И. Б. Егорычев Научно-исследовательский институт системных исследований ран, г. Москва, Россия, egorychev@gmail com icon

И. Б. Егорычев Научно-исследовательский институт системных исследований ран, г. Москва, Россия, egorychev@gmail com



Смотрите также:
1   2   3   4   5   6

^ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ УСТАНОВКА

ДЛЯ ПРАКТИЧЕСКОГО ПОДТВЕРЖДЕНИЯ

ТЕОРИИ ФАЗОВЫХ РАВНОВЕСИЙ

Е. А. Любин

Национальный минерально-сырьевой университет «Горный»,
г. Санкт-Петербург, Россия,
Lyubin.Evgeniy@gmail.com


Традиционно для сокращения потерь нефти от испарения из резервуаров применяются различные технические средства: диски-отражатели, газовые обвязки, газоуравнительные системы и понтоны. Однако эффективность их применения не всегда высока.

За рубежом для этой цели широко применяются системы улавливания легких фракций (УЛФ). В последние годы интерес к их использованию растет и в нашей стране. Системы УЛФ многообразны и основаны на различных физических принципах. Абсорбционные и адсорбционные системы УЛФ сложны, конденсационные – дóроги, компрессорные – капиталоёмки и пожаровзрывоопасны.

В условиях магистральных нефтепроводов и нефтеналивных терминалов в качестве альтернативы традиционным средствам сокращения потерь большой интерес представляют эжекторные системы УЛФ. Они относительно просты, малокапиталоёмки, взрывобезопасны, но методы расчета таких систем находятся в стадии разработки, не определена область их применения.

Для подтверждения теоретических основ улавливания паров нефти с использованием насосно-эжекторной установки, обоснования возможности расчёта степени улавливания была спроектирована и изготовлена экспериментальная установка, схема которой представлена на рис. 1.

Экспериментальная установка представляла собой замкнутый контур из полипропиленовых труб ^ 3 с наружным диаметром от 25 до 40 мм, насоса 1 марки НМШ-2-40-1.6/16-10У с трехфазным асинхронным электродвигателем ДАТ90Л4; жидкостно-газового эжектора 2; мановакууметра 5 марки МВТИф с пределами измерений от -1 до 24 атм и классом точности 0,4; двух термометров 7 марки ТБН 100к класса точности 1,5; счётчика дизельного топлива 10 марки Pressol 19702 и сепарационной емкости 12.

Жидкостно-газовый эжектор (ЖГЭ) 2 был рассчитан и спроектирован по зависимостям, содержащимся в [1], а затем изготовлен из стали 30ХГСА с последующей её закалкой и внутренней полировкой изделия. Согласно того же источника наибольшее значение КПД достигается при использовании семиствольного соплового аппарата. Диаметр сопла на входе составлял 2,6 мм., на выходе же всего 1,3 мм.

Сепарационная емкость 12, представляла собой баллон пропановый, в который были врезаны 3 патрубка: патрубок с резьбой 5/4” для входа, аналогичный выходной патрубок и патрубок для присоединения манометра 6 марки МП4-Уф с пределами измерений от -1 до 2,5 атм. и классом точности 1,5. Использование баллона позволило поднимать давление сепарации до 2 атм.

В связи с тем, что процесс абсорбции паров нефти дизельным топливом завершается в трубопроводе, соединяющем эжектор и циркуляционную емкость 12, на участке после эжектора он был выполнен с возможностью исследования влияния его длины на степень улавливания легких фракций углеводородов. Этот участок представлял собой П-образный трубопровод, в котором имелись промежуточные поперечные участки. На каждом поперечном участке установлена задвижка. Таким образом, при открытии одной из задвижек, длина трубопровода от эжектора до сепарационной емкости могла варьироваться от 2 до 10 метров с шагом в 2 метра.




Рис. 1 Схема экспериментальной установки:

1, 28 – насос; 2 – эжектор жидкостно-газовый; 3 – трубопровод; 4 – линия подвода ПВС;

5 – мановакууметр; 6 – манометр; 7 – термометр; 8 – газоанализатор; 9 – расходомер; 10 – счетчик;

11 – вентилятор; 12 – сепарационная емкость; 13 – емкость 1;

14 – промежуточная переливная емкость; 15…27 – задвижки; 29 – фильтр; 30 – емкость 2

В качестве модели нефтяного резервуара была использована полиэтиленовая емкость 13 объемом 1 м3, в которую производилась закачка пропан-бутановой смеси. Из-за разности плотностей закачиваемой пропан-бутановой смеси и воздуха с целью создания однородной паровоздушной смеси в емкость был вмонтирован вентилятор 11. Для недопущения возникновения взрывоопасной ситуации винт вентилятора находился внутри емкости, а электродвигатель снаружи.

Концентрация паров углеводородов в воздухе определялась с помощью газоанализатора ИГМ-034 компании ООО "ЭМИ" (IGM Instruments). Портативный оптический газоанализатор ИГМ-034 предназначен для измерения содержания в газовой смеси суммы тяжелых углеводородов (С25) с коэффициентом селективности не менее 100. Погрешность измерения прибора по данным производителя не превышает 1%.

Максимально возможная погрешность измерения при проведении экспериментальных исследований складывалась из погрешностей всех используемых приборов и составила 4,68%.

В качестве определяющих параметров при выполнении экспериментальных исследований были выбраны:

· концентрация углеводородов в паровоздушной смеси, вытесняемой из емкости ^ 130);

· расход воды (Qв), равный расходу ПВС, вытесняемой из емкости 13 на вход ЖГЭ;

· давление (Рс), при котором разделяется газожидкостная смесь, прошедшая через жидкостно-газовый эжектор;

· длина трубопровода, соединяющего эжектор и сепарационную емкость ^ 12.

В ходе проведения эксперимента фиксировались следующие параметры: температура окружающей среды, расход воды по ротаметру 9, температура по термометрам 7, расход дизельного топлива по счётчику 10, давление сепарации по манометру 6, давление до насоса и после него, до и после эжектора по манометру 5 и концентрация пропана в воздухе на входе в эжектор и на выходе из системы. До и после каждого эксперимента отбирались пробы дизельного топлива из сепарационной емкости 12. Часть из них была исследована методом хроматографии в Институте Высокомолекулярных соединений РАН.

При тех же условиях, что были во время исследований с использованием теории фазовых равновесий был выполнен теоретический прогноз степени улавливания углеводородов из паровоздушной смеси. Сравнение теоретически рассчитанной степени улавливания и аналогичных величин, полученных в результате экспериментов показало следующее: коэффициент корреляции равен 0,93, а средняя квадратичная погрешность теоретического расчета величины степени улавливания - 12,6%.

Невысокая погрешность расчёта степени улавливания паров нефти при напорной абсорбции подтверждает возможность использования аппарата теории фазовых равновесий для прогнозирования этой величины. Таким образом, экспериментально подтверждена возможность рассчитывать степень улавливания углеводородов, достигаемую в условиях реальной эксплуатации на нефтебазах и нефтеналивных терминалах, а также проводить технико-экономическое обоснование использования данного метода сокращения потерь нефти от испарения.


Литература

1. Донец К. Г. Гидроприводные струйные компрессорные установки. – М.: Недра, 1990.


Секция 3. Экономические науки


^ НАЛОГОВОЕ СТИМУЛИРОВАНИЕ ИНВЕСТИЦИОННОЙ АКТИВНОСТИ ОТРАСЛЕЙ ОБРАБАТЫВАЮЩЕЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

Е. Р. Джандарова, В. А. Игошева

Уфимский государственный авиационный технический университет, г. Уфа, Россия, jenya815@mail.ru


В 1999–2008 гг. показатели социально-экономического развития Российской Федерации демонстрировали устойчивую положительную динамику. Однако имевший место в 2000–2008 гг. экономический рост был основан на экстенсивных факторах (загрузка свободных производственных мощностей, рост числа занятых, повышение ценовой конкурентоспособности российских производителей в результате значительного ослабления реального курса рубля после дефолта 1998 г.), которые на данный момент исчерпали свой потенциал, а также на беспрецедентном росте цен на экспортируемое минеральное сырье и полуфабрикаты.

Анализ структуры ВВП и внешнеторговой деятельности показывает, что российская экономика носит экспортно-сырьевой характер. Доля сектора добывающих отраслей и связанных с его переработкой, по разным оценкам составляет от 30 до 50% в структуре ВВП. На долю топливно-энергетических ресурсов, необработанных металлов и концентратов приходится более 90% объема экспорта России.

Сложившаяся экспортно-сырьевая модель экономики не способна обеспечить сбалансированный экономический рост и макроэкономическую стабильность в долгосрочной перспективе. Это связано со следующими факторами. Во-первых, сырьевой модели экономики присуща зависимость социально-экономического положения от конъюнктуры цен на мировом рынке. Во-вторых, сырьевой сектор, будучи по своей природе капиталоемким, требует огромных масштабов производства и неизбежно высокой концентрации капитала, что приводит к высокой степени монополизма. В-третьих, наблюдается снижение сырьевой обеспеченности национальной промышленности, что ограничило возможности ее эффективного функционирования. В-четвертых, следует отметить крайне низкую экономическую эффективность сырьевого экспорта. Поскольку степень переработки сырья носит первичный характер, добавленная стоимость минимальная. В-пятых, ограниченная потребность добывающих отраслей в инвестициях и рабочей силе, особенно квалифицированной, при одновременной неразвитости несырьевого сектора обусловливает высокий уровень оттока капитала и трудовых ресурсов в зарубежные страны. В-шестых, запасы рентабельных месторождений имеют тенденцию к истощению, а разработка новых будет требовать все более высоких удельных капиталовложений. В занимаемой нише сырьевых товаров Россия испытывает возрастающую конкуренцию многих развивающихся стран, в которых добыча сырья и производство первичной продукции требуют меньше затрат.

Указанные аргументы обусловливают необходимость структурной диверсификации экономической модели Российской Федерации, повышения доли несырьевых отраслей в структуре ВВП.

Рост обрабатывающего сектора позволит сформировать внутренний спрос на сырье, полуфабрикаты, комплектующие, услуги, в том числе продукцию и услуги инновационного характера, тем самым способствуя развитию смежных рынков и отраслей. Следует отметить, что сектор обрабатывающей промышленности также характеризуется высоким уровнем трудоемкости. Это значит, что его развитие будет сопровождаться созданием большого количества рабочих мест. Развитие данного сектора позволит диверсифицировать и увеличить налоговую базу. Анализ налоговой нагрузки на экономику показал, что наименее чувствительным по отношению к колебаниям конъюнктуры мировых рынков сырья и энергоносителей является налог на добавленную стоимость, который формируется, прежде всего, в обрабатывающем секторе.

Задача повышения доли обрабатывающих отраслей в структуре ВВП сводится к стимулированию роста показателей эффективности функционирования предприятий данного сектора. В среднем, несмотря на положительную динамику последних лет, данные показатели значительно ниже уровня 1990 г. Низкая доля в структуре ВВП и экспорта наряду с низкими средними значениями показателей эффективности позволяют сделать вывод о низкой конкурентоспособности сектора обрабатывающей промышленности в целом. При различных уровнях конкурентоспособности для всех предприятий характерна высокая степень износа основных фондов.

Для превращения основных фондов в фактор повышения конкурентоспособности обрабатывающей промышленности необходимо, чтобы объем производимых инвестиций позволял одновременно решать две задачи: компенсировать физический и моральный износ и обеспечивать рост физического объема и фондоотдачи основных фондов.

Реализация задачи стимулирования инвестиций в основной капитал отраслей обрабатывающей промышленности является предметом государственной промышленной политики, целью которой должно быть обеспечение повышения их конкурентоспособности на национальном и международном уровнях.

Одним из главных факторов, ограничивающих инвестиционную деятельность предприятий обрабатывающей промышленности, является неэффективная налоговая система. Среди таких фактов можно выделить: неэффективное налоговое администрирование (сложность, противоречивость и изменчивость налогового законодательства; высокая трудоемкость ведения налогового учета, оформления документации и других процедур; высокий удельный вес затрат на налоговое администрирование); двойное налогообложение основных факторов производства; высокие ставки отдельных налогов (НДС), отсутствие комплексного подхода к налоговому стимулированию инвестиционной активности предприятий.

В качестве основных принципов налогового стимулирования следует отметить следующие аспекты.

Во-первых, в связи с ограниченностью бюджетных средств, как источника финансирования налоговых преференций, ключевым вопросом является определение и обоснование приоритетов налогового стимулирования. В отраслевом аспекте в качестве приоритетных объектов налогового стимулирования были определены пищевая отрасль, производство машин и оборудования, производство транспортных средств, производство электрооборудования, электронного и оптического оборудования; целлюлозно-бумажное производство, производство резиновых и пластмассовых изделий; обработка древесины и производство изделий из дерева; производство транспортных средств (далее по тексту – приоритетные отрасли). В качестве критериев выступили: наличие и перспективы роста платежеспособного спроса (внутреннего и внешнего) на продукцию и услуги соответствующей отрасли, наличие конкурентных преимуществ отрасли, стратегическое значение для экономической безопасности страны.

Во-вторых, для эффективного администрирования налоговых льгот должны быть определены четкие критерии объектов налогового стимулирования и порядок их идентификации.

В-третьих, снижение налоговой нагрузки в целях экономического стимулирования должно сопровождаться сокращением государственных расходов либо для этого необходимо определить источники покрытия выпадающих бюджетных доходов (профицит бюджета, внебюджетные фонды).

В-четвертых, в процессе реализации налоговой политики следует обращать внимание на анализ практики применения и администрирования налоговых льгот, содержащихся в налоговом законодательстве. При этом введение новых льгот следует производить на временной основе, чтобы по истечении определенного срока принимать решение по результатам проведенного анализа эффективности.

В-пятых, налоговые факторы производят ограниченный стимулирующий эффект. Одновременно необходимо реализовывать мероприятия по улучшению других сторон инвестиционного климата (рынки труда и капитала, институциональная среда, макроэкономическая стабильность).

Анализ налоговой нагрузки на приоритетные отрасли показывает, что основными налогами являются: налог на прибыль, налог на имущество, земельный налог, налог на добавленную стоимость, страховые взносы во внебюджетные фонды. При этом налогами, посредством которых можно непосредственно воздействовать на объем инвестиций в основные средства, являются первые три перечисленных. В рамках данной статьи будут рассмотрены налоговые преференции, которые распространяются непосредственно на инвестиции в основные средства и тем самым напрямую воздействуют на их объем.

Налог на прибыль. Следует рассмотреть вопрос о предоставлении налоговых каникул по налогу на прибыль для вновь создаваемых юридических лиц в приоритетных отраслях при условии реализации ими инвестиционных программ, соответствующих установленным критериям. На данный момент такая практика присутствует в ряде субъектов Российской Федерации.

Необходимо принять решение об инвестиционной льготе для предприятий приоритетных отраслей (из налогооблагаемой прибыли в период несения затрат инвестиционного характера вычитать определенную долю понесенных расходов) – это прозрачная и абсолютно рыночная мера в условиях ограниченности как внешних, так и внутренних источников финансирования инвестиционных программ компаний. Или повысить размер амортизационной премии с 30 до 50% в отношении основных средств, входящих в состав 3–7 амортизационных групп.

Также следует сократить сроки амортизации отдельных видов основных средств, что будет стимулировать технологическое обновление, и разрешить единовременное списание в составе расходов недоамортизированной суммы выводимого из процесса производства оборудования при его замене.

В условиях высокой стоимости кредитных ресурсов представляется целесообразным повысить предельную величину процентной ставки по инвестиционным кредитам, в пределах которой проценты будут относиться на уменьшение налогооблагаемой прибыли.

Налог на имущество. Целесообразно предоставлять налоговые каникулы для предприятий приоритетных отраслей в отношении вновь созданных или приобретенных объектов основных средств, входящих в определенные амортизационные группы (например, 3–7) (налог на имущество не уплачивается после ввода в эксплуатацию в течение установленного срока, который должен определяться в соответствии с амортизационной группой основного средства).

Однако мы считаем, что более эффективной мерой является переход к другому порядку определения элементов налога. В качестве налогооблагаемой базы целесообразно использовать первоначальную стоимость объекта основных средств, а налоговую ставку дифференцировать в зависимости от срока использования. Например, налоговая ставка 0% – срок использования составляет менее 20% от срока полезного использования, 0,5% – 20–40% от срока полезного использования, 1,5% – 40–60% от срока полезного использования, 2% – 60–80% от срока полезного использования, 2,5% – 80–100% от срока полезного использования, 3% – больше срока полезного использования. Данная мера позволит одновременно стимулировать процесс технологического обновления и не использовать основные средства выше срока полезного использования.

В целях стимулирования проведения налогоплательщиками энергосберегающей политики имеет смысл освободить от обложения налогом на имущество энергоэффективное оборудование. При этом перечень данного оборудования с указанием класса энергоэффективности должен быть разработан при активном содействии отраслевых ассоциаций и союзов.

Земельный налог. Следует рассмотреть вопрос о предоставлении налоговых каникул для земельных участков, на территории которых осуществляется реализация инвестиционных проектов предприятиями приоритетных отраслей, а также для вновь построенных объектов (земельный налог не уплачивается с земельного участка, расположенного под вновь построенным объектом основных средств).

По различным оценкам, реализация заявленных мероприятий позволит предприятиям приоритетных отраслей увеличить объем инвестиций в основные средства на 18–22%, что обеспечит выполнение задачи простого воспроизводства основных фондов в масштабах отраслей и расширенного воспроизводства на отдельных предприятиях.


^ ЭЛЕМЕНТЫ СТРАТЕГИИ

УПРАВЛЕНИЯ И ЛОГИСТИКИ ИННОВАЦИЙ

НА ТЕРРИТОРИАЛЬНОМ УРОВНЕ

А. Э. Заенчковский

Филиал НИУ МЭИ в г. Смоленске, Россия, z_art82@mail.ru


Применение системного подхода к стратегическому планированию на территориальном уровне предполагает разработку системы стратегий, которая поддерживает стратегию развития региона, в состав которой входят инновационная, инвестиционная, финансовая, промышленная стратегии.[1] Так, в настоящее время основой экономического развития регионов является инновационная направленность ключевых отраслей экономики. Активная инновационная деятельность предполагает эффективное использование ресурсного потенциала региона, расширение экономических связей, рост интенсивности процессов инвестирования на различных уровнях региональных социально-экономических систем. Следует признать, что формирование национальной инновационной экономики в значительной степени определяется уровнем регионального инновационного развития. В тоже время наличие таких факторов, как длительный период реализации инновационных проектов, необходимость учета при их разработке специфики и потенциала региона, а также особенностей территориальных экономических интересов, долгосрочный характер проявляющихся инновационных эффектов, требует осуществления стратегического подхода к управлению инновационным развитием региона.

Следует отметить, что в рамках отдельных регионов осуществляется разработка инновационных стратегий.[2] Однако в большинстве случаев данные стратегии представляют собой лишь общий план действий в инновационной сфере для органов региональной администрации и ряда других субъектов инновационной среды региона. В некоторых регионах реализуемые мероприятия в области инноваций приведены в одном из разделов стратегии социально-экономического развития. При этом в данном разделе взаимосвязь приоритетных направлений развития конкретного региона и действий в инновационной сфере практически не рассматривается. Как представляется, инновационная стратегия должна содержать ключевые направления инновационного развития региона, ориентированные на долгосрочную перспективу, выбор и разработка которых осуществляется с учетом характеристик инновационного потенциала региона, а также методы их реализации.

В этой связи актуальной является задача номинализации и идентификации инновационных стратегий региона и регионального промышленного комплекса и определение их связи с общими региональными социально-экономическими стратегиями. Авторам представляется, что инновационные стратегии развития регионального промышленного комплекса являются промежуточным звеном. С их учетом в региональном промышленном комплексе в дальнейшем должны разрабатываться стратегии развития инновационной инфраструктуры, социальной сферы и сферы услуг, которые, в свою очередь, определяют инновационные стратегии конкретных субъектов экономики региона. Потому интерес представляют возможные стратегии развития инновационной инфраструктуры регионального промышленного комплекса, которые определяются стратегией социально-экономического развития региона, инновационной стратегией развития регионального промышленного комплекса, текущим состоянием инфраструктуры и наличием источников финансирования их формирования и развития.

Выбор конкретной стратегий развития инновационной инфраструктуры регионального промышленного комплекса дожжен осуществляться с учетом характеристик инновационного потенциала данного регионального промышленного комплекса. Кроме того, набор анализируемых стратегий развития инновационной инфраструктуры определяется выбранной ранее инновационной стратегией регионального промышленного комплекса.

В таблице 1 приведены стратегии развития инновационной инфраструктуры, соответствующие инновационным стратегиям регионального промышленного комплекса.


Таблица 1 – Соответствие стратегий развития инновационной инфраструктуры

некоторым инновационным стратегиям устойчивого развития

регионального промышленного комплекса


Стратегическое видение основного направления развития территории

Инновационная стратегия промышленного комплекса

Стратегии развития инновационной инфраструктуры

активное развитие инноваций на основе комплексного промышленно-экономического развития региона; обязательное условие – наличие развитой инфраструктуры поддержки инноваций

генерации инноваций

виртуализации; инкубации; консолидации кластеров; информатизации инновационной деятельности; совершенствования кадрового потенциала

экспериментально-инновационной апробации

виртуализации; инкубации; развития каналов коммерциализации инноваций

наукоемких разработок

виртуализации; инкубации; развития каналов коммерциализации; информатизации инновационной деятельности; совершенствования кадрового потенциала


инновационной интеграции

виртуализации; консолидации кластеров; информатизации инновационной деятельности


Продолжение таблицы 1

совершенствование сильных сторон инновационно-промышленного комплекса в условиях устоявшихся экономико-хозяйственных связей

подготовки инновационных кадров

информатизации инновационной деятельности; совершенствования кадрового потенциала

адаптации инноваций

виртуализации; инкубации; консолидации кластеров; развития каналов коммерциализации; информатизации инновационной деятельности

распространения инноваций

развития каналов коммерциализации; информатизации инновационной деятельности; совершенствования кадрового потенциала

инкубация и развитие инновационных точек роста в условиях дефицита инновационного предложения и неразвитости инновационно-технологических цепочек

инновационного заимствования

виртуализации; информатизации инновационной деятельности; совершенствования кадрового потенциала

инвестирования инноваций

инкубации; консолидации кластеров; развития каналов коммерциализации; информатизации инновационной деятельности

локальных инноваций

информатизации инновационной деятельности;


Для поддержки процесса стратегического управления инновациями в региональном промышленном комплексе и сценарного моделирования траекторий инновационного развития региона, эффективной реализации инновационной политики и оценки результатов управления инновационной сферой региона становится возможным использовать логистический подход к управлению инновационной деятельностью предприятия. Логистика в общем случае подразумевает под собой методологически обоснованный набор инструментов для управления потоковыми процессами. В свою очередь процесс генерации и коммерциализации инноваций на региональном уровне, в отличие от предприятия, где внедренное нововведение обуславливает значительную перестройку и отладку основных бизнес-процессов, может быть интерпретирован в качестве потокового процесса как обладающий необходимыми атрибутами, к которому становится возможным применить современный аналитико-математический аппарат управления процессами.

Реализацию такого подхода автор предлагает основывать на следующих принципах:

1. Приоритетность деятельности по поддержке и внедрению инноваций в рамках регионального рынка.

2. Экономическая самоценность инновационной деятельности, подразумевающая под собой самоокупаемость и прибыльность инновационного процесса.

3. Непрерывность инновационной деятельности.

4. Гибкость инновационной деятельности.

5. Инфраструктурная поддержка инновационной деятельности.

Рассмотренные в статье авторские предложения по формализации стратегического управления инновационным процессом позволят в условиях быстро изменяющейся среды ведения бизнеса в сжатые сроки не только определить направления экономического развития и модернизации инновационных объектов хозяйствования, но и оценить эффективность выбранного вектора инновационной политики в научно-промышленном комплексе в целом.

Литература

  1. Теория инновационной экономики: учебник / Под ред. О.С. Белокрыловой. Ростов-на-Дону: Феникс, 2009. 376 с.

  2. Семёнова Т.Ю. Региональная социально-экономическая политика развития инновационной деятельности: автореф. дис. .… докт. экон. наук. Санкт-Петербург, 2008. 38 с.



^ ВЫЯВЛЕНИЕ НАПРАВЛЕНИЙ ВОЗДЕЙСТВИЯ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ

НА ОБЪЕМ ПРИБЫЛИ ПРЕДПРИЯТИЯ

В. А. Игошева, Е. Р. Джандарова

Уфимский государственный авиационный технический университет, г. Уфа, Россия. veronika_0804@mail.ru


На современном этапе развития экономики информация и характер её использования претерпевают кардинальные изменения. В начале XXI века с особой наглядностью проявилась зависимость экономического прогресса от эффективности функционирования информационной подсистемы общества. Информационный ресурс становится доминантным фактором развития не только производственной сферы, но и экономической системы в целом.

В связи с проникновением информационных технологий (ИТ) в социальную и экономическую сферу, возникает существенное увеличение объема затрат, связанных с их разработкой и внедрением, появилась проблема управлением инвестициями в развитие интеллектуального капитала, в том числе в развитие ИТ. В настоящее время информационные технологии являются содержательной основой, обеспечивающей конкурентные преимущества предприятий за счет увеличения доли инновационной деятельности в производственной сфере, а также за счет приращения человеческого и организационного капитала.

В современных условиях развития информационной экономики вопрос оценки эффективности инвестиций в информационные технологии является действительно актуальным.

Многие исследователи, занимающиеся разработкой этой проблемы, в частности Т. Бреснаан и М. Тражтенберг, предлагают рассматривать информационные технологии как технологии общего назначения (general purpose technology). Данный подход предполагает, что ИТ имеют потенциал для воздействия на многие отрасли экономики и способствуют созданию качественно новых инструментов, которые, в свою очередь, стимулируют повышение эффективности производства и влекут за собой рост прибыли. Информационные технологии, согласно предложенному подходу, создают потенциал для разработки широкого спектра прикладных технологий.

В дополнение к своему прямому влиянию на рост производительности (в частности, за счет автоматизации производства, ускорения документооборота и проч.), ИТ генерируют внешние эффекты, которые превышают прямую отдачу от капитала, инвестируемого в информационные технологии. При расчете эффективности вложений в ИТ необходимо учитывать и этот аспект.

При рассмотрении эффективности использования информационных технологий в рамках предприятия, изучению подлежат ИТ, задействованные в бизнес-процессах фирмы. Любой бизнес-процесс является многокомпонентным; информационные технологии, в свою очередь, представлены как композиционный элемент сразу нескольких бизнес-процессов. Для общей оценки отдачи от использования ИТ необходимо рассматривать все составные части различных бизнес-процессов, использующих ИТ, помимо этого, необходимо учитывать существующий комплексный эффект, порождаемый информационными технологиями.

Для визуализации воздействия, оказываемого информационными технологиями на увеличение прибыли предприятия, представим когнитивную карту, отражающую положительные цепочки воздействия (Рис. 1.).




Рис. 1. Когнитивная карта воздействия информационных технологий на прибыль предприятия


Раскроем подробнее некоторые из представленных факторов:

Сокращение производственного цикла включает в себя следующие аспекты: упрощение логистики, ускорение документооборота, облегчение финансового и бухгалтерского учета, ускорение финансовых операций, расчетов с клиентами и партнерами, увеличение пропускной способности предприятия.

Снижение издержек за счет автоматизации подразумевает экономию за счет заработной платы сокращенных работников. Маркетинг и взаимодействие с партнерами и потребителями – рекламу товара, продвижение, клиентскую поддержку, корреспонденцию с партнерами и клиентами. Мотивация персонала – приверженность компании, следование общей стратегии.

С данной точки зрения, воздействие на объем прибыли предприятия может идти по нескольким направлениям за счет:

- улучшения качества продукции и, как следствие, увеличения спроса;

- улучшения маркетинга и взаимодействия с партнерами и клиентами (также влечет за собой увеличение спроса);

- увеличения объема производимой продукции;

- сокращение издержек за счет автоматизации.

Из представленной когнитивной карты видно, что не все факторы могут быть оценены количественно. Для тех из них, которые поддаются исключительно качественной оценке, возможна процедура проведения экспертной оценки.

Также при изучении отдачи от инвестиций в ИТ целесообразно выделение двух типов эффективностей: прямой и косвенной. Прямая эффективность от внедрения ИТ на производстве может включать в себя экономию финансовых средств, полученную в результате сокращения административно-управленческого персонала, сокращения расходов материалов и энергии, сокращения фонда заработной платы вследствие уменьшения штата сотрудников. Косвенная эффективность заключается в повышении производительности труда, образовательного и профессионального уровня сотрудников, ускорении документооборота и т.д.

Иными словами, сам факт инвестиций в информационные технологии не может гарантировать ощутимого влияния на производительность и прибыльность предприятия в текущем периоде. Отдача от подобных инвестиций может проявляться не только в денежной форме; результатом вложений в ИТ может быть улучшенное качество продукции, приверженность покупателей или привлечение новых потребителей продукции, укрепление репутации компании среди партнеров, акционеров и потребителей.

Из когнитивной карты видно формирование косвенного влияния. В частности, использование информационных технологий на предприятии позволяет сотрудникам непрерывно повышать свой образовательный и профессиональный уровень, осваивать новые компетенции. Такая положительная практика благотворно влияет на мотивацию сотрудников, на их приверженность предприятию, что в дальнейшем позволяет снизить текучесть кадров, избежать утечки информации, продажи коммерческих данных конкурентам; помимо этого, образование сотрудников в процессе производства создает положительный имидж компании, повышает её репутацию среди партнеров и потребителей.

Стоит отметить, что для разных типов предприятий соотношение прямых и косвенных эффектов будет разным, соответственно, для некоторых предприятий эффект от использования информационных технологий более очевиден, хотя это и не значит, что он будет максимальным по отношению к эффекту, производимому ИТ на других предприятиях. Для возможности объективной оценки необходима разработка механизма учета как прямых, так и косвенных эффектов. Наслоение эффектов, порождаемых информационными технологиями на предприятии, также усложняет оценку производимого конечного эффекта и подсчет прибыли предприятия, получаемой вследствие внедрения ИТ. Эта проблема требует дальнейшего изучения и разработку методик и рекомендаций для измерения отдачи от инвестиций.

Литература

1. Bresnahan T., Trajtenberg M. General purpose technologies “Engines of growth”? // Journal of Econometrics. Elsevier, vol. 65(1), 1995.





страница2/6
Дата конвертации01.12.2013
Размер2,11 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы