Научно-исследовательская лаборатория icon

Научно-исследовательская лаборатория



Смотрите также:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   20

Простота


Изучение концептов привлекает к себе внимание многих исследователей, вместе с тем еще недостаточно освещен класс концептов, природа которых состоит в их контрастивной обусловленности. Например, мы понимаем, что быть трезвым, зрячим, сытым – значит не быть пьяным, слепым и голодным. С позиций формально-семантического описания лексики перед нами – антонимы, противоположные по смыслу слова, относящиеся к подклассу контрадикторных антонимов, т.е. противопоставлений, не допускающих промежуточных образований (в отличие от контрарных антонимов типа «молодой – старый»). С позиций концептологического осмысления действительности такие контрастивные смыслы – это зеркальное отражение некоторых объективно выделяемых качеств. Подобно зеркальному отражению они не существуют в отрыве от своих реальных коррелятов и зависят от них. В этом плане можно противопоставить два типа контрастивных концептов – реальные и зеркальные. Реальные контрастивные концепты представляют собой пару равноценных качеств (например, «живой – мертвый»), зеркальные контрастивные концепты отражают принципиально неравноценные качества, одно из которых является отрицанием какого-либо другого качества либо группы качеств. К числу зеркальных концептов относится мыслительное образование «простота». Детальный лексический анализ слова «простой» приводится в работе Е.Э. Бабаевой (2006).

Понятийный анализ концепта предполагает определение конститутивных признаков этого концепта на основе словарных определений и выявление его системных корреляций, т.е. его связей по вертикали и горизонтали (частью какого более общего концепта он является и какие субконцепты включает, с одной стороны, и с какими однопорядковыми концептами находится в отношениях притяжения и отталкивания, с другой стороны). Имя концепта «простота» представляет собой абстрактное существительное, значением которого является субстантивированно представленное качество – «простой». Обратимся к словарным дефинициям данного прилагательного.

Простой – 1. Несложный, нетрудный, легко доступный для понимания, выполнения, разрешения и т.п. Простая задача. || Несложный по устройству, выполнению. Простая машина. 2. Спец. Элементарный по составу, однородный, не составной. Химически простые вещества (состоящие из атомов одного химического элемента). 3. Первичный, основной, исходный. Простая заработная плата (в противоположность повременно-премиальной). 4. Безыскусственный, не замысловатый, не вычурный; скромный. Простая мебель. 5. Обыкновенный, ничем не примечательный, не выделяющийся среди других; заурядный. Простой смертный. 6. Обычный для какого-л. вида предметов, не имеющих специального назначения, каких-л. особых признаков. Налей простой водички (без каких-л. добавлений). 7. Недостаточно обработанный, отделанный; грубый по качеству, не лучшего качества. Простой холст (небелёный). 8. Ничем не осложнённый, понимаемый в прямом, узком смысле. Принять решение простым большинством голосов. 9. Открытый, откровенный, бесхитростный, прямой; не церемонный. Я человек простой, скажу всё как есть. || Проникнутый бесхитростностью, откровенностью, прямотой. Простые народные песни. 10. Разг. Недалёкий по уму, глуповатый, наивный. Старикан не так прост, как кажется. 11. Ист. Принадлежащий к непривилегированному слою, сословию. Простой народ. || Непривилегированный, низкий (о происхождении, звании и т.п.). Семья была из простых. (БТС).

Конститутивные признаки рассматриваемого концепта сводятся к комбинации трех индексов: 1) указание на качество, 2) отрицание, 3) соотнесенность с контрастивным коррелятом. Эти контрастивные корреляты могут быть сведены в следующие классы: 1) производный, 2) трудный для выполнения, 3) выделяющийся, 4) специальный, 5) обработанный, 6) хитроумный, 7) привилегированный. Мы видим, что эти признаки соотносятся со следующими сферами действительности: инструментальное освоение мира (противопоставление легкого и трудного дела, грубой и тонкой обработки материала, обычного и специализированного предмета), познание действительности (элементарное и сложное строение вещей и явлений, исходное и производное состояние процессов), социально-культурная идентификация (прямота и изощренность в поведении, низкий и высокий социальный статус).

Левый противочлен в этих оппозициях является немаркированным и осмысливается только на фоне правого коррелята. Людям свойственно обращать внимание на то, что представляет трудность, требует большей работы, физических и интеллектуальных усилий. В социально-культурном плане подчеркивается особенность поведения либо происхождения определенных людей на фоне людей обычных. Обратим внимание на оценочную амбивалентность как маркированного, так и немаркированного компонентов в приведенных коррелятивных парах. Нечто легкое для выполнения оценивается положительно, поскольку не требует больших усилий (субъективная утилитарная оценка), и в то же время отрицательно, поскольку затраченный труд представляет собой ценность (объективная утилитарная оценка). Это касается как физических, так и интеллектуальных усилий. Применительно к социально-культурной идентификации двойственность оценки связана с двумя позициями тех, кто квалифицирует кого-либо в плане простоты либо особенностей в поведении. Нижестоящие положительно оценивают себя, с некоторой завистью относятся к тем, кто по праву рождения занимает более высокое место на социальной лестнице, и осуждают тех, кто ведет себя претенциозно (субъективная моральная оценка). Вышестоящие положительно оценивают себя и отказывают нижестоящим в общей и интеллектуальной состоятельности (субъективная утилитарная оценка).

Таким образом, простота не является объективным признаком людей, предметов, явлений, событий и может быть представлена как особый вид модуса – оценочно-контрастивная квалификация действительности. В этом смысле понятие «простота» входит в более общий класс «оценочная квалификация». Разновидностями (субконцептами) рассматриваемого ментального образования являются три сферы действительности, оцениваемой в аспекте простоты: труд, познание и социальное позиционирование, или простота как легкость, как элементарность и как принижение.

Однопорядковые корреляции концепта «простота» можно определить с помощью синонимических уточнений. В Словаре синонимов русского языка (ССРЯ) приводятся два ряда слов, уточняющих основные значения прилагательного «простой»: 1) «отличающийся простотой устройства, содержания и т.д.» – простой, несложный, элементарный, примитивный, незамысловатый (разг.), незатейливый (разг.), нехитрый (разг.), немудреный (разг.), немудрый (разг.), немудрящий (разг.); 2) «отличающийся простотой, скромностью, отсутствием излишеств, без претензий, украшений и т.д.» – простой, незатейливый, незамысловатый, безыскусный, бесхитростный, нехитрый (разг.), немудреный (разг.), немудрый (разг.), немудрящий (разг.). Составители данного словаря выделяют только два дифференциальных признака применительно к каждому из синонимических рядов — усиление признака (крайне простой) и сниженный стилевой регистр. Семантические дистинкции в словаре не обозначены, и это нельзя поставить в вину составителям словаря, поскольку для оценочных слов такие отличительные смысловые нюансы выделить крайне сложно.

Особой характеристикой рассматриваемого концепта является его способность проявляться в виде неполнозначного слова (термин Ю.И. Леденева), или дискурсивного слова (Киселева, Пайар, 1998). Дискурсивные слова – это операторы дискурса, т.е. текста, погруженного в ситуацию общения, их назначение – обеспечивать ситуативную связность процесса коммуникации, акцентировать актуальную часть сообщения, личную точку зрения, оценку, членение текста и т.д. С позиций традиционной уровневой лингвистики такие слова относятся к лексической периферии, они традиционно рассматриваются в рамках модальных слов, частиц, междометий, в грамматике текста определенные типы таких слов фигурируют как коннекторы. Важно отметить, что непроходимой границы между дискурсивным и полнозначным употреблением слова нет: Задача решается просто – Я просто очень устал.

В толковом словаре слово «просто» объясняется следующим образом:

I. нареч. к простой. Задача решается просто. II. 1. в функц. сказ. Не требует усилий, не представляет затруднений. Сделать это не так-то просто. 2. безл. Не стесняет, не заставляет церемониться. С ним мне легко и просто. III. частица. разг. 1. Совершенно, прямо. Просто невероятно! 2. Всего лишь, всего-навсего, не иначе как. Все это просто детское упрямство. IV. союз. (соединяет предл. или чл. предл.). Выражает противопоставление, сопоставление (часто с уступительным оттенком). Ты не лентяй, просто избалован (БТС).

В «Словаре структурных слов русского языка» частица «просто» толкуется так: 1. Употр. для указания на очень высокую степень проявления какого-л. признака, качества. Это просто возмутительно. 2. Употр. для указания на то, что причина чего-л. является более безобидной и естественной, чем можно было бы предположить или чем кто-л. предполагает. Он не сердится, он просто устал (СССРЯ).

Итак, мы видим, что исходное значение «отсутствие усилий» трансформируется в дискурсивный смысл уступительности и далее превращается в чистый интенсификатор. Переход оценочного слова в интенсификатор — явление типичное (ср. больно хитрый, шибко грамотный, страшно красивый). Значение уступительности в рассматриваемом проявлении концепта «простота» представляется более интересным, поскольку грамматикализует обширный класс ситуаций, которые можно проинтерпретировать, пользуясь известной методикой А. Вежбицкой (1996), следующим образом:

^ Ты воспринимаешь нечто очень серьезно.

Я понимаю это, и, желая тебя успокоить, показываю,

что то, что происходит, не следует так воспринимать, и я это выражаю безударным словом «просто».

Такую коммуникативную стратегию можно было бы назвать дезинтенсификацией, или понижением интенсификации (down-grader). Уступительность – это частный случай данной стратегии, сюда же относится юмор, переход на разговорный стилевой регистр, различные маркеры самопринижения. Интересно то, что применительно к данному дискурсивному слову имеет место полный прагматический переворот в содержании этой единицы – от понижения к повышению интенсивности (Я просто хотел тебя увидеть – Я просто возмущен!). С подобным явлением в области оценки (от минуса к плюсу) мы часто сталкиваемся (ср. Ты выглядишь ужасно — Я ужасно рад).

Этимологически слово «простой» соотносится с идеей открытого пространства, простора. Можно сделать вывод, что такое географическое определение свидетельствует о понимании такого пространства как некоторой нормы и точки отсчета, по отношению к которой горы, долины и пересечения на местности выступают в качестве значимых ориентиров.

Понятийный анализ концепта «простота» в русском языке показывает, что содержательной основой данного ментального образования является своеобразный смысловой дейксис, т.е. указатель на то, по отношению к чему характеризуемый объект признается обычным, немаркированным. Следовательно, мы вправе говорить о том, что помимо общепринятого понимания дейксиса как указательности пространственной (там, здесь), временной (сейчас, тогда), личной (я, ты, он) и внутритекстовой (анафора, эпифора), существует дейксис значимости (нечто необычное по отношению к условной норме). Специфика указательности состоит в том, что вне ситуации общения либо вне контекста она теряет смысл. Поэтому и квалификация того или иного лица, предмета, качества, действия или события как простого зависит от объекта квалификации в связи с обстоятельствами общения. Следует отметить, что существует ряд устойчивых словосочетаний терминологического характера («простой продукт» в экономике, «простое вещество» в химии, «простое предложение» в лингвистике), являющихся конвенциональными знаками исходного, первичного образования по отношению производному и не отмеченных оценочно.


Для изучения образных характеристик концепта «простота» необходимо рассмотреть сочетаемость основных имен данного концепта и провести экспериментальный анализ ассоциаций, связанных с этими именами.

Прилагательное «простой» часто сочетается с именами существительными, обозначающими статус человека:

^ По-прежнему простой народ терпел задержки зарплаты и пенсии, хамство и произвол чиновников, всесилие торговых людей, воровство и бандитизм (В.Головачев).

В правах наследства бояр и дружинников и в правах смердов существовала та разница, что наследство бояр и дружинников ни в каком случае не переходило к князю, а наследство смерда (простого земледельца) доставалось князю, если смерд умирал бездетным (Н.Костомаров).

За ужином Терех не без удивления отметил, что воеводе и мэру — тому самому благообразному господину, что сидел здесь в первый вечер — подают те же блюда, что и простым солдатам. (В.Васильев).

Приведенные примеры показывают, что исходное обозначение низкого статуса человека может быть общим и специфическим (простой человек – простой земледелец, солдат и т.д.), при этом в контексте явно или скрыто подчеркивается контрадикторное противопоставление простых и непростых людей. Простому народу противопоставляется власть (официальная и неофициальная, т.е. криминальная), простым земледельцам – знать, простым солдатам – военачальники. Частотны словосочетания «простой народ», «простые люди», «простые смертные». Человек, занимающий некую промежуточную статусную ступень в табели о рангах, всегда может получить характеристику «простой» по сравнению с более высоко стоящим («простого майора принимали, как генерала»), но люди, занимающие предельно высокий ранг, такой характеристики не могут получить по определению («*простой президент / царь / вождь»).

Контраст в статусе человека может быть не только социально закрепленным, но и ситуативно обусловленным:

Майор тогда автоматически становился из простого регистратора полноправным участником оперативной работы… (А. Бушков).

В приведенном примере показано противопоставление двух позиций – право на исполнение указаний либо на принятие самостоятельных решений, при этом контекстуально выстраивается толкование «простой» — «неполноправный». Если ситуативный контраст в статусе человека невозможен, то употребление определения «простой» становится бессодержательным («*простой лексиколог / филателист / демократ»). Существуют однако уникальные ситуативные контрасты, превращающие подобные бессодержательные, на первый взгляд, сочетания, в осмысленные противопоставления позиций. Приведу пример из личной картотеки записей устной речи:

^ Представляешь себе, учебник по биологии для школьников написали простые профессора-биологи! Не понял? Не методисты!

Эту гневную фразу произнес аспирант, который писал кандидатскую диссертацию по методике преподавания биологии, и в его сознании была четкая установка: учебники для средней школы должны писать сугубо методисты, а не представители академической науки. Не вдаваясь в существо этой реплики, замечу, что в таком противопоставлении статус методиста является вышестоящим по отношению к неметодисту.

Объяснение ситуативной обусловленности характеристики «простой» применительно к человеку часто требует широкого вертикального контекста:

^ Вы ведь простой моряк. Я хочу сказать, что такая операция наверняка стоит уйму денег... (И.Росоховатский).

Человек, статус которого определяют при помощи слова «простой», обычно беден, и это отражается на стиле его жизни, его возможности получить медицинскую помощь, образование и т.д. Культурная обусловленность словосочетаний типа «простой инженер» в современном русском языке свидетельствует о том, что определенные социальные позиции представляют собой совмещение несовместимых признаков: инженер, например, — это человек с высшим образованием, который должен занимать не самое низкое место в обществе, однако фактически стоит на нижней ступеньке социальной лестницы, и это, по мнению многих, неправильно. К таким словосочетаниям относятся иронические обозначения, например, «простой советский дипломат» (было принято считать, что сотрудники дипломатического корпуса получают большую зарплату, ведут светскую жизнь, т.е. к ним неприменимо определение «простой»).

В статусном смысле прилагательное «простой» сочетается с обозначением предметов, характеризующих их владельцев:

^ Кудрявые длинноусые воины, одетые в кожу с грубыми железными пластинами, в простые круглые шлемы, изо всех сил натягивали поводья (А. Дмитрук).

Подразумевается, что простые круглые шлемы носили рядовые воины.

Простой предмет часто противопоставляется предмету дорогому:

^ Если бы я мог, то подарил бы тебе изумруд, но у меня нет изумруда, — возьми вот этот простой белый камешек на память! (Л.Соловьев).

В таком контексте «простой» значит «дешевый». Вместе с тем ситуативно недорогой предмет в качестве подарка наделяется контрастивным смыслом – память о дорогом человеке.

Не только предметы, но и нематериальные объекты наделяются статусной значимостью:

^ Возникла она (беседа) легко и непринужденно, как-то сама собой, и от простых шуток и любезностей перешла на важные государственные вопросы (Е.Череповецкий).

Тематика разговора может быть простой по своей значимости (в приведенном контексте это – обмен этикетными любезностями) и важной. В данном примере «простой» значит «обыденный, обиходный».

Обращение к человеку может быть простым либо официальным:

^ Что ты меня по имени-отчеству величаешь? Федькой зови, по-простому, чай не намного меня моложе (В.Головачев).

В русской культуре обращение по имени и отчеству принято на социальной дистанции между людьми, демонстрирующими соблюдение норм официального этикета. На сокращенной дистанции обычно зовут друг друга по имени, однако и здесь наблюдается дробная градация статусных и эмоциональных характеристик общения. В приведенном примере показана модель мужского (мальчишеского) деревенского дружеского обращения (полная форма имени – «Федор» — сделала бы диалог менее дружеским, уменьшительная – «Федя» — в определенной мере устранила бы возможность добродушного подтрунивания в общении, а уменьшительно-ласкательные формы в мужском общении избегаются). Говорящий определяет и причину статусного равенства – это фактическое равенство по возрасту.

В расширительном смысле упрощение понимается как сокращение названия:

На всю жизнь у меня осталась в памяти экскурсия в Иваново-Вознесенск — теперь просто Иваново, и посещение рабочих казарм с их подслеповатыми окнами, затхлым воздухом, двухэтажными нарами в комнатах-пеналах, на которых ютились по две семьи (Н.Моисеев).

В данном примере полное историческое имя города противопоставляется его современному названию, которое звучит обиходно и буднично, с точки зрения автора. Некоторые имена собственные имеют смысловой шлейф аристократичности:

^ Ты знаешь Ольгу Венгеровскую? Когда мы учились в одной группе, это была просто Оля Белкина.

Вероятно, человек, о котором идет речь, стал значительной персоной, но в этой реплике говорящий устанавливает субъективную шкалу ценностей, касающуюся фамилий, и, с его точки зрения, девичья фамилия «Белкина» уступает по статусу той фамилии, которую теперь носит женщина. С позиций грамматического толкования приведенных высказываний слово «просто» можно было бы отнести к неполнозначным, однако подобные единицы обычно безударны, чего нельзя сказать о рассматриваемом слове в цитируемых примерах. Это свидетельствует о том, что слова оценочного дейксиса могут занимать промежуточное положение на шкале полнозначности / неполнозначности.

В этическом смысле обозначение простоты контрастивно уточняется характеристиками непростого поведения:

^ А хваленое британское остроумие! Господи, ни слова в простоте, всё с ужимкой, всё с самоиронией (Б.Акунин).

Простое поведение противопоставляется напыщенному, неестественному. Обратим внимание на то, что непростое поведение может выражаться как содержательно сложное (например, ученая речь, обращенная к неподготовленному слушателю):

И Андрей ожидал теперь чего-то премудрого, сверхпроницательного, полагал услышать в основном специальную терминологию вроде "треугольник ошибок", "тональная манипуляция", "органолептика" и тому подобное, опасался даже, сумеет ли понять хотя бы главное из того, что выскажет подполковник. Поляков же оказался до удивления простым и свойским (В.Богомолов).

В данном контексте «простой» значит» «немудреный».

Простое поведение вызывает к себе неоднозначное отношение:

^ Иностранцы, бывавшие в России, удивлялись, конечно, простоте нравов и господству "неуставных отношений" между населением и правовыми институтами (А.Хабаров).

Приведенный пример показывает, что простота нравов (т.е. отсутствие манер и манерности, прямолинейность и откровенность) может удивлять людей, привыкших к другим нормам поведения. Эвфемистическое обозначение бесправия населения («неуставные отношения» между народом и властью) в координативной сцепке с указанием на простоту нравов свидетельствует о том, что автор данного высказывания дает недвусмысленную отрицательную оценку такой простоте.

Примеры с инструментальным осмыслением простых занятий построены на противопоставлении незначительных и серьезных усилий и умений:

^ Клячкин вспомнил античного мыслителя, говаривавшего: "Как славно, если бы простым поглаживанием живота можно было удовлетворять голод..." (Д.Корецкий).

В крайнем случае могу вам доложить, что ваши дверные замки никуда не годятся... Они отворяются от простого нажима! (А.Аверченко).

Простота в познавательном отношении в значительной мере совпадает с простотой инструментальной, отличаясь от нее лишь сферой бытования:

Логика у начальства простая: получилось один раз — и второй получится (А. Бушков).

^ Смысл высказываний Финна был очень простой, что важнее — деньги или жизнь? (А.Днепров).

Сейчас ему оставалось лишь одно — поворачивать все время направо и надеяться на то, что это простое правило детской игры в лабиринт поможет ему выбраться. (Е.Гуляковский).

^ Он давно усвоил одну простую истину: если не сопротивляться — тебя съедят (В.Васильев).

Простая логика, простой смысл, простое правило, простая истина и т.д. не требуют больших усилий для понимания и выполнения. Мы видим, что простые истины представляют собой набор самоочевидных правил поведения или знаний об устройстве мира. Разумеется, список таких правил является открытым и в этическом плане весьма спорным. Перед нами — набор простейших утилитарных сведений, не случайно поэтому в контексте мы находим определители «детское правило», «давно усвоенное».

Характеризуя некоторое положение дел, правило, причину и т.д. как нечто простое, говорящий присваивает себе статус более мудрого, изощренного и понимающего человека по сравнению с теми, кто придерживается другого мнения:

Обратить китайцев в своих союзников в этой войне — значит обеспечить свои тылы, обезопасить себя от японских шпионов и бандитов. Этой простой истины никак не хотят понять наши правящие сферы, — горячо говорил Бутусов (А.Степанов).

Обеспечить себя союзниками во время войны – важное стратегическое преимущество, относящееся к базовым условиям успешного вооруженного противоборства. Критически характеризуя руководство государства, офицер ставит под сомнение способность правящего режима осуществлять руководство страной. В этой связи распространенное выражение «по той простой причине» имеет несомненную статусную составляющую: говорящий, который объясняет что-либо своему собеседнику с использованием этого словосочетания, тем самым показывает, что адресат не в состоянии увидеть реальное положение дел, т.е. находится на низком уровне интеллектуального развития. В известной мере такое выражение является оскорбительным для адресата, но в силу широкого распространения данного словосочетания и его конвенциональности люди делают вид, что ничего плохого не подразумевается. Аналогичным образом реагируют англичане на вводную фразу: «If you see what I mean» — «Если Вы понимаете, что я имею в виду…».

Представляют интерес бинарные сочетания признаков, один из которых является обозначением простоты:

^ Приклад "бизона" — один из самых простых и прочных складных прикладов в мире (А.Свиридов).

"Такую бы Шурочку, кокетливую, красивую и преданную, — думал он, пряча подбородок в воротник. — Жизнь была бы простой и ясной, как кружка пива" (Ю.Бондарев).

^ Слезы душили ее. Оттого, что она вот так просто и быстро ответила согласием, ей было и радостно и в то же время немножко страшновато (Г.Бовин).

В приведенных сочетаниях второй признак является уточняющим и содержит положительную (или как бы положительную) оценку. Не встречаются сочетания типа «простой и хрупкий», «просто и медленно», «просто и взволнованно», поскольку вторые компоненты таких пар осмысливаются как нечто производное, сложное, требующее внимания. Координативные отношения в бинарных словосочетаниях часто допускают причинно-следственное объяснение (эта мысль высказана в частной беседе В.П.Москвиным): простой и поэтому прочный, простой и поэтому быстрый, простой и поэтому дружеский.

Вместе с тем в бинарных словосочетаниях может акцентироваться признак простоты как ясности для понимания в силу того, что внутренняя форма слова открыта:

и звалось в те времена самосожженье людское словом простым и зловещим – гарь (В.Пикуль).

В современных толковых словарях русского языка «гарь» определяется как горелое место, пепелище, что связано с глаголом «гореть», авторская интерпретация этого слова как простого в контексте исторического повествования объясняется, на мой взгляд, краткостью обозначения (ср. «явь», «стынь», «хворь»).

В тех случаях, когда первую позицию занимает уточняющий признак, обозначение «простой» не содержит явно выраженной оценки:

^ Да нечего рассказывать, все происходило как-то буднично и просто. В нас стреляли, мы стреляли… (В.Головачев).

В содержательном плане такие определения можно считать дублетными.

Наряду с бинарными сочетаниями, раскрывающими содержание концепта «простота», существует широкое контекстуальное объяснение этого концепта. Например:

^ У окна стояла девушка, одетая в скромное узкое платье. На ногах – простые босоножки (А.Белов).

Простая, недорогая обувь гармонически сочетается со скромным платьем.

Заслуживают внимания контрастивные бинарные сочетания, включающие обозначения концепта «простота». Эти сочетания можно разбить на два подтипа: уточняющие («не простой, а…») и уступительные («простой, но…»). В свою очередь, уточняющие сочетания распадаются на базовые и дополнительные указатели того или иного признака.

Классическим примером уточняющего базового признака является противопоставление «не простое яичко, а золотое». Нам понятно в этом контексте, что «простое» значит «обычное, естественное». Могут быть и авторские переосмысления того, что является простым:

^ И Андрей изменил мнение об усатом. Нет, это не простой бандит. Это бандит политический (А.Свиридов).

Словосочетание «простой бандит» является неопределенным без уточнения «бандит политический». Вполне логично было бы представить себе контекст: «не простой бандит, а маньяк или серийный убийца». В таких контекстах «простой» соответствует базовым характеристикам определяемого концепта и в этом смысле в полной мере соотносится с теми признаками, которые в целом определяют наши знания об оценочных стереотипах (Вендлер, 1981). Конструкция «не простой, а…» определяет типичные ожидания относительно дополнительных характеристик объекта, имеющих оценочное содержание: не простой телевизор, а плазменный, не простой спектакль, а бенефис, не простой контракт, а с дополнительными условиями и т.д. В развертывании смысла, вытекающего из квалификации «не просто, а…», мы часто сталкиваемся с объяснением многих причин того или иного положения дел:

^ Подорвать казарму и помещение гестапо совсем не просто. Это предприятие рискованное и сложное, требующее подготовки и, главное, смелых людей (Г.Брянцев).

В приведенном примере суммируются два качества, необходимые для выполнения операции: высокая степень готовности пойти на риск и высокий уровень умения выполнять подобные задания. Эти качества характеризуют не всех людей, и поэтому задание квалифицируется как непростое.

Использование слова «простой» с отрицанием является своеобразным упреждающим опровержением возможной точки зрения:

^ Колдовство — это вовсе не такое простое занятие. Сколько сил оно отнимает — это просто ужас (Ю. Латынина).

Вероятно, по мнению некоторых людей, колдовство не требует усилий со стороны колдуньи, и автор опровергает это мнение, приводя эмоциональный аргумент. Здесь мог бы появиться и другой аргумент, например, констатация того, что колдовству нужно долго учиться, или того, что занятия черной магией обрекают душу колдуньи на вечные муки и т.д.

Контрастивно-уточняющие сопоставления выполняют стилистическую функцию градации:

^ Они были не просто хорошими, они были блестящими учениками, и за это учителя прощали им многое (Г.Бакланов).

Нам нужны не просто талантливые люди, — говорил Соболев. — Нам нужны великие организаторы (А.Белов).

^ А в 49-ом я очутился не просто на улице, но даже без права работать по специальности (Н.Моисеев).

Второй компонент в таких сочетаниях является градуальным пределом по отношению к первому, и соответственно признак «просто» в сочетании с отрицанием и последующим уточнением выполняет контекстуальную функцию приуменьшения проявления качества. В таких сочетаниях могут находиться контрастные пары, которые становятся такими в индивидуально-авторском осмыслении:

Мне кажется, что между просто олухом и олухом царя небесного есть ощутимая разница. Просто олухи представляются мне тупыми, несмышлеными, вялыми людьми, в то время как олухи царя небесного сродни святым и блаженным (А.Житинский).

В данном примере мы сталкиваемся с неожиданным проявлением градуируемого качества: можно было бы предположить, что будет усилена исходная семантика слова «олух» (тупой – очень тупой), однако поле сравнения смещается в план святости, и поэтому все высказывание приобретает иронический характер.

Приведем примеры контрастивного уступительного сопоставления:

^ После простого, но сытного солдатского обеда, состоявшего из жирных щей и пшенной каши с ломтиками сала, мы заговорили о предстоящем деле (Г.Брянцев).

Важно, что он знает, что нужен людям. Мысль сама по себе простая, но когда в нее вдумаешься, начинаешь понимать ее глубокий смысл (А.Белов).

В бинарных контрастивных сочетаниях, включающих обозначение концепта «простота», отчетливо прослеживается семантика уступки («хотя имеет место то-то, тем не менее следует отметить то-то»). Например, простой обед может не соответствовать требованиям тонкого вкуса, но такой обед сытен. Простые истины могут выглядеть тривиально, но они имеют глубокий смысл.

Признак «простой», с одной стороны, соотносится со своим коррелятом (с тем, что является «непростым») и, с другой стороны, допускает внутреннюю градацию (нечто или некто может быть простым, простоватым и простейшим):

^ Старик показался мне простоватым и словоохотливым, но это только с первого взгляда (В.Богомолов).

Простота как манера поведения предполагает открытость, откровенность, и словоохотливый человек часто выглядит простым. Опыт показывает, однако, что первое впечатление бывает обманчивым, и поэтому в приведенном примере простота старика оценивается скептически.

Образно-перцептивные характеристики концепта «простота» можно выявить, обратившись к коротким сочинениям респондентов на заданную тему. Но простота в чистом виде есть абстракция, и поэтому на уровне прототипов можно рассмотреть такое проявление рассматриваемого концепта, как «простые люди».

В ассоциативном словаре русского языка (РАС) самыми типичными ассоциациями на стимул «простой» выступили слова «человек», «сложный», «вопрос», «парень», «карандаш», «пример», «случай», «ответ». Иначе говоря, приоритетными сферами бытования этого определения являются прежде всего характеристики людей и коммуникативных ситуаций (респондентами были студенты, и для них «простой вопрос» является значимым концептом на экзамене). Показателен ряд типичных ассоциаций на стимул «сложный»: «вопрос», «пример», «случай», «трудный».

Приведу типичные короткие сочинения на заданную тему.

Когда я думаю о простых людях, я представляю себе обычную квартиру, хрущевку, в которой живут рабочие или представители интеллигенции (например, учителя). Они много работают, уважают свой труд, привыкли ограничивать себя в своих расходах, вечером смотрят телевизор. Им противно позерство, они с презрением относятся к лентяям, хвастунам, врунам. Они резко противопоставляют себя представителям власти, коммерсантам, популярным героям телепередач, а также преступному миру и опустившимся бездомным попрошайкам. Они любят собираться за столом, общаться с друзьями. Я представляю себе, как они вместе поют во время своих семейных праздников и дружеских вечеринок. Они обычно ездят в троллейбусах, хотя сейчас многие из них имеют личные недорогие автомобили.

Когда я думаю о простых людях, я представляю себе женщину средних лет, сидящую с тревожным выражением лица в приемной чиновника, с которым ей нужно решить какой-то вопрос. Она одета скромно и старается быть незаметной. Секретарша смотрит на нее свысока. Ее приглашают в кабинет, она заходит, садится на краешек стула. Она просит решить ее вопрос, очень волнуется и начинает плакать, когда ей отказывают. Придя домой, она с раздражением упрекает мужа, что он лежит на диване, а мог бы и обед разогреть. Сын приходит из школы домой весь перепачканный, подрался с мальчишками, она его ругает. Но вот и любимый сериал, она бросает все дела и садится смотреть телевизор.

Когда я думаю о простых людях, я представляю себе городскую улицу днем. Спешат прохожие, школьники идут домой, старички вышли на прогулку, озабоченные женщины выходят из магазинов с пакетами продуктов. Молодые люди на ходу разговаривают по мобильным телефонам. Не происходит ничего необычного. В теплую погоду возле подъездов сидят бабушки. У пивных ларьков собрались маленькие группы мужиков, некоторые в тренировочных брюках.

Когда я думаю о простых людях, я представляю себе людей, с которыми легко и приятно общаться, которые никогда не показывают своего превосходства. Они ведут себя естественно и дружелюбно, их отличает искренний смех, они не любят и не умеют хитрить. Это простота, к которой приходят люди с опытом. Вероятно, о таких людях сказал Б.Пастернак: «В родстве со всем, что есть, уверяясь, и знаясь с будущим в быту, нельзя не впасть к концу, как в ересь, в неслыханную простоту».

В корпусе собранных микросочинений на тему «Простые люди» прослеживаются противопоставления народа и власти, малообразованных и высокообразованных людей, небогатых и богатых, скромных и хвастливо-заносчивых, ведущих себя естественно и манерно.

Образный компонент концепта «простота» раскрывается как уточнение статусных характеристик человека, при этом в контексте детализируются социальные и ситуативные признаки статуса человека и присущих ему предметов и свойств. Инструментальные признаки простоты в их дискурсивном проявлении конкретизируют словарное толкование значений слова «простой». Познавательные характеристики рассматриваемого концепта сводятся к открытому набору знаний об устройстве мира и утилитарных норм поведения. Бинарные координативные словосочетания с обозначением простоты усиливают оценочную семантику соответствующих слов, контрастивные же словосочетания содержат уточняющую и уступительную характеристику рассматриваемого концепта.


Анализ ценностных характеристик концепта «простота» проводится на основе высказываний с открытым оценочным смыслом. В качестве типичных высказываний для выявления ценностных приоритетов общества применительно к тому или иному концепту обычно рассматриваются пословицы и афоризмы.

Смысл пословиц о простоте сводится к следующим нормам и правилам:

Следует вести себя просто, поскольку это приводит человека к Богу (^ В простых сердцах Бог почивает. Простота человека к Богу приводит).

Следует жить просто, поскольку это способствует сохранению здоровья (Живи просто, выживешь лет со сто).

Не следует вести себя просто, поскольку люди хитры (^ Простотой на свете не проживешь. С простоты люди пропадают. Простота святая, да ее ж и на зубы подымают!).

Не следует доверять тем, кто ведет себя просто, поскольку хитрые люди часто делают вид, что они просты (^ Прост, как свинья, а лукав, как змея. Простота хуже воровства. Яким — простота: две рукавицы за поясом, а третьей ищет).

Следует вести себя просто, поскольку мудрецы часто становятся жертвой собственной хитрости (^ На иную хитрость станет и простоты. На всякого мудреца довольно простоты).

Следует вести себя просто, поскольку каждый должен быть тем, кто он есть (Кабы не боярский разум, да не мужичья простота, все бы пропали).

Афоризмы и сентенции о простоте бывают серьезными и шутливыми. В серьезных сентенциях простота характеризуется следующим образом:

Следует считать простоту выражением истины и красоты, поскольку простота есть знак совершенства (Все сложное менее совершенно, чем простое (Плотин). ...в красоте милей простота... (Овидий). Простота — это образ истинного. (К. Ясперс). Самый верный признак истины — это простота и ясность. Ложь всегда бывает сложна, вычурна и многословна. (Л.Н. Толстой).

Следует мыслить просто, поскольку простые идеи убедительнее сложных (Все мысли, которые имеют огромные последствия, всегда просты (Л.Н. Толстой). Поэтому, Луцилий, держись подальше от этих уверток и уловок философов. Добрым нравам пристало лишь ясное и простое (Сенека).

Не следует упрощать действительность, поскольку мир сложен (^ Упрощение — это насилие, заступающее место утерянной простоты (К. Ясперс). Совершенно очевидно одно — то, что я ненавижу простоту во всех ее формах (С. Дали). Все системы бесконечно сложны. Иллюзия простоты возникает из-за сосредоточения внимания на одной или нескольких переменных).

Следует ценить выработанную простоту поведения, поскольку это требует усилий (Естественность бывает только врожденной, простоту же надо приобретать. (П.Моран) Простота – это то, что труднее всего на свете:это крайний предел опытности и последнее усилие гения (Ж.Санд).

Не следует доверять тем, кто ведет себя просто, поскольку простота часто бывает показной (^ Сколько испорченного и показного в том, кто говорит: "Знаешь, я лучше буду с тобой попросту" (Марк Аврелий). Показная простота – это утонченное лицемерие (Ф.Ларошфуко).

Следует вести себя просто, общаясь с хитрецами, поскольку они часто становятся жертвой собственной хитрости (^ В жизни бывают случаи, когда самой тонкой хитростью оказываются простота и откровенность. (Ж. Лабрюйер).

Следует знать, что сторонники простоты могут быть нетерпимы к любым отклонениям от нее (^ Остерегайся также святой простоты! Для нее нечестиво все, что непросто… (Ф.Ницше).

В шутливых афоризмах формулируются следующие нормы поведения:

Не следует принимать простых решений, поскольку они часто оказываются неправильными (^ Сложные проблемы всегда имеют простые, легкие для понимания неправильные решения. Сложности начинаются там, где все пытаются упростить).

Следует упрощать проблемы, если хочешь быть понятым, но это труднодостижимо (^ Простота – вежливость мудреца (А.Жуков). Труднее всего простота дается простейшим (Б.Крутиер). Простая и приемлемая ложь полезнее сложной и непонятной истины. Усложнять — просто, упрощать – сложно).

Следует вести себя просто, поскольку это выгоднее (^ Будь проще, и к тебе потянутся люди).

Оценочные высказывания о концепте «простота» приводят нас к выводу о том, что в коллективном сознании простота поведения оценивается как несомненное благо высшего порядка, хотя и констатируется, что в общении с нечестными людьми следует сохранять бдительность. Афористические высказывания в целом подтверждают безусловную положительную оценку простоты как способа поведения и акцентируют необходимость проявлять осторожное недоверие при общении с теми, кто прост в общении. В афоризмах особое внимание уделяется простоте в познавательном смысле, и здесь мнения расходятся: с одной стороны, говорится об исходной простоте мироздания, с другой стороны – о его бесконечной сложности. Тезис об исходной простоте мира доказывает божественную первопричину бытия, противоположный тезис обосновывает бесконечность познания, иначе говоря, вера ассоциируется с простотой, а знание – со сложностью и вытекающей из потребностей практики необходимостью упрощения действительности, что часто приводит к ошибкам.

Резюмирую.

Концепт «простота» относится к особому типу ментальных образований, которые можно было бы назвать зеркальными концептами. Эти концепты являются своеобразными оценочными дейктиками, содержательно зависимы от своих контрастивных коррелятов и осознаются только на их фоне.

В понятийном аспекте концепт «простота» представляет собой тройное противопоставление в оценочной квалификации действительности: статусное, инструментальное и познавательное контрастирование. В содержании данного концепта заложена возможность грамматической десемантизации по линии снижения и усиления интенсивности дискурсивно определяемого признака.

В образном аспекте концепт «простота» разворачивается как противопоставление характеристик человека в статусном и ситуативном позиционировании, при этом для адекватной интерпретации контраста требуется знание вертикального контекста (понимание культурно-исторической обусловленности соответствующего противопоставления). Контрастирование простых и сложных идей и правил поведения предполагает наличие некоторого элементарного кодекса норм поведения и сведений об устройстве мира, известных всем взрослым носителям данной культуры. Контекстуальное уточнение содержания концепта «простота» наиболее ярко представлено в бинарных словосочетаниях.

В ценностном аспекте концепт «простота» применительно к пословицам и афоризмам раскрывается как система норм поведения и отношения к действительности. Основными силовыми линиями этих норм являются положительная оценка простоты как естественного поведения, отрицательная оценка имитации простоты, признание и непризнание простоты как принципа организации мира.





страница7/20
Дата конвертации25.10.2013
Размер6,64 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   20
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы