Современное общество: взгляд изнутри материалы II международной научно-практической конференции 17-18 апреля 2012 года г. Санкт-Петербург icon

Современное общество: взгляд изнутри материалы II международной научно-практической конференции 17-18 апреля 2012 года г. Санкт-Петербург



Смотрите также:
1   2   3   4   5   6   7   8

^ ИНСТИТУТ РАСКРЫТИЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

И ПРИНЦИП СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТИ СТОРОН

В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ

 Р. Т. Жулаева

 Казахский Гуманитарно-Юридический Университет,

г. Астана, Казахстан, kazguu.kz@mail.ru


Гражданский процесс представляет собой установленную законом форму защиты права в судах общей юрисдикции. Предметом гражданского процесса как формы деятельности суда по осуществлению правосудия, протекающей в определенной процессуальной форме, являются конкретные гражданские дела. При рассмотрении современного гражданского процесса можно проследить изменение ролей суда и сторон; от активности суда и пассивности сторон мы перешли к инициативности сторон и регулятивной роли суда. Но, тем не менее, неизменным остается тот факт, что конечной целью любого гражданского процесса выступает восстановление нарушенного права в реальности или установление юридических фактов.

В целях правильного и всестороннего разрешения гражданского дела в рамках искового производства и полного восстановления нарушенного права предусмотрен целый ряд принципов гражданского процесса. На данный момент обратим наше внимание на принцип состязательности как на один важнейших функциональных принципов судопроизводства. Принцип состязательности - один из основополагающих принципов гражданского процессуального права - создает благоприятные условия для выяснения всех имеющих существенное значение для дела обстоятельств и вынесения судом обоснованного решения.

В узком смысле состязательность представлена в виде фактического состязания сторон в процессе. К примеру М.С. Шакарян излагает такую точку зрения, что в соответствии с состязательной формой гражданского процесса не только представление и исследование доказательств, но и все гражданское судопроизводство в целом проходит в форме спора, состязания сторон и других участвующих в деле лиц.[1] М.К. Треушников определяет состязательную форму как в определенной законом очередности выступлений лиц, участвующих в деле, в порядке исследования доказательств и в последовательности разрешения судом заявленных ходатайств. [2]

В широком же смысле, данный принцип представляет собой правило, по которому заинтересованные в исходе дела лица вправе отстаивать свою правоту в споре путем представления доказательств, участия в исследовании доказательств, представленных другими лицами, путем высказывания своего мнения по всем вопросам, подлежащим рассмотрению в судебном заседании.

Дореволюционные юристы под состязательностью в большинстве своем понимали принцип гражданского судопроизводства, по которому разные действия суда в процессе зависят от требований сторон, от их инициативы, и спорные отношения сторон обсуждаются по тем только фактам, которые сообщены суду тяжущимися.

Мнения современных юристов не намного отличаются от мнений А. Х. Гольмстена, Е. В. Васьковского, К. Малышева, Ю. С. Гамбарова. К примеру , согласно мнению Яркова В.В. состязательное начало в арбитражном процессе заключается в основном в следующем:

- действия арбитражного суда зависят от требований истца и возражений ответчика, арбитражный суд разрешает дело в объеме заявленных сторонами требований;

- состязательный порядок вытекает из существа гражданских прав, составляющих частную сферу лица, а поэтому состоящих в его свободном распоряжении;

- возможно свободное использование сторонами средств доказывания;

- возможно для сторон участие в рассмотрении дела лично либо через представителя;

- каждая сторона самостоятельно доказывает факты, лежащие в обосновании ее требований и возражений. [3]

Таким образом, исходя из вышеуказанных мнений авторов, остановимся на том, что принцип состязательности относится к числу гарантий правосудия, который одновременно служит и инструментом защиты личности. Его неотъемлемыми признаками являются активность сторон и пассивная роль суда. При этом активность сторон предполагает наличие инициативы истца при возбуждении гражданского производства, самостоятельное определение круга вопросов, входящих в круг спорных - есть определение пределов рассмотрения дела и самостоятельность в предоставлении доказательств; в свою очередь пассивность суда представляется в виде координирующей его роли, без вмешательства в процесс на стороне истца или ответчика. Из содержания норм гражданского процессуального права мы можем выделить 3 аспекта состязательности: состязательность в доказательственной деятельности, состязательность в выборе стороной своей юридической позиции и состязательность как форма проведения процесса.

Основной мыслью является то, что истоки принципа состязательности находятся в противоположности материально-правовых интересов сторон в гражданском процессе. Если принцип диспозитивности определяет возможности сторон и других лиц, участвующих в деле, по распоряжению объектом спора и движением процесса, то принцип состязательности определяет их возможности и обязанности по доказыванию оснований заявленных требований и возражений, по отстаиванию своей правовой позиции.

Яркой иллюстрацией принципа состязательности является установленное правило доказывания, в соответствии с которым каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Такие действия лица подходят под определение бремени доказывания стороны. Нельзя рассматривать бремя доказывания как обязанность стороны по доказыванию того или иного факта, такой обязанности не существует. У стороны есть право доказывания. К примеру, под "бременем доказывания" понимается необходимость для данной стороны установить обстоятельства, невыясненность которых может повлечь за собою невыгодные для нее последствия. Бремя доказывания распределяется между сторонами по общему правилу: каждая сторона доказывает те обстоятельства, на которые ссылается, то есть лично заинтересована в том, чтобы собрать достаточное количество доказательств для занятия преимущественной позиции в процессе.

В гражданском процессуальном законодательстве, как нам известно, закреплен принцип состязательности сторон. Но насколько эффективна реализация данного принципа на деле, и каким образом мы можем стимулировать его реализацию в полной мере? Основным условием реализации принципа состязательности является обеспечение процессуального равноправия сторон. Принцип состязательности может быть полезен только при условии, если обе стороны в реальности обладают равными правами и возможностями. Тогда за судом остается лишь наблюдение за действиями сторон и беспристрастное принятие решений, исходя из представленных доказательств. Именно процессуальное равноправие сторон является основой, фундаментом реализации принципа состязательности на деле. Из каких основных компонентов состоит процессуальное равноправие сторон? Во-первых, равные процессуальные права и равные процессуальные обязанности сторон; во-вторых, создание судом необходимых условий для реализации прав сторон на полное и объективное исследование обстоятельств дела. Таким образом, мы приходим к тому, что стороны должны иметь равные возможности защиты своих интересов на каждом этапе гражданского процесса. В целях реализации данного положения во многих странах мира уже введен институт раскрытия доказательств, позволяющий сторонам ознакомиться с доказательствами противоположной стороны до начала судебного разбирательства. Основным назначением данного института является сохранение одинаковой возможности защиты прав и ликвидации эффекта неожиданности. Все это в совокупности вносит свой вклад в правильное разрешение гражданского дела.

С одной стороны принцип состязательности напрямую влияет на работу института раскрытия доказательств, так как без активной позиции сторон данный институт не смог бы существовать. Но, с другой стороны, институт раскрытия доказательств, как нельзя лучше гарантирует равное положение сторон на протяжении всего гражданского процесса, обеспечивает одинаковую возможность представления доказательств по всем устанавливаемым фактам, А процессуальное равенство сторон является неотъемлемым условием надлежащего функционирования принципа состязательности. В конечном итоге, реализация принципа состязательности в полной мере, к которой стремится любая судебная система, способствует более глубокому анализу гражданского дела и вынесению наиболее обоснованного решения судом.

Именно в тот момент, когда мы сможем обеспечить реальную реализацию принципа состязательности мы сможем говорить о стандарте доказывания, при котором будем отмечать высокую правовую подготовку и высокий уровень правосознания участников процесса.

И как правильно отмечает Архипова Ю. В., процедура раскрытия доказательств не может быть реализована в условиях, когда перед судом ставится цель достижения объективной истины, так как это прямо противоречило бы идее о раскрытии доказательств, которая основывается на том, что суд применяет норму права к фактическим обстоятельствам в том виде, в каком они установлены судом на основании приведенных сторонами данных. [4] С учетом этого делается вывод о том, что процедура раскрытия доказательств не имела бы успеха в рамках следственного процесса, в котором суд вынужден предпринимать все возможные меры по сбору доказательств и установлению объективной истины, то есть осуществлять материальное руководство, а у сторон практически полностью отсутствуют стимулы для проявления инициативы.

Только в условиях реальной состязательности - при наличии конкуренции лиц, участвующих в деле, в сочетании с координирующей ролью суда, подразумевающей, в том числе содействие в раскрытии доказательств - может быть реализован идеальный стандарт доказывания. Сторона, не раскрывшая доказательств, несет риск наступления неблагоприятных последствий несовершения ею соответствующих процессуальных действий.

Таким образом, принцип состязательности сторон является основой развития института раскрытия доказательств, так как без понятия состязательности пропадает значение понятия доказывания, бремени доказывания, а без бремени доказывания немыслимо появление процедуры раскрытия доказательств. Так и наоборот, с развитием и введением института раскрытия доказательств, состязательность сторон пришла в равновесие в связи с тем, что данный институт имеет возможность координации процессуальных прав сторон и обеспечения полного процессуального равенства в течении как процесса доказывания, так и гражданского судопроизводства в целом.


Литература 
1. Шакарян М.С. Гражданское процессуальное право: учебник. / под ред. М.С. Шакарян. – М.: Проспект, 2004.

2. Треушников М.К. Арбитражный процесс: учебник. 3-е изд., перераб. и доп. / под ред. М.К. Треушникова. – М.: Московский Государственный Университет им. М.В. Ломоносова, 2006.

3. Ярков В.В. Арбитражный процесс: учебник. 4-е изд., перераб. и доп. / В.В. Ярков. – М.: Инфотропик-Медиа, 2010.

4. Архипова Ю.В. Раскрытие доказательств в арбитражном процессе (исковое производство): автореферат диссертации / Ю.В. Архипова. – М.: Московский Государственный Университет им. М.В. Ломоносова, 2011.


^ ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ И ПРАКТИЧЕСКАЯ

ЗНАЧИМОСТЬ БАНКОВСКОГО ХОЛДИНГА

В СОЦИАЛЬНО – ЭКОНОМИЧЕСКОЙ

СИСТЕМЕ ГОСУДАРСТВА

Г. Э. Маилян

Самарский государственный экономический университет,

г. Самара, Российская Федерация. atty9@mail.ru


Переход России от административно-командной системы к рыночной экономике внедрил в обиход небывалые экономико-правовые явления, пришедшие на смену бюрократизации и монополизации как основе хозяйственного механизма. Холдинг, проявив себя в качестве жизнеспособной формы организации различных сегментов экономики, получил широкое обращение, как в крупных областях экономики, так и в малом секторе хозяйства, став, по сути, рычагом формализационного процесса интеграции.

Современная Россия – страна холдингов. Холдинги как форма предпринимательского объединения характерны не только для стратегических отраслей и крупного бизнеса, но и для малых форм хозяйствования. Недавно проведенные экономические исследования [1] показывают: объединяясь в холдинг, организации достигают высоких позиций в области маркетинга и привлечения инвестиций.

Следует подчеркнуть, что множество предпринимательских объединений (холдинги, финансово-промышленные группы и другие) не предусмотрены Гражданским кодексом [2] как независимые организационно - правовые формы предпринимательской деятельности. В банковской сфере холдингам уделили более весомое значение. На уровне банковского законодательства, то есть в Федеральном законе "О банках и банковской деятельности" [3] изложены нормы относительно рассматриваемого нами вопроса. В частности, дается понятие банковского холдинга, предусмотрен механизм предоставления информации о деятельности банковского холдинга, аудиторской проверки и прописан процесс отчетности.

Интегрированные банковские структуры, в том числе банковские холдинги, имеют довольно сложные управленческие связи. Однако это не мешает дальнейшему процветанию данного института. Так, по оценкам Всемирного банка, в 2005 году 35% экономики России контролируют 23 крупнейшие бизнес - группы в виде холдингов [4]. На данный момент общая доля активов банков, входящих в холдинги, в рамках активов всего банковского сектора составляет 87% - в состав 165 банковских групп и 32 холдингов входят 255 кредитных организации. При этом с 2005 – 2010 гг. доля банковских групп и холдингов в общем массиве увеличилась на 118 %.

В современной России очень важен институт банковского холдинга. Фактически, банковский бизнес сосредотачивается в окологосударственных структурах. В прошлом году более половины активов банковского сегмента приходилось на шесть госбанков. При таких обстоятельствах иным кредитным организациям крайне трудно соперничать с этими гигантами. Закономерность предпринимательства предусматривает: конкуренция возможна только при равных условиях, которые в России и «близко не стоят» к условиям в экономически развитых странах. Оптимальный выход из данной ситуации для России – создание банковского холдинга. Кредитные организации малого и среднего размера должны объединяться в холдинг. Тем самым данные юридические лица будут более влиятельными и составят конкуренцию госбанкам. А это, в свою очередь, обеспечит инвариантное развитие финансового рынка в целом. Однако не все так однозначно. Хотя банковский холдинг и нашел законодательное закрепление еще десять лет назад, их численность постепенно возрастает, однако не так как хотелось бы и для потребителя и для рынка в целом.

В зарубежных странах институту банковского холдинга уделяют масштабное значение. Заслуживают внимания, осуществляемые за рубежом такие средства, как установление особого режима управления и ликвидации в отношении системно значимых банковских холдингов. Так, по законодательству США, а именно "Закон Додда - Фрэнка о реформе Уолл-стрит и защите потребителей" [5] банковские холдинговые компании с совокупными активами, превышающими 50 млрд. долл. США, отнесены к системно значимым финансовым организациям. В отношении таких банковских холдинговых компаний установлена процедура упорядоченной ликвидации, которая является альтернативой обычной процедуре банкротства. Применение упорядоченной процедуры требует "признания Министром финансов (по согласованию с FDIC и Советом Федеральной резервной системы и после проведения консультаций с Президентом США) того, что компания находится на грани краха, ее ликвидация с использованием стандартной процедуры банкротства будет оказывать серьезное негативное влияние на финансовую стабильность США, и не имеется возможности предотвратить крах компании без задействования средств государства (в рамках частного сектора)" [6].

Целесообразно было бы внедрить данные положения в российское законодательство тем самым, подчеркнув особое положение банковских холдингов. Представляется уместным внедрить в Российскую практику аналога американского Совета по надзору за финансовой стабильностью. Российские же законодатели поверхностно относятся к банковским холдингам. Например, в Заявлении Правительства Российской Федерации и Банка России "О Стратегии развития банковского сектора Российской Федерации на период до 2015 года" [7] лишь вскользь упоминается о банковском холдинге. К тому же Стратегия не устанавливает четкого плана реформирования банков, ни адресных показателей, по которым можно было бы судить о реализации документа. Главный недостаток данного акта — отсутствие четких задач, ясных целевых показателей и оптимальных решений. Так, в Стратегии говорится, что банковский сектор недокапитализирован. Все же одно лишь требование к повышению минимального капитала банков, указанное в Стратегии, этой проблемы не решает. При том в ходе разработки Стратегии минимальная грань постоянно менялась: 250 млн. рублей, 500 млн., Алексей Кудрин предлагал даже планку в 1 млрд. рублей.

Сейчас в России действуют около 1000 банков. По этому показателю Россия уступает только США и Германии, при этом капиталом более одного млрд. рублей обладают менее 300 банков. Иными словами, если бы требования к капиталу были бы подняты сегодня, число российских банков сократилось бы в три раза. Ряд экспертов предлагают более радикальные меры: увеличить требования к минимальному капиталу до одного млрд. рублей уже с 2013 года, а с 2015 до трех млрд. рублей. Главные лоббисты подобных идей крупнейшие банки, самим им ничто не угрожает, их капитал более одного млрд. рублей в сотни раз, а у Сбербанка в полторы тысячи. Приведем варианты развития для банков, не отвечающих требованиям к капиталу:

- закрыться;

- стать небанковской кредитной организацией;

- объединиться с другими банками;

- привлечь недостающий капитал.

Вероятно, мелкие и средние банки выберут вариант "объединиться с другими банками". В связи с этим представляется, что начнется бум банковских холдингов или иных интегрированных структур.

В любом случае о необходимости повышать капитализацию банковского сектора специалисты говорят давно. Из–за агрессивной кредитной экспансии растут риски отрасли, норматив достаточности капитала Н 1 за прошлый год опустился ниже 1,5%, упав почти на 3,5%.

Ассоциация российских банков (АРБ) около года назад предлагала альтернативу повышению требований к размеру капитала. Суть этой идеи заключалась в том, чтобы ввести особый защищенный статус регионального банка: с облегченными требованиями и ограниченными правами. В качестве льготы предлагался пониженный размер минимального капитала банка (15 млн. рублей) и норматива максимального размера риска на одного заемщика H6 (20%). При этом устанавливался запрет открытия подразделений банка за пределами региона.

Холдинговая модель организации банковского бизнеса очень важна для всего финансового рынка. По сравнения с другими кредитными учреждениями банковские холдинги более производительно реагируют на модификации конъюнктуры рынка ссудных капиталов. Как правило, через дочерние банки холдинги взимают низкий процент за кредит по сравнению со средней рыночной ставкой и предлагают более высокую ставку по депозитам за счет устойчивого портфеля кредитов, что непозволительно большинству бесфилиальных банков. При этом холдинг перераспределяет кредитные ресурсы и направляет временно свободные денежные средства в регионы с целью удовлетворения потребностей своей клиентуры. К довершению всего, банковские холдинги совершают операции, связанные с небанковской деятельностью, совершаемые через дочерние предприятия банковского холдинга. Например, в США головной банк контролирует не только дочерние предприятия, но и большое количество узконаправленных фирм: инвестиционных, ипотечных, факторинговых, лизинговых, торговых, рекламных.

Обобщая сказанное, следует сделать следующий вывод касательно значения банковского холдинга в социально-экономической системе государства: процесс организации и развития холдингов протекает в сложных, неоднозначных условиях. С одной стороны, регионы испытывают жизненную нехватку банковских и кредитных ресурсов, нуждаются в более сильных и динамичных банках и не всегда региональные банки способны это предоставить. С другой стороны, создающиеся банковские холдинги не искореняют проблем кредитования реального сектора экономики. Проблемы банковского сектора требуют довольно детального рассмотрения на уровне банковского законодательства.


Литература

1. Долгопятова Т. Г. Российская корпорация: внутренняя организация, внешние взаимодействия, перспективы развития / Т. Г. Долгопятова, И. Ивасаки, А.А. Яковлева. - М.: ГУ-ВШЭ, 2007. С. 148, 191,197.

2. Собрание законодательства РФ. 1995. № 32. Ст. 3301.

3. Российская газета. 1996. 10 фев.

4. Посунько Д. А. Холдинг как предпринимательское объединение: На примере
агропромышленного комплекса: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 2.

5. Dodd - Frank Wall Street Reform and Consumer Protection Act. Public Law 111-203, 111 Congress.

6. Турбанов А. В., Евстратенко Н. Н. Об изменениях правового регулирования систем страхования депозитов в США и ЕС под влиянием мирового финансового кризиса // Банковское право. 2010. № 6 // Справочно-правовая система "Консультант Плюс", осень 2011.

7. Заявление Правительства Российской Федерации № 1472п-П13, Банка России № 01-001/1280 от 05 апреля 2011 "О Стратегии развития банковского сектора Российской Федерации на период до 2015 года" // Вестник Банка России. 2011. № 21.


^ СОДЕРЖАНИЕ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ,

СВЯЗАННЫХ С ЛЕСНЫМИ ПОЖАРАМИ

Е. В. Писарева

Забайкальский Государственный Гуманитарно-педагогический университет им. Н.Г.Чернышевского, г. Чита, Россия

e-mail: pisareva.ekaterina2010@yandex.ru


Понятие и общие положения о криминалистической характеристике преступлений являются предметом споров деятелей науки уже довольно продолжительное время. Существует мнение, что криминалистическая характеристика преступлений давно изжила себя и превратилась в некий фантом.[1] Это связано с тем, что криминалистическая характеристика как категория подверглась серьезным изменениям, границы ее размыты. Одной из часто возникающих теоретических проблем является определение места криминалистической характеристики в структуре частных криминалистических методик, содержании криминалистической характеристики и включении в ее состав обстоятельств, подлежащих доказыванию. В литературе неоднократно приводился анализ понятия криминалистической характеристики. Одним из наиболее удачных нам представляется следующее определение: «Криминалистическая характеристика преступлений — это система обобщенных фактических данных и основанных на них научных выводов и рекомендаций о наиболее типичных криминалистически значимых признаках преступлений, знание которых необходимо следователям и дознавателям для организации и осуществления их всестороннего, полного, объективного и быстрого раскрытия и расследования».[3, С.78]

Преступлениями, связанными с лесными пожарами, на наш взгляд, являются преступные деяния, которые прямо или косвенно явились причиной лесного пожара или условием, способствующим его возникновению, а также преступления, выступающие негативными последствиями лесных пожаров. Таковыми являются составы преступлений, предусмотренные статьями 165, 167, 168, 260, 261, 285, 286, 290, 291, 292, 293 УК РФ.

Криминалистическая характеристика данных преступлений предполагается комплексной, поскольку данные преступления являются весьма специфичными и неоднородными. Разграничение данных преступлений по объекту дает нам возможность представить криминалистическую характеристику тремя обобщенными группами элементов.

В первую группу мы включили преступления, объектом которых является безопасность дикорастущей флоры в виде лесов и насаждений (ст. 260 и 261 УК РФ). При расследовании данной категории преступлений необходимо установить: причину пожара, обстановку совершения преступления (под обстановкой в нашем случае следует понимать место, время, предмет преступного посягательства, условия подготовки и совершения преступления), способ совершения и сокрытия преступления, наличие свидетелей, состояние охраны леса от пожара. Особое внимание необходимо обратить на размер причиненного ущерба, так как это имеет решающее значение для квалификации. Предмет преступного посягательства очень специфичен – это лесные и нелесные насаждения. Важным фактором расследования лесного пожара является обстановка и сопутствующие условия развития пожара. Имеет значение, в какой период произошел поджог, какова причина возгорания. Поиск виновных лиц занимает особое место. Преступления, связанные с лесными пожарами, в большинстве своем, являются скрытыми, их латентность очень высока. И дело здесь не только в том, что достаточно сложно правильно установить причину возникшего пожара, гораздо труднее найти свидетелей, располагающих сведениями о причине возгорания и возможных подозреваемых. Важной характеристикой времени возникновения лесного пожара являются сведения о состоянии пожарной охраны леса. В сфере охраны лесов от пожаров действует такая категория как пожароопасный период. В разных регионах он начинается в разное время, но в любом случае зависит от природных и погодных условий.

Вторая группа рассматриваемых нами преступлений представлена преступлениями против собственности, которые также могут быть связаны с лесными пожарами. К ним относятся статьи 165, 167 и 168 УК РФ. Криминалистическая характеристика данной категории преступлений представлена следующими элементами: обстановка совершения преступления (место, время, конкретные обстоятельства преступления), способ совершения преступления (в данном случае это поджог или иной способ, повлекший возникновение лесного пожара), предмет преступного посягательства, размер причиненного ущерба, данные о субъекте и потерпевшем, цели и мотивы преступника или преступников. Помимо общих элементов, характерных практически для всех видов преступлений, необходимо обратить особое внимание на характеристики предмета преступного посягательства, а именно: вид имущества, размер, ценность для потерпевшего, обстоятельства повреждения или уничтожения имущества, способ совершения преступления. При этом следует установить обстоятельства завладения преступником чужого имущества, если таковое имело место, поскольку при хищении чужого имущества и дальнейшем его уничтожении совокупность преступлений отсутствует. В том же случае, если имел место угон транспортного средства и его поджог, налицо совокупность преступлений, предусмотренных статьями 165 и 167 или 168 УК РФ.

Наконец, третья группа преступлений, связанных с лесными пожарами, представлена преступлениями против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. Данные преступления также связаны с лесными пожарами, но опосредованно. Субъекты данных преступлений специальные: должностные лица правоохранительных органов или сотрудники лесного хозяйства. Только в статье 291 УК РФ субъект общий. Как правильно указал А.В. Королев, «для доказательства взяток, иных преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, совершаемых в процессе незаконного оборота леса и лесопродукции, не требуется точного определения качественных, количественных характеристик лесных насаждений, лесоматериалов».[2, С.64] Это означает, что при расследовании должностных преступлений в сфере охраны леса от преступных посягательств, следователь в обязательном порядке устанавливает наличие у субъекта должностных полномочий в указанной сфере, но характеристики того предмета, по поводу которого совершается преступное посягательство на государственные интересы, остается за границами процесса расследования должностного преступления. Таким образом, криминалистическая характеристика рассматриваемой группы преступлений представлена следующими элементами: время, место, обстановка совершения преступления (эти элементы имеют особое значение при расследовании уголовных дел о взяточничестве и других коррупционных преступлениях), способ, предмет преступного посягательства, личность преступника, материальные последствия преступления и обстоятельства, способствующие совершению преступления.

Таковы общие положения о криминалистической характеристике преступлений, связанных с лесными пожарами. В заключение хотелось бы отметить, что данная категория преступлений обладает спецификой расследования, поскольку совершаются они в сфере охраны леса от преступных посягательств и характеризуются высокой степенью латентности.


Литература

  1. Белкин Р. С. Фантомы криминалистики// Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. – М., 2001.

  2. Королев А. В. Расследование преступлений, связанных с незаконным оборотом леса и лесопродукции / диссертация на соискание ученой степени кандидата юрид. наук, М., 2009. - 201 с.

  3. Курс криминалистики: В 3 т. Т. 2. Криминалистическая методика: Методика расследования преступлений против личности, общественной безопасности и общественного порядка / под ред. О. Н. Коршуновой и А. А. Степанова — СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2004. — 639с.



^ ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА МОЛОДЕЖИ

И ЕЕ ЭЛЕКТОРАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ

М. В. Сербин

Санкт-Петербургский государственный университет аэрокосмического приборостроения, г. Санкт-Петербург, Россия

Е-mail: michael-lion@mail.ru


Активность молодежи, формирование ее гражданской и жизненной позиции, желание участвовать в принятии государственных решений - это залог национальной безопасности. Однако, практика проведения выборов различных уровней показывает, что активность молодого избирателя в последнее время снижается.

Сегодня очень важно понимать, каковы общие тенденции участия современного молодого поколения в политике. Молодежь в социально-правовом аспекте – это относительно обособленная социально-демографическая группа общества, включающая лиц в возрасте от 14 до 30 лет, находящихся на стадии активной социализации личности, нуждающихся в гарантированной защите их прав и интересов и наделенных специальным юридическим статусом, который позволяет отразить своеобразие их правового положения в различных областях общественных отношений и, прежде всего, в сфере труда [5]. Данная группа людей составляет 28% от числа жителей России. Это почти третья часть населения страны, – огромная сила, но, как справедливо отмечают многие эксперты, крайне пассивная в политическом отношении [4]. Без широкого политического участия молодого поколения невозможно создание гражданского общества и правового государства. В условиях трансформации экономической и политической систем, кризиса ценностных ориентаций требуется создание новой системы политической социализации и формирование новой политической культуры населения. Для России принципиально важно поднять уровень политической культуры молодых людей, расширить область понимания ими своего места и роли в политическом процессе. Ведь именно этой социальной группе объективно суждено через 10-15 лет определять судьбы социально-экономического, политического и духовного развития России. Поэтому вопрос о том, с какими политическими ориентациями и установками современная российская молодежь придет на смену нынешним политически активным силам, является вопросом поистине государственным, стратегическим и важным как для судьбы нынешней российской молодежи, и для судьбы российской демократии в целом.

Существует множество факторов, влияющих на электоральное отчуждение молодых избирателей: психологические, исторические, социальные, экономические, другие. В российской политической традиции их принято объединять в три основные группы: правовой нигилизм, недоверие к власти, негативная социальная адаптация.

Обеспечение высокой явки избирателей в результате развития их правовой культуры является самым устойчивым путем решения проблемы абсентеизма избирателей, поскольку соответствует наибольшей легитимности политического режима государства, обеспечивает подлинное народовластие в стране. Основными мерами повышения явки избирателей в свете развития их правовой культуры являются: правовое воспитание избирателей, а также несовершеннолетних граждан как будущих избирателей в русле повышения знаний избирателями своих прав, формирования позитивного отношения к выборам, разъяснение их значимости; совершенствование избирательного законодательства и организации выборов, включая облегчение механизмов голосования (в том числе возможность повсеместного внедрения интернет голосования), совершенствование механизмов контроля результатов выборов и предотвращения злоупотреблений; учет особенностей правовой культуры избирателей при проведении избирательных реформ; развитие политического плюрализма и гарантий оппозиции.

Приходится констатировать, что проблема формирования и реализации правовой культуры граждан в избирательном процессе очень сложна и в своем решении требует постоянных усилий всего общества.

Основное требование к молодежной политике в ситуации, когда необходимо преодолеть электоральную пассивность, - это отказ от давления. Манипуляция, в данном случае, будет иметь ряд негативных последствий, которые помешают достижению конечных целей. Правовое воспитание же способствует формированию правовых потребностей, интересов, установок, ценностных ориентаций, что в значительной мере предопределяет выбор соответствующих действий и поступков. Правовая потребность активизирует субъекта, побуждает его оценивать правовую действительность, систематически обращать внимание на правовые явления и предметы, которые, так или иначе способствуют его удовлетворению. Совершенно очевидно, что конечная цель воспитания - превращение смысла и ценностей демократически-правовой государственности через их рефлексию, одобрение и принятие гражданином во внутренние регуляторы его поведения. Просто знание людьми законов, устройства государства, судопроизводства - еще не гарант гражданственности действий этих людей в политико-правовой сфере.

С целью повышения электоральной культуры молодых избирателей по нашему мнению необходимо:

- содействие государства построению демократического общества;

- просветительско-информационная работа по разъяснению законодательных актов Российской Федерации;

- ознакомление молодых избирателей с их конституционными правами и обязанностями, привить интерес к праву;

- обеспечить практическое понимание права, которое может быть использовано молодыми избирателями в их повседневной жизни как обыкновенными гражданами, не являющимися юристами;

- заложить основы понимания фундаментальных принципов и ценностей, таких, как права человека, правовое государство и других, лежащих в основе Конституций, законов, правовой системы и общества в целом; 

- способствовать воспитанию правовой культуры и становлению эффективной гражданской позиции, активного участия в развитии гражданского общества и правовой системы;

- развивать базовые навыки, включая практическое мышление, умение общаться, разрешать проблемы.

На сегодняшний день в молодежной среде можно наблюдать две диаметрально противоположные тенденции [1]. С одной стороны, это стремление участвовать, и очень активно, в политической жизни страны. С другой, это апатия ко всем политическим процессам, происходящим в государстве.

Центральная избирательная комиссия Российской Федерации как один из политических институтов страны, имеющий непосредственное отношение к проявлению электоральной активности молодежи в избирательном процессе во всероссийском масштабе, мог бы выполнить роль информационно-консультативного центра изучения проблем молодежи как электоральной группы. Организационно такой центр сначала может быть создан в рамках существующей структуры Российского центра обучения избирательным технологиям при ЦИК России. Потребителем его информации могли бы стать заинтересованные институты представительной и исполнительной власти, иные ведомства и институты, в той или иной степени интересующиеся молодежной проблематикой. Его работа могла бы осуществляться в тесном контакте с Федеральной целевой программой «Молодежь России» и многими региональными программами и центрами по изучению молодежи. Таким образом, по существу центр изучения проблем молодежи при ЦИК России стал бы выполнять функцию одного из механизмов обратной связи политических и социальных институтов по проблемам молодежной политики, и прежде всего по проблемам ее электорального поведения, формирования у нее активистской политической культуры.

Принципиальное изменение отношения молодежи к политике, к институту выборов возможно лишь тогда, когда сама молодежь почувствует себя реальным участником и субъектом трансформационных процессов в нашей стране. Руководство современных российских политических партий отчетливо осознают, что расширение участия молодежи в политическом, экономическом и культурном развитии страны являются первым и необходимым шагом на пути формирования стабильного гражданского общества в стране. Это способ формирования взаимоотношений между молодыми людьми, обществом и властью. Кроме того, это создает возможности для принятия молодыми людьми на себя ответственности за развитие своей страны и общества в целом [3].

Каждая политическая партия приходит на определенном этапе к открытию для себя значимости молодежной политики по-разному, однако существуют три причины, которые делают молодежную политику универсальной политической технологией [2]. Среди этих причин следует отметить: значительный электоральный потенциал молодежи; привлекательный образ молодежи как субъекта будущего; специфический характер политической мобилизации молодежи.

Развитие правовой культуры и электоральной активности избирателей должно стать органической частью конституционно-правовой реформы в России. Процесс развития правовой культуры избирателей, прежде всего, молодежи, должен носить комплексный характер. Добиться коренного улучшения положения дел, можно только объединив усилия органов государственной власти, местного самоуправления, избирательных комиссий, политических партий и всех других заинтересованных структур в рамках единой системы воспитания подрастающего поколения и просветительской работы со всеми возрастными группами избирателей. Подводя итог, можно сделать вывод о том, что существенное повышение правовой культуры и электоральной активности избирателей позволит повысить качество представительных органов государственной власти и местного самоуправления в России и как результат, избирательная система и избирательный процесс станут более прозрачными и честными, что немаловажно для дальнейшего развития демократии в Российской Федерации.


Литература

  1. Загородский В.В. Правовая культура в контексте права избирать и быть избранным // Общество и право. 2010. № 1. С.56-60.

  2. Ильинский И.М. Молодежь и молодежная политика. М.: Голос, 2001. С.172.

  3. Напольских Д. О. Политический абсентеизм молодежи в России: история и современное состояние // Проектная мастерская. 2007. № 1(3). С.57-60.

  4. Шашенков А.А. Конституционно-правовое положение молодежи в Российской Федерации: дис…. канд. юрид. наук: 12.00.02. / Шашенков Андрей Алексеевич; Рос. акад. гос. службы при Президенте РФ.- М., 2004. 175 с.

  5. Шемелин А.В., Буданова Н.А. Участие российской молодежи в избирательном процессе: гражданская позиция, политический выбор и правовое просвещение // Юридический мир. 2010. № 6. С.9-11.






страница2/8
Дата конвертации08.12.2013
Размер1,99 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы