Население современной россии: этносоциокультурный подход 24. 00. 01 теория и история культуры 09. 00. 11 социальная философия icon

Население современной россии: этносоциокультурный подход 24. 00. 01 теория и история культуры 09. 00. 11 социальная философия



Смотрите также:
1   2   3

^ II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во Введении обоснованы актуальность и степень разработанности темы, определены цель, задачи, предметная область и теоретико-методологическая база исследования, отражены его научная новизна, положения, выносимые на защиту, теоретическая и практическая значимость, а также апробация работы.

Первая глава диссертации называется «Теоретико-методологические основания исследования», она включает четыре параграфа, в которых последовательно представлены современные теоретико-познавательные концепции, связанные с анализом общества в некоторых новейших социально-философских, социологических и культурологических теориях, посвященных социуму, что позволяет в завершение главы сделать краткие выводы и обобщения об основных современных философских и культурологических методологических принципах, используемых в познании общества, а также определить объем и содержание исходных понятий и категорий, используемых в работе.

Первый параграф первой главы «Современные гносеологические концепции познания общества» рассматривает базисные, фундаментальные основы современных теоретико-познавательных концепций, оказавших существенное влияние на современное социально-философское знание, которое все более испытывает воздействие философии постмодерна, особенно его эпистемологических принципов – искусства интерпретации, плюрализма, толерантности и радикального недоверия к идеологиям, благодаря которым исследователь рассматривает объект целостно, в различных интерпретациях, но в соответствии с избранным аспектом анализа, толерантно относясь к другим точкам зрения, уважая идеалы других исследователей, как и свои собственные.

Фундаментальные основания всего современного социально-гуманитарного знания базируются на философском знании ХХ в., когда была продуктивно разработана герменевтика и исследователи более четко обозначили соотношения понимания и интерпретации, понимания и смысла, понимания и переживания, осмысления, постижения – то есть тот обширный комплекс проблем, которые связаны с анализом эмпирического материала, получаемого в разнообразных социально-гуманитарных исследованиях.

Герменевтический подход предполагает рассмотрение понимания как способа реального существования человека, одновременно действующего, познающего и определенным образом оценивающего свои действия. Этот подход включает не только описание, но и правильное истолкование исследуемых социальных феноменов, т.к. является инструментом критики ложного сознания, будь то и современные идеологии и сциентизм, претендующие на доминирование в социально-гуманитарном знании.

Философский анализ глобальных трансформаций современного мира и радикальных социальных изменений в России с конца ХХ века выявляет процесс становления нового этапа цивилизационного развития, который все чаще описывается на основе идей нелинейной методологии и с помощью базовых понятий синергетики - «самоорганизация», «хаос», «бифуркация», и других понятий, обеспечивающих достаточно адекватное понимание современной социальной реальности. Постнеклассическое понимание истории предполагает такой анализ общества, который основан на принципе холизма и интегративном подходе к современному историческому процессу, обусловленному природными и биологическими, материально-техническими и этносоциокультурными обстоятельствами, духовной культурой и господствующей идеологией.

В параграфе рассматривается концепция «жизненных миров» современного человека, которая служит обоснованием растущего приоритета духовности общества над традициями вульгарного экономизма. Концепция жизненных миров позволяет осуществлять постоянное переосмысление и новую интерпретацию смыслов явлений, в которых осуществляется вся воспроизводственная деятельность людей.

В завершающей части первого параграфа кратко рассматриваются основные принципы познания социальной реальности на основе философии постмодерна. Рассматриваются работы З.Баумана, считающего, что постмодерн - это философия и культура нового общества, доминирующими характеристиками которого являются эклектизм и конформизм, вырастающие на основе принципов толерантности и плюрализма.

Другой теоретик постмодерна - Ж. Бодрийяр, создавая концепцию общества потребления, подчеркивает, что в этом обществе господствует потребление товаров и услуг, основанное на замене их определенным знаком – симулякром, делающим мир человека качественно-неопределенным и амбивалентным. Современный новый постиндустриальный мир не живет по законам рациональности, он представляет собой общество риска, в котором развивается множество взаимопротивоположных, вероятностных и стохастических процессов, которые качественно преобразовывают социальную реальность в условиях становления информационной культуры.

Второй параграф первой главы «Социально-философские и социологические методологические принципы объяснения общества» посвящен методологическим принципам социально-философских и социологических концепций, в которых анализировалось индустриальное общество на основе концепции монистического понимания истории К. Маркса и Ф.Энгельса, социологических концепций О.Конта и Г.Спенсера, трудов философов неокантианской школы, а также достаточно подробно рассматриваются принципы феноменологической социологии А.Шюца и его последователей П.Бергера и Т.Лукмана, сформировавших современные представления о бесконечном множестве «жизненных миров» субъекта, поэтому центральным вопросом становится вопрос о сущности современной социальной реальности, ее адекватном понимании и истолковании.

Сама социальная реальность, утверждают современные социологи, сторонники этой школы, становится не объективной фактичностью, а предметом истолкования или интерпретации и зависит от системы ценностей и определенной направленности познающего субъекта, а также от «значимых других», которые становясь новым жизненным миром субъекта, заставляют его осуществлять процесс ресоциализации, позволяющий сформировать его новую самоидентификацию.

Все эти положения имеют прямой выход на современную социальную реальность России, в которой происходят радикальные практические изменения во всех сферах жизни общества, в его социальной структуре, в деятельности всех социальных институтов и учреждений, в массовых этносоциокультурных процессах.

Согласно общим выводам концепции А.Шюца, современное общество представляет собой и человеческий продукт и объективную реальность, являясь одновременно и объективным фактом бытия и конструктом деятельности человеческого сознания. Особое значение этот вывод приобретает тогда, когда в обществе происходят радикальные трансформации, касающиеся как изменений самого общества, его социальных институтов и организаций, так и качественных изменений систем ценностей, норм и идеалов, которые придают другое значение всему повседневному миру человека и всем социальным группам общества, формируя их новую картину мира.

На этой основе П. Бергер и Т. Лукман делают вывод о том, что современные общества, в отличие от традиционных, обладают минимальным консенсусом, т.к. имеют много разных систем ценностей и разных значений внутри одного общества и их сохранение зависит от реализации принципов плюрализма, как основного современного способа существования и толерантности, как гносеологического и вместе с тем нравственного отношения к другим ценностям и другому знанию.

Эти же позиции обосновывает З. Бауман, показавший, что в современном мире отсутствуют властные универсалии, и господствуют постоянные и непрерывные изменения в обществе, а нарастающее влияние СМИ на массовое сознание формирует моральную амбивалентность, и единственной моральной ценностью остается «потребность быть для другого».17

В завершающей части параграфа проанализированы работы западных авторов, в которых рассматриваются разные подходы к анализу современной социальной реальности: история как смена социальных коммуникаций и информационное общество Г.М.Маклюэна; футурошок и общество третьей волны Э.Тоффлера; монополярность мира, ведущая к «концу истории» Ф.Фукуямы и характерной детерминации общество риска У.Бека.

Каждая из этих концепций существенно повлияла на общую методологию социального знания, равно как и на мировоззренческие позиции исследователей социальной реальности, характерной для современного человечества. По мнению большинства исследователей современного общества, для него в настоящее время характерны высокий уровень хаотичности, недетерминированность, а потому и непредсказуемость в своем развитии.

Третий параграф первой главы «Современное общество с позиции культурологического знания» рассматривает культурологические концепции социальной реальности, которые в настоящее время становятся все более оригинальными и приобретают особый авторитет в социально-гуманитарной сфере знания.

Автор диссертации разделяет точку зрения отечественного исследователя А.Я. Флиера18 на роль инноваций в формировании новых социокультурных систем и значимость модернизации при становлении новых жизнеспособных культурных форм. Для решения исследовательских задач, поставленных в диссертации, принципиально важным являются такие положения работы А.Я.Флиера как генезис становления новых социокультурных систем; анализ процессов осознания социальных целей как интерсубъектных интересов, которые могут быть достигнуты только коллективно; формирование новых паттернов культуры, характерных для конкретного этноса; становление адекватного системам ценностей образа жизни и формирование на этой основе специфических черт и образцов идентичности, возникающих как субъективная рефлексия.

В параграфе представлены существующие современные подходы к анализу культуры и более подробно исследуется концепция культурной интеграции, рассматриваемая как понимание взаимосвязи и взаимовыгодности участников такого альянса и предполагающая культурные инвестиции друг в друга как финансовые, так и в виде других материальных ресурсов.

Затем рассматриваются единство и различие цивилизационного и социокультурного подходов к анализу социальной реальности современного мира, и подробно анализируются познавательные принципы социокультурного подхода к социальной реальности, обоснованные в работах Н.И.Лапина.

Специфика современного социокультурного анализа заключается в том, что он интегрирует три измерения человеческого бытия (тип взаимоотношений человека и общества; тип, формы и характер культуры; типы социальности), которые образуют триединство, взаимосвязаны и влияют друг на друга как важнейшие составляющие любых человеческих общностей. В этой связи можно сказать, что цивилизационный и формационный подходы в работах Н.И.Лапина связываются в единое целое на основе социокультурного анализа социальной реальности.

В завершение параграфа формулируются краткие выводы о специфике анализа социокультурных трансформаций, сделанные в разных общетеоретических концепциях анализа общества: цивилизационного, формационного, социальной солидарности, рационализации социальных действий (М. Вебер), тотальной модернизации и трансформации (П. Штомпка), в каждой из которых общество предстает как специфический объект познания, понимания и истолкования.

Четвертый параграф первой главы «Познания современного общества: выводы и обощения» суммирует основные выводы, сделанные в предыдущих трех параграфах, где рассматривались современные теоретико-познавательные, социально-философские, социологические и культурологические концепции, в которых разрабатывались новейшие подходы к анализу социальной реальности. Эти выводы и обобщения являются методологической и теоретической основой диссертационного исследования автора.

Современная философия подчеркивает значимость и познавательную ценность междисциплинарного и интегративного подходов к познанию общества, которые вырастают на базе современной синергетики. Существенной новизной обладают и принципы толерантности и плюрализма, позволяющие понимать равнозначность и познавательную ценность социального знания, его аксиологическую нагруженность и праксиологическую разнонаправленную вариативность. Современная философия подчеркивает значимость герменевтического подхода при анализе интегративной природы человека, его национального и социального характеров. Она рассматривает современные многочисленные концепции как взаимодополняющие и обогащающие друг друга.

Современное общество чаще всего анализируется в рамках социально-деятельностной концепции, предложенной в свое время автором понимающей социологии М. Вебером, который считал, что вся социальная структура общества и его институты возникли и функционируют под воздействием имеющихся в обществе систем ценностей, определяющих также действия и поведение каждого человека. Проблематика ценностных ориентаций современного человека становится центральной для всего социально-гуманитарного знания, осуществляющего теоретическое осмысление современного быстро и радикально трансформирующегося мира на основе концепции культуроцентризма, в которой человек является главным богатством любого общества, заинтересованного в своем развитии.

Вторая глава диссертации «Население Земли: социально-философский и культурологический анализ» включает четыре параграфа, в которых рассматриваются глобальные проблемы и глобализация современного мира, анализируется современная демографическая картина мира, систематизируются современные концепции этничности и определяются содержательные характеристики понятия этнос, а в заключение на основе интегративного подхода делаются выводы об особенностях этносоциокультурных процессов современности и их влияния на ход истории в нашей стране и во всем мире.

В первом параграфе второй главы «Глобальные проблемы и глобализация современного мира» показывается, что современная социогуманитарная интегральная концепция понимания и истолкования мира основывается на глубоком понимании принципа взаимосвязи и взаимообусловленности природно-географической, социально-экономической и духовно-культурной сфер жизнедеятельности современного человечества. Одним из базисных оснований такого нового рассмотрения общества становится экологическая философия, призванная быть теоретико-методологической основой гармонизации и улучшения экологической обстановки, связанной не только с природной средой, но также с социальными проблемами современности и индивидуально-личностной жизнедеятельностью каждого человека.

В параграфе анализируются наиболее значимые для темы диссертации выводы из биосферной концепции культуры, изложенные в ряде работ К.Лоренца, который считал, что необходимо развитие новой экономики, базирующееся не на погоне за прибылью, а на «экофильном», нравственном отношении к природе и удовлетворении новых потребностей людей. Здесь же рассматриваются принципы коэволюции мира природы и мира человека, которые являются методологическим основанием, как концепции устойчивого развития, так и идеи универсального эволюционизма, выдвинутой академиком Н.Н.Моисеевым.19

В параграфе также анализируются процессы современной глобализации, как их понимают ее сторонники и противники. Апологетом глобализации можно считать Э. Гидденса, а его противником А.С.Панарина, который еще в 2000 г. подчеркивал, что «глобализм за счет демодернизации и примитивизации жизни народов составляет главный вызов ХХI века».20 Завершается параграф осмыслением современной эволюции глобальных проблем, с того периода ХХ века, когда их анализировали под руководством А.Печчеи исследователи Римского клуба.

Во втором параграфе второй главы «Современная демографическая картина мира: философский анализ» на основе философского анализа рассматривается специфика современной демографической картины мира и показывается, что изучение численности народонаселения на планете имеет не только узко-прикладной смысл, но и немалое теоретическое значение, позволяя выявлять динамику развития возрастных когорт, прогнозировать этно-национальные, гендерные, социально-профессиональные, языковые, конфессиональные и многие другие стороны жизни современных народов Земли.

На основе эмпирических работ современных исследователей выявляются значимые новейшие тенденции в народонаселении, которые связаны с урбанизационными процессами современности, с высокой внутренней и внешней миграцией, а значит, с маргинализацией населения мира, что делает особенно актуальным культурологическую проблематику этносоциокультурной идентификации, социализации и ресоциализации, адаптации, ассимиляции и интеграции человека в современном мире.

Здесь рассмотрены главные факторы, влияющие на уровень рождаемости, который носит комплексный характер и от него зависят все исторические процессы, происходящие в современном населении Земли. В настоящее время наиболее злободневными и практически-актульными для всего человечества становятся две проблемы: во-первых, качество населения и, во-вторых, проблематика этничности или национальности новых подрастающих поколений человечества.

В параграфе также рассматриваются вопросы, связанные с индексом развития человеческого потенциала (ИРЧП) во всем мире и более подробно в РФ и странах СНГ и Балтии, позволяющие понять, что после распада СССР новые независимые государства оказались в существенно разных условиях и имели качественно-различный этносоциокультурный потенциал. В работе представлены обобщающие таблицы, сделанные автором диссертации на основе изучения целого ряда источников. Завершается параграф кратким анализом некоторых прогнозов относительно процессов изменения совокупного населения Земли.

Третий параграф второй главы «Этносы как объект познания и предмет социально-философского и культурологического знания» исследует вопрос чрезвычайно актуальный и имеющий множество взаимоисключающих решений. Это вопрос об этносах и этничности, который в начале ХХI века под влиянием изменившейся практики человечества становится особенно значимым.

Миграционные процессы в мире, равно как процессы урбанизации, глобализации и вестернизации массового сознания человечества под влиянием глобальных Информсистем, существенно изменили представления современного человечества об этнической принадлежности и национальном характере.

Существовавшие представления о национальном характере как специфическом биопсихоэтносоциокультурном феномене, который формируется под воздействием множества факторов природного, социального, культурно-исторического и аксиологического (преимущественно нормативного) характера, в настоящее время подвергаются многосторонней критике, т.к. для всех современных государств очевидно, что стабильность любого общества и государства зависят от консолидации населяющих его народов, от их этнической идентичности и от сложившихся в обществе и государстве межэтнических отношений.

В рамках современного философского знания атрибутивными признаками этносов называют: общность территории, язык, обычаи и традиции культуры, уклады хозяйствования, в то время как национальные черты, по мнению многих исследователей, человек приобретает в рамках конкретного этносоциокультурного окружения, в процессе общения с другими людьми, овладевая социальными ролями и культурными нормами, которые интериоризируясь человеком, придают чертам личности определенную устойчивость и очевидную этно-национальную типовую узнаваемость. Другими словами, под влиянием собственного индивидуально-личностного самосознания и собственных волевых усилий человека происходит этнонациональная идентификация, формируется его этническое самосознание, менталитет и национальный характер.

Социальная философия рассматривает этнос как специфический коллективный субъект, обладающий сложной структурой, постоянными синхронными и диахронными информационно-коммуникативными связями, и рядом общих, уже называвшихся признаков.

Далее в параграфе рассматриваются такие понятия и категории как ментальность, национальный характер, народ. Завершается параграф анализом современной постмодернистской конструктивистской концепции этничности, которая рассматривается как «поле дискурсивных практик», исследуемых на основе двух подходов: теории повседневности П.Бергера, Т.Лукмана и Э.Гидденса, а также концепции «символического поля социальности» П.Бурдье. На этой основе этничность выступает как индикатор принадлежности к какой-то социальной общности, а также и как такой «рассеивающийся дискурс», который может быть предъявлен во множестве интерпретаций.

Большинство отечественных исследователей резко критикуют конструктивистскую концепцию этничности, подчеркивая, что в данном случае вопрос об этнической идентификации подменяется вопросами политической риторики, необходимой властным структурам для реализации в политических отношениях общества принципов или мультикультуризма или, наоборот, узкого национализма.

Завершающий, четвертый параграф второй главы «Этносоциокультурные процессы современности: интегративный подход» посвящен анализу на основе интегративного подхода специфики этносоциокультурных процессов современности. Даже само определение понятия «процесс» в настоящее время, с точки зрения философского знания, не включает таких, казалось бы, константных атрибутов как закономерность, последовательность, развитие. Постнеклассическое определение процесса предполагает, что это – «нелинейное, неустойчивое и одновременно с тем необратимое явление», а также оно имеет определенные временные, социальные и аксиологические измерения».21 Позиции постнеклассической методологии, успешно разрабатываемые отечественными исследователями, способствуют более глубокому и адекватному пониманию происходящих в мире массовых процессов, среди которых этносоциокультурные процессы и тенденции становятся все более значимыми.

К ним относятся: существенное возрастание неевропейского населения Земли; отход исследователей при анализе социальной реальности от европоцентризма; углубление знаний в новых исследовательских полях – этносоциологии, этнокультурной психологии и др. новых областях исследования этничности. Однако, для большинства властвующих структур во всем мире при решении любых социальных проблем чаще всего характерно использование известной и, как правило, малоэффективной для практических целей развития общества концепции этнического национализма.

Вместе с тем, исследователи этнических проблем осуществили в последние годы множество эмпирических исследований, позволивших выявить разные типы и формы социокультурной адаптации человека в другие культурные миры и понять очевидную объективно необходимую продолжительность и поэтапность адаптации человека к инокультурной среде.

В параграфе рассматриваются современные представления культур-антропологов, этнопсихологов и специалистов по кросскультурным исследованиям о типологии современных культур, а также анализируются наиболее значимые феномены, характеризующие специфические формы социокультурных процессов, такие как аномия, культурное запаздывание, культурный шок, чуждое влияние, которые повсеместно наблюдаются в процессе освоения коллективным или индивидуальным субъектом другой культуры. Все эти феномены в полной мере характеризуют этносоциокультурные процессы, идущие в современной России.

Третья глава «Отечественное социально-гуманитарное знание о человеке и населении современной России» включает четыре параграфа, в которых рассмотрены только самые значимые для темы диссертационной работы труды отечественных ученых, которые исследовали проблемы человека, его сознания, образа жизни, национального характера, ценностных ориентаций, культурных норм и традиций.

В начале главы автор подчеркивает качественное изменение всех этносоциокультурных процессов в современной Российской Федерации, поскольку радикально преобразовалась сама социальная реальность.

За последние десятилетия существенно развиваются не только философское и культурологическое знания, но изменились и теоретико-методологические основания, лежащие в основе эмпирических исследований, постепенно утрачивается тенденциозность и идеологическая предвзятость в анализе жизни современного населения страны.

В первом параграфе третьей главы «Философский анализ естественнонаучных концепций человека» рассматривается как еще задолго до революции в отечественной науке закладывались основы анализа социальной жизни общества, социальной и культурной антропологии, современной демографии и этнологии.

В императорской России сложились фундаментальные основы, а затем эти научные поиски были успешно продолжены в советское время. Наибольшие внимание уделяется здесь становлению концепции деятельности, определившей эволюцию человека как субъекта истории и биоэтнопсихосоциокультурного существа.

В параграфе рассматриваются некоторые, наиболее значимые, работы советских психологов, биологов, генетиков, а так же философов, наиболее продуктивно разрабатывавших разные аспекты этой концепции.22

Создание Л.С. Выготским культурно-исторической концепции формирования психики убедительно доказало, что деятельность, опосредованная орудиями и знаками, является родовым признаком человека, а также выявило роль предметной деятельности и общения ребенка для процесса интериоризации культурных норм, символов и ценностей, которые и формируют сознание.

Продолжая аргументацию Л.С. Выготского, другие советские психологи развивали не только психологические, но и общефилософские и теоретико-методологические основы концепции деятельности. Они выдвинули три главных принципа деятельности, имеющие «инструментальный», «культурный» и «исторический» характер. На основе этих принципов отечественными философами проанализирована и классифицирована не только деятельность, но и выделена специфика трудовой деятельности, имеющей коллективный, предметный и целенаправленный характер.

Эти работы показывают, что любая деятельность человека включена в конкретный социокультурный контекст, поэтому необходимо ее рассматривать в системе всех общественных связей и отношений. Таким образом, концепция деятельности дополнила и развила дальше общефилософский принцип К.Маркса о трудовой и социальной природе человека, заложив основы современной теории антропосоциогенеза. Эта теория доказывает, что сознание и язык органически связаны друг с другом и что практическая деятельность людей, происходящая в обществе, развивает и преобразует их индивидуальное и социальное, т.е. общественное сознание.

В завершающей части параграфа рассмотрены общефилософские основания генетики, той науки, которая в условиях советской идеологии оказалась под запретом, потому что изучила биологическую природу человека, выступая против вульгарного социологизма и принижения таких неотъемлемых качеств человека как свобода воли, творческое начало, самодисциплина и ответственность.

Во втором параграфе третьей главы «Ментальность и национальный характер в отечественном социально-гуманитарном знании» рассматриваются особенности исследований ментальности и национального характера в отечественном социально-гуманитарном знании. В этом параграфе, как и во всей главе, рассматривается сравнительно небольшой исторический период: от конца XIX века, когда складывались основы современного отечественного социально-гуманитарного знания, советский период развития гуманитаристики, последние два с лишним десятилетия, когда радикально менялись научные ориентиры.

Наибольшее внимание уделяется систематизации большого числа отечественных источников, в которых исследуются ментальность и национальный характер. Автор считает, что эта проблематика имеет свою качественную специфику в работах русских эмигрантов первой волны; затем принципиально другой подход представлен в трудах евразийцев – Г.В. Вернадского, П.Н. Савицкого и неоевразийцев – Л.Н.Гумилева, А.С. Панарина и их новейших последователей; третьим оригинальным подходом можно назвать работы тех авторов, кто осуществляет эволюцию от марксистко-ленинской концепции наций и национального вопроса, т.е. от политического, по преимуществу, подхода к проблеме этносов и населения, к историческим исследованиям этой проблематики.

Наибольший интерес в указанной группе исследователей представляют для темы диссертации работы И.Р. Шафаревича, рассматривающего русскую культуру и русский этнос как уникальную крестьянскую цивилизацию, уничтоженную в период индустриализации и коллективизации СССР.23

Вторая интересная точка зрения на проблему русской культуры и национального характера представлена в работах А.С. Ахиезера, который считает, что в основе всей русской истории лежит веками длящийся социокультурный раскол общества, который и обусловил перманентную транзитивность России и ее изначально дихотомичную, амбивалентную и бинарную культуру.24

По мнению А.С. Ахиезера, в современном российском переходном обществе достаточно очевидной является социальная напряженность, выражающаяся во взаимных оппозициях между старыми базовыми и новыми, преимущественно инструментальными ценностями, которые, в той или иной степени, уже используются населением страны.

Эти теоретические выводы в полной мере отражаются в многочисленных эмпирических исследованиях, связанных с проблематикой, обсуждаемой в данной части работы.

Вторая часть параграфа посвящена проблемам национального характера и выявлению разных подходов к проблеме: эмпирико-социологического, сравнительно-исторического и философски-культурологического, каждый из которых выявляет содержательные характеристики такого сложного социокультурного феномена как национальный характер.

В параграфе подчеркивается, что существует много определений национального характера, в зависимости от предмета науки, что и позволяет некоторым делать вывод о невозможности определить это понятие рационально, объективно и в терминах, адекватных для любой науки. Однако, надо помнить, что наличие/отсутствие научной дефиниции не изменяет сам факт объективного существования феномена национального характера и его существенного воздействия на все стороны жизни не только индивида и социальной группы, но также на жизнь каждого современного общества, как и на все международное сообщество в целом.

В третьем параграфе третьей главы «Исследования изменений системы ценностей в современной России» рассмотрены отечественные труды, посвященные анализу процесса эволюции ценностного сознания населения страны за последние годы.

В первой части параграфа кратко рассматривается становление отечественного аксиологического знания в рамках формирования советской философии и социологии начала 60-х гг. прошлого века и формулируются некоторые общие выводы, касающиеся этого сложного социокультурного феномена, выступающего как многоаспектный императив, сложившейся в определенной культуре и обеспечивающий членам общества взаимопонимание, сплоченность, а потому и наилучшие условия выживания этноса, общества, государства.25

Здесь показано, что ценностные ориентации в стране с самого начала изучались представителями разных наук – философами, психологами, социологами, культурологами, что способствовало междисциплинарности подхода к изучению ценностей. Ценности как определенная система социальных норм, предпочтений и идеалов превращаются на основе их интериоризации личностью в значимый элемент внутренней духовной жизни человека, являясь, вместе с тем неотъемлемой частью массового общественного сознания.

Диалектика ценностей как социально-индивидуальных норм и мотивов поведения личности и элемента массового сознания выявляет, что их выбор зависит не только от конкретно-исторических особенностей общества, но и от интересов, потребностей и волевых качеств самой личности.

Социально-ролевая концепция человека напрямую связана с аксиологическим знанием, которое помогает понять, почему в процессе жизнедеятельности человек всегда руководствуется системой определенных правил и норм, чем и способствует сохранению системы общественных связей и отношений и оптимизации жизнедеятельности всех социальных институтов общества.

В параграфе рассматриваются работы современных авторов, в которых на базе эмпирических данных уточняются общие методологические позиции по проблеме ценностей, а с другой стороны, - выявляются эволюционные процессы в системах ценностей населения, а, значит, в их ментальности и национальном характере. 26

Так, например, в итоговом докладе мониторингового изучения ценностей, осуществленном в ИФ РАН, подводящего итоги многолетнего исследования (1990-2010 гг.) сделан важный вывод: необходимо срочно создавать новые экономические институты с новыми рабочими местами, чтобы обеспечить индустриальную модернизацию и остановить упадок российской экономики.

В завершающей части главы рассматривается ряд современных отечественных работ, посвященных принципу культуроцентризма, как основы анализа настоящего социального бытия России и прогнозам ее будущего.

Каждый структурный элемент системы общества всегда имеет культурную составляющую, в которую включены ценности, нормы и идеалы и многообразные культурные образцы. Носителями этих систем ценностей всегда выступают индивидуальные или коллективные субъекты. Именно ценности выступают мотиваторами социальных действий, поэтому в последние годы проблематике эволюции ценностных ориентаций населения уделялось особое внимание, в том числе и в таких известных научных коллективах, которыми руководят Т.И. Заславская и Н.И. Лапин, а также многими другими исследователями в разных регионах страны.

Достаточно эффективно анализировались другими исследователями вопросы внешней и внутренней миграции, рост которой ведет к изменению систем ценностей и существенной маргинализации общества, снижению сплоченности и консолидации населения.

Практически новым объектом исследования в сфере социально-гуманитарного знания становится социальная безопасность, которую чл.-корр. РАН В.Н. Кузнецов, один из инициаторов изучения этой проблематики, определяет как устойчивую совокупность необходимых и достаточных факторов, надежно обеспечивающих защищенность, и достойную жизнь человека, общества и государства на основе культуры компромисса.27

Современные исследователи рассматривают разные аспекты такого сложного феномена – от экологической и геополитической безопасности до генной безопасности будущих поколений.

Не менее значимым является направление отечественных исследований, посвященных качеству жизни и разработке индекса развития человеческого потенциала (ИРЧП), о чем более подробно говорится в других разделах диссертационной работы.

Значительное внимание в этом параграфе уделяется работам тех исследователей, которые на протяжении многих лет анализируют многочисленные труды различных западных критиков современной России, от исторического прошлого до наших дней.

Наиболее внимательно здесь рассматриваются работы А.С. Панарина, написанные в конце 90-х гг., в которых дан наиболее достоверный социальный прогноз для трансформирующейся России, которая все более превращалась в общество риска.

В завершающем главу четвертом параграфе «Культурологический анализ концепции о настоящем и будущем России» кроме традиционных общих выводов по главе содержит краткий анализ некоторых защищенных докторских диссертаций, посвященных этносам, населению и другим многообразным аспектам этносоциокультурных процессов, которые являются объектом анализа и в данной диссертационной работе.

Таким образом, в первых трех главах работы рассмотрены главные теоретико-методологические основы, на базе которых в двух других главах диссертационного исследования осуществляется социально-философский и вместе с тем культурологический анализ этносоциокультурных процессов, происходящих в населении современной России.

Четвертая глава работы называется «Социокультурная динамика населения современной России». В ней рассматривается комплекс проблем, связанных с анализом населения современной России. Анализ осуществляется по возрастному признаку. Разделение населения страны на четыре разные возрастные группы имеет, как представляется диссертанту, в настоящее время основополагающее значение для адекватного понимания современной жизнедеятельности российского общества и его последующей радикальной трансформации. Начинается четвертая глава с преамбулы, в которой дается обоснование анализа народонаселения по возрастным критериям, а также рассматриваются современные представления о хронологическом, соматическом, психологическом и социальном возрасте, каждый из которых существенно воздействует на жизнедеятельность человека.

В первом параграфе четвертой главы «Современная Россия и ее население» рассматривается население современной России в его исторической ретроспективе и анализируются работы отечественных исследователей, посвященные ближайшим и более отдаленным прогнозам изменений в народонаселении страны.

На основе обращения к работам И.Р. Шафаревича и А.С. Панарина в параграфе рассматривается современное российское общество, как общество высоких неопределенностей и социальных рисков, анализируются особенности транзитивности современной России, а также раскрывается сущность ее евразийской культуры - «православной крестьянской цивилизации».28

А.С. Панарин называет российскую культуру культурой Континента, которая является евразийской культурой, составляющей самостоятельную основу русской истории. Здесь же представлена концепция И.Р.Шафаревича о «русском пути», связанном с неагрессивным отношением к миру и освящением Космоса, с терпением как высшей добродетелью народа и другими духовными ценностями, которые складывались тысячелетиями.29 Далее в параграфе рассматриваются социокультурные проблемы, связанные с реализацией принципов догоняющей модернизации на базе либеральной идеологии, и особо выделяется процесс депопуляции современной России, который начался в 1992 году и будет продолжаться, в связи с особенностями возрастных когорт в современном населении страны до середины ХХI века. В завершении параграфа основное внимание уделяется различным точкам зрения исследователей на современную Россию как модернизирующееся, трансформирующееся, транзитивное общество и общество риска, каждая из которых отражает существенные характеристики современной России.

Второй параграф четвертой главы «Современные возрастные группы России и тенденции их изменения» включает четыре самостоятельных подпараграфа, в которых рассматривается конкретная возрастная группа населения, даются ее социально-типические характеристики и прогнозируются тенденции в ее изменении.

Первый подпараграф называется «Дети общества риска», в нем представлены конкретные статистические материалы, относительно современного детства в российском обществе, а с другой стороны анализируются существующие теоретические источники, рассматривающие детство как специфический социокультурный феномен.

В середине ХХ века дети составляли до 27% населения страны, сейчас их не более 14%, в связи с чем демографами вводится термин «время полураспада нации».30 В рамках теоретического анализа в этой части диссертации рассматривается такое значимое современное социально-гуманитарное понятие как «человеческий капитал» и подробно характеризуются его составляющие. Завершается этот раздел рядом выводов, имеющих прямой выход на оптимизацию практической работы с детьми современного общества, государства, всех российских социальных институтов, потому что детство в современной России также амбивалентно и дихотомично как и вся этносоциокультурная практика современной России.

Второй подпараграф «Современная российская молодежь» посвящен наиболее значимым социокультурным проблемам, возникающим при анализе жизнедеятельности такой социально-демографической группы как молодежь. Рассматриваются общие базисные характеристики молодежи, особенности ее вторичной социализации и социокультурной адаптации в условиях радикальных перемен, и на основе вторичного анализа многочисленных эмпирических исследований российской молодежи, делаются выводы о специфике ее включения в социальную жизнь кризисного и транзитивного российского общества.

Именно в группе молодежи, особенно четко проявляются депривации, характерные для современной социальной структуры России. Показано, что доминирующее значение в процессах вторичной социализации приобретает социальный институт средств массовой коммуникации, в первую очередь ТВ. На формирование молодежи существенно влияют коммерциализация образования, здравоохранения, учреждений культуры и спорта. Сейчас существенно изменилось социальное здоровье молодой части общества, а являясь группой риска, молодежь становится объектом воздействия разного рода антиобщественных слоев - алкоголиков, наркоманов, разного рода псевдоконфессиональных сект и учреждений, криминальных и девиантных групп.

Современная российская молодежь существенно раньше других возрастных групп и с большим эффектом освоила ценности нового рыночного общества и, находясь, как и все население страны в условиях высокой неопределенности, она создает свое социокультурное окружение, существенно отличное от традиционного, на основе интериоризации новых культурных норм и принципов и их практической реализации в своем поведении.

Невнятная молодежная политика, проводимая властными структурами идет в разрез с современными представлениями о том, что развитие современных государств в существенной мере зависит от понимания того, что именно молодежь является важнейшим резервом общества, объектом и субъектом его политической стратегии и главной основой роста человеческого капитала.

В третьем подпараграфе «Взрослое население страны», рассматривается взрослое население современной России, анализируются общие статистические данные по этой возрастной группе и выявляются ее многообразные культурные традиции, в том числе и социально-воспроизводственные потребности и интересы. Обобщающие выводы, основанные на анализе многочисленных эмпирических исследований показывают, что в условиях радикальных преобразований страны, именно взрослое население в массовых масштабах осуществляло процесс ресоциализаци. Эти процессы ресоциализации происходили достаточно долго, чаще всего в форме явной/ скрытой конфронтации и такой же конфликтности, причем, по мнению исследователей, эффективность процессов ресоциализации была невелика.

В этом разделе работы сделан вывод о том, что на основе изменения систем ценностей взрослое население страны стало переходить к новому образу жизни, связанному со становлением института частной собственности, рыночными отношениями, конкуренцией на рынке труда, растущими материальными трудностями в связи с коммерциализацией всех сфер жизни общества и другими, не менее значимыми изменениями. Для большинства взрослого населения России была характерна установка на социально-экономическую зависимость наемного работника от работодателя, которая в условиях современной псевдорыночной экономики еще более усилилась.

Именно совокупность всех этих разнообразных объективных и субъективных обстоятельств существенно повлияла как на общую трудовую занятость взрослого населения, так и на усиление девиаций в их поведении, а в конечном итоге и на резкое ухудшение их социального здоровья. По данным официальной медицинской статистики, именно в этой возрастной группе - экономически активного возраста, наблюдается самый высокий процент смертности, что выступает как значимый социальный индикатор неблагополучия в данной возрастной группе.

Данный раздел автор завершает анализом главных параметров, определяющих качество жизни, которое зависит от характеристик природной, материально-технической и социальной среды обитания, а также от степени удовлетворения индивидуально-личностных потребностей и интересов человека, что и обусловливает положение этой возрастной группы, и ее мировоззрение.

В четвертом подпараграфе «Старшие возрасты» основное внимание уделяется анализу возрастной группы людей старшего или третьего возраста,которая в настоящее время составляет более 17% населения страны, что вполне сопоставимо с развитыми странами мира. Однако, многие проблемы жизнедеятельности людей старшего возраста в нашей стране и в развитых странах мира существенно отличаются. В этой группе различия проходят не по возрасту, а по таким критериям как степень работоспособности, социально-экономический статус, мотивации к продолжению трудовой деятельности, образ и стиль жизни, жилищные условия и семейное положение, вид и формы пенсионирования.

Благодаря возрастанию средней продолжительности жизни в большинстве стран мирового сообщества, современные международные организации определяют возраст в 60 лет как границу, переходя которую человек переходит в группу пожилых людей. В работе показано, что возрастная граница старших граждан России весьма проблематична и размыта.

Сохраняющаяся на протяжении двух десятилетий экономическая нестабильность России является той основой, которая не в состоянии обеспечить достойный уровень жизни граждан пенсионного возраста, а многочисленные реформы в пенсионной и социальной сферах не способствуют улучшению качества жизни большинства представителей данной возрастной группы.

Повышение размера пенсий, происходящее в последние годы, существенно отстает от галопирующих цен на товары и услуги первой необходимости. Особенно аморально выглядит реформа ЖКХ по отношению к людям третьего возраста, вынужденных сокращать свои элементарные физиологические потребности из-за необходимости оплаты коммунальных услуг, чаще всего не отвечающих современным представлениям об уюте и комфорте. Не менее «удивительны» и не соответствуют статьям Конституции РФ о социальном государстве и другие социальные трансформации – в области здравоохранения, транспорта и прочих «социальных услуг», оборачивающихся поборами самой бедной части населения современной России.

По данным академика РАН Т.И. Заславской,31 в 2007 году к нижнему слою общества (неквалифицированные рабочие, пенсионеры, дети, безработные), т.е. к социально незащищенным слоям населения в России относилось 55,72% населения страны. И более 24 миллионов из них составляют российские пенсионеры.

Устойчивый рост народонаселения Земли старшего возраста рождает целый ряд международных и социокультурных проблем, связанных не только с экономикой, но и с национальной безопасностью, международными отношениями, политическими амбициями государств.

Следует подчеркнуть проблему межпоколенных отношений в современной России, которая может быть рассмотрена как противостояние традиционных и либеральных систем ценностей, коллективистских традиций русской культуры и индивидуалистических традиций западных обществ, развивающихся как массовое общество потребления. Однако, эмпирические исследования показывают, что происходит сближение предпочитаемых ценностей у самых старших и младших возрастов, т.е. ценности частной жизни – материальный достаток, семья и здоровье - становятся одинаково значимыми для всего современного населения страны.

Завершающий третий параграф третьей главы «Принцип культуроцентризма в анализе современных этнодемографических прогнозов России» посвящен выводам на основе анализа ряда современных этнодемографических прогнозов России. Характерно, что демографы чаще всего используют термин «ожидания», в отличие от исследователей другого профиля, считая, что термин прогнозы несет более существенный процент вероятности.

Продолжающаяся депопуляция России очевидна для всех исследователей. Низкая рождаемость и высокая смертность, в том числе и в группе экономически активного населения, характерны для 78 субъектов Российской Федерации. Все современные исследователи сходятся в том, что на протяжении 3-4 ближайших десятилетий демографическая ситуация в стране будет развиваться на основе имеющихся специфических возрастных особенностей населения. Исследователи народонаселения подчеркивают, что современная эпоха является эпохой демографического перехода, когда от одних моделей рождаемости человечество в целом переходит к качественно-другим моделям. Однако, далее идут существенные различия в интерпретации этого процесса.

Так, демограф Вишневский А.Г., подчеркивает, что сокращение населения современной России выявляет значимые преимущества: на долю взрослого населения приходится минимальное количество неработающих – стариков и детей, «забывая» о том, что снижение детей менее 20% от общей численности населения, всегда является свидетельством неблагополучия в жизни населения всей страны.

Специалисты по миграционным процессам подчеркивают, что недостающее количество работников Россия будет получать из тех регионов Земли, где существует избыточное население, как правило, с низким уровнем образования и с другими нормами и ценностями культуры. Однако, такие мигранты осуществляют процессы социокультурной адаптации достаточно долго и малоэффективно, а кроме того, возникает множество этносоциокультурных конфликтов между коренным населением и мигрантами.

Не менее значимы для численности населения современной России и такие процессы как иммиграция наиболее молодой и образованной части российского общества в развитые страны мира, которая в последние годы существенно возросла и приостановить ее возможно только на основе существенного роста экономического потенциала не только страны, но и каждой отдельной семьи.

По расчетам специалистов МГУ имени М.В.Ломоносова, численность населения России к 2050 году будет чуть больше 90 млн. человек.32 Эти же исследователи отмечают, что миграционный прирост в страну сможет компенсировать естественную убыль населения всего на 12,1%.

В рамки демографических прогнозов включаются в настоящее время исследования по эволюции менталитета и национального характера населения, и ряд исследователей делают вывод, что российская ментальность и национальный характер эволюционируют в направлении систем либерально-рыночных ценностей и формирования интересов и даже потребностей интеграции в общеевропейский дом. Следует отметить, что зачастую такие выводы напоминают скорее «протокол о намерениях», нежели реальное повседневное поведение людей.

Демографические процессы, происходящие в современной России, определяются целым рядом обстоятельств: значительным снижением общего качества жизни населения; неудовлетворительным общим состоянием социальной сферы жизни населения, низким качеством базовой медицины и отсутствием надлежащей практически значимой, а не декларативной социальной политики, основанной на либеральной идеологии.

Пятая, завершающая глава работы называется «Перспективы переселения русского населения на историческую родину». Она включает четыре параграфа, в которых рассматривается широкий круг вопросов, от процессов маргинализации страны и процессов миграции русского населения из новых независимых государств до развития человеческого потенциала в современной России.

Первый параграф пятой главы «Процессы маргинализации населения современной России» посвящен особенностям становления российского этноса, сформулированным представителями разных областей социально-гуманитарного знания - философами, культурологами, политологами, историками, демографами и сделан общий вывод о необходимости междисциплинарного анализа данной проблематики на базе современного социально-гуманитарного знания.

Процессы миграции, а значит, и маргинализации населения России неразрывно связаны со всей российской историей с древнейших времен и до настоящего времени. Маргинализация – составная и неизбежная часть массовых процессов современности, она определяется радикальными изменениями во всех сферах жизни современного населения, эволюцией социальной структуры общества и существованием в обществе не одного единого, но множества культурных миров. Переходные или маргинальные состояния характерны для всех быстро развивающихся стран и народов. Маргинальность характерна как для социальных статусов, так и для ролевого поведения населения, равно как и для всего массового сознания, особенно тогда, когда в обществе численность мигрантов по отношению к коренному населению становится достаточно высокой.

Методологические принципы исследования маргинализации общества были в свое время теоретически обоснованы в работах П.А.Сорокина,33 в его концепции социокультурной динамики. В полной мере процессы маргинализации проявились в России за два последних десятилетия, когда выросли социальные риски, увеличилась степень неопределенности протекания массовых процессов, возросла внешняя и внутренняя миграция и одновременно уменьшилась степень управляемости обществом.

Характерно, что маргиналами в современных условиях становятся не только низшие, деклассированные слои общества, но и те группы населения, которые имеют восходящую социальную мобильность – «новые русские», олигархи, предприниматели, топ-менеджеры, диллеры и другие, неизвестные ранее новые социальные слои. Пограничное состояние новых социальных слоев в отношении старых и новых ценностей культуры делает их поведение девиантным, зависящим от процесса самоидентификации личности и ее самоотнесения к определенным социальным группам и слоям.

В параграфе рассматриваются разные по численности маргинальные группы, что позволяет сделать вывод о том, что дальнейшая маргинализация общества может привести к росту асоциальных тенденций и ослаблению социальных связей, а также к утрате общих социокультурных ценностей, консолидирующих современное население Российской Федерации.

Во втором параграфе пятой главы «Мигранты и процессы социокультурной адаптации населения» основное внимание уделяется комплексу проблем, связанных с процессами миграции населения России, которые всегда были характерны для исторического прошлого страны, ее современного состояния и, со всей очевидностью, сохранятся в будущем. Здесь рассматриваются процессы внутренней и внешней миграции, характеризующие современное российское общество, анализируются их этносоциокультурные последствия. Исследуются процессы социокультурной адаптации и ее формы, описываемые в современных работах, посвященных массовым процессам современности: культурный шок, ассимиляция, интеграция и др. Выявляются особенности каждой из этих форм, оказывающих существенное влияние на степень сплоченности/конфликтности общества, его управляемость и целенаправленную деятельность, консолидирующую общие цели, потребности и интересы. Показывается, что в слоях мигрантов происходит существенное усиление кризисов идентичности и самоидентификации, равно как и существенное расхождение между инновационными и традиционными ценностями культуры, базовыми и инструментальными ценностями каждого мигранта.

В третьем параграфе пятой главы «Русское население на постсоветском пространстве и проблемы этносоциокультурной идентификации» автор обращает внимание на комплекс проблем, возникших в связи с тем, что после распада СССР на постсоветском пространстве оказалось свыше 25 миллионов человек, считающих себя русскими по происхождению или русскоязычными, т.е. укорененными в русской культуре. Приводятся общие характеристики этносоциокультурного потенциала новых независимых государств, на основе которого начался новый исторический период в жизни этих стран и населяющих их народов.

Большой культурологический эмпирический материал, представленный в этом параграфе служит иллюстрацией общефилософских выводов, касающихся проблематики этничности, самоидентификации и идентичности современного человека, гражданина той или иной страны.

Четвертый параграф пятой главы «Человеческий потенциал - главное богатство современного общества и основной принцип концепции культуроцентризма» представлен анализом проблематики исследований современного человеческого потенциала, как это понимается в современном международном социально-гуманитарном знании и в работах отечественных исследователей. 34

Здесь же рассматриваются аргументы концепции человеческого капитала, предложенного П.Бурдье в работе Социальное пространство и генезис «классов», а также анализируются данные по динамике рейтинга Индекса развития человеческого потенциала (ИРЧП), разработанного в трудах исследователей ряда международных организаций, для всех стран, входящих в ООН. Этот рейтинг, проводимый с 1990 г., убедительно показывает не только общемировые тенденции и тенденции восходящей/ нисходящей динамики человеческого потенциала для всех стран, расположенных на постсоветском пространстве, в том числе и для России, которая хотя и остается в группе стран с высоким человеческим потенциалом, но занимает в этой группе все более низкое место, т.е. имеет нисходящую динамику.

Заключение диссертации подводит итоги исследования, соотнося их с проблемной ситуацией, описанной в первоначальной гипотезе. Здесь также формулируются основные выводы и намечаются дальнейшие перспективы исследования данной проблемы.





страница2/3
Дата конвертации23.10.2013
Размер0,75 Mb.
ТипАвтореферат
1   2   3
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы