развалу общества Lambda*92. В конечном итоге население LambdaMOO в целом провалило голосование по уифлам — было отдано 345 голосов за и 376 голосов против при 268 воздержавшихся.


Другое ходатайство предлагало игру в «Скраббл» в качестве альтернативного механизма для разрешения споров*93. Некоторые из участников находили этот механизм очень подходящим для МОО: «LambdaMOO — это общество, практически полностью основанное на словах; подобное предложение предлагает форму урегулирования споров, которая учитывает этот факт»*94. Однако ходатайство о игре в «Скраббл» было отклонено на контрольном рассмотрении из-за того, что игроки смогли бы специально придумывать споры и договариваться с магами о том, что победитель получает увеличение квоты, используя игру в «Скраббл», чтобы положить конец более справедливой процедуре распределения квот.


Другое не менее забавное предложение предполагало прикрепление нового описания к тому игроку, который предложит успешно прошедшее контрольное рассмотрение ходатайство об изменениях в политической системе: «[Имя игрока] носит невзрачный костюм-тройку и уродливый галстук. [Игрок] несет ручной кожаный чемоданчик. На одной стороне чемоданчика большая надпись, которая гласит "Политик МОО. Остерегайтесь!"»*95. Любой игрок, к которому прикреплялась эта характеристика, не мог бы удалить ее в течение трех недель. Хотя некоторые игроки находили занимательным голосование по подобному вопросу и полагали, что вполне приемлемо смутить политиков Lambda, другие заявили, что это было бы дискриминацией и, кроме того, просто неприятно. Голосование по данному предложению провалилось, набрав 304 голоса за, 404 против, 253 игрока воздержалось. Самая экстремальная анти-формализаторская мера предлагала полную ликвидацию арбитражной системы*96. Ее автор отстаивал возвращение к виртуальному природному состоянию, то есть к системе, когда каждый игрок сам отстаивает свои права. Автор предлагал и уничтожение всего судебного принуждения, санкционируемого правом МОО*97. Дебаты по этому вопросу переросли в оскорбления, и мероприятие провалилось.


Все эти разногласия между формализаторами и их противниками о праве Lambda по сути своей являются философскими дебатами о природе LambdaMOO. И для противников права, и для его сторонников все заботы о смысле LambdaMOO ограничиваются областью права. Тем, кто рассматривает МОО как развлечение, виртуальную игровую площадку, право Lambda кажется лишним и бесполезным, нелепой бюрократической преградой, мешающей наслаждаться МОО. Эти члены Lambda считают, чтоформализаторы воспринимают самих себя и LambdaMOO гораздо серьезней, чем следовало бы. Многие, если не большинство, противники права полагают, что LambdaMOO является всего лишь игрой, виртуальной реальностью, которую не следует путать с реальностью истинной.


Однако стоит отметить, что некоторые из тех, кто препятствовал формализации права, выступали и против крупных посягательств на социальную структуру, что вполне в духе Юнгера. Например, один из противников предложения о Верховном суде, писал:


В данный момент мы столкнулись, с одной стороны, с МОО, которая не слишком подвержена изменениям, а с другой стороны, с предложением [из этого ходатайства], предполагающим нам утвердить единый набор сложных правил и процедур в качестве «правового сердца» LambdaMOO. Это прямо противоположно тому, что, по моему мнению, нам действительно необходимо, чтобы сделать это место более интересным и живым. А что нам «нужно», так это больше возможностей для экспериментирования и изменения, для того, чтобы одновременно проводить множество социальных и политических опытов (и не зависеть от последствий чужих экспериментов)*98.


Если следовать этому мнению, то однозначно необходимо препятствовать усилению права, так как оно препятствует социальным и политическим экспериментам. Однако для формализаторов право выполняет двойную функцию: практическую и символическую. С одной стороны, они рассматривают правовую систему как практическую необходимость, потому что обществу требуются реальные механизмы для рассмотрения споров, принятия законов и создания общих норм поведения. Однако вместе с этим закон выполняет и символическую функцию: LambdaMOO будет обществом только при наличии четкой правовой системы. То есть уже само существование права Lambda становится доказательством того, что LambdaMOO — это нечто большее, чем просто игра, доказательством того, что происходящее — это не просто развлечение, а создание виртуального сообщества. У всех игр есть правила, но слышал ли кто-нибудь об игре, где есть Верховный суд и сложная правовая система? В этом смысле, формализованные законы становятся механизмом, посредством которого игроки LambdaMOO могут доказать, что они участвуют в чем-то большем, чем просто в ролевой игре, доказать, что они участники вполне развитого виртуального мира. Таким образом, право не только обеспечивает механизмы разрешения споров и законодательные процедуры, но и придает официальный статус всему происходящему в МОО.




страница21/35
Дата конвертации24.10.2013
Размер6,44 Mb.
ТипУтопия
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   35
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы