Доклад уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2008 год (выдержки) icon

Доклад уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2008 год (выдержки)



Смотрите также:







Межрегиональная Правозащитная Группа – Воронеж / Черноземье

Центр Развития Гражданских Инициатив

ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ БЮЛЛЕТЕНЬ май 2009










Материалы Круглого стола

«ПРЕДЕЛЫ СВЕТСКОСТИ и

ПРЕПОДАВАНИЕ ОСНОВ ПРАВОСЛАВНОЙ

КУЛЬТУРЫ В ШКОЛАХ БЕЛГОРОДСКОЙ

и ВОРОНЕЖСКОЙ ОБЛАСТЕЙ»

(28 мая 2009 года, г. Белгород)





МЕЖРЕГИОНАЛЬНАЯ ПРАВОЗАЩИТНАЯ ГРУППА – вОРОНЕЖ/ чЕРНОЗЕМЬЕ

www.irhrg.ru, irhrg@hrworld.ru

тел/факс: (4732) 55 39 47

Общественная Информационная Служба Центра Развития Гражданских Инициатив

Редактор бюллетеня: Наталья Звягина

Редактор номера: Любовь Захарова

Бюллетень издается при финансовой поддержке фонда Джона Д. и Кэтрин Т. МакАртуров

© АНО «МПГ», 2009. При перепечатке просим ссылаться на бюллетень



СОДЕРЖАНИЕ



Введение

4

Доклад уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2008 год (выдержки)

5

Материалы Круглого стола «Пределы светскости и преподавание основ православной культуры в школах Белгородской и Воронежской областей»

(выступления участников)

7

Одинцов Михаил Иванович, представитель аппарата федерального Уполномоченного по правам человека в РФ (Москва)

7

Эйдельман Тамара Натановна, заслуженный учитель России, член правления МОО «Объединение преподавателей истории» (Москва)

10

Козлов Алексей Юрьевич, к.ф.н., доцент, член экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в РФ, директор Фонда «За экологическую и социальную справедливость» (Воронеж)

12

Жеребятьев Михаил Алексеевич, к.ф.н., эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований (Воронеж)

15

Пересыпкина Алла Владимировна, к.с.н., доцент Кафедры гуманитарных дисциплин Белгородского регионального института повышения квалификации и профессиональной переподготовки специалистов (Белгород)

19

Ламанов Владимир Андреевич, начальник Управления общего и дошкольного образования Департамента образования, культуры и молодежной политики Белгородской области (Белгород)


22

Рекомендации Московской Хельсинкской группы

25

Общественная Информационная Служба

26

Межрегиональная Правозащитная Группа – Воронеж/Черноземье

27

ВВЕДЕНИЕ


28 мая в Белгороде состоялся Круглый стол на тему: «Пределы светскости и преподавание Основ православной культуры в школах Белгородской и Воронежской областей».

Обсуждение было организовано Общественной приемной при Уполномоченном по правам человека в РФ (в Воронежской области) совместно с Межрегиональной правозащитной группой – Воронеж / Черноземье при содействии Межрегионального антидискриминационного центра.

В работе круглого стола приняли участие начальник Отдела по защите свободы совести Аппарата Уполномоченного по правам человека в РФ Михаил Одинцов (Москва), Заслуженный учитель России, член правления МОО «Объединение преподавателей истории» Тамара Эйдельман (Москва), эксперты из Воронежа и Белгорода. Также к участию были приглашены представители Департамента образования, культуры и молодежной политики Белгородской области, Социально-теологического факультета Белгородского государственного университета, Отдела по связям с общественными и религиозными организациями администрации Белгородской области.

В ежегодном Докладе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2008 год отмечается, что «позиция Уполномоченного, неоднократно излагавшаяся в его заявлениях, а также в ежегодных докладах, состоит в том, что включение подобных предметов в обязательные программы общего образования может рассматриваться как нарушение конституционных принципов и правовых норм Российской Федерации. Уполномоченный в этой связи с удовлетворением отмечает готовность федеральных органов законодательной и исполнительной власти не допустить указанных нарушений. В этом же ключе воспринимаются внесенные в конце 2007 года в Федеральный закон «Об образовании» изменения, которыми, во-первых, было упразднено деление образовательных стандартов на федеральный и региональный компоненты и установившие единый федеральный общеобразовательный стандарт, а во-вторых, осуществляется разработка общефедеральных требований к программам общеобразовательных школ по истории и культуре мировых и российских религий».

В рамках Круглого стола состоялась дискуссия, в ходе которой обсуждалось, где проходит граница между светским и религиозным образованием, каким должно быть нравственное воспитание в мультикультурном обществе, нужна ли России «гражданская религия», что является объединяющим, а что разобщающим для молодого поколения.

В данном бюллетене мы предлагаем вашему вниманию материалы отдельных выступлений участников Круглого стола, а также выдержки из Доклада уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2008 год, рекомендации МХГ.


^

ДОКЛАД УПОЛНОМОЧЕННОГО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЗА 2008 ГОД1 (выдержки)




3. ПРАВО НА СВОБОДУ СОВЕСТИ И ВЕРОИСПОВЕДАНИЯ

Конституция Российской Федерации (ст. 28) гарантирует каждому свободу совести и вероисповедания, в том числе право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, менять и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. Для обеспечения практической реализации права на свободу совести и вероисповедания Конституция провозглашает запрет на любые формы ограничения прав граждан по признаку их религиозной принадлежности (ч. 2 ст. 19) и на пропаганду религиозного превосходства (ч. 2 ст. 29). Кроме того, Конституция предоставляет гражданину Российской Федерации право на альтернативную гражданскую службу в случае, если военная служба противоречит его убеждениям или вероисповеданию (ч. 3 ст. 59). Вместе с тем согласно ч. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации осуществление любых прав и свобод человека и гражданина, в том числе, естественно, и права на свободу совести и вероисповедания, не должно нарушать права и свободы других лиц.

Для правильного понимания места свободы совести и вероисповедания в комплексе действующих в нашей стране конституционных свобод особое значение имеет также ч. 1 ст. 14 Конституции, провозглашающая Российскую Федерацию светским государством, в котором никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Согласно ч. 2 той же статьи религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.

В целом, таким образом, право на свободу совести и вероисповедания можно отнести к числу наиболее полно и всесторонне сформулированных конституционных свобод. Реализация этого права имеет поистине судьбоносное значение, особенно для нашей страны с учетом ее горького исторического опыта принудительного ограничения свободы совести и вероисповедания, навязывания принципов так называемого «научного атеизма». Принципиальная и беспристрастная защита государством свободы совести и вероисповедания является также важнейшей предпосылкой укрепления единства и целостности российской нации во всем ее этнокультурном и конфессиональном многообразии.

Перечисленные выше положения Конституции Российской Федерации легли в основу Федерального закона от 26.09.1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях». Практика применения этого Закона в целом позволяет рассматривать его как вполне стабильный и прогрессивный нормативный правовой документ. Достаточно сказать, что за одиннадцать прошедших лет в него были внесены лишь небольшие изменения, связанные с принятием законов о регистрации юридических лиц и о противодействии экстремистской деятельности. Еще одной поправкой в Закон священнослужители и студенты не имеющих аккредитации духовных учебных заведений были лишены права на отсрочку от призыва на военную службу.



Жалобы на нарушение права на свободу совести и вероисповедания поступают к Уполномоченному со всех концов России, стабильно составляя около 5% от общего количества жалоб и обращений. Этот, на первый взгляд, скромный показатель никак нельзя считать незначительным, поскольку даже подписанные одним заявителем жалобы такого рода подаются, как правило, от имени всех членов конкретной конфессии и являются, по сути дела, коллективными. Тематика жалоб на нарушение права на свободу совести и вероисповедания также весьма стабильна. Не менее половины заявителей возражают против внедрения новых паспортов, пенсионных карт и других государственных документов, в которых используется так называемый «штрих-код». Около 20% жалоб подается в связи с воспрепятствованием религиозной деятельности и диффамацией отдельных верований. До 15% жалоб касается отказа вернуть культовое здание или предоставить участок для его возведения. До 5% заявителей из числа верующих жалуются на притеснение со стороны правоохранительных органов. Доля жалоб по вопросам преподавания религиозных или квазирелигиозных предметов в государственных общеобразовательных учреждениях и проблеме государственной регистрации религиозных организаций обычно не превышает 3%, хотя имеет тенденцию к росту. Важно подчеркнуть, что против включения религиозных или квазирелигиозных предметов в программы общего образования нередко высказываются и атеисты, отстаивающие свое конституционное право не исповедовать никакой религии.



Не утихают споры вокруг еще одной острой проблемы – преподавания религиозных предметов, и в частности дисциплины «Основы православной культуры», в государственных общеобразовательных учреждениях. Позиция Уполномоченного, неоднократно излагавшаяся в его заявлениях, а также в ежегодных докладах, состоит в том, что включение подобных предметов в обязательные программы общего образования может рассматриваться как нарушение конституционных принципов и правовых норм Российской Федерации. Уполномоченный в этой связи с удовлетворением отмечает готовность федеральных органов законодательной и исполнительной власти не допустить указанных нарушений. В этом же ключе воспринимаются внесенные в конце 2007 года в Федеральный закон «Об образовании» изменения, которыми, во-первых, было упразднено деление образовательных стандартов на федеральный и региональный компоненты и установившие единый федеральный общеобразовательный стандарт, а во-вторых, осуществляется разработка общефедеральных требований к программам общеобразовательных школ по истории и культуре мировых и российских религий.

Необходимо отметить, что обучение религии – это никак не прерогатива государства, а исключительно вопрос духовного и мировоззренческого выбора каждой семьи, опирающейся на поддержку своей конфессии. Тем более, что согласно действующему законодательству о свободе совести и вероисповедания всем конфессиям, а также созданным при них духовным учебным заведениям, предоставлено право осуществлять конфессионально ориентированное обучение детей вне рамок программ общего образования и за пределами государственных учебных заведений.



В целом ясно, что после семи с лишним десятилетий жизни в условиях принудительного государственного атеизма стремление граждан нашей страны к реализации своего права на свободу совести и вероисповедания может зачастую принимать любые, в том числе и довольно экзотические формы. С учетом этого обстоятельства от государства и гражданского общества требуется уважительное, бережное и беспристрастное отношение ко всем аспектам религиозной деятельности. Разумеется, при том понимании, что каждая из конфессий действует в строгом и безусловном соответствии с Конституцией и законодательством Российской Федерации.


Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации

В. ЛУКИН

Москва, 17 февраля 2009 года


^ Материалы Круглого стола «Пределы светскости и преподавание основ православной культуры в школах Белгородской и Воронежской областей»


Одинцов Михаил Иванович, представитель аппарата федерального Уполномоченного по правам человека в РФ (Москва)

Добрый день, уважаемые участники круглого стола!

Вчера, уезжая из Москвы к вам, в Белгород, я имел короткую беседу с Уполномоченным по правам человека в РФ В.П.Лукиным. Я обозначил перед ним тот круг вопросов, который будет обсуждаться на «круглом столе». Он меня, образно говоря, благословил, подчеркнув необходимость участия представителей аппарата Уполномоченного во всех общественных дискуссиях, которые так или иначе связаны с мировоззренческой проблематикой. Одновременно В.П. Лукин просил меня передать всем вам от его имени уважение и признательность за усилия, которые вкладываете в свою деятельность – будь это правозащитная, образовательная, научная, государственная или духовная. Все это необходимо и важно для нашего общества.

Два слова об институте Уполномоченного по правам человека, который в нашей стране не так давно отметил свой десятилетний юбилей. Он имеет две составляющие: федеральную, и это уполномоченный по правам человека в РФ; и региональную - это уполномоченные по правам человека в субъектах РФ, на сегодняшний день их насчитывается порядка 50 человек. Насколько я осведомлен, не так давно в Белгородской области тоже состоялось назначение на должность Уполномоченного, так что и у вас институт Уполномоченного тоже имеет теперь свою составляющую. Уполномоченные - это люди, призванные содействовать в различных конфликтных и острых ситуациях защите и обеспечению прав граждан – всех прав: гражданских, политических, экономических, культурных, социальных. Алгоритм действия этого института такой же, как и во всей Европе. Если гражданин, опираясь на национальное законодательство, в трудной для себя ситуации не смог защитить свои права, и в этом, как он считает, ему не помогли государственные, правоохранительные и судебные инстанции, он вправе обратиться за содействием к Уполномоченному по правам человека.

Характер обращений в аппарат Федерального уполномоченного за прошедшие 10 лет существенно не меняется – 30-40 тыс. в год. Значительно и количество обращений к региональным Уполномоченным. Конечно, в основном в них затрагиваются социально-экономические проблемы. Но в последние годы мы видим, что в этом потоке жалоб и обращений увеличивается число обращений, которые касаются не материальных, а мировоззренческих, образовательных, духовных проблем.

Наш отдел, отдел по защите свободы совести, особенно хорошо это ощущает. Я вам цифру назову – и вы это ощутите сами: в прошлом, 2007 году, в отдел поступило 370 письменных обращений от религиозных, правозащитных и иных общественных организаций, практически все коллективные. За пять с небольшим месяцев текущего, 2009 года, мы получили уже 600 обращений. Понятно, что к концу года эта цифра существенно подрастет.

В рамках Федерального конституционного закона «Об Уполномоченном по правам человека в РФ» мы рассматриваем все те заявления, что ложатся к нам на стол, пытаясь вникнуть в ситуацию, в которую попал человек или организация, определить круг государственных ведомств (на федеральном или региональном уровне), которые призваны разрешать эту проблему; стремимся определить, насколько точно они выполнили свою функцию. В необходимых случаях мы запрашиваем информацию, как от тех структур, на которые жалуется заявитель, так и от всех других, которые могут внести ясность в ситуацию. Сформулировав свое представление о проблеме, с которой к нам обратился заявитель, мы готовим проекты писем, обращений, заявлений уже непосредственно для Уполномоченного, который и определяет степень своего участия в каждом из конкретных дел.

Очевидно, вы знаете, что ежегодно Уполномоченный готовит и представляет высшим лицам нашего государства Доклад о ситуации с правами человека в России и о своей деятельности. Я вам сейчас представляю книгу, достаточно объемную, в 450 страниц, где кроме собственно текста Доклада за 2008 год размешено еще множество полезного материала: справочно-информационные материалы о работе аппарата Уполномоченного, документы Уполномоченного, направленные им в разные инстанции, Специальный доклад Уполномоченного, переписка Уполномоченного с государственными ведомствами по обращениям граждан и организаций. Это кладезь правозащитной мудрости, который необходимо иметь каждому, кто занимается правозащитной проблематикой. Этот доклад и сопутствующие материалы размещены на сайте Уполномоченного. Можно зайти, посмотреть, почитать, увидеть текущую корреспонденцию. Доклад опубликован в «Российской газете».

Как в этом, так и в каждом, из докладов присутствует раздел, посвященный соблюдению прав человека (гражданина) на свободу совести, мысли, убеждений. Когда 10 лет назад я приходил на работу, в аппарат Уполномоченного, я думал, что будем писать раз в два года какой-то небольшой обобщающий материал по этой проблематике. Однако жизнь показала, что этой теме не суждено «раствориться» даже после принятия, казалось бы, хороших, интересных, демократических законов, громких призывов и обещаний власть предержащих, что все в этой области будет «ок!». Не получилось – поэтому тема мировоззренческого выбора человека и его защита со стороны государства присутствует постоянно и в деятельности Уполномоченного, его аппарата, и на страницах Ежегодных докладов Уполномоченного.

Мы стремимся в материал, готовящийся отделом для Уполномоченного, включить наиболее типичные ситуации, наиболее ходовые сюжеты, с которыми мы сталкиваемся в повседневной работе, и что, на наш взгляд, осложняет религиозную ситуацию и государственно-церковные отношения.

Последние два-три года в нашем разделе, посвященном свободе совести, есть информация, касающаяся проблем образования. Мы с этой проблемой сталкиваемся, теперь можно говорить постоянно, и в более широком смысле, чем это заложено в названии нашего «круглого стола».

Буквально перед самым отъездом в Белгород в почте нашего отдела вновь оказались коллективные заявления представителей религиозных организаций, чьи дети в школе подвергаются определенному нажиму, оскорблению и унижению в связи с тем, что они являются представителями не самой крупной религиозной организации. Или, упомяну, что наметилась устойчивая тенденция роста числа обращений от представителей религиозных организаций, чьи дети в ВУЗах, сталкиваются с т.н. проблемой субботы – невозможностью по религиозным основаниям посещать занятия в субботу. Например, это актуально для адвентистов седьмого дня. Казалось бы, мы смогли уйти от этой проблемы на рубеже 80-90-х годов, и никаких конфликтов на этой почве долгое время не было, но сейчас эта возвращается. Чаще всего мы сталкиваемся с тем, с чем и в СССР – с нежеланием администрации учебного заведения учесть этот деликатный аспект, пойти навстречу учащемуся (как правило, успешно обучающемуся) и его родителям.

Многие другие события, связанные со школой (в широком смысле), все чаще и чаще оказываются в почте отдела. Однако приоритет, безусловно, за ситуацией, складывающейся вокруг школьных курсов, в которых ставится задача информировать учащегося о той или иной конкретной религии. Дело не сводится только к русскому православию, так как в ряде регионов РФ активно внедряются курсы, связанные с иными религиями: ислам, буддизм. Но курс «Основ православной культуры» (далее - ОПК) наиболее распространен, с ним сталкивается наибольшее число людей, он в большей степени вызывает достаточно накаленную дискуссию в обществе.

Вы знаете, что несколько лет назад ряд субъектов РФ, и Белгородская область была здесь пионером, приняли законы, которые установили обязательный порядок преподавания ОПК в рамках регионального образовательного стандарта. При этом власти ссылались на необходимость донесения до населения регионов полезной и конструктивной информации о наиболее распространенной религии, о ее роли в истории и культуре Российского государства. Что, по их мнению, должно было способствовать укреплению толерантности, межнациональных и межконфессиональных отношений. Однако на практике такие действия привели к обратному – возрастанию межрелигиозной и межнациональной напряженности. Как мне представляется, в благое дело, ибо никто не спорит, что религия является частью национальной культуры, а религиозные организации сыграли важную роль в истории нашего государства, привнесен был элемент контрпродуктивного характера – требование «обязательности» ОПК и его включенности в учебный процесс. Вокруг этого вот уже несколько лет и идут споры. Как неоднократно публично заявлял Уполномоченный по правам человека, и как отмечалось в его Ежегодных докладах, именно эти два момента, противоречащие смыслу светскости государства и государственной (муниципальной) школы, вызывают в обществе раздражение и неприятие. И чем быстрее будет исправлено допущенное отступление от конституционных норм, тем меньший урон оно нанесет обществу.

Несколько конкретизируя ситуацию, приведу примеры из обращений верующих различных церквей. Люди недоумевают, почему публично заявленный принцип добровольности при выборе факультативов по мировоззренческим предметам на деле оборачивается обязательностью, и более того, закрепляется в местных законах и подкрепляется действиями местных органов образования и местных властей, чуть ли не насильно запихивающих людей на занятия по ОПК? Родители, представляющие неправославные конфессии или имеющие нерелигиозные мировоззренческие убеждения, не могут понять, почему они, не желая отдавать ребенка на курс ОПК, должны писать об этом заявление в администрацию школы, а не те родители, которые хотят этого? Или еще вопрос, почему в аттестат о среднем образовании делается запись о прохождении курса ОПК? И как быть тем, кому ставят по этому предмету прочерк? Разве это не дискриминация?

Я думаю, что озабоченность людей вполне обоснованна. Здесь я хочу еще раз озвучить позицию Федерального уполномоченного, который излагал ее неоднократно в обращениях в органы исполнительной и законодательной власти Белгородской области, и которая содержится в его письмах в министерство образования РФ и в органы образования Белгородской области. А именно: в соответствии с Конституцией РФ, наше государство является светским. В силу этого какие-либо предметы, требующие от обучающегося мировоззренческого выбора и формирующие какое-либо конкретное отношение к религии, не могут быть включены в образовательный процесс и быть обязательными в системе государственной (муниципальной) школы.

Кстати, не могу здесь не заметить, что ссылки на некое культурологическое, внерелигиозное и даже религиоведческое (!) содержание, которое, якобы, присуще курсу ОПК и издаваемой для учеников и учителей учебно-методической литературе по этому курсу, просто смехотворны и не выдерживают никакой критики. Прочитав литературу, к примеру, подготовленную на Белгородчине, нельзя усомниться в том, что она ставит для учителей задачу подвести учащегося к мысли, что есть православная вера, самая лучшая в мире, есть Бог - первопричина всего, основа мироздания и человека. От веры и культура народа, а потому надо верить по-своему, и защищать свою веру и культуру, поскольку все находящееся за пределами «нашей веры» - чуждо нам, противостоит нам и опасно для нас. Да и подлинным патриотом можно быть, только если исповедуешь православие. Я почти цитирую одно из методических пособий для белгородских учителей. Кстати, недавно мы получили ответ на одно из наших обращений в прокуратуру Белгородской области. В нем сообщается, что именно это, почти цитируемое мной, методическое пособие исключено из списка обязательной литературы для учителей.

Наша позиция сводится к тому, что надо действовать согласно Конституции и законодательству о свободе совести. Не стремиться сделать государственную школу «полигоном» битвы за умы детей. Российская история дает примеры того, к чему такой бой приводит, и не надо повторять ошибок прошлого. Тем более, что в отличие от недавнего советского прошлого, у религиозных организаций сегодня есть самые широкие возможности создавать образовательные учреждения за пределами государственной школы. А, кроме того, законодательство о свободе совести предусматривает и возможность приглашения в школу представителей различных церквей для ознакомления учащихся с той или иной религиозной традицией. Правда и в этих случаях, участие детей в таких встречах должно быть сугубо добровольным, а родители должны быть оповещены о них и иметь возможность, в соответствие со своим законным правом, разрешать или не разрешать своим детям участвовать в них.

Можно говорить, что вполне определенные подвижки в устранении допущенных отступлений от принципа светскости. В конце прошлого (2007) года внесены определенные изменения в законодательство об образовании. Региональный компонент, который для сторонников клерикализации государственного образования являлся единственной, на мой взгляд, псевдоправовой основой – отменен. Отныне в школах существует лишь федеральный общеобразовательный стандарт. На мой взгляд, этого уже достаточно, чтобы отменить те областные законы (в том числе, естественно, и белгородские), которые и породили напряженность в обществе в связи с введением обязательного преподавания ОПК и им подобным курсов. Сегодня известно, что идет напряженная работа над разработкой федерального стандарта. В нем предусмотрен и общеобязательный раздел, посвященный пробелам религии и мировоззрений, убеждений и совести.

Хотелось бы надеяться, что, во-первых, этот процесс не затянется на долгое время, а, во-вторых, что в стандарте будет предусмотрен набор предметов, ориентированных на различные мировоззренческие убеждения, и ученики вместе со своими родителями смогут действительно добровольно выбрать то, что им по сердцу и по совести.

К формированию нового стандарта приглашены и представители централизованных организаций. Некоторые из них настаивают на «простом» разрешении конфликтной коллизии: перенести содержательную часть бывшего регионального компонента в новый федеральный стандарт. Но такой подход не встречает поддержки со стороны других церквей и нерелигиозной части общества. Чем все закончится – мы пока не знаем, но надеемся, что компромисс будет найден. Тем более, что в вопросах духовно-мировоззренческих аргумент, базирующийся на арифметических выкладках, не может быть использован и приниматься во внимание. Ибо светское государство, а именно таким оно провозглашается и утверждается в Российской Конституции, служит интересам всех граждан, независимо от их отношения к религии и принадлежности к «большим» или «малым» церквам; или вовсе от их нерелигиозной принадлежности и следованию морально-нравственным, этическим или философским воззрениям. Государство должно обеспечить духовные интересы всех этих категорий граждан.

Завершая свое вступительное слово, хочу признаться в том, что мне будет чрезвычайно интересно послушать, что думают участники «круглого стола» по вопросам, вынесенным на обсуждение; узнать о проблемах, которые на вашей территории волнуют вас и ваших земляков. Хотелось бы увидеть ситуацию вокруг «школьного вопроса» с различных позиций, как и услышать убедительные аргументы «за» и «против». Обещаю, что услышанное и увиденное послужит мне «пищей» для размышлений, в том числе и в момент подготовки материалов в очередной ежегодный доклад Уполномоченного по правам человека в РФ.

Спасибо за внимание.


^ Эйдельман Тамара Натановна, заслуженный учитель России, член правления МОО «Объединение преподавателей истории» (Москва)

Почему я здесь? Ну, с одной стороны я с 1981 года я преподаю историю и обществознание в общеобразовательной школы, а с другой стороны – я являюсь председателем Межрегиональной Общественной организации Объединение учителей истории. Наша организация неочень большая, мы являемся коллективным членом огромной Европейской организации Ассоциации учителей истории, куда входят представители практически всех Европейских стран. Это Ассоциация «Евроклио». И вот наша организация вместе с «Евроклио» проводила 2 больших проекта, когда мы готовили это пособие. И вот в частности наш проект «Мозаика культур», в котором принимали участие интереснейшие учителя и методисты, социологи, этнографы с разных концов нашей страны и из-за рубежа в подготовке этого пособия для учителей и методического пособия к ним – они шире, чем вопросы религии. И подзаголовок пособия «Мозаика культур» - Преподавание культуры в поликультурном обществе. Она сосредоточена на тех темах, которые особенно важны в поликультурном обществе. Сейчас у нас все общества поликультурные, а особенно наше российское. И один блок, или модуль, называется Религиозные традиции России.

Я не собираюсь рекламировать наше пособие. Пока мы работали над ним – было много рабочих семинаров, тренингов для учителей от Владивостока до Владикавказа. Мы пытались выработать некоторые принципы, которые надо применять, используя наше пособие, либо применять в принципе в жизни. Итак, из чего мы исходили:

Во-первых, хотя не хочется говорить банальностей, в поликультурном обществе нам нужна терпимость, взаимная ко всем конфессиям, и даже к тем, кто ничего не исповедует. Ясно, что важно взаимное уважение всех культур, религий, традиций. Именно взаимное.

Потому что понятно, что любые меньшинства должны с уважением относиться к взглядам большинства, и наоборот. И тут есть взаимные права и обязательства. С другой стороны, мы исходили из того, что разнообразие – любой, не только религиозное – этническое, языковое – это богатство народа, которое всегда надо подчеркивать. И чем больше мы это будем делать – тем лучше. В своем преподавании я никогда не упускаю момента, чтобы сказать, как хорошо, что у нас такое разнообразие в стране, что это сила, это наше богатство. И в то же время очень легко начать разговор о разнообразии, начав с того, что вы такие, мы такие – разбились на группки – все, каждый сам по себе. Это, как мы знаем, может привести к тяжелым конфликтам. Разнообразие лежит в основе нашего единства. Если опять же мы, учителя, не будем этого подчеркивать, то последствия могут быть самые-самые непредсказуемые.

Мы говорим о преподавании религии. Ну, во-первых, как это понятно из предыдущего выступления. О преподавании религии в школе, в светской, государственной школе, мы можем говорить только в культурно-историческом аспекте. О какой бы религии речь не шла – это противоречит Конституции. Тоже говорит право на свободу совести, которое говорит, что каждый исповедует или не исповедует какую-то религию. Во-вторых....да, если мы говорим в культурно-историческом аспекте, то с одной стороны религии, в частности православие, но и другие религии, очень хорошо представлены в программе. Если мы говорим о православии, то в курсе истории России есть огромные разделы, в которых можно останавливать подробно на православии. Когда мы изучаем Древнюю Русь, Крещение Руси, принципы, которые были приняты в это время, - мы говорим о Сергии Радонежском, о его великой роли, о спорах религиозных кон. 15 – нач. 16 в. И когда мы изучаем историю русской культуры – и в курсе истории, и в курсе истории мировой культуры, понятно, что невозможно изучать историю России, не говоря о принципах построения православного храма, о фресках и т.п. Невозможно изучать русскую литературу 19 века, не изучая православие и др. Если же мы говорим об отдельном курсе, то есть один вариант – понятный – если есть большинство в каком-то регионе, то ей надо уделять больше внимания, больше значения. С одной стороны это логично, с другой – мне кажется опасным, потому что в мультиконфессиональном, поликультурном обществе это может привести действительно к ощущению дискриминации каких-то групп достаточно больших, разнообразных, а с другой стороны. Как только возникает ощущение навязывания, даже у тех, кто исповедует эту религию, мы сталкиваемся с девальвацией ее ценности. Это одна опасность. С другой стороны, предлагается часто вариант, что одни дети изучают основы православия, другие – основы ислама, католицизма и т.д. Что, очевидно, более либеральный вариант. Это дает выбор, но с другой стороны – это подчеркивание различий, которое может привести к конфликту. И всем нам понятно, что в стране есть опасность различных взрывов и конфликтов. В одних регионах она больше, в других меньше. Одни региона благополучные, другие тихие. Город Кондопога, о котором мы услышали несколько лет назад, был абсолютно тихий, спокойный провинциальный карельский город. Представить себе невозможно было, что там вспыхнет конфликт. Но он вспыхнул. И это говорит о том, что какие-то совершенно неожиданные и ужасные вещи могут произойти в самых вроде бы благополучных местах. Это происходит во всем мире. Я сейчас приведу пример, вроде бы не относящийся к нашей теме. Все мы видели, какие, мягко говоря, неприятные вещи творились пару лет назад во Франции. Понятно, что там это было вызвано своими причинами – социальными, политическими. Много их было. Но учителя истории сразу поняли, что какая-то веточка, в тот костер, который там вспыхнул, была подброшена образованием. Французское образование исходит из того, что ты приехал во Францию, ты – француз, ты учишь то, что издается большинством. Забудь о своих особенностях, интегрируйся. В результате они получили то, что получили. Очень хочется надеяться, что мы избежим такого ужаса.

Наше пособие — я не хочу сказать, что вот он выход из всех проблем — это просто материал к размышлению, это тот материал, который после очень длинной работы, длившейся несколько лет, разными людьми — с разными взглядами, убеждениями — любыми: педагогическими, религиозными, какими угодно. Мы пришли к выводу, что это наиболее продуктивный вариант — вариант сравнительного изучения религии. Естественно, без навязывания окончательных мировоззренческих выводов.

Презентация. 1-я тема Религиозное разнообразие и его истоки. Мы сразу начинаем с того, что показываем глубочайшие корни разнообразия российского. Даются храмы Санкт-Петербурга, чтобы дети могли сравнить, проанализировать. Ясно, что это можно сделать на примере любого города. Здесь главная идея — разнообразие должно показывать, что мы все едины. Задание на знание разных религий и попытка показать, что некая гуманистическая идея есть везде — и это сближает. Дальше, в зависимости от своей веры, ты можешь выбрать то, что требует твоя душа. Я очень люблю задание Праздники разных народов, которые, если с ними работать, показывают, как очень они близки. Здесь оставлены пустые места, чтобы дети могли добавить какие-то праздники, которые они знают сами, те, которые в их регионе больше что-то значат. И далее при желании можно рассказывать про разные, можно сравнивать и получить очень большой именно объединяющий результат, то, к чему по сути дела мы и стремимся.

Каждый блок заканчивается проблемным вопросом, и задача не в том, чтобы сказать: «Ура! Наша религия самая правильная», а для того, чтобы дети научились обсуждать это между собой, разговаривать и приходить к каким-то мирным выводам.

Вторая тема, которая хорошо вписывается в историю Российское государство и верующие — это религиозная политика России в разные времена. Здесь есть традиционная история, очень большая и касающаяся разных религий, которая показывает, как Государство Российское в разные периоды выбирало когда-то жесткую политику, в какие-то — мягкую. И вопрос тоже темы сосуществования различных религий. Знаменитый миссионер Ильминский, который очень много сделал для развития православия в Татарстане. Сегодня в Татарстане его деятельность вызывает противоречивые оценки. Его обвиняют в навязывании православия. Здесь есть о чем поговорить, потому что он как раз пытался действовать очень мягкими способами. Здесь есть, что обсудить и поставить проблемы с сегодняшним днем. День сегодняшний — современная политика, проблема мусульманских платков и мн. Другое, и строительство церквей разных культовых зданий в разных местах. И тоже проблема — может ли государство вмешиваться в религиозную жизнь людей. И мы не пытаемся сказать ни «да», ни «нет». Мы хотим, чтобы дети учились формулировать свои дети. Вера и отношение людей — это завершающий отрезок, завершающий раздел, который пытается показать возможность сосуществования различных вер, что совершенно не означает отказа от собственной веры. И завершающее задание, которое предполагает, что дети могут сформулировать свое мнение о межконфессиональном сотрудничестве.

Завершая, могу сказать, как мне представляется, да не только мне — разным учителям в разных концах нашей страны, когда мы проводили семинары с нашей книгой, то много работали с совершенно разными учителями. И как нам кажется, такой культурно-исторический подход к изучению разных религий, это возможность создать гуманистическую, очень продуктивную основу для сотрудничества людей. А это то, что, наверное, нам больше всего сегодня нужно для нашей страны. Спасибо!


Козлов Алексей Юрьевич, к.ф.н., доцент, член экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в РФ, директор Фонда «За экологическую и социальную справедливость» (Воронеж)

Помимо того, что я директор фонда «Экологическую и социальную справедливость», я 10 лет проработал в вузе – и 6 из них – в должности доцента. 5 из них преподавал, как это ни странно, основы православной культуры, которые являются обязательным предметом в нашем вузе. ВУЗ – Воронежский Государственный Архитектурно-Строительный Университет.

Мной и моими коллегами был проделан обзор и анализ методических материалов, которые используются на данный момент для преподавания ОПК в воронежском регионе. Это программа 2 и 3-го класса на данный момент. Со следующего года, по-видимому, будут охвачены и 4-е классы. Я во многом солидарен с тем, что было сказано по поводу преподавания культурологических дисциплин, истории православия и т.д. Но то, с чем я столкнулся, анализируя эти материалы, приводит к совершенно противоположным выводам, к сожалению. По крайней мере, на территории Воронежской области. Приблизительно в это же время в прошлом году проходил круглый стол в Воронеже по проблематике преподавания ОПК. Материалы для 2 класса остались такими же, для 3-го – есть небольшой сдвиг – на первый взгляд, по крайней мере.

Программа для курсов повышения квалификации учителей осталась та же самая – и, к сожалению, не выдерживает никакой критики. Сама программа и курсы повышения квалификации – т.е. после которых учителя могут преподавать ОПК, к сожалению, выглядят очень печально. Там есть проблемы с разжиганием религиозной розни. Например, иные христианские конфессии, помимо православия, ставятся в одном ряду с сатанистами и другими деструктивными вещами. А православие выделяется отдельно. Есть момент специального написания в программе, где православие пишется с большой буквы, а все остальные конфессии с маленькой. А когда перечисляется - «и др.» - и другие конфессии, которые там есть. Мы обращали внимание на эту проблему. И Институт повышения квалификации признал, что это некоторая проблема и это надо как-то исправить, но это не исправлено до сих пор. Если я правильно понимаю, то этот блок до сих пор существует – рассказы про секты, про то, что адвентисты и сатанисты – это не только в рифму, но это примерно и одно и то же.

Есть методические материалы, которые является основным материалом для учителя в подготовке уроков и работе с учениками. Методические материалы, к сожалению, тоже оставляют желать лучшего. Возможно, некоторые согласятся с этим тезисом, но при условии многонациональности России, обращение только к русскому народу и все время отсылки к тому, что все мы русские, православие - наша вера и т.д. выглядит, при условии полиэтнического состава учащихся, и полиэтнического состава населения Российской Федерации, не очень конституционно. Можно говорить, например, что если в Белгородской области живет 92% русских – то это не проблема. Белгородская область находится в Российской Федерации, где живут и татары, и армяне и множество других национальностей. А это звучит живым рефреном. Получается, что есть очень резкое разделение, что есть наша вера – вера русских, все остальные – либо сбоку, либо враги на самом-то деле. Это не голословное утверждение, к сожалению. С нашей точки зрения, материал очень сложный – представляете учеников 2-го класса, которые только начали изучать каких-то общеобразовательные предметы: географию, историю и т.д. И на них вываливается огромное количество географических названий, исторических событий. Например, текст, который им предлагается прочитать: «Ее посещали митрополиты, члены императорской семьи, известнейшие писатели – Гоголь, братья Киреевские, Толстой, Леонтьев, Соловьев, Лев Николаевич Толстой. Был у нее и Достоевский, который под влиянием впечатлений встречи с монахом Амвросием, создал образ старца в своем романе братья Карамазовы». Это для второго класса. Я привел пример – примерно треть этого текста состоит из подобных фрагментов. Но это не самое печальное. Самое печальное, это то, что в методических материалах присутствует – не буду говорить, что откровенное – разжигание национальной розни. Например, в описании ситуации с монгольским игом, всех оппонентов России называют только по национальности, и даже не используется термин Золотая Орда, используются только татары. Татары пришли, татары сожгли Киев, татары то, татары вот еще чего-то. Соответственно также в случае ситуации с Невской битвой и Ледовым побоищем речь идет о католиках и национальной принадлежности вторгавшихся - немцы, шведы, враги и т.д. Все это достаточно постоянно культивируется на страницах пособия. Не говоря о том, что частично искажаются исторические реалии: Новгород и Псков были членами Ганзейского союза в это время, и радикально отделять их от Европы довольно странно. Опять же указание на то, что в католичестве был запрет на молитвы на национальных языках – это тоже искажение исторической действительности. Но это не самое важное – важно, что есть четкий момент разграничения между нашей верой, а есть ряд других конфессий, которые в каком-то историческом периоде могли влиять негативно на Россию, нанесли много ущерба.

Отдельного внимания заслуживает проблема язычества. Если брать библейские тексты – в основном негативные отзывы о язычестве. Они таким же образом перекочевывают и в эти методические материалы. Языческое мировоззрение оценивается не только как враждебное, а как совершенно неприемлемое. В поликонфессиональной ситуации Российской Федерации должна учитывать наличие язычников на территории России. В России – мы берем исторических язычников, еще есть неоязычники, которые, конечно, много споров вызывают – это отдельный разговор. Само описание, как оно должно было быть в культурологических и исторических моментах из православной истории – выглядит на самом деле как обучение религиозной истории. И фактически должно прививать ученику знания о предмете веры. Т.е. как в методических материалах, так и в учебных тетрадях ученикам предлагается совершать действия, связанные непосредственно с исполнением определенных религиозных обрядов – некоторые, кстати, странные, не совсем имеющее отношение к православию: пить святую воду натощак и т.д. Тем не менее, есть очевидные моменты. В качестве примера, в качестве самостоятельной или домашней работы, например, для 3-го класса школьникам предлагается чтение и перевод Величания Преподобному Сергию – переводится со старославянского на современный русский текст Величания со всеми нюансами. Могу сказать, к сожалению, что эти 2 методических пособия – в большей степени для 2-го класса, чем 3-го класса, направлены на формирование знаний о предмете веры, оформление религиозной и этнической ксенофобии. На данный момент по данным методическим пособиям – есть еще тетради для учеников – обучаются значительное число школьников в воронежской области, что ведет к увеличению количества конфликтов как внутри школ, так и за их пределами. Вопрос этот до сих пор открыт и не находит пока своего окончательного решения.

Должен быть новый образовательный стандарт и изменения в законодательстве. Без этих изменений невозможно нормальное функционирование образовательной системы. Совершенно очевидно, что она действует по прежним образовательным стандартам. Наша задача, как представителей педагогического сообщества, так и граждански ответственных людей, ситуацию прояснить и облегчить ситуацию для учета мнений разных конфессий, для прекращения, к сожалению, во многих случаях длящихся конфликтов. Если элементы ксенофобии присутствуют в методических материалах, то ряд учителей может даже эскалировать эти моменты. Разные учителя бывают. Если брать пособие для 3-го класса, то в нем есть чисто номинальная статья, посвященная современной ситуации. Описание солдата, погибшего в Чечне. Здесь это все сложно описывается для 3-го класса, 96-й год описывается – в общем-то, очень близкое к этим школьникам время – описывается как война, вроде бы не война, вроде бы солдаты и пленные и бандиты. Бандиты почему-то все время хотят кричать «аллах акбар» и чтобы бедные пленные солдаты приняли их веру. И все будет хорошо. Я, в общем-то, представляю, что может быть в голове у ученика 3-го класса – без дополнительных каких-то пояснений. Но и как эти пояснения дать. Что это не война, а контртеррористическая операция, что на самом деле чеченцы не бандиты, а граждане Российской Федерации и т.д. Само наличие этой главы и необходимости упомянуть ее в этом пособии может привести к феноменальным последствиям, которые чиновники и деятели образования не могут и представить.

В конце хочу сказать, что, безусловно, мы не критикуем культурологический предмет – как бы он ни назвался: ОПК, православная культура, православная история – как угодно. На примере этих методических изданий, которые используются в Воронежской области, используется широко, используется для повышения квалификации учителей – единственные материалы, изданные институтом повышения квалификации, как это ни странно. Другие методические материалы они не издают. Они переходят эту черту и находятся по другую сторону. При условии, что в отличие от Белгородской области, был факультативный предмет, но от этого проблем не меньше, Те, кто не хочет посещать, они должны писать заявление, а те, кто хочет, точнее те, кто не написал – по умолчанию – хотят и т.д.

И отдельно я хочу сказать, как собственно и в Белгородской области, и в Воронежской, титульной нацией является без сомнения русские. Вынужден настаивать на тезисе, что русские не значит православные. Соответственно, мы должны уважать религиозный и мировоззренческий выбор большинства населения. Если брать ту же социологию, конфессиональными православными является меньшинство. При самых оптимистичных подсчетах – 20%. Это очень хорошие цифры. По сравнению с другими конфессиями на нашей территории – это большинство. Но это не 90% и даже не половина. Я не вижу никакой проблемы преподавать ОПК для них в качестве факультатива, если соблюдается принцип добровольности и нерелигиозности. принцип культурологичности самого предмета. И я вынужден добавить – принцип федеральной экспертизы материалов.

Я действительно посмотрел часть материалов белгородских, к сожалению, не все – не хватило времени – они лучше и в большей степени культурологические – все оценить не могу, не посмотрев весь объем – и выигрывают по сравнению с воронежскими материалами, по крайней мере, этот комплекс, который на компакт-дисках представлен. Он более грамотно сделан – именно хрестоматия, а не то, что учитель должен сделать то-то, ученики должны ответить то-то. Тем не менее, в Воронеже это затормозилось в течение года – направление на экспертизу в Министерство образования. При условии, что сами авторы, представители воронежской семинарии и ряда других институций признают проблему как таковую, тем не менее, пособия остаются те же самые.

Пособия, о которых здесь говорилось, были выпущены Управлением образования Воронежской области. Воронежско-Борисоглебской епархией и Институтом повышения квалификации работников образования – т.е. 3-мя инстанциями. Причем издание профинансировано Воронежско-Борисоглебской епархией, т.е. это учебники, которые читали все, знают все. Это не отдельные авторы, а коллективный труд, который считается одобренным всеми необходимыми инстанциями.


^ Жеребятьев Михаил Алексеевич, кандидат философских наук, эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований (Воронеж)

Получается интересная вещь, с одной стороны мы постоянно слышим от сторонников введения предмета, что есть общественный «запрос» и, даже больше того, - императивный «социальный заказ» на ОПК. С другой стороны, этот «социальный заказ» отчего-то распределяется крайне неравномерно по российским территориям (регионам). Это одно обстоятельство. Второе, - нигде, ни там где ОПеКизация демонстрирует успехи, ни там, где она пробуксовывает, - вы не встретите никаких объективных свидетельств того, что инициаторами введения предмета являются сами родители. Да, родители могут не возражать и довольно часто ничего не имеют против, но они палец о палец не ударили, чтобы продвинуть такое начинание. Люди обычно рассуждают так: «пускай это делают другие – государство, школа, церковь». На расхождение между декларативными родительскими пожеланиями и субъективной неустремлённостью тех же самых родителей уже давно обратил внимание исследователь современных религиозных процессов Николай Митрохин, которого в Белгороде многие, наверняка, знают, поскольку он бывал здесь несколько лет назад.

Зная о территориальной неравномерности успехов на поприще ОПК и активном участии властей ряда регионов, взявших на себя роль проводников начинания, в объяснении причин локальных успехов нового предмета лично я склоняюсь к мысли об определяющей роли в этом процессе нынешней власти (административно-управленческой элиты) регионального уровня. Т.е. главным образом это инициатива принадлежит ни школе, ни, разумеется, родителям, ни даже РПЦ и её структурным подразделениям, а именно действующей власти и даже конкретнее персонам во власти. От того, как власть в целом и олицетворяющие её личности понимают свою роль, чего опасаются, насколько проявляет заинтересованность в воспитующей роли религии первое лицо области, края, республики и зависит реальный результат ОПеКизации на местах. В качестве примеров разного отношения здесь можно упомянуть, разумеется, главу Белгородской области Евгения Савченко, липецкого губернатора Олега Королёва брянского Николая Денина, их тверского коллегу Дмитрия Зеленина, и воронежских руководителей – нынешнего Алексея Гордеева и его предшественника Владимира Кулакова. У всех у них разные политические биографии. Евгений Савченко и Олег Королёв из числа губернаторов с полуторадесятилетним стажем. Владимира Кулакова можно назвать политическим ровесником президента В.Путина. Николай Денин и Дмитрий Зеленин принадлежат к плеяде региональных лидеров, пришедших во власть в середине 2000-х. Алексей Гордеев относится уже к губернаторам «медведевского призыва». Заметьте, все названные руководители регионов крайне расположены к православию и РПЦ! В интервью еженедельнику «Экономика и жизнь-Черноземье» пару лет назад Евгений Савченко выразил вполне прагматичное отношение к православию. Как религия - заявил тогда Белгородский губернатор - оно не лучше других, просто оно актуализирует моменты отечественной истории. В Белгородской, Тверской и Брянской областях власти пошли на выстраивание региональных мифов, обратившись к религиозной истории своих земель (масштабнее в Белгороде и Твери, более ограничено в Брянске). Но везде в названных регионах это обращение породило школьные начинания. Дальше всех пошёл Белгород, объявив в 2006-м областным законом предмет «Православная культура» (разновидность ОПК) обязательной дисциплиной регионального компонента школьных учебных программ. В Брянске и Твери ОПК с энтузиазмом взялись вводить хотя и повсеместно, но поэтапно решениями областных управлений образования. К тому же в Твери объявили об альтернативном курсе светской этики. Правда, что в реальности происходит с предметом «светская этика», понять довольно трудно, ввиду отсутствия какой-либо открытой информации.

А вот бывший воронежский губернатор Владимир Кулаков продемонстрировал, скорее, пример осторожного отношения к предложениям, с которыми выходила на областную власть епархия. В своём публичном объяснении Кулаков заявил, что население региона многонационально и многоконфессионально, поэтому, если это действительно будет предмет по выбору, он не имеет ничего против, но не обязательный - в последнем случае граждане завалят власти судебными исками. Позднее в Воронежской области управление образование по согласованию с епархией в 2007 г. даже присвоило ОПК разряд «обязательного факультатива». Однако, как оказалось, обязательность его относилась только к директорам учебных заведений, которые уже не могли отказаться от преподавания ОПК и аналогичных предметов «духовно-нравственной направленности», если такая инициатива исходила от родителей. В итоге, по данным управления образования Воронежской области, через год после нововведения число и факультативов, и учащихся, их изучающих, уменьшилось. Пришедший на смену Кулакову Алексей Гордеев тоже явно не торопится с этим делом. В Липецкой области областное руководство также не форсирует процесс ОПеКизации в общерегиональном масштабе.

Есть ещё один момент. Те, кто описывают ситуацию с помощью терминов общественный «запрос» или «социальный заказ», исходят из того, что родители учащихся уже, по определению, являются православными. И опросы вроде бы подтверждают это. Спрашивают, - «вы, за»? «Конечно», - отвечает большинство, причём совершенно искренне. В этом нет никаких сомнений. Но и тут просматривается «второе» дно. Для социолога хорошо известно, что лобовой вопрос не даёт ещё исчерпывающей информации об умонастроениях, царящих в обществе.

Социологи говорят, что родители к этому начинанию и ко всему, что связано со школой, относятся следующим образом: «хорошо бы хорошо», но при этом то, что будет реально изучаться в школе, их мало волнует. Да, это отношение разновидность первого описанного мною парадокса: вроде бы есть общественный запрос на ОПК, но при этом он реализуется крайне неравномерно.

Можно считать, что в этот парадокс содержит преимущество для педагогов и дети - это «пластилин», из которого можно лепить что угодно. Вместе с тем, при такой постановке вопроса выпадает общественный контроль над деятельностью школы, прежде всего, контроль со стороны родителей. Он относится к числу условий нормального функционирования современного общества со сложной системой связей, т.е. важен уже сам по себе. В случае преподавания ОПК – тем более, поскольку неизбежны мировоззренческие разногласия между детьми и родителями. Родители воспринимают что-то совсем иначе, чем учителя и совершенно не обязательно, что взрослые члены семей будут соглашаться с тем, что говорят им дети, даже если те почерпнули свои представления в школе. Сегодня мы ехали в машине и услышали по радио новость: библиотеки не посещают. Социологические исследования объясняют, - потому что на это физически не хватает времени. Как воспитываются дети в семье? - Знаем. И знаем, как заняты родители.

Я считают, что сфера религиозного образования уже сама по себе потенциально очень конфликтна, - ведь мы имеем дело с мировоззрением разных поколений. Но притом характере непрямых взаимоотношений между институтами семьи и школы, которые существуют в современных российских условиях (о чём я только что говорил), это вдвойне опасно. Одно дело, когда в секулярной семье после раздумий старшие решили, - пусть ребёнок посещает воскресную школу при храме ли или даже в стенах общеобразовательной школы во внеурочное время, совсем другое дело, когда школа ставит семью перед фактом обязательного изучения по существу вероучительного предмета.

Самые свежие данные о количестве изучающих ОПК Министерство образования России привело месяц назад и почему-то только по 39 регионам. Вышло около 500 тыс. изучающих, из них 130 тыс. дает одна Белгородская область. В РПЦ называют миллион с упоминанием большего числа регионов - это данные марта 2009-го. Вроде бы путём сложения получается и большая цифра, при этом получается странная вещь - статистику лучше ведёт церковь, а не образовательное ведомство? Истина, думается, лежит где-то совсем в другой плоскости, т.к. эти обе цифры вообще плохо сочетаются друг с другом, с трудом конвертируются друг в друга ввиду принципиальной разницы подходов. Почему? Да потому что в большинстве региональных Управлений образования нет никаких структур, которые могли бы дать внятный ответ на интересующий нас вопрос – сколько? Такие структуры есть при институтах усовершенствования (переподготовки) учителей. Но нельзя сказать, что они объективны. В Воронеже всего несколько лет назад в лаборатории духовно-нравственного воспитания при институте переподготовки учителей знали, сколько педагогов у них обучалось (это нетрудно), но при этом не располагали никакими сведениями о количестве изучающих. Т.образом, можно сделать вывод, что для образовательного руководства на уровне регионов ОПК - дело второ-и-даже-третьестепенное. Я думаю, что 39 регионов, которые упомянуло российское Министерство образования, это как раз те, которые смогли представить вовремя какую-то статистику. Откуда они её добывали – это уже отдельный вопрос.

Ещё одна статистическая иллюстрация несводимости одних показателей к другим, опять по Воронежской области. Прошлогодние данные управления образования: всего 5 тыс. изучающих. Руководитель управления образования ровно год назад на пресс-конференции – я лично задавал ему вопрос об ОПК – ответил: «мы в 2007 году ввели, посмотрели, убедились, - спроса на этот предмет нет. Зато мы сняли с себя, - как заявил он, - если не обвинения, то, по крайней мере, упреки, что мы как-то ставим палки в колеса развитию этой инициативы, что теперь если есть инициатива (он не указал, правда, чья), – дети могут изучать такой предмет и никакие учителя, никакой директор не могут этому помешать».

Епархия приводит в этом году совершенно иные показатели - 12% от общего числа учащихся изучают ОПК или предметы духовно-нравственного цикла, из них 30 % - учащиеся младших классов. Понятно, что это не 5 тысяч. В то же время вряд ли ситуация могла так кардинально измениться всего за год, чтобы остаться незамеченной общественностью, СМИ, обычными людьми. В 2008 на собрании актива педагогов, преподающих ОПК и подобные предметы, - они проводятся ежегодно ко Дню славянской письменности, – педагоги, участвовавшие в дискуссии, даже ставили вопрос о каком-то другом предмете с патриотическим содержанием, который был бы понятен учителям. Поэтому я не знаю, что могло измениться за последний год и что вообще могло произойти, чтобы ситуация так кардинально поменялась. Именно с учётом названных обстоятельств епархиальная цифра мне представляется завышенной.

Белгородская область первой пошла на эксперимент всеобщего и долговременного изучения религиозного предмета в светской школе, подведя под него прочную юридическую базу. Напомню, в 2006 г. был принят закон об обязательных к изучению предметах регионального компонента. Вместе с «Православной культурой» (ПК) статусом обязательного оказались наделены «Основы безопасности жизнедеятельности». До этого ПК развивалась по линии трёхсторонних соглашений епархией, управлением образования и региональным институтом повышения квалификации. Статус такого рода соглашений проблемный, - юридические лица в России могут заключать договоры о намерениях, малообязывающие, крайне общего содержания. Поэтому, пожалуй, и результаты их применения не самые впечатляющие.

Посмотрим, какой оказалась степень поддержки в регионах белгородской законодательной инициативы? В Калужской области аналогичный белгородскому закон не получил поддержки у депутатов и у губернатора. Там была такая попытка. А когда в конце 2007 г. федеральная власть решила отказаться от деления школьных программ на компоненты – федеральный, региональный и местный, белгородская инициатива вообще потеряла актуальность и привлекательность для других территорий. Изучение ОПК там по-прежнему развивается в рамках договоров о сотрудничестве вот этих 3-х перечисленных уже структур: епархий, управлений образования, институтов усовершенствования учителей. Активное участие епархий указывает на заинтересованность церкви в продвижении дисциплины. Учебные программы и содержание учебников также расходятся с декларациями об исключительно «культурологическом» формате нового предмета. Наиболее часто упоминаемые регионы, где начинание активно продвигается с участием «первых лиц» – это Тверь - там губернатор очень активен в этом вопросе, Брянск - то же самое, Ульяновск. Здесь про область трудно что-то сказать, зато городское управление образования проявляет просто недюжинную активность. В 2007 г. оно ставило вопрос об изучении ОПК именно в обязательном порядке, невзирая на вероисповедание семей учащихся. Какая-то разрозненная информация об усилиях в этом направлении приходила и приходит из Владимира, Костромы, Ярославля, Омска, Новосибирска, Приморья. Хорошо известно состояние дел в Московской области, где наблюдается откровенная чересполосица: в одном районе ОПК получает «зелёный свет» властей, в соседнем к начинанию откровенно равнодушны. Определённо можно сказать также об Архангельске, там эксперимент не слишком продвинулся. В Волгограде сейчас епархия выходит на какое-то дополнительное соглашение с Думой и губернатором, подписание которого анонсировалось епархией на май. Если судить по сообщениям прошлых лет о всеобщей ОПеКизации, которые поступали из Ростовской области, Краснодарского и Ставропольского краёв, то такие густонаселённые территории должны были давать показатели, - причём официальные из образовательных ведомств, - может быть и перекрывающие белгородские (просто, не очень понятно, на сколько лет изучения там рассчитано изучение этого предмета), или, как минимум, сравнимые с ней. И этот факт тоже наталкивает на размышления.

Кто из руководителей субъектов федерации выступает против ОПК?

Лужков, Матвиенко, руководители 3-х крупнейших республик со значительной компонентой мусульманского населения – это Татарстан, Башкирия и Дагестан. Татарстан второй год реализует собственную программу экспериментального изучения истории религий. В Москве и Санкт-Петербурге склоняются также к тому, чтобы учащиеся изучали религиоведческий предмет. Руководитель Дагестана Муху Алиев вообще высказал крайне отрицательное, - если не сказать, негативное, - отношение к ОПК. Он заявил, что в стране в целом необходимо ввести законодательный запрет на ваххабизм и ОПК. К слову, власти Дагестана, когда главой республики был Магомадов, не раз предпринимали попытки выйти на юридический запрет ваххабизма. В малых Северокавказских республиках – Адыгее, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии - местные власти развивают параллельное изучение ислама и православия в школах, судя по поступающим данным в православном сегменте это обычный «Закон Божий».

Совершенно особый случай исламизации школы являют Ингушетия и Чеченская республика. Градусом повышенной светскости отличается на Кавказе лишь Северная Осетия (Алания), что связано с присутствием среди титульного этноса республики, как христиан, так и мусульман.

Какая картина получается – об этом уже предыдущий выступающий говорил: у нас есть две непересекающихся плоскости - политика на региональном уровне и политика на федеральном уровне. Традиция как регулятор на региональном уровне – может решать частично проблемы, может полностью, но в любом случае её использование имеет свои пределы. Но на федеральном уровне те же самые традиции, к которым пытаются апеллировать на региональном уровне, не работают. Современная Россия должна учитывать ещё одну особенность. Это к вопросу о перспективах и не таких уж отдалённых. Стремительно меняются этнические пропорции населения и те исторические привязки территорий к конфессиональной принадлежности, которые культивируются сейчас, могут создать серьёзные препятствия для развития общества, России как государства. В параллель к этому федеральная власть не формирует идеологию плавильного котла, что было бы вполне логично и естественно в нынешних условиях. Это только усиливает напряжение и создаёт потенциальную взрывоопасность.

Что может быть предложено в качестве альтернативного варианта ОПК, в котором мыслится патриотическая и ценностная составляющие, если мы говорим о школе? Существует такой феномен как «гражданская религия». Практически её можно найти во многих обществах, конечно, современных, но и более ранних исторических эпох. Однако применительно к истории уместнее всё же говорить об элементах «гражданской религии». С одним лишь ограничением, – бессмысленно искать следы «гражданской религии» в обществе, не имеющем представлений о гражданских правах. Понятие «гражданская религия» ввёл в оборот французский просветитель Жан-Жак Руссо в XVIII в. и противопоставлял её «естественной религии», т.е. чувству, присущему человеку от рождения. В середине XX в. «гражданской религии» придал значение американский социолог Роберт Белла, который был политическим консультантом, советником президента Джона Кеннеди. Белла обнаружил множество примеров «гражданской религии» в американской жизни, и в других современных ему обществах. «Гражданская религия» как социальный факт, - что очень важно для полиэтнических и поликонфессиональных сообществ, - не сводится ни к одной из существующих религиозных систем, при этом, она не противоречит их ценностям. «Гражданская религии» проявляется в близком к религиозному поклонении, почтении, оказание знаков внимания государственным символам, что демонстрирует равенство всех граждан. «Гражданская религия» объединяет гражданское большинство, что, впрочем, не исключает параллельного существования в таком обществе отдельных групп, не включённых в определённый момент в жизнь гражданского сообщества. Такие группы (достаточно часто создаваемые религиозными сообществами) как правило, разделяют гражданские обязанности, однако, открыто заявляют об отказе от использования ими прав и привилегий, характеризующих «гражданское большинство». Однако, «гражданская религия» даёт возможность в определённый момент такого рода группам при наличии из доброй воли и внутренней готовности принять полностью или частично существующие в обществе стандарты «гражданской религии».

Вот об этом применимо к условиям российской школы стоит думать и дискутировать.

Нужно двигаться в направлении формирования «гражданской религии» и через школу, и через другие институты, иначе мы не снимем разрыв между теми двумя уровнями, о которых шла уже речь, разрыв будет только увеличиваться, не говоря о том, что без формирования гражданских качеств стагнирует само общество.


Пересыпкина Алла Владимировна, к.соц.н., доцент Кафедры гуманитарных дисциплин Белгородского регионального института повышения квалификации и профессиональной переподготовки специалистов (Белгород)

Уважаемые коллеги, те проблемы, которые у нас сегодня заявлены на круглом столе, безусловно, актуальны, и я полагаю, что если мы сегодня подведем итог, послужит толчком к разрешению этих проблем. И если мы дальше будем с вами собираться, чтобы эти проблемы находили положительный отзыв.

Мне бы хотелось дополнить Владимира Андреевича и акцентировать внимание на том, что суть светского образования наших детей заключается в возможности получить знания современному человеку для достижения более высокого уровня культуры, расширить его кругозор, дать возможность полноту усвоения духовно-нравственных ценностей. Мы так много уже сегодня говорили, что вот урок, вот знания, вот учебники истории. Тамара Натановна, поверьте мне, за февраль-апрель у нас побывали все представители издательств, все они рекламировали учебники истории, все прошли через мою кафедру. Я хочу вам сказать, учебник истории - это учебник истории, это одно. Поэтому не надо смешивать эти вещи, что в учебнике истории мы можем изложить все, что мы даем на уроках православной культуры. Я глубоко убеждена и полагаю, что вы со мной согласитесь, что какую бы профессию в дальнейшем не выбрал бы наш ученик, выпускник, он обязан в первую очередь быть человеком, который может видеть разницу между добром и злом. Он должен понимать, что такое хорошо, и что такое плохо. И разве не сейчас ли нам как можно больше говорить о нравственности, о патриотизме, о гражданственности, об общечеловеческих качествах, и в том числе, духовных ценностях. Нам ведь сейчас этого не хватает, но мы почему-то, нас сейчас захлестнули проблемы скорее антикризисного вопроса. А ведь давайте все-таки посмотрим в суть нашей жизни, суть нашего существования. Кроме того, мне бы хотелось остановиться на том, что урок — это не только получение учеником знаний. Весь это еще колоссальный воспитательный процесс, который осуществляется. А разве не на уроке православной культуры, или, пусть на любом уроке религиоведческих дисциплин, наиболее ярко могут воплотиться те воспитательные тенденции, которые заложены учителем для ученика. Ведь мы все хотим своему ученику только лучшее. И вот этот урок он еще на себе несет эту глобальную воспитательную функцию. Я немного повторюсь, что у нас преподавание православной культуры на Белгородчине осуществляется с 1998 года. Это было действительно в виде кружковых, факультативных занятий. И с каждым годом количество школ, где шло такое преподавание — увеличивалось. Этот сам факт уже подтверждает интерес — и родителей, и учащихся. Это совершенно добровольное посещение. И вот тогда в 2000 году действительно возникла потребность проанализировать те программы факультативных и кружковых занятий, и затем их систематизировать, потому что их появилось огромное количество таких школ, которые желают преподавать на добровольной основе православную культуру. В 2003 году у нас был заключен договор с доктором педагогических наук Людмилой Леонидовной Шевченко. За основу мы взяли ее линию учебников, которую она предложила, и начали ее реализовывать — эту линию учебников. Я полагаю, что если есть потребность у народа, у учеников, у их родителей, то эту же потребность надо удовлетворить. Когда у нас был принят закон Белгородской области об установлении регионального компонента в государственных общеобразовательных стандартах общего образования Белгородской области, где как раз было и помечено, что данный предмет — православная культура — у нас является региональным предметом в качестве регионального компонента и введен со 2-го по 11 класс в объеме 1 час в неделю. Как вы тут уже говорили, вряд ли кто посягнет отрицать особую роль православия в истории России, в становлении и развитии ее государственности, и об этом даже сказано и в Конституции (в преамбуле). Поэтому это будет даже бессмысленным нам говорить.

И еще, по поводу того, если возникают те или иные жалобы — приводили пример, какие-то недовольства. Я бы хотела немножечко вспомнить фразу Понтелиана. Он в свое время сказал так: «Осуждает то, чего не понимают». И вот какая-то определенная часть людей и действительно — они чего-то не понимают. Я это связываю с элементарным религиозным нигилизмом. А может быть и религиоведческим, т.е. Людям не хватает вот этой просветительской деятельности, чтобы рассказать о том, что когда мы говорим о предмете православная культура, то мы говорим не о вероучительном предмете. У нас для этого есть вот представитель — отец Олег Ковец. Он будет говорить о вероучительном предмете. А мы говорим не об изучении основ религии, а об изучении православной культуры в историческом, философском, культурологическом плане как традиционной национальной культуре.

Конечно же, анализируя те или иные уроки православной культуры, кстати, в прошлом месяце у нас был открытый урок, на который пришли слушатели курса повышения квалификации в одной из гимназий города Белгорода. Там мы преспокойно общались с родителем — папой — который был баптистом, но тоже посетил этот урок, выразил массу всевозможных благодарственных слов. В процессе разговора мы с ним познакомились. И мы опять-таки убедились в том, что — с его слов: я увидел, что вы не навязываете. Это не наша задача заниматься вовлечением в религию детей. Потому что учителя как ретрансляторы знаний, которыми они владеют. Они передают, но не навязывают ту или иную точку зрения, и поэтому в данном случае, когда я говорила о религиозном нигилизме, я бы хотела обратить внимание на то, что нельзя подменять понятия религиозное образование и религиоведческое. Преподавание или изучение православной культуры или изучение православия. Это разные вещи. И когда мы это уясним, тогда все встанет на свои места. Предмет не ставит целью навязывать профессиональную точку зрения конфессионально. Вот в этом как раз и заключается специфичность этого предмета. Конечно же, эффективность проводимой работы всецело зависит от компетентности преподавателя. Никто не будет, опять-таки, это отрицать. Осознание ими важности, глубины, необходимости для преподавания этого предмета. Не буду повторяться, скажу, что в нашем институте такие курсы осуществляются, где обучаются педагоги совместно с центром «Преображения» Белгородско-старооскольской епархии. И, как говорил Владимир Андреевич, у нас есть еще и социально-теологический факультет БелГУ, где в течение 5 лет у нас готовятся специалисты-теологи. И образовательная программа, я вас уверяю, выстраивается и носит только лишь светский характер. При подготовке педагогов особое внимание уделяется изучению законодательной базы. Поверьте, мы все делаем в рамках закона. С тем, чтобы во время преподавания не допустить перехода от культурологической грани к религиозной.

Принцип преподавания таков, что в основе преподавания лежит историко-культурологический подход.

Как я уже говорила, на этот предмет еще накладывается большая воспитательная обязанность. И учителя целенаправленно реализуют воспитательный потенциал этого предмета. И, как я уже говорила, работают с учащимися с такими понятиями как добро и зло, справедливость, жизнь и смерть, назначение человека, совесть, милосердие, верность, предательство. Мне кажется, что развивать эти качества в наше время очень и очень актуально. В настоящий момент у нас достаточно положительно разрешена такая важная проблема как обеспечение школ содержательно-педагогической и методической литературой. Определены учебно-методические комплекты. Буквально несколько слов — дам характеристику комплектам, по которым мы работаем.

Это действительно высокая информативность, наглядность, открытость, полифункциональность, многоуровневость. У нас есть учебники — как электронные, так и бумажные. Мое личное мнение таково, что предмет православная культура имеет принципиальное значение для современного российского образования. Более того — для учащихся Белгородской области. Кроме того, если уж мы говорим, что живем в такой период и строим гражданско-правовое общество, демократическое общество, то вот как раз желание родителей, желание учащихся — вот те социологические данные, которые мы получили, а мы дважды проводили так широкомасштабно исследования по преподаванию православной культуры и по религиозной ситуации на Белгородчине, то это разве не признак создания полноценного гражданского общества, когда желание у детей и родителей преподавать и обучать именно православной культуре — это разве не выражение демократизма будет и стремление обновить нашу систему образования и сформировать такое культурное пространство, в котором хотят жить граждане. Конечно, здесь будет мнений очень много, потому что много нас, но прислушайтесь, пожалуйста, к тому опыту, может он, конечно, мал в том глобальном времени, если мы будем смотреть все это во времени, но тот опыт, который накоплен Белгородчиной, очень ценен. И я убеждена, что достижение стабильного развития страны возможно только при возрождении народных традиций, базовых нравственных ценностей, на которых строилось российское государство и создавалась великая русская культура. Один поэт — Давид Самойлов, он так сказал: «Времена не выбирают — в них живут и умирают». Во все времена были сложности, как никогда очень важно определить, каким будет наше будущее, какими будут наши дети. Мы своими постановлениями, указами, конечно, и т.д. Директивами, можем перечеркнуть им все. Может быть, мы дадим шанс тем, кто желает, изучать православную культуру? Пусть они изучают.

Спасибо!

Ламанов Владимир Андреевич, начальник Управления общего и дошкольного образования Департамента образования, культуры и молодежной политики Белгородской области (Белгород)

Образование человека на основе православной культуры во всех ее проявлениях: религиозной, идеологической, научной, художественной – доброта, милосердие, совестливость, братство формировались в православном быту, и потому изучение подлинной истории жизни и традиции русской народной культуры невозможно без знания православной культуры. Я думаю, оспаривать это будет довольно сложно. Более того, вера благодаря своей действующей практической морали, устоявшейся системы нравственных норм, имеет немалое значение превратиться в наше время именно в ту силу, которая способна противостоять духовной коррозии, поразившей наш социум. Однако буду говорить о том, что происходит у нас – в образовании. В образовательных учреждениях речь идет не о навязывании веры, я прошу сразу обратить на это внимание, а об изучении культуры титульной нации. По данным переписи населения, в России живет 80% русских. В Белгородской области живут 92,8% русских по национальности. И православная культура у нас развивается на протяжении 10 веков. В рамках работы круглого стола мне бы хотелось остановиться на некоторых аспектах работы по разработке духовно-нравственного воспитания и по ведению курса основы православной культуры в Белгородской области. С 2006-2007 года учебного года в соответствии с областным законом «Об установлении регионального компонента государственного образовательного стандарта общего образования Белгородской области» в общеобразовательных учреждениях всех типов введен курс Основы православной культуры. Согласно закону, предмет имеет культурологическую направленность и предполагает знакомство учащихся с православной христианской картиной мира. На материалах краеведения области обеспечивает научные знания учащихся о православии как традиционной национальной культуре в историко-культурном, этнокультурном и информационном аспекте. Преподавание предмета в основном осуществляется преподавателями гуманитарных дисциплин, имеющих высшее образование, определенный стаж работы, способность к самообразованию и пониманию проблемы духовно-нравственного воспитания школьников. Системой образования области на протяжении 10 лет проводилась подготовительная работа по введению в качестве регионального компонента учебного предмета Православная культура. В ряде общеобразовательных учреждений, начиная с 1998 года, преподавание предмета проводилось в форме кружков, а также интеграция в курсы русского языка, литературы, географии, музыки, изобразительного искусства, истории. Хочу обратить внимание: отрицательных отзывов от родителей и учащихся в этот период активных не было.

Кампании именно по Белгородской области, потому что материалы, которые нам предоставлял Владимир Петрович – там действительно есть очень большой раздел – анализ ситуации, но по Белгородской области в этот период таких материалов не было. Тогда же в области на базе Белгородского Государственного университета и регионального института подготовки и переподготовки кадров и духовно-просветительского центра Белгородской и Старооскольской епархии были организованы и ведутся сейчас курсы повышения квалификации преподавателей основ православной культуры. В составе БелГУ действует социально-теологический факультет. Его выпускники также преподают курс православной культуры. Во многих образовательных учреждениях, обеспечивая духовную безопасность и выстраивая мостик между государством, РПЦ и представителями других конфессий. Преподавание учебного предмета православной культуры используются учебники и учебные пособия, учебно-методические комплексы, прошедшие экспертизу на региональном уровне. В начальных классах используется учебно-методический комплекс Православная культура. Автор профессор Шевченко. В средних и старших классах – учебно-методический комплекс Скоробогатова, Рыжкова, Колиц, а также отдельные учебные курсы, модули по разным годам обучения по тематическим развилам, например, Духовное краеведение Белгородчины, Духовная безопасность личности и т.д., разработанные на региональном уровне. В учебно-методический комплекс под редакцией доктора педагогических наук Шевченко разрабатывались во многом с использованием краеведческого материала Белгородчины. Мы считаем их приемлемыми, т.к. материал учебно-методического комплекса представлен в историко-культурном, кстати, то, о чем мы уже с вами говорили, этнокультурном, информационном, лингвистическом и философском аспектах. О целесообразности преподавания предмета Православной культуры в Белгородской области свидетельствует социологические исследования, проведенные в апреле и июне 2008 года. Они подтвердили, что среди родителей и педагогов и учащихся региона имеет место образовательный запрос на изучение традиционной религиозной культуры, в качестве которой в Белгородской области для подавляющего числа населения и выступает православная культура. Преподавание предмета имеет определенный положительный эффект с точки зрения решения ключевых учебно-воспитательных задач. В соответствии с оценками самих учащихся православная культура способствует реализации ряда важнейших задач по обучению и воспитанию, таких как просвещение в области религиозной культурной традиции, воспитании культурно-исторического самосознания, осмысление ценностей и смысла жизненных ориентиров, воспитание толерантности, повышение уровня нравственно-этического воспитания. Было несколько жалоб. Эти жалобы поступали от представителей религиозного направления Свидетели Иеговы. Хотя с их стороны в жалобах нет четкого обоснования, почему они не приемлют уроки православной культуры. Предмет носит культурологический характер. Предполагает знакомство не только с православной культурой, но и с культурой мировых религий. В нашем курсе нет ограничений только на православной культуре. И вот это аспект, на который обращали внимание мои предшествующие выступающие, у наших учебно-методических комплексов он достаточно обширен. И мы не ограничиваемся навязыванием только православия – прошу на это тоже обратить внимание. И как результат, могу привести последние данные из анализа оперативной обстановки на территории Белгородской области за последние 12 месяцев 2008 года. Снизилась преступность среди несовершеннолетних на 8%, а среди учащихся лицеев и школ – на 19%. На 21 % снизилось количество лиц, совершивших преступление. Среди учащихся, употребляющих наркотические средства, зарегистрированных в Белгородской области, учащихся собственно нет. Что подтвердило и добровольное наркотестирование среди учащихся, склонных к асоциальному поведению. Выпускные вечера в школах Белгородской области направлена на безалкогольное русло. Все это, в общем-то, является показателем духовно-нравственного воспитания на детей и молодежь области. Мне хотелось бы напомнить, уважаемые присутствующие, что введение предмета православной культуры, мусульманской культуры и другие культуры, а также области духовно-нравственная культура - это все выросло на местах и территориях Российской Федерации, и только потом был принят ФЗ №309, вводивший в государственный стандарт такую образовательную область. Департамент образования и культуры молодежной политики Белгородской области и Белгородско-Старооскольской епархии предложили для рассмотрения концепции включения нового поколения образовательных стандартов государственного значения учебного предмета Православная культура, которая идет в развитие концепции, предложенной Московской епархией. А также содержание образования и его стандартизация, экспертиза представленных учебно-методических комплексов, и результатов социологических исследований среди родителей, учащихся из старших классов, педагогов.

Как видите, мы открыты, предложения выносятся, и дело остается за экспертами. Педагогическая и родительская общественность области, имея успехи воспитания, успехи определенной социально-педагогической деятельности по передаче жизненного опыта поколениям, успешная социализация подрастающего поколения, ориентация их на защиту интересов родины, систему духовно-нравственного воспитания детей и молодежи, обеспокоенной, каким же будет государственный стандарт нового поколения в образовательной области, духовно-нравственная культура. А теперь для протокола я добавлю вам следующее, мы получили обращение Владимира Петровича. Мы работали с прокуратурой, прошли слушания нашей Областной Думы. Рассматривали мы как раз внесение изменений в закон «Об образовании». Для нас это архиважно – исполнение законодательства. Я человек в основном светский, у меня в моем дипломе красном «пятерка» по атеизму. Но я обязан сказать – образование обязано быть в рамках закона.

Мы рассмотрели изменения. И какова же у нас сейчас картина в Белгородской области? Мы внесли изменения в курс преподавания ОБЖ, который стал теперь обязательным. Это согласно 241 Приказу Министерства образования, но вместе с тем констатировали следующее обстоятельство — в законах об изменении есть прямое указание, ссылка — новый государственный стандарт. Новый государственный стандарт существует сейчас в виде 2-х проектов, и не принят. Поэтому мы осуществляем обучение учащихся на основании стандарта 2004 года, который предполагает и обязывает нас исполнять региональный компонент. В этом смысле мы не уклоняемся от исполнения законодательства в области образования, поэтому изменения сегодня мы никакие не вносили — мы следовали и следуем исполнению регионального компонента. С точки зрения философии для дискуссии хотелось бы отметить, что предмет называется культура, прежде всего — культура, затем православной культуры. Уж если 10 веков она стояла на нашей территории, несмотря ни на какие режимы, ни на какие революции, контрреволюции, то, наверное, это и есть мнение титульной нации, той самой, что надо беречь. И я не согласен с тем, что в Татарстане надо навязывать именно православную культуру, не надо Чечне навязывать православную культуру — мы многонациональное государство. Толерантность у нас должна быть очень важным принципом развития. Но мы, белгородцы, у нас регион пограничный. На своем личном примере — в Харькове живет моя сестра и два брата. Сестра моя русская, два брата — украинцы. Оба — православные. У нас в области 93% русских. Для нас православие — это не пустой звук, это основа из основ. Остальные 7%, если мы проанализируем, то это в принципе украинцы, беларусы и казахи. И мое маленькое наблюдение — я недавно на этой должности, а до этого я работал долго директором самой большой белгородской школы. Школа пригласила в свои стены представителей более чем 40 регионов СССР. Были у меня ученики из Казахстана, из Прибалтики, Дальнего Востока. И что интересно — в дипломах, аттестатах, документах об образовании, которые появились после 2000 года обнаружилась такая тенденция — вот там, также как во Франции не спрашивают о добровольности — там просто обязывают изучать религиозные дисциплины, не только исторические, мы же отличаемся тем, что у нас принцип добровольности осуществляется — у нас свободное посещение для детей конфессий. У меня были случаи обращения. Может это сложно в некотором смысле, что пишется заявление, да, это тонкости, но поверьте, у нас не было ни одного случая обращения, когда были бы обращения родителей, что мы ограничиваем в правах ребенка. У нас возникает ситуация свободного посещения предмета Православная культура. В этом смысле мы стараемся защищать права ребенка. Были определенные сложности, как отмечала прокуратура, по материалам преподавания предмета, но они были связаны с деятельностью и непониманием отдельных лиц. И в этом плане работал департамент образования, потому что вынес наказание за неправильное отношение к преподаванию и пониманию. У нас нет культовой основы в процессе образования. Есть знакомство с историческим культурным пластом, а именно — с православием.


^ РЕКОМЕНДАЦИИ МОСКОВСКОЙ ХЕЛЬСИНКСКОЙ ГРУППЫ:


  • Ввести запрет на участие представителей религиозных организаций в подготовке учебников, методических пособий, хрестоматий и др. материалов. Разработка должна вестись профильными учеными, на основании культурологических, религиоведческих позиций.

  • Утвердить порядок проведения обязательной федеральной экспертизы Министерством образования РФ учебников и др. материалов, используемых в работе с детьми в рамках предметов духовно-нравственной направленности.

  • Утвердить порядок проведения обязательной федеральной экспертизы Министерством образования РФ содержания программы повышения квалификации работников образования, которых готовят для преподавания предметов духовно-нравственной направленности.

  • Письменно информировать родителей об их правах в связи с преподаванием предметов духовно-нравственной направленности.

  • Нормативно закрепить механизм реализации права родителей на выбор образования для ребенка в соответствии с собственными философскими и религиозными убеждениями. Реализация должна быть доступна практически – необходимо обеспечить право обратиться с заявлением о выборе предмета не только в приемные часы директора, но и в нерабочее для родителей (вечернее) время, ввести запрет обязывать родителей указать в заявлении причину выбора того или иного предмета.

  • Нормативно закрепить обязанность школы по организации возможности замены предмета духовно-нравственной направленности основной общеобразовательной дисциплиной (по выбору), либо организовать отдых детей.

  • Выйти с законодательной инициативой по конкретизации положений части 5 статьи 1 Закона РФ «Об образовании», устанавливающей запрет деятельности религиозных организаций в образовательных учреждениях, в том числе участие священнослужителей в классных и внеклассных мероприятиях на территории школы.



^ ОБЩЕСТВЕННАЯ ИНФОРМАЦИОННАЯ СЛУЖБА


Общественная Информационная служба (ОИС) возникла в 1995 году как совместный информационный и пресс-центр для сообщества гражданских организаций Воронежской области и Центрального Черноземья.

С 1996 г. ОИС работает под эгидой Центра Развития Гражданских Инициатив (ЦРГИ) при поддержке информационного агентства “ИСИ” (“Интеллектуальная Служба Информации”) и Воронежского Клуба Журналистов (ВКЖ).


^ В рамках ОИС действуют:

Пресс-центр ОИС

  • Распространяет по региональным СМИ информационные сообщения неправительственных организаций (общественных, молодежных, правозащитных, переселенческих, экологических, благотворительных, образовательных и др. организаций).

  • Проводит обучающие семинары и консультации для журналистов, корреспондентов и пресс-секретарей общественных организаций.

  • Помогает в организации пресс-конференций.

  • Издает информационный бюллетень «Гражданские инициативы».


^ PR-группа ОИС

Осуществляет информационную поддержку кампаний и инициатив по актуальным социальным и правовым проблемам (права студентов, реформа ЖКХ, экология, искусство, социально-трудовые права, права ребенка, АГС и т.д.)

С начала 1998 г. на базе ОИС-Воронеж действует региональный корпункт российского ^ Агентства Социальной Информации (АСИ). Благодаря этому сотрудничеству, информация о местных событиях распространяется по всей стране.


АСИ в Воронеже проводит:

  • просветительские программы - круглые столы, информационные встречи, общественные дискуссии по социально значимым темам;

  • образовательные программы - стажировки, семинары, конкурсы по гражданской журналистике для студентов воронежских вузов. Действует студия гражданской журналистики.


Вы можете связаться с нами, а также направить свои информационные сообщения для публикации:

Тел.\факс 8 (4732) 545-530, тел. 8(4732) 955-995

e-mail: ois@hrworld.ru


^ Уважаемые коллеги!

Бюллетень «Гражданские инициативы» выходит специально для представителей органов власти, гражданских активистов и организаций, журналистов, СМИ и лидеров общественного мнения Центрально-Черноземного региона. Мы будем рады, если наша информация окажется полезной для подготовки журналистских материалов.

Будем благодарны за ссылки на наш Бюллетень.

межрегиональная ПРАВОЗАЩИТНАЯ ГРУППА

^ ВОРОНЕЖ / ЧЕРНОЗЕМЬЕ


МИССИЯ

• защита Прав Человека и поддержка правозащитных и гражданских инициатив;

• объединение правозащитников и гражданских активистов для совместной работы и взаимной поддержки, развитие правозащитного сообщества;

• распространение культуры уважения к Правам Человека и достоинству личности.


В 1995 г. – несколько правозащитных и гражданских организаций объединились в «Межрегиональную Правозащитную Группу» (МПГ). Создана Общественная Правозащитная Приемная.

1996-1997 гг. – проведены серии семинаров, издается газета «Право и Достоинство», открывается Общественная Библиотека.

1998 г. – началась программа мониторинга «Права Человека в Воронежской области», стартовал проект «Молодежное Правозащитное Движение» (МПД).

1999 г. – открылся «Свободный Университет Прав Человека».

2000 г. – началась программа «Почтовый Ящик», открыта Дистантная Правовая Школа.

2001 г. – проведены конкурсы школьных и студенческих работ по Правам Человека, продолжается развитие образовательных программ, создается «Правовая Клиника».

2002 г. – проведена серия тематических мониторингов нарушения Прав Человека.

2003 г. – стартовал проект «Гражданские права и гражданские действия».

2004 г. – готовится к выпуску серия методических пособий по защите Прав Человека.

2005 г. – на базе Общественной правозащитной приемной МПГ открылась общественная приемная при Уполномоченном по правам человека в РФ (в Воронежской области).

2007 г. – начат новый проект «Гражданские права, гражданские действия и механизмы защиты».

2008 г. – началась работа по направлению «Защита права на свободу вероисповедания».


Адрес: г. Воронеж, ул. Цюрупы 34, к. 308.

Почтовый адрес: 394000, Воронеж-центр, а/я 35.

Тел. (4732) 54-55-32, тел/факс: 54-55-30.

E-mail: irhrg@hrworld.ru

Http://www.irhrg.ru


ТИРАЖ БЮЛЛЕТЕНЯ 999 экз.



1 Опубликовано на Официальном сайте Уполномоченного по правам человека в РФ. URL: http://www.ombudsman.gov.ru/doc/ezdoc/08.shtml#d




Дата конвертации04.11.2013
Размер0,59 Mb.
ТипДоклад
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы