Учебно-практическое пособие э. Г. Липатов, А. В. Филатова, С. Е. Чаннов icon

Учебно-практическое пособие э. Г. Липатов, А. В. Филатова, С. Е. Чаннов



Смотрите также:
1   2   3
Субъективная сторона административного правонарушения.

Субъективная сторона административного правонарушения характеризует правонарушение с точки зрения его субъекта, т.е. правонарушителя. Наиболее важным элементом субъективной стороны административного правонарушения является вина правонарушителя.

Вина традиционно определяется как психическое отношение лица к совершаемому им деянию, а также (для материальных составов) к последствиям данного деяния. В КоАП РФ предусмотрены две формы вины: умысел и неосторожность (ст. 2.2).

Административное правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий или сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично.

Административное правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть.

Описание данных форм вины практически совпадает с приведенным в ст. ст. 24 - 26 УК РФ. Однако в отличие от уголовного законодательства КоАП РФ не выделят виды умысла и неосторожности. Вместе с тем это сделано в теории административного права с учетом положений указанной статьи.

Выделяют два вида умысла: прямой и косвенный. Правонарушение считается совершенным с прямым умыслом, если лицо сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий. Таким образом, интеллектуальный компонент вины в данном случае включает в себя, во-первых, осознание лицом противоправности своего действия (бездействия) и, во-вторых, предвидение неизбежности или возможности наступления вредных последствий. Волевой же компонент выражается в желании наступления указанных последствий. Если же лицо сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично, то правонарушение признается совершенным с косвенным умыслом. Очевидно, что основное отличие косвенного умысла от прямого заключается в специфике волевого компонента: лицо не желает наступления вредных последствий своих действий (бездействия), но либо сознательно их допускает, либо относится к ним безразлично. Отличается и интеллектуальный компонент косвенного умысла: при косвенном умысле невозможно предвидение неизбежности наступления вредных последствий, а только их потенциальной возможности.

Установление умышленной формы вины является обязательным в случаях, когда КоАП РФ предусматривается ответственность только за умышленно совершенное правонарушение. Так, например, ст. 5.14 КоАП РФ предусматривает ответственность только за умышленное уничтожение или повреждение информационных либо агитационных печатных материалов, вывешенных в соответствии с законом на зданиях, сооружениях или иных объектах с согласия их собственника или владельца в ходе избирательной кампании, подготовки или проведения референдума, либо нанесение надписей или изображений на информационные либо агитационные печатные материалы; ст. 7.17 КоАП РФ - за умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, если эти действия не повлекли причинения значительного ущерба; ст. 17.7 КоАП РФ - за умышленное невыполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, установленных федеральным законом, а равно законных требований следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении, и т.д.

Разграничение умысла на прямой и косвенный важно для материальных составов административных правонарушений. Если в формальных составах умышленная вина заключается в осознании лицом противоправного характера совершаемого действия или бездействия (учитывается только интеллектуальный компонент вины), то в материальных составах умышленная вина кроме осознания противоправности совершаемого действия или бездействия включает также отношение нарушителя к наступившим вредным последствиям, т.е. учитывается и волевой компонент вины.

Неосторожность, как и умысел, подразделяется на два вида: легкомыслие (самонадеянность) и небрежность.

Легкомыслие предполагает, что лицо предвидело возможность совершения противоправных действий или наступления опасных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий. Так, например, водитель, зная о приближении поезда, но видя, что шлагбаум через переезд еще не начал закрываться, резко увеличивает скорость, надеясь проскочить, однако проезжает уже при закрывающемся шлагбауме, тем самым совершая правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.10 КоАП РФ.

При небрежности лицо не предвидит возможности наступления вредных последствий, хотя должно было и могло их предвидеть. Так, например, бухгалтер в силу своей низкой квалификации и незнания действующего законодательства уничтожает учетные документы, подлежащие длительному хранению и тем самым совершает административное правонарушение, предусмотренное ст. 15.11 КоАП РФ.

В КоАП РФ устанавливается принцип презумпции невиновности, согласно которому лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина (ст. 1.5). Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, считается невиновным, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном КоАП РФ, и установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело. Кроме того, лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность. Неустранимые сомнения в виновности такого лица толкуются в пользу этого лица.

В приведенной статье не конкретизируется, к каким именно лицам относятся указанные нормы, следовательно, их следует применять ко всем, в том числе и к юридическим. Однако традиционная концепция вины как психического отношения лица к совершенному им деянию малоприменима к определению виновности юридических лиц. Юридическое лицо является абстрактной конструкцией, а не реально существующим субъектом, поэтому как таковое не осуществляет никакой психической деятельности.

В связи с этим в научной литературе и в нормативных документах предлагались различные подходы к определению вины юридических лиц. Так, распространенным является понимание вины юридических лиц как психологического отношения к содеянному коллектива, определяемого по доминирующей воле в этом коллективе <1>. Аналогичное по конструкции понятие вины содержится в ст. 106 НК РФ.

--------------------------------

<1> См.: Петров М.П. Административная ответственность организаций (юридических лиц): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1998. С. 6.


В науке административного права имеет место и иной подход к вине юридического лица. Он основан на приоритете объективного аспекта в деятельности юридического лица. При таком рассмотрении вина юридического лица определяется как "комплекс негативных элементов, характеризующихся дезорганизацией деятельности юридического лица, непринятием им необходимых мер для надлежащего исполнения возложенных на него обязанностей, неприложением требуемых усилий для предупреждения правонарушений и устранения их причин" <1>.

--------------------------------

<1> Овчарова Е.В. Административная ответственность юридических лиц: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2001. С. 13.


Эта концепция была положена в основу законодательного определения вины, данного в ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ: юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ или законами субъекта РФ предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Суть данного подхода заключается в определении реальной возможности или невозможности для юридического лица соблюсти те нормы и правила, за нарушение которых установлена административная ответственность.

Конституционный Суд РФ в своем Определении от 21 апреля 2005 г. N 119-О <1> указал, что положения ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ, предусматривающие основания, при обязательном наличии которых юридическое лицо может быть признано виновным в совершении административного правонарушения, направлены на обеспечение действия презумпции невиновности (ст. 1.5 КоАП РФ) и имеют целью исключить возможность привлечения юридических лиц к административной ответственности при отсутствии их вины.

--------------------------------

<1> СПС "КонсультантПлюс".


Несмотря на указание в КоАП РФ о необходимости установления вины юридических лиц для привлечения их к ответственности, проблему все же трудно считать решенной. Совершенно очевидно, что такие формулировки, как "имелась возможность для соблюдения правил и норм", "не были приняты все зависящие от него меры", носят оценочный характер и оставляют широкий простор для усмотрения правоприменителя. Это, собственно, и было подтверждено Конституционным Судом РФ в том же Определении от 21 апреля 2005 г. N 119-О: установление того, имелась ли у юридического лица возможность для соблюдения норм и правил, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, и были ли приняты все зависящие от него меры по их соблюдению, а также проверка доказательств, свидетельствующих о наличии или отсутствии его вины (умышленной или неосторожной), связаны с исследованием фактических обстоятельств дела, что является прерогативой судов общей и арбитражной юрисдикции и не входит в компетенцию Конституционного Суда РФ, определенную ст. 125 Конституции РФ и ст. 3 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" <1>.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 1994. N 13. Ст. 1447.


Фактически практика применения нормы, содержащейся в ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ, в настоящее время достаточно противоречива, причем не только должностные лица органов исполнительной власти, но и суды в схожих ситуациях нередко принимают противоположные решения.

На необходимость выяснения виновности лица в совершении административного правонарушения обращает внимание Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении от 2 июня 2004 г. N 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях" <1>. В соответствии с п. 16 указанного Постановления выяснение виновности лица в совершении административного правонарушения осуществляется на основании данных, зафиксированных в протоколе об административном правонарушении; объяснений лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в том числе об отсутствии возможности соблюдения соответствующих правил и норм, о принятии всех зависящих от него мер по их соблюдению, а также на основании иных доказательств, предусмотренных ч. 2 ст. 26.2 КоАП РФ.

--------------------------------

<1> Вестник ВАС РФ. 2004. N 8.


Рассматривая дело об административном правонарушении, арбитражный суд не вправе указывать в судебном акте на наличие или отсутствие вины должностного лица или работника в совершенном правонарушении, поскольку установление виновности названных лиц не относится к его компетенции. Следовательно, исходя из принципа состязательности и равноправия, закрепленного в ст. 123 Конституции РФ, органы и должностные лица при привлечении юридического лица к административной ответственности обязаны выяснить наличие вины в его действиях, а не автоматически переносить вину работника на юридическое лицо <1>.

--------------------------------

<1> См.: Белова Л.В. Вина юридического лица по административному праву // Вестник Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа. 2007. N 4.


Между тем в ряде случаев они именно так и поступают, несмотря на попытки юридических лиц доказать, что правонарушение было вызвано исключительно в силу несоблюдения работником данного юридического лица своих обязанностей.

Так, ООО пыталось оспорить постановление о привлечении к административной ответственности по ч. 3 ст. 14.16 КоАП РФ. В обоснование доводов об отсутствии своей вины в совершении правонарушения оно сослалось на то, что продавец ознакомлен со своей должностной инструкцией и в соответствии с приказом на него возложена обязанность проверять документы, подтверждающие легальность оборота алкогольной продукции в торговой точке. При рассмотрении заявлений арбитражные суды принимали доводы юридических лиц, указывающих на наличие должностной инструкции, приказы о возложении на должностное лицо или работника обязанности по соблюдению требований, установленных законодательными актами. В отдельных случаях арбитражные суды принимали во внимание изложенные в заявлениях доводы, в других - отклоняли их как несостоятельные <1>.

--------------------------------

<1> См.: Белова Л.В. Указ. соч.


Однозначную позицию в этом вопросе занял Высший Арбитражный Суд РФ. В ряде своих постановлений он прямо указал, что неприменение юридическим лицом контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов вследствие ненадлежащего исполнения трудовых обязанностей его работником не является обстоятельством, освобождающим само юридическое лицо от ответственности за административное правонарушение по ст. 14.5 КоАП РФ <1>.

--------------------------------

<1> См. например: Постановления Президиума ВАС РФ от 3 августа 2004 г. N 4554/04 // Вестник ВАС РФ. 2004. N 12; от 28 сентября 2004 г. N 6429/04 // Вестник ВАС РФ. 2005. N 1; от 23 ноября 2004 г. N 8688/04 // Вестник ВАС РФ. 2005. N 3; от 28 июня 2005 г. N 480/05 // Вестник ВАС РФ. 2005. N 11; и др.


В другом случае юридическое лицо было признано невиновным и освобождено от административной ответственности за неприменение контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов, так как при рассмотрении дела было установлено, что контрольно-кассовая техника не была применена ввиду отключения электроэнергии в момент проведения расчетов <1>.

--------------------------------

<1> См.: Белова Л.В. Указ. соч.


Хотя по общему правилу установление вины юридического лица в совершенном им административном правонарушении является обязательной, КоАП РФ содержит несколько исключений из этого правила. В соответствии с ч. ч. 3 - 6 ст. 2.10 КоАП РФ при реорганизации юридических лиц (слиянии, присоединении, разделении, преобразовании) вновь возникшие юридические лица несут ответственность независимо от того, было ли известно привлекаемому к административной ответственности юридическому лицу о факте административного правонарушения до завершения реорганизации, т.е. в отсутствие его вины.

В субъективную сторону административного правонарушения помимо вины могут входить и другие элементы, в частности, мотив и цель правонарушения. В отличие от вины, наличие их обычно не является обязательным. В то же время можно привести примеры, когда для признания деяния административным правонарушением необходимо, чтобы оно было совершено не только виновно, но и с определенной целью или при наличии определенного мотива. Так, например, ст. 13.10 КоАП РФ предусматривает ответственность за изготовление заведомо поддельных государственных знаков почтовой оплаты или международных ответных купонов только в целях сбыта. Таким образом, если данная цель отсутствовала, привлечь лицо к административной ответственности невозможно. В приведенном примере цель является обязательным элементом субъективной стороны состава административного правонарушения.



страница3/3
Дата конвертации24.10.2013
Размер0,74 Mb.
ТипУчебно-практическое пособие
1   2   3
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы