М. В. Авраменко эколого-биологическая характеристика видов рода icon

М. В. Авраменко эколого-биологическая характеристика видов рода



Смотрите также:
1   2   3   4   5   6   7   8

^ АНАЛИЗ ИНВЕСТИЦИОННОЙ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТИ РФ

Н. В. Семенова

Мурманский Государственный Технический Университет, г. Мурманск, Россия

zay-66643@yandex.ru


Одной из главных задач Правительства РФ на современном этапе является проведение последовательной и взвешенной экономической политики, направленной, прежде всего, на улучшение инвестиционного климата в стране. 

Для России в современных условиях особенно актуальна проблема привлечения иностранных инвестиций и создания благоприятного инвестиционного климата. Иностранные инвестиции способствуют развитию отраслей экономики, что приводит к появлению новых рабочих мест и возникновению спроса на квалифицированную рабочую силу. Кроме того, иностранный капитал совершенствует рыночные методы хозяйствования, что, несомненно, ускоряет проведение экономических реформ в России и делает их более эффективными.

Хорошие макроэкономические показатели, высокий потенциал роста на фоне других стран, а также значительные возможности прибыльных инвестиций в инфраструктуру делают Россию привлекательной для фондов прямых инвестиций.

Инвесторов привлекает возможность производить в России товары широкого потребления и продавать их растущему российскому среднему классу. Благоприятные возможности для роста, особенно в сфере услуг, оценивают как очень привлекательные 30 % инвесторов и как привлекательные — 75 %, что является очень высоким показателем [4].

Несмотря на расхождение во мнениях относительно современного состояния инфраструктуры в России, более 44 % инвесторов относят транспортную и логистическую инфраструктуру к инвестиционно-привлекательной отрасли.

По результатам исследования, которое провела компания «Ernst&Young», Россия в 2011-м году была самым привлекательным направлением для вложения инвестиций среди стран восточно-центральной Европы. Прямые иностранные инвестиции выросли на 22 %, в то время как в целом по миру всего лишь на 16 %

По данным исследования, за девять месяцев 2012 года так называемый «индекс привлекательности России» (процент опрошенных иностранных инвесторов, считающих Россию одним из наиболее привлекательных мест для инвестирования) вырос с 11 до 19 %. Рост вызван не столько динамикой цен на нефть, сколько ростом потребительского спроса, вступлением в ВТО и очередным этапом приватизации. Несмотря на снижение уверенности в благоприятном развитии мировой экономики с 46 до 23 % за период с апреля 2012 года, 48 % участников опроса по-прежнему планируют увеличить объем вложений в российский рынок. [2].

В I полугодии 2012г. в экономику Россиипоступило74,8 млрд.долларов иностранных инвестиций [3].

По видам экономической деятельности поступившие в 1-м полугодии 2012 г. иностранные инвестиции в РФ распределялись следующим образом:

  • сельское хозяйство, охотаи лесное хозяйство 267 млдр $

  • рыболовство, рыбоводство 24 млдр $

  • добыча полезных ископаемых 10430 млдр. $

  • обрабатывающие производства18529 млдр. $

  • производство и распределениеэлектроэнергии, газа и воды 1000 млдр. $

  • строительство 318 млдр. $

  • оптовая и розничная торговля; ремонт автотранспортныхсредств, мотоциклов, бытовыхизделий и предметов личногопользования 8723 млдр. $

  • гостиницы и рестораны 25 млдр. $

  • транспорт и связь 2634 млдр. $

  • финансовая деятельность 29004 млдр. $

  • операции с недвижимымимуществом, аренда ипредоставление услуг 3705 млдр. $

  • образование 0,5 млдр. $

  • здравоохранение 46 млдр. $

  • предоставление прочих коммунальных, социальныхи персональных услуг 84 млдр. $ [3].

Из представленных данных можно увидеть, что мнение о том, что в Россию вкладывают только в добычу полезных ископаемых, является не совсем верным, поскольку на практике эти мнения расходятся.

Положительной тенденцией является рост инвестиций в отраслях, не относящихся к топливно-энергетическому комплексу, что дает основания ожидать ускорения процессов модернизации рыночной инфраструктуры и диверсификации экономики. Планируется наиболее высокий экономический рост в секторах энергетики, информационных коммуникационных технологий, а также в автомобильной промышленности.

Ключевыми положительными характеристиками российской экономики для иностранных инвесторов стали: 

  • Значительный объем внутреннего рынка 

  • Сбалансированная по стоимости и качественная рабочая сила 

  • Возможность роста производительности 

  • Развитая телекоммуникационная инфраструктура 

Инвесторы выделяют большой потенциал экономического роста, который в этом году составит более 4 %, сильный потребительский спрос со стороны нарождающегося среднего класса и рекордно низкий показатель безработицы на фоне высокого уровня распространения высшего образования [4].

Инвесторы, в целом, постепенно переходят с традиционных рынков на рынки восточноевропейских и азиатских стран, при этом 57 % потенциальных инвесторов в Россию считают, что ее привлекательность в среднесрочной перспективе повысится. 

Исходя из того, что цены на нефть во втором квартале 2012 падали, а реальный эффективный курс рубля по его итогам перешел к девальвации, стоимость российских активов продолжает снижаться, а риски, подогреваемые кризисом еврозоны,— расти. Между тем в ЦБ уже не ставят на иностранные капиталовложения как источник увеличения качества экономического роста в РФ. «Краткосрочные приливы капитала и ориентация экономического роста на инвестиции, приходящие из-за границы,— это факторы уязвимости финансовой и экономической системы» [1].

Для улучшения инвестиционного климата в России необходимо решить ряд задач:

1. Необходима четкая инвестиционная стратегия государства, которая должна быть направлена на подъем инвестиционной активности, поддержку и оздоровление воспроизводственной структуры экономики. Нужны экономические и организационные инструменты, направляющие денежные потоки в наиболее перспективные отрасли экономики 

2.  Минимизировать государственное воздействие на реальный сектор экономики посредством приватизации и реорганизации государственных предприятий.

3.  Развитие инфраструктуры.

4.  Меры налоговой политики, направленные на стимулирование инвестиций в модернизацию и инновационное развитие экономики.

5.  Совершенствование правоохранительной деятельности и судебной практики.

6.  Системная работа по улучшению инвестиционного имиджа.

7.  Координация сопровождения инвестиций в российскую экономику и защиты прав инвесторов.

Инвесторы настроены очень оптимистично в отношении будущей инвестиционной привлекательности России. Необычайно велика (70 %) доля тех, кто уверен, что Россия станет более привлекательной для их компаний с инвестиционной точки зрения в ближайшие три года. Инвесторы, уже работающие в России, по-прежнему будут демонстрировать доверие к российскому рынку. Почти 80 % из них планируют расширять свою деятельность в стране или сохранить ее на прежнем уровне [3].

Несмотря на достигнутые успехи ― России есть куда расти. Ведь многие иностранные компании, не работающие в России, и в дальнейшем не планируют здесь работать, потому что считают, что в страну с такой относительно нестабильной экономикой, завязанной на нефтегазовом секторе, спешить с вкладами не стоит. Также хочется отметить, что в России нет «вкусных», завлекательных проектов, не связанных с нефтегазовым сектором.

Поэтому Правительство РФ должно и в дальнейшем вкладывать больше усилий для повышения рейтинга инвестиционной привлекательности страны, чтобы коренным образом «ломать» сложившееся мнение иностранных инвесторов [1].


Литература

  1. Анна Кокорева «Инвестиционный климат России: насколько привлекательны инвестиции в Россию для иностранных и прямых инвесторов» [электронный ресурс] // сайт. Режим доступа. ―URL:http://investcafe.ru/blogs/webinars/posts/21598(дата обращения: 29.10.2012 г)

  2. «Исследование инвестиционной привлекательности России 2012 год» [Электронный ресурс] //сайт. Режим доступа. ―URL: http://www.ey.com/RU/ru/Issues/Business-environment/R..(дата обращения: 28.11.2012)

  3. Росстат: приток иностранных инвестиций в Россию в I полугодии упал на 14,7 %, до $ 74,8 млрд [электронный ресурс].// сайт. Режим доступа. URL: http://www.gazeta.ru/business/news/2012/08/23/n_24977..(дата обращения: 29.10.2012 г.)

  4. «Экономика России» [электронный ресурс] // сайт. Режим доступа. ―URL: http://www.tadviser.ru/index.php/Статья:Экономика_Рос..(дата обращения: 28.11.2012)



^ К ВОПРОСУ О ТРАКТОВКЕ ПОНЯТИЯ «ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ»

И. В. Урсу

Белгородский государственный технологический университет им. В. Г. Шухова,

г. Белгород, Россия, E-mail: UrsuInna@yandex.ru


Возрастание роли человеческого капитала как основного фактора инновационного типа экономического развития России повлекло за собой интерес исследователей к научному обоснованию категории «человеческий капитал».

В настоящее время существует множество трактовок данного термина, однако «каноническое определение человеческого капитала не выработано до сих пор» [11, с. 52]. В этой связи актуальными представляются систематизация и анализ научных взглядов исследователей касательно его сущности.

Учитывая позиции, которые занимают исследователи в трактовке «человеческого капитала», было выделено несколько групп определений рассматриваемой категории.

Так, в первой группе определений под человеческим капиталом понимается «ресурс». Например, по совокупному мнению Н.Н. Минеевой и В.П. Негановой человеческий капитал представляет собой «необходимый самостоятельный ресурс и важный элемент национального богатства» [9, с. 30]. В данном определении акцент сделан лишь на использование ресурса, отсутствуют источники формирования, а также не раскрывается его состав. Более того, в определении нет характеристики (обозначения) положительного эффекта от использования такого ресурса.

Во второй группе определений человеческий капитал трактуется как «фактор». В частности, Чан Куок Лам указывает, что «человеческий капитал является главным сложным и интенсивным фактором роста и развития инновационной экономики» [14, с. 48]. Схожая позиция в отношении толкования человеческого капитала наблюдается и в определении, сформулированном Е.В. Викторовой. Под человеческим капиталом она понимает «фактор развития экономики, общества и семьи, включающий знания, умения, навыки, инструментарий труда, среду обитания и трудовой деятельности» [3, с. 101]. При таком понимании человеческого капитала подчеркивается его способность оказывать влияние на рост и развитие экономики. Особо акцентируется внимание на составе человеческого капитала.

В третьей группе определений человеческий капитал определяется как «форма капитала». Так, О.М. Суслова полагает, что человеческий капитал – это «особая форма капитала, представленная системой взаимодействующих в процессе деятельности субъекта его потребностей и способностей» [12, с. 73]. Здесь указывается на необходимость осуществления человеком деятельности, в процессе которой происходит взаимодействие потребностей и способностей. Вместе с тем, в определении не обозначается положительный эффект этого взаимодействия.

В четвертой группе определений исследователи исходят из понимания человеческого капитала как «меры». К примеру, на взгляд американских авторов учебника «Экономика» – С. Фишера, Р. Дорнбуша и Р. Шмалензи «человеческий капитал есть мера воплощенной в человеке способности приносить доход» [13, с. 303]. К этой же группе определений человеческого капитала следует отнести и дефиницию, данную Б.З. Мильнером. Человеческий капитал рассматривается им как «мера воплощенной в человеке способности приносить доход, используя врожденные качества, приобретенные знания, образование, квалификацию, опыт, творчество и т.п.» [8, с. 616]. В последнем определении обозначается состав человеческого капитала (врожденные качества, приобретенные знания и т.д.). Способность приносить доход указывает на возможность рассмотрения человеческого капитала как источника дохода.

В пятой группе определений под человеческим капиталом подразумевается «форма реализации отношений». Так, В.В. Антоненко и Н.М. Караулова полагают, что «человеческий капитал – это форма реализации отношений его носителя и социально-экономических субъектов по поводу развития и использования врожденных способностей, здоровья, а также знаний и умений индивида, полученных через обучение, образование и практический опыт, служащих источником повышения производительности и качества труда, а также для приобретения и повышения квалификации, сохраняемой на протяжении длительного времени, благодаря здоровью носителя человеческого капитала, с целью получения дохода достаточного как для его воспроизводства, так и последующих поколений» [4, с. 5]. В данном определении конкретизируются состав и источники формирования человеческого капитала, утилитарная составляющая категории (повышение производительности и качества труда); подчеркивается то, что индивид без общества не может формировать свой человеческий капитал, вследствие чего и возникают отношения между индивидами и институтами по поводу получения образования, а также применения полученных через обучение, образование и практический опыт, знаний и умений.

В шестой группе определений человеческий капитал рассматривается как «запас». Например, Ю.А. Дорошенко и А.Н. Калашников отмечают следующее: «под человеческим капиталом в экономике понимается имеющийся у человека запас знаний, здоровья, навыков, опыта, которые используются индивидом для получения дохода» [6, с. 4].

Понимание человеческого капитала как запаса прослеживается и в определении, данном российским исследователем – С.А. Дятловым. Он полагает, что человеческий капитал – это «сформированный в результате инвестиций и накопленный человеком определенный запас здоровья, знаний, навыков, способностей, мотиваций, которые целесообразно используются в той или иной сфере общественного воспроизводства, содействуют росту производительности труда и производства, и тем самым влияют на рост доходов (заработков данного человека)» [7, с. 83]. Здесь находят отражение: состав человеческого капитала, утилитарный аспект категории (содействуют росту производительности труда и производства, и тем самым влияют на рост доходов (заработков данного человека)).

В седьмой группе определений человеческий капитал определяется как «капитал». В частности, Э. Долан под человеческим капиталом подразумевает «капитал в виде умственных способностей, полученный через формальное обучение или образование либо через практический опыт» [5, с. 260]. М. Блауг полагает, что человеческий капитал – это «капитал, воплощенный в квалифицированном труде» [2, с. 290]. В этой группе определений раскрывается состав (умственные способности) и источники формирования человеческого капитала (формальное обучение, образование, практический опыт). Однако, положительный эффект в результате использования данного вида капитала не обозначается.

В восьмой группе определений человеческий капитал понимается как «часть трудового потенциала». Так, согласно позиции Д.У. Бикуловой человеческий капитал – это «реализованная, активная часть трудового потенциала» [1, с. 49]. В данной группе определений акцент ставится на то, что человеческий капитал – это не предвидимые в будущем, а уже реализованные и активные трудовые возможности организации.

И, наконец, в девятой группе определений человеческий капитал связывается с совокупностью. В частности, А.К. Рассадина считает, что «человеческий капитал представляет собой совокупность знаний, умений, творческих способностей работников, их моральные ценности и культуру» [10, с. 114]. Е.В. Ярошенко в отношении трактовки человеческого капитала пишет следующее: «о человеческом капитале (Human Capital) говорят как о совокупности индивидуально приобретаемых и накапливаемых в течение жизни человеком мотиваций, умений, навыков работы, опыта, реализуемых в трудовой деятельности и влияющих на получение ими дополнительных доходов в будущем, в ущерб сегодняшнему потреблению» [15, с. 243]. Здесь внимание исследователей акцентируется на составе человеческого капитала, указывается на возможность получения дополнительных доходов в результате реализации человеком в трудовой деятельности мотиваций, умений, навыков работы и опыта.

Анализ приведенных позиций исследователей относительно толкования человеческого капитала позволил выделить его основные признаки: формируется в результате инвестиций в человека; может быть накапливаемым; требует затрат на свое поддержание; выступает в качестве источника дохода; неотделим от своего носителя – индивида; может физически и морально изнашиваться; не формируется без общества; способствует росту и развитию инновационной экономики.

Более того, в процессе исследования было выявлено, что основными составляющими человеческого капитала являются приобретенные знания, умения, навыки, врожденные качества, определенный запас здоровья. Что же касается источников формирования человеческого капитала, то ими, как видно, выступают образование и практический опыт.

Исходя из анализа обозначенных групп определений термина «человеческий капитал», было сформулировано собственное его понимание. Так, человеческий капитал представляет собой долгосрочный экономический ресурс, полученный в результате наследственности и изменчивости человека, его обучения и практического опыта, который способен самовозрастать за счет вложений и может быть использован в экономическом процессе с целью получения прибыли.


Литература

1. Бикулова, Д.У. Инвестиции в развитие человеческого капитала как фактор роста национальной и мировой экономики / Д.У. Бикулова // Актуальные проблемы экономического развития: сб. докл. Междунар. науч.-практ. конф. – Белгород: Изд-во БГТУ им. В.Г. Шухова, 2010. – Ч.1. – 396 с.

2. Блауг, М. Методология экономической науки, или Как экономисты объясняют. Пер. с англ. / Науч. ред. и вступ. ст. В.С. Автономова. – М.: НП «Редакция журнала «Вопросы экономики», 2004.

3. Викторова, Е.В. Высшее образование и человеческий капитал в инновационной экономике / Е.В. Викторова // Инновации. – 2011. - № 6 (152). – С. 100 – 107.

4. Детерминация конкурентоспособного человеческого капитала: монография / В.В. Антоненко, Н.М. Караулова; Волгогр. фил. ГОУ ВПО «МГУС». – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2006. – 132 с.

5. Долан, Э. Рынок: микроэкономическая модель / Э. Долан, Дж. Линдсей. – СПб.: Печатный двор, 1992. – 477 с.

6. Дорошенко, Ю.А. Экономическое содержание понятия «человеческий капитал» / Ю.А. Дорошенко, А.Н. Калашников // Белгородский экономический вестник. – 2011. - № 1-2 (61-62). – С. 3 – 7.

7. Дятлов, С.А. Основы теории человеческого капитала / С.А. Дятлов. – СПб., 1994.

8. Инновационное развитие: экономика, интеллектуальные ресурсы, управление знаниями / под ред. Б.З. Мильнера. – М.: ИНФРА-М, 2009. – 624 с.

9. Минеева, Н.Н. Характеристика видов человеческого капитала / Н.Н. Минеева, В.П. Неганова // Известия Уральского государственного экономического университета. – 2009. - № 4 (26). – С. 29 – 35.

10. Рассадина, А.К. Кадровое обеспечение инновационной экономики. Опыт экономически развитых стран / А.К. Рассадина // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 6, Экономика. – 2011. - № 1. – С. 109 – 120.

11. Соболева, И. Парадоксы измерения человеческого капитала / И. Соболева // Вопросы экономики. – 2009. - № 9. – С. 51 – 70.

12. Суслова, О.М. Теоретико-методологические вопросы исследования человеческого капитала / О.М. Суслова // Экономическая наука современной России. – 2011. - №1 (52). – С. 72 – 82.

13. Фишер, С. Экономика: Пер. с англ. со 2-го изд. / С. Фишер, Р. Дорнбуш, Р. Шмалензи. – М.: Дело, 1999. – 864 с.

14. Чан, К.Л. Основные факторы повышения эффективности использования человеческого капитала в современной экономике / К.Л. Чан // Экономические науки. – 2011. - №1 (74). – С. 47 – 50.

15. Ярошенко, Е.В. Использование оценки человеческого фактора при прогнозировании потребностей отраслей экономики в рабочей силе / Е.В. Ярошенко // Экономические науки. – 2010. - № 3 (64). – С. 241 – 244.



СЕКЦИЯ 7. Юридические науки


^ О ПРАВОВОЙ ПРИРОДЕ ОСОБОГО ПОРЯДКА ПРИНЯТИЯ

СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ ПРИ СОГЛАСИИ ОБВИНЯЕМОГО

С ПРЕДЪЯВЛЕННЫМ ЕМУ ОБВИНЕНИЕМ

А. В. Гелбутовский

Национальный Исследовательский Томский Государственный Университет,

г. Томск, Россия,, gelbut@yandex.ru


Принятый в 2001 году Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (далее УПК РФ), закрепил в главе 40 новый для российского уголовного процесса институт – особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением (далее особый порядок).Хотя на протяжении становления и развития Российского государства в уголовном процессе существовали разные упрощенные порядки судебного разбирательства при признании обвиняемым своей вины, в том виде, в каком особый порядок закреплён в главе 40 УПК РФ, данный институт представлен впервые.

Вследствие этого, несмотря на то, что с момента принятия УПК РФ и введения особого порядка, прошло достаточно много времени, в настоящий момент в теории уголовного процесса всё ещё идут споры относительно правовой природы данного института.

Ряд авторов (Александров А.И., Рыбалов К.А., Рябинина Т.К., Сердюков С.В., Якимович Ю.К. и др.) считают порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением вариантом сокращенного (упрощенного) уголовного судопроизводства. Сторонники противоположенной позиции (Пономарев С.С., Петрухин Л.И., Пятин В.В.) видят в гл. 40 УПК РФ вариант сделки о признании подсудимым своей вины[1, с.9].

Обе группы авторов делают свои выводы в основном на основе сравнения норм главы 40 УПК РФ и института сделки о признания подсудимым своей вины, господствующим в англо-саксонской правовой системе.

Сторонники позиции, согласно которой особый порядок схож со сделкой о признании вины, аргументируют свою позицию по-разному. Так, Н.П. Дубовик считает, что у сделки о признании вины и особого порядка имеется ряд общих черт, таких как: одинаковая цель (а именно, упрощение судебного производства); доказательства виновности подсудимого непосредственно в судебном заседании не исследуются; при отказе в утверждении сделки о признании вины, как и при невыполнении указанных в УПК РФ условий, препятствующих рассмотрению дела в особом порядке, уголовные дела рассматриваются в общем порядке; приговоры, постановленные по процедуре сделки о признании вины и особого порядка, не могут быть обжалованы по основаниям, несоответствия выводов суда обстоятельствам содеянного [2, с.53].

Ю.К. Якимович, придерживающийся противоположенной позиции, считает, что «ни о какой «сделке» в этом производстве речи не идет. Никто ни с кем не торгуется. Да и вообще сделки чужды российскому уголовному процессу, который является составной частью европейского континентального, а вовсе не англо-американского процесса» [3,с.216].

А.А. Толкаченко считает, что особый порядок «не является разновидностью зарубежных моделей сделок о признании вины, он принципиально отличается от них, т.к. реализуется на базе единых процессуальных гарантий и с соблюдением общих принципов и процедур, предусмотренных УПК РФ»[4].

Автор настоящей работы также придерживается позиции, в соответствии с которой особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением не является разновидностью или аналогом американской сделкой о признании вины, а является упрощенным основным производством.

Данная позиция обусловлена анализом норм, содержащихся в главе 40 УПК РФ. Так из самого названия главы 40 УПК РФ «Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением» следует, что здесь идёт речь не о соглашении сторон, не о сделке или договоре, а о простом согласии обвиняемого ссущностью предъявленных ему обвинений. Кроме того, если бы законодатель под особым порядком подразумевал какое-либо соглашение, то этот факт отразился бы в названии главы. В качестве примера, можно привести главу 40.1 УПК РФ «Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве».

Стоит отметить также, что заключению большинства соглашений предшествуют переговоры, в процессе которых стороны обговаривают условия и приходят к общему знаменателю. В главе 40 УПК РФ отсутствуют нормы, предусматривающие стадию переговоров. В соответствии со ст. 314 УПК РФобвиняемый вправе при соблюдении всех предусмотренных статьёй условий заявить о согласии с предъявленным ему обвинением и ходатайствовать о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства. Таким образом, Кодекс предусматривает для обвиняемого лишь право заявить о согласии с предъявленным обвинением, а для государственного обвинителя предусматривает лишь право согласиться либо не согласиться с заявлением обвиняемого. Из этого следует, что ведение переговоров о согласии с предъявленным обвинением между обвиняемым и государственным обвинителем исключается.

Также стоит обратить внимание на момент времени, когда обвиняемый вправе заявить о согласии с предъявленным ему обвинением. В главе 40 УПК четко обозначены два момента: во-первых, обозначен субъект данного права. Так, заявить о согласии с обвинением (а, следовательно, и ходатайствовать о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства) обладает лишь обвиняемый, то есть лицо, в отношении которого вынесено либо постановление о привлечении в качестве обвиняемого, либо обвинительный акт. Таким образом, подозреваемый лишен вышеуказанного права. Во-вторых, ст.315 УПК РФ предусматривает случаи, когда обвиняемый может заявить о согласии с обвинением. Так, он может сделать это в момент ознакомления с материалами уголовного дела, либо на предварительном слушании, когда оно является обязательным. Таким образом, обвиняемый лишен права заявить о согласии с обвинением в процессе предварительного следствия. Данный факт обусловлен, по нашему мнению тем, что в процессе расследования уголовного дела обвинение может быть изменено или дополнено. В противном случае, согласие обвиняемого с первоначальным обвинением могло бы существенно повлиять на расследование преступления.

Следствием вышеизложенного положения можно считать следующее: обвиняемый вправе согласиться с предъявленным ему обвинением лишь в полном объёме. УПК РФ не допускает право обвиняемому согласиться лишь с частью обвинения, чего не скажешь осделке о признании вины в англо-саксонском правовой системе.

Наконец, стоит также обратить внимание на роль судьи в особом порядке. Согласно ч.3 ст.314 УПК РФ суд может назначить рассмотрение дела в общем порядке, если установит нарушения условий, при которых обвиняемым было заявлено ходатайство.На данный факт также обращают внимание А.С. Александров, А.Ф. Кучин и А.Г. Смолин, которые считают, что «институт, предусмотренный главой 40 УПК РФ, не может считаться сделкой о признании из-за предписанной законом роли судьи, который может по своему усмотрению поломать соглашение сторон, если посчитает, что обвинение необоснованно»[5, с.17].

Таким образом, можно сделать вывод о том, что особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением не является сделкой о признании вины, её аналогом или разновидностью. Однако возникает вопрос: какова тогда правовая природа особого порядка.

Думается, правильным будет присоединиться к позиции группы авторов, которые считают особый порядок основным упрощенным уголовным судопроизводством. В этом свете интересна точка зрения А.Г. Калугина и М.В. Монида, которые, основываясь на позиции представителей научной школы Томского университета (в частности, авторы ссылались на работу Ю.К. Якимовича, А.В. Ленского и Т.В. Трубниковой «Дифференциация уголовного процесса»), сделали вывод о правовой природе особого производства. Так, «особый порядок принятия судебного решения по своей сути не является самостоятельным производством в российском уголовном процессе, а представляет собой упрощенный вид судебного разбирательства уголовного дела в рамках основного производства, предназначенного для разрешения уголовного дела по существу…»[6, с.96].

К данному выводу указанные учёные пришли путём соотношения особого порядка с критериями самостоятельности уголовно-процессуального производства, предложенного Т.В. Трубниковой (наличие определённой материально-правовой базы (круга дел), которые объективно требуют отличий в порядке производства; комплексность (наличие особенностей в деятельности правоохранительных органов на всех стадиях уголовного процесса); наличие существенных отличий в порядке деятельности по определённой категории дел по сравнению с обычным порядком судопроизводства)[7, с.12-15].

Проанализировав нормы главы 40 УПК РФ, можно прийти к выводу, что предмет и задачи особого производства не отличаются от предмета и задач основного производства, т.е. законом не установлен круг уголовных дел, которые требуют рассмотрения именно в порядке, предусмотренного главой 40 УПК РФ.Более того, любое уголовное дело (за исключением уголовных дел в отношении несовершеннолетних, о чём говорится в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 05.03.2004 г.) при соблюдении всех условий, предусмотренных ст. 314 УПК РФ, может быть рассмотрено в особом порядке.

Что касается признака комплексности, то, по мнению А.Г. Калугина и М.В. Монида, факт заявления ходатайства о применении особого порядка никак не изменяет содержание и порядок деятельности органов предварительного расследования. Установленное законом изъятие одного из оснований обжалования вынесенного приговора также не изменяет коренным образом форму деятельности суда второй инстанции[6, с.95].

Таким образом, подытоживая всё вышеизложенное, можно сделать вывод о том, что действительно особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением по своей правовой природе является упрощенным основным уголовным судопроизводством, поскольку не соответствует критериям самостоятельности уголовно-процессуального производства.


Литература

  1. Чашин А.Н. Особый порядок судебного разбирательства в уголовном процессе / А.Н. Чашин. – М., 2011. - 124 с.

  2. Дубовик Н.П. "Сделка о признании вины" и "особый порядок": Сравнительный анализ //Российская юстиция. -2004. - № 4. - С. 52 – 53

  3. Якимович Ю.К. Избранные статьи / Ю.К. Якимович. – Томск, 2006. – 223 с.

  4. Толкаченко А.А. Уголовно-правовые аспекты особого порядка судебного разбирательства // Право в вооруженных силах. – 2008. - №4

  5. Александров А.С., Кучин А.Ф., Смолин А.Г. Правовая природа института, регламентированного главой 40 УПК РФ // Российский судья. – 2007. - №7. – С.16-18

  6. Калугин А.Г. Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением: монография / А.Г. Калугин, М.В. Монид. – Красноярск: Сибирский юридический институт МВД России, 2006. – 188 с.

  7. Трубникова Т.В. Теоритические основы упрощенных судебных производств / Т.В. Трубникова. – Томск. – 1999. – 132 с.






страница4/8
Дата конвертации02.12.2013
Размер1,89 Mb.
ТипРеферат
1   2   3   4   5   6   7   8
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы