Литературное чтение, посвященное 65-летию Владимира Семеновича Высоцкого icon

Литературное чтение, посвященное 65-летию Владимира Семеновича Высоцкого



Смотрите также:
Литературное чтение, посвященное 65-летию Владимира Семеновича Высоцкого.


25 января исполнилось бы 65 лет со д.р. В.С. Высоцкого. Он родился в Москве в 1938 году. Учился в инженерно-строительном институте, откуда он ушел с 1 курса, затем -- в школе-студии МХАТа, которую окончил в 1960 г. Работал в театре миниатюр, театре им. Пушкина. С 1964 г. – в театре на Таганке. Сыграл более 25 ролей в кино. В конце 80-х ему была присуждена (посмертно) Государственная премия СССР.

Горько, что уже никогда не прозвучит в разговоре фраза: «Слышал новые записи Высоцкого?» Легко и привычно произносили ее люди в общении друг с другом. Более 20 лет писал и пел для людей Высоцкий.

Сейчас уже можно говорить о творческом наследии Высоцкого: в его архиве более 600 стихотворных текстов (некоторые песни имеют от 4 до 12 вариантов), дневники, путевые заметки, письма к друзьям. Высоцкий писал и прозу – повесть «Жизнь без сна».

Его поэзия разнообразна – это лирика, сказка, сатира, баллада. Песни смешные, серьезные, трагичные, песни-спектакли, песни-репортажи, пародии, стилизации, частушки… Для Высоцкого нет «запретных» тем; он безбоязненно, с вызывающей у многих зависть смелостью писал и пел обо всем, что его волновало.

Одна из таких смелых песен – песня «Охота на волков» -- крик страха и ярости.


Рвусь из всех сухожилий,

Но сегодня – опять, как вчера, --

Обложили меня. Обложили!

Гонят весело на номера!


Из-за елей хлопочут двустволки –

Там охотники прячутся в тень.

На снегу кувыркаются волки,

Превратившись в живую мишень.


Идет охота на волков. Идет охота!

На серых хищников – матерых и щенков.

Кричат загонщики, и лают псы до рвоты.

Кровь на снегу и пятна красные флажков.


Не на равных играют с волками

Егеря, но не дрогнет рука!

Оградив нам свободу флажками,

Бьют уверенно, наверняка.


Волк не может нарушить традиций.

Видно, в детстве слепые щенки,

Мы, волчата, сосали волчицу

И всосали – «Нельзя за флажки!»


И вот – охота на волков. Идет охота!

На серых хищников – матерых и щенков.

Кричат загонщики, и лают псы до рвоты.

Кровь на снегу и пятна красные флажков.


Наши ноги и челюсти быстры.

Почему же – вожак, дай ответ –

Мы затравленно мчимся на выстрел

И не пробуем через запрет?


Волк не может, не должен иначе.

Вот кончается время мое.

Тот, которому я предназначен,

Улыбнулся – и поднял ружье…


Идет охота на волков. Идет охота!

На серых хищников – матерых и щенков.

Кричат загонщики, и лают псы до рвоты.

Кровь на снегу и пятна красные флажков.


Я из повиновения вышел

За флажки – жажда жизни сильней!

Только сзади я радостно слышал

Удивленные крики людей.


Рвусь из всех сухожилий,

Но сегодня – не так, как вчера!

Обложили меня! Обложили!

Но остались ни с чем егеря!


Идет охота на волков. Идет охота!

На серых хищников – матерых и щенков!

Кричат загонщики, и лают псы до рвоты.

Кровь на снегу и пятна красные флажков.


Охотники остаются с пустыми руками. Из-за этого текста на Таганке запретят спектакль «Берегите ваши лица».


В 1973 г. Высоцкий впервые попадает в Западную Европу, в Берлин. Его поражает то, что проигравшие войну немцы живут в тысячу раз лучше, чем мы, русские – победители. Перед глазами поэта встает война.

Война: потерявшиеся дети, сироты, собравшиеся в стаи, как волчата, -- озлобленные и голодные, кочующие по обескровленной стране. Война: женщины, на которых легла вся тяжесть мужской работы, вдвойне придавив их. Война: блокада Ленинграда, долгие месяцы ужаса и отчаянного мужества, когда жизнь продолжалась несмотря ни на что, эти оркестры, составленные из стариков-музыкантов, играющих почти беззвучно, умирающих от голода и усталости. Война: несколько миллионов калек с непоправимо изувеченными телами и душами… Мужчина 35-ти лет потерял на войне обе руки и ноги. Таких называют «самовар». Его поднимают, переодевают, моют, кормят. Его укладывают в кровать, похожую на коробку, а он не спит. Утром его усаживают на специальный стул на высоких ножках – такой, будто детский стульчик. Его жена, которой принесли с войны этот мешок страданий, ухаживает за ним, выходила его. Ей сообщили, что ее беспомощный муж проживет еще сто лет. Он здоров, сердце, освобожденное от обязанности подводить кровь к рукам и ногам, будет биться еще очень долго. Она любит его, она хочет, чтобы он жил, даже такой ценой. Поначалу он отказывается говорить. Но вдруг однажды вечером он начинает задавать вопросы о доме, о жизни в квартале. Женщина счастлива, что ему это интересно, и рассказывает о каких-то наполовину придуманных событиях, происходящих у соседей и во дворе.

Жизнь идет своим чередом, квартал отстраивается заново. Играют свадьбы. Мужчина говорит, что он хочет сам посмотреть, как люди живут, только вот как бы это устроить? Из своей коробки и даже со стула ему ничего не видно. Женщина подтаскивает его к окну. Так он может смотреть на солнце, на цветущие деревья. Это весна. Мужчина внимательно разглядывает набухшие почки, окна, отмытые от приклеенных на зиму полосок бумаги. Он смотрит, как внизу, во дворе играют дети… Соседи привыкают видеть за окном лицо мужчины. Становится теплее, можно открывать окна. Сильная женщина заботливо усаживает беспомощного мужчину в высокий стульчик у окна. Она уходит на работу, за ней закрывается дверь. Мужчина наклоняется, цепляется зубами за занавеску в цветочек, нечеловеческим усилием вынимает себя из стула, раскачивается, переваливается через подоконник и, разжав зубы, навсегда освобождается от обязанности жить.


Кто сказал: «Все сгорело дотла,

больше в землю не бросите семя…»

Кто сказал, что Земля умерла?

Нет, она затаилась на время…


Материнства не взять у Земли,

не отнять, как не вычерпать моря.

Кто поверил, что Землю сожгли?

Нет, она почернела от горя.


Как разрезы, траншеи легли,

и воронки – как раны зияют.

Обнаженные нервы Земли

неземное страдание знают.


Она вынесет все, переждет,

не записывай Землю в калеки.

Кто сказал, что Земля не поет,

что она замолчала навеки?!


Нет! Звенит она, стоны глуша,

изо всех своих ран, из отдушин,

ведь Земля – это наша душа,

сапогами не вытоптать душу.


Кто сказал, что Земля умерла?

Нет, она затаилась на время…


А эта песенка сильно рассмешила Марину Влади, жену Высоцкого, известную французскую актрису.


Сегодня в нашей комплексной бригаде

Прошел слушок о бале-маскараде.

Раздали маски кроликов,

Слонов и алкоголиков,

Назначили все это в зоосаде.


-- Зачем идти при полном при параде?

Скажи мне, моя радость, Христа ради!

Она мне: -- Одевайся!

Мол, я тебя стесняюся,

Не то, мол, как всегда, пойдешь ты сзади.


Я платье, говорит, взяла у Нади,

Я буду нынче, как Марина Влади!

И проведу, хоть тресну я,

Часы свои воскресные,

Хоть с пьяной твоей мордой – но в наряде.


Зачем же я себя утюжил, гладил?

Меня поймали тут же в зоосаде.

Ведь массовик наш Колька

Дал мне маску алкоголика,

И на троих зазвали меня дяди.


Я снова очутился в зоосаде.

Глядь – две жены,

Ну – две Марины Влади!

Одетые животными, с двумя же бегемотами.

Я тоже озверел и встал в засаде…


Наутро дали премию в бригаде,

Сказав мне, что на бале-маскараде

Я будто бы не только

Сыграл им алкоголика,

А был у бегемота я в ограде!


Жену Высоцкий боготворил, ей посвятил он немало строк. Она была его смыслом жизни, его спасением, его пристанью. Однажды, после отъезда Марины во Францию, Высоцкий провел несколько часов на почте и, ожидая, пока его соединят с Парижем, написал стихотворение и читал его Влади, когда их соединили.

Мне каждый вечер зажигает свечи,

и образ твой окуривает дым.

И не хочу я знать, что время лечит,

что все проходит вместе с ним.


Теперь я не избавлюсь от покоя:

ведь все, что было на душе – на год вперед,

не ведая, она взяла с собою –

сначала в порт, а после – в самолет…


В душе моей – пустынная пустыня.

Так что стоите над моей душой?!

Обрывки песен там и паутина.

А остальное все она взяла с собой.


В моей душе все цели без дороги,

поройтесь в ней – и вы найдете лишь

две полуфразы, полудиалоги,

а остальное – Франция, Париж…


И пусть мне вечер зажигает свечи,

и образ твой окуривает дым…

Но не хочу я знать, что время лечит,

что все проходит вместе с ним.


Заказанные минуты разговора истекают, и Владимир только успевает прокричать жене вместо «до свидания»: «Возвращайся скорей, без тебя я не знаю каких глупостей натворю».


Десять лет у супружеской пары Высоцкого и Влади был ангел-хранитель – Люся. Она была телефонистка. Они обязаны ей тем, что в течение всей их жизни они имели возможность каждый день разговаривать сколько хотели. Марина могла связаться из глубины Полинезии, из Нью-Йорка, из Афин, откуда угодно. Люся была той тонкой нитью, которая связывала их и в горе, и в радости, до самого последнего разговора. Ее лицо, опухшее от слез, Марина Влади увидела только потом, когда ее участие уже не могло помочь им отыскать друг друга.

Песня «07» -- это песня о Люсе.


(Звучит песня «07»)


Что такое авторская песня?

Если просто – это авторское исполнение под его музыку им же сочиненных стихотворений. А если сложно – это то, что мы называем феноменом исполнителя – музыки, поэзии, голоса, манеры исполнения. А в случае с В.Высоцким – это еще и полная самоотдача: «Я ведь всегда пою одинаково – что в компании, когда 2-3 человека, что на гигантские аудитории».


(Звучит песня.)


И снизу лед и сверху – маюсь между.

Пробить ли верх иль пробуравить низ?

Конечно, всплыть и не терять надежду,

А там – за дело, в ожиданьи виз.


Лед надо мною – надломись и тресни!

Я весь в поту, как пахарь от сохи.

Вернусь к тебе, как корабли из песни,

Все помня, даже старые стихи.


Мне меньше полувека – сорок с лишним.

Я жив, двенадцать лет тобой храним.

Мне есть что спеть, представ перед Всевышним,

Мне есть чем оправдаться перед Ним.


Высоцкий читал эти стихи жене всего один раз, и они отпечатались у нее в памяти.

Из книги М.Влади «Владимир, или Прерванный полет»: «В четыре часа утра двадцать пятого июля я просыпаюсь в поту, зажигаю свет, сажусь на кровати. На подушке – красный след, я раздавила огромного комара. Я не отрываясь смотрю на подушку – меня словно заколдовало это яркое пятно. Проходит довольно много времени, и, когда звонит телефон, я знаю, что услышу не твой голос. «Володя умер». Вот и все, два коротких слова, сказанных незнакомым голосом. Тебя придавил лед, тебе не удалось разбить его».


^ Г.Булатов. «У могилы Высоцкого».


Боль возникла и скулы морозом свела,

растеклась: расцвела в каждой клеточке тела,

вижу: в памятник врезалась с лету пчела,

слышу: строгая бронза окрест зазвенела,

словно лопнула от напряженья струна…

И как жгучие, как запоздалые слезы,

уронила великая наша страна

на могилу Высоцкого крупные розы.

Невозможно представить судьбу наперед,

можно быть неудобным и слыть неугодным,

но в конечном итоге решает народ,

кто является в истинном смысле народным.

И в конечном итоге немногим дано

стать простым и полезным, как срезанный колос,

постучаться под вечер в любое окно

и услышать в ответ свой надтреснутый голос.


Метеорит, упавший в самом центре Сибири, должен был символизировать на могиле жизнь Владимира Высоцкого. К несчастью, так не случилось, но, пишет Марина Влади, «я узнала в 1985 году, что астрономы Крымской обсерватории назвали вновь открытую планету между орбитами Марса и Юпитера

ВЛАДВЫСОЦКИЙ.

Она значится под номером 2374 в Международном каталоге планет».



Скачать 85.96 Kb.
Дата конвертации25.10.2013
Размер85.96 Kb.
ТипДокументы
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы