«Второй демографический переход и его вызовы для социального страхования» icon

«Второй демографический переход и его вызовы для социального страхования»



Смотрите также:



Научно-исследовательский институт труда и социального страхования

Министерства здравоохранения и социального развития

Российской Федерации


Доклад для обсуждения на

Ученом Совете Института

10 февраля 2011 г.


Научный доклад: «Второй демографический переход и его вызовы

для социального страхования»


(Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта РГНФ «Концептуальные основы формирования рыночных институтов обязательного социального страхования в России – пенсионного, медицинского, социального, в связи с безработицей, от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», проект № 10-02-00249а)


Докладчик - Роик В.Д., заместитель генерального директора Института по научной работе, доктор экономических наук, профессор


Москва – 2011


Содержание


Трактовка доктрины второго демографического перехода 5

2. Демографические процессы и их влияние на становление и развитие институтов социального страхования 9

3. Второй демографический переход и необходимость модернизации «экономики социального страхования" и оптимизации «экономики пожилого общества» 14

4. Последствия второго демографического перехода в Москве и необходимость формирования региональной системы страховых институтов 22

5. Требуется новая парадигма жизнедеятельности населения старших возрастных групп и их социального страхования 23

6. Векторы разработки новой парадигмы социальной политики государства в отношении пожилых граждан 25


Введение

Наступление ХХI века побудило научное сообщество задуматься о вызовах нового столетия, на которые придется искать ответы правительствам, гражданским сообществам, короче, тем поколениям людей, которым суждено жить в это время. Известный американский ученый П.Дракер, отмечает, что самые значительные изменения будут обусловлены не наукой и не технологическими достижениями и даже не трансформирующимся внутренним миром человека; основные события, по его мнению, будут происходить в демографической сфере1.

Его позицию разделяет Л.Туроу, который подчеркивает: снижение рождаемости в индустриально развитых странах и старение населения приведут к тому, что обеспечение всем необходимым быстро растущего числа граждан старшего поколения станет одной из наиболее острых социальных проблем, поскольку сдвиги в распределении национального дохода в пользу людей старше 65 лет уже в последнюю четверть ХХ в. составили двукратную величину2.

В России образ старости претерпевает мировоззренческий кризис. Это связано с тем, что затянувшийся переход к индустриальному обществу и урбанизированному типу культуры еще не завершен. Социологические опросы, которые выполнил в конце 2007 г. исследовательский центр Superjob, свидетельствуют, что помимо терроризма, экологических катастроф и преступности наши соотечественники больше других народов боятся старости. Более 60% россиян не хотят становиться обузой для своих близких, ходить по аптекам в поисках дешевых лекарств и жить на одну пенсию.

Эксперты утверждают, что такие цифры, кроме России, не характерны ни для одной из европейских стран.3 Там старость расценивают весьма положительно, считая этапом жизни, когда можно отдохнуть от работы и путешествовать по свету. А для наших соотечественников жизнь после выхода на пенсию – это суженные возможности, прежде всего материального достатка. По этой причине подавляющее большинство россиян пытаются, по возможности, как можно дольше работать, чтобы не попасть в зону бедности. Сейчас в нашей стране более 40% пенсионеров по-прежнему на «трудовой вахте», и это свидетельствует лишь о том, что доверять они готовы пока только себе. Не случайно, как отмечают социологи, курс реформ пенсионеры оценивают как дискриминационный по отношению к ним, который отнял у них очень многое, не дав ничего взамен4.
^

Трактовка доктрины второго демографического перехода



Феномен второго демографического перехода обусловлен снижением, как смертности, так и рождаемости. С одной стороны, существенное снижение смертности, которое происходило в развитых странах на протяжении ХХ в., следует отнести к крупным достижениям всего человечества, поскольку это привело к увеличению совокупного времени, прожитого каждым поколением. С другой - снижение рождаемости в индустриально развитых странах означает сокращенный тип воспроизводства многих народов. Можно сказать, что происходит своего рода смена матрицы организации жизнедеятельности людей, которая связывается с «демографическим переходом»5.

Предпосылками первого демографического перехода явилось прекращение зависимости от ресурсов, производимых экосистемой, началом использования человеческим сообществом потенциала земледелия и тем самым более устойчивого и продуктивного источника продовольствия. Его результатом стало снижение смертности, увеличение продолжительности жизни и среднего числа детей, рождаемых одной женщиной на протяжении ее жизни, что привело, пусть к медленному, но все же, росту населения и возникновению древних цивилизаций, их экономик, базировавшихся на совместном использовании труда значительного количества людей.

Тип воспроизводства населения, обусловленный первым демографическим переходом, оставался неизменным на протяжении многих веков, вплоть до ХVIII в. Для него были характерны высокая рождаемость и высокая смертность, незначительная продолжительность жизни, которая, по оценкам демографов и археологов, колебалась в пределах 20-30 лет6.

Второй демографический переход первоначально был обусловлен медленно накапливающимися положительными переменами в жизнедеятельности людей и влиянием промышленной революции, что в совокупности послужило толчком для изменений, обусловивших переход к новым режимам воспроизводства населения. Например, процесс регулирования рождаемости и ограничения размеров семьи самими людьми, который стал наблюдаться первоначально во Франции и Северной Италии ещё в начале в ХVII в., а впоследствии и в других странах Западной и Северной Европы, стал первым из факторов нового образа жизни населения.

^ Достижения промышленной революции ХIХ в. и научно-технической революции ХХ в. явились экономическим базисом и важнейшей предпосылкой демографического перехода. Они позволили многократно увеличить энерговооруженность и фондовооруженность труда, что привело к трехкратному росту ВВП на душу населения в странах Европы в период с 1820 по 1913 г. (от 2 раз в России до 3,4 раз в Германии) и почти пятикратному росту доходов населения в период с 1914 г. до начала 90–х годов 7, а, следовательно, к более высокому уровню жизни населения8.

В результате открывшегося доступа к более значимым по объему материальным ресурсам, которыми раньше располагали только состоятельные слои общества, произошли «революция потребления», «революция здорового образа жизни» и «культурная революция». Так, новая структура продуктов питания основного сословия индустриального общества – наемных рабочих – позволила их семьям существенно разнообразить и балансировать набор продовольственных продуктов. Гигиенически более комфортное жилье позволило им должным образом организовать отдых и восполнение жизненных сил при резко возросшей интенсивности труда. Увеличение продолжительности учебы способствовало повышению уровня знаний и культуры здоровой жизни.

Таким образом, основными предпосылками второго демографического перехода выступали новые условия жизнедеятельности людей. Речь идет об улучшении личной и общественной гигиены, достижениях в области биологии и медицины, позволивших резко снизить эпидемии тифа, малярии, туберкулеза, оспы, чумы, дифтерита, свирепствовавшие в Европе на протяжении тысячелетий, и вызывавшими высокую смертность населения9.

Процессы, происходившие на протяжении ХIХ в., привели к снижению смертности, к ускорению прироста населения и, в конечном счете, к сокращению рождаемости (см. таблицу 1).


Таблица 1

^ Среднее число детей, приходящееся на одну женщину в некоторых европейских странах в период с 1870 по 1910 г.


Страна

1870 г.

1900 г.

1910 г.

Англия

4,94

3,40

2,84

Германия

5,29

4,77

3,52

Нидерланды

5,23

4,48

3,32

Италия

4,88

4,43

4,28

Швейцария

4,03

3,32

3,01

Швеция

4,49

3,91

3,31

Финляндия

4,95

4,80

4,36

Франция

3,42

2,79

2,25



Источник: Баччи М.Л. Демографическая история Европы. Санкт-Петербург. 2010. С. 196.


Ожидаемая продолжительность жизни в странах Европы прирастала примерно на четыре месяца за каждый календарный год, что привело к увеличению ожидаемой продолжительности жизни с 50 лет перед Первой мировой войной до 75 лет в настоящее время. Продолжительность жизни в СССР росла достаточно быстро, но все же, она была существенно ниже чем, в западноевропейских странах (табл. 2) 10.


Таблица 2


Страна

1920 г.

1930 г.

1950 г.

1970 г.

1994 г.

Великобритания

57,6

60,8

69,2

72,0

76,8

Франция

54,0

56,7

66,5

72,4

77,5

Германия

53,6

61,4

67,5

71,0

76,3

Италия

50,0

54,9

66,0

72,1

77,5

Испания

45,8

54,6

63,9

72,9

77,1

СССР

42,9

-

67,3

68,2

64,5
^ Ожидаемая продолжительность жизни (мужчин и женщин) в ряде

западноевропейских стран и России в период с 1920 по 1994 г.


Источник: Баччи М.Л. Демографическая история Европы. СПб. 2010 С.237.

По существу, демографический переход представляет собой процесс, продолжающийся вплоть до окончательного равновесия, когда устанавливается низкий уровень сначала смертности, а потом рождаемости11.
^

2. Демографические процессы и их влияние на становление и развитие институтов социального страхования



В ХХ в. положительные изменения в условиях жизни населения продолжились. Это касается увеличения продолжительности жизни, улучшения состояния здоровья, получения доступа к образованию и трудовой деятельности на условиях постоянного найма, а также использования новых форм социальной защиты населения.

Снижение смертности и уменьшение риска преждевременной смерти привело, с одной стороны, к необходимости выстраивать долгосрочные личные стратегии занятости, разрабатывать и осуществлять государственные программы регулирования рынка труда; с другой - заставило граждан и правительства передовых стран задуматься об источниках доходов населения после окончания периода трудовой деятельности.

Для решения этих проблем в 1890-е годы в Германии вводится законодательно обязательное массовое социальное страхование работников наемного труда: пенсионное и медицинское страхование, страхование от несчастных случаев на производстве и в связи с безработицей. Аналогичные законы принимаются в последующие тридцать-сорок лет в подавляющем большинстве индустриально развитых стран, что положительно сказалось на экономическом, социальном и демографическом их развитии, позволив ликвидировать нищету в случае болезней, несчастных случаев на производстве, безработице и старости.

Вместе со снижением смертности существенно улучшилось состояние здоровья населения12, заметно увеличился период трудоспособной жизни. Если еще в середине ХIХ в. его продолжительность составляла примерно 30 лет, то к началу ХХ в. она повысилась почти на треть, приблизившись для большинства наемных рабочих к 40 годам (кроме работников, занятых тяжелым физическим трудом и во вредных производственных условиях). Таким образом, за последние 200 лет продолжительность трудовой жизни в большинстве индустриально развитых стран выросла в 2 раза: с 20 до 40 лет (см. Табл. 3).

Снижение рождаемости, сократившее время на воспитание детей и предоставившее женщинам возможность включиться в трудовую деятельность за рамками семьи, получить доступ к образованию и к системам социального страхования способствовало возрастанию доли пожилых граждан, а снижение смертности в средних и старших возрастных группах ускорило этот процесс, получивший название «старения населения»

Таблица 3

^ Влияние демографического перехода на увеличение продолжительности жизни в странах Западной Европы

Исторические периоды

Продолжительность жизни на ее этапах, лет

До трудовой период

Трудовой период

После трудовой период

Средняя продолжительность жизни

до ХVIII в.

12

18

4

34

ХVIII в.

14

20

6

40

ХIХ в.

15

26

7

48

ХХ в.

18

39

14

71

ХХI в. (первая треть)

20

42

18

80



С увеличением продолжительности жизни, наблюдавшегося на протяжении всего ХХ в., существенно повысился финансовый и страховой потенциал пенсионных систем, институты которых положительно повлияли на развитие экономик индустриально развитых стран и стабилизацию их финансовых и бюджетных систем, а также на упорядочение национальных систем заработной платы с помощью государственного и коллективно-договорного их регулирования.

Таким образом, результатом второго демографического перехода выступает за последних три столетия существенное увеличение продолжительности жизни на всех ее этапах. Одновременно с положительными последствиями, следствием второго демографического перехода стали очевидны и отрицательные его последствия, которые связаны с тем, что рождаемость опускается ниже уровня возмещения поколений.

В европейских странах, при сохранении существующих уровней рождаемости и смертности, в ближайшие 20 лет количество детей в возрасте до 14 лет сократится до 25% от общей численности населения, а численность 65 летних возрастет и также составит 25% от общей численности населения к 2050 г. (см. график 1).


1940 1950 1960 1970 1980 1990 2000 2010 2020 2030 2040 2050


График1^ . Динамика старения населения в западноевропейских странах

Источник: Капица С. Парадоксы роста: законы развития человечества. М.: 2010.С.99.


Следует отметить, что в средние века старость была чрезвычайно редким явлением: вплоть до XVII века только 1% людей достигал 65-летнего возраста. К началу XIX века этот показатель повысился до 4%.13 Сегодня, по оценкам демографов, около 70% населения Западной Европы проживут более 65 лет, а 30-40% - более 80 лет.14

Если Европа намерена сохранить сегодняшнее соотношение возрастных групп населения, то ей придется принять к 2050 году порядка 170 миллионов иммигрантов, преимущественно из стран Африки и Среднего Востока.15

Очевидно, что происходит необратимый процесс старения населения, последствия которого охватывают как экономические, так и социальные аспекты, связанные с повышением расходов общества на поддержку пожилых, изменениями условий жизни и структуры семьи, а также отношениями между поколениями. В результате увеличения доли пожилых в общей численности населения возрастает коэффициент зависимости нетрудоспособных (детей и пожилых) от трудоспособной группы населения. Пенсионное обеспечение и забота о состоянии здоровья пожилых людей уже в среднесрочной перспективе станут крупнейшей статьей общественных расходов в большинстве экономически развитых стран.

В полной мере данный характер демографических изменений характерен и для России. В настоящее время демографические тенденции в стране таковы, что численность трудоспособного населения к 2030 г. сократиться на 20 % и составит по прогнозам не более 72 млн. человек, по сравнению с 90 млн. человек на конец 2009 г. 16.

Такое резкое сокращение неизбежно приведет к отрицательным последствиям в экономике и социальной сфере. Произойдет ухудшение соотношения совокупных величин заработной платы и размера пенсий в ВВП, а также будет наблюдаться рост коэффициента финансовой нагрузки на наемных работников: на одного работника, уплачивающего страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации, будет приходиться 1 получатель трудовой пенсии (график 2).

В итоге резко упадет абсолютный совокупный размер заработной платы, уменьшая тем самым объемы страховых пенсионных взносов, что приведет к сокращению размеров коэффициента замещения с 38% в 2010 г. до 30% и менее в 2030 г.




График 2. ^ Прогноз соотношения численности наемных работников и получателей трудовых пенсий17

Учитывая значительную инерционность пенсионного страхования, его основные институты нуждаются в существенной модернизации, которую необходимо проводить уже в среднесрочной перспективе.
^

3. Второй демографический переход и необходимость модернизации «экономики социального страхования" и оптимизации «экономики пожилого общества»


В экономически развитых странах социальное страхование базируется на концепции организации достойной оплаты наемного труда в индустриальном обществе, структура которой включает две самостоятельные части:

1) заработная плата, непосредственно выплачиваемая работнику для удовлетворения его (и его семьи) текущих потребностей;

2) заработная плата, резервируемая в специальных фондах вне предприятий для удовлетворения потребностей работника (и членов его семьи) на случаи утраты трудоспособности (связанные с болезнями, несчастными случаями, старостью) и достаточная для достижения общественно приемлемого уровня материального обеспечения и медицинского обслуживания.

Резервируемая часть заработной платы является частью себестоимости продукции (услуг) и элементом оплаты труда (см. Таблицу 4).

Таблица 4

^ Структура себестоимости продукции и место в ней затрат на обязательные и добровольные виды социального страхования


Оптовая цена продукции (услуг)


Себестоимость продукции (издержки предпринимателя)


Прибыль

Сырье, материалы, комплектующие изделия

Топливо, энергия

Амортизация основных средств

Заработная плата

Обязательные страховые платежи в государственные внебюджетные фонды (на пенсионное, медицинское и др. виды социального страхования) - 34,2% от заработной платы

Добровольные страховые платежи

(до 12% от ЗП)

Накладные расходы


Такой подход считается общепринятым в международной статистике труда, которая ведется и в России18.

Основным методологическим подходом, на базе которого обосновываются размеры страховых взносов на различные виды социального страхования, служит теория воспроизводства рабочей силы, с помощью которой оцениваются реальные расходы на её воспроизводство. В структуру затрат работодателя на рабочую силу включаются затраты не только на удовлетворение текущих потребностей работника, но и на его материальное обеспечение после окончания трудовой деятельности нетрудоспособных членов семьи. Не случайно в соответствии с принятой в международной практике системой статистического учета - системой национальных счетов (СНС), отчисления работодателей в социальные страховые фонды учитываются в составе доходов работников.

Страховые взносы по обязательному социальному страхованию в полном размере и многим видам добровольного страхования (пенсионному, медицинскому и обязательному страхованию жизни) с определенными ограничениями (в частичном размере) с 2002 г. включаются в состав расходов, связанных с производством и реализацией продукции19.

Таким образом, основными составляющими затрат организаций на рабочую силу в международной практике, включая и Россию, являются текущая заработная плата, на которую приходится, примерно 70-78% от ее общей величины (у нас в стране она составляют 76,5%), и расходы на обязательное социальное (пенсионное, медицинское, временной утраты трудоспособности и от несчастных случаев на производстве) страхование, на которое приходится, примерно, 20-25% от их общей величины (у нас в стране они составляют 19,6%).20.

В то же время, базовый уровень заработной платы, является недостаточным для эффективного функционирования социального страхования в России, поскольку составляет всего 26% ВВП, что, по крайней мере, в 1,5 раза меньше от необходимого уровня. Следует напомнить, что в 1990 г. его величина составляла 38% ВВП и государство, при этом, ещё на две третьих датировало пенсионное обеспечение за счет федерального бюджета.

За двадцатилетний период формирования рыночной экономики удельный вес наемных работников, занятых на постоянной основе, снизился с 85% до 62% от общей численности экономически активного населения. При этом, половина из них получает столь низкую по размеру заработную плату, которая в итоге не позволяет им, даже при 35–40 летнем страховом периоде, заработать право на приемлемую пенсию.

В конечном счете, произошел переход страны к нецивилизованным формам рыночной экономики, которая по своей сути является крайне неблагоприятной для функционирования страховых пенсионных институтов.

При этом, не завершив формирования институтов социального страхования и, прежде всего, их экономических, финансовых и правовых механизмов, Россия вынуждена отвечать на новый глобальный вызов, теперь уже связанный с проблемой старения населения. Существенное увеличение продолжительности предстоящей жизни на пенсии, высокие риски заболеваний, с катастрофическими последствиями, приводящими к необходимости дорогостоящих операций и оплаты длительного ухода – эти и другие факторы резко увеличивают совокупные расходы, требующиеся для обеспечения жизнедеятельности в старших возрастных группах.

При этом меняются пропорции потребляемых средств в течение трудовой и после трудовой жизни. Если еще сто лет назад их соотношение составляло 10 к 1, то в настоящее время они составляют в своем типичном выражении 3 к 1, а для работников, выходящих на пенсию досрочно, на 10 и более лет ранее общеустановленного возраста, всего 2 к 1.

Столь кардинальное изменение картины потребления в периоды трудовой и после трудовой жизни пока не осмыслено на публичном уровне и приводит к ряду серьезных изменений, поскольку :

  • сопровождается финансовой нестабильностью пенсионной системы страны и системы социального обеспечения и требует привлечения средств федерального и региональных бюджетов во все больших объемах;

  • вызывает крупные сдвиги в пропорциях текущей и резервируемой заработной платы, что объясняется необходимостью применения новых институтов социального страхования (специализированных институтов медицинского страхования и страхования по уходу населения старших возрастных групп), что, в свою очередь, возможно на основе принципиально иных методов распределения страховой нагрузки на работников и работодателей.

Достаточно в этой связи привести общие оценки финансовых средств, выполненные для типичных групп работающих и пенсионеров, по наиболее жизненно важным расходам при выходе на пенсию, в виде: а) пенсий; б) затрат на наиболее массовые риски заболеваний и оплаты лекарств; в) оплата случаев операционного и послеоперационного лечения; г) уход по обслуживанию людей в старших возрастах.

Экспертные оценки необходимых затрат в течение 20 лет предстоящей жизни пенсионера на его пенсионное обеспечение, на лечение и уход составляют в текущих ценах примерно 3,0 млн. рублей. В то же время фактические страховые суммы для работников, первых пяти децилей по получаемой заработной плате, резервируемые с помощью страхования, а также бюджетных расходов на медицинскую помощь и уход, составляют для большинства пенсионеров не более 1,5 млн. рублей, то есть в два раза меньше.

В то же время обеспечение даже столь невысоких уровней пенсионного, медицинского обеспечения является весьма финансово емкой проблемой. Так, оценка необходимого совокупного размера страховых тарифов на пенсионное, медицинское страхование и страхование по уходу для типичных групп работающих, размер которых определен законодательно, свидетельствует о весьма высокой страховой нагрузке и высокой дифференциации страховых тарифов, зависящей как от величины заработной платы, так и в значительной степени от продолжительности страхового стажа (См.: таблицу 5).

Таблица 5

Величина совокупного размера страховых тарифов на пенсионное, медицинское страхование и страхование по уходу для типичных групп работающих, получающих различную по уровню заработную плату, в %% от величины заработной платы

Величина заработной платы

Величина совокупного размера страховых тарифов на пенсионное, медицинское страхование и страхование по уходу для типичных групп работающих, имеющих различный страховой стаж

30 лет

40 лет

15 000 рублей – получает эту и ниже по размеру заработную плату 40% всех работающих

47

43

20 000 рублей – получает эту и ниже по размеру заработную плату 60% всех работающих

36

29



Таким образом, при сравнительно низкой величине страхового стажа в стране, который для 50 % пенсионеров не превышает 30 лет, возникает необходимость значительного дотирования расходов на медицинскую помощь и социальное обслуживание за счет федерального и региональных бюджетов.

В этой связи, встает вопрос о значительном повышении продолжительности страхового стажа, который, при тарифе в 26 % от заработной платы, продолжительности жизни мужчин и женщин на уровне 2020 г. и обеспечении размера пенсии на уровне 40% от среднемесячной заработной платы, должен составлять не менее 37 лет в среднем: 44 лет для женщин и 30 лет для мужчин. Столь существенная разница в размерах объясняется вызвано существенной разницей в продолжительности предстоящей жизни на пенсии мужчин и женщин.

Поэтому одним из острых вопросов пенсионной системы, так и не поставленных на повестку дня законодателями, является решение вопроса гендерных различий, связанных с ущемлением пенсионных прав мужчин.

Процесс второго демографического перехода в России продолжается. Об альтернативных вариантах демографического состояния страны в средне- и долгосрочной перспективе можно вести речь в случае принятия корректирующих мер со стороны государства, общества и самих людей «сегодня» или, по крайней мере «завтра», но никак не «послезавтра». Опыт ряда стран, столкнувшихся с этим явлением четверть века назад (Франция, Германия, Швеция и ряд других), свидетельствует о необходимости применения набора соответствующих мер в социальной и экономической политике, реализация которых возможна только на протяжении длительных временных периодов.

Многое при этом зависит от социальной и экономической политики государства и позиции структур гражданского общества по вопросам создания и использования возможностей «экономики социального страхования» для пожилого населения» (см. таблицу 6)

Таблица 6

^ Состояние и возможности «экономики социального страхования и социального обеспечения» в России

^ Располагаемые финансовые ресурсы (на протяжении предстоящей жизни пенсионеров):

Потребности пожилых граждан:


Пенсионные накопления - 100-120% ВВП

Материальное обеспечение – 11% ВВП в год

Личные сбережения граждан 40-60% ВВП

Повышение квалификации - 2% ВВП в год

Помощь детей и родственников – 10-15% ВВП

Медицинская помощь - 3% ВВП в год

Государственное соцобеспечение – 8-10 %ВВП

Социальный уход - 2% ВВП в год

Государственная медпомощь - 8-10% ВВП

Оздоровление - 3% ВВП в год

Лекарственное обеспечение - 3% ВВП в год




Культурные программы - 2 % ВВП в год

Итого-210 %ВВП или10,5% ВВП в год

Итого - 26,0% ВВП в год

Государственные ресурсы на пенсионное обеспечение, медицинскую и социальную помощь составляют порядка 6% ВВП в год, что в три раза меньше выделяемых средств в индустриально развитых странах

В России практически не освоены рынки услуг, позволяющих положительно влиять на развитие экономики и социальной сферы:

-профессиональной переподготовки;

- культурных программ;

-социального ухода;

- оздоровления пожилых;

-производства и распространения эффективных лекарств и медицинских препаратов.



Значительный массив демографических, социальных, экономических и медицинских задач по формированию благоприятных условий жизнедеятельности пожилого населения можно решить лишь на основе системного подхода, базирующегося на триединстве таких принципов, как «личная ответственность», «взаимоподдержка» и «социальная справедливость». Данные установки призваны стать мощным рычагом активизации человеческого потенциала пожилых людей и оказывать положительное воздействие на их образ жизни.

Например, сторонники активного образа жизни пожилого населения считают, что в настоящее время для значительного числа лиц пенсионного возраста, по крайней мере, в период 55-70 летнего возраста, характерно желание и наличие достаточной трудоспособности для трудовой деятельности. Для этого требуется поддержка конкурентоспособности у данной группы населения с помощью повышения образования и проведения профессионального обучения, а также развития системы посильной работы.

В то же время, в условиях российской действительности большинство из них вытесняются из трудовой сферы, возможности по переквалификации и дополнительному обучению у них либо вовсе отсутствуют, либо практически «перекрываются» задолго до выхода на пенсию.

В странах Западной Европы, Северной Америки и ряда других экономически развитых стран ситуация иная. Социальные психологи, педагоги и социальные работники в Германии и Испании, например, разработали и активно внедряют соответствующие программы образовательной геронтологии, позволяющие научить людей, вступающих в старшие возраста, преодолевать проблемы, которые характерны на этом этапе жизни.

Следует подчеркнуть, что данная крупная проблема пока не поставлена в число ключевых вопросов для рассмотрения на государственном уровне.
^

4. Последствия второго демографического перехода в Москве и необходимость формирования региональной системы страховых институтов


Последствия второго демографического перехода особенно рельефно обозначились в таких крупных мегаполисах как Москва, в которых, в силу высокой концентрации населения старших возрастных групп, финансовые затраты на социальную защиту населения не просто представляют собой весьма значимую величину их бюджетов, но и демонстрируют высокую динамику роста совокупных расходов, требующихся для обеспечения жизнедеятельности данной категории населения.

Москва лидер среди российских регионов по объемам финансирования программ социальной защиты населения, на выполнение которых в последние годы выделялось 43-45% городских бюджетных средств. Например, в 2011 г.. на эти цели предусматривается 160 млрд. рублей или, примерно, в 2 раза больше средств по сравнению с 2008 годом. Во многом столь высокие темпы роста данной группы расходных обязательств объясняются, с одной стороны, значительным ростом стоимости жизни, а, с другой, - высокой абсолютной величиной бедного населения, составляющей 1,3 млн. человек. В целях борьбы с бедностью в Москве производятся различного рода доплаты, выплаты пособий и предоставление услуг для 3 млн. человек, включая: доплаты для 2,5 млн. пенсионеров, доплаты для 1,2 млн. инвалидов и выплаты пособий для 700 тыс. детей.

Например, только на доплаты к пенсиям неработающим пенсионерам , численность которых на конец 2010 г.составляла 2056 000 человек, Москва тратит порядка 96 млрд. рублей в год. В расчете на одного пенсионера средний размер доплаты составляет порядка 3900 рублей в месяц или 45,4 % от размера средней пенсии по старости. Эта величина в годовом исчислении составляет 46800 рублей, или почти 940 тыс. рублей за весь период предстоящей жизни пенсионера. Материальное потребление неработающих пенсионеров в Москве, их социальное обслуживание и затраты на медицинскую помощь можно оценить общей величиной, примерно равной 18 000 рублей в месяц, из которых 6 000 рублей или треть от общей величины составляют расходы бюджета Москвы.

Применяемая форма организации социальной защиты неработающих пенсионеров и инвалидов в Москве основана на смешанной категорийно-отраслевой модели социальной помощи. При ее сохранении и увеличении продолжительности предстоящей жизни на пенсии объем расходов на доплаты к пенсиям и затраты на социальное обслуживания пожилых граждан будут и в дальнейшем расти высокими темпами, превышающими рост производительности труда работающих. Данный пассивный тип социальной защиты, применяемой в Москве, целесообразно дополнить моделью муниципального социального страхования различных видов: пенсионного, медицинского и страхования по уходу населения старших возрастных групп. Первым шагом в этом направлении могло бы стать страхование работников бюджетной сферы Москвы: учителей, медицинских и социальных работников.

В тоже время данная крупная проблема пока не поставлена в число ключевых вопросов для рассмотрения на государственном уровне, включая уровень Правительства Москвы.
^

5. Требуется новая парадигма жизнедеятельности населения старших возрастных групп и их социального страхования


Многие исследователи отмечают, что в России преобладает возрастная ценностная асимметрия, а зачастую и дискриминация по отношению к пожилым группам населения (причем в большей степени, нежели за рубежом). Уже привычными становятся нелегитимные отказы в приеме на работу и увольнения пожилых работников, их исключение из других форм социальной жизни. На рынке труда пожилые люди могут рассчитывать в лучшем случае на низкооплачиваемую, малоквалифицированную и не престижную работу, либо на трудоустройство «без трудовой книжки», а «лифты социальной мобильности» для них работают, как правило, лишь в направлении снижения их социального статуса и ухудшения качества жизни.

В своем подавляющем большинстве пожилые россияне лишены возможности приобретать качественные товары и услуги, что является противоестественным для промышленно развитых держав, где именно пенсионеры – вполне платежеспособная группа населения.21

Такой контрпродуктивный и социально несправедливый подход приводит к «зауживанию» социальной политики, в рамках которой социальные, экономические и культурные проблемы пожилых сводятся к оценке и регулированию расходов на социальное обеспечение пенсионеров. Практически не принимаются во внимание потенциальные возможности этой категории граждан, включая их положительное влияние на молодые и средние возрастные группы.

Опасность подобного архаичного подхода состоит в том, что, консервируя зависимую, безынициативную модель поведения пожилых людей, требующую исключительно «опекунства», он «форматирует» старшее поколение как «отработавший свой ресурс». При этом не только в СМИ, но и в официальных документах пожилых уничижительно называют «иждивенцами», «стариками» и т.д.

В этой связи все более очевидной становится необходимость преодоления нетерпимого отношения к людям пожилого возраста, воспитания культуры толерантности, разработки мировоззренческих установок на «интегрированную старость» и формирование «общества для всех возрастов» (общества для всех), базирующегося на принципах взаимозависимости, взаимности и справедливости.

Весьма поучительным и важным представляется применение в России передовых западных систем в таких областях, как трудовая реабилитация работников старших возрастных групп, использование новых форм занятости, новых учебных модулей профессионального роста.
^

6. Векторы разработки новой парадигмы социальной политики государства в отношении пожилых граждан


Старение населения в России порождает необходимость существенного увеличения затрат на пенсионное обеспечение, здравоохранение и социальную поддержку по уходу в старших возрастах, повышение финансовой нагрузки на работающих. Это вызывает безотлагательную потребность в выработке новой государственной политики в области пенсионного обеспечения и медицинской помощи пожилым гражданам, а также их социальной поддержки.

К сожалению, нынешняя социальная политика должным образом не учитывает устойчивой тенденции к повышению удельного веса пенсионеров в структуре населения.

По нашим оценкам, в ближайшие 10-15 лет этот процесс вызовет необходимость привлечения дополнительных финансовых ресурсов на пенсионное обеспечение и доведения их общей величины до 16-18% ВВП, что примерно в 1,5-1,6 раза больше, чем это предусмотрено программой Правительства России, направленной на совершенствование пенсионной системы в период до 2025 года.

^ Представляется целесообразным к основным направлениям государственной политики по регулированию вопросов занятости пожилых отнести:

- стимулирование работодателей и работников к продлению трудовой жизни пожилых работников с помощью системы преференций;

- создание благоприятных условий труда для пожилых работников путем сокращения дневного или недельного рабочего времени, включая работу с неполной занятостью, увеличением отпуска, приспособления характера выполняемой работы к условиям максимального сохранения здоровья работников и обеспечения регулярного наблюдения за состоянием их здоровья;

- совершенствование трудового законодательства и законодательства о занятости пожилого населения, его гармонизация с международными нормами, направленными на создание благоприятных возможностей занятия трудовой деятельностью в пожилом возрасте;

- стимулирование работодателей к созданию учебных центров для подготовки пожилых работников к жизнедеятельности в пожилом возрасте.

Вопросы социальной поддержки пожилых граждан можно решать, лишь объединив усилия семьи, общества и государства. Основная ячейка общества - семья несет основной груз заботы о пожилых родственниках. Важным направлением государственной политики по улучшению их жизнедеятельности является разработка и реализация государственной программы по оказанию помощи семья, где есть старые люди, нуждающиеся в длительном уходе.

Второй демографический переход вызывает необходимость применения различных институтов, формирующих доходы пенсионеров и обеспечивающих их социальную поддержку. Важнейшими из них могли бы стать:

  • институт обязательного социального пенсионного страхования, в финансировании которого должны принимать участие не только работодатели, но и сами работающие;

  • институт обязательного социального страхования по уходу (долгосрочный уход после тяжелых болезней), в финансировании которого должны принимать участие не только работодатели, но и государство, и сами работающие;

  • институт завещаний и покупки аннуитета за счет сбережений и имущества граждан, контролируемый как государственными органами, так и общественными организациями пенсионеров.

Первоочередными мерами для этого могло бы стать создание системы личных персонифицированных счетов застрахованных граждан, включающих в свой набор, помимо пенсионного страхования, другие разновидности социального страхования: медицинского страхования в пожилом возрасте и страхования по уходу людей старших возрастных групп.

Пенсионное и социальное обеспечение, а также медицинская помощь в стареющих обществах становится крупнейшей статьей публичных расходов и требуют около 1% ВВП на каждый процент доли пенсионеров. В этой связи представляется целесообразным разработать и осуществлять государственную программу диспансеризации пожилых граждан, развивать социальную инфраструктуру их реабилитации после тяжелых болезней.

Чтобы стареющее общество процветало, на макроуровне необходимо сформировать эффективную модель стимулирования «зарабатывания» достойной пенсии, надежные механизмы социальной поддержки, расширить доступ к образованию для взрослых, широко использовать практику постепенного ухода на пенсию, предоставить пожилым людям возможность работать неполный рабочий день, получать качественные медицинские услуги. В этой связи, возрастает потребность в государственных социальных программах, включающих оказание профилактических услуг лицам предпенсионного возраста и геронтологической помощи.


1 См.: Переосмысливая грядущее (перспективы и противоречия современного развития в ответах ведущих американских социологов). М., 1998, С.9.

2 См.: Там же: С.10.

3 См.: Трудно быть бабушкой // Новые Известия. 29.11.2007 г.

4 См.: Храмцов А.Д. Социальное государство. Практики формирования и функционирования в Европе и России. // Социс. 2007. № 5. С. 29, 30.

5 Понятие «демографический переход» было предложено и введено в научный оборот американским исследователем Ф.Ноутстайном в 1945г., хотя сходные идеи высказывались и раньше. Им, в частности, выделялся ряд универсальных стадий демографической динамики изменения численности и структуры населения. Данная научная категория означает смену модели воспроизводства населения. Демографы различают два демографических перехода. Первый – произошел в эпоху неолита и связан с переходом от охоты и собирательства к земледелию, что позволило качественно повысит производительные силы древнего общества, существенно ослабить зависимость человека от природы. Второй демографический переход был подготовлен теми же историческими событиями, что и промышленная революция ХVIII-ХIХ в. и начался одновременно с ней.

6 Только к концу Средних веков (ХV в.), средняя продолжительность жизни привилегированной части населения некоторых европейских стран все чаще стала превышать 30 лет.

7 См.: Maddison A. Monitoring the World Economy 1820-1992. OECD. Paris 1995. P. 27.

8 Увеличение качества жизни позволило улучшить структуру питания, что положительно повлияло на сопротивляемость организма от воздействия инфекций и быстрому росту продолжительности жизни, что привело к устойчивой тенденции роста продолжительности жизни большинства западноевропейских стран .

9 Открытия бактериологии на протяжении второй половины ХIХ и первой половины ХХ в. (научные открытия Луи Пастора, Роберта Коха и ряда других крупных ученых) закрепили достижения в области санитарии и научно эти меры обосновали; риски инфекционных заболеваний стали снижаться как за счет улучшения гигиены, так и с помощью разработки вакцин и действенных лекарств (антибиотиков и сульфамидов). В последние 40 лет повышение продолжительности жизни в пожилом возрасте связывают с мерами по минимизации неинфекционных болезней, в первую очередь сердечно-сосудистых их разновидностей.

10 Следует отметить, что в СССР, несмотря на огромные потери в двух мировых войнах, Гражданской войне и голодных 1930-х и 1947 годов, темпы прироста ожидаемой продолжительности жизни в отдельные периоды времени были выше, чем в среднем по Европе, но в целом за период с 1920 г. по 1994 г. составили около 3 месяцев за каждый календарный год. См.: Урланис Б.Ц. Эволюция продолжительности жизни. М., Статистика ,1978, С. 281.

11 Одним из важных факторов, способствующих второму демографическому переходу, было ограничение размеров семьи самими людьми, что связывается с началом регулирования рождаемости во Франции и Северной Италии, а в последствие и в других странах Центральной Европы, применения практик вступления в поздние браки в странах Северной Европы.

12 В качестве критериев улучшения состояния здоровья населения и укрепления физических сил людей демографы используют показатели увеличения человеческого роста, которые на протяжении последних двух столетий демонстрируют тенденцию устойчивого роста, а также статистику среднего возраста установления инвалидности населения также перемещающуюся верх по возрастной шкале – примечание автора

13 См.: Cowgill D. The demography of aging. In A.M. Hoffman. The Daily Needs and Interests of Older People. Springfield, Illinois: C.C. Thomas. 1977, p. 187.

14 См.: Brody J.A. Changing health needs of the ageing population. Reseach and The Ageing Population. Ciba Foundaion Symposium, 134, Chichester: Wiley, 1988, p. 65.

15 См.: Бьюкенен П.Дж. Смерть Запада. пер. с англ. А. Башкирова. М.: Из-во АСТ, 2003, С. 40.

16 См.: Зайончовская Ж. Чем нам грозит «демографическая яма»?// Миграция ХХI век. Информационно-аналитический журнал.".№1. 2010.С.3.

17 См.: Соловьев А. О долгосрочной устойчивости пенсионной системы//Экономист. № 10.2010.С.39.

18 В 2006 г. Федеральной службой государственной статистики было проведено выборочное обследование организаций о составе затрат на рабочую силу по итогам за 2005 год; см: Статистический бюллетень № 2 (131).Федеральная служба государственной статистики. М., 2007. С. 90-133.

19 Согласно ст. 255 Налогового кодекса Российской Федерации, совокупная сумма платежей (взносов) работодателей, выплачиваемая по договорам долгосрочного страхования жизни работников, добровольного пенсионного страхования и (или) негосударственного пенсионного обеспечения работников, учитывается в целях налогообложения в размере, не превышающем 12% от суммы расходов на оплату труда.

Взносы по договорам добровольного личного страхования, предусматривающим оплату страховщиками медицинских расходов застрахованных работников, включаются в состав расходов в размере, не превышающем 3% суммы расходов на оплату труда.

Взносы по договорам добровольного личного страхования, заключаемым исключительно на случай наступления смерти застрахованного работника или утраты застрахованным работником трудоспособности в связи с исполнением им трудовых обязанностей, включаются в состав расходов в размере, не превышающем десяти тысяч рублей в год на одного застрахованного работника.


20 См: Доля этих двух групп затрат составляла в 2005 г. по обследованным организациям в России 96,1% .Статистический бюллетень № 2 (131). М., 2007. С. 99.

21 Чувство юмора не изменяет российским пенсионерам: свою жизнь они зачастую характеризуют «формулой трех «Д»: доедаем, допиваем и донашиваем. - Прим. автора.





Скачать 329.53 Kb.
Дата конвертации24.10.2013
Размер329.53 Kb.
ТипДоклад
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы