Мониторинг сми РФ по пенсионной тематике 12 ноября 2012 года icon

Мониторинг сми РФ по пенсионной тематике 12 ноября 2012 года



Смотрите также:
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   21
^

Газета.Ру; 09.11.2012, ВВП не хватит газа

Минэкономразвития переписало сценарии развития России до 2030 года из-за негативного прогноза цен на газ. Темпы роста снижены, расходы на науку, образование и здравоохранение сокращены, бюджет останется дефицитным, несмотря на высокие цены на нефть. Для поддержки экономики придется менять «бюджетное правило», уверены в МЭР. Но даже самый пессимистичный прогноз ведомства завышен, убеждены независимые экономисты, пока бизнес не освободят от коррупционного налога


Минэкономразвития (МЭР) переписало прогнозы социально-экономического развития России до 2030 года. В пятницу краткая версия документа вносится в правительство. Ожидаемые темпы роста снижены из-за пересмотра параметров развития топливно-энергетического комплекса и цены на газ, сообщил заместитель министра Андрей Клепач.

Расходы на образование, науку и здравоохранение ниже, чем в прежних сценарных условиях (публиковались в апреле 2012 года).

Сценариев развития МЭР предусматривает три: консервативный, инновационный (или умеренно-консервативный) и форсированный.

Первый не предполагает кардинальных структурных сдвигов и учитывает доминирование нефтегазового комплекса в экономике.

В этом случае среднегодовой темп роста ВВП оценивается в 3,1%. В предыдущем прогнозе был заложен показатель в 3,6%.

По прогнозу ведомства, инфляция в 2016–2020 годах будет находиться на уровне 5%, в 2026–2030-м - 3,6%.

По словам Клепача, ведомство закладывает в прогнозы цену на нефть в реальном выражении (с учетом дефлятора, 2010 год – базовый) около $95 за баррель, к 2030 году – $110 за баррель (ранее $90–106). «Дополнительно рассматривалось влияние низких – $70 – и высоких цен», – указал замглавы МЭР. Прогноз по темпам роста цен на газ для дальнего зарубежья снижен. Если в предыдущем сценарии это $380 за 1 тысячу кубометров, то сейчас $370–$377. Уточнение связано с тем, что прежние расчеты были основаны на слишком оптимистических, по оценкам МЭР, прогнозах «Газпрома».

Будет действовать нынешнее «бюджетное правило» (расчет доходов на основе средней цены нефти за пять лет с поэтапным увеличением этого срока – «Газета.Ru»), серьезного структурного маневра в пользу развития науки, образования, здравоохранения, транспорта не происходит, предупреждают экономисты МЭР.

По словам Клепача, при данном сценарии Россия не сможет увеличить свою долю в мировой экономике. «По сути, это стагнация после 2020 года», – говорит замминистра.

Второй сценарий - инновационный - предусматривает среднегодовой рост ВВП в 4,1%. Ранее чиновники рассчитывали на 4,4%. Этот прогноз предусматривает структурные сдвиги. Если сейчас расходы (государственные и частные) на науку составляют около 1,1% ВВП, то в 2020 году будут на уровне 1,6%, в 2030-м - 2,5%. В прежнем сценарии на 2030 год закладывались инвестиции в науку в 3% ВВП.

Инновационный сценарий предусматривает рост расходов на образование к концу периода до 6,5% ВВП (ранее 7%), на здравоохранение - до 7% (ранее 7,1%). В 2020 году доля инновационного сектора должна вырасти в 1,3–1,4 раза, а в 2025–2030 году превысить долю нефтегазового комплекса.

Сценарий предполагает развитие человеческого капитала, формирование на рубеже 2020 года развитой транспортной инфраструктуры, взаимоопорных дорожных сетей, завершение строительства железнодорожной высокоскоростной магистрали Москва–Петербург и начало строительства ВСМ-2 (Москва–Екатеринбург).

Кроме того, предполагается «рывок» в развитии аэродромной и портовой сетей, в авиастроении, ядерных технологиях, производстве редкоземельных металлов, экспорте зерна. «За счет существенного повышения конкурентоспособности экспорта удастся поддерживать неотрицательный счет текущих операций, несмотря на относительно стабильные цены на нефть», – подчеркнул замглавы МЭР. По расчетам ведомства, этот вариант будет предполагать и укрепление курса рубля в реальном выражении.

Третий - форсированный - сценарий предполагает достижение целей, отмеченных в майских указах президента Владимира Путина, до 2018 года. Прогноз предусматривает рост ВВП до 5,4%.

7 мая, в день своего вступления в должность президента России, Путин подписал серию указов, охватывающих сферы госполитики, экономики, здравоохранения, обороны. Эти указы были основаны на его предвыборных статьях. Президент поручил правительству поднять зарплаты работников социальной сферы, разработать проект Стратегии развития пенсионной системы до 2030 года, предусмотрев в нем механизм увеличения размера пенсии работающим гражданам, а также определив меры, гарантирующие сохранность пенсионных накоплений и обеспечивающие доходность от их инвестирования.

По расчетам МЭР, самый оптимистический прогноз связан с реализацией масштабных национальных программ развития. В частности, в отличие от консервативного сценария, можно ожидать скачка в развитии университетов. В мировые рейтинги должны войти 5 вузов, а 20–30 университетов должны стать конкурентоспособными на мировом рынке.

Данный сценарий предполагает опережающую реализацию транспортных проектов, инвестиции в них составят 4% ВВП (сейчас 2%).

До 2020 года будут построены не только ВСМ-1, но и ВСМ-2. На рубеже 2020 года будут преодолены «узкие» места на БАМе, Транссибе и на всем Дальнем Востоке. Другая амбициозная цель - решение большинства проблем Московского транспортного узла. «Есть шанс кому-то поездить без пробок. Но проверим, как это получится», – надеется Клепач.

В целом к 2020 году норма накопления (инвестиции в общем объеме доходов) должна быть не ниже 25%, а далее - 27–30%.

Второй и третий сценарии основаны на умеренном мировом экономическом росте - 3,4–3,5% со снижением темпов к 2030 году до 3%.

Для них заложено смягченное бюджетное правило. Пока вариантов смягчения два. Первый – индексация цен на нефть с учетом инфляции на десятилетнюю перспективу и снижение лимита Резервного фонда, сверх которого доходы направляются в Фонд национального благосостояния, до 5% ВВП. Второй - сохранение цен на нефть без индексации и снижение лимита Резервного фонда до 5% ВВП. Сейчас объем Резервного фонда не менее 7%. Часть средств Фонда национального благосостояния, полагает Минэкономразвития, должна идти на инфраструктурные проекты.

Клепач подчеркнул, что инновационный и форсированный сценарии не предполагают бездефицитный бюджет. «Но он (дефицит) не будет большим, если с 2015 года будет проведена масштабная пенсионная реформа», – сказал замминистра. Дефицит Пенсионного фонда до 2030 года ведомство оценивает в 1,4–2% ВВП. Если реформы не будет, то этот показатель составит 2,7%, подсчитали в ведомстве.

«Если заложить меньший дефицит, то денег на науку, образование, здравоохранение практически не остается», – сказал Клепач.

По расчетам МЭР, при инновационном развитии по паритету покупательной способности Россия должна сравниться со странами еврозоны. Сейчас этот показатель 57%. «К 2020 году мы выйдем на уровень 77–86% от еврозоны и практически сравняемся или превысим его в 2030 году», – говорит Клепач.

Экономисты полагают, что говорить об инновационном развитии России пока оснований нет; слишком позитивным выглядит и сценарий, ориентированный на нефтегазовый сектор. «С учетом того что рост экономики практически прекратился, все эти сценарии выглядят оптимистическими», – сказала «Газете.Ru» директор Центра развития Наталья Акиндинова. По ее словам, темп роста ВВП в III квартале в годовом выражении составил около 2,5%. «Даже чтобы достичь роста чуть более 3%, должно быть ускорение», – указала экономист.

К 2030 году следует ожидать показатель роста ВВП ниже 3,1%, согласен научный руководитель ВШЭ Евгений Ясин. По его мнению, Россия будет склоняться к инерционному сценарию. «При нынешнем уровне развития, с опорой на нефть и газ, рассчитывать на темпы роста выше 4% нет резона», – говорит экономист и отмечает, что правительство не сможет обеспечить даже 5-процентного роста производительности труда в год, как в СССР. Ясин скептически относится к инновационному сценарию, а форсированный вообще не рассматривает. Инновационное развитие возможно только при серьезных институциональных реформах, согласен экономист. «Реформы предполагают политическую волю со стороны руководства. Пока же есть ощущение, что руководство проявляет волю к тому, чтобы не делать никаких реформ и придушить гражданское общество», – полагает Ясин.

Говорить о движении по инновационному сценарию пока невозможно, согласна и главный экономист BNP Paribas по России и СНГ Юлия Цепляева. «Мы имеем консервативный сценарий. Он даст замедление темпов роста до 3%», – говорит она. По мнению Цепляевой, для развития по второму сценарию нужны структурные реформы и улучшение делового климата. Но главное - борьба с коррупцией. «Главный тормоз - келейность принятия решений и очень высокий коррупционный налог», – считает экономист. «МЭР, скорее, ставит некоторые ориентиры, куда бы мы хотели завести страну, если будут выполняться определенные условия», – резюмирует Цепляева.
^

ФедералПресс; 09.11.2012, Мегарегулятор: вопрос предрешен

Вопрос создания мегарегулятора - единого органа, сплава Центрального банка РФ и Федеральной службы по финансовым рынкам, контролирующего все финансовые организации - сейчас один из самых горячо обсуждаемых в профессиональном сообществе. Масла в огонь подливают заявления о том, что консолидированный орган может заработать чуть ли не 1 января 2013 года. Как будет происходить объединение, да и будет ли оно вообще, до сих пор неясно


Вопрос о мегарегуляторе подробно обсуждался и в Екатеринбурге, на V ежегодной конференции НАУФОР: на одной площадке собрались представители ЦБ, ФСФР, банков, участников фондового рынка. О том, будет ли все-таки создан мегарегулятор, а также зачем и кому он нужен - в материале «ФедералПресс».

Вопрос регулирования финансового рынка стал, пожалуй, центральным из обсуждаемых на конференции. Словно предвосхищая тему обсуждения единого регулятора, модератор утренней дискуссии и председатель совета директоров НАУФОР, бывший руководитель ФСФР Олег Вьюгин отметил: «ФСФР стоит очень дешево как регулятор, как орган исполнительной власти, это одно из самых дешевых ведомств, поэтому вопрос о деньгах ставить просто неуместно». Таким образом, он сразу дал понять, что если и будет создан единый регулирующий орган, то не из-за желания просто сэкономить на ФСФР.

^ ФСФР стоит дешево, а сам рынок невелик

С точки зрения руководителя ФСФР Дмитрия Панкина, сейчас центральный вопрос - это состояние рынка. «Регулятор, мегарегулятор - это хорошо. Но главный вопрос был: «Что регулировать?», когда мы видим, что объемы бизнеса сокращаются, особенно, если посмотрим на регионы. Приводились цифры: 23 % - рост банковских депозитов, а какой у нас рост в регионах на фондовом рынке? Здесь крайне серьезная проблема для всех нас: участников рынка и регуляторов», - сказал Дмитрий Панкин. По словам руководителя ФСФР, сейчас в России, так же, как и во всем мире, наблюдается сокращение объемов торгов на фондовых рынках. Но мы не можем брать пример регулирования рынков за рубежом, так как там рынки уже избыточны, их стараются ограничивать, а наш нужно только развивать. «Наша первая задача - рост рынка, а не ввод дополнительных мер по ограничению торгов», - подытожил руководитель ФСФР.

На некоторое время ветвь дискуссии свелась к вопросам регулирования участников фондового рынка, однако к теме мегарегулятора вернулись, когда представитель одной из управляющих компаний, задавая вопрос из зала, заявил: «Финансовый рынок, о котором сегодня говорим, это не совсем банковский бизнес, бизнес, который во всем мире более креативен, более изменчив, в этом его и минус, и плюс Это настолько специфичный рынок, сейчас его не надо подминать под жесткий каток Центробанка».

Слово перешло к экс-заместителю председателя ЦБ РФ, бывшему президенту ЗАО «ММВБ», а ныне председателю правления Инвестбанка Константину Корищенко. По его словам, проблема не в том, что есть деньги на ФСФР или нет, а в том, что в последние несколько лет, после кризиса 2008 года, государство в лице многих стало видеться в качестве некоей последней инстанции, куда можно прийти и попросить денег на спасение в случае негативного сценария развития событий. «В этом смысле обращение к Центральному банку - это, с моей точки зрения, мало имеет отношение к модели регулирования, кто больше знает рынок, кто больше регистрирует эмиссий, и так далее. На самом деле вопрос о том, за счет каких денег спасать в случае необходимости участников рынка: за счет денег бюджета или за счет пенсионных денег. И вот концепция передачи регулирования в Центральный банк - косвенный ответ на вопрос, что, видимо, основной канал поддержки и спасения участников рынка - это эмиссия», - заявил Константин Корищенко.

Олег Вьюгин, похоже, с таким подходом не согласился. В качестве примера он в ответ привел ситуацию на ипотечном рынке США в 2008 году: «Получается так, что есть банки и профучастники, которые на рынке что-то делают, а государство должно их спасать. Но ведь они не просто так что-то делают, а есть регулирование. Скажем, кризис ипотечного рынка США, а кто в нем виноват? Я считаю, что виноват регулятор (американский - прим. ред.), потому что он все это видел. Американские финансисты в то время говорили: «Да вы посмотрите, что они делают, что происходит». А регулятор «сидел» и на это спокойно смотрел, потом сказав, что нужны деньги для того, чтобы всех спасать».

«С точки зрения ЦБ «

Все точки над i расставил директор департамента ЦБ РФ Владимир Чистюхин, объяснив, зачем с точки зрения Центрального банка необходим мегарегулятор. Необходимость создания мегарегулятора, по его словам, обусловлена несколькими причинами. Первая - необходимость видеть деятельность всех финансовых организаций, действующих на рынке целиком. Это позволит четче отслеживать возникающие угрозы, что должно положительно сказаться на финансовой стабильности рынка в целом. «На отдельных сегментах рынка мы бы хотели увидеть не только банки, но и иных участников, достаточно яркий пример - это денежный рынок и рынок РЕПО. И точно так же нам бы хотелось видеть деятельность конгломератов, холдингов, банковских групп целиком. Сегодня мы видим только банковскую часть, а этого явно недостаточно, чтобы понять, насколько реален тот или иной системный риск. Отсюда мы переходим к проблеме единого сбора информации и единой базы данных», - начал свою речь Владимир Чистюхин.

Второй момент - де-факто признание того, что в список ЦБ системно значимых для финансового рынка России организаций (так называемый третий контур надзора, состоящий из 18 банков) хорошо бы было включить и другие финансовые организации, которые сейчас регулируются ФСФР. «В этом списке, очевидно, не хватает иных системно значимых финансовых институтов. Понятно, что если мы сегодня будем анализировать рынок НПФ, профессиональных участников рынка ценных бумаг, страховых компаний, мы также найдем системно значимых игроков, которые несут в себе системные риски, которые требуют особого внимания. Поэтому некая система мегарегулятора могла бы этой проблемой заняться», - продолжил Чистюхин.

Ну и, наконец, третья причина - «снижение регулятивного арбитража», а по сути создание таких правил, принципов регулирования, при которых одни финансовые организации не имели бы преимущества над другими из-за огрехов в регулировании. «С моей точки зрения, сегодня часть участников рынка ценных бумаг попадает под определение теневого банковского сектора. Это не значит, что кто-то отмывает деньги, применяет какие-то серые схемы, но предполагается, что где-то слабо или не до конца урегулированы, что создает им преимущества над остальными участниками рынка», - отметил эксперт. По мнению Владимира Чистюхина, «такой общий взгляд сверху через мегарегулятор» помог бы решить перечисленные выше задачи.

Таким образом понятно, что за идею создания консолидированного органа регулирования выступает прежде всего ЦБ, а ^ ФСФР и НАУФОР к этой идее относятся, мягко говоря, скептически. При этом правительство РФ поддержало идею передачи всех функций ФСФР Центральному банку. Так все же быть мегарегулятору или нет? Пожалуй, на этот вопрос ответил Константин Корищенко в конце своего выступления: «В моем понимании мы можем очень долго дискутировать, кто может лучше регулировать рынок, но с моей точки зрения результат этой дискуссии предрешен».

Подготовлено в департаменте
аналитики и мониторингов
информационного агентства
«Интегрум»

(495)755-57-16

integrum.ru





страница21/21
Дата конвертации12.11.2013
Размер1,67 Mb.
ТипДокументы
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   21
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы