М. В. Авраменко эколого-биологическая характеристика видов рода icon

М. В. Авраменко эколого-биологическая характеристика видов рода



Смотрите также:
1   2   3   4   5   6   7   8

^ БОЛЕЗНЬ, КАК СЛОЖНАЯ ЖИЗНЕННАЯ СТУАЦИЯ, И ПРИВЕРЖЕННОСТЬ

К ДЛИТЕЛЬНОЙ ТЕРАПИИ

*О. Н. Семенова, *Е. А. Наумова, **Н. М. Михневич

*ГБОУ ВПО «Саратовский ГМУ им. В. И. Разумовского Минздрав России»,

г. Саратов, Россия

**Рекламное агентство Промо-Сити, г. Саратов, Россия

semenova280484@yandex.ru, Naumova-L@yandex.ru


Актуальность проблемы

Невыполнение пациентами врачебных назначений и рекомендаций – серьезнейшая проблема современной врачебной практики [3]. Отрицательные последствия этого как клинические, так и экономические, ни у кого сомнений не вызывают [12,13]. В руководстве ВОЗ экспертами подробно анализируются причины неадекватного выполнения рекомендаций, и выделяется большое число факторов, влияющих на приверженность к терапии [13]. При этом подчеркивается, что ни один из них не является решающим.

Нам кажется крайне важным деление всех причин некомплайентности пациента на две большие группы: сознательные (или умышленные) и неосознанные (неумышленные) действия больных [6,9,10]. В случае неумышленных отклонений от предписанной терапии, пациенты хотят следовать назначениям врача, но их желание может быть ограничено забывчивостью, невнимательностью, а также непониманием назначений доктора. В случае умышленных нарушений врачебных предписаний мы имеем дело с осознанными действиями пациента, решившего не следовать врачебным назначениям. Это могут быть ошибки пациента связанные с недостатком информации о заболевании и лечении (например, пациент не понимает, что имеющееся у него состояние – хроническое заболевание, и оно требует постоянного приема лекарственных средств). Также это могут быть “правила” придуманные самим пациентом, или полученные им от его друзей, знакомых и т.п. Наиболее типичное – необходимость “отдыха от препаратов”. Еще одна группа осознанных действий пациента – это отклонения от предписаний. Это нарушения, оцениваемые пациентами как незначительные, и призванные, с их точки зрения, облегчить им жизнь: прием всех таблеток одновременно, вместо последовательного приема с интервалами. В ряде случаев, такие отклонения могут быть вызваны вынужденными обстоятельствами (например, отказ от диуретиков, перед дальней дорогой), и тогда такие нарушения носят скорее позитивный характер, нежели негативный. Фактически, подход к приверженности к лечению, исходя из вышесказанного, должен быть следующим: продолжение или прекращение лечения пациентов – его осознанное действие, а регулярность приема таблеток – в большей мере неосознанное, наиболее часто связанное с забывчивостью, а иногда, жизненными обстоятельствами [6, 7, 8].

Фокус-группа - качественный метод социально-психологических исследований - представляет собой групповое фокусированное интервью, проходящее в форме групповой дискуссии и направленное на получение от ее участников "субъективной информации" о том, как они воспринимают различные виды практической деятельности или продукты этой деятельности [1,4]. Отличительной чертой метода является включение субъектов в определенную предварительно проанализированную ситуацию с выработкой гипотез, касающихся возможных реакций на нее, что в свою очередь обеспечивает базу для создания вопросника, выделения основных областей исследования и обеспечения критерия ревалентности полученной в ходе интервью информации [2]. Интервью фокусируется на субъективном опыте интервьюируемых для получения их собственного осмысления ситуации, в которую они были включены. Процедурные особенности метода фокус-групп во многом задаются конкретной целью исследования, его задачами, социальными и психологическими особенностями участников, спецификой объекта исследования [2]. Принципы и методики фокусированного интервью были разработаны Робертом Мертоном и Г. Герцог в процессе их совместной работы. В 1956 г. Р. Мертон с соавторами весьма обстоятельно обобщили этот опыт в книге "Фокусированное интервью", ныне считающейся классической [5,11].

Метод фокус-групп начинает все шире применяться в таких областях, таких, как социальные исследования, образование, здравоохранение, психологическая экспертиза различных социальных программ. В отношении изучения проблем приверженности к терапии пациентов c сердечно-сосудистыми заболеваниями в России, данная методика не применялась.

^ Цель исследования: изучение причин, влияющих на поведение пациентов и на эффективность лечения с помощью проведения группового фокусированного интервью.

^ Материалы и методы: исследование проводилось в 2012г. В исследование включались пациенты с хроническими заболеваниями сердечно-сосудистой системы. Исследовались две группы пациентов. Первая группа пациентов - пациенты, участвующие в различных клинических исследованиях, тщательно соблюдающие все рекомендации врача. Вторая группа - пациенты с неоднократным опытом госпитализации по поводу сердечно - сосудистого события, госпитализированные вновь в кардиологическое отделение КБ им. С.Р. Миротворцева СГМУ по поводу обострения сердечно-сосудистой патологии, не соблюдающие, а иногда и полностью отказывающиеся от амбулаторной терапии. С обеими группами поочередно проводилась групповая беседа под руководством модератора (опытного и квалифицированного социолога, без медицинского образования, не знакомого с пациентами). Мероприятия фиксировались видеокамерой и диктофоном. Задаваемые вопросы касались отношения пациентов к своему заболеванию, информированности о заболевании, процесса лечения, участия в процессе принятия медицинского решения, мотивации к лечению, приверженности к терапии, а также взаимоотношениям пациента и врача. Все вопросы задавались только в открытой форме. Врач-исследователь, имеющий многолетний опыт работы с проблемой приверженности к лечению, наблюдал on-line трансляцию беседы и с помощью sms или записок, передаваемых через ассистента, задавал дополнительные вопросы и давал комментарии модератору. Ход беседы в дальнейшем был застенографирован. Результаты беседы обсуждались совместно врачами-исследователями и социологом. В работе использовалось деление нонкомплайнса на осознанный (сознательное прекращение или продолжение лечения) и неосознанный (регулярность приема препаратов) компоненты. Все пациенты добровольно согласились на участие и подписали информированное согласие.

Результаты: в исследовании приняло участие 12 пациентов первой группы и 7 пациентов второй группы. Из них в первой группе 6 (50%) женщин и 6 (50%) мужчин, во второй группе 4 (57,1%) женщины и 3(42,95) мужчины. Медиана возраста обследуемых 65 лет. Пациенты обеих групп имеют сердечно - сосудистую патологию и наличие факторов риска кардиоваскулярной патологии (Таблица 1).


^ Таблица 1 - Характеристика пациентов по нозологии




Количество человек

Процентный состав

Фокус группа № 1

Наличие артериальной гипертонии

12

100%

Наличие ИБС

11

91,7%

Перенесенный инфаркт миокарда

11

91,7%

Наличие ХСН

11

91,7%

Перенесенное ОНМК

1

8,3%

ХИГМ

5

41,7%

Мерцательная аритмия

3

25%

Ожирение

6

50%

Сахарный диабет

7

58,4%

Дислипидемия

6

50%

Фокус группа № 2

Наличие артериальной гипертонии

7

100%

Наличие ИБС

6

85,7%

Перенесенный инфаркт миокарда

1

14,3%

Наличие ХСН

6

85,7%

Перенесенное ОНМК

2

28,6%

ХИГМ

2

28,6%

Мерцательная аритмия

3

42,9%

Ожирение

1

14,3%

Сахарный диабет

1

14,3%

Дислипидемия

7

100%


Пациенты первой группы уверенны, что болезнь - это либо «судьба», либо «катастрофа». Первое сердечно - сосудистое событие этими пациентами воспринималось как «случайность», и они полностью были уверенны, что «здоровы», однако повторная катастрофа заставила их одуматься и осознать серьезность своего заболевания. Они полностью доверяют врачу и хотят знать о своем заболевании как можно меньше. Участие в клинических исследованиях для них - это поддержание здоровья, надежда в лучшее, полное доверие врачам. Врачи клиники для них – это «хорошие» специалисты в сравнении с поликлиническими врачами. Пациенты данной группы дисциплинированы в отношении приема лекарственных препаратов, соблюдения режима дня, диеты, они хотят сотрудничать с врачом, однако не совсем полностью хотят участвовать в принятии медицинского решения. Постоянное лечение для них - это продление и улучшение качества жизни, предотвращение осложнений и развития повторных катастроф. Пациенты этой группы полностью удовлетворены процессом своего лечения. Прием лекарственных препаратов нисколько не нарушает их жизнь, а только способствует ее продолжению.

Для пациентов второй группы болезнь - это «очередной этап в жизни», «результат предыдущей жизнедеятельности». Заболевание «мешает» полноценному восприятию жизни, трудовой деятельности, отдыху. Здоровье в их жизни - это «не приоритет», главное - это работа и работоспособность. Они уверенны, что «обострение» ненадолго, что дальше будет та же полноценная жизнь, как и раньше. Эти пациенты утверждают, что «хотят» как можно больше знать о своем заболевании, чтобы с ним справляться и предотвращать его последствия, но они ничего не делают для этого, не предпринимают попыток для получения информации. Мотивацией для продолжения терапии является плохое самочувствие и неполноценная жизнь. Неоднократный опыт госпитализаций по поводу сердечно - сосудистой катастрофы связан либо с нерегулярным приемом рекомендуемых препаратов при выписке из стационара и на амбулаторном этапе, либо полном отказом от лечения. Большую роль в отказе от применяемой терапии играет стабилизация состояния, которая, по их мнению, не требует дополнительного обследования и приема большого количества препаратов. Свою недисциплинированность они оправдывают недостаточным объемом информации, предоставляемым врачами амбулаторного звена, «плохим» качеством оказываемой амбулаторной помощи или ее отсутствием, невниманием, незаинтересованностью и «некомпетентностью» поликлинических врачей. Они «хотят» сотрудничать с врачом, участвовать в принятии медицинского решения, для них это очень важно, однако врачи амбулаторного звена «не внушают» им доверия и непонимание их проблем, является для них обидой и в дальнейшем отказом от терапии. В ходе беседы назывались причины и забывчивости и недостатка времени на прием лекарственных препаратов, в частности, из-за работы, однако истинной причины отсутствия приверженности в терапии выяснить не удалось. Пациенты категорически «сопротивлялись» и не хотели называть конкретной причины невыполнения врачебных рекомендаций.

Обсуждение

Пациенты первой группы наиболее вероятно относятся к гармоничному, реалистичному типу по отношению к болезни, пациенты же второй группы, скорее всего, стоят на грани между эргопатическим и анозогностическим типом. По отношению к информации о своем заболевании пациенты первой группы не хотят знать много о болезни, пациенты же второй группы утверждают, что «хотят» знать как можно больше, но в ходе беседы выяснилось, что они для этого ничего не делают и не предпринимают никаких действий.

Высокая степень регулярности терапии в первой группе (т.е. низкая частота пропусков приема препаратов) автоматически вытекала из осознанного желания пациента лечиться. Во второй группе, не продолжающей лечение после выписки из стационара, вопрос о регулярности терапии соответственно не обсуждался.

В сознании всех пациентов присутствует патерналистическая модель общения с врачами, но данная модель по-разному реализуется в наших группах. Пациентов первой группы это приводит к полному доверию к врачу и соблюдению всех рекомендаций, а для пациентов второй группы неполучение адекватной помощи в поликлинике является “обидой” на недооценку их доверия и мотивацией для отказа от лечения в дальнейшем.

Заключение

В исследуемых группах пациентов ярко выражена патерналистическая модель общения врач-пациент. Пациентов первой группы это приводит к полному доверию к врачу и соблюдению всех рекомендаций, а для пациентов второй группы неполучение адекватной помощи в поликлинике является “обидой” на недооценку их доверия и мотивацией для отказа от лечения в дальнейшем. Улучшение самочувствия является важным фактором, и заставляет пациентов первой группы следовать указаниям врача, а второй наоборот, прекращать терапию. Истинная причина невыполнения рекомендаций пациентами второй группы не была выявлена. Требуются дальнейшие исследования данной актуальной проблемы.


Литература

  1. Андреева Г.М. Социальная психология: Учебник для высших заведений. – М.: Аспект Пресс, 2006. – 363 с.

  2. Богомолова Н. Н., Мельникова О. Т., Фоломеева Т. В. Фокус-группы как качественный метод в прикладных социально-психологических исследованиях. // Введение в практическую социальную психологию./ Под ред. Ю.М. Жукова, Л.А.Петровской, О.В.Соловьевой. М., 1994. С.193-196.

  3. Болучевская В.В., Павлюкова А.И. Общение врача: создание положительных взаимоотношений и взаимопонимания с пациентом. (Лекция 4). [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2011. N 4. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: 12.02.2012г)

  4. Общая психология. Словарь / Под. ред. Петровского А.В. // Психологический лексикон. Энциклопедический словарь в шести томах / Ред.-сост. Карпенко Л.А. / Под общ. ред. Петровского А.В. М.: ПЕР СЭ, 2005.

  5. Мертон Р., Фиске М., Кендалл П. Фокусированное интервью / Пер. с англ. Т. Н. Федоровской под ред. С. А. Белановского. — М., 1991.

  6. Наумова Е.А. Влияние стандартизированных наглядных мотивированных рекомендаций на приверженность пациентов к долгосрочной терапии/ Наумова Е.А, Тарасенко Е.В., Шварц Ю.Г //Доказательная медицина.-2007.-№1-С.123-129.

  7. Наумова Е.А. Контролируемое исследование влияния стандартизированных наглядных мотивирующих рекомендаций на приверженность к лечению кардиологических пациентов/ Шварц Ю.Г., Наумова Е.А., Тарасенко Е.В// Клиническая фармакология и терапия.-2007.-№4-С.9-12.

  8. Наумова, Е.А. Факторы, влияющие на удовлетворенность пациентов от лечения, в клинике внутренних болезней/ Е.А.Наумова, Ю.Г.Шварц// Международный медицинский журнал.-2006.-№1.-С.121-126.

  9. Barber, N. Should we consider non-compliance a medical error? / N.Barber // Qual Saf Health Care.- 2002.-№11.-Р.81-84.

  10. Horne, R. Compliance, adherence, and concordance. / R. Horne. //Chest.-2006.-№130.-Р.65-72.

  11. Merton R., Fiske M., Candall P. The focused interview. Glen-coe, 1956.

  12. Osterberg, L. Adherence to medication / L.Osterberg, T.Blaschke // NEMJ.- 2005.-№353.-Р.487-497.

  13. World Health Organisation: Adherence to long-term therapies, evidence for action / Geneva:WHO, 2003.- 230 p.



СЕКЦИЯ 5. Исторические науки


^ ПРЕПОДАВАТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И.А. МАЛИНОВСКОГО

В ИМПЕРАТОРСКОМ ТОМСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ (1898-1911 гг.)

К. А. Чукмасова

Национальный Исследовательский Томский Государственный Университет,

г. Томск, Россия, chukmasova@mail.ru

В настоящее время интерес вызывают деятельность того или иного ученого, пути его научных изысканий, а также жизненный путь. И это относится не только к биографиям выдающихся политических деятелей, людей «высокого» происхождения, но и к жизнедеятельности любого человека. При этом биография не сводится к простому жизнеописанию, она выступает средством изучения истории.

Иоанникий Алексеевич Малиновский (1868 – 1932 гг.) принадлежит к плеяде первых профессоров юридического факультета Томского университета, таких как И.Г. Табашников, М.А. Рейснер, С.И. Живаго, Н.Н. Розин, внесших существенный вклад в отечественную юридическую науку. Его, как и других профессоров Императорского Томского университета, отличала безграничная преданность науке, бескорыстный энтузиазм и желание развивать науку и образование в Сибири.

Обращение к данной теме не случайно. Изучение преподавательской деятельности И.А. Малиновского представляет познавательный и научный интерес, поскольку позволяет выяснить общие тенденции преподавания в Томском университете в начале XX века. Труды Иоанникия Алексеевича Малиновского издаются как в России, так и на Украине.

В 1898 г. И.А. Малиновский был назначен «исправляющим должность» экстраординарного профессора в Томском университете. Будучи учеником профессора М.Ф. Владимирского-Буданова он увлекся изучением истории русского средневекового права и с момента открытия юридического факультета начал читать курс по истории русского права.

Свою вступительную лекцию, именовавшуюся первой лекцией, И.А. Малиновский прочитал 9 ноября 1898 года. В ней он говорил о методах изучения права, о школе естественного права в новое время, об историческом изучении права в XIX в., указал на формы такого изучения – история всемирного права, история славянского права, история национального русского права.

Большое значение Малиновский придавал подготовке учебных пособий, в которых излагалось основное содержание лекционного курса. Такое пособие, по его мнению, должно было удовлетворять двум условиям: «1) оно должно заключать в себе краткое изложение всех основных вопросов науки в систематическом порядке; 2) при изложении содержания науки должны быть соблюдены основные методологические требования», потому что устное слово, по его мнению, «не оставляет после себя твердого следа, оно забывается и искажается» [1, с.3].

Иоанникий Алексеевич написал «Учебное пособие по истории русского права» (Томск, 1900) для студентов юридического факультета. Данное пособие представляло собой изложение работы профессора М.Ф. Владимирского-Буданова «Обзор истории русского права». По определению Малиновского: «право, подобно нравам и нравственности, есть правило, определяющее поведение людей в общежитии, а русское право – это право, выработанное русским народом, и это не есть право русского государства. Все народы имеют свое национальное право. Предписания права касаются внешней деятельности людей, всегда определены и ограничены, защищаются государственной властью» [2, с.5]. Иоанникий Алексеевич приводит внушительный список литературы по каждой теме своих лекций. Здесь собраны летописи, сказания, духовная, народная, художественная и публицистическая литература, а также акты, сборники и памятники обычного права вплоть до законодательства России XIX века. Подробно автор разбирает источники по истории русского права, к которым относит: договоры с греками, немцами; церковные уставы; Русскую правду; Псковскую судную грамоту; Новгородскую судную грамоту; договоры земель с князьями; грамоты Литовско-русского государства, Московского государства; Судебники; указные книги приказов; Уложение царя Алексея Михайловича; законодательство второй половины XVII в.; памятники законодательства XVIII-XIX вв. Последовательным описанием данных источников И.А. Малиновский стремился показать студентам, что обычай постепенно заменяется законом, который становится господствующей формой права. «Закон, в сравнении с обычаями, обладает большими преимуществами: ясностью, определенностью, общеизвестностью. Этими качествами не обладает обычай, но он обладает соответствием юридическим воззрениям народа. Таким качеством может обладать и закон там, где сам народ в лице своих представителей участвует в законодательстве, т. е. в конституционных государствах» [2, с.195].

Список литературы обширен и свидетельствует о глубокой проработке темы автором, о том, что теоретический материал лекций подкреплен и обоснован большим количеством фактических сведений. О данной работе И.А. Малиновского, рассчитанной для студентов юридического факультета, можно сказать, что предмет истории русского права подробно раскрыт и лекции наиболее полно освещают все вопросы, которые во многом, разбираются в курсе истории отечественного государства и права и по сей день.

В Томском университете в разные годы И.А. Малиновский читал курс истории русского права, историю русского уголовного и гражданского права, энциклопедию права, историю телесных наказаний в России и др.

Учебный процесс на юридическом факультете проходил в форме лекционных и практических занятий. Студенты были обязаны посещать лекции, что контролировалось университетской администрацией по уставу 1884 г. В Томском университете это требование выполнялось чинами инспекции: инспекторами студентов и их помощниками [3, с.134]. На лекциях преподаватель давал общие представления своим слушателям о предмете, систематизировал знания, знакомил с научными методами исследования. И.А. Малиновский серьезно подходил к подготовке лекций. По его мнению: «Живое слово профессора обладает таким свойством, каким не обладает слово печатное: устная лекция может возбудить любознательность слушателей, обратить их умы на те или иные научные вопросы» [1, с.3].

При подготовке к занятиям Иоанникий Алексеевич записывал лекции и читал их своей супруге. Малиновский, как и многие другие дореволюционные профессора, применял в процессе преподавания новаторские методы и пользовался большой популярностью и авторитетом у студентов. Он практиковал чтение лекций «по тетрадке»: лекция была целиком написана. Однако студенты «не обижались» за это, и с большим вниманием слушали это «чтение», зная, что каждая такая лекция есть результат значительной творческой и исследовательской работы лектора. Многие лекции стенографировались студентами, а потом издавались литографированным способом. Студенты пользовались ими при подготовке к экзамену.

Самостоятельную работу студенты вели в форме изучения источников по истории права, законодательных актов, монографий ученых-правоведов. Она должна была помочь усвоить научные методы. Студенты также имели возможность заниматься в библиотеке, в музеях, в кабинетах и т. д.

На занятиях Иоанникия Алексеевича Малиновского по русскому праву зачитывались и комментировались памятники права. Читался и комментировался не весь памятник целиком, а отдельные постановления по одному из вопросов, входящих в курс истории русского права. Таким образом, на практических занятиях студенты знакомились с некоторыми вопросами науки путем самостоятельного изучения источников. Кроме того, Иоанникий Алексеевич предлагал студентам темы для домашних сочинений. Особенный интерес вызывали темы по истории крепостного права в России. Несколько студентов были заняты работой над темами по этому вопросу. Одна из тем по истории русского права была предложена на соискание золотой медали [4, с.99].

Следует отметить, что приехавший в Томск для работы в университете молодой ученый и преподаватель И.А. Малиновский проделал большую работу по подготовке первых выпускников-юристов Томского университета, соединяя в своей работе научные и образовательные элементы. За дореволюционный период существования юридического факультета было сделано 14 выпусков, дипломов было удостоено 748 человек, 122 из них получили дипломы I степени (с отличием), в чем немалая заслуга профессора Малиновского [5, с.158]. Сибирь привлекла Малиновского еще и тем, что была практически неизвестна до этого времени в научном сообществе и позволяла найти здесь свое место в науке, открывались и перспективы карьерного роста.

С именем И.А. Малиновского связывается формирование и развитие историко-правового направления в Томском университете, а также становление университета в Томске, как одного из ведущих за Уралом и по всей России. И. А. Малиновский много сделал и для развития культуры и просвещения в Сибири. В своих работах он пользовался комплексным изучением права и нормативно-правовых источников; проявил себя разносторонним ученым-правоведом.


Литература

1. Малиновский И.А. Учебное пособие по истории русского права. Томск, 1900.

2. Малиновский И.А. Лекции по истории русского права. Томск, 1907.

3. Некрылов С.А. Профессорско-преподавательский корпус Императорского Томского университета (1888-февраль 1917 гг.). Дис. на соиск. уч. ст. канд. ист. наук. Томск, 1999.

4. Отчет о состоянии императорского Томского университета за 1910 год. ИТУ. Томск, 1911.

5. Некрылов С.А. Томский университет – первый научный центр в Азиатской части России (середина 1870-х гг. – 1919 г.). Т.1. Томск, 2011.


СЕКЦИЯ 6. Экономические науки


^ ВЛИЯНИЕ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЙ СРЕДЫ

НА ЭКОЛОГО - ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РЕГИОНА

Ю. В. Горячкина

ФГБОУ ВПО «Пензенский государственный университет», г. Пенза, Россия u.goryachkina@gmail.com


Среди современных проблем развития общества учеными экономистами-экологами в качестве наиболее актуальных выделяются задачи эффективного экоразвития, экологической безопасности развития и формирования концепции устойчивого развития. Данная ситуация отражает признание несостоятельности общепринятой социально-экономической модели развития, которое выражается в обострении дисбаланса во многих развитых и целом ряде развивающихся государств, усугублении мирового кризиса. Более приемлемым считается путь построения общества устойчивого развития со сбалансированным потреблением всех видов ресурсов, их эффективным естественным и искусственным воспроизводством.

В этой связи, на наш взгляд, под устойчивым развитием следует понимать сбалансированное решение социально-экономических задач и проблем, сохранения благоприятной среды и природно-ресурсного потенциала территорий в целях удовлетворения потребностей нынешнего и будущего поколений при обеспечении экономической и экологической безопасности.

Следовательно, речь идет о превращении региона в особую социо-эколого-экономическую систему, учитывающую потребности каждого индивида в рамках разумных норм, установленных теоретически и эмпирически для каждого из природных регионов. Единство природы, экономики и общества приобретает интегральное выражение, т.е. все три компоненты образуют единую социо-эколого-экономическую систему и рассматриваются во взаимосвязи и взаимозависимости.

В общенаучном понимании эколого-экономическая система, как и любая другая система, представляется как совокупность элементов, находящихся в отношениях и связях между собой и образующих определенную целостность, единство. Для системы характерно не только наличие связей и отношений между образующими ее элементами (определенная организованность), но и неразрывное единство с институциональной средой, которая во многом формирует эффективность ее функционирования.

В настоящее время является распространенной теория эколого-экономических систем, т.е. систем, представляющих собой интеграцию экономики и природы. В отличие от экосистем эколого-экономические системы не обладают свойством замкнутости своего развития, они являются открытыми. Важной задачей развития эколого-экономических систем является, по мнению ученых, максимальное использование природных ресурсов, сопровождаемое превращением экономического производства в более замкнутую систему. Функционирование эколого-экономической системы неразрывно связано с процессом природопользования, осуществляемого в рамках этой системы.

Выявляя основные параметры взаимоотношений, обобщая их, становится возможным получить основные принципы существования и развития социо-эколого-экономической системы, соблюдение которых позволило бы ускорить процесс перехода любой территории на модель устойчивого, сбалансированного развития, минимизировать возможный ущерб.

В числе общепринятых принципов, которые можно отнести к категории социо-эколого-экономических, можно выделить:

- взаимосвязь между объемом затрат, выделяемым на экологические цели, и состоянием окружающей природной среды;

- взаимосвязь между качественным состоянием окружающей среды и экономическим ущербом;

- взаимосвязь между степенью загрязнения окружающей природной среды и уровнем заболеваемости и благосостояния населения, а также его депопуляцией.

Социо-эколого-экономические закономерности, на наш взгляд, должны быть направлены на сбалансированность взаимодействия экономики, общества и природы, на синхронизацию их развития, связывая их в гармоничную единую систему. Залогом устойчивости эколого-экономической системы является понимание и принятие обществом существующих природно-производственных циклов, учет в своей хозяйственной деятельности эколого-экономических закономерностей, и, безусловно, грамотное функционирование институциональной среды этой системы. Данная взаимосвязь ярко представлена на рисунке 1.






















Рисунок 1. Взаимосвязь ЭЭС с институциональной средой.


Итак, эколого-экономическая система – это система, основными структурными компонентами которой являются общество, природа и экономика. В ее структуре предполагается наличие следующих отражающих соответствующие процессы типы связей, рисунок 1:

- экономико-экологические, включающие природопользование и другие виды воздействия хозяйственной деятельности на окружающую природную среду; влекущие за собой как загрязнение окружающей среды отходами производства, нерациональную добычу и использование природных ресурсов, так и мероприятия по ее оздоровлению и предотвращению экологических ущербов;

- экологические, проявляющиеся как непосредственные связи природы;

- эколого-экономические, отражающие воздействия окружающей природной среды на условия общественного воспроизводства; раскрывающие роль природы в обеспечении экономики природными ресурсами и формировании сырьевой базы производства;

- эколого-социальные, характеризующие природу как среду жизнедеятельности человека, источник пищи и естественных благ; как фактор, определяющий здоровье людей и условия жизнедеятельности человека;

- социально-экологические, определяющие общество как источник трудовых ресурсов, двигатель научно-производственных процессов, создатель технологий и средств производства;

- экономико-социальные, отражающие непосредственные взаимоотношения людей в сфере производства и потребления благ;

- социально-экологические, определяющие непосредственное воздействие, проявляющееся в загрязнении окружающей природной среды отходами в результате жизнедеятельности человека;

- социальные, отображающие характер функционирования индивида в обществе, определяющие специфическое отношение личности к динамике общественного процесса;

- экономические, возникающие вследствие действия законов экономики, описывающих особенности и закономерности развития экономических явлений и отношений.

Таким образом, основным направлением концепции устойчивого развития региона является объединение в единую систему экономики, природы и общества, соотношение которых определяет необходимость комплексного подхода к осуществлению исследований территорий любого уровня. Взаимное негармоничное наложение и сочетание рассмотренных выше факторов может привести к возникновению ущерба, оказывающего негативное влияние на развитие социо-эколого-экономической системы, к дисбалансу ее компонент, что в свою очередь может привести к снижению социально-экономической и экологической безопасности территории. Любое изменение состояния эколого-экономической системы можно рассматривать как системно-институциональное взаимодействие общества и природы. По мере усложнения функционирования экономических систем, увеличения производства и потребления роль природного (экологического) фактора постоянно усиливается. Таким образом, несовершенство эколого-экономической системы, выход за пределы параметров, соответствующих целостной системе, порождает противоречия в соотношении ее элементов.

Для согласования взаимодействий и преодоления противоречий, как внутри подсистем, так и между ними, необходимо институциализировать их взаимоотношения через формирование или совершенствование различных институтов.

Некоторые исследователи уделяют большое внимание социальному аспекту эколого-экономической системы и определяют социо-эколого-экономическую систему как совокупность взаимосвязанных экономических, экологических и социальных отношений, регулируемых институциональной средой и направленных на формирование устойчивого экономического развития. В рамках социо-эколого-экономической системы возможно осуществить одновременное решение трех вариантов задач на базе их институционального регулирования: экономических, экологических и социальных.

Экономические задачи традиционны: экономический рост, качество, эффективность, здоровая конкуренция и т.д. Они более подвижны и требуют разработку правил формальных институтов, посредством которых воздействуют на неформальные. Экологические задачи предполагают обеспечение глобальной безопасности, сохранение качества окружающей среды, качества жизни, экологического равновесия. В круг социальных задач включаются: преодоление бедности, стабилизация демографических процессов, воспитание общечеловеческих ценностей, сохранение здоровья. Экологические и социальные составляющие системы консервативны и менее подвижны, но это не спасает систему от динамичного развития, что приводит к ее неустойчивости.

Несомненно, противоречия между экономическими интересами хозяйствующих субъектов и экологическими интересами общества являются источником развития и совершенствования эколого-экономической системы. Понятие эколого-экономической системы ориентирует науку и практику, прежде всего на поиски закономерностей механизмов соединения разнородных компонентов в единое, целостное эффективное образование и устранение противоречий ее развития.

Автор считают, что в последние десятилетия важнейшими становятся отношения экологические, как отношения между человеком и природой, поэтому становится обязательным рассматривать любую территорию, организацию как социо-эколого-экономическую систему. Свои потребности человечество удовлетворяет через различные виды деятельности. Современная хозяйственная деятельность приводит к существенным отрицательным изменениям окружающей среды. Реальностью сегодняшнего дня стали глобальные экологические проблемы, ставящие под угрозу само существование человечества.

Интенсивное социально-экономическое развитие общества привело к беспрецедентной антропогенной нагрузке на природную среду и обострению экологической напряженности не только на локальном, региональном, национальном, но и глобальном уровнях.

Устойчивое развитие общества предполагает применение принципа экологического императива. Это подразумевает такое развитие экономики, которое обеспечивает сбалансированное решение задач социально-экономического развития на перспективу и сохранение благоприятного состояния окружающей природной среды и ресурсно-сырьевого потенциала в целях удовлетворения жизненных потребностей населения. Иными словами, эффективное функционирование институциональной среды может и должно являться основным фактором сглаживания противоречивости экологических и экономических интересов хозяйствующих субъектов.





страница3/8
Дата конвертации02.12.2013
Размер1,89 Mb.
ТипРеферат
1   2   3   4   5   6   7   8
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы