Учебное пособие министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное icon

Учебное пособие министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное



Смотрите также:
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   40
^

1.4.8. Государство и право Китая и Японии в средние века


В первых веках н.э. в Китае феодальные отношения стали гос­под­ст­вую­щими. Укрепила свое положение крупная феодальная собст­вен­ность на землю с правом купли-продажи, окрепло крупное земле­вла­де­ние «сильных домов», получила развитие система надельного земле­вла­­дения на государственных землях. С 280 г. по указу императора Сым Яня каждый землевладелец получил право на полный надел зем­ли, с которого 40 % урожая отдавал государству.

Император был единым сюзереном, олицетворявшим государство. Пред­ставители знати и чиновники делились на многочисленные груп­пы и ранги. Верховная власть принадлежала императору (сыну Неба). Уп­равление страной осуществлялось тремя палатами: одна палата ру­ко­водила исполнительной властью, две других готовили и об­на­ро­до­ва­ли указы императора. Империя была разделена на провинции, округа, уез­ды, в каждом из которых правили назначаемые из центра чи­нов­ни­ки. Лишь в деревнях имелся выборный староста.

Во второй половине VI в. полководец Ян Цзянь основал династию Суй, которая в 589 г. объединила север и юг Китая. Представители этой ди­­настии стремились к установлению единодержавия. Усиление цент­раль­­ной власти сопровождалось закрепощением земледельцев и при­тес­­­нением древних общинных деревенских организаций. В годы прав­ле­­ния династии Суй, при которой велись длительные войны, шло со­ору­­жение Великого канала, строительство дворцов, что вызвало нео­бы­чай­­ный рост государственных расходов и увеличение взимавшихся с на­­­рода повинностей.

Такая политика стала причиной народных восстаний, руководители ко­­торых в 618 г. возвели на престол новую правящую династию – Тан. Танс­кие императоры, стремясь подорвать влияние аристократии и соз­дать прослойку служилых людей, всецело зависящих от им­пе­ра­торс­ко­го двора, ввели систему государственных экзаменов, успешная сдача ко­торых и получение ученой степени открывали доступ к го­су­дар­ст­вен­­­­ной службе. Таким путем был создан хорошо налаженный бю­рок­ра­ти­­ческий аппарат управления. Главой государства был по-прежнему им­­ператор – сын Неба. Он обладал верховной законодательной и су­деб­ной, а также духовной властью (был верховным жрецом) и имел не­ог­­раниченные права.

При императоре действовал Государственный совет, на должности в ко­тором назначались члены императорского дома и влиятельные са­нов­ни­ки. Совет возглавляли два канцлера: левый (старший) и правый (млад­ший), зачастую самостоятельно решавшие государственные дела. В их подчинении находилось шесть ведомств (министерств).

Управление страной осуществлялось тремя палатами: одна палата ру­ководила органами исполнительной власти (ведомствами), две дру­гие готовили и публиковали императорские указы, организовывали тор­­жественные церемонии.

Управление на местах основывалось на территориальном принципе. Самой крупной административно-территориальной единицей империи была провинция. Территория страны делилась на десять провинций, которые, в свою очередь, подразделялись на области и уезды. На всех уровнях руководили чиновники, назначаемые и смещаемые из центра. В провинции действовали три управленческие службы во главе с уполномоченными чиновниками высоких рангов: административная, в обязанности которой входили учет населения и земель, сбор налогов, наблюдение за строительными работами и распределением воды; военная; надзорно-контрольная, находившаяся на особом положении: она должна была контролировать весь местный управленческий аппарат, вести борьбу с коррупцией и со злоупотреблениями чиновников. Деятельность этого органа способствовала централизации государственного аппарата.

Судебные дела в основном решались в уездных управах. В случае не­­достаточности доказательств дело откладывали или передавали спе­циаль­ному следственному судье по уголовным делам. В областях и про­винциях действовали особые судебно-правительственные органы, ко­торые рассматривали дела, связанные с тяжкими преступлениями – убий­ствами, крупными хищениями и т.д. Если дело не было окон­ча­тель­но решено в области или провинции, то оно направлялось в сто­лич­ный судебно-следственный орган, где решения выносились от имени им­­пе­ратора.

В социальной структуре средневекового Китая выделялись:

  1. благородные люди – светская и духовная знать, военное и граж­данс­кое чиновничество. Это были привилегированные лица, которые ос­во­­­бождались от трудовых повинностей и телесных наказаний, а не­ко­торые – и от налогов;

  2. добрый народ, или добрые люди – простонародье, по преимуществу мел­­кие земледельцы и ремесленники, на которых лежало основное бре­мя налоговых выплат и трудовых повинностей;

  3. дешевый народ, или подлые люди – неполноправные свободные и ра­бы, государственные и частные. К неполноправным свободным от­носились безземельные и малоземельные крестьяне-арендаторы, на­ходившиеся на положении полукрепостных и работавшие в «силь­ных домах» батраками, стражниками, слугами.

Каждой сословно-классовой группе был присущ определенный об­раз жизни, строго соблюдались правила поведения, определенный тип одеж­ды, украшений, жилища. Запрещалось, минуя близлежащую сос­лов­­ную ступень, обращаться к людям более высокого социального ран­га. Правда, в отличие от индийских варн переход из одной группы в дру­­гую был возможен.

Возникновение ортодоксального конфуцианства, ставшего затем на два с лишним тысячелетия доминирующим мировоззрением и законо­вед­­ческой доктриной, связано с именем великого Кун-цзы (Конфуция – 551−478 гг. до н.э). Краткое же господство легизма в период империи Цинь (221−207 гг. до н.э.), во многом способствовавшее превращению зау­­­рядного княжества во всекитайскую державу, продемонстрировало так­­же ограниченность возможностей командной силы законов и свя­зан­­­­ного с ними контроля и принуждения.

Самыми разработанными кодификациями начального периода сред­не­­вековья оказались законы династии Тан (618−907) и династии Сум (907−1279). Первым крупным сводом законов стал Танский уголовный ко­декс с комментариями и разъяснениями. Комментарии и разъяснения не только имели большую практическую ценность, но и облегчали ори­ен­­тирование в обилии законодательных установлений. В этом состоит еще одна характерная особенность китайского средневекового законо­да­­тельного искусства. Составление Танского кодекса было завершено в 653 г., а его обнародование состоялось только в 737 г.

Кодекс династии Сун «Исправленное и пересмотренное собрание уго­ловных законов» (составлен в 959 г., опубликован в 963 г.) во мно­гом повторял Танский кодекс. Династия монгольских правителей Юань (1280−1368) предпочла подражание издревле существующим порядкам и превратила в законы специально отобранную судебную практику.

Основатель династии Мин (1368−1644) в предисловии к «Законам Ве­ликой династии Мин» XIV в., ставшим крупнейшим законо­да­тель­ным памятником минской эпохи, выразил свои ожидания и надежды от­­­­носительно социального эффекта вводимых законов. В кодексе ди­нас­­тии Мин 460 статьей законов, они собраны в 30 главах, но па­рал­лель­но законы подразделяются на законы по ведомству:

  • чинов,

  • финансов,

  • церемоний,

  • наказаний,

  • общественных работ.

Япония – одна из современных великих мировых держав. Название стра­ны происходит от слова Ниппон – буквально «страна восходящего солн­ца». Островное положение страны, отсутствие иностранного вла­ды­чества, бережное отношение к памятникам прошлого позволили сох­ра­нить многие юридические древности, опираясь на которые можно вос­создать развитие государственно-правовой истории. Все попытки зах­ватчиков из соседних стран поработить Японию терпели неудачу. Прав­да, в начале новой эры страна оказалась на некоторое время вас­са­лом китайских императоров: в знак зависимости японцы посылали бог­ды­­ханам подарки, платили дань.

В отличие от западноевропейской средневековой государственности Япо­ния в своем государственно-правовом развитии прошла основные ста­дии:

  • VII−XII вв. – раннее средневековье: феодальные отношения только на­чинают складываться;

  • XIII−XVII вв. – развитое средневековье: сложилась феодальная се­ньо­­­риально-вассальная структура со всевластием сегуна – «вели­ко­­го воеводы, покорявшего варваров»;

  • XVIII−XIX вв. – в новое время феодальные отношения сёгуната пе­ре­­­живают кризис, это начало их распада.

К VII в. произошли крупные перемены в общественной жизни Япо­нии. Родовой строй пришел в упадок, уступив место феодализму. Япо­ния превратилась в раннефеодальное, относительно централизованное го­сударство в форме монархии. Основателем династии считается круп­ный родоплеменной союз Ямато. Глава государства имел титул импе­ра­­тора (дословно «сын Неба» – тэнно). Император Камму перенес в 784 г. столицу из Нара в соседний город Киото.

Легальное утверждение раннефеодальной монархии произошло в результате крупных реформ, получивших название «Манифест Тайка» (646). Согласно реформам почти все общественные земли стали го­су­дар­ственной собственностью, а население – подданными императора, его вассалами, которые делились на две социальные группы: сво­бод­ные – от крестьянина до аристократа и подлые – рабы, полусвободные. Го­сударственная надельная, подушная подать распространялась почти на все население.

Эти реформы имели для Японии значение политической рев­о­лю­ции. Они знаменовали собой утверждение раннефеодального госу­дар­ст­­ва во главе с наследственным монархом – императором. В эру Тайка соз­­­дается Министерство императорского двора, которое про­су­щест­во­ва­ло до конца Второй мировой войны. Впоследствии, с ростом бла­го­сос­­тояния и усилением клановых распрей, в Японии увеличивается по­ли­тическое влияние буддийских иерархов. Поэтому к концу XI в. в стра­не фактически возникают три центра политического притяжения: им­­ператорский двор; домоуправление правящего клана; буддийские мо­настыри. По достижении совершеннолетия император, как правило, при­нудительно постригался в монахи, а на престол возводился его ма­ло­­­летний наследник – послушное орудие в руках правящего клана и буд­дийских иерархов. Так постепенно складывалась традиция двое­влас­тия.

Высшая государственная власть в Японии, как и в Китае, при­над­ле­жа­­­ла Большому Государственному совету, разрабатывавшему общие на­п­равления государственной политики. Возглавлял Государственный со­вет канцлер или старший министр. Непосредственные функции уп­рав­ления осуществляли два высших министра: левый (старший) и пра­вый (младший), которые, в свою очередь, опирались на старших и млад­ших советников. Государственному совету подчинялось восемь ми­нистерств (министерства императорского двора, общих дел, фи­нан­сов, юстиции и др.), которые в отличие от Китая были тесно связаны с им­ператорским домом. Палата цензоров с огромным штатом разъез­д­ных цензоров-контролеров следила за «чистотой обычаев и нравов» и про­­водила расследования в случаях нарушений нравственности в го­су­дар­ст­ве.

Кардинальные перемены в стране наступают в XII в., когда к власти при­ходят сегуны и создают свои правящие династии. Термин «сёгунат» про­­исходит от сокращенного обозначения одной из функциональных долж­ностных обязанностей военачальника (в данном случае обя­зан­нос­тей по усмирению мятежных варварских племен). В общем значении сëгун – это военный диктатор, ставший наследственным должностным ли­цом, который доминировал над всеми властными структурами Япо­нии с 1192 по 1867 гг. Режим сёгуната именовался также бакуфу – «пра­ви­тельство в походной палатке».

Император традиционно именовался «тэнно» (угодный Небу пра­ви­тель), а для иностранцев наиболее употребительным оказался титул «ми­кадо», заимствованный из поэтического словаря и означающий «свет-государь». С установлением первого сёгуната Минамото (1192 − 1333) двоевластие в Японии приобретает законченное выражение. Ми­на­­­мото стремился ликвидировать раздробленность страны, подавить рас­­при, укрепить государство и свою власть.

Поскольку в средневековой Японии суд не был отделен от адми­ни­ст­­рации, то судебные дела обычно разрешались тем ведомством, к ко­то­рому относились проблемы. В ведении министерства юстиции, на­при­мер, были два управления – взысканий (конфискация имущества и сбор штрафов в пользу казны) и тюремное управление (надзор за под­след­ственными, за принудительными работами заключенных, ис­пол­не­ни­ем приговоров). Наиболее сложные дела направлялись для рас­смот­ре­­ния в Государственный совет. Высшей апелляционной инстанцией в стра­не выступал император.

К XVII в. даймё (князья) подразделяются на две категории: не­пос­ред­ственные вассалы императора, занимавшие высшие должности в го­су­­дарстве; «внешние» даймё, не участвовавшие в делах управления, но со­х­ранявшие титулы и привилегии.

Когда в начале XVII в. Япония объединяется под эгидой сегуна Иэясу Токугава, в 1615 г. издается Закон 18 статей, которыми регла­мен­ти­руются правовые статусы четырех основных сословий японского об­щест­ва: самураев – си; крестьян – но; ремесленников – ко; торговцев – сё. Вне этого сословного деления находилась японская аристократия – кугэ, получавшая в качестве вознаграждения за службу рисовые пайки от сегуна. Исключались из общества социальные изгои – эта.

Крестьяне−общинники фактически находились в поземельной ка­ба­ле, поскольку им запрещалось покидать общинную землю. Подушная по­дать зависимых крестьян – рисовая рента доходила порой до по­ло­ви­ны собранного урожая. Но в наиболее тяжелом положении находились японс­кие холопы – они фактически были рабами.

Первые памятники японского права относятся еще к ранней эпохе Тай­ка (конституция Сётоку-тайси 604 г.). Но право в то время еще не вы­делялось из сферы религиозных и этических норм. Древняя религия япон­цев – синтоизм, вероучение местных племен, позднее пере­пле­та­ет­ся с проникшим в страну буддизмом. Сосуществование двух религий ста­ло своеобразным духовным плюрализмом. Обычаи, каноны син­то­из­ма соблюдались населением при радостных событиях в жизни: рож­де­нии ребенка, свадьбе, уборке урожая, повышении по службе, очищении гре­хов путем омовения в реке и т. д. К буддизму обращались при пе­чаль­ных событиях: во время стихийных бедствий, при болезнях, смер­ти, на поминках. При этом день поминовения усопших отмечали пес­ня­ми и танцами: буддизм, как известно, отрицая реальность су­щест­вую­ще­­го мира, утверждает истинность потустороннего мира «вечного бла­жен­ст­ва».

Нормы поведения, близкие установкам конфуцианства в Китае, на­зы­вались в Японии «гири»: выделялись гири отца и сына, мужа и жены, стар­шего и младшего братьев; вне семьи существовали гири торговца и по­купателя, хозяина и служащего и др. Гири отчасти заменяли собой пра­во, но прежде всего это мораль. Соблюдались они автоматически, под страхом осуждения со стороны общества в случае неподчинения кон­кретным гири.

Военная каста (букэ, самураи) жила согласно собственному обыч­но­му праву (букэ-хо). Действовавший внутри касты «кодекс рыцарства» был основан на идее абсолютной преданности вассала сюзерену: вассал не имел никаких гарантий против произвола своего сюзерена. В 1232 г. был составлен Сборник обычаев военной касты, содержавший нормы уго­ловного права и «кодекс чести» самураев.

В законах феодальной Японии подробно расписаны права и обя­зан­нос­ти вассалов и сюзеренов, особенно самураев. В своде Ясутоке Ходзе (XIII в.) самурай, приносящий клятву своему сюзерену, должен был сде­лать надрез на пальце и своей кровью смочить подпись. Моральный ко­декс обязывал самурая быть верным своему господину, скромным, му­жественным, готовым к самопожертвованию. Настоящий самурай, от­правляясь в военный поход, давал три обета: забыть навеки свой дом, за­быть о жене и детях, забыть о собственной жизни.

Каждая социальная группа должна была выполнять в государстве стро­го определенные функции, причем обязанности каждого перио­ди­чес­ки уточнялись в сборниках рицу-рё. Характерно, что карательные нор­мы обозначались термином «рицу», административно-при­ме­ни­тель­ные – термином «рё».

Идеи и призывы конституции Сетоку 604 г. впоследствии нашли воп­лощение в законодательстве, которое содействовало преодолению кла­новой раздробленности и становлению единого централизованного го­сударства. Из наиболее известных правовых сборников Японии ран­не­го средневековья известны Тайхо-рё (701 г.) и Ёро рицу-рё (718 г.). Тайхо большей частью посвящен регулированию земельных отно­ше­ний, а Ёро – уголовным и административным предписаниям.

Тайхо-рё представляет собой сборник тридцати законоуста­нов­ле­ний, регулирующих широкий спектр налоговых и трудовых повин­нос­тей, обязанностей должностных лиц, а также общих рекомендаций по спра­ведливому осуществлению общественных обязанностей правителя и народа и соблюдению традиционных морально-этических тре­бо­ва­ний.

Ёро рицу-рё регулирует преимущественно сферу управления, вклю­чая судебную. К наиболее тяжким преступлениям здесь отнесены пося­га­тельства на носителей государственно-властных обязанностей, а так­же на родственников по восходящей линии. Утверждается солидарная от­ветственность наряду с персональной и должностной; различается сте­пень соучастия в исполнении преступных действий. Для привилегированных сословий предусмотрено смягчение наказаний. Кодекс 100 ста­тей, принятый в 1742 г., имел главной заслугой обобщение основного содержания признанных законов, в том числе Тайхо и Ёро.

[1. С. 340-373; 2. С. 383-454; 1-7;14; 16-18; 41; 50-54].


Контрольные вопросы

  1. Феодальные государства в странах средневекового Востока.

  2. Право собственности, семейное, наследственное, уголовное право в странах средневекового Востока.

  3. Государство и право Индии.

  4. Государство и право Японии.

  5. Государство и право Китая.







страница17/40
Дата конвертации30.10.2013
Размер4,22 Mb.
ТипУчебное пособие
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   40
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы