Студенческой научно-практической конференции (Иркутск, декабрь, 2012 г.) Издательство иркутского государственного технического университета 2012 icon

Студенческой научно-практической конференции (Иркутск, декабрь, 2012 г.) Издательство иркутского государственного технического университета 2012



Смотрите также:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

Библиографический список


  1. Белоусов В. Иноязычные слова в русском языке//Наука и жизнь.- 1993.- №8.

  2. Бруннер К. История английского языка. М., 1956.

  3. Войнова Е.А. Лексикология современного английского языка. — М., 1991.

  4. Гинзбург, Хидекель. Лексикология английского языка. М., 1981.

  5. Реформатский А.А. Введение в языковедение. М., 1996

  6. Modern English Lexicology. — Moscow external university of humanities, 1996.

  7. http.//wikipedia.ru



^ ФРАЗЕОЛОГИЗМЫ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА


А.А. Баландина, Е.Н. Юркова


В данной статье рассматривается употребление фразеологических выражений и их роль в английском языке. Представлены разные трактовки данного термина, приведены примеры. Данная тема является актуальной, потому что употребление фразеологических оборотов является широко распространенным явлением.


Библиогр. 5 назв.


^ Ключевые слова: фразеологизмы, выражения, идиомы, термин, язык.

Баландина Алена Александровна, студентка группы СОРб-10; тел.: 8-924-602-76-04.


Юркова Елена Николаевна, старший преподаватель кафедры иностранных языков для гуманитарных специальностей, тел.: 405-297, E-mail: e-yurkova@bk.ru.


В последнее время в английском языке появился и закрепился термин catchphrase, который можно определить как «броская фраза, ставшая популярной, модной; широко используемая в определенных ситуациях». Такие фразы можно отнести к устойчивым словесным комплексам, которые представляют собой «общеупотребительные комбинации из двух или более лексем, характеризующиеся различной синтаксической структурой (словосочетание или предложение), отсутствием регулярной изменяемости и регулярного соотношения плана содержания, а также той или иной специфической, усложненной языковой функцией» [3:121].В рамках этих устойчивых выражений можно рассматривать фразеологические единицы, идиомы или фразеологизмы. Фразеологизмы представляют собой национально-специфические единицы языка, передающие из поколения в поколение культурный потенциал народа. Они показывают тесную связь со знаниями носителя языка, с культурно-историческими традициями народа, говорящего на данном языке.

Слово «фразеология» (от греческого phrasis «выражение, оборот речи» и logos «понятие, учение») имеет несколько значений. В качестве лингвистического термина оно употребляется для обозначения особой отрасли языкознания, которая изучает устойчивые словосочетания, называемые фразеологическими единицами или фразеологизмами, а также для обозначения совокупности подобных словосочетаний, свойственных данному языку. Фразеологизмы – это готовые сочетания слов. Они не производятся в речи подобно свободным словосочетаниям типа: вкусная еда, красивое платье, а воспроизводятся. Если говорящему надо употребить фразеологизм, то он извлекает его из запасов своей памяти, а не строит его заново. Это свидетельствует о предсказуемости компонентов фразеологизмов.

Другое важное свойство фразеологизмов в том, что смысл каждого не складывается из смыслов входящих в него слов. Чаще всего фразеологизмы не допускают в свой состав дополнительных слов, в них невозможна перестановка компонентов. Известный лингвист, написавший множество работ по фразеологии, А. В. Кунин определяет фразеологические единицы как «устойчивые сочетания лексем с полностью или частично переосмысленным значением. Для фразеологических единиц характерна не устойчивость вообще, а устойчивость на фразеологическом уровне» [2:15]. Как видно из определения, одним из важнейших вопросов теории фразеологии, по мнению А.В. Кунина, является вопрос об устойчивости фразеологизмов. «Без разработки проблем устойчивости невозможно установление границ фразеологии и становление фразеологии как лингвистической дисциплины» [2: 20]. По В.Л. Архангельскому, фразеологической единицей называется «существующая в языке на данном этапе его исторического развития постоянная комбинация словесных знаков: предельная и целостная, воспроизводимая в речи его носителей, основанная на внутренней зависимости его членов, состоящая минимум из двух строго определенных единиц лексического уровня, находящихся в известной последовательности, грамматически организованная по существующим или существовавшим моделям словосочетаний или предложений, обладающая единым значением» [1:45]. Согласно определению, представленному в Лингвистическом энциклопедическом словаре, фразеологические единицы – это «устойчивые словосочетания, характеризующиеся постоянством лексического состава и осложненной семантикой». Значение фразеологической единицы, не делится на элементы, соответствующие элементам его внешней формы и обычно не вытекает из сложения значений отдельных элементов фразеологической единицы. Однозначное понимание таких фразеологических единиц и интерпретация их смысла невозможны без анализа широкого контекста, определяющей ситуации, и, прежде всего, знания семантических особенностей и признаков этих единиц, которые по-разному в них сочетаются.

Фразеологические единицы характеризуются постоянством состава. Тот или иной компонент фразеологизма нельзя заменить близким по значению словом. Фразеологические единицы отличает воспроизводимость, употребление в готовом виде, такими, какими они закрепились в языке, какими их удерживает наша память. Это также свидетельствует о предсказуемости их компонентов. Для большинства фразеологических единиц характерен строго закрепленный порядок слов. Устойчивое словосочетание не создается говорящим в момент речи, но воспроизводится в речи в уже установившейся форме и с определенным значением. При такой семантической целостности компоненты устойчивого словосочетания не являются самостоятельными членами предложения, но всё устойчивое сочетание в целом образует один член предложения, за исключением пословиц, которые могут быть по своей структуре равны целому предложению.

Нельзя научиться разбирать английские идиомы, их можно только выучить. Хотя некоторые идиомы английского языка имеют аналоги в русском языке (например, "take the bull by the horn" дословно переводится как "взять быка за рога" и имеет тот же смысл), и их значение понятно, все же многие английские идиомы не имеют аналогов в русском языке. Иногда не составляет труда догадаться о значении фразеологизма, хотя в русском языке та же мысль, скорее всего, была бы выражена иначе. Например, английский фразеологизм "get up on the wrong side of bed" дословно означает "встать не с той стороны кровати", и не составит труда понять его смысла, взяв за аналогию русский фразеологизм "встать не с той ноги". Однако такие случаи являются, скорее, исключениями, большинство английских идиом и фразеологизмов дословно не разобрать. Например, фраза "wear more than one hat", дословно переводится - "носить больше одной шляпы", а на самом деле имеет значение "выполнять несколько обязанностей".

Сами фразеологизмы могут, по утверждению В. Н. Телии, «выполнять роль эталонов, стереотипов культурно-национального мировидения, или указывать на их символьный характер и в этом качестве выступают как языковые экспоненты (носители) культурных знаков. Фразеологические единицы, отражая в своей семантике длительный процесс развития культуры народа, фиксируют и передают от поколения к поколению культурные установки и стереотипы, эталоны и архетипы» [4:с.48]. Это «готовые» формулировки человеческого опыта и жизненной мудрости. С помощью фразеологических выражений, которые не переводятся дословно, усиливается эстетический аспект языка. Поэтому, изучение фразеологизмов помогает лучше понять поведение народа, и соответственно найти верный подход к нему.


Библиографический список


  1. Архангельский, В.Л. О задачах, объектах и разделах русской фразеологии как лингвистической дисциплины [Текст] /В.Л.Архангельский. – Ростов-на-Дону: Изд-во РГУ,1964. – 315с.

  2. Кунин, А.В. Курс фразеологии современного английского языка [Текст] / А.В. Кунин. – М.: Высшая школа,1996. – 381с.

  3. Райхштейн, А.Д. Лингвострановедческий аспект устойчивых словесных комплексов// Словари и лингвострановедение.– М.: Высшая школа,1980. – 215 с.

  4. Телия, В. Н. Русская фразеология: семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты [Текст] / В. Н. Телия. – М.: Высшая школа,1996. – 516с.

  5. ФРФС – Французско-русский фразеологический словарь./ Под ред. Я.И. Рецкера. – М.: Издательство иностранных и национальных слов,1963. – 1112 с.


Использование метафор

в современном английском языке


^ М.Г. Большешапова, Е.К. Ештокина


В данной статье рассмотрено использование метафор в современном английском языке. Её виды и функции. А так же употребление метафоры в произведениях английских авторов.


Библиогр. 5 назв.


^ Ключевые слова: метафора, понятие, речевое высказывание, метафорическая конструкция


Большешапова Марина Георгиевна, студентка группы ЭУб-12-5 ИрГТУ, тел. 89501103216


^ Ештокина Екатерина Геннадьевна, старший преподаватель кафедры иностранных языков для гуманитарных специальностей ИрГТУ, тел. 659174, e-mail: eshtouinaekaterina@mail.ru


Центр внимания многих ученых-лингвистов, сосредоточен именно на речевом взаимодействии и как следствие на речевом высказывании. Таким образом, речевое высказывание должно обладать огромной смысловой и экспрессивной наполненностью, чтобы сочетать в себе не только определенную информативность и направленность, но также и нести уникальный смысл, характерный именно для английского языка и выделяющий его из ряда других языков. Следовательно, возникает необходимость использования как в устном так и в письменном высказывании стилистических средств и приемов, которые будут обогащать высказывание, наполнять его значимостью, придавать ему экспрессивную окраску. Метафора  является одним из наиболее продуктивных средств, с помощью которых происходит вербализация действительности. Она  также является универсальным способом познания и концептуализации действительного  мира. Метафора успешно играет роль призмы, через которую человек совершает акт мировидения и является одним из наиболее выразительных экспрессивных речевых средств, отличающихся высокой информативностью и семантической емкостью.

Существует много определений метафоры. С. Гайда считает что, метафора  – это такой компонент речи, от правильности выбора которого во многом зависит эффективность коммуникации. Метафора  как языковое явление встречается  не только в устной речи, но также  и в письменной. Огромное значение метафоры состоит в использовании  ее в художественных произведениях. Нет ни одного автора, который не воспользовался бы метафорическим переносом для того, чтобы в ярких красках описать героев, различные явления и действия. Поэтому, мы считаем, что рассмотрение данной проблемы актуально в наше время, и  наша статья будет направлена на рассмотрение данного вопроса. Как выразительное средство языка метафора привлекала к себе внимание со времен классической древности.

Отношение к метафорическим конструкциям с течением времени претерпевало серьезные изменения. В античной и средневековой философии существовали различные точки зрения на роль метафоры в языке и тексте: от полного ее отрицания до отведения ей вспомогательной, второстепенной роли средства, усиливающего силу эмоционального воздействия речи на слушателей.

В разное время отношение к метафоре было неоднозначным. Очевидно, что в трудах античных философов широко распространена мысль о том, что метафора служит "украшению речи" и является непременным атрибутом поэтического языка. Несмотря на узкое понимание и представление о метафорическом переносе, работы античных и средневековых мыслителей и лингвистов создали ту почву, на которой стали развиваться современные лингвистические исследования метафоры и начали складываться представления о структурной организации и значении метафорических переносов.

Метафора  является многоаспектным явлением. Как  определенный вид тропов метафора изучается  в поэтике, как источник новых  значений слов - в лексикологии, как  особый вид речевого употребления - в прагматике, как ассоциативный механизм и объект интерпретации и восприятия речи - в психолингвистике, как способ мышления и познания - в логике и философии. Все это обусловливает существование ряда некоторых подходов к изучению метафоры. Так, в западных лингвистических направлениях можно выделить субститутивную , интеракционистскую и когнитивную теории метафоры. Субститутивный  подход по мнению Г.Н. Скляревской основывается на том, что любое метафорическое выражение используется вместо эквивалентного буквального выражения и может быть им заменено. Теория  замещения отводит метафоре статус простого орнаментального средства: автор предпочитает метафору её буквальному  эквиваленту только по причине стилизации и украшения речи. Другой значимости, кроме как делать речь более привлекательной, метафоре не придаётся.

^ Интеракционистская  теория, разработанная в трудах А. Ричардса и М. Блэка, по праву считается ведущим направлением в аналитике в плане экспликации сущности метафоры. М. Блэк отталкивается от идеи А. Ричардса, согласно которой метафора представляет собой две мысли, которые касаются различных предметов, но действуют сообща и содержатся в одном слове или в одной фразе, чье значение является результатом их взаимодействия Другими словами, метафорична сама мысль, которая, развиваясь через сравнение, порождает метафору. Метафоры  заставляют нас увидеть одни вещи вместо других, которые выступают в прямом значении как вспомогательные структуры и дают ключ к их пониманию. Метафора является источником, а не проводником. Успешная ее интерпретация зависит не только от структуры метафорического образа (который остается одним и тем же как в случае метафорического, так и в случае прямого употребления), но и от умения адресата постичь закодированный автором смысл. Личность истолкователя определяет метафорическое значение, а не априори заложенный в метафорическом образе смысл. Рассмотренные подходы к анализу метафоры позволяют  выделить три основных взгляда на лингвистическую природу метафоры: как способ существования значения слова (лексическое явление - метафора реализуется в структуре языкового значения слова); как явление синтаксической семантики (рассматривается на уровне синтаксической сочетаемости слов); как способ передачи смысла в коммуникативном акте (функционально-коммуникативное явление, реализующееся в высказывании в тексте).

Метафоричские конструкции в течение длительного времени привлекают внимание также  отечественных лингвистов и традиционно  занимают особое место в теории семантических, синтаксических, стилистических и прагматических исследований. При интерпретации метафорических структур за основу принимается понимание метафоры как вторичной косвенной номинации, сохраняющей двуплановость и образный элемент значения. Наряду  с анализом структурно-семантических  и функциональных особенностей, в последнее время не только на Западе, но и в России усилился интерес к вопросам, связанным с механизмами порождения метафорических структур, с их познавательной активностью, с преобразованием ментальных категорий в языковые в процессе метафорического отображения действительности. Так, в современной отечественной  лингвистике лексикологический подход предполагает изучение метафоры как способа номинации и делает объектом изучения лексическое значение слова.

Примером  более "мягкого" использования  лексикологического подхода при  анализе метафоры может служить  монография В.Н. Вовк "Языковая метафора в художественной речи. Природа вторичной номинации". Автор также рассматривает метафору как разновидность вторичной лексической номинации, ставя в центр изучения отдельное слово. В.Н. Вовк, однако, не выводит художественную метафору за сферу интересов лингвистики. Правда, как и следует ожидать, автор не может как-либо охарактеризовать природу художественной образности, ограничиваясь лишь замечанием о том, что художник, создавая метафору, нарушает систему общепринятых кодов. И в данном случае мы имеем дело с достаточно узким пониманием метафоры, что объясняется сведением природы метафоры только к лексической номинации. Черты лексикологического подхода четко  просматриваются в позициях авторов  сборника "Метафора в языке и  тексте". В нем также утверждается особая роль лексического уровня как основной сферы реализации метафорического процесса. Впрочем, в ряде статей признается и существование более общих метафорических моделей, стоящих за значениями отдельных лексем. Семантико-синтаксический подход дает много для понимания природы метафоричности. Основная ценность его в том, что раскрывается механизм формирования метафорического значения на основе категориальной характеризации. Тем самым признается, что метафора создается путем предикации основному субъекту метафоры признаков вспомогательного субъекта. Таким образом, подводя итог всем теориям  представленным нами, мы можем сказать, что метафору рассматривают с  разных точек зрения и позиций, однако все авторы в своих работах  признают метафору как одну из наиболее интереснейших и важнейших тем для исследования. Как известно, метафора очень широко используется в произведениях английских авторов. Она позволяет создавать многообразие образов, нужных для описания героев, их чувств и эмоций, природы, ее красоты и уникальности и т. д.

В данной статье мы рассмотрим значение, классификацию и примеры  метафор в стилистической теории. Согласно этой теории ученые-лингвисты выделяют следующие типы метафор:

  1. простая метафора;

  2. развернутая или расширенная метафора;

  3. традиционная метафора;

  4. композиционная или сюжетная метафора.

Простая метафора выражена одним образом, но не обязательно однословная: “the eye of heaven” как название солнца - это тоже простая метафора:

     ^ Sometimes too hot the eye of heaven shine. (W.Shakespeare. Sonnet XVIII).

Развернутая или расширенная, метафора состоит из нескольких метафорически употребленных слов, создающих единый образ, то есть из ряда взаимосвязанных и дополняющих друг друга простых метафор, усиливающих мотивированность образа путем повторного соединения все тех же двух планов и параллельного их функционирования. Примеров развернутой метафоры существует огромное количество. Например, метафору в своем творчестве часто  использовал У. Шекспир:

     ^ Lord of my love, to whom in vassalage

     The merit hath my duty strongly knit,

     To thee I send this written embassage,

     To witness duty, not to show my wit.

     (W.Shakespeare. Sonnet XXVI)

Ярким примером развернутой метафоры является следующее предложение: ^ Uncle Adrian lives too much with bones. The sight of red blood goes to his head». В данном примере под словом red blood подразумеваются молодые племянники священника, и им противопоставляют благонравных прихожан и других священников прихода, которые и подразумеваются под bones. Особый  интерес представляет композиционная или сюжетная метафора, которая может распространяться на весь роман. Композиционная метафора – метафора, реализующаяся на уровне текста. В качестве композиционной метафоры можно привести немало произведений современной литературы, в которых темой является современная жизнь, а образность создается за счет со- и противопоставления ее с мифологическими сюжетами: роман Дж. Джойса «Улисс», роман Дж. Апдайка «Кентавр», и пьеса О’Нила «Траур идет Электре».

Оригинальная, свежая метафора представляет собой  изобразительное средство. Метафоры-клише (фразеологические единицы) в меньшей мере являются изобразительным, чем выразительным средством: новизна образа в них утрачена, хотя образ как таковой еще не стерся окончательно и воздействует на адресата речи. Последнее свойство стереотипных метафор способствует их накоплению и сохранению в языковом обиходе.

Проанализировав употребление метафоры в различных произведениях английских авторов, мы можем сделать вывод, что метафора действительно является  основным, широко используемым тропом. На ее основе строятся не только частичные описания героев, обстановки, природы, но также и целые стихотворения, рассказы, романы. 


Библиографический список


  1. Арутюнова Н. Д. Языковая метафора (синтаксис и лексика).

  2. Биердсли М. Метафорическое сплетение. // Теория метафоры.

  3. Вежбицка А. Язык, культура, познание.

  4. Дэвидсон Д. Что означают метафоры // Теория метафоры.

  5. Скляревская Г.Н. Метафора в системе языка.



^ АНГЛОЯЗЫЧНЫЕ ЗАИМСТВОВАНИЯ В РОССИЙСКИХ СМИ


А.П. Буржтык, Н.А. Иванцова


Тема данной статьи относится к области лексикологии. Как известно, лексика является наиболее динамичной стороной языка в любой период времени. Она представляет собой наименьшую степень абстракций в языке, поскольку слово всегда предметно ориентировано; оно может заимствоваться, образовываться заново или из имеющихся в языке элементов. В данной статье рассматривается заимствование как один из главных способов пополнения языкового лексикона.


Библиогр. 10 назв.


^ Ключевые слова: англицизм, дихотомия, лексика, лексикон, средства массовой информации.


Буржтык Анастасия Петровна, студентка института изобразительных искусств и социально-гуманитарных наук, группа РЕК-09, тел. 89501260342, е-mail: nastas17@yandex.ru


^ Иванцова Наталья Александровна, кандидат педагогических наук, доцент кафедры иностранных языков для гуманитарных специальностей

Тел.: 89641158442, e-mail: iva-natalia@yandex.ru


Сегодня тексты массовой информации играют ключевую роль в динамике развития языка, реализации различных языковых процессов, определяя «характер и свойства современного состояния языка» [2, С.13].В период становления антропоцентрической парадигмы особый интерес представляют вопросы, затрагивающие такие понятия, как «автор», «языковая личность», «англицизм», «информационное поле СМИ».

Среди характерных особенностей современного русского языка исследователи выделяют мощную волну англоязычных заимствований, «обилие заимствований, вспышку сленговой стихии». Негативная сторона чрезмерного функционирования иноязычных заимствований (преимущественно англицизмов) в современном русском языке с конца ХХ века не может не вызывать определённой тревоги за судьбу современного русского языка. Современные исследователи часто отмечают, что интенсивность заимствования чужеродной лексики достигла угрожающих темпов.

Расширение межкультурных коммуникаций, воздействие англо-американских масс-медиа на российские СМИ и другие процессы в современном российском социуме активизируют интенсивность функционирования заимствованного слова (преимущественно англицизмов), определяя его «жизненный цикл» в пространстве современного русского языка. Данная тенденция стала наблюдаться с середины ХХ века, активизировалась в 1980-90-х годах и была названа В.В.Виноградовым «американобесием». Современный мир «оказался преимущественно продуктом «англосаксонской» языковой среды, которая на пути к глобализации мира пытается растворить в себе этнокультурную самобытность других народов» [1, С.15].

Как известно, газетно-публицистический стиль - это подвижный речевой процесс, который возможно условно поместить между двух основных полюсов: функцией сообщения и функцией воздействия. В реализации данных функций особая роль принадлежит англицизму, его статусу в пространстве газетного текста. Функциональный статус англицизма помогает читателю раскрыть позицию автора конкретного текста, иноязычное слово в процессе языковой игры может участвовать в реализации различных авторских стратегий, тактик, привлекая внимания читателя экспрессивностью формы.

В условиях многоликости (различной политической направленности) современных газетных текстов особый интерес представляет понятие «автор», под которым понимается «подлинная, конкретная личность», а также взгляды этой личности, устремления, общественная позиция, личные качества [7.С.96].При этом, как отмечают исследователи, между ним и текстом нет посредствующих звеньев, нет полного совпадения личности автора и его языкового выражения в тексте

Проблема «язык и личность» пронизывает всю историю языкознания, так как, по мнению исследователей, нельзя познать сам по себе язык, не выйдя за его пределы, не обратившись к его творцу, носителю, пользователю - к человеку, к конкретной языковой личности, за каждым текстом стоит языковая личность, владеющая системой языка. Сегодня особый интерес представляет исследование особенностей категории автора, среди которых определяющее значение, по мнению исследователей, имеет дихотомия «автор-человек социальный» - «автор-человек частный». А сам термин (впервые предложенный В.В.Виноградовым) определяется как «пучок отношений, в котором главными, определяющими выступают отношение к действительности и тесно связанное с ним отношение к тексту (речи).

Англицизм, помещенный в канву текста, может раскрывать данную дихотомию в конкретных случаях, но о чем бы не писал автор-публицист, он «всегда выступает как человек социальный» [7.С.98].

В современном оппозиционном дискурсе, как известно, имеют место защита или опровержение каких-либо позиций, нейтральное изложение фактов. Оценочное отношение автора (апологетическое, критическое) к социально-экономическим изменениям, событиям раскрывается с помощью языковой игры. С помощью различных языковых приёмов автор стремится реализовать такие составляющие как «ирония» и «сарказм».

Языковая игра помогает читателю «увидеть» многообразные специализации (типы) автора: пропагандиста (агитатора), полемиста, ирониста, аналитика и др. В данной языковой игре нередко ключевая роль принадлежит англицизму.

Как показал материал исследования, англицизм может участвовать в раскрытии автора-ирониста, критически оценивающего какое-либо явление социума. Данная языковая игра на страницах текстов-рассуждений реализуется следующими приёмами:

1) помещение англицизма в словосочетания и предложений, содержательный компонент которых включает изобразительно-выразительные средства языка (метафоры, эпитеты, сравнения и др.), экспрессивность которых привлекает внимание читателя. Усиление выразительности речи увеличивает воздействующую силу сказанного.

Например: «Так огромное метафорическое здание, то напоминающее архитектуру раннего конструктивизма, то постройку эпохи расцвета модерна, безжалостно уничтожается отбойными молотками бизнеса, готовясь превратиться в серо-стеклянный офисный центр, проходной двор, в котором реципиентам в промышленных масштабах ставят на лоб печать «художник-оформитель» и, не сбавляя темпа, сбрасывают с конвейера. Куда? А как повезёт» («Завтра», №1, янв., 2011) и др.;

2) включение англицизма в ряд однородных членов предложения в восклицательных конструкциях. Как известно, данные конструкции обладают высоким эмоциональным зарядом, помогают выразить эмоциональный спектр личности автора.

Например: «Любой ресторатор в Москве должен уметь делать почти невозможное: кормить на халяву целую армию «нужных» людей, отбрыкиваться от целой стаи вполне легальных (то есть при правах и документах) рэкетиров, начиная от СЭС и пожарников, а кончая налоговиками и миграционной службой, и при этом получать ещё и прибыль!» («Завтра», №21, 2009) и др.

Как видно из примера, в процессе языковой игры автор в препозицию к англицизму помещает словосочетания «целая стая (рэкетиров)», «вполне легальных (рэкетиров)», вставную конструкцию (то есть при правах и документах). Данные препозиционные языковые элементы подготавливают читателя к негативному восприятию «стаи рэкетиров», создают портрет автора-ирониста, критически воспринимающего определенные явления социума (рассматриваемые в тексте современных СМИ).

3) помещение англицизма в различные по структуре и содержанию вопросительные конструкции (риторические, восполняющие, уточняющие и др.), акцентирующие внимание читателя к обсуждению проблемы.

Например: «Каков мир будущего? Есть ли в нём ещё место настоящему фундаментальному искусству? Или всем нам пора привыкать к бесконечным офисным интерьерам и к собственной жизни в роли элемента социального механизма без мнений и пристрастий?» («Завтра», №1, 2011); «Ну да, ну да! Как будто в Европе и Америке не случалось таких же «блэкаутов» по тем же климатическим, ранее почти неведомым в России, причинам? Так может, дело даже не в оборудовании, а в том, как организовано теперь его использование?» («Завтра», №2, 2011).

Включение в препозицию к англицизму слов («таких же», «бесконечных»), обладающих дистанцирующим эффектом, помогает читателю раскрыть авторскую позицию. Данный приём обладает большим психологическим эффектом, форма диалога акцентирует внимание читателя к обсуждаемой проблеме.

Нередко автор прибегает к коммуникативной стратегии «создания круга своих», которая помогает «зацепить», привлечь внимание читателя. Реализуется данная стратегия путем включения местоимения «нам» в канву текста («нам пора привыкать к офисным интерьерам..»), т.е. имеет место выбор иллокуций единения и сплочения, в основе которых лежит «прагматическая семантика общности, единодушия, духа коллективизма, идея разделения единых ценностей, норм» [9, С.41].

На страницах современной оппозиционной прессы англицизм довольно часто появляется в текстах-повествованиях, участвуя в реализации автора-ирониста. Языковая игра может реализовываться следующими способами:

1) включение англицизма в процессе языковой игры в ряд однородных членов предложения, в которых может иметь место параллелизм структурных частей. Пейоративный ключ изложения помогает реализовать стратегию автора (автора-аналитика, автора-критика), направленную на разоблачение действий какого-либо лица, событий, фактов, затронутых в конкретной публикации.

Например: «Когда был открыт музей, мы её сразу сделали директором. Фактически она была свадебным генералом, мало чем занималась, в 2002 году сама ушла и с тех пор «появляется» исключительно через суды. Проводились фальшивые собрания, избиравшие псевдопредседателей, случались рейдерские нападения помещения» («Завтра», №37, 2009);

2) графически, т.е. помещением англицизма в кавычки, которые, как известно, обладают дистанцирующим эффектом.

Например: «Были в этот вечер и правильные, политически зрелые выступления депутата Мосгордумы и крупного чиновника из Федерального агентства по делам молодёжи. На большом экране крутились ролики с самодеятельным «тюремным рэпом», жонглированием и акробатикой…» («Завтра», №2, 2010). В данном примере появление графически оформленного англицизма в ряду однородных компонентов, различных по семантике и происхождению («тюремный рэп», «жонглирование», «акробатика») способствует реализации иллокутивных составляющих «ирония» и «сарказм»;

3) включение в препозицию к англицизму слова, далекого от него по семантике («отечественного») и происхождению. Данная языковая игра помогает читателю лучше проникнуть в мир «автора-ирониста», распознать авторские интенции относительно какого-либо явления социума. Например: «Эта роскошная пластинка совсем недавно стала доступна в сообществе rutape, где отслеживаются и выкладываются уникальные редкости и красоты отечественного андеграунда» («Завтра», №37, 2009).

В словосочетании «отечественного андеграунда» имеет место «столкновение» двух различных по происхождению элементов языка: «Отечество - суффиксальное производное от отьць - «отец», калькирующее греч. patria» [9, с.159]; «Андеграунд -англ.underground подполье, подпольная организация. Направление в искусстве, культуре, идущее вразрез с устоявшимися традициями и нередко вызывающее протест против них, а также (собир.) произведения представителей этого направления» [5, с.58];

4) помещение в препозицию к англицизму дистанцирующего оборота «так сказать» и словосочетаний, включающих лексемы с пейоративной семантикой (пираты и др.), графическое оформление всего оборота, включающего англицизм, в кавычки. Как правило, данная языковая игра помогает автору-критику и аналитику реализовать свою позицию относительно каких-либо социально-политических вопросов. Например: «Денежные махинаторы, ни во что реально не инвестирующие. Россия сегодня во многом под их властью-властью, так сказать, «пиратов из британских оффшоров Карибского моря» («Завтра», №1, 2011);

Англицизм в пространстве прессы оппозиционной направленности может участвовать в реализации человека частного в структуре категории автора, предполагающего «анализ с позиций частного человека, субъективно-объективное отношение к действительности, что отражается в речи обычно в высокой авторской модальности, преобладании я-предложений» [7, С.102]. Например: «Система шоу-бизнеса тоже включает в себя начальников. Именно поэтому я вне системы шоу-бизнеса» («Завтра», №2, 2011).

В данном примере в процессе языковой игры (ключевая роль принадлежит англицизму) реализуется тактика «дистанцирования», которая состоит «в противопоставлении «мы-они» с обязательным дистанцированием от тех, которые «не наши», которые образуют «не свой» (т.е. чужой) круг.… Эта тактика реализована через выбор иллокутивных актов отстранения, отчуждения, оппозиционирования» [6, С.47].

Тактика «дистанцирования» подтверждает преобладание личностности в определении категории автора, хотя, как отмечает Г.Я.Солганик, две грани категории автора (человек частный и человек социальный) «тесно взаимосвязаны, являются разными сторонами одной и той же личности: человек социальный всегда является и частным человеком» [7, С.102].

Преобладание социальности в газетном тексте реализуется включением местоимения «наши» в канву текста («наши суды»), в котором имеет место анализ социально-экономической проблемы. Англицизм в информативной функции активно занимает определённое место в газетном тексте, участвует в раскрытии стратегий категории автора (автора-аналитика, автора-критика). Например: «Не буду здесь описывать все правовые перипетии этого дела - гораздо интереснее то, что наши суды «прикрыли» своими решениями исчезновение не только готовой продукции, но и конструкторской документации служебного пользования, ценность которой в раскрытии ноу-хау прибора и возможности изготовления по ней новейшей нано-технологической продукции» .

Особой выразительностью обладают тексты, в которых раскрывается апологетическое отношение, преломляется автор-пропагандист (агитатор). Например: «Уважаемые господа! Ещё раз обращаемся к вам с просьбой: повернитесь лицом к простому народу! При принятии законов в первую очередь думайте о нём, а не об олигархах-бизнесменах, у которых уже много, но им нужно ещё больше и больше» («Советская Россия», №4, 2011).

В данном примере англицизм в процессе языковой игры участвует в реализации коммуникативной стратегии «создания круга чужих». В этом процессе ключевая роль принадлежит особой словообразовательной форме англицизма (сложение слов различного происхождения, но близких по семантике: олигарх - [греч.oligar- chёs].1.Правитель олигархия (в 1-м знач.).2.Тот, кто принадлежит к олигархии» [5, С.492]; « бизнесмен - [ англ. businessman]. Делец, предприниматель; тот, кто делает бизнес на чем-н.» [5, с.117].

    Для классификации английских заимствований в языке печатных СМИ особенно важными представляются следующие аспекты:

    1) выявление специфики виртуального языкового контакта;

    2) классификация англицизмов по тематическому признаку;

    3) классификация заимствованных элементов по степени ассимиляции русским языком и другие.

    Анализ СМИ, газет, журналов: Vesti.ru, Gazeta.ru, Тамбовский курьер, Интерфакс, Итоги.Ru, АИФ, и другие показывает, что встречающиеся здесь англицизмы фонетически, грамматически и семантически в разной степени ассимилированы русским языком. Так, слово «Интернет» до недавнего времени оставалось несклоняемым, а сейчас намечается тенденция употребления слова в разных падежных формах, а так же написание его со строчной буквы. Англицизм - пиар зачастую бытует в исходной графической форме (PR-отдел, PR-менеджер). В этой связи можно провести следующее различение новых английских заимствований по степени ассимиляции:

1) англицизмы, грамматически оформленные средствами русского языка, наиболее частотные (киллер, пейджер, менеджер, рейтинг);

2) англицизмы с ограниченной областью употребления, семантически недостаточно освоенные (брэнд, медиахолдинг, пресс-релиз, спичрайтер);

3) англицизмы, имеющие специализированный характер, зачастую несклоняемые (промоушн, онлайн, секьюрити, юзер);

4) англицизмы, сохранившие исходную синтаксическую форму английские выражения, нередко предстающие в виде полукалек (фьючерсная сделка, дисконтная карточка, реалити - шоу);

5) англицизмы в английской или полуанглийской графике, свидетельствующей о начальном этапе их проникновения в речевой обиход (PR-сервис, type-in трафик, ID).

В современных российских СМИ англицизмы, будучи по большей части словами книжными или специальными, употребляются чаще всего в жанрах книжной речи, текстах научного и технического характера. Английские заимствования из газет и журналов можно разделить на три группы:

1. Слова, которые имеют синонимы в русском языке и нередко непонятны людям (мониторинг – синоним «наблюдение»). Их употребление часто лишь затрудняет восприятие текста.

2. Слова, не имеющие синонимов в русском языке. Они давно прижились и многие люди даже не задумываются над тем, что эти слова пришли к нам из английского языка (спортсмен, футбол, проблема).

3. Слова, напечатанные в газетах на английском языке, английскими буквами. Эти слова наиболее непонятны большинству из нас (Non – stop).

В ряде газетных материалов (газеты «Коммерсантъ», «Комсомольская правда», журнал «Смена»: некоторые номера за период – май 2007 г. – март 2008 г.) чаще всего слова английского происхождения используются в рубриках:

- статьи на политическую и экономическую тему (48%);

- статьи о музыке (24%);

- спортивные статьи (18%);

- статьи о науке и технике (10%).

Кроме того, довольно большое число англицизмов есть в заголовках статей (38%), а не только непосредственно в информационных текстах.

«В предвыборную гонку включился импичмент» [«Коммерсантъ» № 71 – 2008 г.]

Для языка газет характерно также использование речевых штампов клише английского происхождения. Они отражают неточность мысли, приводят к упрощенности высказывания, повторяемости слов.

«Именно эта организация выступает спонсором конкурса» [«Смена» за 18 мая 2007 года.]

Говоря о современных российских СМИ, нельзя забывать о таком прочно вошедшем в сознание людей, слове спам. Спам (англ. spam) — рассылка коммерческой и иной рекламы или иных видов сообщений (информации) лицам, не выражавшим желания их получать. Данное слово очень часто используется в современных российских СМИ, так как синонимов данному слову в русском языке нет и поэтому журналисты вынуждены употреблять это слово в его первоначальном виде, не переводя на русский язык.

Когда средства массовой информации говорят о выборах, то журналисты употребляют слово, звучащее чаще других - электорат (англ. elector - избиратель). Электорат - круг избирателей, голосующих за какую либо партию на парламентских, президентских или муниципальных выборах; совокупность избирателей данного избирательного округа [10].

Большое количество англо-американских заимствований в русском языке продолжает оставаться тревожным сигналом для ученых, общественных деятелей и интеллигенции страны и региона, заставляет задумываться о потере национальной идентичности, так как язык может выступать инструментом внедрения ценностей в когнитивную систему личности, иногда помимо ее сознания.

СМИ непосредственно воздействуют на сознание людей, формируют стереотипы и образы мировоззрения, особенности национального и регионального самосознания. Выявлено, что представители прессы не видят негативного влияния на сознание читателей насаждаемой ими иностранной или «сниженной» языковой культуры. В этом скрыта одна из причин, связанная с вульгаризацией и американизацией печатных СМИ – снижен порог ответственности журналистов перед обществом. Тем не менее, региональные издания, в отличиеот центральных, наименее подвержены негативному влиянию «варваризации». Региональная языковая культура более закрыта, «консервативна», стабильна в плане сохранения ценностного ментального ядра, на котором строится бесконфликтная межкультурная коммуникация в регионе.





страница2/18
Дата конвертации10.12.2013
Размер4,69 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы