Л. Н. Уланская ф 54 Филологические этюды: лингвистика, методика, страноведение (труды 5-ой студенческой научно-практической конференции) (19 апреля 2006 г.) icon

Л. Н. Уланская ф 54 Филологические этюды: лингвистика, методика, страноведение (труды 5-ой студенческой научно-практической конференции) (19 апреля 2006 г.)



Смотрите также:
1   2   3   4   5

^ Особенности лексической семантики полисемантичных прилагательных (в сравнении с моносемантичными прилагательными)

По мнению многих лингвистов, имя прилагательное до сих пор остается одной из наименее изученных частей речи в английском языке. Целью нашего исследования является попытка дать общую семантическую характеристику полисемантичных прилагательных в сравнении с моносемантичными прилагательными.

Для достижения поставленной цели решались следующие задачи:

1)изучить литературу по исследуемой проблематике;

2)проанализировать факторы, обусловливающие тяготение к полисемии или моносемии;

3)установить типологию лексико-семантических вариантов полисемантичных прилагательных и значений прилагательных-моносемантов;

4)выявить специфику высокочастотных прилагательных;

5)проанализировать основные особенности денотативных и коннотативных значений прилагательных.

Материалом для исследования послужили словари, а именно: Macmillan English Dictionary (MED), Cambridge English Dictionary CED), Краткий Оксфордский словарь (КОС). К числу других использованных словарей относятся Большой Оксфордский словарь (БОС), Большой англо-русский словарь под общим руководством проф. И. Р. Гальперина (БАРС), Новый словарь Вэбстера (НСВ), Учебный словарь Хорнби (X), Оксфордский учебный словарь Хорнби (ОХ) и некоторые другие.

В ходе работы использовались следующие методы: метод сплошной выборки, метод классификационного анализа.

О.С. Ахманова определяет моносемию следующим образом: моносемия – это «наличие у слова… только одного значения». Тот же автор определяет полисемию как «наличие у одного и того же слова… нескольких связанных между собой значений, обычно возникающих в результате видоизменения и развития первоначального значения этого слова».

Вслед за О.С. Ахмановой под моносемантичными словами мы понимаем слова, которые имеют только одно значение, а под полисемантичными словами – слова, которые имеют два и более значений.

Несмотря на то, что в теории разница между полисемией и моносемией очевидна, на практике бывает весьма нелегко их разграничить. Несомненно, оба этих явления имеют место в английском языке, но мы акцентировали свое внимание на полисемии, в частности на рассмотрении полисемантичных прилагательных. Мы выбрали именно эту категорию языковых единиц в силу ее особой важности и употребительности в языке. Также одной из задач данной работы было изучение высокочастотных прилагательных, которые составляют ядро всего класса прилагательных. Общеизвестно, что полисемантичные слова, в целом, употребляются значительно шире, чем моносемантичные. Вопрос полисемии, несмотря на огромное количество исследований, до сих пор остается актуальным, и именно в этой сфере возникает большинство противоречий между лингвистами. В нашей работе мы попытались осветить ряд спорных вопросов, касающихся данной темы, а именно разные подходы к определению явлений полисемии и моносемии, лексического значения слова, денотации и коннотации.

Работа состоит из двух частей. В первой теоретической части мы проанализировали факторы, обуславливающие тяготение от моносемии к полисемии; установили типологию лексико–семантических вариантов полисемантичных прилагательных – моносемантов; выявили специфику высокочастотных прилагательных; проанализировали основные особенности денотативных и коннотативных значений прилагательных. Материалом исследования второй практической части послужили словари. При помощи метода сплошной выборки мы проанализировали уровень распространенности полисемантичных прилагательных в английском языке. При вычленении материала исследования отмечалось два рода трудностей: 1) отграничение прилагательных от слов других частей речи; 2) разграничение полисемантичных и моносемантичных прилагательных.

Из анализа были исключены:

1. Слова, которые представляется некорректным рассматривать в качестве прилагательных: существительные в атрибутивной функции, порядковые числительные, некоторые местоимения, слова категории состояния.

2. Слова, которые относятся к нелитературной и специальной литературно-книжной лексике, в том числе и термины.

В результате проведенного исследования мы пришли к выводу, что моносемия и полисемия – это две стороны одного и того же явления, более того, моносемия – не исключительное, а универсальное явление, как и полисемия.

Литература:

1. Арнольд И.В. Семантическая структура слова в современном английском языке и методика ее исследования. – Л., 1966.

2. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. – М.: Советская энциклопедия. 1966 – 608 с.

3. Никитин М.В. Лексическое значение слова: Структура и комбинаторика. – М., 1983.

4. Харитончик З.А. Имена прилагательные в лексико-грамматической системе современного английского языка. – Минск, 1986.

5. Шмелев Д.Н. Проблемы семантического анализа лексики. – М., 1973.


Чепрова Ю. Ю.

Научный руководитель:

к.ф.н., доц. Сергеева М.Э.


Звукоизобразительная лексика в английских комиксах

В настоящее время такие понятия, как иконическая природа языка, звукоподражание, звукосимволизм, уже прочно вошли в общие представления о языковой системе в целом, формируя определенную основу для дальнейших исследований в области теорий происхождения языка, психологии, психолингвистики, нейролингвистики, онтолингвистики, семиотики, фонологии, фонетики и семантики. В свете возросшего интереса к проблемам происхождения языка, овладения языком и к теории иконичности как таковой в лингвистике назрела необходимость обратиться к системному изучению иконического знака в плане общей теории языкового знака, его непроизвольности и мотивированности. В нашем исследовании мы рассматриваем особенности звукоизобразительной лексики на примере комиксов.

В языке иконические знаки выражены звукоподражаниями, или идеофонами: и-го-го, мяу-мяу, бр-р-р, апчхи и др. Иконическим знаком может быть не только слово. Так, по замечанию Р.О. Якобсона, иконическим является порядок слов во фразе Пришел, увидел, победил, поскольку линейный порядок слов повторяет последовательность соответствующих действий. Иконичностьэто свойство языкового знака, проявляющееся в наличии между его двумя сторонами, означающим и означаемым, некоторого материального (изобразительного, звукового и т.п.) или структурного подобия.

С точки зрения Ч. Пирса звукоподражательные слова не противоречат знаковой сущности языковых единиц. Их иконичность закономерно вытекает из способа появления в языке (звукоподражание) и их функциональной характеристики (непосредственная имитация различных звучаний). По классификации Пирса звукоподражания (вместе с междометиями) попадают в группу образов, представляющих собой наиболее непосредственное, простое первичное отражение действительности, базирующееся на простом, неинтерпретирующем восприятии.

Мы придерживаемся антропоцентрического подхода к языку, считаем звукоподражания наиболее мотивированными словами в языке и рассматриваем слова только с ярко выраженным акустическим компонентом, которые отражают «звучащие» явления действительности и, таким образом, исключаем из области исследования звукосимволические слова, так как вышеуказанные характеристики могут обусловить как различную содержательную сторону, так и различное фонемное выражение.

Таким образом, рассмотрев понятия звукосимволизма и звукоподражательности, а также работы, посвященные этим языковым явлениям, мы пришли к выводу, что:

1) связь в звукоподражательных словах – внешняя, основанная на акустике, в звукосимволических словах – внутренняя, основанная на ощущениях.

2) звукоподражания обладают примарной мотивированностью, звукосимволические слова мотивированы как примарно, так и секундарно.

Большинство исследователей рассматривают звукоподражательность и звукосимволизм как одно явление в языке, что приводит к отсутствию каких-либо специфических выводов, касающихся только звукоподражаний или только звукосимволических слов.

Звукоподражательные слова часто относят к числу междометий. В толковых словарях звукоподражания строго не отграничиваются от междометий: или снабжаются пометкой «междом.», или объединяются с ними в одной словарной статье. Несмотря на то, что и междометия, и звукоподражательные слова морфологически аморфны, синтаксически достаточно самостоятельны и находятся как бы на периферии, на отшибе в лексико-семантической системе, имеются заметные функциональные расхождения: (междометия и звукоподражания используются с совершенно разными синтаксическими целями), обусловленные семантическими и семиотическими отличиями (междометия и звукоподражания не только связаны с различными семантическими сферами, но и представляют собой знаки разных типов) [Шанский: 1981,410).

Вопрос о том, что важнее в комиксе: визуальная или текстовая сторона, решается примерно так же, как и в кино, где зрительный ряд обязателен, текст — факультативен, он стремится к самосокращению, иногда ограничивается междометиями. То, что в кино передается звуками, в комиксе передается звукоподражанием. Языки с богатым набором звукоподражаний, такие, как японский, охотно используют в комиксах весь свой набор. Кроме того, комикс создает целую коллекцию звукоподражательных неологизмов. «Слова в комиксах заменяются всевозможными звукоподражаниями, — пишет японский исследователь комикса Соэда Ёсия, — изобретаемыми с большим искусством. Например, звук копыт бегущей лошади, слышимый издалека, обозначается как «пакаран-пакаран», слышимый вблизи — «догата-догата». Сочетание слова и образа, при акценте на образ, создает в комиксе особый сплав — идеограмму. Поэтому, как утверждает известный российский писатель Виктор Ерофеев, «комикс надо уметь читать». Стоит отметить, что существует связь комикса с народным искусством разных наций, включая традицию русского лубка, а также с религиозными изображениями (например, клейма на православных иконах; от икон комикс отличается, тем, что не требует от читателя предварительного знания о предмете), где происходит синтез изобразительного и словесного рядов, который стал конституирующим признаком комикса.

В практической части дипломной работы нами были рассмотрены три английских комикса «Чудеса на виражах» (Talespin), «Люди Икс» (X-Men), «Человек-паук» (Spiderman). Мы ставили перед собой задачу выявить особенности звукоподражательных единиц в данных комиксах, определить зафиксированы ли они в словаре междометий или же являются изобретением автора.

В комиксе «Люди Икс» встречающиеся звукоподражания можно разделить на 2 группы: звуки, издаваемые животными (RRRF! – рычание собаки) и звуки, не принадлежащие живой природе (TING! – одиночный удар пули о стекло). Оба примера не зафиксированы в словаре междометий и звукоподражаний и являются изобретением автора, однако для рычания словарь междометий дает другой эквивалент GR- GR, где так же как и в примере с RRRF! присутствует сонорный дрожащий звук «р», объединяющий по звучанию и значению два звукоподражания. TING! в словаре междометий употребляется как звукоподражание для передачи звона, звяканья. Высокий тон гласных характерен для слов, обозначающих нечто маленькое, тонкое или узкое, а низкий – большое, толстое или широкое. Такие слова, конечно, нельзя назвать звукоподражаниями, но они тоже обладают формой, которая мотивирована содержанием.

Комикс «Чудеса на виражах» изобилует звуками, характерными для летательных аппаратов, в нем мы выделили звуки, не принадлежащие живой природе (BANG! CLAP!) и звуки, издаваемые людьми (здесь: животными) (SNIFF!). Например, BANG! в данном комиксе интерпретируется автором как удар по спине сзади. Но, согласно словарю междометий, может употребляться как звукоподражание сильному отрывистому шуму (от выстрела, взрыва, падения тяжелого предмета) – «Бабах!», как подражание отрывистому резкому звуку, вызванному ударом, выстрелом – «Бац!» или же по значению глаголов брякнуть, брякнуться. SNIFF! - рыдания, плач - как звук издаваемый человеком употребляется по значению глаголов фыркнуть, фыркать snort, hiss, sniff и переводится на русский язык как «фырк» либо по значению глаголов шмыгать, шмыгнуть dodge, dart, sniff; русский эквивалент «шмыг».

В комиксе «Человек – паук» встречается много звукоподражаний, междометий и звукосимволических слов в основном являющихся изобретением автора. Они так же делятся на звуки, издаваемые людьми и звуки, не принадлежащие живой природе. Часто звукоподражания встречающиеся в комиксах многозначны или же обладают столькими различными оттенками, что единое общее значение, которое они несут может быть из них не выводимо. Так можно встретить эмоциональное звукоподражания со значением изумления и восхищения, эмоциональное звукоподражание, в зависимости от интонации - обреченности или негодования. В различных ситуациях могут выражать боль, страх или неприятное удивление следующие звукоподражания:

Uh-Oh! Aaahh! Oooh! Uhhh! ARRGGH! ARRR!

Все они предполагают протяженность звучания гласных засчет дублирования согласных r и h.

В теоретической части мы говорили о том, что в звукоподражаниях доминирующую роль играет акустический эффект, а в словах, обозначающих движение, - оптический, то на основе рассмотренных комиксов мы можем утверждать, что чаще всего авторами использовались именно звукосимволические или звукоизобразительные слова. Можно утверждать, что состав звукоподражаний в комиксах пополняется непрерывно, и процесс этот движется в первую очередь за счет постоянной тенденции к эвфемизации в речи, а источниками пополнения являются уже имеющиеся в речи первообразные междометия и звукоподражания. Количество ономатопей в комиксах является открытым. Как правило, есть группа общепринятых и употребительных звукоподражаний, которые могут даже входить в словари. Однако помимо них в комиксах автором используются и другие звукоизобразительные слова, образуемые по мере необходимости, когда, например, герой сталкивается с новыми, непривычными для него звуками внешнего мира. Проникая в язык, и, прежде всего в язык комикса, звукоподражания, звукосимволические слова и междометия привносят с собой характерную для них в живой разговорной речи экспрессию, яркую модальность, а потому требуют обращения на себя внимания как на неисследованное стилистическое средство.

Литература:

1. Ерофеев В.В. В лабиринте проклятых вопросов. Эссе. М., 1996, 430-447 с. (http://deja-vu4.narod.ru/Comic_strip.html)

2. Шанский Н.М. Современный русский язык. - Часть 2. - М.: Высшая школа, 1981.-262 с.

3. Якобсон Р.О. Лингвистика и поэтика// Структурализм: "за" и "против". М., 1975.

4.Знаковая природа языка // Общее языкознание: формы существования, функции, история языка / Под ред. Б.А. Серебренникова. – М.: "Наука", 1970. - 597 с.

5. Русско-английский словарь междометий = Russian-English Dictionary of Interjections. – М.: ООО «Издательство Астрель», ООО «Издательство АСТ», 2001. – 512с.


Шепелева О.М.

Научный руководитель:

к.ф.н., доц. Беляева В.А.


Заимствованные аббревиатуры в немецком,

английском и русском языках

Как известно, с течением времени любой язык подвергается тем или иным изменениям, в том числе и под влиянием других языков. Языки по-разному реагируют на взаимодействие друг с другом. Одни создают новые слова и распространяют их по всему миру, другие впитывают в себя массу иноязычной лексики, ассимилируют ее согласно своим правилам так, что через некоторое время "чужие" слова воспринимаются как "свои". Но иногда изменения, происходящие в одном языке под влиянием другого так глубоки, так основательны, что может возникнуть вопрос о возникновении нового языка, языка-гибрида. В лексикологии эти заимствования получили название англоамериканизмов (Anglo-Amerikanismen).

Заимствования коснулись и такого способа пополнения словарного запаса языка, как аббревиация. Понятие аббревиации и аббревиатуры в освещении как отечественных, так и зарубежных авторов, трактуется чрезвычайно широко и даже несколько расплывчато. Традиционным стало отнесение к аббревиатурам любой лексической единицы, утратившей в своём морфологическом, а иногда даже и синтаксическом строении какой-либо элемент по сравнению с исходной формой слова или словосочетания [Дюжикова, 1997; Солопов, 1989; Алексеев, 1966 и др.], и, соответственно, процесс такого "утрачивания" и превращения в "сокращённую" единицу называется аббревиацией [Воройский, 1991 и др.].

Аббревиация является одним из основных источников пополнения словарного запаса языка наряду со словопроизводством, словосложением, конверсией. "Востребованность" её определяется потребностью в наименовании новых понятий и объектов, а целесообразность заключается в создании предельно экономных и семантически ёмких номинативных единиц. Такая вполне определённая функциональная нагрузка аббревиации привела к её более узкому толкованию как способа словообразования [Лопатин, Кубрякова, Земская и др.]. Именно поэтому существующие классификации аббревиатур построены на структурном основании, т.е. с учётом характера образования новой лексической единицы от производящего (мотивирующего) сочетания слов. Такой способ деривации весьма распространён в разноструктурных языках. Более того, выделяются даже общие структурные группы, что позволяет говорить об универсальности процесса аббревиации. Сходные группы аббревиатур в русском, английском и немецком языках выделяются рядом исследователей: в английском - Ф.С. Воройским [1991], Е.П. Волошиным [1966]; в русском - Е.А. Земской [1973], Д.И. Алексеевым [1979] и др., в немецком - Е.В. Розеном [1991] Поэтому, говоря о типах аббревиатур английского, немецкого и русского языков, мы представим их в единой классификации, основанной на материале Русской грамматики [РГ -1980].

Итак, в русском, немецком и английском языках выделяют следующие структурные группы аббревиатур:

аббревиатуры инициального типа, с двумя подтипами:

1) а) образование из сочетаний начальных звуков слов: вуз ← 'высшее учебное заведение', загс, МХАТ (в русском языке), USAF ← United States Air Force-'военно-воздушные силы США, NPT ←Nationalpreisträger —'лауреат национальной премии ГДР', KSZE ← Konferenz über Sicherheit und Zusammenarbeit in Europa — 'СБСЕ (Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе)', MTA (= medizinisch-technische Assistentin) —'лаборантка', EMAU = Ernst-Moritz-Arndt-Universität, TÜ = Technische Überwachung;

b) образование из названий начальных букв слов: ВДНХ ←'Выставка Достижений Народного Хозяйства', AVC ←automatic volume control — 'автоматическая регулировка громкости', FDJ ←Freie Deut­sche Jugend, SPD ←Sozialdemokratische Partei Deutschlands и MdB ← Mitglied des Bundestages;

2) аббревиатуры из сочетания начальных частей слов ("слоговые"): местком← местный комитет, продмаг ← продовольственный магазин, завхоз ← заведующий хозяйством, comset ← communication satellite -'спутник связи, elsec ← electronic security - 'электронная безопасность', genpur ← general purpose — 'главная цель'; BAUKEMA (VEB Baustoff-und Keramik-Maschinen), Fewa ←Feinwaschmittel, Hanomag← Hannoversche Ma­schinenbau-Aktiengesellschaft, Behala ←Berliner Hafen-und Lagerhaus-Betriebe, Rororo ←Rowohlts Rotations-Romane, Audimax← audi[torium]max[imum], Moped (Motor + Pedal), Mofa (Motorfahrzeug), Mokick (Moped + Kickstarter), Gewi (Gesellschaftswissenschaft), Wiwi (Wirtschaftswissenschaft).

3) смешанный тип образований, совмещающий элементы двух предыдущих: собес ← социальное обеспечение, гороно ← городской отдел народного образования, главк ← главный комитет, сельпо ← сельское потребительское общество, Univac ← Universal Automatic computer универсальная автоматическая ЭВМ', NafPAC ← Naval Air Facilities Pacific 'вспомогательные авиационные базы на Тихом Океане', ladar ← laser detection and ranging — 'лазерный локатор'; V-Mann ←Verbindungsmann — 'связной', U-Musik ←Unterhaltungsmusik — 'эстрадная музыка', Betrieb ←Ohne-Schaliner-Betrieb —'работа общественного транспорта без кондуктора (ГДР) '.

4) аббревиатуры из сочетания начальной части слова (слов) с целым словом: запчасти ← запасные части, роддом ← родильный дом, оргработа ← организационная работа, radome ← radio dome - 'обтекатель антенны',A-bomb ← Atomic bomb - 'атомная бомба', Kombi-Wagen (=[kombinierter] Wagen);

5) аббревиатуры из сочетания начала первого слова с началом и
концом второго или только с концом второго: мопед ← мотоцикл-
велосипед, эсминец ← эскадренный миноносец, торгпредство ← торговое
представительство, ситалл ← стекло и кристалл, avionics ← aviation
electronics — 'авиационная электроника', smog ← smoke and fog - 'смог',
graser ← gamma-ray laser — 'лазер гамма-излучения'.

Традиционно для обозначения аббревиатур второй, четвёртой и пятой
групп используется термин сложносокращённые слова (ССС).

Отдельную группу представляют усечения или контрактуры. Отдельно выделим усеченные слова: спец, глав, prof, doc, zanth, copter и др. Это - особый способ словообразования, который распространён в разговорной речи и характеризуется ярко выраженной окраской сниженности и неофициальности, например: спец - специалист, зам - заместитель, фак - факультет, фан, фанат - фанатик, doc - doctor, lab - laboratory. Надо сказать, что этот способ словообразования весьма распространён и в русском английском и немецком языках. Однако, в отличие от других типов аббревиатур, он имеет свою специфику: дериваты образуются не от сочетаний слов, как это бывает в аббревиации, а от одного слова путём усечения его финали. Отметим, что такое усечение не всегда совпадает с морфемным членением слова, например: специалист →спец., заместитель→ зам; doctor → doc, в русском языке: доктор → док и т.д. В этих словах может усекаться: 1) корневая морфема (спец, doc)', 2) приставка с корневой морфемой (зам). В результате получаются не просто новые слова, но, можно предположить, и новые морфемы: спец-, зам-, док-; doc-, prof-., из немецкого языка Op(toelek)tronik (- Optik + Elektronik), Joga-nastik (-Joga + Gymnastik), Aerobatik (- Aero + Akrobatik), Ökotage (- Ökologie + Sabotage), Öko-zid (- Ökologie + Genozid) (Schall) Platte (грампластинка), (Bild) Schirm (телевизионный экран), (Ton)Band (ферромагнитная лента) Klo (= Klosett), WC (= water-closet, Waldkapelle); Deo (= Deodorant) и др.

Что касается заимствованных сложносокращенных слов, то они по группам они распределились следующим образом ׃




русский язык

английский язык

немецкий язык




англ.

нем.

русск.

нем.

англ.

русск.

1.a)образование из сочетаний начальных звуков слов:

3

2

-

-

832




b) образование из названий начальных букв слов:

86

12

6

3

183

2

2. аббревиатуры из сочетания начальных частей слов ("слоговые"):

10

6







5




3. смешанный тип образований, совмещающий элементы двух
предыдущих:

4

4







3




4. аббревиатуры из сочетания начальной части слова (слов) с целым словом:




1













5.аббревиатуры из сочетания начала первого слова с началом и
концом второго или только с концом второго:

2

1







5




6.усечения:













5




Всего:

105

26

6

3

1032

2

Процентное соотношение: %

43,75

10,83

1,47

0,73

45,1

0,08

Таким образом, исходя из данной таблицы, можно сделать выводы, что английский язык оказал большое влияние и на такой класс в лексике русского и немецкого языков, как аббревиатуры. Из русского языка большей частью заимствовались сокращения связанные с эпохой социалистической революцией в России и названий политических организаций. В самом же английском языке заимствований из русского и немецкого языков очень мало (всего 9 слов). Большей частью - это заимствования из латинского (186 слов) и французского языков (28 слов), что доказывает происхождение английских аббревиатур из латинского языка. В немецком же языке больше всего заимствованных аббревиатур из английского языка, также имеются заимствованные аббревиатуры из таких языков как французский, латинский, испанский, итальянский, голландский и т.д.


Шнейдер Т.В.

Научный руководитель:

к.ф.н., доц. Коржнева Е.А.


Роль повтора в немецкой сказке

Проблема роли повторов в текстах всегда была актуальной. Исследованием данного явления занимались такие авторы, как В.Г. Гак, С.Г. Ильенко, А.Ю. Корбут, Г.Г. Москальчук и т.д. Интересными являются исследования повторов в фольклорных текстах, а именно в немецких сказках. Выбор данного вида фольклорного текста был сделан не случайно, поскольку сказка знакома нам с детства. Именно из сказки мы черпаем информацию о добре и зле, правде и лжи, верности и предательстве и т. д. Сказка также имеет поучительный характер.

Повтор является одним из приемов выдвижения на первый план особо значимой текстовой информации. Иногда, повторяя слова и предложения, мы и не догадываемся, что именно повтор помогает нам выразить ту или иную мысль. При определении повторов различные авторы используют различные характеристики данного явления. Проанализировав основные виды повторов, встречающиеся в тексте, мы пришли к выводу о том, что, в основе классификации, которую дает Е.А. Гончарова, лежат лексико-морфологические и синтаксические характеристики повторов.

Классификация В.В. Володиной характеризуется тем, что повтор занимает определенное место или позицию в тексте. В этом случае повтор выражается единицами синтаксиса. На основе данных классификаций был сделан вывод о том, что все виды повторов делятся еще на две группы: позиционно закрепленные и позиционно незакрепленные повторы. К позиционно закрепленным мы отнесли повторы, которые в тексте имеют определенную позицию, т.е. место, занимаемое элементом в высказывании. Этой группе принадлежат, например, те повторы, которые дает в своей классификации В.В. Володина (анафора, эпифора, симплока, киклос, анадиплосис, эпизодис) и повторы классификации Е.А. Гончаровой (словесный, местоименный, вариированный, эллиптический). Под позиционно незакрепленными мы понимаем повторы, расположенные по всему телу текста и не имеющие своей позиции.

Также необходимо отметить, что повторы могут быть выражены единицами разных языковых уровней: лексическими, морфологическими, синтаксическими, звуковыми (графическими). Повторы в тексте функционально многообразны. К основным функциям, которые выполняют повторы мы относим следующие: текстообразующая, композиционная, стилистическая.

Одной из особенностей фольклорного текста является наличие в нем большого количества повторов, выполняющих различные функции. Поэтому немецкая сказка является интересным материалом, на основе которого можно проанализировать явление повтора и выявить его роль непосредственно в самой сказке.

В. Пропп в своей работе «Морфология сказки» отмечает, что сюжет сказки состоит из набора функций, т.е. определенных действий главных героев. Всего существует тридцать одна функция сказок. Основными являются следующие: отлучка, запрет, нарушение запрета, борьба, победа, преследование, спасение, вредительство, обращение о помощи, решение героя противодействовать, отправка на поиски, разрешение трудной задачи, спасение, ликвидация недостачи, обман вредителя, угроза, возвращение, трансфигурация героя, вознаграждение и т.д.

В проанализированных нами немецких народных сказках и сказках братьев Гримм было выявлено наличие следующих функций: в сказке «Wer stärker?» - возникновение трудной задачи, отлучка, отправление на поиски, обращение о помощи, разрешение трудной задачи, возвращение; в сказке «Wie hoch ist der Himmel?» - возникновение трудной задачи, угроза, решение героя противодействовать, обман вредителя, разрешение трудной задачи, возвращение; в сказке «Die sterntaler» - отлучка, обращение о помощи, спасение, вознаграждение; в сказке «Der Fuchs und die Katze» - отлучка, возникновение трудной задачи, угроза, спасение, разрешение трудной задачи.

Во всех выше перечисленных сказках было отмечено в структуре текста наличие различных повторов, как позиционно закрепленных (анафора, анадиплосис), так и позиционно незакрепленных (лексический повтор, местоименный повтор).

В. Пропп также обращает внимание на тот факт, что задачей каждой функции в сказке является ввод последующей функции. Мы полагаем, что роль повторов в сказке заключается как раз в организации ввода данных функций и в том, что повтор влияет на восприятие смысла. Данный вывод можно сделать наглядным на основе примеров, взятых из проанализированных нами сказок. Например, в сказке «Wie hoch ist der Himmel?» мы видим наличие таких функций, как: возникновение трудной задачи, угроза, решение героя противодействовать, обман вредителя, разрешение трудной задачи, возвращение.

Итак, ситуации возникновения трудной задачи соответствуют предложения: Eines Tages kommt der König, er sieht das und sagt: «Ich, der König, kann das doch nicht sagen- Wie sagt das denn ein Müller?», а ситуации следующей за ней функции угрозы – «So», sagt der König, dass will ich doch sehen. Komm morgen zu mir, dann will ich dir drei Rätsel aufgeben. Wenn du aber nicht kommst, so wird es dir schlecht gehen.» Мы отчетливо видим повторение одних и тех же слов Müller, König. Постоянное употребление этих, в некотором смысле противоположных по значению слов, наталкивает на то, что обычный мельник умнее короля, что и является основной идеей сказки.

Или же другой пример, где в немецкой сказке «Wer ist stärker?» отчетливо виден ввод двух функций посредством лексического и местоименного повтора. Функциям разрешения трудной задачи и возвращения соответствуют следующие предложения: Der Ochse antwortete: «Stärker als alle ist der Mensch, mein Herr, denn ich gechorche ihmUnd so gab der Alte seine Tochter einem menschen zur Frau, weil der Mensch am stärksten war.

Повторение слов stärker, am stärksten, Mensch и его замена местоимением способствует переходу от одной функции к другой в структуре сказки. Но также многократный повтор одних и тех же слов Mensch, stärker и их местоименная замена воздействует на восприятие главной идеи сказки, в данном примере это то, что человек является самым могучим существом в мире. Таким образом, повтор в немецкой сказке является средством ввода функций и также влияет на восприятие главной мысли, идеи.



1 Словарь языка В.М. Шукшина. М.: Азбуковник, под ред. Елистратова В.С.







страница5/5
Дата конвертации10.12.2013
Размер1,07 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы