Утопия, антиутопия и пиратские утопии icon

Утопия, антиутопия и пиратские утопии



Смотрите также:
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   35


Приложение В


Хронология развития кибердемократии в LambdaMOO и MediaMOO

Дата

LambdaMOO

MediaMOO


До 1993 года

Специальное судебное рассмотрение




дел магами


Декабрь

«Смена курса LambdaMOO»: вмеша-




1992 года

тельство магов только по техниче-


ским, но не общественным вопросам


Весна

«Изнасилование в киберпростран-

Начало работы Me-


1993 года

стве» — после специального вмеша-

diaMOO в онлайн: ав-


тельства магов вынесено решение по

тократическое управ-


делу Mr. Bungle; начались дискуссии

ление сайтом «при-


о процессе проведения споров и ар-

вратниками»


битражного разбирательства


Лето — осень

Определены и введены в действие

Поставлен вопрос о


1993 года

процессы проведения спора, арбит-

надлежащей системе


ражного разбирательства, процессы

управления сайтом;


Дата

LambdaMOO

MediaMOO


подачи ходатайств и проведения го-

октябрьское «город-


лосований

ское собрание» при-


вело к созданию вы-


борного консульта-


тивного совета


Декабрь 1993,

Статья Дж. Диббеля в Village Voice;

Совет продолжает


январь

Dr_Jest оспаривает принятые реше-

свою работу


1994 года

ния в пользу консенсуса


Зима — весна

Другие голосования поднимают про-

Совет продолжает


1994 года

блемы руководства и управления,

свою работу


сюда относится и голосование Anti-


rape, проведение которого было про-


валено; в дебатах (в особенности про-


тив Sunny) стали появляться апелля-


ции к чувствам слушателей


Весна — лето

Спор gru и SamlAm: вследствие заяв-

Совет пришел к мне-


1994 года

ленной недостаточности обвинений

нию о временном при-


проведение спора было отменено;

остановлении дея-


SamlAm был на 6 месяцев «превра-

тельности SamlAm на


щен в тритона» (была приостановле-

основании обвине-


на его деятельность в МОО), в то вре-

ний, заимствованных


мя как «реальный» пользователь,

из LambdaMOO


стоящий за SamlAm, требовал пре-


кращения работы МОО, однако толь-


ко на основании своих голословных


заявлений


Лето

Sunny (и другие игроки) исследовали

Обитатели МОО и


1994 года

процессы SamlAm, процесс проведе-

члены совета иссле-


ния споров и арбитражных разбира-

довали временное


тельств

приостановление де-


ятельности SamlAm,


Дата

LambdaMOO

MediaMOO


а также эффектив-


ность работы совета;


совет был расформи-


рован


Осень

Продолжается исследование процес-

Система власти в Me-


1994 года

са проведения споров и арбитражных

diaMOO возвращает-


разбирательств

ся к авторитарному


управлению приврат-


никами


Зима

Возвращение SamlAm (под новым


1995 года

именем персонажа), «партизанская»


деятельность против процедуры про-


ведения споров, переопределение


«правил поведения»


1995 год

Попытка создать «билль о правах»


и конституцию МОО, а также новую


процедуру правосудия; за исключе-


нием голосования об исправлении


«недоделок» в «правилах помощи», не


прошло ни одно голосование, как из-


за отсутствия широкой политической


заинтересованности игроков, так и из-


за отсутствия ясности в последстви-


ях различных голосований,связанных


с уменьшением свободы действий


персонажей или способов их самовы-


ражения


Приложение С


Сообщение о повторном введении воли магов (сообщение № 123 в Новостях):


Дата: Вторник, 16 мая 1996 года, 11:00:54


От: Haakon (#2)


Кому: Новости (#123)


Тема: Смена курса LambdaMOO


9 декабря 1992 года Haakon опубликовал манифест «Смена курса LambdaMOO» (сокращенно LTAND). Его цель заключалась в освобождении магов от ответственности за принятие общественных решений и переносе этого бремени на плечи самих игроков. Этот манифест означал, что маги впредь будут воздерживаться от принятия общественных решений и будут выступать в МОО только в качестве техников. Очевидно, следование намеченным курсом последние три с половиной года показало, что это решение — недостижимый идеал: граница между «техническим» и «общественным» неясна и, возможно, никогда не станет ясной... Мы больше не хотим выносить оскорбления, которые возникают всякий раз вслед за нашими неудачами достичь невозможного.


Таким образом, мы осознаем, что в течение трех прошедших лет мы неизбежно приняли какие-то общественные решения и сообщаем вам о том, что мы оставляем за собой право свободно поступать подобным образом и впредь.


1. Мы повторно вводим волю магов


С этого момента и впредь мы однозначно оставляем за собой право принимать решения, которые будут непосредственно влиять на общественные отношения. Также мы признаем, что любое техническое решение может иметь социальные последствия; мы больше не будем стараться объяснять любое действие, которое мы совершаем.


Несмотря на это, игроки по-прежнему могут выражать свое мнение. Ваше участие необходимо. Кроме того, мы, с некоторыми описанными ниже изменениями, сохраним все существующие в настоящее время общественные институты... но мы поощряем разработанные вами идеи замещения этих институтов новыми (как это будет описано в разделе 2).


а. Ходатайства


Система подачи ходатайств останется в существующей в настоящее время форме, однако с некоторыми изменениями, перечисленными ниже.


В случаях, когда возникают трудности, непредвиденные в процессе контрольного рассмотрения, мы оставляем за собой право заново толковать и/или явно налагать вето на любое решение любого прошедшего голосования.


Мы будем продолжать рассматривать ходатайства для того, чтобы свести к минимуму наложение подобного вето на результаты голосования, и в большинстве случаев мы будем продолжать использовать существующие критерии для успешного прохождения контрольного рассмотрения. Однако мы не будем исключать возможности отмены результатов контрольного рассмотрения по другим причинам или возможность пересмотра критериев рассмотрения волей магов.


б. Арбитраж


Мы однозначно оставляем за собой:


• право накладывать вето на любое решение, вынесенное на арбитражном разбирательстве, особенно на те, что значительно уменьшают возможности магов выполнять свои обязанности;


• право накладывать вето на любое предложение об изменении процесса арбитражного разбирательства в духе голосования Arbitration (#50392), которое не является «незначительным изменением» или значительно уменьшает возможности магов выполнять свои обязанности.


Мы надеемся, что эти, возможно временные, меры будут содействовать доработке процесса арбитража или полному замещению арбитражного разбирательства чем-то, что, возможно, больше соответствует потребностям сообщества.


в. Деятельность магов


Действия, значимые для всего общества: маги не будут более воздерживаться от совершения действий, которые могут иметь последствия для всего общества. За три с половиной года не было найдено подходящего механизма, предотвращающего создание «разрушительными» игроками невыносимо враждебной рабочей атмосферы для магов. Идеал, описанный в LTAND, который так или иначе давал нам возможность ограничить свою деятельность решениями исключительно технического плана, доказал свою несостоятельность.


2. Альтернативы вынесению общественных решений магами


Мы поощряем вас, игроков, к разработке новых механизмов, которые помогут свести к минимуму необходимость в магах, для принятия односторонних общественных решений. Некоторые механизмы, в особенности система арбитражных разбирательств, представляются далеко не идеальными для выполнения поставленных перед ними целей, однако они сильно укоренились, чтобы быть измененными при помощи системы подачи ходатайств. Мы хотели бы попробовать ввести новые механизмы и разрешить системе подачи ходатайств совершать более радикальные изменения, чем она в состоянии делать на данный момент. Мы бы хотели, чтобы игроки выдвигали свои идеи новых институтов управления и способы выбора между предложениями других игроков. Мы надеемся, что это придаст новую динамику LambdaMOO, которая позволит нам найти наилучшие решения для некоторых из наших наиболее фундаментальных проблем.


Мы надеемся содействовать реконструкции систем подачи ходатайств и проведения голосований, если ее проведения захотят сами игроки.


Имейте в виду, что мы не можем продолжать работу LambdaMOO без магов, которых назначил Haakon. Отложим в сторону риторические замечания о «киберпространстве» и «новой общественной реальности». До тех пор пока МОО, находящаяся на отдельной реальной машине в отдельном месте реального мира, подчиняется законам и обязанностям реального мира, будут и ответственные за использование техники. Частично потребность в администрировании присуща модели безопасности LambdaMOO и организации ядра Lambda, но эта потребность является и следствием различных капризов общества LambdaMOO (например, необходимость хранить в секрете соответствие между личностью в реальном мире и персонажем МОО требует, чтобы кто-то за этим следил). Хотя мы и можем придумать способы децентрализации некоторых из этих задач, фактически мы просто не можем децентрализовать ее. Мы ждем ваших предложений о возможных способах децентрализации.


Однако не принимаются предложения, подобные следующим:


• персонажи, которым не доверяет Haakon, могут стать магами в результате народных выборов;


• мы можем создать «машину-мага», выполняющую, согласно программе, обязанности магов и проводящую арбитражные разбирательства без малейшего вмешательства человека.


Возможно, что где-то и найдутся администраторы сайтов, которые возьмут на себя риск, связанный с реализацией этих идей, но это будем не мы.


3. Отказ от нового курса?


Мы понимаем, что не все согласятся с тем, что этот новый курс — самый лучший из всех возможных для LambdaMOO. Мы не сомневаемся, что полемика между вами может привести к различным результатам, например (просто, чтобы избавить вас от некоторых проблем):


• шантаж магов;


• объявление военных действий;


• военное положение;


• ядерный терроризм.


Некоторым из вас новый курс покажется настолько неприятным, что вы будете обдумывать силовые методы для того, чтобы положить конец этому новому курсу или способы испортить магам жизнь из-за принятия этого курса. Вместо того чтобы рассматривать гражданское непослушание или оскорбление магов как необходимые условия отключения LambdaMOO, мы простым большинством примем следующее решение.


Любой соответствующий требованиям избиратель может стать автором ходатайства «о завершении». Это будет заранее одобренное магами ходатайство установленной формы и содержания. Как только ходатайство наберет необходимое количество голосов для проведения голосования (нужно набрать обычное количество подписей для ходатайства), будет проводиться голосование для определения, следует ли отключить LambdaMOO. Если количество голосов за (нам следует завершить работу) будет равно или превышать количество голосов против (нам не следует завершать работу), то после 8-недельного периода отсрочки работа LambdaMOO будет завершена. (Следует отметить, что одновременно может быть активно только ходатайство «о завершении».)


Ходатайство «о завершении» будет реализовано при первой же возможности.


4. Новый курс


Мы надеемся, что LambdaMOO станет более динамичным и приятным местом как для магов, так и для игроков. Мы не хотим препятствовать активным обсуждениям или лишать игроков голоса. Мы поощряем вас к разработке новых идей, механизмов и социальной политики, чтобы, по возможности, свести к минимуму необходимость прямого вмешательства магов в общественную жизнь.


Маги LambdaMOO


Примечания


1 # Среди множества авторов отмечу DeLoughry, Elmer-Dewitt (1995а, 1995b); Godwin (1995b, 1996); смотри также тексты H3Ludlow(1996).


2# Некоторые из приверженцев LambdaMOO будут опровергать эту характеристику, считая, что она каким-то образом снижает высокие цели разработки и создания сайта, поставленные неким технократическим меньшинством. Для получения дополнительной информации смотри мой очерк о спаме (Stivale 1996). Недавно опубликованный в LambdaMOO общественный список рассылки подводит итог между разделением отношений на веселье и политическую вовлеченность: «Я всегда считал, что вновь прибывшим [новые персонажи] в LambdaMOO следует иметь поручительство. Однако у политиков есть для этого специальная организация (!)» (набросок от 18 мая 1996 года).


3# Первоначальные «правила поведения» содержали небольшой перечень основных вопросов, практически все они были написаны в командной форме, обязательной для исполнения. С тех пор «правила» значительно увеличились.


4# По внутренней электронной почте в список рассылки LambdaMOO, посвященный спору, поступало множество сообщений от различных отправителей: от посредника спора (AcidHorse), оттеневого полемиста (gru), от одного из обвинителей (Nancy), от обвиняемого (SamlAm, с самого начала и в продолжение всего спора обменивавшегося e-mail сообщениями с наиболее активными участниками МОО, на-


правляющими свои послания с список рассылки), а также от большого числа комментаторов происходящих событий (в особенности от Sunny).


5# Я изучил предполагаемое общественное положение Tchinek только по тем ответам, которые он давал на мои прямые вопросы о его имени и о том, кем он является. Несмотря на то что некоторые возражали против того, что я принял самоописание, любой выбравший себе в МОО имя персонажа, его описание и пол и должен приниматься по таким «номинальным» характеристикам (хотя более точной метафорой будет «экранная» характеристика), даже если персонаж выбирал пол «спивак» или в качестве своего дома выбрал тележку для товаров.


6# После исключения зимой 1999 года из LambdaMOO по причинам, не связанным с вышеописанными событиями, я пытался зарегистрироваться в DhalgrenMOO, но в конечном счете главный маг этого МОО отказал мне в членстве на сайте, после того как я продолжил выражать свое убеждение о существовании тайного сговора против SamlAm, по всей видимости, удаленного из киберобщественного воображения при помощи заранее спланированной ревизионистской процедуры.


Библиография


Benedikt, Michael, ed. 1992. Cyberspace: First Steps. Cambridge, MA: MIT Press. «Bovine Spongiform Encephalopathy». 1999. Доступно по адресу http://members.xoom.com/NonServlAm/index.html.


Bruckman.Amy. 1993. «Gender Swapping on the Internet». Proceedings of INET, 1993. In Ludlow, ed., High Noon on the Electronic Frontier (Cambridge: MIT Press, 1996), p. 317—325. Bruckman, Amy. 1996. «Finding One's Own in Cyberspace». Technology Review (January). Доступно по адресу http://www.techreview.com/articles/ jan96/Bruckman.html.


Bruckman, Amy, and Mitchel Resnick. 1993. «Virtual Professional Community: Results from the MediaMOO Project». Доступно по адресу media.mit.edu/pub/asb/papers/MediaMOO-3cyberconf.


Bunt, Katherine. 1996. «Perspectives on the Toxic Event at PennMOO: Social


Norms or Socially Propagated Truth». Неизданное эссе. Cherny, Lynn. 1995. «"Objectifying" the Body in the Discourse of an Object-Oriented MUD». Works and Days 25-26:151-172. Доступно по адресу


http://gradeng.en. iup.edu/works&days. Curtis, Pavel. 1992. «Mudding: Social Phenomena in Text-Based Virtual Realities».


Proceedings of DIAC'92. In Ludlow (1996, 347-368). Curtis, Pavel, and David Nichols. 1993. «MUDsGrowUp: Social Virtual Reality in


the Real World». Доступно по адресу parcftp.xerox.com/pub/MOO/


papers/MUDsGrowUp. DeLoughry, Thomas J. 1995. «Researcher Who Studied On-Line Porn Gets


Invitation from Congress, Criticism from Scholars». Chronicle of Higher


Education, July 21, p. A19. Dibbell, Julian. 1993. «A Rape in Cyberspace». Village Voice, December 21,


p. 36—42, переиздано Mark Dery, ed., Flame Wars: The Discourse of


Cyberculture. Durham: Duke University Press. 237-261. Также см.: Ludlow


(1996, 375—395). Доступно по адресу http://vesta.physics.ucla.edu/


~smolin/lambda/laws_and_history/VillageVoice.txt. Dibbell, Julian. 1998. My Tiny Life: Crime and Passion in a Virtual World. New


York: Owl Books. DIAC'94.1994. «Democracy in Cyberspace». Amy Bruckman, Pavel Curtis, Nancy


Deuel, Mitchell Resnick. Video. Elmer-Dewitt, Philip. 1995a. «Fire Storm on the Computer Nets». Time, July 24,


p. 57. Elmer-Dewitt, Philip. 1995b. «On a Screen Near You: Cyberporn». Time, July 3,


p. 38-45. Godwin, Mike. 1995a. «Artist or Criminal?» Internet World 6, no. 9 (September):


96-100. Godwin, Mike. 1995b. «Philip's Folly». Internet World 6, no. 10 (October): 102—


104. Godwin, Mike. 1996. «The Wrong Spin». Internet World 7, no. 1 (January):


86-87. Haynes, Cynthia, and Jan Rune Holmevik, eds. 1998. High Wired: On the Design,


Use, and Theory of Educational MOOs. AnnArbor: University of Michigan


Press.


HumbertHumbert's LambdaMOO archive. Доступен по адресу http:// vesta.physics.ucla.edu/~smolin/lambda.


Ludlow, Peter, ed. 1996. High Noon on the Electronic Frontier: Conceptual Issues in Cyberspace. Cambridge, MA: MIT Press.


Marvin, Lee Ellen. 1996. «Spoof, Spam, Lurk, and Lag: The Aesthetics of Text-Based Virtual Realities». Journal of Computer-Mediated Communication 1, no. 2. Доступен по адресу http://www.ascusc.org/jcmc/voll/issue2/ marvin.html.


Nakamura, Lisa. 1995. «Race in/for Cyberspace: Identity Tourism and Racial Passing on the Internet». Works and Days 25/26: 181-94. Доступен по адресу http://gradeng.en.iup.edu/works&days.


Penley, Constance, and Andrew Ross, eds. 1991. Technoculture. Minneapolis: University of Minnesota Press.


Poster, Mark. 1996. «Cyberdemocracy: Internet and the Public Sphere». Доступен по адресу http://www.hnet.uci.edu/mposter/writings/democ.html.


Reid, Elizabeth. 1995. «Virtual Worlds: Culture and Imagination». In Steven G. Jones, ed., Cybersociety: Computer-Mediated Communication and Community. Thousand Oaks, CA: Sage. 164—183.


Stivale, Charles J. 1996. «"Spam": Heteroglossia and Harassment in Cyberspace». Readerly/Writerly Texts3, no. 2 (1996): 74—93. Переиздано: David Porter, ed., Internet Culture. New York: Routledge, 1997. 133—144.

18/Надлежащая правовая процедура и кибернетическая юрисдикция

^ ДЭВИД ДЖОНСОН44

Предисловие


Онлайновая коммуникация способствовала развитию нового вида всемирной торговли в сфере идей, информации и услуг. Поскольку для электронных сообщений не существует территориальных границ и большинство онлайновыхтранзакций осуществляется независимо от какого-то определенного местоположения, то основанное на географической привязке местное законодательство при попытке регулировать этот феномен столкнулось со многими сложностями. Пользователи и системные операторы сами пытаются регулировать конфликты и решать споры, при этом они создают прецеденты и устанавливают какие-то правила. Так создается новая форма закона — закон киберпространства, базирующийся на частных договорах, которые, в свою очередь, основываются на общепринятых нормах. Системные операторы обладают правом налагать санкции на пользователей, которые нарушают правила, а пользователи могут переходить от одного провайдера к другому.


Сможет ли киберправо стать настоящей надлежащей правовой процедурой? Другими словами, будет ли он уважать базовые прин-


44 Оригинальная версия этой статьи опубликована в электронной форме в Journal of Computer-Mediated Communications 2, № 1 (June 1996). Публикуется с разрешения автора. © 1996, David R. Johnson. [Перевод Т. Рассказовой.]


ципы справедливости, как это происходит со всеми действующими правовыми доктринами? Эти доктрины направлены на то, чтобы обеспечить процедурную защиту от произвола со стороны государства, а также призваны охранять основные права на жизнь, свободу и собственность, которые не могут быть отняты, даже если за это выступает подавляющее большинство. Сейчас уже есть некоторые признаки того, что киберправо будет действовать в согласии с принципами справедливости и будет уважать права личности. Тем не менее цель киберправа — обеспечить защиту пользователя от произвола, прежде всего, со стороны провайдеров, а не государства. Очевидно, что те методы, при помощи которых эта цель будет достигнута, должны отличаться от тех, к которым прибегает укоренившаяся система государственного законодательства.

Необходима ли правовая процедура в киберпространстве?


На первый взгляд, онлайновая коммуникация не нуждается в создании специальных механизмов защиты для пользователей или ограничения полномочий и определения прерогатив системных операторов. Решение заключить договор о предоставлении доступа к коммерческим информационным услугам или к Интернету сугубо добровольно, в то время как ситуация с местным законодательством и властями совсем другая. Правила электронного мира в большинстве своем базируются на частных договорах, а устанавливаются в законодательном порядке, не зависят от административных решений или толкования закона судьями. Если оператор соглашается с правилами, которые кажутся несправедливыми, то пользователи, подключенные к этому оператору, могут проголосовать своими модемами и перейти в другую, более подходящую юрисдикцию. Действительно, некоторые наиболее искушенные пользователи могут передавать сообщения без посредников, которым известно, кто эти пользователи, и которые могут вмешаться и навязать какие-то установленные правила.


Важно, чтобы все стороны изначально доверяли друг другу. От этого зависит степень свободы пользователей коммуникаций, опосредованных компьютером, от вмешательства государства. Однако остается ряд неразрешенных вопросов: о полномочиях системных операторов, о возможности большинства или меньшинства подавлять отдельных пользователей. В то время как те, кто не согласен с местными правилами, может просто уйти, другие пользователи тратят массу времени и усилий на то, чтобы обустроить свою идентичность в Сети (создать репутацию, которая основывается, например, на конкретном адресе электронной почты или веб-страницы). Многие стараются зарекомендовать себя в качестве активных и долгосрочных членов киберсообществ. Для таких людей отделение от подобного сообщества влечет за собой очень существенные личные потери. Таким образом, те сложности, которые испытывает системный оператор в ситуации, когда пользователь реализует свое право на отказ от его услуг, в значительной мере компенсируются неудобствами, которые испытывает сам пользователь. Системный оператор может изгнать пользователя. Такая власть вполне может стать причиной явной несправедливости, если подобные меры принимаются, например, без наличия адекватных причин или без соответствия законам, которые дают пользователю (и, пожалуй, всему киберсообществу) право быть услышанными.


Некоторые системные операторы подвергают сомнению необходимость надлежащей правовой процедуры, подчеркивая, что право на подачу апелляции лишь ограничивает властные полномочия, как это было доказано на опыте суверенных правительств. Они также настаивают на том, что частные коммерческие и гражданские договоренности в целом гарантируют соблюдение логики. Редактура для частного электронного издателя — это то же, что для правительства — цензура. То, что для правительства — дискриминация, для киберсо-общества — права на свободу собраний.


Аргументы в пользу защиты некоторых законов Сети для пользователей могут выглядеть вполне убедительно. Обычно при попытке контролировать глобальную электронную Сеть власти сталкиваются с рядом сложностей. Каждый бизнесмен настаивает на саморегулировании, а системные провайдеры могут с успехом выполнять функции «правительства» сетевого мира. Работая сообща, они обладают монополией на то, что играет роль «силы» (или выключателя) в их среде. До тех пор пока они вместе вырабатывают стандарты (фактически они уже сделали это при создании протоколов Интернета и системы доменных имен, а также при разработке связанных с ним правил), в их частной сфере деятельности существует нечто похожее на суверенную власть.


Системные операторы могут признать, что, с точки зрения пользователей, ставки, сделанные на создание или применение онлайновых правил, очень высоки. Если эти правила не ограничены базовыми понятиями о справедливости и уважении прав личности, как это принято в культуре сетевого мира, то вышестоящие власти могут не захотеть даже рассматривать претензии на самоуправление. Более того, отказ защищать онлайновые права на «жизнь, свободу и частную собственность» в сетевом мире может отпугнуть многих потенциальных пользователей и уничтожить всю онлайновую коммерцию.

Какого рода надлежащая правовая процедура доступна пользователям?


Правила, действующие онлайн, могут воплощаться в жизнь как посредством обычной практики пользователей, так и при помощи соглашений, заключаемых между пользователем и провайдером. Большинство из этих договорных правил оговариваются в контрактах на подключение к Сети. Они практически не подлежат изменению. Многие контракты, заключенные с провайдерами, которые предоставляют платные услуги, подразумевают, что провайдеры получают право отказывать кому-либо в предоставлении услуг, причем в любое время и по любому поводу. Иногда пользователи настаивают на изменении правил доступа — интерактивное пространство дает для этого блестящую возможность, в частности они могут подать петицию он-лайн-правительствам и обсудить возможные изменения. Но официально такой процедуры — внесения предложения об изменениях — не существует. Наоборот, многие контракты содержат следующие пункты: пользователи заранее соглашаются со всеми правилами Сети, какими бы несправедливыми они ни были, причем даже с теми, которые появятся в будущем. В крайнем случае для пользователя остается только одна возможность — если он считает, что правила несправедливы или оскорбительны, он может отказаться от услуг Сети.


Точно так же происходит во многих случаях. Системный оператор принимает решения в одностороннем порядке, он выполняет функции и обвинителя, и судьи, и присяжных и даже приводит в исполнение вердикт. Есть и исключения, например известный случай, связанный с многопользовательским доменом LambdaMOO. Клиенты этого домена потребовали независимой юрисдикции, после того как на основе кампании общественной обструкции управитель сайта лишил доступа одного из пользователей. Теперь существует проект по созданию Виртуального Магистрата, специально для разрешения онлайновых споров посредством электронной почты. Таким образом, споры будут рассматриваться нейтральной стороной. В настоящее время в киберпространстве существует только так называемая суммарная юстиция (или помощники по осуществлению мести).


Отсутствие защиты в киберпространстве — явление смехотворное, и оно дает шанс посредникам в рациональном разрешении споров и публичных дебатах проявить себя. Онлайновые конференции позволяют рассмотреть различные точки зрения и предложения по урегулированию конфликтов. (Комиссия по ядерному регулированию проводит эксперимент, связанный с выработкой онлайнового законодательства, а конгресс США пришел к выводу, что электронная почта достаточно эффективна для того, чтобы позволить всем высказывать свою точку зрения.) Более того, целенаправленное вынесение судебного решения онлайн может оказаться более эффективным с финансовой точки зрения. Все стороны могут присутствовать на заседании, когда им это удобно. Эксперты и нейтральная сторона также могут высказываться онлайн, что значительно ускоряет процесс. Вся процедура может сразу архивироваться. В Сети можно обсуждать и принимать новые правила, анализировать факты и принимать судебные решения.

Как в киберпространстве возникнет судебная процедура?


С увеличением количества онлайновых услуг и ростом числа пользователей будет возникать больше споров, затрагивающих интересы все большего количества людей. Раньше было неважно, что именно оператор называет вашим сервером. Сегодня крупные компании агрессивно защищают торговые марки — домены и отстаивают интересы пространства, которое считают своим. Это похоже на то, как при переходе на другую работу у вас меняется номер телефона. Но некоторые работники могут столкнуться с очень неприятной ситуацией, если прежний провайдер откажется пересылать их электронную почту. Многие заядлые пользователи придут в ужас при одной мысли о том, что системный оператор может в одностороннем порядке ликвидировать их онлайновую идентичность без всякой причины или что отдел технической поддержки по каким-то инженерным соображениям может прекратить работу их веб-страницы. Такие люди ожидают законных гарантий и изыскивают возможности для защиты индивидуальных прав. Возможно, они будут настаивать на соблюдении частных прав в отношении номеров телефонов, адресов электронной почты и идентификации веб-страниц, а также касательно рассмотрения их жалоб и предложений.


Первым шагом на пути установления процедуры станет признание важности личных и корпоративных интересов. На первом этапе это может проявиться в форме апелляций к существующим институтам. Но местные власти не в состоянии контролировать глобальную Сеть, у них нет соответствующего законодательства, касающегося всех заинтересованных сторон, и им придется обращаться только к деталям онлайновых контрактов, заключенных пользователями. Таким образом, эти апелляции напрямую адресованы сисопам и попадают к группе связанных между собой систем, которые осуществляют контроль над всем онлайновым трафиком. Те, кто контролирует доступ к ресурсам Сети и взаимосвязанным системам, могут сообща применять дисциплинарные санкции и отказывать в обмене сообщениями сайтам, которые не придерживаются норм киберпространства.


Интернет-сообщество, состоящее из долгосрочных пользователей, уже продемонстрировало (при помощи, к примеру, специальной Internet Engineering Task Force45) возможность проводить свою политику и поддерживать специальные протоколы, которые управляют технической передачей сообщений в сетях и руководят работой системы в целом. Те, кто не согласен с этим, просто сталкиваются с тем, что их системы не взаимодействуют с другими. Совершенно также и «процедурные» правила для пользователей могут быть эффективны только посредством принятия их на основе консенсуса, как и «стандарты» или «протоколы» были необходимыми условиями для связи или для попадания в группу, разрабатывающую технологии повышения функциональности онлайновых коммуникаций.




страница26/35
Дата конвертации24.10.2013
Размер6,44 Mb.
ТипУтопия
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   35
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы