Научно-исследовательская лаборатория icon

Научно-исследовательская лаборатория



Смотрите также:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   20

^ 2.3. Лингвокультурный типаж «русский купец»


Моделирование лингвокультурных типажей является новым направлением развития лингвокультурологии. В этой связи заслуживает внимания работа, посвященная лингвокультурным типажам России и Франции XIX века (Дмитриева, 2007). Приведу основные выводы, к которым приходит автор:

«1. Лингвокультурный типаж является особым типом лингвокультурных концептов, важнейшие характеристики которого состоят в типизируемости определенной личности, значимости этой личности для лингвокультуры, возможности ее как фактического, так и фикционального существования, ее упрощенной и карикатурной репрезентации.

2. Регуляторы коммуникативного поведения распадаются на жесткие, мягкие и нулевые прескриптивы, первые выражаются в запретах на определенное поведение либо в требованиях вести себя только определенным образом, вторые – в предпочтительном выборе той или иной модели поведения, третьи – в значимом отсутствии социальных предписаний в одной из сравниваемых культур и праве на выбор того или иного поведения. Жесткие прескриптивы носят обычно моральный характер, мягкие — моральный и утилитарный, нулевые прескриптивы касаются утилитарных ценностей. Различия между русским и французским коммуникативным поведением прослеживаются большей частью в мягких и нулевых прескриптивах.

3. Лингвокультурный типаж имеет следующую структуру: 1) характеристика социально-исторических условий, в рамках которых выделяется определенный типаж; 2) перцептивно-образное представление о типаже, включающее его внешность, возраст, пол, социальное происхождение, среду обитания, речевые особенности, манеры поведения, виды деятельности и досуга; 3) понятийные характеристики, построенные на дефинициях, описаниях, толкованиях; 4) ценностные признаки – оценочные высказывания, характеризующие как приоритеты данного типажа, так и его оценку со стороны его современников и носителей сегодняшней лингвокультуры.

4. Основными критериями для выделения лингвокультурных типажей являются следующие признаки: социальный класс, территориальный признак, событийный признак, этнокультурная уникальность, трансформируемость. На основании этих критериев в ряду лингвокультурных типажей России и Франции XIX в. выделяются «гусар», «казак», «декабрист», «светский москвич», «светский парижанин», «буржуа», «гризетка», «французский модник», представляющие собой обобщенные типы личностей, принадлежащих разным социальным классам и воплощающих разные культурные архетипы. Для русской лингвокультуры приоритетным является образ героя, воплощенный в типажах, имеющих отношение к защите Отечества, для французской лингвокультуры – образ обычного человека, воплощенный в типажах, проявляющихся в повседневной жизни общества.

5. Представители доминирующего социального класса более детально представлены в ряду лингвокультурных типажей по сравнению с представителями других классов общества, в России XIX в. дифференцируются представители дворянства, во Франции – представители буржуазии. Детализация типажей отражает общую закономерность неоднородной семантической плотности концептов с учетом позиции доминирующей группы общества.

6. Лингвокультурные типажи могут иметь фиксированные и размытые возрастные характеристики. Наиболее типичным возрастом для обобщенной личности является период 30-40 лет – характерный возраст проявления основных качеств человека. Для типажей, сориентированных на героический архетип, возрастные границы смещаются в сторону молодости; для типажей, сориентированных на обыденный архетип, — в сторону зрелости.

7. Гендерные характеристики лингвокультурных типажей могут быть маскулинными, феминными и нейтральными, с одной стороны, и прямыми и ассоциативными, с другой стороны. К числу прямых маскулинных типажей относятся в русской лингвокультуре «гусар», «казак», «декабрист» и «светский москвич», во французской лингвокультуре – «буржуа» и «светский парижанин». Прямой феминный типаж представлен во французской лингвокультуре («гризетка»), ассоциативные феминные типажи представлены в русской лингвокультуре («жена декабриста» и «казачка»), во французской лингвокультуре — «жена буржуа». Для типажа «французский модник» гендерный признак нейтрален.

8. Лингвокультурные типажи, сориентированные на героический архетип, получают положительную оценку в обществе, даже если им свойственно нарушать некоторые социальные нормы; в то время как типажи, сориентированные на повседневное поведение, получают амбивалентную оценку (с позиций своей социальной группы они оцениваются по моральным и утилитарным критериям, с позиций других социальных групп – по моральным и эстетическим критериям).

9. Русские лингвокультурные типажи выражают качества, составляющие ценностную основу русского национального характера: удаль, силу, готовность к самопожертвованию, гостеприимство и др.; французские лингвокультурные типажи выражают соответствующие доминанты французского национального характера: рациональность, оптимизм, галантность, умение жить и др.

10. В сознании современных носителей русской и французской лингвокультур осмысление лингвокультурных типажей XIX в. характеризуется размыванием и обеднением понятийных и образных характеристик и гипертрофией одного из оценочных признаков, т.е. превращением типажа в имидж» (Дмитриева, 2007, с.3-5).

Заслуживают внимания предложенные в работе регуляторы коммуникативного поведения, критерии для выделения лингвокультурных типажей, их архетипические качества, специфика их репрезентации в современном сознании. Сравним полученные данные с характеристиками лингвокультурного типажа «русский купец».


Купечество как определенная социальная группа выделяется в любом обществе, достигшем стадии развитого производства и обмена товаров. Этимология русского слова «купец» прозрачна – «тот, кто покупает». Аналогичным образом обозначается соответствующий концепт в немецком и английском языках (нем. «Kaufman» – «купец» от «kaufen» — «купить», англ. «merchant» — «купец» из французского, восходящего к латинскому «mercari» — «покупать»). В паре слов «покупать» и «продавать» первое является более значимым для описания всей ситуации торговли, возможно, потому, что покупка ассоциируется у большинства людей с собственным действием, а продажа – с действием другого человека.

Приведем словарные дефиниции, определяющие имена рассматриваемого концепта в толковых словарях русского языка.

Купец – 1. Лицо, владеющее торговым предприятием, занимающееся частной торговлей от своего имени; торговец. Ганзейские купцы. Новгородские купцы. 2. В России до 1917 г.: тот, кто принадлежал к купечеству. Купец второй гильдии. 3. Разг. Покупатель. Я на этот товар не купец! / Трад.-нар. О женихе в обряде сватовства. 4. Разг. У моряков: торговое судно. Плавать на купце (БТС). Купец – торговец, посадский, негоциант, торгующий чем-либо. На гнилой товар слепой купец. Купчик голубчик. Дрянной купчишка. Миллионный купчища, купчина. Первостатейный купец, именитый (Даль).

Купечество – 1. В России до 1917 г.: особый социальный слой, сословие, занимающееся оптовой и розничной торговлей. ^ Русское купечество. 2. Собир. Купцы (2 зн.) В Замоскворечье издавна селилось купечество. В России купечество обособилось с конца 16 в., с 1775 г. освобождено от подушной подати, принадлежность к купечеству обусловлена записью в одну из трех гильдий. К первой причислялись те, кто объявил капитал более 10 000 р.; ко второй – от 1000 р.; к третьей – от 500 р. В 1785 г. купцы первой и второй гильдии освобождены от телесных наказаний. В 1863 г. купечество было разделено на две гильдии: к первой отнесена оптовая торговля, ко второй – розничная торговля и фабрично-заводская промышленность. Принадлежность к купечеству не наследовалась, однако сословные права (кроме права проезда ко двору и ношения шпаги) распространялись на членов семьи, внесенных в купеческое свидетельство (БТС). Купечество, купецтво – сословие, состояние, или братство купцов (Даль).

Купеческий – 1. к Купец (1 зн.) и Купечество. Купеческое сословие. Купеческое слово (закреплявшее торговую сделку без письменного документа). 2. Свойственный быту, нравам купцов; торгашеский. Купеческий размах. Купеческая роскошь (безвкусная, аляповатая). Купеческие привычки, замашки (показное расточительство) (БТС). Купеческий, купецкий – к купцам и торговле относящийся. По-купецки чай пьет, да не по-купецки расплачивается (Даль).

Купчик – 1. Разг. Купец, обычно молодой. Молодой купчик. 2. Ирон. Человек, склонный к накопительству или способный извлекать выгоду из каких-л. отношений между людьми (БТС).

Купчиха – 1. Устар. Жена купца. 2. Устар. Женщина, девушка из купеческого сословия, рода. Богатая купчиха. 3. Пренебр. и ирон. Женщина, склонная к стяжательству. Превратиться в купчиху. || О женщине грубой, нечуткой (БТС). Купчиха – жена купца, женщина, записанная в гильдию, торгующая (Даль).

Признаковый состав рассматриваемого концепта сводится к следующим компонентам: 1) человек, 2) ведущий торговлю, 3) владеющий своим товаром, 4) относящийся к сословию купцов в царской России, 5) верный своим обязательствам, 6) живущий ради выгоды, 7) отличающийся дурным вкусом, 8) безрассудно тратящий деньги, 9) демонстрирующий отсутствие ограничений в расходах. Эти признаки распадаются на дескриптивные и характеризующие. К первым относятся ведение торговли, владение товаром и сословная принадлежность, ко вторым – оценки поведения купцов.

В древней Руси ведение торговли было занятием городского населения, этим занимались посадские люди — ремесленно-торговое население, живущее вне городской стены, в пригороде, предместье. Не все торгующие владели своим товаром, в этом плане купцам противопоставляются продавцы и торговцы. Кроме того, купцы не только продавали, но и покупали товар. В русском языке есть особый термин для обозначения богатого иностранного купца — негоциант.

Анализ приведенных словарных дефиниций свидетельствует об эмоционально-оценочном расширении исходного значения основного имени концепта, обозначающего участника торга. Отметим, что в словаре В.И.Даля дефиниции сводятся к дескриптивным признакам. Характеризующие (эмоционально-оценочные) признаки имеют положительный и отрицательный знаки. К положительным ассоциативным признакам купеческого сословия относится верность своему слову. Отрицательные признаки представлены в целом наборе характеристик осуждаемого поведения, свойственного купцам: это стремление к наживе, неразумная трата больших денег напоказ, дурной вкус. Все эти характеристики вытекают из отрицательной оценки чрезмерного богатства и его демонстрации. В дурном вкусе купцов обвиняла аристократия, особенно обедневшая, в страсти к наживе, расточительстве и хвастовстве – и крестьяне, и разночинная интеллигенция, и рабочие. В современном языковом сознании концепт «купец» и соответствующий типаж претерпели метаморфозу: дескриптивные характеристики воспринимаются многими носителями языка как нечто былинно архаичное и поэтому отодвигаются на второй план, и на первый план выдвигаются ассоциативно-оценочные характеристики, преимущественно отрицательные. Отрицательная оценка качеств купца объясняется резким неприятием наживы в русской традиционной культуре. Именно этим обусловлено появление таких слов, как «торгаш», «торгашеский».

Купец – это человек, занимающийся торговлей и предпринимательством, его капитал служит доказательством его успешности, и поэтому умение заработать деньги, выгодно вести дела становится для купца смыслом его жизни. Крупный купец не мог вести дела в одиночку, ему помогал целый штат приказчиков, т.е. наемных служащих, занимавшихся по доверенности хозяина торговлей. По своему происхождению купец принадлежит к простому народу, т.е. ведет себя, изъясняется, одевается так, как это принято в крестьянской или ремесленнической среде. Вместе с тем возможность заработать капитал дает купцу основания для того, чтобы требовать к себе особого уважения. Одним из таких статусных знаков было вежливо-почтительное обращение к купцам в России «Ваше степенство». Купечество объединяло большой класс весьма разнородных индивидуумов, некоторые из них зарабатывали свой капитал с целью приумножения богатства всей страны, их интересовало развитие империи, рост конкурентоспособности ее товаров, купцы часто становились меценатами, активно занимались благотворительностью, другие же думали только о собственной выгоде и нередко кичились своим богатством.

Образные характеристики анализируемого типажа устанавливаются на основе изучения сочетаемости слов, обозначающих и выражающих данный концепт, и реакций информантов на соответствующие слова.

Для выявления образных характеристик типажа мы рассматриваем его внешность, типичное поведение, речь и обстановку, в которой он живет. Анализируются примеры из произведений русского фольклора и художественной литературы.

Русский купец, по данным художественной литературы, это крепкий, упитанный, здоровый мужчина средних лет, обычно с бородой.

В пьесе А.Н.Островского «Свои люди – сочтемся» приказчик Подхалюзин так говорит своей будущей жене Липочке, дочери богатого купца и хозяина этого приказчика:

Если вы насчет физиономии сумневаетесь, так это, как вам будет угодно-с, мы также и фрак наденем да бороду обреем, либо так подстрижем, по моде-с, это для нас все одно-с (А.Н.Островский).

Купчиха – это обычно дородная холеная женщина:

^ Хозяйка весь день в легком нарядном матинэ с кружевами, сияющая тридцатилетней купеческой красотой и спокойным довольством летней жизни. (И.А.Бунин).

Образ такой женщины («Купчиха за чаем») прекрасно создан отечественным художником Б.М. Кустодиевым.

Лишний вес, полнота в прошлом ассоциировались с сытостью и праздностью:

Не только Три Толстяка со своими министрами, застигнутые во дворце, жались, и ежились, и сбивались в одно жалкое стадо при звуках этой песни, — все франты в городе, толстые лавочники, обжоры, купцы, знатные дамы, лысые генералы удирали в страхе и смятении, точно это были не слова песни, а выстрелы и огонь (Ю.Олеша).

В одном смысловом ряду фигурируют в приведенном примере бывшие хозяева жизни – франты, толстяки, знатные дамы и лысые генералы. Обратим внимание на то, что Ю.К. Олеша вывел в своей сказке два архетипических образа: положительный герой – стройный бедняк, отрицательный герой – толстый богач.

Типичная одежда купца – шуба и сапоги:

- Постой! Приходи-ка завтра ко мне в гости и жену приводи: ведь завтра мои именины.

- Эх, братец, куда мне? Сам знаешь: к тебе придут купцы в сапогах да в шубах, а я в лаптях хожу да в худеньком сером кафтанишке (Русские народные сказки).

С точки зрения бедного крестьянина, шуба и сапоги – знак богатства. Но кроме того были и определенные сословные виды одежды:

Фролов стоял в проеме двери в своем широкополом купеческом сюртуке, и на лице его расплылось выражение довольства. <…> Но и тут повезло Мирону — появился человек в брезентовом пыльнике и купеческом картузе. (И.Болгарин, Г.Северский).

Сюртук (длинный, почти до колен, двубортный пиджак) и картуз (головной убор с козырьком) воспринимались как разновидность купеческой униформы в конце 19 – начале 20 века в России.

Важнейшая характеристика поведения настоящего купца – страсть к делу:

В сорок лет от роду Игнат Гордеев сам был собственником трех пароходов и десятка барж. На Волге его уважали, как богача и умного человека, но дали ему прозвище — Шалый, ибо жизнь его не текла ровно, по прямому руслу, как у других людей, ему подобных, а то и дело, мятежно вскипая, бросалась вон из колеи, в стороны от наживы, главной цели существования. Было как бы трое Гордеевых — в теле Игната жили три души. Одна из них, самая мощная, была только жадна, и, когда Игнат подчинялся ее велениям, — он был просто человек, охваченный неукротимой страстью к работе. Эта страсть горела в нем дни и ночи, он всецело поглощался ею и, хватая всюду сотни и тысячи рублей, казалось, никогда не мог насытиться шелестом и звоном денег. Он метался по Волге вверх и вниз, укрепляя и разбрасывая сети, которыми ловил золото: скупал по деревням хлеб, возил его в Рыбинск на своих баржах; обманывал, иногда не замечал этого, порою — замечал, торжествуя, открыто смеялся над обманутыми и, в безумии жажды денег, возвышался до поэзии. Но, отдавая так много силы этой погоне за рублем, он не был жаден в узком смысле понятия и даже, иногда, обнаруживал искреннее равнодушие к своему имуществу (М.Горький).

Мы видим, что человека интересует не только капитал как чистый результат, сухой остаток его работы, но сам процесс делания денег. Заслуживает внимания тонко замеченное писателем различие между жадностью в широком и узком смысле слова: неудержимость в стремлениях и желаниях противопоставляется скупости. В обиходном употреблении обычно люди имеют в виду именно скупость, говоря о жадности. Неудержимая жажда активного действия, высокая энергетика поведения – это важнейшая характеристика типажа «русский купец». Эта высокая энергетика сочетается, как отмечено в приведенном примере, с отсутствием этических норм (человек открыто смеется над обманутыми). Нечто подобное можно было наблюдать в современной России конца 90 годов 20 века, когда молодой делец, «новый русский», мог со смехом сказать в глаза обманутому человеку, обычно менее удачливому бизнесмену: «Я тебя кинул!».

Презрение к этическим нормам часто выражалось как эпатаж, пьяное ухарство:

Куда же девать купцу свою энергию? На бирже ее много не истратишь, и вот он расточает избыток мускульного капитала в кабаках на кутежи, не имея представления об иных, более продуктивных и ценных для жизни пунктах приложения силы. Он — еще зверь, а жизнь для него уже стала клеткой, и ему тесно в ней при его добром здоровье и склонности к широкому размаху. Стесненный культурой, он нет-нет да и надебоширит. Купеческий дебош — всегда бунт пленного зверя. Разумеется — это дурно... (М.Горький).

Разумеется, нельзя сводить поведение купца к двум базовым модусам существования – страстное делание денег и прожигание жизни в кабаке, но приведенный пример точно показывает причину купеческих кутежей. Примеры такого типа весьма частотны:

Приехав и совсем забыв о ней, я долго и скучно сидел один в этом речном кабаке, очень дорогом, кстати сказать, известном своими купеческими ночными кутежами, нередко тысячными (И.А.Бунин).

Сохранилось унылое донесение Бестужева в Петербург: "Русские купцы никакого почтения не оказывают, беспрестанно пьяные, бранятся и дерутся между собою, отчего немалое бесчестие русскому народу. И хотя я вашего величества указ им и объявлял, чтобы они смирно жили и чистенько себя в платье содержали, но они не только себя в платье чисто не содержат, но некоторые из них ходят в старом русском платье без галстуха, также некоторые и с бородами по улицам бродят" (А.Бушков).

Купеческие кутежи были известны своей экстравагантностью (тратились очень большие деньги), драками и бранью. Купцы вели себя одинаково и дома, и за границей. Впрочем, в одном публицистическом произведении нам встретился пассаж, где говорится о том, что мнение о купцах-дебоширах является предвзятым:

По сути дела, передвижничество было оппозиционным, антиправительственным течением русской художественной интеллигенции, зачастую лишенной национального сознания и стремившейся показать русскую жизнь односторонне, только в темных тонах — если крестьянина, то обязательно бедного и забитого, если купца, то обязательно толстого и пьяного, если чиновника, то обязательно отвратительного и жалкого (О.Платонов).

Возникает вопрос, почему пьяный купец вызывает у современников отвращение, а пьяный гусар – умиление. Вероятно, корень зла нужно искать в данном случае в том, что офицеры были дворянами, им прощались любые выходки, в то время как купцы были людьми низкого сословия, и общество относилось к ним строже. Заметим, что в крестьянской среде пьянство резко осуждалось.

Поведение купца отличалось и некоторой слащавостью по отношению к покупателям:

Тут была целая флотилия русских купцов из Гостиного двора и даже толкучего рынка, в синих немецких сюртуках. Вид их и выраженье лиц были здесь как-то тверже, вольнее и не означались той приторной услужливостью, которая так видна в русском купце, когда он у себя в лавке перед покупщиком. Тут они вовсе не чинились, несмотря на то, что в этой же зале находилось множество тех аристократов, перед которыми они в другом месте готовы были своими поклонами смести пыль, нанесенную своими же сапогами. Здесь они были совершенно развязны, щупали без церемонии книги и картины, желая узнать доброту товара, и смело перебивали цену, набавляемую графами-знатоками (Н.В.Гоголь).

Этикетная вежливость купца содержит элемент неискренности и поэтому осуждается. Приведенный пример интересен тем, что здесь показано поведение русских купцов в той ситуации, когда люди ведут себя естественно. Мы видим, что купцы проявляют гордость и самоуважение.

Привычка считать каждую копейку делает людей прижимистыми:

Весь мой капитал был в тридцать рублей ассигнациями, а купец никак не соглашался уступить дешевле. Наконец я начала упрашивать, просила-просила его, наконец упросила. Он уступил, но только два с полтиною, и побожился, что и эту уступку он только ради меня делает, что я такая барышня хорошая, а что для другого кого он ни за что бы не уступил. (Ф.М.Достоевский).

Существуют нормы ведения торга, и купец не может сразу же согласиться снизить цену, в таком случае он теряет лицо. Речь идет не о деньгах, во многих случаях участники торга ведут своеобразную игру, смысл которой – заставить партнера сдаться. Именно поэтому купец уступает в цене, говоря, что делает личное одолжение девушке.

В поведении купцов многих отталкивали капризность и самодурство:

На последнем концерте произошел курьезный случай. Какой-то купец прорвался в антракте в мою комнату и стал требовать, чтобы я продала ему туфлю со своей ноги за тысячу рублей. Сбежался народ, стали его выталкивать. А он всех расшвырял (сильный оказался мужчина), выхватил из кармана револьвер (тут я чуть в обморок не свалилась) и заорал: "Если не продадите — застрелюсь! И грех падет на вашу душу!" Я, натурально, перепугалась до смерти и отдала ему туфлю безвозмездно. Хорошо, что у меня с собою была еще одна пара. А наутро в гостинице подают мне пакет, и в нем — тысяча. (Г.Алексеев).

Привычка потакать своим желаниям была свойственна многим купцам, если принимать во внимание свидетельства разных писателей. По-видимому, такое поведение вытекало из общей установки купца на выход за рамки норм и приличий. Скорее всего, подобные случаи происходили не каждый день, но они были показательными. Обратим внимание на важную характеристику: купец (вероятно, пьяный) прорвался к актрисе, желая высказать ей свои чувства, но единственное нестандартное действие, на которое он оказался способен, — это потребовать ее туфлю, причем за большие деньги. Унизительность этого требования для женщины купец не понимает. И туфля ему нужна, по-видимому, для того, чтобы в пьяной кампании похвастаться перед другими купцами и выпить из предмета обуви, как это было иногда принято.

Вместе с тем фольклорные тексты показывают, что купцам было свойственно сострадание и сочувствие к людям:

^ В ту пору ехал мимо купец:

- О чем, красная девица, плачешь?

Рассказала ему Аленушка про свою беду. Купец ей говорит:

- Поди за меня замуж. Я тебя наряжу в злато-серебро, и козленочек будет жить с нами.

^ Аленушка подумала, подумала и пошла за купца замуж (Русские народные сказки).

Понятно, что Аленушка была очень красива, но героем сказки выступает не Иван-царевич, не храбрый богатырь, а купец. Вероятно, в коллективном представлении брак бесприданницы с купцом был оптимальным возможным выходом.

Купцам и купеческим женам и дочерям была свойственна высокая религиозность:

Слышал я, что в таком-то городе живет богатый купец с дочкою, и та купеческая дочь куда как милостива к убогим и увечным! Сама всем милостыню подает. (Русские народные сказки).

Подаяние милостыни обычно сочетается с набожностью, искренней верой и соблюдением всех церковных предписаний. В поведении купцов периоды покаяния регулярно чередовались с периодами кутежей, яркий пример такого поведения в сконцентрированном виде выражен в пословице «Не погрешишь – не покаешься».

Речь купцов представляет собой стилистически сниженный, диалектный вариант разговорного языка:

Большов. (читает вслух). "Объявления казенные и разных обществ: 1, 2, 3, 4, 5 и 6, от Воспитательного дома". Это не по нашей части, нам крестьян не покупать. "7 и 8 от Московского новерситета, от Губернских правлений, от Приказов общественного призрения". Ну, и это мимо. "От Городской шестигласной думы". А ну-тко-сь, нет ли чего! (Читает.) "От Московской городской шестигласной думы сим объявляется: не пожелают ли кто взять в содержание нижеозначенные оброчные статьи". Не наше дело: залоги надоть представлять. "Контора Вдовьего дома сим приглашает..." Пускай приглашает, а мы не пойдем. "От Сиротского суда". У самих ни отца, ни матери. (Просматривает дальше.) Эге! Вон оно куды пошло! Слушай-ко, Лазарь! "Такого-то года, сентября такого-то дня, по определению Коммерческого суда, первой гильдии купец Федот Селиверстов Плешков объявлен несостоятельным должником; вследствие чего..." Что тут толковать! Известно, что вследствие бывает. Вот-те и Федот Селиверстыч! Каков был туз, а в трубу вылетел. А что, Лазарь, не должен ли он нам? (А.Н.Островский).

Купец Большов читает газету и комментирует прочитанное. Обратим внимание на сниженные разговорные слова «надоть», «ну-тко-сь», «куды», искаженное «новерситет». Комментарии свидетельствуют о практической хватке, сообразительности героя: он отлично понимает суть дела, знает, что скрывается за канцелярскими оборотами. Заслуживает внимания фраза «Каков был туз, а в трубу вылетел»: фразеологизм «вылететь в трубу» — «совсем разоряться, оставаться без денег» сочетается с образной характеристикой «туз» — «важная персона».

Купцы обращаются к тем, кто ниже их по статусу, только на «ты» («ты» хамское, по определению Ю.Д.Апресяна), ожидая услышать в ответ только вежливое «Вы»:

Дикой. Да что ты ко мне лезешь со всяким вздором! Может, я с тобой и говорить-то не хочу. Ты должен был прежде узнать, в расположении ли я тебя слушать, дурака, или нет. Что я тебе — ровный, что ли! Ишь ты, какое дело нашел важное! Так прямо с рылом-то и лезет разговаривать.

Кулигин. Кабы я со своим делом лез, ну тогда был бы я виноват. А то я для общей пользы, ваше степенство. Ну что значит для общества каких-нибудь рублей десять! Больше, сударь, не понадобится. (А.Н.Островский).

Обращение на «ты» сочетается с оскорблениями и сниженной лексикой. Купец постоянно подчеркивает свой статус вышестоящего («Что я тебе, ровный что ли?»). Проситель использует два вежливых обращения, подчеркивая свою зависимость от адресата («Ваше степенство», «сударь»).

В торжественной ситуации купец изъясняется особым стилем, в котором сочетаются церковно-книжные и канцелярские выражения:

^ Большов. А вот сейчас пойдем все вместе, а теперь пока побеседуем маненько.

Устинья Наумовна. Отчего ж и не побеседовать! Вот, золотые мои, слышала я, будто в газете напечатано, правда ли, нет ли, что другой Бонапарт народился, и будто бы, золотые мои...

^ Большов. Бонапарт Бонапартом, а мы пуще всего надеемся на милосердие божие; да и не об том теперь речь.

Устинья Наумовна. Так об чем же, яхонтовый?

Большов. А о том, что лета наши подвигаются преклонные, здоровье тоже ежеминутно прерывается, и един создатель только ведает, что будет вперед: то и положили мы еще при жизни своей отдать в замужество единственную дочь нашу, и в рассуждении приданого тоже можем надеяться, что она не острамит нашего капитала и происхождения, а равномерно и перед другими прочими.

^ Устинья Наумовна. Ишь ведь, как сладко рассказывает, бралиянтовый.

Большов. А так как теперь дочь наша здесь налицо, и при всем том, будучи уверены в честном поведении и достаточности нашего будущего зятя, что для нас оченно чувствительно, в рассуждении божеского благословения, то и назначаем его <…> в общем лицезрении. (А.Н.Островский).

Семья собирается для объявления о предстоящем замужестве купеческой дочери. Сваха предлагает начать светскую беседу на отвлеченную тему («говорят, что новый Бонапарт народился»), но купец сразу же переводит общение в деловое русло, определяя цель встречи. О себе глава семьи говорит во множественном числе (pluralia majestatis), так обычно изъяснялись в документах монархи. Заслуживает внимания упоминание о возрасте и непредсказуемости жизни. В речи купца четко определены его жизненные приоритеты: его дочь должна соответствовать его капиталу и требованиям сословия, его зять – честности и достаточности (в последнем случае имеется в виду финансовый статус). Сваха, чувствуя важность момента, дает высокую оценку уровню речи купца («как сладко рассказывает»). При этом героя включает разговорные слова «маненько», «оченно» «острамит». Очень интересна градация обращений в речи свахи: «золотые мои», «яхонтовый», «бралиянтовый».

Образ жизни купца сводится к его постоянным занятиям и обстановке, в которой протекает его существование.

Основное занятие купца – торговля, покупка и реализация товара. Для этого приходилось много времени проводить в поездках и путешествиях в дальние страны:

^ Вот однажды купцу понадобилось уехать из дому на долгое время по торговым делам (Русские народные сказки).

Вот ездит честной купец по чужим сторонам заморским, по королевствам невиданным; продает он свои товары втридорога, покупает чужие втридешева, он меняет товар на товар и того сходней, со придачею серебра да золота; золотой казной корабли нагружает да домой посылает. … Вот едет он путем-дорогою со своими слугами верными по пескам сыпучим, по лесам дремучим, и, откуда ни возьмись, налетели на него разбойники, бусурманские, турецкие да индейские, и, увидя беду неминучую, бросает честной купец свои караваны богатые со прислугою своей верною и бежит в темные леса. "Пусть-де меня растерзают звери лютые, чем попасться мне в руки разбойничьи, поганые и доживать свой век в плену во неволе" (С.Т.Аксаков).

Путешествия в те времена были сопряжены с опасностями, можно было утонуть на корабле, стать добычей диких зверей или разбойников. Обратим внимание на постоянный эпитет «честной купец» (сравним: «добрый молодец» и «красная девица»). Купец продает свой товар дорого и покупает чужой товар дешево, выручку сразу же обращает в золото и отправляет ее домой. Это дает возможность выстроить хороший дом, содержать слуг и вести роскошный образ жизни:

- Вкусно не вкусно, а уж что есть,- не всем же гусей с яблоками трескать, как купцу Терентьеву!

Быдлу стало любопытно:

- А почему ему можно, а тебе нельзя? Он происхождения высокого?

^ Мужик объяснил:

- У него богатство, доход большой, а у меня доход маленький. Он прислугу держит, дом выстроил в два этажа, — да вот приедем в село, я тебе покажу (А.Гейман).

Богатство является наиболее яркой характеристикой купца:

^ А что такое купеческий особняк с точки зрения его содержания? Ого! Фарфор и картины, дорогая мебель и иконы, золото, драгоценные камни. (В.Солоухин).

Вместе с тем часто отмечается безвкусица в оформлении купеческих особняков:

Подхалюзин. Да это что-с, Алимпияда Самсоновна, нешто мы в эдаком доме будем жить? В Каретном ряду купим-с, распишем как: на потолках это райских птиц нарисуем, сиренов, капидонов разных — поглядеть только будут деньги давать.

^ Липочка. Нынче уж капидонов-то не рисуют.

Подхалюзин. Ну, так мы букетами пустим. (А.Н. Островский).

Пройдя невыразимо угнетающий двор, мы оказались перед дверью, над которой торчал чугунный козырек с завитками и амурами в купеческом духе. (В.Пелевин).

Он отошел и присел на мраморную скамью, вделанную в стену пышно и аляповато разукрашенной часовенки — усыпальницы какого-то купца. (И.Болгарин, Г.Северский).

Купцам нравилось украшать свои дома и надгробные памятники изображениями пухлых ангелочков-купидонов.

Купцы любили попариться в бане, а на праздники у них пеклись пироги:

Липочка. Не пойду я за купца, ни за что не пойду, — За тем разве я так воспитана: училась и по-французски, и на фортепьянах, и танцевать! Нет, нет! Где хочешь возьми, а достань благородного.

^ Аграфена Кондратьевна. Вот ты и толкуй с ней.

Фоминишна. Да что тебе дались эти благородные? Что в них за особенный скус? Голый на голом, да и христианства-то никакого нет: ни в баню не ходит, ни пирогов по праздникам не печет; а ведь хоть и замужем будешь, а надоест тебе соус-то с подливкой. (А.Н.Островский).

Стремясь во всем походить на дворян, купцы нанимали своим детям гувернанток, и те с разной степенью успешности учили детей говорить по-французски, играть на фортепиано и танцевать современные танцы. Известно, что в первой половине 19 века русские дворяне хорошо говорили по-французски, а впоследствии уровень владения иностранным языком резко понизился: «Я знал много семей, в которых никогда ничего не читали по-французски (а женщины вообще ничего не читали – даже по-русски) и где французский язык употреблялся исключительно для того, чтобы в присутствии прислуги говорить о том, что от нее желательно скрыть (главным образом – о прислуге же)» (Поливанов, 1968, с.217). Желая быть похожими на дворян, купцы вместе с тем с неприязнью относились к западным манерам «благородных» (французская кухня, соус и подливка купцам не по вкусу). Купцы иронически относятся к обедневшим аристократам, которых становилось все больше («голый на голом»).

Отношения купцов с властью складывались не всегда гладко:

Забегали купцы к начальству с жалобами. — Сколько нашего богатства в реке пропадат! Купечески убытки чиновникам не в печаль. Чиновники найдут, что с купцов содрать (С.Писахов).

И еще много десятилетий самодуры-городничие (списанные Гоголем с самой что ни на есть доподлинной натуры) таскали купцов за бороды, вымогали взятки и сажали под арест. Вплоть до бесславного падения прогнившей русской монархии купцы и промышленники были отстранены от управления государством (лишь после 1905 г. двое-трое видных буржуа смогли занять второстепенные правительственные должности). В то же самое время британские монархи возводили своих торговцев и промышленников в дворянское достоинство (А.Бушков).

Государство в лице чиновников вымогало с купцов взятки, подвергало их всяческим унижениям (телесные наказания были отменены лишь в конце 18 века и только для богатых купцов).

Тем не менее, купечество все более отчетливо осознавало свою роль в развитии страны:

Купечество к концу девятнадцатого века тоже перерастало уже в высший культурный слой. Сами знаете, Мамонтов с его Частной оперой, Морозов, Рябушинский с его уникальной коллекцией старообрядческих икон. Национальное самосознание среди русского купечества было развито к этому времени очень сильно. Из купеческого сословия лет через двадцать-тридцать пошли бы ученые, писатели, государственные деятели (В.Солоухин).

Вероятно, национальное самосознание русского купечества было обусловлено, с одной стороны, объективными характеристиками развития индустриального общества в России и ключевой ролью класса финансистов и промышленников в этом обществе и, с другой стороны, спецификой дворянского прозападного менталитета (усилиями Петра I дворяне стали резко отличаться от простого народа, и внешне, и внутренне, превратившись для многих крестьян в иностранцев).

В Русском ассоциативном словаре приводятся следующие ассоциативные реакции на слово «купец»: богатый (16), торговец (7), товар (5), богач, заморский, толстый, торговля (3), боярин, деньги, кафтан, Россия, русский, скупой, торгаш (2), аленький цветок, барин, барыга, богатство, борода, бородатый, бусы, янтарь, город, валенки, мешок, тулуп, в красной рубашке, гильдия, Говер, гуляет, Демидов, достаток, золото, история, Калашников, карета, корабль, купчиха, молодец, Морозов, мужчина, наш, отец Аленушки, первый, повозка, подлец, предприниматель, продает золото, пьяный, разудалый, Русь, рынок, Садко, с деньгами, солидный, сукно, телец, товара, Торгсин, человек, шуба, ярмарка, 1 гильдии, 1-й гильдии, 3 гильдии (РАС). Обратные реакции (от реакции к стимулу) таковы: богатый (3), барин, глупец, Калашников (2), балда, владелец, заморский, кулак, миллионер, спесивый, товар, чванливый (РАС).

Наиболее частотной характеристикой купца, как можно видеть по реакциям русских респондентов, является признак «богатый», достаточно репрезентативно представлен и основной род занятий купца – торговля. Остальные признаки представлены разбросанно: внешние характеристики (толстый, бородатый), одежда (кафтан, красная рубашка, тулуп, шуба и др.), поведение (гуляет, пьяный, разудалый, солидный, спесивый, чванливый), идентичность (заморский, наш, русский), примеры (Демидов, Морозов), литературные аллюзии (аленький цветок, отец Аленушки, Садко, Калашников).

Мы видим, что в сознании респондентов купец предстает как имидж с преимущественно внешними, а не функциональными характеристиками.

Оценочные характеристики рассматриваемого типажа выявляются на материале высказываний с выраженной оценкой поведения купца. К таким высказываниям относятся универсальные речения – пословицы, поговорки, афоризмы, парадоксы — и обычные фразы, в которых говорится, как следует или не следует вести себя в ситуации торга.

В словаре пословиц В.И. Даля тема торговли представлена достаточно разнообразно (в нашей картотеке зафиксировано 125 речений на эту тему). Оценочные высказывания о поведении купцов можно разделить на несколько групп.

1. Следует стремиться к выгоде: Продешевил, так не купец. Не похваля, не продашь; не похуля, не купишь. На торгу два дурака: один дешево дает, другой дорого просит. Товар лицом продают. Товар лицом кажут. Нам товару не хвалить, так и не свалить. Не подкрасив (Не подцветив) товару, не продашь.

2. Следует торговать честно: Обманом барыша не наторгуешь. Неправедная корысть впрок нейдет. Неправедно (Неправдою) нажитое боком (ребром) выпрет. Неправедная нажива — огонь. Неправедная нажива — не разжива. Торгуй правдою, больше барыша будет. Хоть нет барыша, да слава хороша. Не до барыша, была бы слава хороша.

3. Следует разграничивать личные и деловые интересы: Дружба дружбой, а в карман (а в горох) не лезь! Дружба дружбой, а денежкам счет. Кум — кум, а деньги не кум. Брат братом, сват сватом, а денежки не родня. Брат не брат, а в горох не лезь! Сват не сват, а денежки не сватьи (а товарец не засватан). Родство — дело святое, а торговля — дело иное.

4. Не следует покупать дешевый товар: ^ Дорого да мило, дешево да гнило. Дешево да гнило, дорого да мило. Дорого да любо, дешево да грубо.

5. Следует быть внимательным при торге: Продавцовой божбе не вверяйся (не верь). Купец божится, а про себя отрекается. На гнилой товар да слепой купец (т. е. покупщик). Торговать, так по сторонам не зевать. Купец, что стрелец: оплошного ждет. Купец — ловец; а на ловца и зверь бежит. Купчик купец, разудалый молодец. Купец — плутец. Купчик голубчик — деньголупчик (деньги лупит). Твои деньги, твои и глаза: гляди сам, что покупаешь.

6. Следует учитывать риск в торговле: Прибыль с убылью в одном дворе живут. Барыш с накладом в одних сапожках ходят. Барыш с накладом в одном кармане живут. Кто торгует, тот и горюет. Торговать, так и горевать (и воровать). От изъяну нигде не уйдешь. Убыток наводит на прибыток.

7. Следует учиться на ошибках в торговле: Не доходом наживаются, а расходом. Торговля — кого выручит, а кого выучит. Не купля учит, продажа. Убытки ум дают. Дорожиться — товар залежится; продешевить — барышей не нажить. Ехал наживать, а пришлось и свое проживать. Купишь лишнее — продашь нужное.

8. Следует идти на компромисс в торговле: Проси много, а бери, что дают! Запрос в карман не лезет. Спрос не бьет в нос. Продавцу воля, покупателю другая. Запрос о подаче не волен. Мой запрос, твоя подача. Ваши деньги, наш товар. У купца расчет, у покупателя другой (свой). У купца цена, у покупателя другая. У купца своя цена, у покупателя своя.

9. Следует стремиться к обороту денег в торговле: ^ Не оборотишь (не сделаешь оборота), так и своего не воротишь. Лежачий товар не кормит. Лежачий хлеб ни поит, ни кормит. То не купец, у кого деньги дома (налицо).

10. Следует знать, как нужно торговать: Купить, что вошь убить, а продать, что блоху поймать. Купить-то и внучек купит, а продать и дед намается.

Приведенные нормы поведения купца свидетельствуют о том, что приоритетной ценностью рассматриваемого типажа является здравый смысл, выражающийся как стремление к получению прибыли с учетом реальной ситуации. Вместе с тем четко сформулированы и этические нормы, в которых, впрочем, осуждение обмана мотивируется его нецелесообразностью. Обращает на себя внимание система частных правил успешного ведения торговли (например, необходимость компромисса, внимания, разграничения деловых и личных интересов, учета риска и т.д.).

В специальном исследовании, посвященном концепту «торг» в английской и русской лингвокультурах, отмечены следующие оценочные признаки, специфичные для сравниваемых культур: «Оценочные нормы торга в коллективном языковом сознании носителей английской и русской лингвокультур обнаруживают следующую специфику: необходимость соблюдения соглашений для английской лингвокультуры и отрицательная оценка стремления к несправедливой выгоде и наличие взаимоисключающих норм поведения при торге – для русской» (Петелина, 2003, с.5). Ситуация торга представляет собой в оценочном отношении очень сложное и динамичное образование: с одной стороны, есть потребность купить как можно дешевле и продать как можно дороже, с другой стороны, присутствует желание сохранить лицо, т.е. показать уважение к партнеру и способность пойти на компромисс. Торгующий должен быть безусловно честен, обман покупателя абсолютно недопустим, вместе с тем практика показывает, что обман иногда имеет место, и поэтому покупатель должен быть внимателен. Продавец стремится убедить покупателя в том, что продаваемый товар является наилучшим в своем роде и нужным для покупателя. Покупатель явно или неявно ставит под сомнение эти доводы с целью добиться снижения цены товара.

Итак, в русской лингвокультуре выделяется типаж «купец». Этот типаж в настоящее время осмысливается не по базовым понятийным признакам (лицо, ведущее торговлю собственным товаром) и не по образно-перцептивным признакам (бородатый упитанный мужчина в шубе и сапогах), а по оценочным характеристикам (человек, у которого есть деньги, который очень ценит выгоду, часто имеет дурной вкус, тратит зря большие деньги напоказ). Ситуация торга в русской лингвокультуре оценивается преимущественно с точки зрения бедных людей, поэтому осуждается богатство купца (исходная посылка – честным путем большие деньги заработать невозможно), его стремление к выгоде (идеалом русской культуры является бескорыстие), его самодурство (отсутствие самоконтроля, особенно – по отношению к подчиненным и зависимым от него людям) и его дурной вкус (недостаток образования и воспитания, с позиций аристократии и интеллигенции). Для самих купцов приоритетными являются утилитарные ценности успеха в деле, умения пойти на риск и моральная ценность честного выполнения договоров. Рассматриваемый типаж интересен в социальном отношении: купцы не соотносятся ни с народом, хотя вышли из народа, ни с властью и поэтому часто вызывают к себе отрицательное отношение, как и русские интеллигенты. Многие оценочные характеристики типажа «купец» автоматически наследуются типажом «бизнесмен» в современной русской лингвокультуре.





страница12/20
Дата конвертации25.10.2013
Размер6,64 Mb.
ТипДокументы
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   20
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы