Интервью с Михаилом Юрьевым в Комсомольской правде icon

Интервью с Михаилом Юрьевым в Комсомольской правде



Смотрите также:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
^

Минюст одобрил "поход направо"

В высший совет "Правого дела" вошли люди, политическая осторожность которых является "индикатором безопасности": Анатолий Чубайс, вице-президент РСПП Игорь Юргенс и бизнесмен Давид Якобашвили.




"Наследник" г-на Чичваркина по-прежнему не известен

Партия "Правое дело" вчера получила регистрацию в Минюсте. Впрочем, сомнений в том, что никаких реальных проблем у "партии богатых" не будет, не возникало. В высший совет "Правого дела" вошли люди, политическая осторожность которых является "индикатором безопасности": Анатолий Чубайс, вице-президент РСПП Игорь Юргенс и бизнесмен Давид Якобашвили.

"Правое дело" было образовано на стыке трех партий, две из которых были скорее спецпроектами, активизированными под думские и президентские выборы – это "Гражданская сила" (противовес "Яблоку") и "Демпартия России". К моменту слияния третья партия - СПС - была полностью разобщена и перепугана постоянным, в том числе силовым, давлением.

Теперь у "Правого дела" есть практически свободный теле- и радиоэфир, о котором СПС не могла и мечтать, всяческая поддержка региональных властей и демонстрация удивительной лояльности Минюста, который второй год отказывает в регистрации касьяновской НДС под совершенно причудливыми предлогами, но при этом сверхоперативно регистрирует партию, которая не имеет даже московского отделения.

Столичное подразделение "Правого дела" - отдельная тема. После отъезда 22 декабря за границу объявленного в розыск Евгения Чичваркина, которому была поручена организация московского "филиала" партии, остается непонятным, кто будет "главным в Москве". Формирование "филиала" перепоручили Георгию Бовту - благо вероятность неожиданной эмиграции этого лояльного журналиста минимальна.

Учредительная конференция отделения пройдет 28 февраля. Что касается кандидатуры потенциального начальника столичных "правых", то cегодня, когда партия приобрела официальный статус, нам удалось получить свежий комментарий. "Лидер московского отделения будет выбран на учредительной конференции большинством голосов, - рассказал Леонид Гозман. - Кто будет кандидатом, я сказать не могу: сначала будет выбран политсовет, который озвучит свои предложения, делегаты тоже могут совершенно свободно предлагать свои варианты".

- А кого предложат сопредседатели?

- У меня кандидатур нет. Вот Бовта, может, предложу.

"Выбранный руководитель московского отделения будет находиться на этом посту до марта следующего года, когда мы будем баллотироваться в Мосгордуму, - подхватил мысль соратника Георгий Бовт. - Если преодолеем 7-процентный барьер и пройдем, то первый человек из партсписка станет новым лидером московского "Правого дела".

Члены партии в регионах примут участие в ближайших выборах 1 марта - при этом "Правое дело" как таковое в выборах не участвует, оно просто не успело по срокам. Поэтому результаты не стоит рассматривать как успех или неуспех партии.

Первые выводы о жизнеспособности нового организма в политической среде можно будет делать начиная со следующей осени. А стратегическая задача - места в Госдуме - возможно, будет решена, учитывая уровень поддержки "сверху" новой партии. Другой вопрос в том, сможет ли партия собрать и повести за собой свой сегмент избирателей, численность которого Борис Титов оптимистично оценил в 20%, или же ей придется довольствоваться тремя мандатами, обещанными президентом тем политическим силам, которые на выборах смогут преодолеть уровень статистической погрешности.


Московский Комсомолец

19.02.2009


^

Пятый директор написал первую книгу

Первую игру хорошо помню. Тогда на поле вышли Грачев, Сосковец, Бурбулис, Федоров, Суханов, Каспаров, Шохин, Авен, Лавров, Шабдурасулов: Я играл за Москву и в первом тайме забил мяч в ворота, которые защищал Маслаченко.




Только в "МК" - фрагменты воспоминаний руководителя главного спортивного комплекса Москвы

"Вы держите в руках книгу удивительного человека, моего соратника, единомышленника и друга. Это не просто автобиографическое произведение. Здесь вы найдете много любопытных фактов из "закулисья" и "подтрибунья" крупнейшего спортивного комплекса страны, ставшего по праву одной из визитных карточек столицы".

Этими словами мэр Москвы Юрий Лужков предваряет книгу гендиректора "Лужников" Владимира Алешина  под названием "Пятый директор, или Клюшки для генсека". С некоторыми фактами "подтрибунья" стадиона мы предлагаем ознакомиться читателям

"МК".

Как Ельцин в футбол играл

Идея организовать футбольные матчи между командами правительства Москвы и России возникла так. Однажды, это было в конце августа 1991 года, в Серебряный Бор выехали несколько человек поиграть в волейбол: меня как раз попросили подготовить там площадку. Так получилось, что команды совершенно стихийно, произвольно сформировались по "территориальным" интересам: за одну выступали члены правительства Москвы, за другую - правительства России. Помню, за вторую команду играли бывший игрок сборной Володя Кондра, я, Силаев, за столицу - Лужков, Никольский, Сапрыкин: После нее, при общении за горячим чаем, пришли к единодушному мнению, что вот такие игры-встречи надо бы поставить на постоянную основу, а поскольку людей, которые не прочь размяться и побегать, больше, чем вмещает волейбольная площадка, то лучше проводить футбольные встречи. На том и порешили. И с той самой поры дважды в год правительство России играло против правительства Москвы.

Первую игру хорошо помню. Тогда на поле вышли Грачев, Сосковец, Бурбулис, Федоров, Суханов, Каспаров, Шохин, Авен, Лавров, Шабдурасулов: Я играл за Москву и в первом тайме забил мяч в ворота, которые защищал Маслаченко. Ельцин сидел на скамейке для запасных, в перерыве вошел в раздевалку, сказал мне:

- Поиграл - и хватит. Отныне будешь моим консультантом.

- Борис Николаевич, - говорю, - это надо решать с капитаном команды, Лужковым. Он тотчас насупил брови, но, видно, вовремя вспомнил, что находится не в служебном кабине, а на стадионе, и на власть его тут никто не покушается, потому улыбнулся и сказал:

- Игроками, понимаешь, все-таки командует не капитан, а тренер. Но Лужкову я скажу, так что считай этот вопрос решенным.

Такой вот разговор состоялся между нами. Вроде ни о чем, во всяком случае, я не придал ему ровно никакого значения. Стал переодеваться, чтобы, как попросил Ельцин, присоединиться к нему на скамейке запасных. И тут ко мне подходит Гавриил Харитонович Попов, председатель Моссовета того времени.

- Владимир Владимирович, советую тебе сейчас подойти к Егору Гайдару, он прямо здесь готовит бумаги по назначениям.

- По каким назначениям? - не понял я.

- Тебе же Борис Николаевич ясно сказал: он хочет видеть тебя своим консультантом по спортивным вопросам.

Я, конечно, к Гайдару не пошел, принял слова Попова за шутку: Но, как позже узнал, именно на стадионе действительно решалась кадровая политика государства и высокие назначения получали от Е.Т.Гайдара люди, которые затем много лет были у власти.

Как Пугачева "зажигала" в "Лужниках"

Пугачева должна была выступать три вечера подряд на Малой спортивной арене, и в ее репертуаре была песня, посвященная памяти Владимира Высоцкого. В зале гас свет, Пугачева зажигала свечи на сцене, зрители, уже зная, что их ждет, тоже приносили свечи с собой и зажигали их:

На второй день чуть не случилась беда. Пожар удалось предотвратить, однако информация наверх пошла, и меня вызвали в горком. Коротко беседа свелась к следующему: с Аллой Борисовной надо провести работу, свечи из репертуара исключить, а если эту песню нельзя исполнять без свечей, то что ж, пусть не исполняет.

Вы понимаете, что это такое - "провести работу" с Пугачевой?

Она приехала на третий концерт, и ее тотчас, без моего участия, посвятили в то, что песню памяти Владимира Высоцкого придется петь при освещенном зале, пожарные выключить люстры никому не позволят. Алла узнала об этом еще в машине и осталась в ней сидеть. Запахло скандалом. Иду к ней, провожу в гримерную, по пути уговариваю: дело, мол, не в приказах высокого начальства, не в кознях чиновников - может действительно произойти пожар, и тогда случится трагедия. А с другой стороны, восемь с половиной тысяч зрителей, заполнивших зал, сидят и ждут выступления своего кумира. И, если они узнают причину, по которой может сорваться концерт, могут разнести тут все и вся:

И Пугачева выходит на сцену. Дает концерт. В том месте, где по ее программе должна звучать песня памяти Высоцкого, делает пропуск. Но в конце выступления зрители чуть ли не хором требуют ее исполнить. Я вижу, как Пугачева решительно встряхивает локонами, подходит к микрофону, и в зале гаснет свет, и вспыхивают свечи, программки, зажигалки: Бдительные пожарные протестующе срываются со своих мест, и я их все же прошу не предпринимать ничего, что помешало бы выступлению актрисы.

- Вы будете отвечать, если что: - говорят они.

- Я, конечно же, я:

Уже когда я провожал Аллу Борисовну к машине, она, как бы продолжая наш разговор накануне концерта, сказала:

- Трагедия в том, что мы Володю потеряли. Но счастье - что помним его. И ничего плохого в минуты, когда о нем идет речь, просто не могло произойти, уж поверьте мне! - она коротко рассмеялась. - Правда, всыпать вам, конечно, могут, но почему бы за правое дело и не пострадать, а?


^ Советская Россия

19.02.2009




страница5/11
Дата конвертации25.10.2013
Размер0,89 Mb.
ТипИнтервью
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы