М. В. Авраменко эколого-биологическая характеристика видов рода icon

М. В. Авраменко эколого-биологическая характеристика видов рода



Смотрите также:
1   2   3   4   5   6   7   8

^ ПРАВОВАЯ РЕГЛАМЕНТАЦИЯ ВОПРОСОВ

ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО РИСКА

УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

В ДЕЙСТВУЮЩЕМ РОССИЙСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

^ Е. Ю. Дятлова

ВЮИ ФСИН России, г. Владимир, Россия

Е-mailsummer178@yandex.ru


Риск и его последствия, возникающие в уголовно-исполнительной деятельности в связи с осуществлением профессиональных обязанностей сотрудниками, регулируются как нормами частного, так и публичного права. Последствия профессионального риска сотрудников в процессе исполнения наказаний могут быть разнообразные, во-первых, имущественные, которые могут быть выражены в виде порчи, повреждения или уничтожения материальных благ (служебных автомобилей, зданий и сооружений, технического оборудования и т. д.). Во-вторых, нарушение прав и свобод, как осужденных, так и других сотрудников (например, применение физической силы в отношении осужденных), и, в-третьих, причинение вреда жизни и здоровью, как сотрудников, так и осужденных (например, в ситуации захвата заложников на территории исправительного учреждения). Деятельность сотрудников уголовно-исполнительной системы (далее УИС), как никакой другой вид государственной правоохранительной деятельности, требует надежного правового регулирования, разработки четких правовых основ возможных действий. Поскольку, с одной стороны, она напрямую связана с ущемлением прав и свобод граждан, осужденных за совершение преступления, а с другой – обеспечивает защиту жизни и здоровья, чести и достоинства самих сотрудников в процессе исполнения наказания.

Основой правового регулирования профессиональной деятельности сотрудников УИС служит Конституция Российской Федерации, Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации 1996 г., Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 г. (ст.ст.37-42, п. «ж» ч.1 ст.61, ч.2 ст.108 и ст. 114), Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации 2002г, Гражданский кодекс Российской Федерации 1994г.. В правовую основу входят также международные договоры Российской Федерации. В соответствии с Конституцией Российской Федерации (ч.4 ст.15) международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы[1,с.8]. К числу наиболее важных для деятельности по исполнению наказаний международных договоров следует отнести[10]: Минимальные стандартные правила обращения с заключенными от 30 августа 1955г.; Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, принятую резолюцией 39/46 Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1984г.; Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила) от 29 ноября 1985г.; Европейские пенитенциарные правила от 11 января 2006г.

К числу законов и подзаконных нормативно – правовых актов Российской Федерации, содержащих нормы, направленные на непосредственное регулирование профессиональных обязанностей сотрудников УИС относятся: Федеральный закон от 15 июля 1995г. № 103 – ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления»[2], Федеральный закон от 15 августа 1995г. № 144 –ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»[3], Федеральный закон от 30 декабря 2012г. № 283-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам некоторых Федеральных органов исполнительной власти и внесении изменений в отдельный законодательные акты Российской Федерации»[7], Закон Российской Федерации от 21 июля 1993г. № 5473-1 «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы»[4], Постановление Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992г. № 4202-1 «Об утверждении положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации и текста присяги сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации»[11].

К основным ведомственным приказам, регламентирующим должностные обязанности сотрудников УИС относятся: Приказы Минюста РФ от 6 июня 2005г. № 76 «Об утверждении Инструкции о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы»[12], от 6 октября 2006г. № 311 «Об утверждении Правил внутреннего распорядка воспитательных колоний уголовно-исполнительной системы»[8], от 11 июля 2006 г. № 250 «Об утверждении Инструкции о приеме, регистрации и проверке в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы сообщений о преступлениях и происшествиях»[9], от 3 ноября 2005г. № 205 «Об утверждении Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений»[5], от 14 октября 2005г. №189 «Об утверждении Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы»[6].

Анализируя нормы законодательных актов непосредственно регулирующих профессиональную деятельность сотрудников УИС можно выделить:

Во-первых, нормы, непосредственно регламентирующие риск при исполнении профессиональных обязанностей сотрудников УИС: нормы, содержащиеся в гражданском, трудовом и уголовном законодательстве. Так, в гражданском праве конструкция «риск» играет роль механизма распределения последствий случайно возникших убытков, ущерба. В частности, такое значение характерно для следующих ст.ст. ГК РФ: 459, 563, 595, 600, 669, 696, 705 и др. В рамках трудового законодательства, риски сотрудников УИС при исполнении служебных обязанностей, связаны с причинением материального ущерба работодателю. В соответствии со ст.239 ТК РФ «Обстоятельства, исключающие материальную ответственность работника» материальная ответственность работника исключается в случаях возникновения ущерба вследствие нормального хозяйственного риска. В гражданском и трудовом законодательстве, мы рассматриваем профессиональные риски сотрудников, как возможное наступление нежелательных и негативных последствий, связанных с причинением убытков и ущерба (материальный вред) самому сотруднику, уголовно-исполнительной системе в лице ее учреждений и органов, так и третьим лицам. В процессе исполнения своих профессиональных обязанностей сотрудники УИС сталкиваются с ситуациями, разрешение которых невозможно без рисковых действий или бездействий, отклоняющихся от требований правовой нормы, последствия которых опасны для жизни и здоровья самого сотрудника, вольнонаемного персонала учреждений и осужденных. Именно вред правоохраняемым интересам является обстоятельством, из-за которого профессиональный риск становится предметом юридической оценки с точки зрения уголовного законодательства. Однако, стоит уточнить, что оценивается не сам профессиональный риск, а его последствия. Уголовное законодательство в ст. 41 УК РФ «Обоснованный риск» называет, предпринимаемый риск при исполнении служебных обязанностей сотрудниками УИС, если он соответствует всем требованиям, указанным в ст.41 УК РФ, как правомерный и обоснованный, признавая профессиональный риск сотрудников, тем самым, социально полезным. Если риск при исполнении профессиональных обязанностей будет признан обоснованным, то это обстоятельство будет рассматриваться как основание освобождения от уголовной ответственности.

Во-вторых, нормы использующие термин «риск», но не раскрывающие и не регламентирующие его содержание. В Законе РФ от 21 июля 1993г. № 5473-1 «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы»[4] в ст.18 «Центры трудовой адаптации и производственные (трудовые) мастерские учреждений, исполняющих наказания» говорится о том, что «деятельность центров трудовой адаптации осужденных и производственных (трудовых) мастерских представляет собой инициативную самостоятельную производственную деятельность (собственную производственную деятельность) учреждений, исполняющих наказания, осуществляемую на свой риск и под установленную настоящим законом ответственность в целях исполнения требований уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации об обязательном привлечении осужденных к труду». Таким образом, данная правовая норма констатирует возможность возникновения профессиональных рисков сотрудников при выполнении служебных обязанностей, связанных с созданием и функционированием центров трудовой адаптации осужденных, но не раскрывает их содержания. Так в Федеральном законе от 30 декабря 2012г. № 283-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам некоторых Федеральных органов исполнительной власти и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в ст.2 «Денежное довольствие сотрудников»[7] ч. 6 п. 7 закреплена норма, в которой установлена «надбавка к должностному окладу за выполнение задач, связанных с риском (повышенной опасностью) для жизни и здоровья в мирное время». В данной правовой норме используется термин «риск», как явление, связанное с выполнением служебных задач, способное повлечь опасность для жизни и здоровья в мирное время. Указывается на последствия рисковых действий при выполнении служебных обязанностей, но также не раскрывается само содержание риска. На примере этих нормативных актов, можно заметить, что риск непосредственный атрибут деятельности по исполнению наказаний, и обязательным требованием к сотрудникам УИС является готовность действовать в условиях риска.

В-третьих, нормы, не регламентирующие риск в профессиональной деятельности, но создающие благоприятные условия для возникновений ситуаций риска для сотрудников при выполнении служебных обязанностей, в процессе реализации правовых норм, а именно в применении и исполнении. Возникновение ситуаций риска при применении и исполнении правовых норм в процессе служебной деятельности сотрудников УИС зависит от качества правовых норм, регламентирующих данный вид деятельности, то есть от пробелов, коллизий и других логико-структурных дефектов, наличие которых повышает степень риска и способствует не достижению поставленных перед субъектом целей.

Риск усматривается, например, при применении ст.ст.26, 28, 29, 30, 31 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993г. № 5473-1 «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы». Так, в ст. 30 «Применение специальных средств и газового оружия» и ст.31 «Применение огнестрельного оружия»[4] в части касающейся запрета применения специальных средств, газового оружия и огнестрельного оружия, указано, что запрещается их применение в отношении женщин с видимыми признаками беременности, лиц с явными признаками инвалидности и несовершеннолетних, когда их возраст очевиден или известен. Указанные обстоятельства заведомо ставят сотрудника УИС в состояние риска, так как не всегда возможно по внешним признакам распознать наличие беременности у женщины (иногда особенности физического строения организма женщины можно принять за признак беременности или наоборот), так же как и распознать возраст несовершеннолетнего в ряде случаев очень сложно. Это затрудняет возможность однозначно оценить сотруднику УИС сложившуюся ситуацию и принять решение.

В-четвертых, нормы, стимулирующие рисковый характер профессиональной деятельности сотрудников УИС. Данные нормы не закрепляют понятия «риск», однако они указывают на его наличие, стимулируют и поощряют. Служба в уголовно-исполнительной системе не считается престижной, кроме того она связана с риском для жизни и здоровья сотрудников. Переполнение учреждений, по данным статистики за 2010 год в некоторых учреждениях лимиты превышены на 20-40 процентов[13], ведет к увеличению нагрузки на работников УИС, создает конфликтные ситуации, результатом которых являются связанные со служебной деятельностью случаи угроз в адрес сотрудников и нападений на них. Во многом, поэтому особое внимание уделяется нормам стимулирующего характера. В законодательстве, регулирующем служебную деятельность сотрудников УИС, эти нормы представлены в виде льгот, социальных гарантий и пособий: льготная пенсия, дополнительные отпуска, выплаты стимулирующего характера, санаторно-курортное обеспечение, оплата проезда к месту отдыха в отпуске и т.д. Например, в Федеральном законе от 30 декабря 2012г. № 283-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам некоторых Федеральных органов исполнительной власти и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»[7] особое внимание уделено вопросам денежного довольствия сотрудников (где приведен перечень надбавок и премий, в том числе надбавки к должностному окладу за выполнение задач, связанных с риском (повышенной опасностью) для жизни и здоровья в мирное время), гарантии, пособия и денежные выплаты при переезде сотрудников с одного места службы на другое, при командировке, для сотрудников, использующих личный транспорт для служебных целей, при увольнении сотрудников и т.д.

Постановление Правительства РФ от 22 сентября 1993 г. № 941[14] закрепляет льготное исчисление выслуги лет для назначения пенсии сотрудникам УИС. Например, один месяц за два – сотрудникам проходившим службу в учреждениях, предназначенных для содержания и лечения осужденных инфекционных больных (также Приказ Минюста РФ от 1 декабря 2005г. №233) и содержания осужденных с пожизненным сроком, тем самым законодатель указывает на рисковый характер профессиональной деятельности для жизни и здоровья сотрудника. Также нормы стимулирующие и поощряющие рискованные действия сотрудников УИС содержатся в ст.ст.54, 64 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992г. № 4202-1 «Об утверждении положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации и текста присяги сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации»[11], в ст.ст. 27, 32,33,34,36,37 Закона РФ от 21 июля 1993г. № 5473-1 «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы»[4].

Таким образом, анализируя, нормы законодательных актов непосредственно регулирующих профессиональную деятельность сотрудников УИС и вопросы, связанные с регламентацией профессионального риска в ней, термин «риск» употребляется очень редко. Понятие этого термина остается не раскрытым, хотя все законодательные акты указывают на особый характер деятельности, связанный с повышенной опасностью и возможностью наступления негативных последствий. Выделенные нами четыре группы норм прямо или косвенно регулирующих вопросы профессионального риска в деятельности сотрудников УИС наглядно это демонстрируют. На наш взгляд введение в действующее законодательство норм закрепляющих понятие профессионального риска упростило бы регулирование данного вида деятельности.


Литература

  1. Конституция Российской Федерации. М., 2012.

  2. Собрание законодательства РФ. 1995. №29, ст.2759.

  3. Собрание законодательства РФ. 1995. № 33, ст. 3349.

  4. Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ. 1993. № 33, ст.1316

  5. Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2005. № 47.

  6. Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2005. № 46

  7. Российская газета. 2013. №5979

  8. Российская газета. 2006. № 233.

  9. Российская газета. 2006. № 171

  10. http://www.referent.ru/ (дата обращения: 11.02.2013)

  11. http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=121918 (дата обращения: 11.02.2013)

  12. http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=79155 (дата обращения: 11.02.2013)

  13. http://fsin.su/document/index.php?ELEMENT_ID=6663 (дата обращения: 11.02.2013)

  14. http://base.garant.ru/100640/ (дата обращения: 11.02.2013)




СЕКЦИЯ 8. Педагогические науки


^ РОЛЬ ПРОЕКТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ФОРМИРОВАНИИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ

Е. А. Матвеева

ФГБОУ ВПО Оренбургский государственный университет,

г. Оренбург, Россия, arriva36@mail.ru


Для эффективного функционирования в сложном современном мире будущему бакалавру в сфере прикладной биотехнологии и инженерии важно не просто усвоить социальные роли и правила и адаптироваться к профессиональной среде, ему необходимо научиться совершенствовать самого себя и свою профессиональную деятельность, сохраняя при этом свои лучшие личностные и профессиональные качества и необходимые компетенции.

Ключевыми характеристиками современной модели профессиональной деятельности (по А. Маслоу) являются:

– стремление человека к самореализации, что стимулирует его к выдвижению новых целей и ценностей и проявляется в поиске и освоении принципиально нового;

– максимальная ответственность, что обеспечивает возможность делегирования полномочий управления рядовым работникам;

– сочетание автономности и индивидуализма с коллективизмом и командной работой,

– самообучаемость;

– ценностные ориентации, базирующиеся на социальных и этических ценностях;

– стремление к нововведениям, в основе которого лежит глубокий анализ противоречий настоящего, что позволяет быстро реагировать на внешние условия и изменять их.

Большие возможности в этом плане открывает проектная деятельность, направленная на профессиональное становление личности будущего бакалавра через организацию активных способов действий. Проектная деятельность будущих бакалавров является неотъемлемой составной частью обучения и подготовки высококвалифицированных выпускников, способных самостоятельно решать социальные, технические, научные и профессиональные задачи, моделировать профессионально-ориентированные ситуации.

В высшем профессиональном образовании проектная деятельность является связующим звеном между теорией и практикой.

Целью проектной деятельности является понимание и применение будущими бакалаврами знаний, умений и ценностных отношений, приобретенных при изучении различных учебных дисциплин (на интеграционной основе). Проектная деятельность помогает обрести исследовательский опыт, овладеть методологией научного поиска в будущей профессиональной деятельности.

Признаками проектной деятельности можно считать следующие [1]:

− программирование – планирование во времени с конкретизацией результатов отдельных действий (операций), обеспечивающих достижение общего результата проекта;

− ориентация на получение конкретного результата;

− предварительное планирование действий по достижению результата;

− относительно жесткая фиксация срока достижения результата;

− выполнение действий с их одновременным мониторингом и коррекцией;

− предварительная фиксация (описание) результата в виде эскиза в разной степени детализации и конкретизации;

− получение продукта проектной деятельности, его соотнесение с исходной ситуацией проектирования, анализ новой ситуации.

И. А. Колесникова считает, что проектная деятельность содержит в себе большие возможности, ее развивающая функция основана [3]:

– на продуктивности воображения, которое творит субъективную реальность и программирует действия по изменению того или иного объекта;

– на силе и свободе творчества;

– на логичности, последовательности совместной с другими людьми креативной деятельности;

– на стимуле к развитию социальной активности;

– на эмоциональном обогащении своей жизни, связанном с ощущением способности к преобразованию действительности;

– на возможности получить наряду с предметным ещё и педагогический результат в виде важных для жизни личностных приращений.

Основой проектной деятельности, организуемой в образовательном процессе университета, выступает проект – технология. В нашем исследовании проект – технологию мы рассматриваем как базовую образовательную технологию в процессе профессиональной подготовки будущего бакалавра в сфере прикладной биотехнологии и инженерии, в основе которой положена идея о направленности учебно-профессиональной деятельности будущих бакалавров на результат, который получается при решении практически или теоретически значимой задачи, проблемы.

Проект – технология по своей дидактической сущности нацелена на формирование способностей, позволяющих эффективно действовать в реальной жизненной и профессиональной ситуации, обладая которыми выпускник может адаптироваться к изменяющимся условиям, работать в различных коллективах, ориентироваться в разнообразных ситуациях, потому что проектная деятельность является культурной формой деятельности, в которой возможно формирование способности к осуществлению ответственного выбора.

В основу проект – технологии положена идея, составляющая понятие «проект», именно при работе над проектом появляется исключительная возможность формирования у будущих бакалавров профессиональной компетентности.

Под профессиональной компетентностью будущих бакалавров в сфере прикладной биотехнологии и инженерии мы понимаем интегративное, профессионально-личностное качество, характеризующее единство теоретической и практической готовности квалифицированно осуществлять профессиональную деятельность, решая и выполняя сложные, креативные, профессиональные задачи и ситуации. Данное понятие раскрывается через совокупность профессиональных знаний, умений, ценностных отношений, реализация которых обеспечивает соответствующий им уровень результативной деятельности.

Под проект – технологией мы понимаем технологию моделирования и организации профессионально-ориентированных ситуаций, в которых будущий бакалавр ставит и решает собственные проблемы.

Профессионально-ориентированные ситуации естественным образом вписываются в педагогическую действительность и в своей совокупности составляют технологизированное обучающее пространство, ориентированное на формирование профессиональной компетентности как интегративного качества личности [5].

Профессионально-ориентированные ситуации – это специально конструируемые педагогические ситуации (фрагменты профессионального процесса), актуализирующие проявление профессиональных качеств, востребующие профессиональный опыт, содержащие высокий потенциал проявления самостоятельности, самоактуализации, саморазвития личности будущего бакалавра.

Профессионально-ориентированные ситуации могут быть реализованы в ходе практических и лабораторных работ, производственной практике, во внеучебной деятельности. Способы реализации профессионально-ориентированных ситуаций включают такие варианты как решение различного вида задач, взаимодействие в студенческой среде, с преподавателями, взаимодействие и консультации со специалистами и работниками предприятий в сфере пищевых производств.

Таким образом, положительными моментами проект – технологии являются:

– создание условий, где сочетаются теория и практика;

– участие будущих бакалавров в профессионально-ориентированных ситуациях, а не только в их обсуждениях;

– формирование чувства ответственности за принятые решения;

– смещение акцента от инструментального подхода в решении задач к технологическому;

– самостоятельность принятия решения, основанного на личном опыте и знаниях будущего бакалавра;

– расширение кругозора, доступность, возможность будущего бакалавра быть самим собой.

Организация проектной деятельности в учебном процессе позволяет поэтапно, последовательно в рамках плановых лабораторных и практических занятий привить вкус к исследовательской деятельности и помочь будущим бакалаврам пройти путь научного познания, усвоить его алгоритм. А главное – создаются условия, которые помогают сформировать профессиональную компетентность.

В процессе исследовательской деятельности происходит освоение будущим бакалавром следующих научных ролей [4]:

– неофит-эрудит, процесс пассивного освоения знаний путем ознакомления с научными позициями, точками зрения. Процесс накопления информации, насыщение познавательными потребностями исследователя;

– эрудит-критик, процесс активного осмысления идей;

– критик-генератор, поиск и созревание собственных идей, представлений, генерация идей и выбор путей их реализации.

В контексте аксиологического подхода профессиональная компетентность есть образовательная ценность, которая предполагает введение человека в общекультурный и профессиональный мир ценностей и именно в этом пространстве будущий бакалавр реализует себя как личность, специалист и профессионал [2]. Образовательным результатом проект – технологии в аксиологической парадигме является формирование устойчивого ценностного отношения к корпоративной культуре, к профессиональной и объективной реальности.

Таким образом, проектная деятельность способна повысить степень самостоятельности, самоорганизации, инициативности, мотивированности будущих бакалавров в их учебной и профессиональной деятельности; способствовать развитию социальных, коммуникативных умений в процессе групповых взаимодействий, приобретению опыта исследовательской, творческой деятельности, информационной, технической грамотности.


Литература

1. Калькова Г. В. Технологии профессионально ориентированного обучения : учебно-методическое пособие / Г. В. Калькова, Е. И. Кочнева, Л. Ю. Кривцов. – М. : ГБОУ УМЦ ПО ДОгМ, 2012. – 91 с.

2. Кирьякова А. В. Аксиология образования. Фундаментальные исследования в педагогике : монография / А. В. Кирьякова [и др.]. – М. : Дом педагогики. ИПК ГОУ ОГУ, 2008. – 578 с.

3. Колесникова И. А. Педагогическое проектирование : учебное пособие для высшых учебных заведений / И. А. Колесникова, М. П. Горчакова-Сибирская ; под ред. В. А. Сластёнина, И. А. Колесниковой. – 3-е изд., стер. – М. : Издательский центр «Академия». – 2008. – 288 с.

4. Митяева A. M. Формирование учебно-исследовательской компетентности студентов в бакалавриате и магистратуре : монография / A.M. Митяева. Орел : Орлик, 2007. – 167 с.

5. Ольховая Т. А. Реализация субъектно-ориентированных образовательных ситуаций : учебное пособие / Т. А Ольховая, С. В. Мазова. – М. : «Дом педагогики», 2011. – 127 с.


СЕКЦИЯ 9. Психологические науки


^ ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА ЛИЧНОСТНОГО САМООПРЕДЕЛЕНИЯ

В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ

Р. Р. Миннемуллин

Казанский (Приволжский) Федеральный университет, г. Казань, Россия

E-mail: rinaz-2010@mail.ru


Результат усиления личностного подхода в психологии привел к обогащению ее языка разными понятиями, отражающие те аспекты сферы развития личности, которые ранее оставались за рамками психологического анализа. К таким понятиям можно отнести понятие «самоопределение личности» или «личностное самоопределение», распространенное на сегодняшний день в психологической и педагогической литературе.

В литературе термин «самоопределение» употребляется в самых различных значениях. Так говорят о самоопределении личности, жизненном, социальном, нравственном, семейном, профессиональном, религиозном. Для того чтобы достаточно четко понимать это определение, необходимо с самого начала разграничить два подхода к самоопределению: социологический и психологический. Это важно потому, что достаточно часто происходит смешение этих подходов и привнесение специфически социологического подхода в психологическое исследование, что приводит к потере собственно психологического содержания.

С точки зрения социологического подхода к самоопределению оно относится к поколению в целом; характеризует его вхождение в социальные структуры и сферы жизни. По отношению к самоопределению, которое в социологии понимается как результат вхождения в некоторую социальную структуру и фиксация этого результата, каждый психолог интересуется в первую очередь процессом, т.е. психологическими механизмами, которые обуславливают какое бы то ни было вхождение индивида в социальные структуры. Поэтому большинство имеющейся литературы по самоопределению относится к социологическому подходу.

Методологические основы психологического подхода к проблеме самоопределения были заложены С.Л. Рубинштейном. Он рассматривал проблему самоопределения в контексте проблемы детерминации: «всякая детерминация необходима как детерминация другим, внешним, и как самоопределение (определение внутренних свойств объекта)» [4, с.226]. В этом контексте самоопределение выступает как самодетерминация, в отличие от внешней детерминации; в понятии самоопределения, таким образом, выражается активная природа «внутренних условий». По отношению к уровню человека в понятии самоопределения для С.Л. Рубинштейна выражается сама суть, смысл принципа детерминизма: «смысл его заключается в подчеркивании роли внутреннего момента самоопределения, верности себе, неодностороннего подчинения внешнему». Более того, сама специфика человеческого существования заключается в мере соотнесения самоопределения и определения другими (обстоятельствами), в характере самоопределения в связи с наличием у человека сознания и действия.

На уровне более конкретной психологической теории проблема самоопределения выглядит следующим образом. Для человека "внешние причины", "внешняя детерминация" - это социальные условия и социальная детерминация. Самоопределение, понимаемое как самодетерминация, представляет собой механизм социальной детерминации, которая не может действовать иначе, как будучи активно преломленной самим субъектом. Таким образом, проблема самоопределения является узловой проблемой взаимодействия индивида и общества, в которой как в фокусе высвечиваются основные моменты этого взаимодействия: социальная детерминация индивидуального сознания и роль собственной активности субъекта в этой детерминации. На разных уровнях это взаимодействие обладает своими специфическими характеристиками, которые нашли свое отражение в различных психологических теориях по проблеме самоопределения.
На уровне взаимодействия человека и группы эта проблема была подробно проанализирована в работах А.В. Петровского по коллективистическому самоопределению личности (КСО). В своих работах он рассматривает самоопределение как феномен группового взаимодействия. КСО проявляется в особых, специально конструируемых ситуациях группового давления - ситуациях своеобразной "проверки на прочность",- в которых это давление осуществляется вразрез с принятыми самой этой группой ценностями. Оно является "способом реакции индивида на групповое давление"; способность каждого индивида осуществлять акт КСО есть его способность действовать в соответствии со своими внутренними ценностями, которые одновременно являются и ценностями группы [2, с.238].

Подход, намеченный С.Л. Рубинштейном, продолжает развивать в своих работах К.А. Абдульханова-Славская, для которой центральным моментом самоопределения является также самодетерминация, собственная активность, осознанное стремление занять определенную позицию. К.А. Абдульханова-Славская, самоопределение понимает как осознание личностью своей позиции, которая формируется внутри координат системы отношений. Она подчеркивает, что от того, как складывается система отношений (к коллективному субъекту, к своему месту в коллективе и другим его членам), зависит самоопределение и общественная активность личности [1, с.313].

Попытка построения общего подхода к самоопределению личности в обществе была предпринята В.Ф. Сафиным и Г.П. Никовым. Как считают авторы, в психологическом плане раскрытие сущности самоопределения личности не может не опираться на субъективную сторону самосознания – осознание своего «я», которое выступает как внутренняя причина социального созревания. Они исходят из характеристики «самоопределившейся личности», которая для авторов является синонимом «социально созревшей» личности [5, с.65].

В сегодняшних нестабильных, быстро меняющихся условиях, человеку приходится нередко перестраивать всю смысловую сферу личности, что проявляет себя в распаде профессионального «Я», в утрате смысла бытия, в чувстве потери себя.

Профессиональное самоопределение принято рассматривать как выбор и реализацию способа взаимодействия с окружающим миром и нахождение смысла в данной деятельности [3, с.174].

Современному обществу нужен профессионал, знающий свое дело, способный самостоятельно принимать решения и нести ответственность за них, за себя, за других людей, за страну. Сегодня важным фактором, определяющим формирование профессионального самоопределения, является коммерциализация отношений в обществе. По существу происходит замена профессиональной карьеры – предпринимательской. А это закрывает возможность состояться человеку в профессиональном отношении и в результате появляется тревога. Современный человек, с его личностными особенностями, включающийся в рыночные отношения стремится к достижению материального благополучия наиболее быстрым путем. Необходимость выживания заставляет его изменить своему призванию и выбрать такую профессию, овладение которой обеспечит более высокие материальные возможности. То есть существует сильная мотивация к овладению «доходной» профессией, но нет необходимых личностных качеств.

Как научиться жить человеку в этом мире с окружающими? Как стать нравственным? Этим вопросам отводится мало времени и внимания. Современный человек единственным серьёзным занятием считает свою работу, а после неё ищет развлечений – и в таком ритме проходит время. Раздумья над важными вопросами человеческого существования находятся за границами этого жизненного ритма. Человек в наименьшей степени интересуется тем, что он собою представляет. Больше его интересует, сколько он имеет, и сколько мог бы иметь ещё материальных благ. Редко ищет правду о своей жизни, о себе, чаще – о вещах. Всегда способен совершенствовать вещи, себя же он не совершенствует.

Перед современным обществом стоит проблема дальнейшего существования. Человечество встало перед вопросом: как жить дальше? Экологический кризис, вызванный затратной экономикой и политикой, разнообразные проблемы нравственности современного общества, расовые и религиозные войны, терроризм – все это реалии нашего дня.

Можно сделать вывод, что на сегодняшний день личностное самоопределение еще не получило однозначной трактовки. Однако реальная жизнь требует решение всех возможных проблем как в теоретическом, так и в практических аспектах.


Литература

  1. Абдульханова-Славская К.А. Деятельность и психология личности. – М.: Наука, 1980. – 335 с.

  2. Петровский А.В. Личность. Деятельность. Коллектив. М.: Политиздат, 1982. – 255 с.

  3. Пряжников Н.С. Психологический смысл труда. – М.: Изд-во Института практической психологии; Воронеж: НПО «МОДЭК», 1997. – 352 с.

  4. Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. – М.: Педагогика, 1973. – 424 с.

  5. Сафин В.Ф., Ников Г.П. Психологический аспект самоопределения // Психологический журнал. – 1984. - №4. – С. 65-74.



СЕКЦИЯ 10. Экология





страница5/8
Дата конвертации02.12.2013
Размер1,89 Mb.
ТипРеферат
1   2   3   4   5   6   7   8
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы