«Питер» icon

«Питер»



Смотрите также:
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   22
2. Поэтапные решения. Окончательный вывод собеседни­ка можно предупредить, предположим, что основное положение беседы уже принято. Тогда принимаются только предваритель­ные или частичные решения. Этим достигается сильное воздей­ствие (путем внушения) на собеседника в нужном нам направ­лении. Таким образом мы фиксируем отдельные моменты реше­ний еще до того, как он дал свое согласие. Такими поэтапными решениями, ведущими к желаемой цели, например, при реорга­низации способа деятельности, являются:

• определение службы, деятельность которой анализируется, пересматривается;

• установление областей и объема работ;

• определение необходимых для работы элементов;

• выбор и обучение непосредственных и косвенных исполни­телей работы.

^ 3. Альтернативные решения. Действенность метода «по­этапных решений» можно усилить путем комбинирования его с техникой альтернативных решений.

В этом случае мы не спрашиваем собеседника: хочет ли он проводить реорганизацию существующего метода деятельно­сти; считает ли он необходимым ознакомить руководителей сво­его предприятия с современной теорией управления; настаива­ет ли он на разработке методологи планирования.

Мы его спрашиваем:

• чью работу нужно перестроить — только финансового сек­тора или всей организации;

• предполагается ли ознакомление с современной теорией уп­равления только директоров или также и оперативных руко­водителей и работников органов управления;

• следует ли применять новые методы планирования только в оперативных планах или же и в среднесрочных (тактических), и долгосрочных (стратегических) планах предприятия? Важно, чтобы обе альтернативы одинаково нас устраивали.

Так, шаг за шагом, с помощью указанных приемов (поэтапных и альтернативных решений) мы добиваемся решения промежу­точных задач. Это делается до тех пор, пока в «принудитель­ном», так сказать, порядке мы не ускорим принятие окончатель­ного, нужного решения. При этом возможность натолкнуться на «нет» значительно меньше, чем при «прямом ускорении».

^ 4. Ключевой вопрос. Ответы на поэтапные вопросы в фазе принятия решения могут облегчить положение собеседника, особенно в тот момент, когда мы обратимся к нему с безобид­ным, но переломным вопросом:

• А что бы Вы предпочли?

• К какому выводу пришли бы Вы в таком же случае?

• Какое решение больше подошло бы для Вашей организации? В чем заключается преимущество переломного вопроса? Со­беседник постарается точно ответить на данный вопрое, а его мысли в это время переключатся с решения, которое ему пред­стоит принять, т. е. он будет временно освобожден от психоло­гического давления ответственности. В таком состоянии ему затем будет легче принимать решение.

Все перечисленные методы «косвенного ускорения» принятия решения продуктивны сами по себе, а эффективность их комби­наций будет намного выше. Применяя эти методы, мы заводим нашего собеседника в безобидный тупик. Он углубляется в этот тупик и невольно приближается к окончательному решению. Пример такой комбинации: «Давайте сейчас представим, това­рищ директор (гипотетический подход), что Вы познакомились с проблематикой финансирования наших металлургических предприятий. Какой комплекс решений Вам больше подходит (поэтапные решения) — «Скопле» или «Смедерево» (альтерна­тивное решение)? Что Вы об этом думаете (ключевой вопрос)?»


^ 4. Тактические тонкости

«Если вы хотите привлечь кого-либо на свою сторону, преж­де всего убедите его в том, что вы ему друг», — это слова Авра­ама Линкольна. Давайте займемся теперь анализом тактики пятой, последней фазы деловой беседы.

Окончание беседы, так же как и ее начало, безусловно, тре­бует особого внимания. Конец выступления слушатели запоми­нают лучше всего. Единственное, что могут слушатели принять из какого-либо выступления, это заключение. До этого момента одно всегда накладывается на другое: слово на слово, картина на картину, одна мысль перебивает другую, но заключение ос­тается невредимым.

Значит, последние слова оказывают наиболее длительное действие на собеседника.

В этой связи рекомендуется записывать и выучивать наи­зусть несколько последних предложений или хотя бы заключи­тельное. Опытные деловые люди обычно обдумывают заранее две или три группы заключительных предложений, чтобы потом в зависимости от хода беседы решить, какие из них — более мяг­кие или более жесткие по форме — произнести.

Очень важно отделить завершение беседы от других ее фаз, например, с помощью таких выражений:

• давайте подведем итоги;

• мы подошли к концу нашей беседы.

Конечно, после этого нужно сосредоточиться на этой после­дней фразе. До сих пор речь шла о ряде проблем, не всегда обяза­тельных для собеседника, но настало время перейти к принятию нужных решений. Наша первоочередная задача — привести на­шего собеседника к цели, помогая ему преодолеть последние пре­пятствия.

Деловые люди считают, что существует «психологически удобный момент», когда нужно переходить к действиям. Тем не менее фактом является то, что такого подходящего момента для перехода к действиям и принятию решений не существует. Опыт подсказывает, что лучше всего придерживаться аксиомы: никогда не спешить проявлять инициативу, но и не ждать «пси­хологически удобного момента» слишком долго.

Так когда же формировать принятие решения? Необходимы­ми и достаточными условиями для вступления в завершающую фазу деловой беседы являются следующие:

• если мы с помощью соответствующих информационных и контрольных вопросов направили беседу к нужной цели;

• привели аргументы, действенные для данного конкретного человека;

• если на поставленные в ходе беседы вопросы мы дали удов­летворяющие собеседника ответы;

• если мы успешно справились с замечаниями и возражениями; если мы сумели установить контакт с собеседником и со­здать благоприятную атмосферу для завершения беседы. Когда все эти условия выполнены, не обязательно подталки­вать собеседника к действиям, наоборот, он может предложить ускорить принятие решений.

Тот факт, что собеседник не проявляет признаков готовно­сти к принятию решений, — не причина для того, чтобы за ним не наблюдать внимательно Действительно, по лицу бывает трудно определить, готов ли наш деловой собеседник принять решение. Но здесь может оказать помощь тезис психологов о том, что никто не изменяет свою собственную позицию по соб­ственным предложениям без внешних проявлений. Поэтому мы должны внимательно наблюдать и анализировать, что делает и что говорит наш собеседник. То есть нужно внимательно сле­дить за словами, сознательными и неосознанными выражения­ми нашего собеседника, сделанными чаще всего в форме вопро­сов, связанными с делами и событиями, как правило, после при­нятия решений. Пример такой реакции.

• Можно ли с помощью этого также. .

• Выиграю ли я в этом случае...

• Уверены ли Вы в том, что мы осуществим все запланирован­ные мероприятия вовремя?

• А Вы будете участвовать в реализации этого проекта?

• Когда можно начать работу над этим проектом?

• Как обстоит дело со сроками?

Если в нашей беседе участвуют несколько собеседников и один из них обращается к другому с типичным вопросом: «А что Вы, коллега, думаете об этом предложении'» — то мы с опреде­ленной долей уверенности можем считать, что один из них уже принял решение.

Другой группой признаков, свидетельствующих о том, что бли­зится конец беседы, является изменение поведения собеседника:

• пребывающий в «расслабленном» состоянии собеседник на­клоняется вперед с выражением заинтересованности или на­оборот, а также разводит или сжимает руки,

• собеседник проявляет знаки общей дружеской реакции, собеседник слушает наше выступление с выражением одоб­рения, иногда кивая головой,

• он снова перелистывает наш проект, разработки, просмат­ривает данные, подготовленные к беседе,

• меняется степень участия собеседника в беседе, темп его высказываний и участия в дискуссии. Это почти верный при­знак того, что он уже принял решение Какое, он нам скоро скажет сам.

Несколько слов о наиболее распространенных тактических тонкостях, которые способствуют прояснению атмосферы окон­чания беседы

Если мы заметим, что собеседник морщит лоб в поисках под­ходящего замечания, и убедимся, что это замечание не являет­ся действительной причиной его бездейственного поведения, то нужно попытаться «вытянуть» из него оставшиеся замечания и возражения, разумно применив технику вопросов примерно в следующем виде.

Отвечает ли уровень эффективности существующей систе­мы управления Вашим возросшим потребностям' Если нет, то каковы, по Вашему мнению, недостатки введения новой органи­зационной структуры'

В большинстве случаев таким образом мы узнаем действи­тельную причину сопротивления нашего собеседника принятию решений

Вкратце повторим еще раз все преимущества новых предло­жений, избегая при этом упоминания о новых, еще не обсуж­денных преимуществах Как мы уже подчеркивали, для перехо­да в фазу принятия решений используются моменты, когда ат­мосфера беседы наиболее благоприятная, например, когда мы достигнем полной договоренности с собеседником по опреде­ленному вопросу

Следует избегать альтернативных предложений типа.

• Вам нужно принять решение о реорганизации работы внут­реннего транспорта не позднее конца второго квартала

• Если Вы не в состоянии принять решение сегодня, можно от­ложить обсуждение всего проекта на неопределенное время Важно самим быть абсолютно уверенными в преимуществах поддерживаемого нами решения Только тот, кто сам искренне

убежден, может успешно убеждать других, так как «температу­ра» слушающего нас собеседника намного ниже нашей в момент выступления.

Следует быть готовым к «нет». Это «нет» нашего собеседни­ка не должно завершать беседу. У нас должны быть подготовле­ны варианты, которые позволят продолжить беседу и преодо­леть неприемлемое «нет» собеседника.

Конечно, нельзя просто прервать свое выступление — его нужно закончить какой-нибудь оригинальной фразой. Нельзя проявлять растерянность. Иногда случается, что какая-нибудь фраза нашего выступления неожиданно приносит нам успех. И хотя у нас в запасе есть лучше, разумно отказаться от них и проститься после неожиданно удачной фразы.

Мы подчас просто не сможем дойти до конца, так как среди нас встречаются люди, которые, начав говорить, не могут оста­новиться, хотя все уже высказались.

В таких случаях стоит помнить афоризм «Плох конец без за­ключения, но заключение без конца — это ужасно!»


^ 5. Цель или путь к отступлению

Мы, конечно, не настолько гениальны, чтобы в деловых бе­седах всегда достигать намеченных целей. Иногда это невоз­можно по ряду причин: у нас нет возможности подготовить дей­ственную аргументацию, мы сталкиваемся с замечаниями, с ко­торыми вынуждены согласиться, или собеседник не готов к принятию решения. В другом случае мы встречаем более спо­собного, более сильного и лучше подготовленного собеседника, который ломает нашу стратегию, хотя она и правильно разрабо­тана: Иногда мы сталкиваемся с неожиданностью, которая пол­ностью выбивает нас из колеи подготовленной беседы. Что де­лать в таких случаях? Как помочь себе, когда нас «приперли к стенке» и когда мы вынуждены отступать?

До начала беседы следует обдумать и наметить возможные минимальные (запасные) цели и направления отступления на тот случай, если собеседник помешает нам достигнуть основ­ной цели и заставит нас отступить. То есть мы определяем аль­тернативные цели на случай «нет» собеседника по отношению к главной цели.

Каковы минимальные требования к запасным целям беседы?

• Подытоживание аргументов, принятых и одобренных нашим собеседником;

• нейтрализация негативных моментов в заключении;

• закрепление и подтверждение того, что достигнуто;

• «наведение мостов» для следующей деловой беседы.


^ 6. Несколько общих советов в связи с окончанием беседы

Свободно обращайтесь к собеседнику с вопросом, согласен ли он с нашей целью.

Во всех случаях ждите, чтобы собеседник сам согласился с нашими целями.

Не проявляйте неуверенности в фазе принятия решений. Если вы колеблетесь в момент принятия решения, то не удив­ляйтесь, если начнет колебаться и собеседник. Сохраняйте спо­койствие, умение анализировать, исходя из своих позиций.

Всегда оставляйте в запасе один сильный аргумент, подтвер­ждающий наш тезис, на тот случай, если собеседник в момент принятия решения начнет колебаться. Это принесет большую пользу. Опытные деловые люди никогда не допускают неожи­данностей в конце деловой беседы. У них всегда в запасе есть отличный аргумент, с помощью которого они могут успешно за­вершить беседу, добившись своей цели. Например: «Да, я забыл добавить, в случае неудачи мы все расходы берем на себя».

Пользуйтесь достоверными аргументами, так как лучше, если собеседник примет решение сейчас, чем потом. При этом тщательно следите за тем, чтобы всегда оставаться последова­тельным с точки зрения истины. С помощью полуправды можно вынудить собеседника на какое-то решение, но нельзя создать корректных деловых отношений. Оставьте несколько подходя­щий и удачных вопросов для завершения беседы.

Не отступайте, пока собеседник несколько раз отчетливо не повторит «нет». Не держите себя слишком напряженно в фазе достижения договоренности.

Не сдавайтесь на милость собеседника до тех пор, пока не испробуете все известные методы форсирования.

Попытайтесь привести положительный пример — сошлитесь на случай, имевший место с тем, кто похож на Вашего собеседни­ка, чтобы дать стимул для принятия положительного решения

Постарайтесь сделать так, чтобы собеседнику не составляло бы большого труда согласиться с Вашими выводами и рекомендациями.

Достигнув цели, прощайтесь с собеседником Как только бу­дет принято решение поблагодарите собеседника, поздравьте его с разумным решением, скажите ему, что он будет доволен своим выбором, и удалитесь.


7. Резюме

Пятая фаза беседы — принятие решений — венчает наши усилия и всю деловую беседу. С помощью принятого решения достигаются основные цели, стоящие перед нами. Поэтому да­вайте еще раз кратко повторим эту главу, ее основные выводы.

• Проявить инициативу никогда не рано, а зачастую — слиш­ком поздно.

• Никто не изменяет своего решения без того, чтобы как-то не проявить это внешне. Поэтому нужно внимательно наблю­дать за поведением собеседника, которое может означать приближение конца беседы

• Все действия начинайте с резюме и сделанных на его основе выводов

• Ориентируйте собеседника на принятие решение с помо­щью.

— «гипотетического» подхода,

— поэтапных решений;

— альтернативных решений,

— ключевых вопросов.

• Помните о рекомендованных тактических тонкостях:

— определите момент перехода к окончанию беседы;

— следите за поведением собеседника, свидетельствующим о том, что беседа подходит к концу,

— закончите беседу в нужный момент.

• Заранее запланируйте альтернативные варианты и мини­мальные (запасные) цели

• Помните общие рекомендации по окончанию беседы.

V

^ Эффективная коммуникация

Основные темы и понятия раздела

Взгляд психотерапевта на хорошую жизнь.

Правила и техники общения.

Психогимнастика в тренинге.

Как надо и как не надо слушать.

Давайте еще раз взглянем на себя со стороны. Все ли свои возможности мы используем в общении. Как повысить свою ре­зультативность? Что можно улучшить?

Прежде всего, стоит ответить для себя на вопрос: Что хоро­шо для вас, а что плохо? Трудно дать универсальный ответ на этот вопрос. У каждого свои цели в жизни, свои возможности, индивидуальный опыт. Вполне возможно, что найти собствен­ный ответ поможет взгляд специалиста (Роджерс К. Р. Взгляд психотерапевта на хорошую жизнь).

В любом случае, собираясь оказать влияние на других лю­дей, надо понять, чего, собственно, вы хотите добиться: и в кон­кретном случае, и в целом. Эффективность коммуникации опре­деляется в основном тем, насколько вы продвигаетесь именно к своей цели. Если вы хотите «порвать» отношения с кем-то, и будете резки, невнимательны с ним, не станете обращать вни­мание на его чувства и состояние во время общения, то вы добь­етесь своего. Такое общение будет эффективно, поскольку вы реализовали свою цель. Если вам необходимо долговременное, плодотворное сотрудничество, то путь к эффективности лежит через налаживание контакта, понимание позиции и четкого под­бора аргументов.

Чаще всего усилия приходится прилагать для налаживания именно конструктивного общения. В этом случае будет полез­но соблюдать правила и использовать техники эффективного общения (А. А. Реан. Правила и техники общения).

Более того, некоторые из приемов стоит довести до автома­тизма. В реальном общении трудно экспериментировать с соб­ственным поведением — ошибки могут «стоить» слишком доро­го. Для отработки коммуникативных навыков используют про­граммы коммуникативного тренинга. Специальные упражнения (С. И. Макшанов, Н. Ю. Хрящева. Психогимнастика в тренин­ге), создание благожелательной атмосферы, возможность «по­пробовать» новые способы поведения в ролевых играх, услов­ных ситуациях, позволяют добиться значительного успеха в ос­воении навыков общения.

Тренинг дает толчок в развитии, создает предпосылки к даль­нейшему совершенствованию. Но реальный успех приходит в ежедневной практике (И. Атватер. Советы руководителю, как правильно слушать собеседника). Анализ собственного поведе­ния, разбор ошибок и достижений, соотнесение результатов с целями — все это условия постоянного развития навыков об­щения, формирования собственного стиля взаимодействия с другими людьми.


К. Роджерс

^ ВЗГЛЯД ПСИХОТЕРАПЕВТА НА ХОРОШУЮ ЖИЗНЬ62

В основном мои взгляды на значение понятия «хорошая жизнь» основаны на опыте работы с людьми в очень близких, интимных отношениях, называемых психотерапией. Таким об­разом, мои взгляды основаны на опыте или чувствах, в противо­положность, например, научному или философскому основа­нию. Наблюдая за людьми с расстройствами и проблемами, жаждущими добиться хорошей жизни, я составил себе пред­ставление о том, что они под этим подразумевают.

Мне следовало бы с самого начала пояснить, что мой опыт получен благодаря выгодной позиции определенного направле­ния в психотерапии, которое развивалось в течение многих лет. Вполне возможно, что все виды психотерапии в чем-то основ­ном схожи между собой, но, поскольку сейчас я уверен в этом менее, чем раньше, я хотел бы, чтобы вам было ясно, что мой психотерапевтический опыт развивался в русле направления, которое мне кажется наиболее эффективным. Это — психоте­рапия, «центрированная на клиенте».

Разрешите мне попытаться кратко описать, как выглядела бы эта психотерапия, если бы она была оптимальной во всех отно­шениях. Я чувствую, что больше всего узнал о хорошей жизни из опыта психотерапии, в процессе которой происходило много изменений. Если бы психотерапия была во всех отношениях оптимальной (как интенсивная, так и экстенсивная), терапист был бы способен войти в интенсивные субъективные личност­ные отношения с клиентом, относясь к нему не как ученый к объекту изучения, не как врач к пациенту, а как человек к чело­веку. Тогда терапист почувствовал бы, что его клиент — безус­ловно, человек с различными достоинствами, обладающий вы­сокой ценностью независимо от его положения, поведения или чувств. Это также значило бы, что терапист искренен, не пря­чется за фасадом защит и встречает клиента, выказывая чув­ства, которые он испытывает на органическом уровне. Это зна­чило бы, что терапист может разрешить себе понять клиента, что никакие внутренние барьеры не мешают ему чувствовать то, что чувствует клиент в каждый момент их отношений, и что он может выразить клиенту какую-то часть своего эмпатического понимания. Это значит, что тераписту было бы удобно полно­стью войти в эти отношения, не зная когнитивно, куда они ве­дут, и что он доволен, что создал атмосферу, которая дает воз­можность клиенту с наибольшей свободой стать самим собой.

Для клиента оптимальная психотерапия значила бы исследо­вание все более незнакомых, странных и опасных чувств в себе; исследование, которое только потому и возможно, что клиент начинает постепенно понимать, что его принимают без всяких условий. Поэтому он знакомится с такими элементами своего опыта, осознание которых в прошлом отрицалось, так как они были слишком угрожающими и разрушающими структуру его «Я». В этих отношениях он обнаруживает, что переживает во всей полноте, до конца эти чувства так, что на данный момент он и есть его страх или гнев, нежность или сила. И когда он живет этими различными по интенсивности и разнообразными чувства­ми, он обнаруживает, что он чувствует свое «Я», что он и есть все эти чувства. Он видит, что его поведение конструктивно изменя­ется в соответствии с его новым прочувствованным «Я». Он под­ходит к осознанию того, что ему больше не нужно бояться того, что может содержаться в опыте, и он может свободно приветство­вать его как часть изменяющегося и развивающегося «Я».

Это маленький набросок того, к чему близко подходит цент­рированная на клиенте психотерапия, если она .оптимальная. Я представляю ее здесь просто в качестве контекста/в котором сформировались мои представления о хорошей жизни.


^ Наблюдение с отрицательным выводом

Когда я старался жить, понимая' опыт своих клиентов, я по­степенно пришел к одному отрицательному выводу о хорошей жизни. Мне кажется, что хорошая жизнь — это не застывшее состояние. По моему мнению, она не является состоянием доб­родетели, довольства, нирваны Или счастья: Это — не условия, к которым человек приспосабливается, в которых он реализует­ся или актуализируется. Используя психологические термины, можно сказать, что это не состояние уменьшения влечения, уменьшения напряженности и не гомеостаз63.

Мне кажется, что при использовании этих терминов подра­зумевалось, что когда достигнуто одно или несколько из этих состояний, то и цель жизни достигнута. Конечно, для многих людей счастье или приспособленность — синонимы хорошей жизни. Даже ученые в области общественных наук часто гово­рили, что цель процесса жизни — уменьшение напряженности, достижения гомеостаза, или равновесия.

Поэтому я с удивлением и с некоторым беспокойством по­нял, что мой личный опыт не подтверждает ни одно из этих по­ложений. Если я сосредоточусь на опыте некоторых индивидов, достигших наивысшей степени продвижения во время психоте­рапевтических отношений и в последующие годы, кажется, по­казавших действительный прогресс на пути к хорошей жизни, то, по-моему, их состояние нельзя точно описать ни одним из вышеприведенных терминов, относящихся к статичности суще­ствования. Я думаю, они сочли бы себя оскорбленными, если бы их захотели описать таким словом, как «приспособленные»; и они считали бы неправильным описывать себя как «счастли­вых», «довольных» или даже «актуализующихся». Хорошо зная их, я посчитал бы неверным сказать, что у них уменьшена на­пряженность побуждений или что они находятся в состоянии гомеостаза. Поэтому мне приходится спрашивать себя, можно ли обобщить их случаи, есть ли какое-нибудь определение хоро­шей жизни, соответствующее жизненным фактам, которые я наблюдал. Я считаю, что дать ответ совсем не просто, и мои дальнейшие утверждения весьма гипотетичны.


^ Наблюдение с положительным выводом

Если попытаться вкратце изложить описание этого понятия, я полагаю, это сведется примерно к следующему:

Хорошая жизнь — это процесс, а не состояние бытия.

Это — направление, а не конечный пункт.

Это направление выбрано всем организмом при психологи­ческой свободе двигаться куда угодно.

Это организмически выбранное направление имеет опреде­ленные общие качества, проявляющиеся у большого числа раз­ных и единственных в своем роде людей.

Таким образом, я могу объединить эти утверждения в опре­делении, которое по крайней мере может служить основой для рассмотрения и обсуждения. Хорошая жизнь, с точки зрения моего опыта, — это процесс движения по пути, выбранному че­ловеческим организмом, когда он внутренне свободен разви­ваться в любом направлении, причем качества этого направле­ния имеют определенную всеобщность.


^ Характеристики процесса

Разрешите мне определить характерные качества этого про­цесса движения, качества, возникающие в психотерапии у каж­дого клиента.

^ Возрастающая открытость опыту

Во-первых, этот процесс связан с возрастающей открыто­стью опыту. Эта фраза приобретает для меня все больший смысл. Открытость диаметрально противоположна защите. За­щитная реакция, описанная мною в прошлом, — это ответ орга­низма на опыт, который воспринимается или будет воспринят как угрожающий, как не соответствующий существующему у индивида представлению о самом себе или о себе в отношениях с миром. Этот угрожающий опыт на время перестает быть тако­вым, так как он или искажается при осознании, или отрицается или не допускается в сознание. Можно сказать, что я на самом деле не могу правильно понять все свои переживания, чувства и реакции, которые существенно расходятся с моими представ­лениями о себе. Во время психотерапии клиент все время обна­руживает, что он переживает такие чувства и: отношения, ка­кие до этого не был способен осознать, которыми не был спосо­бен «владеть» как частью своего «Я».

Однако если бы человек мог быть полностью открыт своему опыту, каждый стимул, идущий от организма или от внешнего мира, передавался бы свободно через нервную систему, без ма­лейшего искажения каким-либо защитным механизмом. Не было бы необходимости в механизме «подсознания», с помощью которого организм заранее бывает предупрежден о любом опы­те, угрожающем личности. Наоборот, независимо от того, воз­действовал ли стимул окружающего мира на чувствительные нервы своим очертанием, формой, цветом или звуком, или это след памяти прошлого опыта, или — висцеральное ощущение страха, удовольствия или отвращения, — человек будет «жить» этим опытом, который будет полностью доступен осознанию.

Таким образом, оказывается, что одним из аспектов процес­са, который я называю «хорошая жизнь», является движение от полюса защитных реакций к полюсу открытости своему опыту. Человек все в большей мере становится способным слышать себя, переживать то, что в нем происходит. Он более открыт своим чувствам страха, упадка духа, боли. Он также более от­крыт своим чувствам смелости, нежности и благоговения. Он свободно может жить своими субъективными чувствами так, как они в нем существуют, и он также свободен осознавать эти чувства. Он свободен в большей мере жить опытом своего орга­низма, а не закрывать его от осознания.

^ Возрастает стремление жить настоящим

Второе качество процесса, который мне представляется как хорошая жизнь, связано со все большим стремлением жить пол­нокровной жизнью в каждый ее момент. Эту мысль легко истолковать неправильно, она пока еще неясна мне самому. Одна­ко разрешите мне попытаться объяснить, что я имею в виду.

Я думаю, если бы человек был полностью открыт новому опы­ту и у него не было бы защитных реакций, каждый момент его жизни был бы новым. Сложное сочетание внутренних и вне­шних стимулов, существующее именно в этот момент, никогда не существовало ранее в такой форме. Следовательно, этот че­ловек подумал бы: «То, каким я буду в следующий момент, и то, что я сделаю, вырастает из этого момента и не может быть пред­сказано заранее ни мной, ни другими». Мы нередко встречали клиентов, выражающих именно такие чувства.

Чтобы выразить текучесть, присущую этой жизни, можно сказать, что скорее «Я» и личность возникают из опыта, чем опыт толкуется и искажается, чтобы соответствовать представ­ленной заранее структуре «Я». Это значит, что вы скорее участ­ник и наблюдатель протекающих процессов организмического опыта, чем тот, кто осуществляет над ними контроль.

Жить настоящим моментом означает отсутствие неподвижно­сти, строгой организации, наложения структуры на опыт. Вместо этого имеется максимум адаптации, обнаружение структуры в опыте, текущая, изменяющаяся организация «Я» и личности.

Именно это стремление жить настоящим моментом, мне ка­жется, явно проявляется в людях, вовлеченных в процесс хо­рошей жизни. Можно почти с уверенностью сказать, что это — ее наиболее существенное качество. Оно связано с обнару­жением структуры опыта в процессе жизни в этом опыте. С другой стороны, большинство из нас почти всегда привносят заранее сформировавшуюся структуру и оценку в наш опыт и, не замечая этого, искажают опыт и втискивают его в нужные рамки, чтобы он соответствовал предвзятым идеям. При этом они раздражаются, что из-за текучести опыта прилаживание его к нашим заботливо сконструированным рамкам становит­ся совершенно неуправляемым. Когда я вижу, что клиенты приближаются к хорошей, зрелой жизни, для меня одно из ее качеств состоит в том, что их ум открыт тому, что происходит сейчас, и в этом настоящем процессе они обнаруживают лю­бую структуру, которая, оказывается, ему присуща.

^ Возрастающее доверие к своему организму

Еще одна характеристика человека, живущего в процессе хорошей жизни, — все увеличивающееся доверие к своему организму как средству достижения наилучшего поведения в каждой ситуации в настоящем.

Решая, что предпринять в какой-нибудь ситуации, многие люди опираются на принципы, на правила поведения, установ­ленные какой-то группой или учреждением, на суждения дру­гих (начиная с жены и друзей и кончая Эмилией Поуст64) или на то, как они вели себя в подобной ситуации в прошлом. Однако, когда я наблюдаю за клиентами, чей жизненный опыт так мно­гому научил меня, я обнаруживаю, что они могут больше дове­рять своей цельной организмической реакции на новые ситуа­ции. Это происходит потому, что, будучи открыты своему опы­ту, они все больше обнаруживают, что, если делают то, что «чувствуется правильным», это оказывается надежным ориен­тиром поведения, приносящего им истинное удовлетворение.

Когда я старался понять причину этого, то обнаружил, что рассуждаю следующим образом. Человек, полностью открытый своему опыту, имел бы доступ ко всем факторам, имеющимся в его распоряжении в данной ситуации: социальным требовани­ям, его собственным сложным и, вероятно, противоречивым потребностям, воспоминаниям о подобных ситуациях в про­шлом, восприятию неповторимых качеств данной ситуации и т. д. На основе всего этого он и строил бы свое поведение. Ко­нечно, эти сведения были бы очень сложными. Но он мог бы раз­решить своему целостному организму с участием сознания рас­смотреть каждый стимул, потребность и требование, его от­носительную напряженность и важность. Из этого сложного взвешивания и уравновешивания он мог бы вывести те дей­ствия, которые в наибольшей степени удовлетворяли бы все его нужды в данной ситуации. Такого человека можно по аналогии сравнить с гигантской вычислительной электронной машиной. Поскольку он открыт своему опыту, в машину вводятся все дан­ные чувственных впечатлений, памяти, предшествующего об­щения, состояния висцеральных и внутренних органов. Машина вбирает в себя все эти многочисленные данные о напряжени­ях и силах и быстро вычисляет, как действовать, чтобы в резуль­тате был получен наиболее экономичный вектор удовлетворе­ния потребностей в этой конкретной ситуации. Это — поведе­ние нашего гипотетического человека.

У большинства из нас есть недостатки, которые приводят к ошибкам в этом процессе. Они состоят во включении информа­ции, которая не принадлежит данной конкретной ситуации, или в исключении информации, которая ей принадлежит. Возника­ют ошибочные варианты поведения, когда в вычисления вводят­ся воспоминания и предшествующие знания, как будто они и есть эта реальность, а не просто воспоминания и знания. Ошиб­ка может произойти также и тогда, когда в сознание не допус­каются определенные пугающие переживания, следовательно, они не входят в вычисления или вводятся в машину в искажен­ном виде. Но наш гипотетический человек считал бы свой орга­низм вполне достойным доверия, потому что все доступные дан­ные были бы использованы и представлены скорее в правильном, нежели в искаженном виде. Отсюда его поведение, возможно, было бы более близким к тому, чтобы удовлетворить его нужды, увеличить возможности, установить связи с другими и т. д.

В этом взвешивании, уравновешивании и вычислениях его организм ни в коей мере не был бы непогрешимым. Исходя из доступных данных, он всегда давал бы наилучший из возмож­ных ответов, но иногда эти данные отсутствовали бы. Однако вследствие открытости опыту любые ошибки, любое неудовлет­ворительное поведение были бы вскоре исправлены. Вычисле­ния находились бы всегда в процессе корректировки, потому что они постоянно проверялись бы в поведении.

Возможно, вам не понравится моя аналогия с ЭВМ. Разре­шите мне опять обратиться к опыту тех клиентов, которых я знал. Когда они становятся более открытыми своему опыту, то обнаруживают, что могут больше доверять своим реакциям. Если они чувствуют, что хотят выразить свой гнев, то делают это и обнаруживают, что это вовсе не так уж страшно, потому что они в той же мере осознают и другие свои желания — выра­зить привязанность, связь и отношение к другим людям. Они удивлены, что могут интуитивно решить, как вести себя в сложных и беспокойных человеческих отношениях. И только после этого они осознают, как надежны были их внутренние реакции, приведшие к правильному поведению.






страница19/22
Дата конвертации12.11.2013
Размер6,11 Mb.
ТипКнига
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   22
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы